Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Мастерская Боба VI



Жанр: Приключения
Персонажи: ОС (original character) 
Описание: 
На самой окраине одного из "лепестков" Цитадели в нижних портовых доках кварианка Зиен'Тор нар Квиб-квиб,проходящая свое паломничество, находит ремонтную мастерскую над которой красуется вывеска "Мастерская Боба". Нужда в заработке для выживания на станции толкает её устроиться там помощницей, и вскоре она узнаёт что её новый начальник,
 механик Боб - весьма неординарная личность.
Статус: 
в процессе, 6 глав.





От Автора: 

Дорогие друзья! Шлю челобитную вам с приветом за грехи своя. Да снизойдет на меня, ничтожного раба искусства, милость ваша и прощенье. Каюсь, от стыда обжигаюсь за отсутствие сей главы писания, двумя месяцами сроку. Перед лицом сил небесных заверяю: летописи о житие Мастерской, что имя Боба носит, закончены рукой моею, да в срок назначенный не позднее недели грядущей, а быть может и сущей, узрите вы финал, который столь долго ждали и томились. За сим оставляю вам время, покуда не опущен занавес на сцене действа сего творенья, освежить в памяти своей те хроники, что быть может истаяли за времена истекшие.

Желаю вам чтения приятного, вашъ дядко DarSaN.


____________________________________________________________________________________________________________

— Вы издеваетесь надо мной? — кварианка стукнула по поверхности стойки в регистрационной. — Вы уже битый час не можете сказать, что случилось с человеком! Увезли и все, как пропал!
— Послушай, дорогуша, у меня помимо тебя здесь еще целая толпа людей, которые пришли сюда за помощью, — отмахнулась медик-азари, дежурившая в приемном отделении больницы. — Вон, турианцу ногу оторвало, хотите, чтобы я сказала ему подождать, пока я переберу бумажки и найду кого-то для вас? Терпение — ваш запрос принят и рассматривается нашими ассистентами.

Зиен, фыркнув, вновь вернулась на небольшой диванчик на проходной, где коротали время еще несколько посетителей. Она не знала, что стало с Бобом, после того как его увезла карета «скорой помощи». И сейчас это неведенье терзало ее сильнее, чем что-либо еще в этом мире. Ведь теперь она, именно она стала причиной случившегося несчастья. Не досмотрела, пропустила, оплошала. Она не могла ни есть, ни спать, а отражение в зеркале навевало стыд и злость за то, что она не смогла ничего предпринять в тот момент, когда Боб нуждался в её помощи больше всего. В этот миг она просто стояла и смотрела, как темный силуэт механика исчезает в серебристой дымке. Как невидимые кисти холода покрывают инеем то маленькое окошко, за которым царил сущий Ад, в единый миг составленный из пламени и льда, поднимавших клубы ядовитого дыма. Пробитая труба подачи сжиженного азота позволила охладить реактор и вытекшую из него плазму, тем самым отсрочив взрыв ядра нулевого элемента и дав Логу — механику-саларианцу с «Палиалии» — время спуститься вниз и перекрыть подачу топлива в реактор, но какой ценой? Когда Боба вытащили из реакторного отсека, он был больше похож на замерзшую восковую фигуру, нежели на живого человека. Она не успела ничего рассмотреть, не знала даже, жив ли он. Прибывшие на корабль медики тут же спеленали его в какую-то особую ткань и стазис и вывезли, категорически запретив ей его сопровождать. С того самого момента она себе места не находит. Она бы искусала себе все кулаки, будь у неё такая возможность, но вместо этого окружающие наслаждались непрестанной и неуемной дробью, выбиваемой её пальцами по пластиковому подлокотнику софы в зоне приема. Рядом с ней сидела пожилого вида саларианка с ребенком. Малыш с ярко-зеленым оттенком кожи постоянно озирался из стороны в сторону, высматривая что-нибудь для себя интересное и то и дело останавливая свой взгляд на Зиен, как на самом близком и в меру увлекательном объекте изучения. Один глаз у него был закрыт белой повязкой, но зато второй горел ярче пары тех, что прятались у неё за маской. Он смотрел на неё и улыбался, постоянно протягивая к кварианке свои маленькие трехпалые ручки и пытаясь прощупать скафандр, но саларианка вовремя подбирала его к себе, молча улыбаясь на то, как он вновь и вновь повторяет свои попытки. Зиен делала вид, что не замечает любопытного детеныша, но все же привлекаемое им внимание давало ей возможность немного отступиться от неотвязных, терзающих ее переживаний.

«Сначала Ромван, теперь Борис... Кила, за что мне все это?»

