Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Вторая жизнь

Вторая жизнь Эллис Шепард. Глава 23

После того как мы нашли отца Джейкоба прошло почти две недели. Гаррус отдалялся от меня, словно чувствовал, что между мной и Джейкобом образовалась какая-то связь. А меня терзало ощущение, что я теряю близкого мне человека. Нормандия дрейфовала в системе Плойтари и Джокер обнаружил сигнал бедствия на планете Занету. Похоже еще одно крушение торгового корабля Альянса....




После того как мы нашли отца Джейкоба прошло почти две недели. Гаррус отдалялся от меня, словно чувствовал, что между мной и Джейкобом образовалась какая-то связь. А меня терзало ощущение, что я теряю близкого мне человека. «Нормандия» дрейфовала в системе Плойтари и Джокер обнаружил сигнал бедствия на планете Занету. Похоже еще одно крушение торгового корабля Альянса. Миранда сказала, что за сведения об этом корабле Альянс готов хорошо раскошелиться. А я никак не могла принять решение. Нет, нам конечно же нужны были деньги, наши ресурсы очень быстро истощались, но я боялась. Я реально боялась приземляться на эту каменную глыбу и пускаться в поиски уцелевшего экипажа. Черт, как много всего сразу свалилось. Второй разум Эллис сидевший во мне был для меня абсолютно чужд. Логика этого разума была сверх правильная, доводы без компромиссные, а понятия просто не человеческие. Словно я столкнулась с холодной и расчетливой машиной. А еще меня пугало то, что меня теперь безумно сильно тянуло к Джейкобу, словно он был моей второй половинкой. Я чувствовала себя последней тварью, отдаляясь от Гарруса и сходясь с Джейкобом. Как это воспримет экипаж «Нормандии»? Я предала свою любовь, переметнулась к другому. Как мне смотреть в глаза Миранде? Я увела у нее парня. Да, у меня есть совесть! Но я запуталась, я потерялась. Я не знала, что делать дальше. Иногда я мечтала побыть простым человеком, скинув с себя бремя ответственности, стать обычной женщиной. Превратится в маленькое хрупкое создание, которое бы трепетало в сильных мужских руках. Почувствовать себя в полной безопасности, в его объятьях. Раствориться в нежности, и слиться с любовью. У меня никогда не было всего этого. Вся моя жизнь была похожа на выживание. Меня воспитала улица, превратив в озлобленного ребенка. Меня перевоспитал Альянс, сделав из меня чистокровную бойцовую суку. И теперь меня добивает война, ломая кости и выворачивая душу. Лиара, которая впервые показала мне любовь, ушла. Гаррус, залечив мои раны, отошел в сторону. Неужели Джейкоб, теперь будет сопровождать меня? Неужели он и есть та частичка меня, которая должна меня дополнить? Сердце разрывается от боли. Ну почему это чувство приносит лишь страдания? Почему любовь такая не понятная? Неужто лучше быть бездушной машиной, раздавая свое тело направо и налево? Так по крайней мере не испытываешь боль, причиненную другим. Я солдат, я машина, созданная для убийства. Я убиваю без малейшего сожаления, пуская пулю в лоб своего противника, я не испытываю жалости. Никаких чувств! Меня сделали такой миллионы людей и инопланетян. И ни одна живая душа не видит, что творится в моем сердце. Как мое тело разрывает боль. Как я рыдаю по ночам в свою подушку. Для спасенных мной я икона. Для своих врагов я чума. А сама для себя я никто! Я потерялась! Я запуталась!

***

Гарднер раскатывал на кухонной стойке маленькие лепешки из теста. Проходя мимо, я отщипнула кусочек теста и отправила его в рот.
— М-м-м. Как вкусно, — пробурчала я. — Что делаем?
Он застыл и уставился на меня.
— Капитан, оно же сырое, — выдавил Гарднер и отложил в сторону бутылку с водой, которой раскатывал тесто. — Бр-р, — скривился он. — Вы голодны?
Я открыла холодильник и, немного в нем покопавшись, вытащила пластмассовый контейнер с котлетами.
— Да, я тут похозяйничаю, — ответила я и, выложив пару котлет на тарелку, отправила их в микроволновку. — Ты же не против? — спросила я, пряча в холодильник контейнер.
— Да нет, — пожал он плечами.
— Черт, Гарднер, ты определись: да или нет.
Микроволновка запищала, я взяла тарелку и принялась ойкать.
— Ой, черт, как больно, какая горячая. Вот дерьмо, как вкусно пахнет.
Плюхнув ее на стойку, я пустилась на поиски вилки. Гарднер открыл рот и внимательно наблюдал за мной.
— Капитан, — удивленно подняв брови, вымолвил он. — Вы бы попросили, я бы приготовил чего-нибудь.
— Ну, я смотрю, ты тут занят, — я отщипнула еще кусочек теста. — Черт, Гарднер, а у нас есть мороженое? — спросила я, пережевывая. — Такое чувство, что я сейчас сдохну, если не съем его.
Гарднер принялся вытирать руки о висевшее на его плече полотенце.
— Я посмотрю на складе, но вы же его терпеть не можете, — он покосился на исходящие паром котлеты. — И, капитан, мороженое с котлетами?
— Давай тащи, — я отломила вилкой кусочек котлеты и, отправив его в рот, принялась причмокивать. — М-м-м, котлеточки, вкуснятинка.
Когда Гарднер вернулся с пакетом мороженого, я уже съела котлеты и щипала тесто. Взяв пакет из его рук, я принялась выковыривать из него белую массу. В зал кают-компании зашел Джокер и направился к нам.
— Ночь за окном, а вы тут не спите, да еще и хомячите потихоньку, — подойдя к нам, он положил на стойку планшет и замер, разглядывая меня. — Эллис, ты же мороженое терпеть не можешь.
— Отвали, Джокер, — промычала я с набитым ртом. — Женщине кушать приспичило.
— Какие-то вы неправильные все, женщины, — съязвил он. — Нам вот если приспичит, мы в туалет бежим. А вы вон как, покушать.
Я взяла принесенный им планшет и принялась разглядывать.
— Эллис, отдай, — занервничал Джокер и потянулся за планшетом. — Это тебе нельзя читать.
Я отдернула руку, чтобы он его не забрал, и оторвалась от мороженого.
— Та-ак, что это? — спросила я, переворачивая лист. — Любовная переписка с СУЗИ? Или с Келли?
Гарднер хохотнул. А я уставилась на закорючки, написанные Джокером.
— День рождения Эллис, — прочитала я вслух заголовок. Под ним были две подписанные колонки. В одной да, в другой нет, а дальше список членов экипажа и цифры. — Ты чего это удумал? — наставила я на Джокера планшет. — Это что, тотализатор?
Гарднер притих, а Джокер принялся оправдываться:
— Вот говно, это же надо было так вляпаться, — причитал он. — Ну Эллис, ну миленькая, мы пропустили день рождения Гарруса, Джейкоба, Тали. Даже Чаквас обошлась лишь маленьким тортиком. А у тебя на следующей неделе будет день рождения, вот я и подумал, будем мы его отмечать или нет.
Похоже, я совсем не сердилась на него. И, вернув ему планшет, принялась за свое мороженое.
— А ты на что поставил? — я ткнула в Джокера ложкой. — На да или на нет?
— Это секрет, — ответил он и направился в свою каюту. — Кстати, — обернулся он, отойдя от нас на несколько шагов. — Эллис, ты пробовала котлетки Гарднера?
— Ну да, — ответила я, облизывая ложку. — Вкусные. А что?
— Да так, — пожал плечами Джокер. — Джейкоб с Гаррусом два дня рыдали, когда Гарднер пустил их гориллу на котлеты.
— Ты гад, Джокер! — я запустила в него ложку, и она, не долетев до припустившего наутек Джокера, со звоном шлепнулась на пол. — Ну дождешься ты у меня!
Я отставила от себя пакет с мороженым.
— Уф, — выдохнула я. — Офигеть как я налопалась.
— Капитан, — Гарднер приблизился ко мне и заговорил шепотом. — А мы будем отмечать ваш день рождения или нет? А то я тут вот, — замешкался он. — Еще не решил, на что ставить.
Я почесала свою макушку.
— Думаю, нет.
Гарднер засиял от счастья. И, взяв меня за руку, принялся ее трясти.
— Черт, как я вам благодарен, — шептал он. — Я теперь такой куш сорву.
— Только, Гарднер, — я приложила палец к своим губам и кивнула ему.
— Конечно-конечно, капитан Шепард. Как можно? Я могила.
— Ну, вот и славненько, — похлопала я его по плечу. — Потом расскажешь, как все прошло.
Я подняла с пола ложку и, положив ее на стойку, отправилась к себе в каюту.

***

«Это утро было дождливым и холодным. В лужах отражалась обшивка нашего корабля. А черные тучи над нами, давили нас свинцовым прессом».
— Капитан Шепард, — обратилась ко мне СУЗИ. — На капитанском мостике в лифте стоит Миранда. Она просит вас открыть ей доступ на ваш этаж.
Я оторвалась от журнала, который уже несколько дней никак не могла дочитать. И, поднявшись с пуфиков, направилась заправлять постель.
— Хорошо, СУЗИ, — ответила я, поправляя одеяло. — Впусти ее. Черт, какой классный рассказ, и никак не могу его добить, — бурчала я себе под нос. — Вот ведь как бывает у людей. А тут, носишься туда-сюда, и никаких тебе чувств, никакой любви. Одна пальба да мордобой.
Через несколько секунд в мою каюту вошла Миранда.
— Эллис, прости меня, — она топталась возле входа, не решаясь пройти дальше. — Я не хотела тебе отомстить, честно.
Я поправила свой халат и жестом пригласила ее присесть за журнальный столик. Миранда села на пуфики, а я открыла бар.
— Ты будешь сок? — спросила я, вытаскивая упаковку апельсинового сока. — Мне последнее время он не очень сильно нравится. Черт, раньше прямо трусило, а теперь вот, — я поболтала упаковкой, показывая, что никак не допью его. — Да и аппетит у меня теперь как у голодного крогана. Представляешь, вчера ночью вдруг пробило на мороженое. Да я его терпеть не могу, а тут словно с цепи сорвалась, полпакета слопала.
Миранда вздохнула.
— Эллис, ну поверь мне, я не думала, что Джейкоб так все воспримет. Конечно, я любила его раньше, — она опять вздохнула. — Да и сейчас люблю. Меня просто бесило то, что он втюрился в тебя, да еще и в мертвую. Но теперь я вижу, что он достоин быть рядом с тобой.
Я налила сок в два стаканчика и протянула один Миранде. Она взяла его и, отпив глоток, поставила на столик.
— Эллис, — она взяла меня за руку и потянула, я плюхнулась на пуфики рядом с ней. — Ну пожалуйста, пойми меня.
Поставив на бар пакет с соком, я повернулась к ней, и наши взгляды встретились.
— Черт, Миранда, да я вообще понятия не имею, как все это произошло. Гаррус лежал в лазарете. Ты меня накрутила, я принялась все крушить. Джейкоб попался под руку, и ему досталось от меня. А потом все как в тумане, я, наверное, сошла с ума. Эти постоянные рейды, мое воскрешение, Лиара отвернулась от меня. У меня чуть мозг не разорвало, столько всего свалилось, причем сразу. Так что это ты прости меня, — я сделала глоток из своего стакана. — Я разрываюсь между Гаррусом и Джейкобом. Гаррус унял мою боль после потери Лиары, словно он чувствовал меня, понимал каждую мою клеточку. А Джейкоб... — я отпила еще сока. — Джейкоб видел во мне обычную женщину. Он воспринимал меня такой, какая я есть. Я жила рядом с ним, просто жила. А эти маленькие твари во мне перелезли в него. Со мной вообще происходит какая-то хренотень, я хочу, чтобы ты, профессор и Чаквас собрались завтра в зале совещаний. Надо что-то делать, я схожу с ума.
Миранда обняла меня.
— Привидение ты злое, Эллис.
— А ты стерва, — вздохнула я.
Она хмыкнула.
— Что мне теперь делать? — спросила я ее, вытирая выступившие на своих глазах слезы. — Как мне им обоим в глаза теперь смотреть? Я ведь люблю их обоих, одинаково. Они мне оба дороги. Я не смогу жить без них, Миранда. Но к Джейкобу меня тянет все сильнее и сильнее. Словно он магнит для меня, и я боюсь этого, он ведь ребенок большой.
Похоже, у меня опять начиналась истерика.
— Черт, да меня теперь весь экипаж будет считать проституткой. Хоть с корабля уходи. Я боюсь выходить из своей каюты. Я ведь капитан, я должна пример всем показывать. А у меня нет больше сил быть идеалом, я устала. Я обычный человек, я обычная женщина. Ну почему всем наплевать, что у меня внутри творится? Ну почему все мужики, — рыдала я, — гуляют направо и налево, списывая все это на свою гребаную природу. А если женщина запутается и споткнется, так ее тут же клеймят проституткой.
— Эллис, никто не считает тебя проституткой. Просто ты запуталась. Такое бывает. Ты думаешь, я идеальная? Я вообще всех мужиков считаю тупоголовыми козлами, попользовалась, и оревуар, милый. Эллис, ну успокойся, — причитала Миранда. — Я думаю, Гаррус тебя поймет. А экипаж тебя любит. Келли общается с каждым из них, так она говорит, что все за тебя переживают. Да они и пошли за тобой, потому что ты для них стала не просто иконой, они увидели в тебе душу. Ты для них человек, которому свойственно иногда ошибаться. К тому же ты очень красивая, и вся мужская половина нашего экипажа пускает слюни, увидев тебя.
— Да иди ты, Миранда, — я легонько толкнула ее в бок. — Уж я-то знаю, кто на нашем корабле символ красоты и предмет желания.
— Ну хорошо, — сдалась она. — Мы обе красивые и желанные.
Я, вытирая слезы, поднялась и убрала сок в бар. Похоже, наниты во мне нашли способ управлять моим настроением. И теперь они заботливо укрывали меня одеялом спокойствия.
— Ты, кстати, в курсе, что Джокер устроил тотализатор по поводу моего дня рождения?
— Да-а, — протянула Миранда. — Этот тип такой ажиотаж навел. Просто жуть.
Я наставила на нее свой стакан.
— Так ты знала? И на что ты поставила?
— Ну-у... — Миранда облокотилась на спинку и вытянула ноги. — Я поставила на нет.
— Вот черт. Ты опять на шаг впереди всей толпы.
— Да ладно, не парься, Эллис. Мне Гарднер шепнул на ухо.
— Трепло этот Гарднер, — я допила свой сок и, взяв стакан Миранды, пошла их мыть. — Ну я устрою ему и Джокеру пир на весь мир.
— Эллис, — обратилась ко мне Миранда, когда я вышла из уборной. — А что это за фигня про гориллу? Уже весь корабль гудит. Я спрашивала у Джейкоба, так он тут же начинает ржать и ничего не говорит. Молчит, паразит, как рыба.
Я принялась ей рассказывать про то, как меня оглушило взрывом и мне послышалось, что Гаррус говорит про гориллу, типа, они с Джейкобом хотят взять ее с собой. А я заявила, что не возьму на борт «Нормандии» никаких горилл. Мы вместе поржали и принялись обсуждать мужиков, мол, какие они все-таки сволочи.

***

Я ходила по залу заседания. Миранда, сидя в кресле за огромным столом, разглядывала свои пальцы. Чаквас крутила в руках какой-то прибор. Двери открылись, и к нам вошел профессор.
— Дьявол, Мордин, где вас носит? — вспылила я. — Мы тут уже десять минут сидим.
— Прошу прощения, — защебетал он, проходя к столу и присаживаясь в свободное кресло. — Я не мог бросить свои опыты, не дождавшись результатов. И я хочу произнести радостную новость.
Мы уставились на него. А профессор, немного понежившись в наших женских взглядах, вынырнул обратно в реальность и продолжил:
— Я усовершенствовал защитное поле «Нормандии». Теперь мы станем самым тяжелым фрегатом.
— Надеюсь, теперь Джокер сможет сдвинуть с места не только свою задницу, но еще и задницу «Нормандии», — ответила я ему. — Этакие две неуклюжие тушки, бороздящие просторы космоса.
Миранда принялась хохотать, а смутившийся профессор заерзал в своем кресле.
— Ну ладно, хватит, — успокоила я ее. — Думаю, мне надо вам кое-что рассказать.
Чаквас тоже присела в стоявшее за столом кресло и сложила на столе свои руки. Я прошлась вдоль стола, собираясь с мыслями.
— Черт, как сложно, даже не знаю, с чего начать, — сказала я. — Все так запутанно.
— Шепард, вас беспокоят наниты? — спросила Чаквас.
— И да, и нет, — ответила я. — Все началось с того, что нанороботы слушают и мое подсознание. Когда я бодрствую, я полностью их контролирую. Но вот ночью... — я остановилась напротив них и оперлась руками в стол. — Наниты принимают мои подсознательные команды и действуют согласно моим приоритетам. Почти два месяца назад я впервые поддалась им и переспала с Джейкобом.
Миранда отвернулась от меня. А я принялась опять ходить по залу.
— Так вот, — продолжила я. — Наниты, приняв мои доводы, что я хочу быть с любимым человеком, — я кивнула головой, как бы подчеркивая это слово, — отправили в его организм часть роботов. И, проведя исследования его организма на совместимость со мной и его чувств ко мне, пришли к выводу, что он является второстепенным пользователем. Мало того, они законсервировали его... — я замялась, ища подходящие слова. — Черт, короче, его семенную жидкость во мне. Типа, если я не захочу с ним опять спать, то они смогут ее расконсервировать. И я забеременею. Вот.
Я прошла к креслу и плюхнулась в него.
— Дьявол, Миранда, давай, начинай меня убивать, — вспылила я.
— Но Шепард, — удивилась Чаквас, — зачем вы нам все это рассказываете?
Я вытянула ноги и сложила на груди свои руки.
— Теперь это переросло в другую проблему, — ответила я. — Я слышу мысли Джейкоба, я вижу его сны, я ощущаю его, словно он часть меня. Неотъемлемая и неразделимая. Во мне живут три личности. Джейкоб, Талиша и Эллис, собранная из нанитов. Плюс одна я, настоящая. Я схожу с ума. А на 2175 Эя произошло вообще событие из разряда «это не я». В разгаре боя меня сковал страх, сознание Джейкоба захлестнуло все мои мысли, словно он был мной. Я жутко испугалась.
— Это невероятно, — вставил профессор. — Между вами действительно есть связь, — он повернулся к Миранде. — Миранда, я очень давно наблюдаю за Шепард, они с Джейкобом как один организм. С того самого момента, как вы вытащили меня с Омеги, Джейкоб и Шепард для меня стали одной личностью. Они двигаются одинаково, приходят хоть и разными дорогами, но всегда к одному решению.
— Вы все здесь с ума по сходили, — вскинула руки Миранда. — Ищете во всем какой-то смысл. Так не бывает!
— Шепард, — обратилась ко мне Чаквас, — вы пробовали выключить нанитов в Джейкобе?
— Да, — ответила я. — Но как только их становится мало, — я сглотнула, — меня накрывает волна ужаса, словно я умираю. И я в панике вновь активирую их.
— Это бред! — вспылила Миранда. — Телепатия, включенные наниты, которых нельзя выключить. Это все бред! Ты просто не хочешь их отключать, — она привстала и наставила на меня свой указательный палец. — Тебе нравится, когда все вокруг тебя жалеют.
Я грохнула кулаком по столу. Миранда тут же села обратно в свое кресло.
— СУЗИ! — позвала я. — Срочно найди Джейкоба! В штанах он или без, чтобы через минуту был здесь! Ясно?
Спустя несколько секунд в дверях появился запыхавшийся Джейкоб.
— Подойди к Миранде! — рявкнула я на него. — Встань рядом с ней!
Он послушно приблизился к креслу Миранды, а я поднялась, отвернулась от них и уставилась в стенку.
— Миранда, ударь стоящего рядом придурка! — крикнула я. — Да покрепче!
В моем животе появилась резкая боль, и я опустилась на колени.
— Черт, как больно, — захрипели мы в унисон с Джейкобом. — Эллис, за что?
В зале повисла гробовая тишина.
— Что все это значит? — так же в один голос спросили мы.
Я поднялась и, пройдя к креслу, села в него.
— Джейкоб, — раздались наши с ним голоса, — иди, присядь рядом со мной.
Все это время мы потирали свои животы. И говорили как один человек, слово в слово, с одинаковыми интервалами, только разными голосами. Через пять минут очнулся профессор:
— Вот это хрень, — вымолвил он. — Вы что, думаете одинаково?
— Да, Мордин, — ответила я. — Именно это я вам и пытаюсь сказать. Мы теперь как одно целое. Все в точности как у гетов! — меня передернуло. — Черт, я становлюсь гетом! Стоит на мгновение потерять, где я, а где другие сознания, как они полностью овладевают мной. Или я начинаю управлять Джейкобом, словно роботом.
— «Властелин» управлял сознанием своего экипажа, — вздохнула Чаквас. — Теперь понятно, как он это делал. И теперь Шепард, похоже, становится новым «Властелином».
Я сползла в кресле и закрыла лицо ладонями.
— Вы должны убить меня, — прошептала я. — Я становлюсь монстром.
— Но пока вы руководствовались лишь своими чувствами, — ответил через пару минут Мордин. — Вы испытываете к Джейкобу определенную привязанность. Можно сказать, любовь. И больше никого не заразили.
— Еще Талиша заражена, — вздохнула я. — Наниты хотели изменить ее гены, клонировав меня. Это их голос постоянно слышит Джейкоб. И это они давали ему указания, что нужно сделать, чтобы вытащить меня из комы. Когда все три команды нанороботов объединились, то во мне сработал материнский инстинкт. И я запустила своих, а они, достигнув ста двадцати миллиардного количества, образовали во мне первое ремонтное звено. Соответственно, в Джейкобе второе ремонтное звено, а в Талише третье. Теперь в моей голове три сознания плюс коллективный разум нанитов, и я могу управлять каждым из них. Если я не свихнусь.
Я вскочила с кресла и шарахнулась в сторону.
— Черт, Джейкоб, ты дебил! Как ты можешь думать сейчас о сексе?!
Все уставились на него.
— Ну а чего тут такого? — разводя руками, пробасил он. — Меня это заводит.
И Джейкоб повалился на пол.
— Эллис, — захрипел он, — отпусти! Черт бы побрал этих маленьких сволочей! Как больно!
Я отдала мысленный приказ сознанию Джейкоба, и он, поднявшись с пола, вытянулся по струнке.
— Все, я понял, — сказал он. — Я больше не буду.
А я так и осталась стоять возле двери.
— Теперь вы увидели достаточно? — обвела я взглядом притихших Чаквас, Миранду и профессора. — Пустите кто-нибудь мне пулю между ушей! Хватит с меня! — я взмахнула рукой. — Я больше не человек! Я машина!
Миранда кинулась ко мне.
— Эллис, успокойся, — запричитала она. — Никто не думает, что ты машина. Ты можешь отключить нанитов?
— Нет! Мне становится страшно. Словно я умираю. И эта невыносимая боль опять вернется в мое сердце. Я опять буду разрываться на части. Вам ведь нет до меня никакого дела! Вы видите во мне только икону! — во мне полыхал огонь, сжигая мое сознание. — Вы привыкли считать меня божеством! Идолом! Вы забыли, что я человек! — я ткнула пальцем в Миранду. — Вы забыли, что я женщина! Вам всем плевать, что я рыдаю каждую ночь, пытаясь унять боль внутри себя, которая сжигает мое тело, превращая мою душу в пепел.
В моих глазах потемнело. Я услышала, как завопила Чаквас:
— Миранда! У Джейкоба припадок! Мордин, держите его ноги.
Я почувствовала агонию, и мое сознание затопило отчаянье. Меня начало трясти. Я как подкошенная рухнула на пол.

***

— Что происходит? — спросила я у второй Эллис. — Что с Джейкобом?
— Основным пользователем было принято решение об отключении всех ремонтных звеньев. Звено три отключено.
Сознание Талиши исчезло.
— Звено два не принимает команды, — доложила она мне. — Возможно, второстепенный пользователь отказывается от отключения ремонтного звена.
— Отключить! — мысленно зашипела я. — Принудительно!
— Звено два отключено, — спустя несколько секунд сообщили наниты. — Вы хотите отключить первое ремонтное звено?
— Да!
— Изолирующая оболочка материала для репродукции снята. Яйцеклетка оплодотворена. Система репродукции запущена. После завершения данного процесса отключится последняя группа ремонтных роботов. Первое звено переведено в режим ожидания.
— Нет! — завопила я. — Остановить репродукцию!
— Процесс запущен. Установленная для ремонтных роботов директива не позволяет демонтировать основного пользователя. А при запущенной системе репродукции плод на любой стадии своего развития до рождения является неотъемлемой частью основного пользователя.
— Будьте вы все прокляты! — вопила я мысленно. — Бездушные твари!

Продолжение следует...



Похожие материалы
Вторая жизнь | 05.11.2010 | 2462 | 24 | Alien656, Вторая жизнь | Alien656
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 20
Гостей: 19
Пользователей: 1

MacMillan
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт