Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Последний Цикл



Жанр: альтернатива, экшн;
Персонажи: фемШепард, Кайден, Лиара, Хакет, ОС;
Статус: завершено;
Аннотация: Ещё одна вариация на тему концовки МЕ3. Представляет собой попытку закончить игру без нарушений законов логики, допущенных в финале. Происхождение Жнецов, их мотивы и ряд других вопросов получат новое, непротиворечивое объяснение.

Отдельное спасибо Alzhbeta за подачу ряда важных идей и помощь в написании этого рассказа.





Видение райской планеты, похожей не то на Айте, не то на Онтаром, медленно угасло. Первый Спектр из числа землян, коммандер Джейн Шепард открыла глаза. К своему удивлению (и облегчению), она обнаружила, что находится не на Цитадели, а на Земле — в Лондоне. Такой вывод она сделала из того, что вокруг лежали обломки бетонных конструкций, которые она видела при штурме Луча.

«Бр-р… Ничего себе. Хозяин Цитадели — тот малолетний гадёныш из снов. А я-то всё не могла понять, почему он мне снился. Значит, это всё мне Жнец впаривал», — рассуждала она.

Шепард попыталась подняться. Удивительно, но она не почувствовала боли, только голова слегка кружилась. Послышались шаги. Джейн обернулась и увидела Кайдена Аленко и Лиару Т'Сони.

— Шепард! — крикнул Кайден, бросаясь к ней навстречу и обнимая. — Ты в порядке?

— Да, в порядке, только не знаю, что думать. Неважно. Лучше скажи, какова обстановка.

— После того, как Предвестник атаковал своим лучом, активность войск Жнецов полностью исчезла. Такое впечатление, что Жнец пытался что-то проделать с тобой, — ответил Кайден.

— Видимо, этот чёрный кальмар решил меня обвести вокруг пальца, — ответила Джейн задумчиво. — Он пытался убедить меня поверить в его дело, такие красочные образы использовал… В этом видении я оказалась на Цитадели, встретила Андерсона, Призрака… Но чем дальше я заходила, тем менее реальным делалось видение. В конце со мной заговорил призрачный мальчик лет шести, похожий на того, который мне всё время снился. Он предложил мне три варианта решения «проблемы хаоса». Два из них были совершенно вздорными, так что я выбрала третий вариант, от которого он меня отговаривал изо всех сил. Ну… во всяком случае, мне показалось, что отговаривал… Наверное, он в ярости, если может её испытывать, конечно, — ухмыльнулась она.

— Да, возможно. Минуты три назад он покинул поверхность и вернулся обратно на орбиту, — заметила Лиара.

— Чёрт… Кайден, ты можешь связаться с Хакетом? — спросила Джейн.

— Сейчас попробую… Нет, ни черта не слышно. Похоже, эта жнецовская дрянь блокирует сигнал.

— А где все остальные?

— Они прошли в Луч… Все, кто успел, — он махнул рукой в сторону сооружения.

— Значит, и нам нечего тут время терять. Надеюсь, от «Меча» ещё осталось что-нибудь.

Они медленно двинулись по направлению к Лучу, озираясь по сторонам и то и дело перебираясь через обломки.

***

Минуту спустя они обнаружили, что попали в неизвестное помещение на Цитадели. Ничего определённого о нём не могла сказать даже Лиара. Помещение представляло собой огромный зал, потолок которого терялся в дымке. В стенах было огромное количество ниш, которые были заняты капсулами. Джейн с ужасом сообразила, что капсулы были как раз таких размеров, чтобы в них мог поместиться человек или представитель другой расы со схожими размерами.

Опустив взгляд, Джейн обратила внимание, что в помещении находился довольно большой отряд солдат Альянса, Турианской Иерархии, несколько азари и гетов, один из которых был праймом.

«Ну хоть кто-то прорвался. Уже здорово», — подумала она и собралась было уже воссоединиться с отрядом, но не тут-то было.

— Джейн, смотри! — крикнул Кайден. — Здесь Хранители!

Она не успела отреагировать. Загадочный зелёный обитатель Цитадели заговорил первым:

— Наконец-то вы здесь, — Шепард услышала незнакомый голос в наушнике. Судя по удивлённым взглядам Кайдена и Лиары, они тоже его слышали.

— Что? — Джейн никак не ждала, что Хранитель пойдёт на контакт, так как в течение тысяч лет они этого ни разу не делали, и уж тем более она не ожидала, что он заговорит с ней.

— Не удивляйтесь. Говорить мы не можем, но синтезировать голос и передать его по радио нам вполне по силам.

— Что вы здесь… — пробормотал Кайден, но Хранитель оборвал его:

— У нас нет времени на разговоры. Мы должны как можно скорее дойти до главного пульта станции и покончить с Жан-терон раз и навсегда.

— Это вы так Жнецов называете? — спросила Лиара.

— Уффф… Всё ясно, — сказала Джейн. — Как мне обращаться-то к вам?

— Зовите меня Хранитель 2830.

— Вот это да, — пробормотала Лиара.

— Вообще наши номера состоят из двенадцати цифр, но у хранителей Кольца первые восемь цифр. Сейчас нам нужно добраться до Башни Президиума. Пока будем идти, я введу вас в курс дела.

— А где остальные бойцы? — спросил Кайден.

— Они ушли защищать других Хранителей, — ответил 2830 и направился к дверному проёму в противоположной стене.

Джейн открыла общий канал и сказала:

— Идём следом за Хранителем.

— Понял вас, — ответил турианский голос.

***

Отряд быстро продвигался по лабиринту не очень высоких, но удобных тоннелей.
«Конечно, тоннели могли бы быть и ниже, — подумала Джейн. — Хранители-то не очень высокие».

А Хранитель 2830 между тем рассказывал:

— Около миллиарда лет назад, когда жизнь на Тессии, Земле, Палавене и ряде других планет находилась в зачаточном состоянии, наш народ начал освоение космоса и пришёл к мысли о создании расы синтетических помощников в этом деле — Жан-терон. Первое время проблем не возникало: Жан-терон помогали нам осваивать космос и решать важные научные задачи. Вместе с нами они познавали тайны Вселенной. Но в один судьбоносный для Галактики момент последствия наших действий начали расходиться с планами.

— Что произошло? — спросила Джейн.

— У Жан-терон начала расти… самооценка. Они развились до такой степени, что решили, будто стали могущественнее нас. И это вправду так и было. Но важен был не сам факт их превосходства над нами, но отношение к нему. Жан-терон решили, что у нас нет перспективы развития и что они смогут обойтись без нас.

— Это… возмутительно! — только и могла сказать Лиара.

— Но это было ещё не самое страшное. Жан-терон также пришли к выводу, что если мы от них отстали, то нас нужно поднять до их уровня. Каким способом — думаю, вы уже догадались. Об этом сообщили королеве Высшего Улья, но она не поверила и заявила, что умение шутить — ещё один шаг к совершенному, абсолютному ИИ. Неизвестно, вправду ли она так думала или просто старалась не допустить паники среди населения. Вскоре выяснилось, что Жан-терон не шутили.

После некоторой паузы Кайден спросил:

— А кто такая королева Высшего Улья?

— Глава нашего правительства, — ответил Хранитель 2830. — Когда мы узнали, что Жан-терон готовятся привести свой план в исполнение, мы попробовали отключить их. Они не подчинились. Тогда мы решили дать им бой… и обнаружили, что те из нас, которые проводили много времени вблизи машин, начали сходить с ума и поддерживать их идеи. Оказалось, что Жан-терон тайно развили технологию управления мышлением органических существ. В таких условиях мы не могли дать достойный отпор вырвавшимся из-под контроля ИИ. Сопротивление продолжалось около пяти лет, за которые наши вооружённые силы оказались полностью разгромлены. Судьба гражданских лиц была такова: около 80% были, как вы выражаетесь, собраны и интегрированы в структуру нового, доселе невиданного по огневой мощи и интеллекту корабля Жан-терон, который известен вам под именем «Предвестник». Остальные 20% были подчинены их прямому контролю и перестроили эту станцию в огромный ретранслятор, который затем использовали для неожиданного вторжения в Галактику. Также был построен дублёр этой станции в Тёмном пространстве. Она представляет собой только кольцо, закрывающихся створок у неё нет…

— А каково было изначальное назначение станции? — спросила Лиара.

— Наверное, вы обращали внимание, как ярко светится туманность Вдовы? В наше время она светилась гораздо ярче, поэтому мы решили использовать её ресурсы и построили в ней солнечную электростанцию. Тогда её выработки хватало на то, чтобы снабжать энергией несколько десятков ближайших колоний, в основном шахтных. Передача энергии осуществлялась через ретрансляторы. Но, когда мы… вернее, Жан-терон приспособили станцию для своих нужд, энергопередача прекратила работать. Но…

Джейн перебила его:

— А как вы отреагировали на события, произошедшие 50 тысяч лет назад? Когда этот контроль отключили?

— Конечно, и при его наличии мы могли пробовать думать о чём-то, что не было угодно Жан-терон. Но это приводило к ужасным болям, зачастую к гибели. Когда же мы обнаружили, что вновь можем думать обо всём, о чём пожелаем, мы составили план. Дело в том, что в те пять лет, когда мы сопротивлялись Жан-терон, наши учёные успели разработать устройство, которое должно было одним выстрелом покончить с зарвавшимися машинами и при этом не нанести вреда кому-либо ещё.

— Горн… — буркнула Джейн себе под нос.

— Да, да. К сожалению, построить его мы не успели, но нам повезло — мы смогли сохранить документацию в такой форме, чтобы другая раса, которой разработка попадёт в руки, смогла воплотить её без всяких трудностей. К сожалению, это длительное время не удавалось, но на протяжении многих миллионов лет документы переходили от одной расы к другой, и вот, вам удалось его построить. Это уже половина победы, нет, даже 75%.

— Давайте всё же вернемся к плану, — предложила Лиара.

— Итак, мы решили не подавать виду, чтобы не привлечь внимание Жан-терон, а затем, когда начнётся решающая операция, помочь вам в стыковке Горна со станцией, а также подготовке его к выстрелу. Когда мы получили приказ закрыть Цитадель и переместить её в эту систему, мы его выполнили… Однако мы также обеспечили выживание большей части органиков, находившихся на станции. Мы направили их в убежища.

— Я так понимаю, Призрак сейчас тоже находится на станции? — спросила Джейн.

— Да, он здесь, но он ничего не узнает, пока мы не перейдем к финальной стадии. Зато, как только он узнает…

Очередная дверь отодвинулась в сторону, и Джейн испытала чувство дежавю: за дверью находилась та клумба, на которой три года назад она сражалась с Сареном. Точнее, с сущностью Властелина, переместившейся в Спектра-предателя.

— Мы почти на месте, — сказал Хранитель.

На стене висела какая-то консоль. Хранитель подошёл к ней, включил и переместил вправо тёмно-жёлтую полоску интерфейса. С потолка спустился пандус. Отряд поднялся по нему и оказался посреди зала Совета Цитадели.

— Наступает решающий момент, — сказал 2830. — Вы должны подготовить позиции для обороны. Как только я раскрою Цитадель, Жан-терон сразу догадаются, что происходит.

— Вы слышали, что сказал Хранитель? Окопайтесь так, чтобы они не смогли ступить и на первую ступень лестницы!

Солдаты тут же начали возводить баррикады. Это было несложно, так как в зале валялось множество обломков. Хранитель между тем продолжал:

— Сейчас я свяжусь с другими Хранителями и распределю обязанности. Когда будете готовы, сообщите.

Лиара отправилась к первой лестнице. Кайден занял позицию у второй.

Когда Хранитель ушёл, Шепард обратила внимание на гета-снайпера, занявшего позицию у самого входа на мостик. Гет повернулся к ней:

— Шепард-коммандер, я только что проанализировал всё сказанное Хранителем 2830.

— Он что, врёт? За нос нас водит?

— Нет, — ответил гет. — Я нашёл подтверждения примерно для половины его истории.

— А остальное?

— По остальному данных найти не удалось. Даже в базах бывших еретиков.

— Хм-м… У меня тоже есть сомнения в его лояльности. Сделаем так: следите за его действиями, и если он начнет что-нибудь нехорошее, остановите его и сообщите мне.

— Приказ ясен, Шепард-коммандер. Я подключусь к пульту и буду отслеживать каждое действие Хранителя.

Когда Джейн спустилась вниз, Коутс доложил:

— Мы готовы начинать, мэм.

— Отлично, — ответила она и, включив уни-инструмент, отправила Хранителю сообщение.

***

Пока солдаты Альянса и других рас обустраивали позиции, Хранитель 2830 открыл консоль связи, выбрал около сотни номеров и отправил распоряжения. Примерно сорок Хранителей получили задание калибровать ретрансляторы, еще около шестидесяти — подготовить шумовое прикрытие. Суть этого прикрытия состояла в том, чтобы собрать всю информацию, которую удастся найти в сетях станции, перемешать её в хаотичном порядке и в нужный момент закачать в жнецовский канал связи. Предполагалось, что пока они будут в замешательстве, корабли органиков пробьют путь для Горна.

На пульт пришли подтверждения, что приказы приняты и поняты. Через полминуты, когда Шепард прислала сообщение, Хранитель открыл управление «лепестками» Цитадели и выбрал положение «раздвинуты; параллельно».

***

Джейн увидела, как освещение зала начало меняться. В ту же секунду из шахты лифта раздался жуткий вой (или хрип?)