— Извиняюсь, Зиен’Тор нар Квиб-квиб? — подошел к ней молодой турианский фельдшер, чей гребень едва только вышел за край затылка.
— Да, — ответила она, уже не зная, чего и ожидать.
— Пройдемте за мной, я провожу вас до нужной палаты.

Кварианка молча встала, но тут её что-то удержало. Она обернулась — это оказался все тот же саларианский малыш, которой таки умудрился ухватить ее за край набедренной накидки. Зиен слегка улыбнулась в ответ на неугасающую улыбку детеныша, бормотавшего что-то невнятное, но словно бы по-своему напутствуя её и подбадривая. Она слегка потеребила его за рогатую голову и, сама не зная зачем, сказала:

— Спасибо тебе, все будет хорошо.
И он, довольно зажмурившись, привалился к груди саларианки, в то время как та непонимающе переводила взгляд с неё на малыша и обратно.
— Прошу побыстрее. У нас тут есть еще посетители, изволите заметить, — поторопил турианец.
— Иду.

Зиен провели через зону контроля и обеззараживания, выдав чистый белый халат-накидку. Её вписали в к книгу посетителей, дальше они направились к лифту и поднялись на второй этаж. Районная больница была небольшим учреждением, занимавшим первые пять этажей в одном из высотных зданий жилого района. На окраине Цитадели их было немного, и поэтому они всегда были под завязку заполнены толпами пациентов, вынужденных дожидаться приёма в длинных очередях. Зиен вели по длинным и однотипным коридорам, мимо поочередно расставленных бледно-салатовых дверей палат. Наконец её провожатый остановился напротив одной из них с номером «243» и любезно пропустил Зиен вперед. Кварианка, немного потоптавшись на входе и приготовившись, сделала первый шаг в палату.

Это было небольшое помещение, в котором едва умещались четыре больничных койки и дешевые тумбочки с выдвижными столиками для удобства и личных вещей пациентов. Одна из коек была свободна, на двух других, завернувшись в одеяла, дремали азари, и на последней лежал мужчина-человек. Выглядел он молодо со слегка бледноватой кожей и темной редкой щеткой коротко стриженных волос. Он полулежа сидел на больничной койке с приподнятой головной частью и не без интереса разглядывал своих гостей. Его пронзительные серебристые глаза были настолько живы и ярки, что даже маска спокойствия и хладнокровия, застывшая на его лице не могла скрыть его эмоций. Он был удивлен и заинтригован своими ранними посетителями, и от этого взгляда Зиен поначалу просто смутилась. Она вглядывалась в знакомые, но в тоже время чужие черты лица.

— Это не он, — наконец произнесла она, оборачиваясь к фельдшеру.
— Вы спрашивали Болотникова — вот он. Другого нет.
— Как нет? Его же вчера привезли к вам, я точно знаю. Борис Олегович Болотников. Вы, должно быть, что-то перепутали.
— Эм.. Борис? — замялся турианец. — Нет, Кирилл Олегович.
— Кирилл, — кварианка вновь вгляделась в лицо брата Бориса, чьи серебряные огоньки глаз горели еще большим любопытством и даже с некоторым беспокойством. Он не произнес ни слова. Даже не повернул головы, но взгляд продолжал испытующе смотреть на кварианку и сопровождавшего её турианца. Зиен знала кто он. С самого первого момента, как увидела, но почему-то не хотела в это верить. В голове и душе сейчас царили такой сумбур и хаос, что только высшими силами, коли таковые существуют, их можно было бы унять. Но главным по-прежнему оставалось то, что она всё так же ничего не знает о Бобе. Сбывались худшие её опасения.
— Слушайте, — в полголоса окликнул ее турианец, — если это не тот, кого вы ищете, может тогда не будем смущать пациентов и выйдем? Есть идея, где я еще могу спросить по вашему кхм.. вопросу.
Это было произнесено с такой интонацией, что у Зиен ёкнуло сердце. Она догадывалась, где еще можно узнать о человеке, которого нет в списках пациентов, но боялась в этом себе признаться. Дважды за последние несколько дней.
— Зинка? Ты что ль? — раздалось вдруг у них за спинами.

