Ты останешься со мной? Пролог.


Роман о госпоже Шепард. Не судите строго моя вторая работа.

Примечание редактора. В прологе, судя по всему, рассказывается о событиях из жизни Шепард-колонистки.


«Она такая милая», — подумала Шепард.

Большие голубые глаза смотрели на неё с нежностью и любовью. Малышка протянула к ней свои маленькие ручки. Открыв ротик, она произнесла понятный только ей звук. Шепард аккуратно взяла девочку на руки. Пепельные кудряшки достигали ей до плеч, Катерина гладила малышку по головке и улыбалась ей, а девочка в ответ звонко рассмеялась. Она была такая маленькая, хрупкая, нежная... Шепард боялась её уронить или случайно причинить ей вред. Девочка взяла русый локон Катерины и стала его рассматривать и теребить у себя в руках.

***

Шепард открыла глаза. Это был просто сон? Сон. Сон...

Эта маленькая милая девчушка была так похожа на него. Катерине снилось, что они были вместе, у них был ребёнок. Маленькая, хорошенькая, весёлая девочка.

«Наша дочь, которой не было и не будет...»

В глазах команды Шепард была сильной и непоколебимой женщиной, которая не отступает от своего и борется до самого конца. Но в душе она была ранимой, доброй. Некоторые не понимали, почему она помогает другим людям, даже не заслуживающим этого. Шепард не понимала, как это может быть — она каждый день убивает людей, но остаётся такой.

Кажется, она влюбилась. Его глаза и голос завораживали. Шепард не понимала, в чём причина... может, Миранда всё-таки встроила ей чип в голову? И теперь Катерина чувствует привязанность к Призраку?

Нет. Нет. Тогда она просто подчинялась бы ему, а тут совсем по-другому.

«Неужели я влюбилась? Нет. Это невозможно, только не после того, что было тринадцать лет назад».

Ветер растрепал волосы Катерины. Она стояла на краю обрыва и смотрела вдаль на гладь воды, слушая крики чаек. По её щёкам струились слезы, Шепард даже не сразу их заметила. Она потеряла его. Катерина больше не увидит этих изумрудно-зелёных глаз, которые смотрели на неё так нежно. И этой любимой ею улыбки...

***

Я проснулась от того, что мама трясла меня за плечи:

— Катерина, вставай! Скорее!

Открыв глаза и ничего не понимая, я встала с кровати и потянулась к одежде. Мама не дала мне толком одеться — взяла за руку и потащила к выходу. На мне была майка, в которой я спала, и джинсы, которые я успела натянуть. Только по дороге успела захватить сумочку. В ней лежало все необходимое: документы, кредитка и даже пистолет.

Но что произошло? Почему мама так напугана?

— Может, ты объяснишь, куда мы идём?
— На нас напали. Скорее, бежим в безопасное место! — мама побежала быстрее.
— Стой! Да подожди! Где папа?
— Виктория и папа мертвы...
— Как? Кто это сделал? И объясни, что происходит!
— Сейчас не время! Добежим до убежища, и я все расскажу тебе!
— Постой! Где Арен? И Ева?
— Они ждут нас у входа!

Этого не может быть. Папа и моя сестра Роза мертвы... Я не могла в это поверить. Пусть будут прокляты те, кто это сделал!

Арен и Ева стояли у двери нашего дома.

— Арен! — я подбежала к нему и обняла. Потом поцеловала. — Арен, Ева! Что происходит?
— Катерина, на нас напали батарианцы... Отца и Розу убили... мы должны добежать до убежища и переждать нападение. Нам придётся пересечь весь посёлок. Нужно двигаться незаметно, поэтому мы пройдём мимо школы, потом по парку — и оттуда уже рукой подать до цели.
— Идти нужно сейчас, пока до нас не добрались батарианцы! — сказала Ева.

Ева, моя сестра, была в сарафане. Похоже, что ей, как и мне, пришлось собираться в спешке — волосы были растрёпаны, на ногах — домашние тапочки.

Арен был моим парнем... нет, он был для меня намного большим. Он был моим возлюбленным. Я любила Арена всем сердцем. Он был моим сокровищем, моим солнцем. Я боялась потерять Арена, поэтому все ещё обнимала его и смотрела в изумрудно—зелёные глаза.

Он был старше меня на три года, а сейчас выглядел настолько серьёзным, что его можно было принять за взрослого мужчину.

— Ладно, выдвигаемся! — сказал Арен.

Все кивнули.

Вообще, убежище было предназначено для других целей — мы там прятались во время ураганов или наводнений. Но я там была только один раз, когда на заводе прорвало газовую трубу, и весь наш городок мог просто запросто отравиться. К счастью, противогазов на всех хватило и закончилось все благополучно. Люди успели достичь убежища и прождали там несколько часов, пока «СС» — Служба Спасения — не очистила территорию от токсинов.

Из домов выбегали люди. Они спасались от батарианцев. В одном из домов послышались выстрелы и женские крики. Я обо что-то споткнулась, упала на землю и увидела прямо перед собой труп мужчины. Я вскрикнула. Ко мне подбежал Арен и помог подняться. Сзади что—то взорвалось.

У меня перед глазами все ещё стоял образ мёртвого мужчины, его глаза — пустые, стеклянные... и кровь. Мне стало плохо, голова кружилась и раскалывалась от дыма и газа, от неутихающих криков. Становилось трудно дышать.

Совсем рядом с нами прогремел взрыв. Один из домов разлетелся на куски. Нас отбросило — я упала на какие—то камни, рядом со мной лежала Ева, Арена придавило железной дверью. Убедившись, что с Евой все в порядке, я подбежала к Арену и помогла поднять дверь, затем обернулась в поисках мамы. Она лежала на земле; осколок стекла вонзился ей прямо в грудь.

— Мама? — испуганно прошептала Ева.

Я кинулась к маме. Её рана на вид была глубокой.

— Мама, держись! Только не умирай, держись! — я сидела рядом с ней, хотя и не знала, что надо делать.
— Не надо меня спасать, — прохрипела мама. — Бегите пока вас не убили. Дочки мои, я всегда вас любила... — её взгляд остановился, и я поняла, что мама умерла. Ева громко заревела.
— Мама, не уходи! Прошу тебя! — прокричала она.
— Не плачь. Нам нужно идти дальше...

Очередной взрыв и крики напугали Еву — и она всё-таки пошла за мной.

Скоро вокруг стало совсем пусто, но впереди мы видели вспышки. Мы очень боялись, что нас обнаружат, но у нас с Ареном были пистолеты и это хоть и немного, но успокаивало. Арен очень метко стрелял, я почти не умела.

Нам нужно было обойти центр посёлка, где бесчинствовали батарианцы. В парке никого не было. Где—то недалеко от нас снова громыхнуло. Деревья горели, дым, стелившийся по земле, мешал разглядеть, то, что находилось впереди. От каждого звука мы вздрагивали и все время оглядывались.

Неожиданно перед нами появился бандит. Моё сердце застыло, я озиралась по сторонам, но не могла определить, куда бежать. И вдруг выстрел. Мёртвый батарианец упал на землю. Арен не растерялся и воспользовался своим оружием.

Неожиданно Ева остановилась. По её щёкам текли слезы. Я бросилась к ней.

— Ева, что с тобой?
— Я не могу дальше идти!
— Ева, тебе плохо? Ты ранена?
— Это бессмысленно... мы все умрём. Я хочу домой!
— Ева что с тобой? Нас убьют, если мы вернёмся! Единственное безопасное место — это убежище!
— Нас и так убьют! Я хочу домой! — Ева кричала и билась в истерике.

У меня кончилось терпение, и я с размаху ударила сестру по лицу. От неожиданности Ева упала на землю, но кричать перестала.

— Простите, сама не знаю, что на меня нашло, — Ева поднялась с земли, отряхнулась. Мы пошли дальше.

Вдали уже виднелась массивная дверь убежища. На ней красовались выведенные белой краской цифры — «99». Осталось совсем чуть-чуть...

И тут мы услышали выстрел — Еву ранили в плечо.

— Ева! — я кинулась к сестре.

Перед нами стояли пять батарианцев. Они наставили на нас оружие. Я подумала, что это конец — сейчас они либо убьют нас, либо возьмут в рабство. По моим щёкам струились слезы. Мне было страшно, но... без боя я им сдаваться не собиралась. Совершенно не думая о том, что они вооружены, я готовилась броситься в атаку, как только они приблизятся к нам. Сжав кулаки, я смотрела в глаза тому, кто стоял посередине.

Арен достал пистолет и хотел было выстрелить, но рядом с батарианцами взорвался баллон с газом. Взрыв убил одного, а остальных откинул в сторону.

Арен пальнул в одного из сбитых с ног пиратов, но тот, которого я хотела убить, успел подняться. Пират прострелил Арену ногу — он упал, но при этом успел нажать на спуск ещё дважды и убить двух батарианцев.

— Арен! — крикнула я. Мне было страшно.

«Нет, только не это!»

Я услышала смех батарианца и, взяв из рук возлюбленного пистолет, прицелилась прямо в голову работорговцу, но попала ему в плечо. Пока он визжал, я выстрелила снова. В этот раз я не промахнулась — полностью снесла ему голову.

Убрав пистолет, я подбежала к Еве. Она была мертва.

— Ева... нет! Ева! — я заплакала. — Сестра... Пожалуйста, не покидай меня.
— Катерина! — позвал меня Арен.
— Арен! — я поцеловала сестру в лоб, потом подбежала к Арену. — Арен, ты ранен!
— Я знаю. Помоги мне подняться, мы должны добраться до убежища. Осталось совсем недолго!
— Арен, Ева мертва.
— О, нет... Этого я и боялся. Я знаю — тебе больно, но все равно мы должны двигаться вперёд.

Я помогла Арену подняться. К счастью, его не сильно ранили. Он взял один из пистолетов батарианцев — и мы собрались идти дальше, но увидели, что к нам приближаются бандиты.

— К убежищу! — крикнул Арен.

Мы побежали. Арен несколько раз выстрелил в тех, кто к нам приближался. Подойдя к двери, Арен начал вводить код — я же прикрывала его на случай приближения бандитов.

Дверь открылась, но в этот момент батарианцы открыли огонь. В Арена попали.

— Катерина! Беги! Бросай меня, беги!

Я хотела спасти его, но не смогла. Мою руку пронзила жуткая боль. И это заставило меня бросить его и бежать, спасаться.

Дверь захлопнулась. Я упала на пол и заплакала. Я плакала долго — от боли, от того, что никого не смогла спасти. Арен! Я потеряла его... Арен...

Время тянулось долго, минуты казались мне часами. Выстрелов не было слышно, но я все равно боялась выйти. Я перестала плакать. Теперь я просто сидела, ничего не понимая, молилась, надеялась, что это сон... Я даже перестала чувствовать боль в руке.

И вдруг услышала, что кто-то заговорил. Голоса не были похожи на батарианские. Это люди!

Дверь открылась, и в убежище вошёл человек. Мужчина. Вооружён, а на броне — знак Альянса. Значит, все закончилось. За мужчиной зашла женщина, точно так же экипированная. Оглядев комнату, мужчина спросил меня:

— Ты единственная здесь?
— Да, — ответила я.
— Дана, отведи девочку на корабль. Ей нужна медицинская помощь, — отдал приказ мужчина.

Женщина по имени Дана кивнула и взяла меня за руку.

— Пойдём. Тебе очень повезло, ты — единственная выжившая.

Я остановилась. На глаза снова навернулись слезы. Женщина обняла меня, что-то ласково приговаривая, но я не слушала её. Арен умер...


Отредактировано. Mushroom.

Комментарии (2)

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Регистрация   Вход

Scavenger
2   
Перед прочтением, увидев слова "моя вторая работа", полез искать первую. Нашел. Глава 1-я, датированная серединой августа прошлого года. Главы 2-й как нет, так и, я понимаю, не предвидится.

Слова "не судите строго", соглашусь со Спектром, выглядят несерьезно. В описании указано "роман". Согласитесь, претензия серьезная и, чего уж греха таить, абсолютно неуместная. Во-первых, пардон, Ваш возраст. Написать в 13 лет роман - дело настолько редкое, что впору менять его на грузовик чистейшей, как слеза младенца, платины. Роман - это нечто объемное, глобальное, хорошо проработанное, вдумчивое и достойное внимания.

Во-вторых, лично меня сразу же задело имя героини. Точнее его совпадение с именем автора. Чаще всего это грозит обернуться некислым таким "Мери/Марти Сью". Что убивает художественную ценность любого, блин, романа на корню.

В-третьих, возвращаясь к первой главе августовской работы. Вы собираетесь вести два больших произведения параллельно? Регулярно? Качественно, продуманно? Или первый "проект" заброшен? Тогда есть ли гарантия, что второй будет жить и его воспримут серьезно?

Короче, извините, если тон покажется резким, но сильно сомневаюсь, что "роман" будет закончен.
Хотя, конечно, ошибусь - порадуюсь.
С уважением.
1
Spectr
1   
Попробую себя в роли критика :история уже заезженая в доль и поперек, наверно все начинали с истории Шепард/а. Влюбить ее в Призрака, все еще свежо. Лично я не смог уловить момент когда пришли силы Альянса. Да простит меня один уважаемый человек за плагиат :-), медицинская ошибка: человек с осколком стекла в груди не будет, что либо говорить, скорее всего он умрет в течении ближайших секунд. Короче тебе есть куда развиваться, желаю удачи в творчестве.
И чисто от себя не надо писать, что ты автор-новичок, звучит как "пожалейте меня"
1