— Враг приближается, — крикнула она. — Всем приготовиться.

Началась осада. Из шахты лифта, ведущей на площадь Канала, полезли хаски. Лифт сломался ещё при захвате станции, поэтому они карабкались прямо по отвесной стене. Хасков было довольно много: казалось, что каждую минуту из шахты вылезало по несколько десятков монстров. Но, несмотря на численное превосходство, подойти к баррикаде ближе, чем на десять метров им не удавалось. Особенно отличился прайм, который сумел накрыть пятерых чудовищ одним выстрелом. Нескольким хаскам всё же удалось добраться до баррикады, но ничего этим не добились — все они отлетели к стенам на биотической волне.

Быстрые, но беззащитные в дальнем бою хаски не справлялись с задачей, и через несколько минут среди бывших землян начали появляться каннибалы и мародёры. Бойцам «Молота» пришлось залечь за укрытия. Но когда огонь ослабевал, они поднимались и щедро выпускали в чудовищ очереди пуль.

Однако Жнецы не собирались сдаваться. Из шахты вышли опустошители — артиллерийские установки, собранные на базе пленных рахни. Солдатам пришлось взяться за тяжёлое оружие. Обстановка стабилизировалась: несколько ракет успешно свели на нет попытку Жнецов склонить равновесие в свою пользу. Нечисть оказалась отброшена обратно к шахте, что дало бойцам возможность перезарядить оружие, прежде всего тяжёлое.

Когда чудовища показались вновь, среди них уже было несколько тварей и даже баньши. Последние пытались оказать психологическое давление своим визгом, но 6ойцы «Молота» были не из тех, кого можно напугать. Одной из тварей удалось протаранить баррикаду. Солдаты успели проворно откатиться по сторонам и затем прикончили монстра, прошив его броню очередями из штурмовых винтовок.

«Естественный отбор в действии, — мрачно подумала Джейн. — Все тормознутые и тупые остались лежать в руинах Лондона».

Когда последняя тварь пала, Шепард заметила, что из шахты вышло ещё несколько баньши. Но вели они себя крайне странно: они шли, именно шли, не прибегая к биотическому заряду. Она обстреляла бывших азари из штурмовой винтовки и увидела, что все пули отразились так, будто отряд врага прикрывал куполообразный щит.

В ревущих чудовищ полетели ракеты, но даже они не смогли пробить купол.

На связь вышел прайм:

— Шепард-коммандер. У отряда «Молот» нет возможности пробить этот щит с помощью оружия. Но мы можем использовать нашу платформу. Её реактор может взорваться с достаточной мощностью, чтобы подавить щит и задержать баньши.

— Что? — Джейн была ошарашена таким предложением. — А других вариантов нет?

— Нет. Это единственный способ остановить их вовремя. Я понимаю, что вы беспокоитесь о выживании всех своих товарищей, в том числе и синтетиков. Отрадно, что вы признаёте в нас равных. Каждый должен внести свой вклад в дело борьбы со Старыми Машинами, и мы, геты, не исключение.

Секунду поколебавшись, Джейн ответила:

— Хорошо. Действуйте, как считаете нужным.

— Есть. Кила се'лай.

Гет перемахнул через баррикаду и пошёл на сближение с противником. Увидев его, баньши остановились и начали обстреливать его волнами тёмной энергии. Но щиты продержались достаточно, чтобы дать платформе приблизиться к куполу вплотную. Гет остановился и запустил цепную реакцию. Последовал взрыв, который не только снёс таинственный щит, но и поверг чудовищ на пол. Ракета, пущенная Коутсом, довершила дело.

И тут произошло неожиданное. Среди жнецовских чудовищ появились фигуры в белой броне. Солдаты «Цербера». Несколько бойцов «Молота» от удивления прекратили стрелять. Джейн, заметив это, крикнула:

— Чего рты разинули?! «Церберовцы» заодно со Жнецами! Огонь!!!

Таким образом, появление на поле «Цербера» не изменило ровным счетом ничего. Солдаты не сдавали позиций. Они держали оборону еще несколько минут, пока Жнецы и «церберовцы» внезапно не прекратили лезть из шахты.

«Что они там затевают?» — подумала Джейн.

Внезапно из шахты показалась какая-то странная фигура. Фигура была огромной — она едва пролезла сквозь дверной проем. Это оказался шагающий танк. Машина вышла из тени и открыла фонарь кабины. За стеклом оказался не кто иной, как сам могущественный предводитель «Цербера», известный всей Галактике под прозвищем «Призрак». Предводителя «Цербера», впрочем, было уже довольно трудно узнать — примерно половина его лица была покрыта светящейся голубой сеткой. Но это было ещё не все: присмотревшись, Джейн заметила, что от головы Призрака в нутро машины уходили какие-то кабели. Она инстинктивно отвела взгляд, но твёрдым голосом скомандовала:

— Всем внимание: держите его на мушке, но стреляйте только по моей команде.

Призрак заговорил:

— Шепард, ты знаешь, какие перспективы мы теряем из-за твоей деятельности?

— Теряем? Ничего подобного! Ещё минута, и Хранители закончат подготовку Горна и ретрансляторов к выстрелу. И весь этот кошмар закончится раз и навсегда!

— Ты всё ещё не понимаешь. Мы получим воистину божественные способности, если…

— Ты что, спятил? Думаешь, Жнецы захотят с кем-нибудь делиться своей монополией на всемогущество? Они просто тебя используют, а затем убьют.

— Нет, этого не может быть… Предвестник ведь сказал…

— И ты ему поверил?! Да ты одурманен! Все эти дни ты только и делал, что воплощал в жизнь его волю!

— О-о-ох, — разочарованно протянул Призрак, — все эти жертвы ради высшего блага…

— Не высшего блага, а твоего личного! Когда батарианцы напали на колонию Мендуар, ты не поспешил к ней на помощь! Когда напали на Элизиум — тоже! Но стоило только где-нибудь появиться дряни, которая могла поднять твою ничтожную душонку над остальными, как ты тут же спешил туда! Сколько людей мучилось и умирало ради твоего самолюбия?

— Их смерть не была напрасной!

Джейн это надоело.

— Огонь! — крикнула она.

— Если ты так уверена в своей правоте, то как скажешь, — ответил Харпер и закрыл фонарь.

Бойцы «Молота» сообразили, что характер боя меняется. Они начали быстро перемещаться по залу, стараясь не попасть под ракету или пулемётную очередь, одновременно затрудняя врагу прицеливание. Такой машине обстрел из винтовок не мог причинить вреда, поэтому солдаты достали ракетные установки. Один из них тут же запустил ракету и… в нескольких метрах от танка она вдруг свернула в сторону.

— Он ставит помехи! — крикнул кто-то.

— Замечательно, — протянула Джейн. — Надо вывести его из строя. У кого-нибудь есть ЭМИ-гранаты?

— У меня есть три штуки, — ответил Кайден.

— Прекрасно, давай за дело.

Биотик подбежал к машине сзади и, прежде чем она успела развернуться, забросил гранаты в узкую щель в верхней части корпуса. Все три попали в неё и зацепились: пока другие солдаты отвлекали на себя огонь танка, Кайден направил гранаты с помощью биотического поля. Отбегая прочь, он услышал, как они сработали с характерным хлопком.

Машина остановилась, и в ту же секунду в неё попали пять ракет. Бойцы побежали в укрытие — у танка начался перегрев реактора, грозивший мощным взрывом. Когда он произошёл, осколки разбросало на десятки метров.

Выглянув из укрытия, Джейн обнаружила, что Призрак ещё не был мертв. Предводитель ренегатов лежал в луже крови, чёрной от жнецовских нанидов, но ещё продолжал что-то шептать. Джейн напрягла слух и услышала:

— Мы… могли бы подняться… над недостойными… а ты… всё сорвала…

На этом шёпот Призрака оборвался.

Кайден спросил:

— Зачем было так тянуть, коммандер? Завалить бы его сразу, и все дела.

— Я думала, что он сможет осознать, что натворил… Ну, как Сарен пару лет назад. Но этот идиот зашёл уже слишком далеко.

— Ну и чёрт с ним. Уверен, что его никто оплакивать не будет.

***

Тем временем Хранитель 2830 координировал действия с командованием «Меча». Открыв перед собой карту близлежащего пространства, он выбрал дредноут адмирала Хакета и вышел на связь.

— Внимание, адмирал Хакет. Цитадель открывается. Нам нужно пробить брешь в обороне Жнецов, чтобы провести Горн внутрь.

Хакет всё время ждал, пока откликнется Шепард, но когда он услышал этот странный голос, то был слегка удивлён.

— Кто это? И где коммандер Шепард?

— Коммандер Шепард сейчас занята обороной зала Президиума от войск Жнецов. А с вами говорит Хранитель 2830.

— Хранитель?! Но…

— У нас нет времени. Мы должны пристыковать Горн к станции как можно скорее.

— Я вас понял, но врагов здесь столько, что у нас не получится сделать это быстро.

— Мы вам поможем. Сейчас мы закачаем массив хаотической информации в канал связи Предвестника. На некоторое время он отвлечётся, а вы получите шанс.

— Канал связи Предвестника? На чьей вы стороне? — спросил Хакет, совсем сбитый с толку.

— На вашей, конечно. Предвестник пока не в курсе, и этим мы воспользуемся. Через десять секунд мы начнём.

— Вас понял.

Хранитель 2830 приступил к действию.

Сначала он поинтересовался у Хранителя 2639, удалось ли ему собрать достаточно информации для отвлечения Предвестника. 2639 ответил, что собрали достаточно, и приказал без промедления передать её Предвестнику.

Хранитель коснулся интерфейса, и в ту же секунду Предвестник получил сообщение колоссальных размеров. В нём находилось всё море информации, которое только смогли найти Хранители в сетях Цитадели: архивы чатов, почты, новостей, научные статьи… Всё это было перемешано самым случайным образом, так что Предвестник, а с ним и остальные Жнецы на добрых полтора десятка секунд прекратили стрелять.

— Бейте их из всех калибров, — скомандовал Хакет.

Несколько дредноутов навели на Предвестника главные калибры и выстрелили. Снаряды прошли через древнейшего Жнеца насквозь. После этого скорость его движения и реакции на обстановку значительно снизилась. Один из офицеров доложил:

— Нам не удалось попасть по его реактору, но мы серьёзно повредили его вычислительное ядро.

— Превосходно, капитан, — ответил Хакет. — Мы уже в паре минут от победы. Атакуйте остальных, чтобы расчистить Горну дорогу.

Тяжёлые крейсеры флота вышли вперёд и начали заливать Жнецов залпами своих орудий. Те пытались отстреливаться, но почти не попадали.

На связь снова вышел Хранитель 2830.

— Я вижу, все прошло точно по плану.

— О большем нам не приходилось и мечтать, — ответил адмирал. — Через двадцать секунд Горн состыкуется со станцией. Давайте уже покончим с этим.

— Должен предупредить вас, что на таком расстоянии от Горна электроника ваших кораблей может не выдержать импульса. Вам лучше будет отступить в соседнюю систему.

— Сколько вам ещё понадобится времени?

— Около пяти минут после стыковки.

— Ясно. Конец связи.

Хранитель молча наблюдал, как исполинское сооружение вошло в пространство между лучами станции, затем начало замедляться. С лёгким толчком Горн состыковался с Цитаделью. Хранитель открыл окно диагностики систем и начал проверку. Всё было в норме, кроме частоты испускаемого излучения. 2830 сообщил остальным:

«У нас проблема: рабочая частота Горна была изменена так, что выстрел может привести к непредсказуемым последствиям. Мне понадобится две минуты на настройку».

Остальные Хранители прислали подтверждения.

На экране непрерывным потоком шли сообщения: «Ретранслятор Арл-11 готов», «Ретранслятор Бен-7 готов»… Поток прервался на ретрансляторе Тем-41, и высветилось сообщение от хранителя 2613:

«Это 2613. У меня возникла проблема с ретранслятором Тем-41: он не отвечает».

Хранитель 2830 сообразил, в чём дело, и написал ответ:

«У нас нет времени. Оставь его и направь луч через соседний».

«Есть. Направляю через Врат-38», — ответил 2613.

Подобные проблемы возникли ещё с семью ретрансляторами. «Н-да, надеюсь, там Жан-терон немного останется после выстрела», — подумал 2830.

Подготовка была закончена, все исправные ретрансляторы откалиброваны, и частота излучения уже не представляла опасности для гетов и других союзных ИИ. Хранитель включил связь с Хакетом:

— Внимание! Горн и сеть ретрансляторов готовы к выстрелу!

— Вас понял, — ответил Хакет. — Всем союзным кораблям покинуть систему во избежание несчастных случаев.

Корабли «Меча» начали выходить из боя и исчезать из системы.

Джокер колебался и медлил. Он не хотел уходить, но СУЗИ его успокоила:

— Джефф, у них там всё в порядке. Мы сделали своё дело и не должны зря рисковать.

— Да, никуда не денешься, — нехотя согласился с ней пилот и начал выводить фрегат из Солнечной системы.

***

Хранитель 2830 наблюдал за отступлением со своего пульта. Когда на нём остались только метки Жнецов, лапка инсекта коснулась большой чёрной полосы на панели управления Горном.

Пол под ногами содрогнулся. «Лепестки» станции развернулись под прямым углом к лучам Солнца, чтобы собрать энергию. Но этого не было достаточно, и Хранитель подключил к цепи ещё и собственные реакторы станции, работавшие на тёмной материи. На зарядку колоссальных конденсаторов Горна ушло около десяти секунд.

На пульте появилась надпись «Сферический разряд».

В ту же секунду на шпиле Горна начало формироваться ослепительно белое сияние. Оно некоторое время накапливалось, затем начало быстро расширяться. В течение нескольких секунд все Жнецы и их твари, находившиеся в Солнечной системе, прекратили своё существование. Бойцы всех рас на поверхности планеты ошеломлённо наблюдали, как хасков, каннибалов и прочую нечисть настигала белая волна, в которой они сгорали.

Надпись «Сферический разряд» сменилась надписью «Сетевой разряд». В ту же секунду между Горном и ретранслятором «Харон» проскочил ярко-белый луч. Кольца древнего сооружения ускорили вращение, передавая луч в следующую систему. Пропустив его полностью, они столь же быстро замедлили свой темп до нормального.

Луч бежал и бежал по Галактике… По экрану ползли отчеты: «Ретранслятор Арл-13 — разряд пропущен», «Ретранслятор Сор-32 — разряд пропущен»…

Время шло, и постепенно из каждого уголка Галактики становилась очевидной гибель Жнецов. На Тессии, где десантницы-азари из последних сил держали оборону, небо ярко сверкнуло белым, а затем твари Жнецов распались в чёрную пыль. Небольшие Жнецы взрывались, а крупные падали навзничь. Бойцы заворожённо смотрели на горизонт. Через полминуты волна достигла Палавена, где турианцы вместе с кроганами потихоньку теснили Жнецов… Примерно в это же время она прокатилась по системе Аралах. Увидев, как древние машины и их слуги в одно мгновение вышли из строя, кроганы испустили могучий победный клич…

Наконец на главном пульте Цитадели появилась надпись: «Сетевой разряд завершен; не ответило ретрансляторов: 7; из них 1 не найден».

***

Как раз в эту минуту бойцы «Молота» вывели из строя, а затем уничтожили машину Призрака. На всякий случай Джейн приказала им вернуться на позиции, а сама поднялась на мостик.

— Ну как, у вас всё получилось? — спросила она.

— Да, хотя и не полностью, — ответил Хранитель 2830.

— Не полностью?

— Примерно 98% систем очищены от Жан-терон и их войск полностью, — пояснил Хранитель. — Осталось ещё несколько скоплений, где ретрансляторы не пропустили луч из-за технических проблем, но Жан-терон там осталось немного. Их вполне можно будет подавить обычными методами. Поздравляю вас с эпохальной галактической победой, — закончил инсект.

— А на станции ещё остаются силы Жнецов?

— Если и остались, то лишились возможности функционировать. Без контроля Жан-терон они могут только лежать пластом.

— Кстати, а почему вон те геты лежат на полу? Вам что, не удалось настроить Горн как следует, и Галактика теперь останется без ИИ? Представляете, какие проблемы возникнут у кварианцев, например?

— Сейчас проверю, — сказал 2830 и просканировал тела гетов. — Нет, они в рабочем состоянии. Отключились, чтобы избежать выгорания микросхем от импульса, вызванного…

Тут геты снова зажгли «фонари» и обменялись друг с другом чередой непонятных сигналов.

— Теперь вы сами видите, — прокомментировал 2830.

— Вы в порядке? — спросила Джейн.

— Все системы в норме, — ответил один из синтетиков. — Пришлось отключить платформу, когда начался электромагнитный импульс.

— На связь с Общностью уже выходили?

— Да, и Общность ответила. Что нам передать ей?

— Передайте, что Жан-терон — или Старые Машины, как вы их называете — стали историей. Почти все, — сказал Хранитель.

— То есть кошмар закончился? Что-то не верится, — заметила Шепард.

— А мне-то как не верится, — ответил Хранитель. — Мы находились в нём миллионы лет, а земляне и другие современные расы лишь последние несколько месяцев.

***

После завершения операции Джейн и Кайден первым делом направились в госпиталь. Не то чтобы у них были серьезные ранения, просто нужно было проверить имплантаты и прочую кибернетику, которой пришлось поработать на пределе возможного. После проверки импланта L2 у Кайдена не было никаких формальных оснований находиться в госпитале, но ему разрешили остаться с Шепард, пока не закончат работу с тем комплексом приборов, которые обеспечивали её жизнь.

За четыре прошедших дня к ним зашли многие из команды «Нормандии». Визиты были короткими — посетители обычно поздравляли майора и коммандера с победой над Жнецами, оставляли свои координаты, озвучивали планы на будущее и прощались.

На пятый день зашёл Явик. Протеанин поздравил Джейн с успешным завершением операции, а затем перешёл к делу:

— Как ты помнишь, коммандер, единственной целью моей жизни была месть палачам моего народа. Но вот месть свершилась. Жнецов больше нет. Но и протеан тоже больше нет. И я думаю: стоит ли мне жить дальше?

— Знаешь, Явик, в Галактике и без Жнецов будет, чем заняться, — заметила Шепард.

— Конечно. Но мне будет сложно жить и работать с современными её обитателями. Всюду, где я появляюсь, я тут же становлюсь объектом шуток и насмешек или — что хуже — благоговейного трепета.

Джейн секунду поразмышляла, затем ответила:

— У меня есть предложение. Я могу найти тебе работу, где никто не будет над тобой шутить. Ты не будешь против работы с Лиарой Т'Сони?

Несколько секунд Явик колебался.

— При всех наших разногласиях, она хотя бы имеет представление о том, кто я такой, в отличие от всех остальных. И чем, например, мы будем заниматься?

— Лиара всю жизнь занималась археологией и особенно протеанской эпохой. Но одно дело работать с остатками великой культуры, а другое — узнавать её секреты из уст живого представителя. Ну как, согласен?

— Похоже, пока что это самый оптимальный вариант. Где мне её найти?

— Она сейчас на «Пути предназначения».

— Ясно, — ответил Явик. — Я встречусь с ней при первой же возможности. И… спасибо вам, коммандер. За то, что дали мне новую цель, да и вообще за то, что сделали возможным этот разговор.

Когда Явик ушёл, Джейн активировала уни-инструмент, собираясь проверить почту. Как оказалось, в папке «Входящие» её ждал сюрприз.

— Кайден, у нас проблемы.

— В чём дело?

— Посмотри, что мне прислал Хакет.

Кайден бегло пробежался глазами по тексту.

— Ну и что? Он написал, что послезавтра будут награждать участников операции. Нас не забыли. В чём проблема-то?

— Не люблю я эти церемонии. Всегда одно и то же: встают какие-то политиканы к трибуне и молотят чепуху часа по два-три, а сама делай вид, что слушаешь. А ещё нужно будет влезать в этот неудобный мундир…

— Кстати, насчёт мундиров: они остались на «Нормандии». Напиши Джокеру, он-то точно должен знать, где нам её искать посреди базирования такого количества кораблей, — решил Кайден.

— Ага, а ещё челноки ходят теперь как попало, без всякого расписания, — заметила Джейн, открывая окно «Новое сообщение».

— Ну, надеюсь, за целый день мы всё успеем, — успокоил её Кайден.

***

Сразу после награждения участников операции Совет Цитадели собрал комиссию на азарийском флагмане «Путь предназначения». Целью комиссии было решение различных вопросов, связанных с восстановлением Галактики. Первым делом решили вопрос с финансированием — деньги на проекты выделили банки саларианцев, которые меньше всего пострадали при нашествии. При этом средства, выделенные на первый год работ, возвращению не подлежали — на этом сошлись все, даже глава банковской гильдии Кэйрон Джорто.

Затем решали другие вопросы: рабочей силы, транспорта… Последним был вопрос о положении Цитадели. Тут мнения разделились: среди представителей Земли нашлись те, кто предлагал оставить станцию на её месте над Лондоном. Однако в нужный момент к собранию обратился один из специально приглашённых Хранителей, который заметил, что в туманности Вдовы станция лучше снабжается энергией, чем в Солнечной системе.

Жизнь медленно, но верно входила в привычную колею. Восстали из руин города, предприятия, транспортные сети… А коммандер Шепард и майор Аленко решили, что на их век боёв уже достаточно, и подали рапорты об увольнении. Командование возражать не стало: в конце концов, Спектры пережили столько всего, что заслужили право на отдых. Получив добро, Джейн и Кайден решили начать нормальную жизнь в одной из колоний Альянса…

Итак, народы Галактики получили новое будущее. Будущее, свободное от угрозы Жнецов. Но смогут ли они распорядиться им с умом? Продолжат ли они мирное сотрудничество или скатятся в пропасть военных конфликтов? Время покажет…

Впрочем, это будет уже совсем другая история.




Отредактировано: Alzhbeta.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 02.09.2012 | 1818 | 10 | Последний Цикл, ЛК-01 | ЛК-01
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 74
Гостей: 59
Пользователей: 15

Kailana, GoldFox, MacMillan, Assassin-Tim, Grеyson, Mishook, Magdalene, Sifiya, DrVolos, FallenAngel, Faler92, bug_names_chuck, 1stSgt, enso, Доминирующее_звено
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт