Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Синяя стрела. Глава 19

Жанр: драма, экшн;
Персонажи: м!Шепард, ОС;
Статус: в процессе;
Описание: 2175 год. Хестром Криз — наемница из криминальной группировки «Синие светила» — получает неожиданный заказ. В то же время лейтенант Джон Шепард отправляется на свое первое секретное задание. Казалось бы, эти события не могут быть связаны, но это только «казалось»… Данный фанфик является предысторией фанфиков «Блицкриг по-скиллиански» и «Диверсант».
 




ДИАТОМА-РАДИОЛЯРИИ

 


Казино-клубом «Сверхновая» на Цитадели владел какой-то волус и содержал свое заведение в идеальной чистоте. Эта «вылизанность» сразу же бросилась в глаза Хестром Криз, когда она вошла в клуб, предъявив на входе свое удостоверение сотрудника ООБ. Вышибале-крогану она сразу же не приглянулась из-за своей экипировки, и он вызвал хозяина.

— Щто вам нушшшшно? — сквозь «вздохи» скафандра и непонятный акцент маленького пришельца автоматический переводчик Хейс не сразу выдал фразу в её наушник. Очевидно, волус не слишком хорошо знал общегалактический — эту дикую смесь турианских, саларианских и азарийских словечек — так что приходилось прибегать к переводчику, встроенному в инструментрон. За годы своего странствия по космосу и базам «Синих светил» Хейс уже научилась сносно разбираться в этом языке, но понять волуса ей было все же сложно без помощи извне.

— У насссс нет никхакиххх нарусссшений, — не унимался тот, оглядываясь, чтобы понять, не беспокоит ли этот небольшой инцидент его посетителей. — Пфорядок не наруссссшаем...

— Спокойно, — развела руками Хестром, демонстрируя свою непричастность. — Я всего лишь хочу выпить и все.

Волус издал какой-то непонятный звук.

— Обыфчно вассши ссотрудники не прифххходят в ффформе, — растеряно проговорил он. — Это моссссжет рассспугать клиентофффф...

— Я новенькая в ООБ. Не знала. Я лишь тихонько посижу в уголке, никого трогать не буду, хорошо? А в следующий раз приду в гражданском, — примирительно проговорила Хейс, стараясь успокоить волуса и упрекнув себя за непредусмотрительность. Она-то наивно полагала, что сотрудникам СБЦ везде дорога. Хорошо еще, что весь отряд сюда не притащился во всеоружии. Они ожидали её снаружи.

— Хоросссссо, — кивнул волус и сделал приглашающий жест.

Криз улыбнулась и вошла внутрь.

Клуб был довольно привлекательным внутри. Чистеньким, отмытым, просторным и спокойным — не чета заведениям Камалы. Там на каждого посетителя приходилось три квадратных метра, куча ругани и негатива. Именно к таким заведениям Хейс и привыкла. А здесь почувствовала себя не в своей тарелке.

Но, впрочем, это её нисколько не смутило. Она уверенно подошла к барной стойке, подозвала азари-бармена и заказала ринкол. Та смерила её скептическим взглядом, но молча выполнила заказ и пододвинула посетителю огромную — прямо под кроганский кулак — кружку.

Хейс уже пробовала ринкол. Она вдруг вспомнила, что эту адскую смесь алкоголя и агрессии любила пить Джесс, и этот напиток нисколько не «вышибал» из неё мозг, как любили повторять бармены.

Внутри от этой мысли сжалось сердце, и кольнула игла неусыпной совести.

Все-таки это и вправду жестоко — молчать о смерти Джесс. Но Хейс понимала, что, расскажи она Казаре эту ужасную новость, та в лучшем случае потеряет всякую сосредоточенность, а в худшем — зальется слезами и алкоголем, и, может быть, воспылает жаждой мести, решив вернуться на Камалу, чтобы найти этих таинственных убийц. То есть поступит крайне неразумно. А сейчас Казара нужна собранной и хладнокровной.

Осознание того, что она, Хейс, использует бойца в своих целях, манипулируя его поведением, не приносило ни минуты покоя. Но она предпочитала откидывать в сторону эти мысли, пока не наступит время, чтобы предаться унынию, горечи и самоуничижению. Сейчас у них есть цель — и это важнее любых эмоций.

Тем не менее, хлебнув глоток ринкола, Хейс вдруг ощутила досадное желание напиться. Особенно сейчас, когда её не видели члены отряда. Сейчас, когда проклятая боль в голове все еще давала о себе знать, а глаза постоянно натыкались на всевозможные детали и зачем-то их запоминали.
Но не время для выпивки.

— Проклятье, как кто-то может пить это говняное пойло? — громко выругалась она, чтобы её услышала официантка. Та сразу же отреагировала: слегка покосилась в её сторону, чуть склонив голову набок, и, обслужив очередного клиента, подошла.

— Мэм, думаю, вам лучше занять место в углу, — указала она на пустой столик, а сама ушла, скрывшись в подсобных помещениях.

Хейс благоразумно последовала её совету и уселась туда, куда был указано. Она надеялась, что её сообщение получили и что ждать долго не придется. После случившегося со Стигом — что бы с ним ни случилось — Ниро был на взводе, и Криз опасалась, как бы он не натворил глупостей. Поэтому приказала Тулусу следить за напарником, а Казаре — приглядывать за ними обоими. В любом случае, связь они поддерживали.

Азари вскоре вернулась и невозмутимо продолжила свою работу.

Хейс прождала около часа. За это время с ней два раза связывался Ниро, чтобы узнать, как дела. А получая положительный ответ, докладывал, что все спокойно и у них.

Лениво оглядывая посетителей, Хейс обратила внимание, что людей здесь не так много. В основном, турианцы, азари и саларианцы — расы представителей Совета. Что, в принципе, и неудивительно, учитывая, как неохотно принимают в Галактике молодую, но явно агрессивную расу людей. Кому-то не нравилось, что они распространяют свое влияние слишком быстро, кто-то просто был не в восторге от «этих выскочек», и все же, в отличие от Камалы, к людям здесь относились хоть и с подозрением, но гораздо спокойнее. И приятно было сознавать, что рабов тут не попадалось. Как-никак, столица галактической Цивилизации.

— Привет, дорогуша, — вдруг развязно обратился к ней кто-то, и в ту же минуту напротив сел неприятного вида мужчина с залысиной и в форме сотрудника СБЦ. — На карнавал собралась? ООБ в 99 процентах случаев не ходят так, как будто собрались устроить маленькую войну.

— Я — как раз тот один процент, — отпарировала Хейс ровно, оглядывая собеседника и оценивая его. Он уселся на стул в такой позе, словно был здесь самым умным, откинулся на спинку, тут же заказал выпивку. Симпатичным его вряд ли можно было назвать, а по его глазам казалось, что он уже сейчас в мыслях снимает её броню и пялится на то, что под ней.

— Ты что-то не похожа на того обдолбанного турианца, который обычно со мной связывается, — хмыкнул мужчина. — Ты нравишься мне больше, принцесса. Что тебе нужно? Может, после того, как все обсудим, завалимся ко мне в логово и покувыркаемся вместе, а, пряник?

— Еще раз назовешь меня пряником, принцессой или дорогушей, я тебе челюсть сломаю, урод, — холодно произнесла Хейс. Как она ненавидела этот тип: наглый, вульгарный, уверенный в собственной неотразимости!

— Мистер Урод, — усмехнулся он, проводя своей рукой по лысине. — Что тебе понадобилось?

— Мне нужен адрес одного человека. Его имя — Стэо Бол.

— Бол? — удивился тот. — Знаю я такого. Дерганный кретин, но во всем, что касается электроники и компьютеров — настоящий ас. Пару раз сам пользовался его услугами.

— Знаешь? — заинтересовалась Хейс. — Где его найти?

— Ага, — мужчине принесли выпивку, и он сразу же осушил рюмку. Потом вдруг сказал: — У нас на работе не любят людей, а выпивших людей — тем более. Но моя смена закончилась уже, так что я могу себе позволить расслабиться. Бутылочка виски — и я весь твой, красавица.

— Да мне плевать, — окатила его льдом девушка. — Я здесь по делу. Дай мне адрес, и я уйду.

— За просто так я ничего тебе не дам, — возразил тот нагло.

— Ты же знаешь, от кого я, — сдерживая нетерпение, проговорила она. — Мне нужен адрес.

— Но четырехглазый мне платит за информацию, а ты, похоже, не собираешься, — парировал он, снова осушая порцию. — Так на кой черт мне тебе помогать?

— Сколько тебе нужно? — Хейс активировала инструментрон, решив, что легче заплатить, чем убеждать.

— А нет, принцесса, кредиты у меня пока есть... а вот бабы давно не было.

— Так возьми кредиты и найди себе бабу, — прошипела она, чувствуя острое желание ему врезать.

— А, может, я уже нашел, а? Почему бы и нет? А я тебе адрес скажу и даже такси вызову. Идет?

Сначала Хейс неудержимо хотелось двинуть ему по рылу прямо здесь, на глазах у посетителей. Но она сдержалась. Ей нужен был адрес, а этот «прикормыш» явно чувствовал себя тут гребаным королем. Надо было продемонстрировать ему, что он ошибается.

— Идет, — спокойно сказала она и поднялась. — Пошли.

— Что, прямо сейчас? — спросил он и удивленный, и обрадованный.

— У меня мало времени. Так что здесь и сейчас. Или я решу, что адрес мне уже не нужен.

— Ну пошли тогда...

Она, даже не глядя, идет он за ней или нет, быстро сориентировалась и направилась в туалетную комнату. Когда он, грязно ухмыляясь, зашел, она быстро закрыла дверь. Замка тут не было, но она понадеялась, что никому сейчас не приспичит.

Потом обернулась к мужчине, заметив, что он уже расстегивает свой ремень на брюках. Это вызвало в ней омерзение и злость, отчего она осуществила задуманное резче и грубее, чем планировала: со всей дури размахнулась и ударила ногой ему прямо в пах, а, когда он согнулся пополам и вцепился руками в свое драгоценное место, схватила за шкирку и метнула его в стену, куда он угодил прямо своей залысиной. Удар оказался сильнее, чем она рассчитала — видимо, со злости — но ей повезло: сознание он не потерял, хотя скрючился от боли и застонал.

Тогда она извлекла из своего запаса панацелин, чтобы привести его немного в чувство, и резко вколола ему в ногу. Спустя пару секунд его стоны поутихли, поэтому она скрутила его руку за спиной и ударила пару раз по щекам.

— Ну как, принцесса? Понравилось? Не челюсть, конечно, но тоже неплохо, не считаешь? — прошипела она едко, усилив захват.

— Сука... — застонал он, пытаясь вырваться, но ему было слишком больно. — Отпусти...

— Предлагаю новую альтернативу: ты говоришь мне адрес, а я не ломаю тебе руку. Идет? — поскольку он тихо ругался, она холодно повторила: — Идет, пряник?

— Хорошо! — почти выплюнул он от бессилия. — Бол живет в районе Закера, пятнадцатый уровень, сто восемнадцатый блок, семьдесят один!

— Если соврал мне, я тебя прикончу, понял? — Хейс скрутила его руку еще сильнее, чтобы показать серьезность своих угроз. — А если попытаешься навредить мне, клянусь, я тебе член отрежу и засуну его прямо в глотку! С такими, как ты, у меня разговор короткий!

С этим словами она его отпустила и отошла. Сделав пару манипуляций на своем инструметроне, она перевела ему две сотни кредитов.

— Это тебе на чай от «Светил», — проговорила она спокойно.

— Сука, — прохрипел он, тяжело вставая. — Я пожалуюсь на тебя Солему.

— Ну вперед, — усмехнулась она. — Только не забывай, что это ты у «Светил» под колпаком.

В этот момент дверь резко открылась, и на пороге возник кроган-вышибала. Бросив подозрительный взгляд на сотрудника ООБ, а потом на красную от удара залысину мужчины и его попытки подняться, рептилоид растянулся в насмешливом оскале. И снова закрыл дверь.

Дело было решено, поэтому Хейс спокойно вышла из туалетной комнаты и направилась к выходу. Проходя мимо крогана, она наткнулась на владельца клуба.

— Плагодарююю, мисссс, — негромко сказал он и кивнул. — Эттот нахглый человеккк чуфсссствует себя здессссь хозяином.

— С недавних пор стал наведываться к нам, хотя постоянно ошивается в клубе «Логово Коры». Надеюсь, Харкин усвоит урок, — покачал головой кроган. — Я бы сам его помял, но он — сотрудник СБЦ, а хозяин не хочет неприятностей.

— Рада помочь, — пожала плечами Хестром. — Но поверьте, у таких экземпляров просто не хватает мозгов, чтобы вынести урок. Это лечится только одним способом.

— Мосссжет, кохгда-нибудь найдеттссся тот, кто ссснова преппподасст ему урокк, — философски заметил волус, подняв палец к верху.

— Может быть, — неопределенно ответила ему Хейс и, быстро попрощавшись, зашагала прочь.

Связавшись с Ниро, она выяснила, что они по-прежнему ожидают её, и твердой походкой направилась туда.

 

***


Когда аэрокар доставил их по адресу, Криз приказала членам отряда оставаться на местах и ждать её внизу, чем сильно всех удивила.

— А если там засада, Си? — нахмурился Ниро этому странному приказу.

— Не думаю, — постаралась ответить она как можно ровнее, чтобы не выдать истинных мотивов такого приказа. — Будем держать связь. Если что — со всех ног тащите свой зад на помощь. Не хочу спугнуть Хока, если он там.

— Да неужели, — задумчиво протянул мужчина. — Только в этом дело?

Вместо ответа она чуть улыбнулась, рассчитывая усмирить его подозрительность.

— Если не выйду на связь через двадцать минут... Паникуйте.

— Это всегда пожалуйста, — хмыкнула Казара, сложив руки на груди и опершись о капот аэрокара. — Как любит повторять Джесс: «Паника — ваш злейший враг!»

Улыбка сразу же погасла на лице Хестром. Она встретилась взглядом с Ниро и предупреждающе покачала головой.

— Кредо Подводного Флота из книги Уильямсона и Пола, — выдохнула Хейс окаменевшим голосом. — Давала почитать Джесс... Все. Мне пора.

Она резко развернулась, проверила свои щиты и боезапас и направилась в сто восемнадцатый блок, состоящий, в основном, из раскинутых с хаотичностью паутины квартир. Предъявив на посту охраны свое липовое удостоверение и пройдя проверку, она поднялась на лифте на восемнадцатый этаж и вышла. Перед ней раскинулся светлый коридор, покрытый новехоньким ковровым покрытием, по которому не спеша передвигался дрон-уборщик, делая свою работу.

Кажется, все тихо.

Хейс была немного озадачена, увидев выбранное хакером Стэо Болом место для проживания. Как-то оно не вязалось с образом «настоящего аса», по словам Харкина, и «лаймера» — по словам Хока, оказывающего незаконные услуги. Скорее, она ожидала увидеть захламленную дыру с крысами и тараканами.

Либо «прикормыш» по имени Харкин соврал ей, либо Бол зарабатывал на своем нелегком труде огромные деньги и любил беззаботно шиковать.

На всякий случай она сняла пистолет с предохранителя и сжала оружие в руках.

Квартира семьдесят один располагалась чуть дальше, судя по номерам на дверях, сцепленных новейшими электрическими замками. Добравшись до нужной и обнаружив, что та закрыта, Хейс быстро взломала замок с помощью своего инструметрона и проникла внутрь.

В первом помещении, оказавшемся гостиной, никого не было. И оно как никогда лучше подходило на звание «хакерского логова». Тут царил настоящий беспорядок: сваленные в кучу вещи, матрас со смятой подушкой, распакованные коробки из-под еды, грязные стаканы, остатки картошки фри валялись под столом.

Хок, несомненно, успел здесь засветиться: на столе валялся один из шприцов и пустая ампула от его лекарства. Рядом стояли два стакана, на дне которых, кажется, было пиво, а на полу возле матраса валялась корка от пиццы.

Девушка осторожно продвинулась в сторону одной из комнат, откуда доносились приглушенные голоса. Дверь была приоткрыта, поэтому она распознала один голос. Хок. Другой был ей незнаком.

Два голоса о чем-то оживленно спорили. Незнакомый настаивал:

— Ты не врубаешься! Я переписывал алгоритмы уже тыщу раз, а «Лола» по-прежнему не понимает их и просит повторить команду!

— Твоя «Лола» даже простейший файервол пробить не может, а ты просишь, чтоб она «поняла» твои алгоритмы, — раздался смешок. Это был Хок. — Я говорил с самого начала, что твоя цыпочка просто гронканутая, снеси её и начни все заново!

— Ага, а задницу тебе не подтереть, Мистер Баян? — отозвался второй. — «Лола» — это не просто вирус, а самый наикрутейший вирус!

— В перспективе, — хмыкнул голос Хока. — Ты говорил, что твой вирь сможет пробивать защиту и адаптироваться к системе?

— Точняк! И не только это: она сможет маскироваться под сбои самой системы, да и вообще любого девайса, подчищать за собой следы, манджовать так, как потребуется, даже спрячется при постороннем вмешательстве, если кто-то захочет снести её!

— В перспективе, — повторил снова Хок. — Чтобы написать такой ацкий вирь, тебе потребуется дохренища времени, если не вся жизнь.

— Зато когда я это сделаю, смогу разбогатеть! — с мечтательными нотками отозвался тот. — Найду покупателя побогаче и продам свою «девочку»!

— Тогда советую тебе назвать вирь как-то иначе. Ну что за название — «Лола»? Скучно, бледно, безынтересно. Покупатель решит, что это всего лишь очередной опус, при котором у тебя лично стояк. Назови по-другому... Не знаю, как-то мрачно, с претензией на нечто зловещее... Кроатон к примеру.

— Это что, название туалетной бумаги? Хок, у тебя явно опять с башкой не лады. Причем тут мой вирь и это слово?

— Книжки иногда читай, лаймер, — снисходительно отозвался тот. — Тогда и поймешь, в чем тут связь....

Этот разговор можно было слушать вечно — настолько он был забавным. И безобидным. Но времени умиляться над беседой двух хакеров не было. Поэтому Хейс тихо вошла в помещение, мельком заметив массу всевозможного оборудования и мониторов, и, пока её не увидел незнакомый тучный парень, жующий пиццу и печатающий что-то на консоли жирными пальцами, приставила свой пистолет к затылку Хока. Тот тоже что-то колдовал за компьютером, но, почувствовав угрозу, замер, остановив бешеный полет своих рук.

Глаза тучного человека — Стэо Бола, как надо предположить — округлились от ужаса. Кусок пиццы застрял в зубах.

— Ну привет, эпсилон, — проговорила Хестром. — Думал, сможешь убежать от меня? Не очень умно сидеть тут и беспечно беседовать со своим другом. Вместо меня тут мог оказаться кто угодно и сцапать тебя за секунд десять. А, может, и не просто сцапать.

Как ей показалось, Хок, узнав её голос, вздохнул с облегчением.

— Я могу все объяснить.

— Ты уж постарайся, — сказала она и отошла назад на пару шагов, позволяя ему развернуться в кресле. Что он тут же и проделал, а потом уставился на её пистолет.

— Твоя пушка не очень располагает к беседе, — заметил он, смутившись.

— А мне плевать, — холодно отпарировала наемница. — Сначала я тебя выслушаю, а потом решу, что мне с ней делать: нажать на спуск или убрать в крепление. У тебя три минуты.

— Хорошо, — кивнул он, покосившись на друга. Тот все же пережевал кусок и проглотил, но шевелиться боялся. И правильно делал.

Хейс не отрывала взгляда от мальца. Его большие светлые глаза непонятного оттенка смотрели на неё с опаской и вместе с тем — непонятной надеждой. Девушке не хотелось оправдывать или не оправдывать чьих-то надежд. Надежда — вообще хрупкая субстанция, на неё нельзя было полагаться.

— С чего мне начать? — нахмурился Хок.

— С правды. И нормальным языком. Зачем ты удрал от нас?

Он коротко пожал плечами.

— Не до конца доверял. Прости, но у меня были все основания. Вы все-таки наемники.

— Которые спасли твою шкуру от кроганов, — уточнила Хейс. — Рисковали своей жизнью и свободой, чтобы доставить тебя на Цитадель.

— Да, верно, — согласился он. — Но сомнения все же были. Эпсилон, конечно, но этого было достаточно, чтобы рвануть сюда без компании. Я не хотел навредить тебе. Ты цела и невредима.

— Что ты мне вколол?

— То же самое, что вкалываю себе каждый день, только со снотворным.

— Где данные? Ты уже собрал их? Ты говорил, что у Бола есть все необходимое железо для этого.

— Для чего у меня железо есть?.. — вдруг удивился второй хакер.

Хок окатил его хмурым взглядом.

— Я соврал. У меня нет этих данных, — выпалил он, затаив дыхание и ожидая реакции.

Чтобы переварить услышанное, Хейс хватило и секунды. И она сразу же почувствовала, как внутри нарастает злость.

— Я сразу же уничтожил их, когда понял, с чем имею дело, — продолжал Хок в ответ на её молчание. — Меня пытались убить, и это здорово меня напугало. Поэтому я нанял «Светил».

— Тогда на кой черт Серому Посреднику понадобилось искать тебя? Что-то не стыкуется, эпсилон, — угрожающе проговорила она, сделав шаг в его сторону и направив пистолет прямо в лоб. — И еще назначать награду за любую информацию о твоем местонахождении? Серый Посредник не мог не знать, что ты стер данные. У него работают спецы, которые смогли бы запросто вскрыть архив твоих операций... или что там еще делают такие умники, как ты.

Хок слабо улыбнулся.

— Точно. Я уничтожил не только те данные, которые скачал, но и снес все из архива адмирала. Посредник об этом знает. Но он также знает, что одно хранилище данных все же у меня есть.

— Говори, — подстегнула его Хейс, и он, обреченно вздохнув, указал пальцем на свою голову. До неё не сразу дошло, что он имеет в виду.

— Чушь собачья, — выругалась она. — Ты не мог запомнить столько информации, а я подозреваю, что её там было довольно много.

— Если быть точным, сто пятьдесят две страницы, которые описывают восемнадцать директив, направленных от некоего адмирала Райса своим подчиненным, входящим в состав его группы «Смерч». И я помню каждое слово.

— Это невозможно, — отказывалась верить Хестром. — У тебя что, в башке грейбокс или вроде того?

— Нет, — грустно усмехнулся он вдруг. — Хотя я бы лучше с имплантом походил. Серые ящики — это лишь частичное отражение того, что происходит внутри моего собственного «ящика». Когда я был болен эпилепсией, мой отец, один из тех самых яйцеголовых, работающих на Альянс по разработке новейших технологий, смог достать экспериментальный препарат, еще не опробованный на людях... Я уже тебе это рассказывал. Но я не рассказал, что препарат, хоть и вылечил меня, но вызвал необратимые изменения в моем мозге, каким-то образом изменив некоторые участки и особенно — те, которые отвечают за память. Синестезия — это еще цветочки. А вот элективная гипермнезия меня едва не прикончила. Мой мозг стал «записывать» все, что я видел вокруг, в большей степени — наборы цифр, символов и букв. Я только три месяца пролежал в психушке в полубредовом состоянии. Мне насильственно вводили успокоительное, чтобы я вообще не соображал. В моей палате не было ни единой цифры или детали — и то я до сих пор помню серийные номера и имена сотрудников больницы...

— Не ври мне, Хок, — оборвала его рассказ Хейс, ощущая, как злость внутри сменилась недоверием. — Человеческий мозг не способен на такое.

— Шутишь? — скептически поднял он бровь. — Да если покопаться в мозгах человека, с ним такое можно сотворить! Если бы наш мозг юзал хоть на пару процентов больше извилин, люди давно научились бы летать, засунув ракету себе в задницу!.. А мой мозг юзает охренительно хорошо! Правда, из-за этого я едва не отбросил коньки, поскольку поток данных был настолько колоссальным, что участки мозга, отвечающие за фильтрацию, просто не успевали за ним! В итоге я запоминал все, что видел. И если бы не мой стимулятор, мозги давно бы уже закипели от перегрева и взорвались! Но он помогает мне активировать другие зоны и фильтровать информацию.
Без него я запоминаю все подряд, мысли путаются, я не могу сосредоточиться, не могу определить, какое воспоминание и «откуда» достать. Могу перепутать сложнейшую химическую формулу с названием кофе! Могу поздравить тебя с днем рождения и сделать подарок, засунув в коробку кусок динамита и запал!.. Без стимулятора я стану овощем, который знает наизусть все химические элементы с подробным описанием, доктрины квантовой физики и номера телефонов половины жителей Ванкувера — я там жил пару лет с семьей — но совершенно не разбирающимся, как использовать эти знания и когда именно, понимаешь?

Хейс терпеливо молчала, ожидая, когда закончится этот бред. И все же что-то внутри неприятно шевелилось, может, то самое чутье, говорившее, что Хок не врет.

— Но ты мне все равно не веришь, — хакер вдруг глубоко вздохнул, закрыл глаза и после нескольких секунд молчания заговорил, как будто цитируя: — Проект «Смерч». Общая характеристика. Численность задействованных лиц — сто восемьдесят два. Из них: сорок три в лаборатории № 11723456, кодовое название «Террариум», тридцать один — в лаборатории № 11745578, кодовое название «Дровосек», пятьдесят два полевых агента квалификации «R5», «R6» и «R7», тринадцать сотрудников охраны с квалификацией не ниже «R5», сорок три гражданских лица, действующих в интересах Проекта. Полный список сотрудников — на странице 23. Ответственные лица по участкам: доктор Келли Росс — программа «Террариум», доктор Дилан Уэйн — программа «Дровосек», майор Грид — Охрана; полковник Торнски — координатор агентов квалификации «R5»; полковник Круз — координатор агентов «R6»...

— Но это еще не самое интересное, Хезер, — остановился Хок и открыл глаза. — Восемьдесят страниц Проекта — это описание работы программы «Террариум». Как я понял, это незаконные лабораторные испытания над инопланетянами. В основном, турианцами, азари и саларианцами. Ничего не напоминает эта троица? Там прилагался и перечень всех результатов. Яйцеголовые ставили эксперименты над их геномом, изучали, записывали, что-то добавляли, убавляли — словом, экспериментировали! Пытались создать биологическое оружие — явно на тот случай, если начнется война с Советом. Правда, так и не смогли. Что-то не получалось. Вирус с кодовым названием «Чума» не поддавался контролю. Не хватало каких-то сведений. Список жертв неудачных лабораторных испытаний на три страницы. Имена засекречены, но, если порыскать, можно расшифровать.... Также велись работы над искусственным интеллектом — программа «Дровосек». И такого дерьма в отчете еще много. Я все помню. И Серый Посредник это знает. Поэтому-то он и взял меня под свое крыло. Потому что я — лучший в своем деле. Грок.

Какое-то время Хейс буравила его острым взглядом, пытаясь понять, не допустит ли она очередную оплошность, поверив его словам. Тут встрял Бол, когда его никто и не просил:

— Это правда, мисс... Хок может запомнить все, что угодно. Пару лет назад я проверял его, давая на секунд тридцать полную таблицу RGB в цифровом и символьном виде, даже поставил три сотни кредитов на то, что он ошибется. И проиграл! Три сотни! А у меня на тот момент кредитов вообще не было, так что пришлось обчистить счет одного саларианца...

— Заткнись, — резко оборвала девушка, нахмурившись.

Все еще целясь правой рукой в лоб хакера, левой она указала на лежащий на столе датапад.

— Активируй его, — приказала она Хоку.

— Зачем?

— Делай, как я говорю.

Поколебавшись секунду, он потянулся к прибору и включил его.

— Выходи в экстранет, — сухо говорила Хейс. — Набирай в поиском запросе: Человечество. Литература 20 века. Джек Уильямсон и Фредерик Пол. Читать. — Когда Хок кивнул, уже, верно, догадавшись о её намерении, она продолжила: — Страница... 185, к примеру. Нашел?

Хакер кивнул.

— У тебя ровно десять секунд, чтобы прочитать все и запомнить. Ошибешься хоть раз — башку прострелю. Давай.

Покосившись на её пистолет, Хок вздохнул и принялся читать. Но Хейс не почувствовала в этом выдохе ни капли страха или удивления. Она явно была не первой, кто проверял его таким образом.

— Все, — отсчитав десять секунд, произнесла наемница. — Давай сюда.

Он протянул ей датапад, и она, зажав его в левой руке, немного отошла назад, чтобы суметь прочитать написанное и одновременно успеть среагировать, если кто-то из двух хакеров начнет творить глупости.

— Теперь рассказывай.

Хок снова глубоко вздохнул и закрыл глаза. Если это требовалось ему для «вхождения в Силу», пусть. Хейс интересовал только результат. И вот тот начал:

— «Диатома — радиолярии! Еще и еще раз повторял он. Диатома — радиолярии! Моллюски созрели! Повторяю, моллюски созрели! Радиолярия, спеши! Я откинулся на бортик плота. Я не верил собственным ушам....»

Хок говорил это совершенно безэмоциональным голосом, словно робот читал список покупок. Хейс, не веря глазам, читала этот же текст на датападе. Потом оборвала хакера на полуслове:
— Хватит!

Она отложила датапад и нехотя убрала пистолет в крепление.

— То, что я сейчас услышала, мгновенно переводит тебя из списка разыскиваемых в список Альянса под названием «Немедленно ликвидировать». И кое-что проясняет, — добавила она, вспомнив про таинственных незнакомцев, нагрянувших к Солему. — Они не простят тебе того, что ты знаешь их грязный секрет, эпсилон.

— Вот поэтому у меня есть небольшой план, — отозвался он взволнованно. — Я могу залечь на дно на какое-то время.

— Довольно трудно будет найти такое место, где нет шпионов Серого Посредника, — усомнилась Хейс. — Тебя выдадут с потрохами при первой же возможности.

— Да. Но я попросил о помощи своего отца. Он меня не выдаст.

— Ты связывался с ним? — нахмурилась девушка. — Как?

— Отправил ему сообщение. Написал, что у меня неприятности. Он ответил, чтобы я приезжал к нему.

— О Боже, — Хейс устало опустилась на стул. В этот момент в её передатчике раздался голос Ниро, с беспокойством вызывающим её на связь. Она быстро приняла входящий сигнал и сообщила напарнику, что с ней все в порядке. Потом снова посмотрела на Хока, поражаясь его глупости.

— Связавшись с отцом, ты сам оповестил Альянс о том, куда собираешься, разве ты не соображаешь этого, грок?

— Я же не дебил, — обиделся он. — Мой отец — крупный ученый, много лет проработавший на Марсе, в Комплексе по изучению протеанских руин. Когда-то давно он научил меня оставлять ему сообщения через экстранет, если мне вдруг понадобится помощь. Так я и сделал. И он ответил. Вывесил зашифрованное сообщение в официальных отчетах Комплекса на их странице в экстранете. Я расшифровал. Там сообщалось, что он ждет меня на Марсе.

— Марс, — Хейс скептически подняла бровь. — Знаешь ли, это у Альянса под самым боком. К тому же, любой дурак, который тебя ищет, наверняка уже взял под наблюдение твоих родственников.

— Хоакин Фрост — выдуманное имя, — пожал плечами Хок. — О нем совсем нет никакой информации. А мое настоящее имя никто не знает, даже ты. Кроме того, у всех ученых уровня моего отца изменена биография и состряпана легенда, во избежание шантажа. Связь между ним и мной давным-давно стерта. Никто не знает, что он мой отец. Только он, я и моя мать, которая уже умерла.

— И еще пары шишек в Альянсе, подписавших соответствующие распоряжения, — мрачно добавила Криз, но Хок отрицательно закачал головой.

— Ты не понимаешь, — развел он руками. — Когда отец встретил мою мать, она понятия не имела, кто он. На Земле у него была своя легенда и свое задание. Он входил в состав какой-то группы ученых, работавшей над чем-то секретным. В общем, это со слов матери, которая как-то пыталась объяснить мне, почему я отца видел всего-то раз десять в своей жизни... — невольно его голос дрогнул. — А потом я заболел, и отец приезжал ко мне пару раз, давал врачам этот препарат и снова уезжал. В последний раз я его видел, когда умерла мать и он приехал, чтобы забрать меня в лечебницу... Никогда не забуду этот его взгляд... В общем, неважно, — опомнился Хок. — В тот же день я убежал. И с тех пор никогда его не видел.

— И тем не менее, это не мешает тебе верить, что какое-то зашифрованное сообщение в отчетах Комплекса — это его рук дело?

— Да, — серьезно кивнул Хок. — В тот день, когда он собирался отдать меня в психушку — так я тогда называл лечебницу — он сказал, что если мне потребуется помощь, то мне всего лишь следует отправить сообщение в экстранете. Он показал как. Показал также, как ответит... Вот, смотри, — парень быстро набрал что-то на датападе и продемонстрировал Хейс какие-то списки. — В этих отчетах намеренно искривлены некоторые слова. Вот:

«...ожидаем улучшений в течение года» — выделено слово «ожидаем».

Дальше — «...атмосфера Марса не позволяет развивать...» — тут слово «Марс», а вот тут...

Вот: «...так сказать, Отец всей работы...». Выделено слово «отец».

Выглядит это как случайное искривление шрифта... Но это не так! Тогда, восемь лет назад, я был так зол на него, что решил, будто он пытается откупиться или запутать меня и снова сбежать! Но сейчас — только он и сможет мне помочь! Где мне еще спрятаться от Альянса и всех остальных, если не под его крылом? Он обязательно подскажет, что мне следует делать дальше! Только я не знаю, как мне добраться до Марса. Еще не придумал. Но, раз ты тут, то прошу тебя, Хезер, помоги мне.

Ну вот. Снова эта необоснованная надежда, загоревшаяся в его глазах. Хейс сложила руки на груди, как будто защищаясь от неё.

Она никому ничего не обязана. Она здесь лишь для того, чтобы уничтожить данные. А если их в принципе больше не существует, какое ей дело до самого Хока? И все же риск есть. Если парень достанется Серому Посреднику, тот заставит его рассказать обо всем, что тот знает. Или, на худой конец, вскроет бедняге его черепушку, чтобы извлечь все необходимое.

Но даже не это сыграло решающую роль в уже принятом ею решении.

Она вдруг вспомнила одну маленькую девочку, которая каждый день молча молила о помощи людей вокруг, но те оставались равнодушны к наивной надежде в её глазах. Или предпочитали делать вид, что не понимают. Приемные родители пытались найти оправдания, чтобы сдать её обратно в детский дом, и прятали глаза от своей несостоявшейся дочери; потом это делали случайные прохожие, видя проходившую мимо бродяжку, и наконец — равнодушные взгляды наемников «Синих светил» в ячейке Стена, прекрасно знавшие о странных вкусовых предпочтениях своего босса, но уже слишком привыкшие к различным странностям в этой Галактике... Черт, да чего они только не повидали! И даже Вейла, которая всегда относилась к ней с теплотой, не находила в себе смелости, чтобы пойти против босса...

— Хорошо, — выдохнула Хейс. — Мы с ребятами поможем тебе добраться до Марса. И я передам тебя твоему добрейшему папаше в целости и сохранности. И на этом все... Но что нам теперь делать с ним? — девушка указала на Бола, который за то время, как она убрала пистолет, успел съесть еще пару кусков пиццы. — Придется его пристрелить для верности.

— Что?.. — хакер, прекратив жевать, испуганно приподнял свое тучное тело со стула, как будто собирался сбежать. Увидев его побледневшее лицо, Хейс усмехнулась.

— Бол нас не выдаст. Я ему доверяю, — приняв её угрозу всерьез, Хок вскочил с места и загородил друга.

— Где-то я уже это слышала, — фыркнула Криз. — Я не привыкла доверять людям. При лучшем раскладе я бы его прикончила. Но, раз это твой друг и ты ему доверяешь — прямо дежа-вю какое-то — есть другой вариант.

— Какой? — не понял малец.

— Вколи ему ту же «радость», что и мне не так давно. Если он проспит столько же — этого времени нам хватит с лихвой, чтобы провернуть все дело. А при пробуждении ему будет не до нас.

— Вколоть? Эту хрень? Нетушки, Хок, я на это не подписывался! — вскинул тот руки, протестуя. — Ни за что! Как моя детка обойдется без меня? Она же только-только научилась «дышать»!

— Не волнуйся, твой вирь подождет, — ответил его друг с нотками извинения. — А ты поспишь сутки, может, чуть больше. Тебе будет кайфово — у меня та еще «шняга». А потом, когда придешь в себя, мозги заработают намного лучше. Мой «гоголь» даже, возможно, подскажет тебе, как придумать способ, чтобы твоя «Лола» научилась-таки понимать твои алгоритмы... Хотя все-таки лучше назови «Кроатон», уж поверь, так звучит круче.

После долгих уговоров, закончившихся только тогда, когда Хейс потянулась за своим пистолетом, Бол неохотно и, ворча, согласился. Хок хотел сразу же сделать ему инъекцию, но девушка ему не дала, сообщив, что тому лучше сначала сменить адрес. Мало ли, Харкин решит из мести навестить хакера или же продаст сведения о нем любому, кто заплатит.

Бол, рьяно замотав головой, бросился собирать вещи и стирать свои данные с компьютеров. А потом еще полчаса просил прощения у своей «Лолы» за то, что она будет вынуждена «переехать».

Еще один чокнутый.

За это время Хейс успела связаться с Ниро и приказала найти им транспорт, который доставит их «кое-куда». Точные координаты она решила назвать позже.

— Арендуйте личную яхту, — сказала она. — Хок пополнит наш счет, так что найдите что-нибудь дорогое. И роскошное.

— Хм, соскучилась по комфорту? — удивился Ниро.

— Позже объясню. Отправь Тулуса сюда. Для него есть работка. Конец связи.

Хейс подняла голову и наткнулась на взгляд Хока, полный благодарности и чего-то еще. Того, что её даже смутило, поскольку ответить ему взаимностью она, увы, не могла.

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 12.10.2016 | 2269 | 2 | драма, экшн, Nightingale, Синяя стрела, м!Шепард | Nightingale
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 13
Гостей: 12
Пользователей: 1

Чёрный_Лентяй
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт