Цена свободы. Пролог


Жанр: экшн, военная драма, приключения. 
Персонажи
: ОС.
Описание: повествование идет от лица Артура Шадрина - бывший спецназовец Альянса, который против своей воли окажется затянут в одну из самых кровопролитных гражданских войн в истории человечества - Анхурское восстание.


2176 год. Затянувшийся конфликт людей и батарианцев достигает своего апогея. Дипломатия уступает место войне. Готовившиеся почти пять лет, силы батарианцев напали на процветающую колонию людей — Элизиум. Многие запомнят, как доблестно сражались защитники Элизиума, отражая атаки превосходящих сил противника; освобождение планеты силами Альянса и зачистка системы от флота неприятеля. Но мало кто знает, что хоть Альянс и победил, война гегемонии против человечества не закончилась на Элизиуме. Она лишь продолжилась в другой части галактики… 

Темное ночное небо, озаренное пламенем пожаров. Звезды, как будто зная, что теперь никто не увидит их, то вспыхивали, то потухали, проблескивая через пелену густого черного дыма. Цвет небосвода напоминал огромный кусок гигантского черного обсидиана, испещренного тысячами алмазов, подсвечиваемый алым пламенем. Луна казалась красной, будто бы кровавой. Диск луны осветил пожарище, когда-то именуемое Элизиумом. Всюду лишь горящие и дымящиеся руины. Жилые, частные дома, магазины, торговый центр, рынок, дом культуры, музей космической истории. Пламя не щадило ничего. Кое-где еще остались небольшие островки уцелевших строений, чудом не задетые всепожирающим пожаром. Но скоро и они присоединятся к этому хаосу.
 В воздухе парил запах гари любой разновидности, будь то дерево, топливо, ткань или плоть…
 За время службы в Альянсе, капитан Артур Шадрин повидал многое. Бывшему спецназовцу пришлось пережить то, что не каждый сможет перенести, сохранив психическое здоровье и рассудок. Но даже 33-х летнему солдату, прослужившему треть жизни в армии, впервые доводилось видеть столь масштабное бедствие.
Кроме запахов гари всех мастей, нюх солдата тревожил острый, проникающий запах, который невозможно перепутать. Запах спирта, дезинфицирующего раствора и свежей человеческой крови. Оторвав взгляд от полыхающего города, Артур направился проведать раненых, в здании в центре их импровизированного форпоста. Сам форпост являлся очень выгодной оборонительной позицией: возвышающийся холм, высотой около 100 метров. Когда-то это место было одной из первых шахт, которые прорыли батарианцы, но вскоре почему-то ее забросили. Склоны холма были очень крутыми, поэтому штурм этой позиции превращался в бойню для тех, кто пытался пробиться наверх. На вершине холма находилось большое здание. В центральной его части была большая галерея с куполом, а по левую и правую сторону располагались два крыла. Когда-то оно было музеем изобразительных искусств: здесь были картины, статуэтки, скульптуры, гравюры и многое другое. Теперь же здесь толпились сотни раненных, как военных, так и гражданских. Место, созданное доставлять эстетическое удовольствие, гармонию и вдохновение превратилось в место, полное боли, смерти и отчаяния.
Войдя в музей, Шадрин осмотрелся. На полу все так же лежали обломки обвалившегося купола, который три часа назад убил дюжину гражданских. Под обломками все еще покоились несколько тел. Два уцелевших крыла здания были разделены: одно было приютом для людей, не имеющих серьезных ранений, другое для солдат и гражданских, которые были на грани между жизнью и смертью, либо уже покидали этот мир. Борозды крови на полу, шедшие от входа до двери в левое крыло здания, наглядно указывали, где находились тяжело раненные и умирающие. В помещении стоял сильный медный запах крови, перебиваемый острым запахом спирта. Капитан направился в сторону левой двери. Едва она распахнулась, послышались истошные крики, стоны, рыдания…
 Не желая лицезреть все это, мужчина уставился в пол.
— Мне нужен ваш отчет, санитар — произнес он, после чего вышел обратно в главный зал. Вслед за ним вышла девушка, одетая в штатскую форму Альянса и накинутый сверху халат. Вся ее одежда была измазана свежей багряной жижой, и старой, уже запекшейся кровью. Дрожащими руками она сжимала небольшой планшет. 
— Это… я… я… — еле слышно сказала она дрожащим голосом. Глаза юной девушки были полны страха. «Элис Фелпс. Лучше всех окончила курсы санитаров. Лично поощрена майором. Но это не учения. Бедная девочка».
— Держитесь, рядовой Фелпс. Понимаю, первый опыт работы, ужасы войны и такая нагрузка, но ты нужна этим людям… Сколько медикаментов имеется в наличии? Сколько погибших?
— Еще 57 человек с-скончались. С-среди нн-них 22 солдата. В наличии осталось совсем мало медикаментов…
«Черт! Не хватало и этого…». Форпост уже больше суток не получал подкреплений, а раненных становилось все больше и больше. Кроме солдат, здесь нашли пристанище многие местные жители, многие из которых были серьезно ранены. Почти половина имеющихся бойцов были первомесячными новобранцами, даже не прошедшими курсы стрелковой подготовки, а другая, более опытная часть солдат, сильно поредела из-за вылазок. Солдаты совершали вылазки с целью спасения гражданских, но несколько вражеских засад серьезно сократили боеспособность оставшихся бойцов. Из-за всего этого количество раненных увеличивалось с каждым часом, но медикаментов не прибавлялось. Совершить вылазку за медикаментами наверняка привело бы к смерти и без того малочисленной группы. Участь солдата не из легких. Иногда приходиться принимать трудные решения…
— Мне тяжело это говорить, но вам придется экономить на ком-то. У вас были инъекции миорексанта. Вводите их тем, у кого нет шанса протянуть до конца всего этого… кошмара.
— Миорелаксанта? Но он же останавливает сердце. Вы хотите убить их? Как вы можете такое говорить!? Вы должны защищать их любой ценой!
— Зачем растягивать им муки? Лучше облегчить им участь, и уделить больше помощи тем, кто в ней более нуждается. Ты же врач, должна понять.
— Н-но…
— Успокойся. Передай остальным санитарам и тем врачам-гражданским, — сказал капитан, после чего направился к выходу. «Она все сделает. Должна сделать. Возможно, это тяжело, но такова война…»
Едва он вышел, к нему подбежал невысокий солдат в легкой броне, со снайперской винтовкой наперевес. Это был один из разведчиков.
— Капитан Шадрин! Какое-то движение на востоке. Вам надо это видеть.
Кивнув ему в ответ, Артур вместе с разведчиком пошел к восточной баррикаде. Подойдя к краю, он вытащил свой бинокль. Глядя через окуляры небольшого цифрового бинокля, капитан увидел какую-то фигуру, идущую прямо посреди дороги. Разведчик начал излагать свои мысли.
— Он уже минут пять сюда идет. Все никак не мог понять, кто же это. Вроде сейчас уже должно быть видно, сейчас посмотрю. Ох… Господи… — разведчик мгновенно сменил интонацию, в его голосе ощущались нотки страха. Артур прибавил увеличение биноклю, четко увидев приближающееся существо.
Фигура оказалось человеком, мужчиной. Он медленно ковылял по дороге, натыкаясь на руины и падая, но всегда вставал обратно и шел. Вся его одежда, если это можно было назвать одеждой, состояла лишь из полусгоревших ошметков. Открытые участки кожи были покрыты тяжелыми ожогами. Ступня на его левой ноге была неестественно повернута в обратную сторону. Правая рука отсутствовала до середины предплечья, со свисавшими на лоскуте кожи ошметками остальной части руки, кисти и ладони. А его лицо… На месте правого глаза зияла темная дыра, а левый свисал ниже глазницы, держась на остатках глазного нерва и сосудов. Половина носа была чем-то сорвана. Большая часть нижней челюсти отсутствовала: на ее месте виднелся обожженный язык и почерневшие остатки зубов.
Увидев это, капитан Шадрин почувствовал сильную тошноту. Он наклонился и схватился за рот, еле сдержав рвотный позыв.
— Как возможно ходить… как возможно ЖИТЬ с такими ранами? — тихо произнес разведчик. Его голос был полон печали.
— Что-то тут не так… — сказал ему в ответ Шадрин, немного придя в себя после увиденного. «Как будто что-то заставляет его идти»
— Определенно, капитан. Может мне кажется, но, по-моему, от него исходит какое-то свечение. Что-то мне это не нравиться… Может я смогу посмотреть поближе?
— Проведай, но не выдавай свое присутствие. Вполне возможно, что это может быть ловушкой. Будь осторожен.
Артур еще раз взглянул на дорогу. «Ходячий» продолжал свой путь, каким-то чудом продолжая идти по прямой. Послышался звук активировавшейся матрицы маскировочного поля. Рядовой Джонс уже приближался к цели, предварительно включив маскировку. Было слышно лишь тихое шуршание его шагов.
— Капитан, тут что-то шумит. По-моему кто-то идет… Черт подери! Батарианец! — выкрикнул Джонс.
 В идущего полумертвого человека пустили очередь из винтовки. Тот рухнул на землю, не издав ни звука. Над головой капитана просвистели две пули. Что-то сильно ударило по руке и затем по голове, заставив его упасть. В ушах послышался звон, словно он оказался в центре колокола. Приподнявшись, мужчина схватился за рассеченный пулей лоб и крикнул что есть мочи.
— Всем занять свои позиции! Нападение врага! Контакт на 3 часа! Нужны координаты расположения врага! Живо!
Капитан пытался встать, игнорируя звон в ушах и головокружение. Едва он поднялся, все расплылось. Мир вокруг закружился, заставив его обратно упасть на землю. Былую тишину пронзили звуки выстрелов. Кто-то кричал слова об обороне, позициях и еще о чем-то. Что-то взорвалось, с треском обрушив часть баррикады. Не в силах подняться, капитан перевернулся на спину. Он взглянул на бинокль, все еще остававшийся сжатым в ладони. На правом окуляре прибора образовалась глубокая выбоина, оставленная пулей. Возможно, если бы не рикошет от бинокля, пуля попала бы прямо в голову мужчины, снеся ему мозги. Бинокль в руке становился все менее и менее расплывчатым. Зрение постепенно приходило в норму. Кто-то схватил мужчину за ворот бронекостюма и потащил.
— Капитан! С вами все в порядке? — спросил солдат, подав руку.
Шадрин воспользовался помощью, встав на ноги. Голова еще кружилась, но стоять он смог.
— Да. Вроде… Какова ситуация?
 Из коммуникатора послышался слегка искаженный голос рядового Джонса.
— Около 40–50 солдат противника заняли позиции ниже восточной баррикады, готовятся к штурму. У них тут есть гранатометчик. Он взорвал левую переборку, думаю, вы слышали.
— Насколько еще хватит маскировки? Успеешь вернуться?
— Не успею. Только 14 секунд. Я заберусь на крышу офисного здания и обеспечу вам снайперское прикрытие. Выдвигаюсь. Отбой.
Оценив ситуацию, капитан начал обдумывать приказы, но внезапно появившиеся разведанные изменили положение вещей.
— Говорит лейтенант Рид. У нас тут проникновение через шахту.
Внутри холма, на котором они расположились, была прорыта сеть шахт. Старые шахты, прорытые еще при первых поселенцах, искавших залежи полезных ископаемых. У подножия холма имелся вход, который был скрыт заросшей растительностью. До сих пор атаки пиратов были самонадеянными и необдуманными, поэтому никто не удосужился найти более удобный путь.
«Черт подери, но должны же были они начать думать…»
Шадрин это предусмотрел, приказав своим людям заминировать подпорки и обрушить тоннели, если понадобится. Возможно, стоило бы подорвать их сразу, но этот тоннель так же являлся их единственным путем отступления. 
— Сенсор засек примерно с десяток целей. Предлагаю уничтожить их, пока через шахту не пошли основные силы. Вы согласны, капитан?
Артур нажал на кнопку коммуникатора.
— Они могут подать сигнал…
— Это всего лишь пираты, капитан. Я уверен, что они просто забрели в шахту. Возможно, стоило бы и не трогать их, но они могут заметить оставленные нами заряды на стенах и заподозрить что-то. Нужно действовать сейчас. Атакующие силы пиратов засели у подножия холма, и, судя по всему, не собираются штурмовать нашу позицию. Атаковать их мы не сможем. У нас мало людей, а у них слишком удобная позиция. У нас тут просто размен выстрелами. Пока что — безрезультатный.
— Хорошо. Оставляю оборону на тебя. Мне нужны двое твоих лучших десантников и тот техник, что ставил заряды. Скажи им, чтобы собрались у входа в подвал за зданием.
Подойдя к старой шахтной штольне за музеем, капитан еще раз проверил оружие. Винтовка и дробовик, хоть и были сильно испачканы грязью и кровью, сохранили свое боеспособное состояние. Благо современное оружие было полностью герметичным (все-таки требовалось использование в космосе) поэтому чистить его не являлось столь обязательной мерой, как это было в прошлом.
Звуки перестрелки, гремевшие до этого, стихли. Время от времени слышались краткие одиночные выстрелы, но ничего не предвещало начало штурма. Как и сообщалось, враги засели и не торопились идти на столь тяжелый приступ.
Постепенно солдаты подходили к месту сбора, образуя небольшую штурмовую группу. Первыми подошли двое солдат в броне, предназначенной для боев в безвоздушном пространстве. «Космопехота…». У самого Артура, как и у большинства его людей, была гарнизонная броня, предназначенная для наземных сил. По боевым характеристикам бронекостюм почти не уступал космическому аналогу. В наземной вариации не было систем жизнеобеспечения, систем автоматической подачи панацелина, термоизоляции и удобного ВИ интерфейса. Но в чем-то наземная броня была лучше: отсутствие стыков и изолирующих поверхностей, ограничивающих движение; более малый вес; простота в обслуживании и, конечно, меньшая цена. Оба солдата уже показали себя в бою, поэтому капитан не беспокоился насчет их боевых навыков.
Затем подошел техник. То был молодой парень, отслуживший около полутора лет. На нем был легкий бронекостюм техника. Как боец, этот парень был получше «желторотиков», но все же ему далеко до опытных солдат. Но лучшего специалиста по взрывчатке, нежели этот техник, не было.
Когда все собрались, Шадрин начал краткий инструктаж.
— Итак… В сеть шахт под нашей позицией проникла малочисленная группа врага. Около десятка бойцов. Они движутся по основному тоннелю и через 2–3 минуты дойдут до развилки, где установлена взрывчатка. Наша задача — встретить врагов до развилки и уничтожить их. На нашей стороне эффект неожиданности, знание местности и вы.
 Он сделал небольшую паузу, посмотрев на своих людей.
— В таких тоннелях не важно количество солдат, важны лишь умение и сноровка.
Шадрин указал на десантников
— Вы двое, будете смотреть за флангами. Я буду идти по центру, чуть впереди вас. Ты, техник, прикроешь нас с тыла. Сохраняем строй, не рвемся вперед и не отстаем. Соблюдайте полную тишину и говорите лишь при крайней необходимости. Если заметите врага, не орите как ошпаренные и тем более не стреляйте. Враги не знают о нашем походе внутрь шахты, и мы должны это использовать. Не забудьте одеть шлемы. Любая шахта — это узкое, замкнутое пространство. Сделаете выстрел, не надев шлем — резонансом вам разорвет барабанные перепонки. К тому же, иногда из-за звуков выстрела куски камней отваливаются от потолка прямо на ваши головы. На этом все. Все знают что делать?
— Капитан Шадрин, что мы предпримем при контакте с врагом?- спросил один из космопехотинцев.
— Попытаемся устроить засаду. Подробнее сообщу только на месте. Инструктаж окончен, выдвигаемся.
Бойцы с готовностью кивнули. Капитан указал на накрытый брезентом дверной проем, который вел в узкий тоннель. Подойдя к входу, молодой техник отдернул брезент и распахнул дверь. Послышался скрип старой двери, сделанной из местной древесины.
Перед ними предстал узкий темный проход шахты. Ширина прохода была примерно два с половиной метра, высота около двух метров. Стены и потолок представляли собой грубо обработанную, горную породу, чередующуюся старыми деревянными балками и подпорками. У стен и камней росли колонии маленьких зеленоватых грибов, поблескивающих среди тьмы пещеры. Из подземелья повеяло легкой прохладой. В воздухе витал запах сырости.
Группа из четырех человек молча вошла внутрь. Шадрин шел чуть впереди остальных. Зеленоватый цветовой спектр прибора ночного видения отображал все то, что не было бы видно невооруженному глазу. Старые деревянные балки, явно поставленные на время (ибо укреплять шахты таким «древним» методом давно перестали) были покрыты толстым слоем пыли, и обросли сетями из паутины. Некоторые подпорки начисто сгнили, оставляя после себя голый остов. Каменный пол местами был усеян щебнем и небольшими камнями. Кое-где поблескивали относительно новые подпорки, поставленные людьми для укрепления шахты и предотвращения обвалов. Спустя пройденные 40 метров, шахта расширилась. Это было развилкой: широкое помещение с десятком различных тоннелей, ведущих к остальным ответвлениям и уровням шахты. Помещение было сплошь обставлено толстыми то ли бетонными, то ли каменными старыми и новыми бетонными колоннами. Под ногами всплескивали небольшие лужи, образованные просочившейся дождевой и талой водой, время от времени капающей с потолка. Кое-где встречались и следы когда-то обвалившегося свода, наспех укрепленного строителями. Но капитана мало волновало прошлое этого места.
Немного побродив, они нашли нужный тоннель. Это было самым широким ответвлением среди всех остальных — нижний выход из шахты. Перед входом стояло около семи или восьми колонн, расположенных параллельно входу в развилку. Как раз эти колонны и были заминированы на случай экстренного отхода. «Надо бы проверить заряды…»
Вдруг послышался какой-то шорох, заставивший всех взять оружие наизготовку и принять боевое положение. Вытащив дробовик и сев на одно колено, капитан прислушался. В воздухе стояла мертвая тишина. Он поднял руку и жестом дал своим людям приказ «стоять». Поднявшись, медленно пошел вперед, оглядываясь по сторонам и направляя ствол дробовика параллельно направлению взгляда. Он осторожно делал шаг за шагом, осматривая помещение на предмет источника шума. Что-то выскочило из-за камня. Крепче сжав оружие в руках, капитан резко обернулся, готовый нажать на курок своей «Катаны». Никого…
 На душе возникло чувство тревоги. Секунды мучительного ожидания растягивались на минуты, часы. Где-то вдали тяжелые капли воды бились о каменную поверхность, озаряя гробовую тишину своим протяжным звоном. Послышался тонкий, хорошо слышимый писк. Артур резко шагнул в сторону камня. Из-под дощечки с истошным писком выбежала огромная крыса. «Твою же мать! Чертов грызун!» Опустив дробовик, капитан поднял руку, обернулся к своим людям и помахал им, приказав проследовать за собой.
Один из бойцов тихо прошептал:
— Капитан, в чем дело?
— Просто крыса. Пошли, нам надо…
 Их прервал шум, доносившийся из тоннеля в конце помещения. Отдаленные звуки шагов; плеск воды, вызванный прошедшими по луже десятками пар ног; искаженные эхом голоса и звуки.
Шадрин схватил сослуживца за плечо и направился в сторону больших колонн. Опоры были квадратными, и имели внушительные размеры. На одной их стороне легко могли прислониться два человека. Дойдя до колонны, Шадрин и его сослуживец, оказавшийся молодым техником, устроились позади опорной конструкции. Белые очертания взрывпакетов хорошо выделялись среди темени опор. Пока техник проверял заряд, установленный у основания опоры, Шадрин оперся спиной о каменную поверхность и слегка нагнувшись, выглянул из-за угла.
— Маркс, Джэнс. Займите позиции у ряда колонн напротив меня. Устроим им засаду с перекрестным огнем, — едва слышно прошептал капитан, включив коммуникатор. Он заметил, что оба солдата уже там.
— Капитан, мы готовы устроить им ад. Предлагаю закинуть гранату им под ноги. Убьем большинство, если не всех. «Да ты, должно быть, шутишь, Джэнс?» 
— Никакой взрывчатки. Шахта может обвалиться, еще и тут взрывчатка у колонн. Никаких гранат, понятно? Атакуйте только по моему сигналу. Сохраняем радиомолчание. 
— Так точно, сэр!
Звуки шагов становились все громче. Пришедшие что-то говорили друг другу. Уже можно было различить какие-то отдельные слова. Судя по тембру голоса, говорили батарианцы и турианцы. Дальнейшие секунды тянулись целую вечность. Звуки стали полностью отчетливыми. Враги проходили прямо за ними. В висках что-то пульсировало. По всему телу ощущались приглушенные стуки сердца. Готовясь к атаке, он чуть ниже опустил оружие, которое могло замедлить, а то и вовсе помешать внезапной атаке. Сейчас была важна каждая десятая доля секунды.
— К бою! — выкрикнул он, когда выскочил из-за колонны.
Время замедлилось. Движения стали медленными, словно тело погрязло в чем-то тягучем и вязком. Два сделанных шага показались вечностью. Тонкая, полу прозрачная дымка слегка затмила взор…
Артур уже привык использовать адреналиновый всплеск. Имплант, который был одним из первых экспериментальных адреналиновых манипуляторов для людей, достался ему еще во время службы в специальном подразделении N5 «Пираньи».
Пока руки поднимали ствол «Катаны», его взгляд искал цель. Левый фланг их строя был полностью открыт. Группа пиратов неспешно шагала, еще не заметив размещенную на них засаду. Не целясь, мужчина начал надавливать на курок. За годы проведенные в Альянсе, он научился интуитивно чувствовать зону поражения своего дробовика, поэтому не было необходимости в тщательном прицеливании.
Послышался еле слышный щелчок курка. Сильный толчок в правое плечо, вибрация оружия передалась в ладони и пальцы. Оглушающий звук, десятикратно отразившийся от каменных стен. Синеватое пламя вырвалось из ствола, на котором был закреплен адаптивный глушитель. Из ствола «Катаны» вылетел уплотненный заряд дроби, пробивший легкую бронезащиту встреченной цели. Сраженный батарианец подкосился. Струйки алой крови побежали из испещренной отверстиями грудной клетки врага. Где-то позади целей грохотали две штурмовые винтовки, поливавшие огнем правый фланг врага. «Космопехотинцы…». Ошеломленные пираты только начали понимать происходящее, пригибаясь и оглядываясь. Несколько пуль просвистели над головой капитана, с грохотом отбив кусочки камней от стен. Капитан направил оружие на другого батарианца и выстрелил. Попадание вызвало яркую голубую вспышку, немного пошатнув четырехглазого. Щиты спасают многие жизни. В отличие от первого выстрела, этот прошел намного быстрее. Восприятие времени нормализовалось, адреналиновый всплеск прошел. Артур быстро перекатился вправо, встав на ноги уже за другой колонной.
Атакованные начали кричать во всю глотку. Кто-то ругался, кто-то яростно рычал, кто-то истошно орал, прося о помощи. Послышались спешные, крупные шаги по каменному полу. Капитан немного наклонился влево и выглянул из-за угла колонны, за которой прятался. Высунув пол головы, он увидел двух противников бежавших в сторону его колонн: турианец и батарианец. На них были надеты легкие бронекостюмы с различными узорами и символами, обычно разбойничьи или пиратские. Руки неприятелей сжимали поблескивающее новизной оружие, на поясе расстилались ряды гранат, по всему торсу были обтянуты ремни, кобуры и шнуровки с прикрепленными на них ножами, пистолетами, взрывчаткой, небольшими сумками и прочим.
Верхняя пара глаз батарианца посмотрела на человека, после чего озлобленный инопланетянин открыл огонь. Пущенная из винтовки очередь чуть было не задела голову Артуру, попав в колонну, чуть не задев его глаз. Кусок камня, отколовшийся от выстрела, сильно ударил по шлему. Мощный резонанс больно прошелся по голове, сотрясая череп, словно звенящий колокол. Через силу игнорируя встряску, пошатываясь, он успел спрятаться за колонну, приметив примерное направление движения врагов. «Два врага. Один пошел в обход, другой идет напрямую. Аргх, голова…». . Капитан посмотрел на небольшой ВИ-экран дробовика. «Энергия, боезапас и охлаждение в норме…»
Правее капитана послышался удар тяжелого ботинка о каменный пол. Из-за угла показалась фигура батарианца с винтовкой наперевес. Шадрин не промедлил. Солдат подал руки чуть вперед, а затем размахнулся на батарианца. Приклад «Катаны» пролетел в паре сантиметров от головы четырехглазого, однако не поразил цель. Злобный батарианец почти успел развернуться, намереваясь сделать решето из наглого человека, но его намерения прервала сильная боль в промежности, последовавшая от удара ногой. «В бою все средства хороши…» — вспомнил старую земную поговорку Шадрин, пустив заряд дроби в голову полусогнувшегося батарианца. Оную разорвало на ошметки крови, костей и мозгов, оставив лишь шею с прикрепленной к ней нижней челюстью и остатками головы. Не прошло и секунды, как из-за того же угла показалась худенькая турианка с дробовиком. На ее голове был шлем, скрывающий лицо. На какой-то миг человека одолели сомнения. Он вообще не любил любое проявление насилия к женщинам, неважно какой они расы. Но как говорится: «Глаза боятся, руки делают». Рефлексы не подвели Артура…
«Ты сама выбрала этот путь…». Попадание слегка отбросило турианку. Выстрел пришелся в нижнюю часть корпуса. Как сказал бы Шадрин: в брюхо. Увы, но ее ждала, может и не долгая, но крайне мучительная смерть. Человек расслабил уже уставшие руки, одарив умирающую прощальным взглядом. Сзади послышалось два всплеска (источником которых была лужа неподалеку), сопровождаемые отзвуком тяжелых шагов. Шадрин развернулся так быстро, как только смог. Едва он повернулся, как что-то больно налетело на капитана. Он инстинктивно выбросил руки вперед, выронив дробовик. Артур с грохотом упал на каменный пол, чувствуя, что на него навалилось чье-то тяжелое тело. Первое, что он увидел: острие длинного ножа, остановившееся в паре сантиметров от обнаженного горла. Рукоять кинжала сжимала трехпалая рука. Каким-то чудом капитан смог невольно блокировать удар ножом, подставив предплечье левой руки поперек кисти нападающего. Это был рослый турианец без татуировок на лице. Темно-коричневое лицо выражало не самые добрые намерения пирата. Мандибулы и пластины около глаз плотно сошлись у того места, где у человека должен быть нос. Глаза переполнены ненавистью. Слегка приоткрытый рот турианца напоминал оскал дикого хищника.
Где-то неподалеку доносились звуки боя. Крики, выстрелы, стоны. Позади истошно кричала умирающая турианка, подстреленная Артуром. Злобно рыча, птице-человек пытался силой продавить кинжал в горло сопротивляющегося Шадрина. Левой рукой человек сдерживал натиск вражеской конечности с кинжалом, пока второй пытался не позволить врагу использовать другую руку. Как не сопротивлялся капитан, нож сантиметр за сантиметром приближался к его горлу. Хладное лезвие уже коснулось шеи солдата…
Свист пули прервал смертельный порыв турианца. Лоб пирата взорвался кроваво-костными ошметками, окропив капитана своим содержимым. Несколько костных пластин, вперемешку со струями синей крови и кусками то ли кожи, то ли мозгов, упало на лицо Артура. Вытерев испачканное лицо, боец скинул с себя тело уже мертвого турианца. Стрелявшим был тот самый техник, вместе с которым Шадрин укрылся за колоннами. «Рядовой Жульен Нэй. Молод, едва стукнуло 20. Одаренный техник и вообще веселый парень». Окинув юношу благодарственным взглядом, капитан неспешно поднялся.
— Отличная работа, рядовой!
 На лице парня сияла изнеможенная улыбка. Он сидел, облокотившись спиной о колонну. Однако что-то в нем казалось странным. Капитан пригляделся. Жилет был слегка разорван у груди, там, где находится сердце, а под ним растекалась алая жидкость. «Турианец с ножом… черт!»
— Не двигайся, я сейчас.
Шадрин подбежал к своему спасителю, зажимая место, пораженное кинжалом. В воздухе парил какой-то странный, острый запах.
— Капитан, это не рана. Я в порядке.
— Помолчи…
Шадрин осторожно отодвинул одежду, под которой должна быть рана. Все было залито красной, но какой-то сильно прозрачной жидкостью. Назойливый запах все больше и больше ассоциировался со спиртом. Рядовой Нэй лишь рассмеялся.
— Расслабьтесь, капитан. Я цел и невредим. Но эта тварь убила мое вино! — солдат достал из-под одежды стальную флягу. Бронежилет, что был надет под одеждой, видимо спас парнишку от колотой раны в сердце. Бутыль была продырявлена почти посередине. Из нее до сих пор вытекали капельки темно-фиолетового напитка. На его лице появилась добродушная улыбка.
— Да вы, я смотрю, везунчик. Проверь заряды и собери трупы в кучу. Добей тех, кто еще дышит. Они убивали гражданских и не ведали пощады к нашим солдатам. Они не заслуживают плена. Ну а я проведаю наших космопехов.
Шадрин направился к противоположным колоннам, где должны были быть оба солдата. Взгляд человека опустился к телам врагов, попавших под плотный перекрестный огонь четырех солдат. Перешагнув через одного батарианца, капитан чуть нагнулся, осматривая тело на признаки каких-то знаков отличия. Еще когда начались первые бои, многие заметили, что среди врагов очень много не просто пиратов, а хорошо натренированных солдат и офицеров. В отличие от пиратов и наемников, они обладали отличной подготовкой и были под стать космопехам Альянса, не говоря о менее опытном гарнизоне планеты. Как и ожидалось, этот боец был просто пиратом. Осмотр остальных трупов показал такой же результат. Шадрин не переставал удивляться, насколько хорошо были оснащены эти дегенераты. Новые винтовки, еще не побываю не в одном бою. Броня хорошего качества. Специальные приборы и взрывчатка. Простые пираты не могли позволить себе подобную роскошь. Это лишний раз подтверждало, что за атакой стоят не просто пираты. Один из четырехглазых тихо стонал, пытаясь пошевелиться. Взглянув сперва на умирающего, Артур посмотрел вверх и закрыл глаза. Убивать безоружных так же не было ему в удовольствие, но в данной ситуации это лучший выход. Послышался щелчок пистолетного предохранителя. Шадрин не колебался. Закончив с телами, капитан направился дальше.
— Как вы, ребят? Не ранены? — спросил Шадрин, увидев обоих бойцов. На первый взгляд, они были целы.
— Капрал Маркс докладывает! — пылко сказал космопех, подтягивая руки к шлему. Издав короткое шипение, оный оказался в ладонях мужчины, обнажая лицо голубоглазого брюнета с испано-итальянскими корнями, если верить его же словам.
— Задача выполнена. Мы убили нескольких, когда они еще шагали мимо нас. Пока они опомнились, большая часть их отряда уже полегла под нашим совместным огнем. Потерь нет, разве что Джэнсу задели ногу, но это мелочь.
— Отличная работа капрал. Джэнс, как ты?
— Нормально. Только нога болит… — произнес сквозь зубы рядовой. В его тоне ощущалось напряжение, наверняка вызванное болью. На лице капитана появилась легкая тень улыбки. Их вылазка оказалась успешной. «Враг разбит, пещера цела, никто из своих не погиб. Надо будет отдать должное парням, когда все закончиться», — подумал он, планируя свои дальнейшие действия.
— Джэнс, посиди, отдохни. Смотри за выходом, на всякий. Нэй, Маркс — вы должны оттащить трупы в кучу. Возьмите с них все, что может пригодиться нам в дальнейшем. Благо снаряжения у них много…
Кивок капитана означал, что пора приступать к работе. Пока бойцы принялись за работу, Артур неспешно прошел в сторону рядового Маркуса Джэнса. Размяв плечо, Шадрин бросил на пол свой дробовик, который уже успел довести конечность до состояния легкого нытья. Опершись об стену, он с удовольствием расслабился, невольно сползая вниз, в сидячее положение. Запрокинув голову, человек с таким же настроем оперся ею о стену. Лицо выражало полное умиротворение. «Да уж. Сегодня был трудный день. Думаю, я заслужил пару минут отдыха…» Просидев так несколько секунд, Артур еле открыл свои измученные бесконечным недосыпом глаза, которые казалось, не желали раскрываться вновь. Неподалеку послышался выстрел «Хищника». Наверняка кого-то добили.
— Джэнс, как нога? Ранение серьезное?
Сидевший неподалеку солдат почти сразу откликнулся. На его лице и взгляде уже не было той сильной боли, что отражалась совсем недавно.
— Спасибо что побеспокоились, сэр. Обезболивающее уже действует. Просто сквозное ранение икры, артерия не задета. Думаю, я буду жить, — сказал паренек, изобразив слегка неестественную улыбку. Все-таки сказывалась боль.
— Это хорошо, солдат. Обещаю, что куплю бочонок пива каждому, когда выберемся отсюда. Вы слышали, ребят? — почти выкрикнул Артур.
Первым ответил Мартин Маркс:
— Тогда поскорее выберемся отсюда! Хочу нажраться в стельку! Спорим, я тебя перепью, лягушатник! — произнес капрал, волоча тело турианки.
Рядовой Жульен Нэй не промедлил с ответом.
— Что бы я пил с такой свиньей как ты? Нет уж. Я лучше наслажусь вкусом напитка, чем буду пить как последний пьяница.
— Да ты просто струсил, лягушатник!
 По пещере прокатился смех обоих солдат, укладывающих трупы в одну кучу. Вдруг заговорил сидящий рядом раненный, чем немного удивил Артура:
— Капитан… вы верите, что мы выживем?
— Что за настрой, рядовой? Почему же мы не должны выжить?
— В последние часы слишком тихо. У меня плохое предчувствие…
— Знаете что, рядовой. При всем моем уважении, засуньте свое предчувствие себе в одно место. К нам идет подкрепление. Всего несколько часов назад силы Альянса высадились на планету. Скоро они прорвутся к нам и эвакуируют. А пока что мы должны лишь ждать, защищать и молиться, дабы наши победили. Отдыхай.
Встав, капитан решил проверить работу своих подчиненных. У стены лежало четыре трупа, треть вражеской группы.
— Так, ребята. Поживее. Доставим раненного в госпиталь и передохнем.
— Капитан, — произнес рядовой Нэй, указывая на одного из батарианцев, — по-моему, у этого глаза светились.
— Что значит, «светились»? Добей его и все.
— Какой добить?! У него пять дырок в груди и литры крови под ногами. Мне точно не показалось!
— Когда ты последний раз спал? Живее заканчивай и иди, проспишь. У тебя галлюцинации.
Отойдя от тела, француз подошел к капитану, одарив его вопросительным взглядом.
Послышалось какое-то шуршание, но Шадрин не обратил на это внимания.
— Сэр, я в полном порядке. Прошу заметить, что… — за рядовым мелькнул черный силуэт. Глаза силуэта светились ярко-синим пламенем…
— Нэй, в сторону!
 На миг Артур замешкался, забыв, что дробовик остался у стены. Обнаружив пропажу, он выхватил пистолет, направив оружие в сторону уже отпрыгнувшего рядового. Существо оказалось тем самым трупом, который каким-то непостижимым образом поднялся из мертвых. Его четыре глаза святились ярким синим светом, за которым не было видно зрачков. Шея и лицо было испещрено какими-то светящимися нитями. Сквозь отверстия в груди просвечивали неестественные волокна мышц и структура, все в том же ярко-синем свете. Щелчок предохранителя, нажатие, выстрел… еще и еще один. Три пули вошли во вражеское сердце, или туда где оно должно быть. Послышался голос капрала Маркса:
— Артур! Сзади!
Что-то грохнуло за спиной. Артур почувствовал, как пуля прошла сквозь не сильно толстый бронелист спины, войдя в грудную клетку. Из груди вырвался тихий хрип, а изо рта — кровь. Глаза затмило кровавой пеленой. Во всем теле отдавалась адская боль. Ноги невольно подкосились. Силы покидали капитана…
Упав на колени, Артур лишь смог чуть повернуть голову. За его спиной стоял кто-то, кого уже невозможно было различить. Видны лишь эти ярко-синие, полные ненависти глаза. Опустив взгляд, Шадрин обессилено рухнул вперед. Кто-то кричал. Послышалось рокотание штурмовой винтовки. Все было словно в тумане, словно во сне. Краем все еще открытого глаза, Артур увидел того же батарианца, получившего три пули в сердце. Тот все еще стоял, держа что-то напоминающее оружие в своих руках. Не в силах что-либо сделать, он беспомощно наблюдал за происходящим. «Вот так и загнешься…». Шадрину стало обидно: за себя, своих людей и товарищей. Капитан не хотел лежать и помирать, зная, что его жена и сын останутся без средств, ребята на поверхности погибают, а стоящее напротив существо сейчас убьет его бойца. Не в силах повлиять на прочее, он решил хоть чем-то помочь своим бойцам. Тело, которое, казалось, полностью налилось свинцом, еле подчинялось воле капитана. Приподняв руку, солдат медленно обхватил еще теплую рукоять «Хищника».
— Ум-мри… с-сволочь… — больше прохрипел, нежели произнес Шадрин, одними лишь губами, найдя в себе силы поднять пистолет. Его дрожащая рука тянулась к цели, сделать свою последнюю миссию… Казалось, что пистолет весил словно брусок стали. Слабый щелкок. Выстрел. Несмотря на все помутнения, Артур умудрился выстрелить и даже попасть в цель. То, что было батарианцем, покосилось, но не упало. Человек почувствовал, как что-то заставляет его поднять руку и выстрелить еще раз. Выстрел. Очередное попадание, и на этот раз цель упала, и казалось, больше не двигалась.
Обессиленная ладонь капитана выронила пистолет. «Хищник» со звоном бряцнул об каменную поверхность пещеры. Голова мужчины склонилась набок. Звуки винтовок стихли. Время замедлилось. Казалось, что наступила гробовая тишина. Кто-то толкнул Шадрина за плечо. Голос говорящего был искажен и замедлен до неузнаваемости.
— Ка-апита-ан Ша-адри-ин! Не те-еряй-йте сознание!
Кровавая пелена отступала. Вместо нее пришла лишь темнота, застилающая последние остатки света. Последнее что видел Артур — его рука, распластанная в луже крови. Его собственной крови…

Отредактировано: Ватрикан

Комментарии (18)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Tensa_Zangetsu
18   
К сожалению(или радости?) читателей откладываю фанфик в долгий ящик.
Причина: слишком хорошая тема для такого неопытного фикрайтера, как я. Планировалось очень многое, но боюсь реализация всего задуманного будет довольно слабой. Прошу прощения, если я рушу чьи-то надежны на скорое продолжение.
0
DyingBride
17   
У автор вырабатывается стиль изложения. Хотя местами тяжеловато для прочтения, не могу не согласиться с Cainом, но это все сгладится с опытом. Уверена, продолжение будет еще лучше wink
0
Cain
16   
Повествование интересное.
2
Irwin_Neville
14   
- О Боже, меня хватило только на одну строку ( решил пролистать весь... э-э-э... мега-пролог и... забил :0 ), прошу понять и простить, Tensa. Меня пожирает бесчувственная зависть - до твоего уровня мне далеко, но оценил, честно говоря, на +... Что ж, пойду-ка дописывать первое предложение - за месяц - своего "жалкого" творчества... со стыда.
0
Tensa_Zangetsu
15   
Shamtu головокружительный объём?))
Кто вас знает, может и не сильно далеко biggrin
1
Cain
4   
Мужиг, когда читаю твои посты, глаз ни за что не цепляется. Здесь же в первом абзаце труднопроизносимое нагромождение шипящих, жужжащих и скрипящих звуков. В описании неба и Элизиума толпятся деепричастия, словно в маршрутке в час пик. Можно ведь написать глаголами и будет живее и легче читать.
"Темное ночное небо озаряло пламя пожаров."- почему бы и нет? Ничего не поменялось, а картинка яснее и прозрачней.
"Блеск звезд пробивался через пелену густого черного дыма. Они то вспыхивали, то потухали. Как будто знали, что теперь их никто не увидит."
А третье предложение придавило своей тяжестью. Дальше середины читать великая пытка. Образ опять же рассыпался. Цвет не может быть куском камня. А можно было хотя бы:
"Черный обсидиан небосвода устилали тысячи алмазов."
То, что его освещают пожары упоминается еще в первом предложении.
"Кроваво-красный диск луны освещал пожарище, когда-то именуемое Элизиумом. Всюду горели и дымились руины."
"Пламя не щадило ничего." - вот тут метко.
"островки уцелевших строений" - стров-целевш-стр. Жуткое сочетание звуков. Можно вообще:
"Несколько построек чудом не задел всепожирающий пожар."
Последнее, что отмечу. "В воздухе парил запах гари..." - все хорошо и внезапно - "любой разновидности"! Словосочетание совсем не в тему. Даем ему пинок под зад, исправляем повторение звуков парил запах, и что получаем: "Воздух был пропитан запахом гари, жженого топлива, ткани или плоти…"

Жирная двойка редактору Ватрикану.
1
Tensa_Zangetsu
5   
В моих постах вообще нету описаний местности. А если есть - то они краткие или скудные, поверхностные.

Спасибо что указал на ошибки, но увы, врятли я смогу что-то сделать со своим стилем написания sad Увы, когда я пишу свободно(например посты), то выходят только сплошные действия с несколькими описаниями. В ФРПГ это не критично, но тут, увы... Приходиться выбирать меньшее из зол.
В общем, чуть позже подредактирую свою писанину =)
0
strelok_074023
6   
Это канешно здорово, что вы столь расширенно указали на недостатки написания, но вообще-то редакторы ответственны только за орфографию и пунктуацию, а не как не за стиль - это на совести автора. Так что с жирной двойкой некрасиво вышло.
5
ARM
7   
Редакторы исправляют грамматические и пунктуационные ошибки, а также приводят в порядок оформление. Стили речи и обороты остаются на совести автора.
3
strelok_074023
8   
вот оно, редакторское братство biggrin даже посты одинаковы
5
Ватрикан
9   
И когда я к вам студентом записаться успел, чтобы мне тут за волонтерскую работу "жирные двойки" выставляли? dry
Мои коллеги уже все сказали, но и мне есть что предложить! Во-он там сюжетец хромает, давайте редактор и фабулу авторам править будет! Вот жизнь пойдет - закинул "средняк", а на выходе почти бестселлер...
3
Cain
12   
Тогда прошу прощения. Я думал здесь редакторы, как и в изданиях просят авторов править стиль.
0
Dreamer
10   
Бгг, то есть стиль хромает у автора, а виноват редактор? lol Гениальная логика, канеш. К сведению - редактор это тот, кто правит орфографию и/или офрмление, причем, ДОБРОВОЛЬНО. Стиль написания текста и работа над ним - это уже относится исключительно к автору.
Критиковать в подобном стиле - это все равно что ругать хозяйку за то, что вы, дав ей прокисшее молоко, получили отвратную кашу.
1
Tensa_Zangetsu
11   
Вас послушаешь, так кажется будто я прям полный рукожоп lol
Все, абиделся cry
0
Dreamer
13   
Конкретно к вам сие сравнение не относилось. smile Просто неприятно, когда коллегу ругают, причем зря.
0
Sanguine
2   
Не много банально, но не плохо, будет интересно узнать... ну, думаю ты знаешь о чем я)) Продолжай в том же духе, удачи wink
0
Tensa_Zangetsu
3   
Банально? Ну не знаю - основная идея фика еще даже не началась, так что еще увидите smile
Напомню, что это глава-пролог, созданная больше для передачи общего жанра и стиля написания, ну и порыв графоманства(ибо хотелось написать во много раз меньше biggrin )
В общем как закончится сессия и будут улажены все дела, начну писать следующую главу wink
0
Tensa_Zangetsu
1   
Что ж, вот и моя первая проба пера smile
Читайте, комментируйте, оценивайте. Если кто желает - высказывайте свои пожелания и критику(разумеется сформулированную).
Постараюсь ответить каждому happy
0