Зиен, как молнией пораженная, застыла, боясь обернуться на обладателя этого голоса. Как знать, быть может она уже пошатнулась рассудком, и это ей просто мерещится? Всепоедающая плазма, сверхнизкая температура жидкого охладителя, ударивший ему прямо в лицо ядовитый газ, губительное излучение нулевого элемента. Ничто из этого списка никак не вязалось с понятием «выжить».
«Зиен, о чем ты говоришь? Чудес не бывает! Это смерть. Верная и неминуемая. Даже если бы он перенес ожоги, излучение такого уровня...»
— Э-эй, — механик было коснулся ее плеча, но тут же «заохал» и «заахал», стиснутый в объятьях кварианки. — Ай-ай-ай, Зинка! Кура, аккуратнее! У меня «бо-бо» еще не прошло.
— Кила, я уже.. уже.. — Зиен молча стояла, уткнувшись забралом шлема в его плечо.
Боб. Живой, весь, словно мумия, с ног до головы замотанный в медицинские бинты, где открытой оставалась только правая половина лица с красноватыми пятнами, но живой! Живой!
— Ах-ах, уже.. соскучилась? — механик с улыбкой приобнял её в ответ, сделав вид, что не заметил вздрогнувших в немом всхлипе плеч.

— Здоров, братишка! — Боб аккуратно отстранил Зиен от себя, но продолжал придерживать её за плечо. — Помнишь, я тебе рассказывал про свою помощницу, Зинку? Хех, вот она! Глянь на ножки! Правда, как у курочки?
— Б-Борис... — едва слышно протянула Зиен, с трудом приходя в себя после всех последний дней непрестанных переживаний.
— Ну-ну, Зиночка, не обижайся, — кряхтя, подмигнул ей он, — просто по-другому человеку как-то и не опишешь.
Кирилл продолжал все так же неподвижно сидеть и смотреть на всё увеличивающееся число своих гостей, переводя взгляд то на одного, то другого.
— Эй, Кирюха! А угадай, что я тебе принес?! — Боб, слегка прихрамывая, приблизился к брату, одновременно извлекая из целлофанового пакета небольшое пластиковое ведерко. — Мороженце! Пломбир, все как ты любишь!
— Не положено, сэр, — вступился турианец-медик.
— Иди в жопу! — только и отмахнулся механик. — Ну ка, братишка, открой ротик — летит самолетик!
Кирилл молча проглотил поднесенную ложку с лакомством, но продолжал неморгая смотреть прямо в глаза Бобу, словно с каким-то укором.
— Что такое, братан? А! Хочешь спросить про бинты? — Кирилл моргнул.
— Прикрываю зияющие шрамы, — рассмеялся Боб. — Хах, не, ну... Вернее, хотел бы так сказать, но все куда нелепее, братишка, — он обернулся и подмигнул Зиен своим единственным неприкрытым глазом. — Я же обещал тебе показать свою мастерскую? Решили с Зинкой навести порядок, стены покрасить...

Зиен с непониманием вслушивалась во все, что говорил Боб своему брату. Какой ремонт? Какое раздражение от растворителя? Аллергия? Он едва не погиб на «Палиалии», а сейчас сидит, улыбается и даже не морщится, подкармливая своего любимого младшего брата ледяным лакомством и вдобавок со смехом и своими хохмами рассказывая о том, чего и в помине не было. И все, что она сейчас могла — это кивать и поддакивать его легенде о разлитом растворителе, продолжая дивиться его выдержке и простодушию.
Его брат ничего не отвечал и даже не двигался, но непонятным образом Боб полностью его понимал и, лишь изредка уточняя, то ли он хочет спросить, продолжал задушевный разговор. Все это происходило какое-то время, пока Боб не поднялся с койки брата под назойливое бухтение турианского фельдшера.
— Ну бывай, братишка! Я к тебе еще загляну... Да отвянь от меня, косторожий! — отмахнулся он от медика. — Не то скручу — будешь гребнем жопу чесать!
— Сэр, я сейчас полицию вызову, если вы продолжите сопротивляться. — Зиен даже подивилась выдержке инопланетянина. Хотя, если учесть, что из себя представляют местные органы правопорядка — это была больше угроза, нежели просьба.

Распрощавшись с Кириллом, они все покинули его, оставив достаточно пищи для разговоров двум его соседкам-азари, разделявших с ним одну палату. Но стоило Зиен прикрыть за собой дверь, как ей тут же на плечо легла тяжелая рука механика.
— Зин, можно попросить тебя об одолжении? — подбирая под плечо стоявший доселе за дверью костыль, Боб болезненно улыбнулся своей помощнице.
— Кила, Борь! Да ты еле на ногах стоишь! — кварианка торопливо подставила ему плечо и аккуратно приняла на себя часть его веса. — Я знала, что все это слишком хорошо, чтобы быть правдой... Боже, зачем весь этот цирк? Тебе вставать-то, я уверена, нельзя!
— Ай! Кхе... Ну, в общем-то, да, — Боб вновь улыбнулся ей своей страдальческой улыбкой. — Не может же младший брат сомневаться в своем старшем? Авторитет, так сказать, должно хранить незыблемым! Да и... Негоже ему лишнего переживать...
— Кила, ну что же ты за упрямец! Ладно, давай уж доберемся до твоей палаты, а там уж и поговорим. Она, кстати, где?

И они пошли. Странная парочка, составленная из перебинтованного с ног до головы, хромающего калеки и тянущей его на себе кварианки, ловила немало удивленных взглядов прочих обитателей больницы, будь то проходящий мимо медперсонал или же любопытные постояльцы этого заведения. Боб и Зиен сейчас неспешными, мерными, аккуратными шагами пробирались дальше по коридору. Механик оказался не самой простой ношей для молодой кварианки: мало того, что Боб был из людей далеко не робкого и не легковесного десятка, его травмы приносили еще больше хлопот. Каждый шаг, каждое неосторожное движение и даже касание — всё причиняло ему острую, жгучую боль, которую сравнить было можно разве что с пыткой каленым железом. Он тяжело дышал, морщился и кривился, но переносил все тяготы перехода молча, едва ли не до хруста стискивая зубы. Иногда он просил Зиен об остановке и устало приваливался к стене, ругаясь на чем мир стоял, и уже потом, немного передохнув, они продолжали свой поход. До нужной двери они добрались, казалось, спустя вечность. Временная обитель механика мало чем отличалась от той, где сейчас располагался его брат. Вся разница, пожалуй, заключалась только в том, что он был ее единственным обитателем.

— Ну.. Вот.. и.. приехали, — механик, шипя, опустился на свою койку, отставив костыль к стене. — Фу-у-ух.. Мама.. Спасибо тебе большое, Зин, что подыграла. И добраться помогла тоже..
— Это так было нужно, Борь? — Зиен с отдышкой, устало присела напротив. — Кила, да как же ты умудрился так далеко добраться в одиночку? Ты с ума сошел?
— Человек — упрямая тварь, — хмыкнул тот. — Ты бы видела, как я на себя штаны напяливал — то еще было зрелище.. — Боб указал взглядом на бледно-голубого цвета рейтузы. — Так было нужно, Зин. Я обещал Кириллу заглянуть к нему сегодня. Что бы он подумал, если бы я не пришел?
— Но рисковать собой! Своим здоровьем! Могли бы просто отменить встречу, сказать, что не можете или заняты..
— Зинк, я ему слово дал, — снисходительной улыбнулся тот. — А я не допускаю даже тени сомнения в данном слове, в особенности — Кириллу. Ты же сама его видела — кто ещё о нем позаботится, если не я?
— Борь, я.. — Зиен уставилась себе под ноги. — Борь.. Я позабочусь о Кирилле.. Я вам помогу, обещаю..
— Что? — непонимающе посмотрел на неё Боб.
— Огонь, лед, отравленный воздух, излучение.. Нулевой элемент это же не только радиация.. С той дозой, что ты получил.. Я.. Я не знаю, как тебе вообще удалось выжить?! — голос Зиен вновь дрогнул, выдавая прячущиеся за маской слезы.
— Брось, жить буду, не переживай.
— Твоя храбрость похвальна, но к чему лукавить? Борь.. Это все я виновата..
— Зинк, успокойся, мне ничего не будет. Правда. Тут такое дело.. — замялся механик. — В общем, оно для меня не столь вредное, как для других..
— Чушь. Нет смысла врать мне.
— Я и не вру, — пожал плечами механик, — тут долгая история. Ну да почему бы и не рассказать. Заодно и о братишке поведаю, его, увы, это тоже коснулось. Посидишь еще со мной, кура?
Зиен молча кивнула, не без усилия заставив себя поднять взгляд и посмотреть в глаза Бобу.

— В таком случае, нужно начать с места, где мы с Кирюхой росли, — Боб глубоко вдохнул, вознеся взгляд к потолку, всем своим видом показывая, что он усиленно собирается с мыслями. — Мы жили в деревне, далеко от больших городов и от современной жизни в целом. От нечего делать, когда все домашние дела были сделаны, а скот ухожен и сыт, мы либо хулиганили с местными мальчишками, то и дело затевая драки, либо копались в ангарах, помогая дяде с ремонтом тракторов и прочей сельхозтехники. Родители оставили нас сиротами больно рано, но уж на то была Божья воля...
— Извини, что перебиваю, Борь, но я давно хотела у тебя спросить. Ты так набожен, всегда поминаешь высшие силы. Часто говоришь, что они нам что-то дают и что-то отнимают. Вы искренне верите или это все-таки фигура речи?
— Ну, Зинк... На это, сама понимаешь, однозначного ответа нет. С одной стороны, за небеса мы уже заглянули и ничего там не нашли, другое дело, что душа все-таки трепещет пред всем остальным, что мы еще не изведали и, откровенно говоря, вряд ли когда сможем постичь. Как мне кажется, иногда элементарно проще жить, когда ты имеешь возможность понадеяться на помощь свыше, а если нет — свалить все на того, кого пророки только-то и видели. — Боб лукаво подмигнул Зиен и продолжил рассказ:

— В общем, жили себе спокойно и скучно. Работали и развлекались в меру своих возможностей, а иногда делая чуть больше, чем могли. Мда.. Деревня тогда быстро сгорела.. Ну да это уже другая история. Больше всего времени мы все же убивали в ангарах. Если я проявлял абы какой интерес к копанию в движке трактора, то у Кирюхи это была настоящая страсть. Мог за день весь комбайн по винтику разобрать, а ночью все снова собрать. Случилось однажды так, что у нас на одной из дальних просек в паре десятков километров от нашей деревни, где мы с Кирюхой любили бить местную дичь, разбился аэрокар. Мы тогда мелкие были — подумали, мол, НЛО, инопланетяне потерпели крушение. Хотя внутри оказался вполне себе человечески труп. Но фантазия-то у нас границ не знает, да пришельцы, что показывали у нас в кино, как правило были человекоподобные — вот и закрутилось-завертелось. Тело мы, как водится, похоронили, а над аэрокаром возвели самодельный шалаш и начали в нем возиться. Инопланетная технология, власть над миром, Саньке с его «семеркой» такое и не снилось, — механик усмехнулся своим детским воспоминаниям. — Так мы с братом трудились над этим аэрокаром несколько месяцев. Все почистили, что понимали — отремонтировали, что не понимали — делали наугад. В итоге, все-таки сумели поднять его в небо.

— Поразительно, вы в детстве сумели отремонтировать разбившийся аэрокар? Да еще и ничего не зная об этой технологии?
— Ну, основную работу проделал Кирилл, а я занимался тем, на что у братишки попросту не хватало рук. Он прямо-таки горел в предвкушении, когда увидит аппарат пришельцев в действии.
— Но аэрокар, как и вся подобная техника, работает на основе использования ядер нулевого элемента, — заметила Зиен. — Оно или его оболочка могли быть повреждены при крушении или пожаре. Кила, вас наверняка облучило!
— Да, было дело, — кивнул Боб. — В этом-то вся соль моего рассказа. Тогда мы про такую угрозу и не ведали, поэтому даже не обратили на это внимания. Мы нашли небольшой просвет в оболочке ядра, который в первый же день и заварили толстым стальным листом, как заплаткой. Поэтому на нас это не так сильно сказалось, а вот что было дальше — куда интереснее. В управлении этот наше «НЛО» оказалось не таким уж и сложным. Вмиг завели и полетели, снося макушки елей. Мы были в восторге, но, увы, пока кружились, потеряв время и ориентиры, умудрились добраться до военной базы, где нас, как вторженцев, подбила автоматическая зенитная система. Пробитый баллон с газовым топливом взорвался, и мы рухнули прямо на бетонный танковый плац. Когда я, уже спустя месяц, вновь приехал на базу к местному комбату, то тот сказал, что в жизни столько страху не ведывал, как когда извлекал нас из горящих обломков кабины: он как раз в этот момент с парой офицеров находился на плацу — какие-то организационные моменты. Я отделался ожогами, сломанной ногой и несколькими рёбрами, в добавок к легкой контузии, но больше всего досталось Кирюхе. Он получил сложный перелом позвоночника и шеи, не считая прочих травм — едва Богу душу не отдал, — Боб тяжело вздохнул. — Благо медики подоспели вовремя, успели стабилизировать состояние и перевести его в военный госпиталь. Из-за того крушения он перестал ощущать все ниже шеи, потерял способность говорить и нормально жевать. С тех пор общаемся с ним по системе «Нуартье».

— Бедный, — Зиен пыталась подобрать нужные слова, но получалось это у нее не очень. — А что за система?
— А ты не заметила? В общем-то, её так называю разве что я, но суть одна. В книге одного моего сородича, Александра Дюма, «Граф Монте-Кристо» есть парализованный персонаж — старый ветеран Нуартье. Так вот, «живыми» в его теле оставались только глаза и пытливый ум, как и у моего брата. Он общался со своими родными методом вопросов и ответов. Если его спрашивали, и ему надо было ответить «да» — он моргал один раз, «нет» — два раза. Если ему требовалось о чем-то поведать, то его родные брали алфавитную таблицу, выясняли нужную букву, по ней догадывались о слове, по слову о предложении и так далее. Вот тем же путем я приноровился общаться и с Кириллом.
— И как давно это случилось?
— Лет пятнадцать назад. С тех пор он находится в больничной койке, а я работаю, чтобы обеспечить нас обоих. Жизнь разделилась на «до» и «после» крушения. Лихо так изменилась. Как только нас подлечили, вывели ненужную дозу облучения (все же мы немного фонили), я стал работать и устроился в ту же танковую часть механиком, учился новым премудростям у штатных мастеров. Как только стукнуло восемнадцать, отработал у них срочную и подписал контракт. Со временем база перестала быть только танковой и была дополнительно расширена и оборудована под аэродром, а затем и локальный пункт базирования космических десантных кораблей. Так я и выучился работе с различными видами техники. Там же я узнал, что наша страна, как и человечество в целом, уже во всю бороздит просторы космоса и даже повоевать успела. Комбат мой, земля ему пухом, похлопотал, чтобы меня перевели на корабль, а уж оттуда я сам начал кочевать. Благодаря ему моего оклада тогда вполне хватало, чтобы жить и уже хоть как-то мало-помалу браться за Кирюхино лечение. А дальше.. Ну, ты уже в курсе.

— Так в чем же твоя «соль», Борь? Я не понимаю.
— Да-да, забыл упомянуть, — добродушно усмехнулся механик. — Медики сказали, что после работы над аэрокаром было у нас избыточное облучение, но не смотря на это, отсутствовали серьезные последствия от него. Не знаю, кого за это благодарить: невидимых богов или же маму с папой, но и у меня и у Кирюхи оказалась небольшая особенность.
Боб протянул руку к тумбочке, и стоявший на ней пустой стеклянный стакан, блеснув голубоватым светом, тут же оказался у него в руке. Глаза кварианки от удивления округлись за стеклянной маской. Она вспомнила, как Боб легко подхватывал нужные ему инструменты, так что ей казалось, что они сами попадали ему в руки. Значит, ей это и впрямь не мерещилось.

— Какая-то био-гено-нервносистемная «мумба-юмба», из-за которой наши организмы адаптировались к воздействию НЭ. — Он с интересом изучал стеклянные грани, после чего подкинул стакан в руки своей помощнице. — Что и как — не объясню, сам не понимаю. Можешь в медкнижке посмотреть, если интересно. После того случая, как потом выяснилось, я могу заставлять предметы летать, а если поднатужиться, то что-то вроде второй кожи получается. Красивая такая, синяя, переливающаяся. Собственно, она-то меня и спасла.
— Но.. но.. — она никак не могла поверить в его слова. — Так.. Ты будешь жить?
— Рано меня хоронишь, Зинка, — Боб огорченно замотал головой. — Всё в порядке. Выпью пару пилюль, зажую манкой, подышу свежим воздухом — и я снова в строю! Жить буду. Конечно, не так долго, как старейшины горцев, но буду.
— И все же, это моя вина, — девушка поникла, произнеся это едва различимым шепотом. — Все я...
— Ты про что это?
— Если бы я была более внимательна.. Если бы не жалела себя за несчастную жизнь, а нашла бы в себе силы примириться и жить дальше.. Не было бы этой позорной ошибки..
— Кхе-кхе.. Ты о чем это, я не понимаю? — Боб подался слегка вперед, что бы лучше расслышать её дрожащий голосок.

Зиен рассказала ему все как есть. Рассказала про Ромвана, про их жизнь на Флотилии, про его печальную судьбу и даже то, как она злилась на Боба, хотя здесь он был вовсе ни в чем не виноват. Давалось это откровение ей отнюдь не легко. Слишком свежа была рана, слишком горек тот яд и новая боль, терзавшие ее с аварии на «Палиалии», слишком тяжело было смотреть глаза тому, кто едва не погиб от ее ошибки. Боб слушал молча и не перебивал, он терпеливо ждал, если она вдруг затихала, молчаливо вздрагивая узкими плечиками, на которые за раз навалилось отнюдь не мало.

— Так вот значит как, — нахмурил брови Боб, когда её рассказ был окончен.
— Прости, это все...
— .. ерунда из-за которой не стоит переживать, — продолжил её фразу тот и вздохнул, по обыкновению махнув рукой.
— Нет! Это не так! Это неправильно! Я не приму твоего прощения.. — Зиен еще больше поникла, уперев взгляд в дно пустого стакана, зажатого в тонких трехпалых ладонях. — Не могу. На Флотилии меня бы.. меня..
— Ты сейчас не на Флотилии.
— Не надо Борь.. Это..
— Слушай, мне тебя еще уговаривать надо?! Слушай сюда, Зиен’Тор нар Квиб-квиб, — Боб, напрягаясь, приподнялся на койке и, опираясь на локоть, подался ближе к своей помощнице. — Мне твои нюни нафиг не нужны. Я скажу тебе «спасибо» за переживания, за помощь, за искренние и добрые намерения, но не смей делать из себя мою должницу. Поняла?! Мне не нужен помощник с наковальней, подвязанной к шее. В конце концов, я твой начальник или нет? А?
— Ты, — шмыгнула носом кварианка.
— Не слышу!
— Ты, Боб.
— Вот и делай как велено, — довольно кивнул механик. — Ишь ты, расклеилась, понимаешь! Я на кого, по-твоему, мастерскую оставлю?
— Ч-что?
— Мне тут пару недель проваляться придется, а дела на месте-то не стоят! Кто будет в доках работать?
— Но..
— Выходные дни у нас когда, Зинк? Ну ка?
— Суббота и воскресенье.
— А завтра?
— Среда.
— И кто, по-твоему, будит регулировать сиденье Гуриму?!
— Кила, — Зиен вымученно усмехнулась, вспоминая их последнюю «коррекцию».
— То-то и оно. Короче, Зин, я на тебя рассчитываю — кроме тебя больше некому. В мое отсутствие репутация мастерской никак не должна пострадать. Ясно?
— Так точно, босс, — кварианку уже начинало это забавлять. Полуживой механик отчитывает ее как какую-то школьницу, и главное, ни в одном слове не было и намека на шутку. Так же, как и всякий раз в стенах его мастерской.
— Отлично, задание получила — завтра примешься за исполнение, — ухмыльнулся Боб. — Ключи запасные у Лоретты возьмешь. А пока... Налей водички из под крана, я сейчас сдохну от жажды.

Зиен со вздохом поднялась и, прихватив из тумбочки пустой стакан, направилась к небольшой ванной у входа в палату. Напор в больнице был слабый, так что Зиен какое-то время стояла в ожидании, пока тонкая струйка наконец заполнит пустой сосуд. Она смотрела на себя в зеркало и никак не могла понять, что же все-таки не дает ей покоя. Боб прощает, хотя её ошибка чуть не стоила ему жизни. Она и дивилась и восхищалась им. Подобное великодушие ни за что не принялось бы на Флотилии. Нельзя подвергать экипаж опасности — таков закон Мигрирующего флота. А они с Бобом, как говорится, в одной лодке Их правосудие не приемлет такого безответственного отношения к работе, от которой зависят многие другие жизни. Кто знает, сколько бы еще пострадало людей, если бы не самоотверженность Боба. Она? Экипаж «Палиалии»? Рабочие дока?

— Хорошо, что ты мне все рассказала, Зин, — механик за раз осушил стакан и довольно причмокнул губами. — Ведь проще разобраться в себе, когда ты слышишь свои мысли, а?
— Да.. Есть немного..
— И за переживания твои спасибо. Мелочь, а приятно.
— Борь, ведь я.. — начала было она. Но механик её перебил:
— Не вижу здесь злого умысла, Зин, следовательно, и переживать тебе лишнего не стоит. Я же тоже чел.. ну.. живой. Я все понимаю.
— Мне это сложно принять, Боб, но спасибо тебе, — кварианка облегченно вздохнула, называя его по кличке, которая уже хорошо прижилась в нижних доках. Хозяин «Мастерской Боба». И хотя всё это по-прежнему оставалось для неё тяжким бременем, но, признаваясь себе, она понимала, что рядом с Бобом ей все же спокойнее и легче на душе. Он словно бы уравновешивал её тяготы жизни, пусть и прибавляя лишнего весу.
— Знаешь, как говорят? «Я всего лишь человек», — он усмехнулся, включая телевизор и устраиваясь поудобнее на своей койке. — Проведешь время в одной палате с душевнобольным — не представляешь, сколько истин о мире открывается. Сколько всего сразу начинаешь понимать и со скольким в жизни можно примириться.
— Тебе и такое довелось? — разделила усмешку Зиен.
— Ох, было дело. Да и ты теперь этим похвастаться можешь, — Боб в хитрой улыбке оскалил ровный ряд зубов, одновременно скорчившись от натянувшейся обожжённой кожи на лице. Это выглядело так нелепо, что Зиен даже тихо рассмеялась над ним.

На голоэкране телевизора была выведена программа новостей. Диктор сообщал о чрезвычайном происшествии у Военно-Космических Сил Альянса Систем. Сообщалось о гибели целого отряда космической пехоты, посланных на тактическую разведку по сигналу, поступившему с Акузы — одной из планет на окраине систем Траверса. Диктор в общих чертах описал инцидент и передал слово своему коллеге на месте происшествия.
Глазам Зиен и Бориса предстал красновато-желтый песчаный пейзаж с темным синим небом. Камера оператора облетала вокруг обширной низины, зажатой среди чёрных скал, которую как будто перечёркивало огромное, почерневшее и дымящееся от ракетных попаданий тело молотильщика. Звено из двух штурмовиков закладывало крутой вираж над чашей, патрулируя периметр на случай появление возможных сородичей гигантского чудовища. Недалеко от него приземлился крупный десантный корабль, из ангара которого на поверхность уже высадилось звено космопехоты с поддержкой из двух танков. Журналист из новостного отдела Вооруженных Сил Альянса энергично поведывал телезрителю про события, произошедшие сегодня на Акузе. Взвод пехоты был отправлен для разведки сигнала бедствия торгового судна, но когда бойцы прибыли на место крушения, то не обнаружили ничего, кроме пустыря, под которым скрывалось гнездо растревоженного молотильщика. Никто не понимал, что происходит, пока земля не задрожала, и на поверхность не вырвался гигантский червь. Взвод был практически моментально уничтожен. Несколько выживших, которые находились вдалеке от бронетранспортера, успели укрыться за скалами, но оказать им поддержку смогли, только когда десантный корабль сошел с орбиты и открыл массированный огонь по чудовищу. К тому моменту от отряда из двадцати человек остались только трое. Двое из них уже скончались у медиков на руках, еще один, сержант-артиллерист Джон Шепард, остается в критическом состоянии. Камеру тут же переключают на запись, где показывают, как сержанта на носилках переносят на корабль. Боец корчится и шипит, молодое лицо с яркими голубыми глазами искажено от боли, окровавленные зубы стиснуты, а из многочисленных отверстий в броне медленно сочится алая кровь с ядовитой синеватой примесью. Солдата бьет в конвульсиях от расползающегося по телу яда. Вдруг он, с совершенно безумным взглядом, выхватывает из кобуры на поясе одного из несших его бойцов пистолет, и раздаются выстрелы. Один из сопровождающих офицеров успевает выбить оружие из рук взбесившегося сержанта, но крики и вой не прекращаются до тех пор, пока створки ангара не захлопываются за спинами бойцов Альянса. Корреспондент уведомляет, что по факту данного происшествия возбуждено уголовное дело, которое будет рассматриваться военным трибуналом. Подробности о том, было ли это спланированное покушение на жизни солдат Альянса со стороны криминальных структур, или же потерпевшее крушение судно было увлечено в подземные недра гигантским червем, ещё предстоит выяснить следственной группе.

— Нда.. Понедельник — день тяжелый. И не только у нас, судя по сему, — убавив громкость, хмыкнул Боб. — Этому Шепарду ещё повезло. Если не упекут в психушку, наверняка станет героем и образцом для подражания для остальных солдат Альянса.
— Как можно такое ставить в пример? — покачала головой Зиен. — Бедный.. Пережить такое..
— Ты не знаешь наше командование. Пфф.. Штабные идиоты.. — фыркнул механик, переводя на неё свой снисходительный взгляд. — Мне бы тоже могли за каждый шрам на заднице прилепить медальку, носи я погоны. Чем брутальнее идол, тем лучше.
— Ох, Боря.. — кварианка улыбнулась ему сквозь маску. — И тебе и мне не понаслышке известно, что в таких историях жизнь — лучшая награда.
— Ну да, со звоном медалей и красотой боевых шрамов не сравнить, — улыбнулся в ответ тот. — Хотя, есть еще кое-что..
— Боря, ну куда.. ты.. ? — Зиен подскочила вместе с ни с того ни с сего поднявшимся на ноги Бобом, уже не зная, какими доводами убедить его вести себя смирно, но осеклась. Сильные руки потянули её, и она врезалась в перебинтованную грудь механика. Уголок его губ дрогнул, выдавая боль от этого неосторожно-резкого движения, но Боб не ослабил объятий. Зиен, оторопевшая, стояла с раскинутыми в стороны рукам ровно так же, как и мгновение назад, когда хотела поддержать непоседливого механика.
— Ещё, помимо шрамов, можно получить знание, — понизив голос, произнес Боб. — Знание о том, кто не отступится от тебя в трудную минуту и подставит плечо, когда ты падаешь. Я рад, что мне есть на кого надеяться в тот момент, когда я не в силах справиться в одиночку и.. Зиен, я.. просто хочу сказать тебе «спасибо».. За то, что ты рядом.
— И тебе, Борь.. — Зиен уткнулась забралом в его плечо. — И тебе..

Отредактировано: Архимедовна.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 28.09.2012 | 1679 | 12 | DarSaN, Мастерская Боба | DarSaN
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 92
Гостей: 83
Пользователей: 9

greenfox111, MacMillan, Alzhbeta, Grеyson, Scrin, Magdalene, Faler92, ARM, DanMark
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт