Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Блицкриг по-скиллиански. Шестой час

Жанр: драма, экшн;
Персонажи: Джон Шепард, свои;
Статус: в процессе;
Аннотация: Скиллианский Блиц. Одно из самых кровавых и жестоких событий во вселенной ME и жизни Джона Шепарда, сделавшее его тем, кем он стал. 17 мая 2176 года — в этот день батарианские пираты напали на человеческую колонию Элизиум, и солдатам Альянса на протяжении долгих 12 часов приходилось сдерживать наступление превосходящих сил.
12 часов ада, боли и сложных решений, закалившие характер величайшего «Героя всея Галактики».

 




14.00-15.00

Склонившись над голографической проекцией города, Эланус Халиат с еле сдерживаемой яростью сжал кулаки.
Группы должны были начать наступление еще в полдень, продвинуться вглубь города, собрать рабов и добычу, зачистить районы и убраться до того, как начнется запланированная орбитальная бомбардировка. Но план — это одно, а реализация — совсем другое.

Высадка тяжелой техники и десанта, начавшаяся еще утром, когда были отключены комплексы ПЗО, явно затянулась: проклятый Данака не рассчитал количество транспорта, необходимого для выгрузки техники и тяжелых роботов, так что пришлось сделать два, а теперь уже и три, судя по сообщениям генерала, захода! И это при том, что Халиат вообще не планировал высадку тяжелой техники! Но жители колонии, как оказалось, умели кусаться в ответ: то тут, то там, по сообщениям наемников, вспыхивали очаги сопротивления, локальные перестрелки и стычки с упрямой полицией, теперь еще какая-то группа гражданских с пукалками в руках перебила несколько наемников, а гребаные альянсовцы шныряют где-то по городу! Так что просто необходимо было продемонстрировать, кто здесь хозяин! Раздавить всех мощной пятой и собрать урожай из рабов!

Но, увы, Халиат был вынужден передвинуть штурм еще на час, и, кажется, Данака, связавшийся с ним, снова собирался сказать что-то нелицеприятное.
— ...нужно отложить еще на час, — произнесла голографическая проекция генерала, и главарь пиратов ощутил непреодолимое желание послать этого напыщенного батарианца ко всем чертям и, по возможности, раскрошить об его физиономию первое, что попадется под руку.
— Ждать больше нельзя, — процедил Халиат, буравя проекцию злым взглядом. — Час назад был зафиксирован выход какого-то гражданского транспорта из ретранслятора, причем наши разведчики не смогли его уничтожить. Если они предупредят Альянс...
— Они не смогут это сделать, не имея связи, — самоуверенно отрезал Данака, выпятив свои верхние глаза. — Как и не смогут снова нырнуть в ретранслятор, чтобы их не перехватили. Не стоит беспокоиться.
— Как раз и стоит, — огрызнулся пират. — Мой план, который я приводил к идеалу больше полугода, готов трещать по швам из-за таких дилетантов, как ты, Данака, и этот проклятый Шабах! Высадка техники и десанта — что может быть проще? Но, нет, ты умудрился не сложить два плюс два и снова просишь отсрочки? Иди ты ко всем поганым чертям! А религиозный идиот Шабах не смог ни раздавить солдат Альянса, ни даже вовремя захватить Комплекс ПЗО! Потому что второй идиот, этот Ахглах, не сообщил о том, что Комплекс еще не в наших руках! Испугался, четырехглазая жаба, что я его на куски порежу! И я бы с удовольствием порезал!! И я узнал о провале... пятнадцать минут назад? Когда Комплекс внезапно заработал?! Вдобавок, первый идиот Шабах заполонил город фанатиками и еле справляется, чтобы удерживать в своем подчинении третьего идиота — этого Пророка! И что теперь — крысы по-прежнему бегают по моему городу, наступление еще даже не началось, а я должен проявлять терпение?!..
— Халиат, — прошипел Данака, приняв угрожающую позу. — Это был твой план, но не забывай, кто дал тебе деньги и Флот, чтобы его провернуть! Я понимаю причину твоего бешенства — и она кроется совсем в другом! Мы тоже слышали сообщение этого Шепарда, но это лишь пустые слова! У них не хватит сил, чтобы задержать нас!
— Они УЖЕ задержали нас! — вконец взорвался пират, схватив со стола свой датапад и швырнув его в стену. — Они захватили ПЗО и теперь контролируют небо там, куда мы собираемся продвигаться! Наши потенциальные рабы бегут, как крысы с тонущего корабля! Фанатики вот-вот отобьются от рук и захватят город прежде, чем мы туда сунемся! А теперь еще и бравый лейтенант Альянса транслирует эту пышущую пафосом речь, которую мы стирали уже два раза, но она все равно появляется снова!!

Вспышка гнева улеглась довольно быстро. Халиат взял себя в руки и снова склонился над столом.
— Генерал Данака, начинайте наступление с тем, что у вас есть, — уже спокойно приказал главарь пиратов. — Если не начать сейчас, то рано или поздно Альянс догадается, что здесь происходит, и у нас не останется времени! Это хоть кто-нибудь, кроме меня, понимает?
Генерал выдержал театральную паузу.
— Я все понимаю, — сказал он, вдруг изобразив полную лояльность. — Возможно, ты прав, Халиат — надо наступать. Я сейчас же отдам этот приказ своим людям. Но Шабаху это не понравится. Его группы по-прежнему в городе — режут гражданских, и я вообще не уверен, что генерал все еще помнит про план. Привлекать его было ошибкой, которая может дорого нам обойтись.
— Тогда плевать на Шабаха, — Халиат сделал жест, как будто отмахнулся от назойливой мухи. — Наступайте без него. Пусть группа зачистки выдвинется на северо-восток. Нужно отбить станцию. И еще, генерал: объявите награду за отрезанную голову этого Шепарда. И когда вам её принесут — прикрепите её на шпиль здания городской ратуши. Хотя нет... — Халиат холодно улыбнулся. — Я, пожалуй, сам спущусь на планету, чтобы прикрепить её.

***

— Идут, — прошептал Бейтс и громко повторил своим людям, рассредоточенным у окон занятого здания: — Идут!
Рядовой МакГи, который сидел на крыше арочного строения за площадью, еще раз показал жестом, что враг на подходе, и поспешно стал ретироваться. В запасе у него было всего ничего, и Бейтс надеялся, что этих минут ему хватит.
Сержант слегка высунулся из окна, успев уловить взглядом, что МакГи перебежал площадь и занял свою позицию на первом этаже. Довольно быстро. Потом сделал очередной жест, что готов.
— Внимание! — что было мочи проорал сержант в пробоины между этажами, предупреждая своих людей. — Всем сохранять тишину и приготовиться!
Вытянув руку из окна, он сделал жест, призывая к тому же разместившихся с флангов снайперов на крышах, двух солдат, укрывшихся в парке, и еще двух, занявших второй этаж расположенного рядом строения. Все остальные укрывались в темноте окон на трех этажах здания театра, идеально подходившего для своей роли, поскольку имело около пятидесяти узких, похожих на средневековые бойницы, окон и еще с десяток в боковом флигеле, где Бейтс разместил часть взрывчатки для прикрытия отхода.

Ждать пришлось довольно долго. И за это тягучее, как вязкая жижа, время нервы накалились до предела. Бейтс не отрывал взгляда от Имеджион-стрит, откуда должны были подтянуться силы противника. Ожидание перевалило за пятнадцать минут, и сержанту даже почудилось, а не ошибся ли МакГи, в чью обязанность входило вовремя предупредить о приближении врага.
Но нет: сначала появился тихий вибрирующий шум, который стал нарастать с каждой секундой, потом послышались чьи-то голоса, и наконец, спустя еще несколько минут на широкой улице показалась техника.
Со своей позиции на третьем этаже Бейтс с мрачным предвкушением жаркого боя пересчитывал боевые возможности пиратов: три модифицированных и выкрашенных в черный цвет M29, два из них — с ракетными башнями, пять «Мако», тоже с зубами на корпусе. Около пятидесяти-шестидесяти пиратов, вооруженных до зубов и бредущих по бокам своих железных питомцев. И вдобавок, восемь тяжелых роботов, передвигающихся довольно медленно и рассредоточенных вдоль колонны, чей вид при всей своей медлительности был крайне серьезным и опасным. Очевидно, это те же модели, одна из каких попалась Шепарду и едва не лишила его группу шанса на победу.
Бейтс перевел дыхание.
— Это полный пипец,- прошептал он самому себе. И они должны задержать основные силы с помощью пятнадцати солдат и одного гранатомета?
Но сержант был не из робкого десятка, несмотря на то, что по вискам у него заструился пот. Он нетерпеливо вытер его своей рукой в перчатке.
— Пора, сэр? — кажется, рядовой Ланке, прильнувший к окну не так далеко, тоже изрядно нервничал.
— Нет, — отрезал Бейтс. — Заманим их чуть ближе. Перебьем хотя бы авангард. Ждем еще.
Техника продвигалась неторопливо и, скорее всего, это было связано с медленно переставляющими свои мощные ноги роботами. Задаваться вопросом, откуда у пиратов столько тяжмехов, сержанту совсем не хотелось. Руки и так затекли от напряжения, а адреналин, казалось, сейчас забурлит в крови. Но тут главное не спешить.
Наконец, колонна стала продвигаться под заминированными арочными строениями. Толщина строений была невелика — её явно не хватило бы, чтобы остановить боевые машины, но МакГи, будучи сообразительным малым и специалистом по взрывчатке, уверил, что если взорвать и боковые здания, то они обрушатся прямо на улицу, так как он, по его же словам, знал, куда нужно устанавливать заряд.

Ну вот сейчас и проверим.

— Пора, — приказал Бейтс рядовому, который только и ждал этого слова. Ланке высунул руку в центральное окно и подал разрешающий заранее установленный знак к началу действий. Потом, не сговариваясь, двое на этаже пригнули головы, хотя опасений, что осколки от взрывов перелетят через площадь, не было. На всякий случай.
Сержант зажал уши. И тут с ужасом понял, что ничего не происходит.
— Какого хрена, вашу мать, — выругался он и выглянул в окно. Колонна по-прежнему преспокойно продвигалась вперед, и вот уже один «Гризли» вылез на площадь, а с ним — и два тяжелых робота. Это была катастрофа вселенского масштаба — так Бейтсу это представилось.
— Убью эту суку!! — заорал Бейтс, имея в виду МакГи. Он хотел было сорваться с места, как вдруг долгожданный взрыв все-таки прогремел, сотрясая землю. Не удержавшись на ногах от толчка, сержант упал на пол, совсем не грациозно распластавшись и ударив челюсть.
Грохот стоял страшный. Около трех минут взрывы один за другим рушили здания, не давая даже с расстояния около сотни метров поднять головы. Бейтсу на миг почудилось, что по инерции и здание театра рассыпается, как карточный домик, и иллюзия была вполне объяснима — земля дрожала слишком сильно.
Когда все смолкло, наступила кратковременная тишина. Сержант быстро поднялся и высунулся в окно, чтобы оценить результаты проделанной работы. Но тщетно: облако непроницаемой и коричневато-серой пыли окутало всю площадь, не давая пробиться взгляду. Вместо зданий, рядком тянущихся вдоль арок, взору предстали свежеиспеченные руины. Арочных строений не было и в помине, только торчащие и скалившиеся друг на друга основания, выстоявшие под таким напором. А внизу клубы пыли, постепенно рассеивающейся.
Результат был впечатляющим — сердцевина колоны была напрочь уничтожена. Надо бы приставить МакГи к награде, мимоходом пронеслось в голове Бейстса. А уже в следующую секунду он заорал:
— Огонь! — и первый начал стрелять по вырисовывавшимся силуэтам пиратов, избежавшим смерти от взрыва.
Его солдаты не заставили себя ждать, и недавнюю тишину сменила непрекращающаяся трель перестрелки.

Пираты на первых минутах растерялись. Кое-кто попытался перебежать площадь, но тех быстро валили снайперские выстрелы. Остальные, сообразив, что лучше укрыться за техникой, отстреливаясь, так и поступили, предоставив роботам первое место на сцене.
И это было досадно. Бейтс не рассчитывал на открытое столкновение с техникой. По плану она сейчас должна была погребена под обломками арок. Хрен с ней, с этой наградой МакГи. Лучше его придушить за то, что не предупредил о такой долгой задержке детонации!
Сжав винтовку крепче, сержант палил во все, что двигалось на площади, немилосердно тратя свой боезапас. Когда оружие от такого насилия перегрелось, он быстро укрылся и сменил винтовку на пистолет. Придется прицеливаться чуть дольше, но он не был уверен, что кучность стрельбы с такого расстояния позволит пробивать щиты.
Пару выстрелов он пристреливался, пока наконец не понял, что быстрее всего добивать тех, с кого щиты сняли снайперским выстрелом.

И тут в бой вступила тяжелая техника. А Бейтс снова перешел на нелицеприятные маты, когда башня М29 повернулась в сторону театра и начала обстреливать здание пулеметной очередью. Через секунду — пустила ракету, пробив одну из стен на первом этаже.
Это не входило в планы. Пистолет против крупнокалиберной пушки!
Несмотря на перевес сил, пираты, пытавшиеся укрыться за техникой, падали один за другим. Пыль улеглась, и теперь снайперы могли выбирать свои цели с большей тщательностью. Огонь велся непрерывно, с фронта и по флангам, но это было катастрофически мало, чтобы одолеть двух роботов и БМП.

Схватив гранатомет, сержант прицелился в одного тяжмеха и выпустил несколько гранат.

— Выкуси!! — с радостью выкрикнул он, когда робот взорвался. Однако радовался недолго: наводчик в «Гризли» вычислил точку ведения огня, и башня машины стала разворачиваться. Поняв намерения этой консервной банки за долю секунды раньше, Бейтс успел схватить Ланке за шкирку и оттащить от окна. А в следующие секунды в стену угодила ракета, вырвав из неё здоровенный кусок и разметав обломки во все стороны. Желая, очевидно, закрепить урок, М29 выпустил еще одну ракету, ударившую куда-то ниже, отчего строение театра задрожало.
У сержанта на пару мгновений померкло в глазах, когда он попытался подняться и стряхнуть с себя обломки. Ланке шевелился где-то рядом.
Тем временем боевая машина сосредоточила свой огонь на соседнем здании, и Бейтс краем глаза через зияющую дыру разрушенной стены увидел, как один из его снайперов свалился тяжелым грузом прямо с крыши. Дальнейшую его судьбу можно было предсказать. В этот момент Бейтс осознал, что план, затрещав по швам, развалился к чертовой матери. Без тяжелого оружия у них нет шанса.

И тут откуда-то сбоку вылетело несколько спасительных гранат из М-100, судя по скорости полета. Прямой наводкой они плюхнулись в робота, точно в голову, выводя его из строя. Здоровенная металлическая махина сначала замерла на мгновение, а потом взорвалась с громким хлопком. Бейтс не успел даже обрадоваться этой неожиданной помощи, как огонь неизвестных сосредоточился на БМП. Удары больно и без передышки били по корпусу с намерением пробить броню, потом возникла передышка.
Сержант сообразил, что закончился боезапас.
— Огонь! — громко проорал он, укрывшись за обломком стены и начав палить по машине из всего, что было. Его примеру последовали оставшиеся в живых с флангов. «Гризли» какое-то время огрызался в ответ, но, когда к игольным назойливым укусам винтовок и пистолетов снова присоединилось несколько пущенных в его сторону гранат — сдался. Из открытых амбразур повалил черный дым, внутри что-то загорелось. Уже через пару секунд люк открылся, и из него вылезли несколько пиратов.
Шанса им не дали.
Расстреляв последнего, сержант наконец-то выдохнул. Все это время, как оказалось, он зачем-то сдерживал дыхание. Пот застилал глаза, и быстрым движением мужчина вытер лоб. Потом огляделся:
— Ланке, спускаемся.
Вдвоем они стали пробираться по уцелевшей лестнице вниз. Повсюду торчали обломки стен — М29 особенно не пожалел второй этаж.
Еще до выхода на площадь, Бейтс узнал голос снаружи. И растянулся в улыбке. Это был лейтенант Шепард.

Его фигура замаячила впереди, проскользнув между телами пиратов. Несколько солдат последовали за ним, осматривая тела и обломки робота. Проверив, что никого в живых не осталось, лейтенант стал возвращаться.
Бейтс, оценив состав группы «Молния», понял, что и у них без потерь не обошлось.
— Сэр, — хотел козырнуть сержант, но Шепард отрицательно закачал головой. — Без вас мы бы не продержались и пяти минут.
— Собирай людей, Бейтс, — сказал тот. — Нужно отступить на второй рубеж и попытаться закрепиться там. Пираты пошли в обход, и у нас есть еще немного времени, — потом достал свою рацию, прикрепленную к броне. — Инкас, доложи о своем пункте. Прием.
— Пока все тихо, сэр, — раздалось в ответ. — Мы видим, что часть колонны приближается к нам, сможем их встретить. Прием.
— Отставить, — мрачно обведя разрушения вокруг взглядом, приказал лейтенант. — Взрывай свою точку и отходи на северо-восток. На станцию «Молния». Там тебя ждут гражданские. Они активируют барьер и защитные турели. Твоя задача: держать станцию под контролем столько, сколько сможешь. Прием.
— Так точно, сэр. Прием, — отозвался тот.
— Конец связи.

— Лейтенант Шепард, — Бейтс почесал свой лоб. От пота и грязи лицо уже давно чесалось. — Есть ли резон оставлять пункт севернее без боя, сэр?
— Если Инкас начнет бой, мы потерям еще многих, — ответил он, нахмурившись. — И тогда некому будет отразить атаку пиратов на «Молнию». А то, что они теперь туда сунуться — в этом я уверен. Наша же с тобой задача задержать продвижение пиратов, а не раздавить их. Своими силами мы просто не справимся. Займем второй рубеж и окопаемся глубже. Дадим бой, если потребуется. Но терять людей просто так — сейчас не самый лучший вариант. Их и так чертовски мало, Бейтс.
— Вы правы, сэр, — вздохнул тот, даже не желая думать, сколько из его группы остались в живых. И все же придется.
— Сэр? Можно задать вопрос?
— Давай, Бейтс, — кивнул Шепард, перезаряжая свою винтовку.
— У вас еще много гранат? Они бы нам не помешали.
— Не очень, — усмехнулся лейтенант, бросив взгляд на два гранатомета, преданно прильнувших к одной из стен. — В Комплексе ПЗО-1 была небольшая оружейная.
— Жаль, что там не было несколько сотен пехотинцев, — попробовал отшутится сержант, но потом вспомнил про еще один волнующий его вопрос: — Младший сержант Клочков... он?..
Вместо ответа Шепард поднял глаза к небу, которое было поразительно беззаботным и голубым.
— Да. Он там. Но больше я не знаю ничего. И у нас нет времени, чтобы задавать вопросы. Идем, Бейтс.
— Так точно, сэр, — кивнул тот, но избавиться от мыслей о веселом пареньке, который заряжал своим оптимизмом всех вокруг, иногда просто раздражая, не мог.
Только сейчас Бейтс осознал, как нуждался в этом фонтане жизнелюбия. А ведь еще вчера он задавался вопросом, как и чем заткнуть этот фонтан, когда Клочков с глуповато-веселым лицом спрашивал, «есть ли жизнь после сорока».
Теперь сержант надеялся, что пареньку удастся это узнать.

***

Илья Клочков, младший сержант ВКС Альянса, не был таким простофилей, как о нем многие думали. В пятнадцать он поступил на службу в специальную военно-инженерную академию, которую закончил с отличием спустя три года. Тогда же был зачислен в ряды космопехоты Альянса и отправлен на Элизиум, чтобы «понабрался опыта».
Клочков был отличным инженером и электронным техником, но солдатом был не ахти каким, и при распределении опытные люди решили, что сразу же бросать его в самое пекло значило лишится отличного шанса использовать его мозги чуть позже, тогда, когда это и вправду будет необходимо. Старейшая колония Альянса была как раз таким местом, где он мог обтесать свои навыки солдата, но при этом быть в безопасности.
Могли ли они, эти опытные люди, предположить при распределении, что судьба сыграет с ним злую шутку и «пекло» найдет его само?..

— Хранилище данных впереди, сержант, — оповестил пилот, показывая куда-то вперед, в черноту космоса. — Сближаемся. Будем в пятидесятиметровой дистанции через пять минут. Столько же надо для взлома?

Клочков кивнул, полностью занятый своим сообщением и подготовительными работами. Даже головы не поднял, поскольку и без того знал, что они близко: в выбранный угол на новехоньком ладаре шаттла уже давно попал некий объект, по формам похожий на якорь. Клочков лишь на картинках в Экстранете видел настоящие корабельные якоря из прошлого, да в парочке фильмов, так что в отличие от своих сверстников, не слишком-то ценивших время за познанием истории, сам любил применять устарелые словечки. Ещё в детстве у него на это была уйма времени, когда он торчал целыми днями на работе у матери в ЦАиС за изучением энциклопедий вместо того, чтобы шнырять по улицам со своими дружками. Впрочем, так называемых дружков у него и не было, лишь одноклассники, которые не слишком любили худощавого «задрота» с выступающими зубами и манерой говорить о том, о чем они не имели ни малейшего понятия.
Школьная пора была несладкой, его частенько поколачивали и дразнили, успев внушить ему чувство собственной ничтожности. Но в противовес этим испытаниям он умудрялся еще больше улыбаться и пылать оптимизмом, чтобы сильнее разозлить своих обидчиков. А потом это стало уже привычкой.
И сейчас, понимая важность своего задания, он тихо спрашивал себя, мог ли кто-нибудь из его одноклассников, не умевших найти корень из сорока девяти на протяжении всей учебы, предположить, что теперь от вчерашнего «задрота» будет зависеть судьба целой много миллионной колонии?

На лице младшего сержанта вдруг непроизвольно растянулась довольная улыбка, на что пилот по имени Дилан неодобрительно покачал головой.
— Не слишком-то радуйся, парень, — снисходительно произнес он, позволив себе неформальный тон, так как был раза в три старше. — Тепловой след от нашего шаттла такой, что хоть в гости зови. Если пираты сунутся в эту часть космоса...
Он угрюмо замолчал, проглотив малоприятные перспективы от такой встречи.
— Тогда зачем согласился? — спросил Клочков, все еще терзаясь сомнениями по поводу того, какое сообщение лучше отправить.
— Директор К'Алатони пообещала мне заплатить втрое больше за эту работу, — пояснил тот. — Доставить тебя сюда, чтобы ты взломал хранилище, а потом смотаться куда подальше и переждать в тишине. И получить три зарплаты. Мне показалось, это стоящее предложение. Сколько тебе нужно времени?
— Минут десять, — отозвался Клок, сдавшись наконец и считалочкой выбрав несколько вариантов для поддельных запросов. Будь у него с собой простейший анализатор, то доверил бы выбор ему. А так — только считалочкой.
— Плыл по морю чемодан, в чемодане был диван, на диване ехал слон, кто не верит — выйди вон... — прошептал сержант и ткнул пальцем в один из вариантов. — Все, я готов. Я создал автономную электронную сеть, чтобы послать короткий импульс к хранилищу. ВИ его уловит и попробует разобраться, что это за хрень. И я как раз его и взломаю.
— Тогда я начинаю сближение, — через несколько минут оповестил пилот, мягко взявшись за штурвал. — Семьдесят метров... Шестьдесят пять...

Клочков, наконец, оторвался от своего инструментрона и посмотрел в обзорный иллюминатор. И даже присвистнул. Он, конечно, и раньше видел РХД на картинках на работе у своей матери, но чтоб быть так близко к одному из них да еще и в самой открытом-преоткрытом космосе?... Видел бы это Стен-Кукловод из его класса — обзавидовался бы!
Хранилище и вправду напоминало якорь, только в отличие от корабельных, имело по конструкции лишь веретено и шток, а вместо нижней части, как у металлических собратьев из прошлого, тут была прикреплена большая круглая платформа, по размеру превосходящая их маленький шаттл раз в десять.
Такие габариты Клочкова не удивляли: миллионы терабайтов должны же где-то храниться, — и в то же время вид этой светящейся махины, такой маленькой сначала в соотношении с планетой и настолько огромной по мере приближения к ней, завораживал.
Корпус якоря был покрыт всевозможными датчиками, лампами и измерителями. Если так величественно выглядит в натуральную величину обычное хранилище данных, то в будущем, как пометил пунктик в голове сержант, надо обязательно глянуть и на коммуникационный узел — еще одно чудо инженерной мысли!
— Пятьдесят метров... — отсчитал пилот. — Ты столько просил?
— Ага, — закивал Илья, активируя свою сеть. — Давай еще чуток.
— Могу еще метров десять, — недовольно пробурчал Дилан. — Но если ближе, то потом трудно будет маневрировать, если вдруг...
— Давай еще десять, — прервал Клочков, снова уткнувшись в свой оранжевый девайс. Быстрым нетерпеливым движением он настроил свою сеть на ВИ в хранилище, запустил свой электронный импульс и стал ждать ответа. Но его не последовало, к великой досаде.
— Можешь еще ближе? — с надеждой спросил он у Дилана, но пилот отрицательно покачал головой. То ли действительно это было опасно, то ли просто не хотел.

Клочков попробовал еще раз связаться с ВИ в хранилище, как вдруг с якорем стало что-то происходить: огни сначала загорелись красным, а потом и вовсе погасли; металлический корпус, до этого остававшийся без движения, неожиданно зашевелился, закрывая доступ в панелям управления на части якоря у самого основания «веретена».
— Нет, нет, нет, нет! — заволновался сержант, бросившись ближе к обзорному иллюминатору. — Только не это!
— Что такое? — перепугался пилот.
— Этот проклятый ВИ перешел на безопасный режим!! — Клочков схватился за голову. — Теперь я не смогу взломать его дистанционно! Как я мог не предусмотреть этого? Но в старых моделях не было ничего подобного!..
— Значит, это новая, — философски заметил Дилан, пожав плечами. — Но мы хотя бы попытались... А теперь давай рванем отсюда подальше и переждем, когда все закончится. У нас есть запасы топлива и провианта на несколько дней. Дай бог, к тому времени можно уже будет воспользоваться ретранслятором.
— Да ты с ума сошел? — поразился Клочков, разводя руками. — Там в колонии лейтенант Шепард пытается сдержать пиратов, чтобы спасти как можно больше жителей! И надеется, что я отправлю просьбу о помощи! А ты предлагаешь сбежать и переждать?
— Это, конечно, очень похвально, что ваш лейтенант пытается сделать, — пилот скрестил руки на груди. — Но как показывает мне жизненный опыт, нужно сваливать тогда, когда запахло жареным. Я хочу успеть потратить свои денежки прежде, чем отброшу копыта. Да и к тому же — твоя попытка не удалась, что ты еще можешь сделать?

Этот вопрос повис в тишине, прерываемой лишь тихой вибрацией двигателя. Клочков скривил в раздумьях своё лицо, пытаясь сообразить, есть ли у него еще шансы выполнить задание. То самое, которому обзавидовался бы Стен-Кукловод. То самое, которое сделает его героем и благодаря которому отставной капрал Мэрион Клай, возможно, не отвернет от него свое прелестное личико. А лейтенант Шепард пожмет ему руку снова и скажет, что гордится своим солдатом.
Клочков всегда молчаливо восхищался своим старшим офицером, даже скрытно завидовал. У того было все, о чем мечтал Илья с самых юных лет: привлекательная внешность борца за справедливость, восхищенные и заинтересованные женские взгляды, немая авторитетность, подавляющая все вокруг, и какая-то неосязаемая преданность, охватывавшая всех его людей. Глядя на своего лейтенанта, Клочков видел себя самого в своих самых смелых фантазиях и в то же время — настоящий пример для подражания. И сейчас, когда появился реальный шанс помочь людям, нуждающимся в его помощи, и одновременно заявить: «Да, я не хуже, а даже круче!», — судьба снова отбирает у него эту возможность!
Как он сможет потом посмотреть к глаза мисс Клай? Да и не послужит ли его трусливое бегство причиной её гибели?

— Нет. Мы остаемся, — твердо произнес младший сержант, быстро направившись в стыковочный шлюз. Дилан, поняв его намерение, побежал следом.
— Ты что, рехнулся совсем? — попытался удержать его пилот. — Твоя боевая броня, конечно, крутая, но не защитит тебя от вакуума дольше, чем на полчаса!
— Этого хватит, — уверенно заявил Илья, загерметизировав свой шлем. Потом проверил показания датчиков жизнеобеспечения, убедился, что пробоины отсутствуют. — Я доберусь до хранилища и вручную вскрою панель. Загружу сообщение и вернусь.
— А как ты доберешься-то? — все еще не отставал Дилан. — Даже если я выровняю давление, не факт, что ты не полетишь в другом направлении, осел! Я тебя что, потом ловить в сачок должен?
— Привяжу к поясу трос. Затащишь меня с помощью лебедки, — парень схватился за широкий трос из авиационного капрона, скрученный в несколько колец. И принялся закреплять к своей броне с помощью карабина.
Должно хватить.
— Стой-стой-стой!... — замахал руками пилот, наконец, сообразивший, что все происходит всерьез. — Допустим, ты сможешь оттолкнуться достаточно сильно, чтобы тебя понесло прямиком к хранилищу. Но что... если ты промажешь? Даже если ты будешь барахтать своими лапами со скоростью света, никогда не сможешь «доплыть» до этого поганого якоря!
— Использую это, если что, — Клочков проверил свой пистолет, прикрепленный к бедру с помощью зажимов брони, и растянулся в какой-то дикой улыбке, чем совершенно обескуражил Дилана.
— Охренеть — не встать, — прокомментировал тот и покрутил у виска. Потом глубоко вздохнул. — Так и быть. У тебя на все полчаса. Если не справишься — втащу насильно. Но слушай: связи никакой нет. Как мне понять, что ты закончил?
— Корчи рожи в иллюминатор, — хмыкнул Клочков, взглянув на прицепленный к броне трос. И сглотнул, почувствовав, как в горле пересохло. — Давай. Я готов.
Пилот бросил на него еще один обеспокоенный взгляд и, тяжело вздохнув, вышел из шлюза.

Младший сержант подошел к люку, а через минуту в шлюзе загорелись датчики, предупреждающие о том, что откачка воздуха начнется через две минуты. Тревожно замигал датчик отключения искусственной гравитации, и Клочков сразу же активировал свои магнитные ботинки.
Время в ожидании не пошло на пользу решительности парня. Руки его задрожали в предвкушении, а на лбу выступила испарина, с которой не могла справиться даже функция охлаждения в броне. Как только воздуха стало меньше 50%, ВИ в шлеме принялся отсылать на встроенный визор панические сообщения: «Внимание! Полная герметизация шлема! Запасов батареи хватит только на 45 минут 14 секунд! Запас кислорода оценивается в 27 минут 34 секунды!»

Как только воздух был откачан, Илья почувствовал себя намного тяжелее и неповоротливее. Это был его первый выход в открытый космос, и перед глазами новичка тут же промелькнули страшные картины из фильмов: вот шлем незадачливого путешественника в вакууме нечаянно лопается о пролетающий мимо кусок мусора и бац! — разгерметизация, переохлаждение, вскипание крови, сужение сосудов, глаза выползают из орбит и взрываются, и напоследок — страшная гримаса с открытым ртом и замерзшими слюнями...
Клочков прогнал эти назойливые воспоминания из фантастических фильмом, напомнив себе, что они не имеют никакого научного обоснования. Мгновенного переохлаждение, вскипание крови, кессонная болезнь — не этого нужно боятся. А недостатка кислорода, который убьет любого человека в вакууме за... секунд 10-14? Даже дыхание-то, если верить мозголомам, задержать не получится.
Проклятье! Не самые приятные мысли. Нужно думать о другом. О том, что он должен помочь лейтенанту Шепарду, а потом пригласить на свидание мисс Клай.
Наконец, датчики перестали мигать. Лампа над люком шлюза загорелась зеленым, оповещая, что давление между двумя сторонами выровнялось.

Ну все. С Богом.

Медленными, непривычно тяжелыми шагами Клочков добрался до люка и схватился за вентиль. Крутанул раза два, вручную ослабив зажим. Потом набрал на панели код доступа — и осторожно, словно хрустальную, стал отталкивать круглую дверцу люка. Шлюз был предназначен для стыковки с другим судном и передвижения пассажиров, поэтому люк был небольшого размера, а компьютерная панель на двери выдала предупреждение, что стыковочный коридор не был установлен.
Пару несильных движений с затаенным от страха дыханием — и чернота космоса уже прокралась в щель, завладев полным вниманием парня и буквально заворожив его, хотя кто в 22 веке не видел космоса?
Но картинки, фильмы или даже полеты на космических суднах, где от безбрежной черной пустыни отделяло толстое непробиваемое защитное стекло иллюминаторов — это одно. А вот так, вживую, соприкасаясь и почти чувствуя, как вакуум оплетает тело, подобно вязкой опасной гуще из пустоты — это совсем другое. И Илья на миг ощутил панический приступ дикого, липкого ужаса, как будто собирался добровольно нырнуть в брюхо самому древнему и безжалостному монстру.
«Спокойно, Клок», — прошептал он себе, пытаясь прогнать этот приступ. Зажмурился на пару секунд и ощутил, как страх постепенно отходит.
Итак, до хранилища, точнее, его «веретена», было рукой подать. Всего-то метров сорок. Но в чреве вакуума это было бесконечно много, если не воздействовать на предмет с достаточной силой, направив его по инерции вперед. Вот только это воздействие мог обеспечить разве что чей-нибудь дружеский пинок под зад, достаточно мощный, чтобы долететь-допарить-доплыть (Клочков не мог найти подходящего слова) до нужной точки. Была одна надежда — на магнитные ботинки и собственное везение.
Повысив в настройках брони на инструментроне притяжение своих подошв, смельчак наконец-то высунул голову из люка. Нужно было залезть прямо на корпус шаттла и добраться до той точки, которая была ближе всего к огромному «веретену» инженерного строения, чтобы оттуда уже и сделать свою самую большую глупость. Но так ли легко мозгу смириться с тем, что не существовало ни верха, ни низа, ни севера, ни юга, ни пола, ни потолка, и умудриться заставить отдать приказ своим ногам забраться на стену!
Пыхтя от усилий, Илье все же удалось оторвать одну ногу от «пола» и закинуть её на «вертикальный» корпус, припечатав магнитами. Потом, выдохнув, оторвать вторую и кое-как перенести к первой. А потом еще и аккуратно развернуть корпус тела, да так, чтобы не ударится об обшивку.
Ему это удалось за минут шесть, и он поднялся во весь рост, с почти детской азартной улыбкой ощутив себя человеком-пауком, шагающим по «стенам». Но прошлое восприятие форм уже было неактуально, поэтому, закрыв глаза на мгновение, он огляделся и снова почувствовал приятное соприкосновение с «полом», а не со «стеной».
Итак, пару шагов влево. Вплоть до самой антенны, новой и современной, но некрасиво выпирающей и сейчас абсолютно бесполезной. Кем бы ни был владелец шаттла — а судя по размерам кресла пилота, в котором утонул даже габаритный Дилан, это было довольно массивное существо, возможно, не самый большой элкор или большой кроган, — но толк в оборудовании этот разумный знал.
Первый шаг был сложным. Второй уже полегче. А третий и последующий — почти привычными. Клочков снова улыбнулся под шлемом. Вот тебе, Стен-Кукловод!..
Десять минут потребовалось, чтобы дойти до нужной точки. А времени было в обрез, так что взлом и отправку придется совершать в режиме цейтнота, если он намерен вернуться. А он намеревался.
Хранилище отсюда было чуть ближе, всего-то на пару метров, и теперь «висело» над головой огромным безмолвным чудищем.

«Ну, пора», — выдохнул парень, попытавшись присесть и опустив руки. Он активировал инструментрон, заранее для удобства переведя его в энергосберегающий режим обычного терминала для ввода текста, и дал команду ВИ: постепенно, очень ровно, снизить магнитное поле ботинок до критичных двадцати процентов. Проклятый миниатюрный ВИ тут же услужливо напомнил, тревожно заявив текстовым сообщением, что этой силы притяжения не хватит, чтобы удержать заданную массу. Клочков повторил свою команду, выругавшись на манер сержанта Бейтса на тупые компьютеры, не врубающиеся в происходящее.
Наконец, ВИ послушался и начал снижение силы магнита на подошвах. По мере достижения указанной отметки Клочков собрался с духом, сильнее пригнувшись. И, наконец, за секунду ощутив, как его подошва немилосердно отходит от корпуса, резко выпрямился, попытавшись вложить в свой рывок как можно больше отталкивающей силы.
Как оказалось, от страха не долететь он слегка переборщил. Оттолкнулся ногами слишком сильно, отчего скорость установилась выше ожидаемой. Первые секунды полета Клочков снова ощутил себя супергероем, но уже другим, и даже, усмехнувшись, выпрямил одну руку, но уже в следующую он с самым трусливым ужасом сообразил, что плохо прицелился!
Траектория его полета пролегала мимо «веретена» аж в метрах пяти-семи! Это катастрофа!
«Нетушки!» — закричал он, пытаясь вытянуть руки и ухватиться, но все было бесполезным: он промахнулся и пролетел мимо! И направлялся в жерло пустынного вулкана, уже ужаснувшись собственной участи.

Но тут резко дернулся назад, едва не высвободив содержимое желудка от перегрузки, хаотично завертелся на какое-то время, не в силах остановить собственное тело. Ему повезло: ухватившись за собственный трос, он смог немного остановить вращение тела, настолько, что даже смог соображать и сделать пару неутешительных и утешительных выводов одновременно.
Первое: следовало заткнуть крик ужаса из собственного рта и закрыть глаза, чтобы не видеть собственное вращение и не вгонять мозг в обманчивую депрессию.
Второе: ничто не остановит его вращение, кроме силы извне. А вращаться тут вечно он тоже не намеревался.
Третье: до хранилища было не так далеко, и если поймать нужный момент...
Снова открыв глаза, Клочков постарался не смотреть на вращающиеся вокруг хранилище, звезды, планету Элизиум и шаттл дружелюбного крогана, где в иллюминаторе то и дело сверкала расплывчатая физиономия пилота. Вытащив из крепления пистолет, парень снял его с предохранителя и вытянул руку вперед. Нужно было дождаться нужного момента вращения, чтобы заставить силу от выстрела перебросить его в противоположную сторону, прямиком к хранилищу. Хотя сказать, легче чем исполнить!
Пара глубоких движений помогла сконцентрироваться. И Клочков, снова напев про чемодан, выстрелил. Это не спасло его от вращения, но поменяло траекторию, направив... — да-да! — в сторону хранилища. Под шлемом снова расплылась улыбка, но уже от облегчения.
Еще один выстрел, и парень ударился боком о корпус конструкции и, выронив пистолет, схватился за какой-то выступ.
«Надеюсь, пуля меня не догонит до того момента, как я все сделаю»**, — отшутился он мысленно, хрипя от усилий, и, уткнувшись подошвами о корпус, снова активировал магнитные ботинки. Прикрепленный к поясу трос был перекручен на раз сто, но не смертельно. Это не должно было помешать возвращению или работе.

Прошагав по корпусу чуть «вниз», туда, где располагались панели доступа, Клочков снова поменял горизонтальное положение и, устроившись поудобнее, посмотрел на часы: осталось всего восемнадцать минут! Чертовски мало, но должно хватить, если все пойдет как по маслу.
Терминал для ввода был закрыт панелью, но легко поддался натиску резотрона. Откупорив железный лист, Илья активировал ввод информации. ВИ запрашивал код доступа, которого у Клочкова, разумеется, не было, но парень уже предвидел это: покопавшись в настройках, он сумел получить доступ и вошел в сеть, где его тут же приветствовал текстовым сообщением ВИ:
«Добрый день, Альфа-Бетта-Джетта! Сегодняшняя дата: 17 мая 2176 года. По утвержденному в начале стандартного галактического года плану под номером 3456 ваше прибытие намечено на 25 декабря 2176 года. Что вызвало причину вашего столь раннего появления: сбой в моих настройках времени или внеплановое обслуживание?»
«Сбой в настройках времени, — быстро напечатал Клочков. — Сейчас другая дата».
«Мой анализ системы показывает, что сбоев не было», — на всякий случай напомнил ВИ.
«Уверен. Перенастрой дату».
«На какое число, Альфа-Бетта-Джетта?» — и не подумал спорить виртуальный интеллект, принимая Клочкова за какого-то инженера.
Этот вопрос озадачил парня, но он быстро нашелся:
«Мой инструментрон завис. Не могу точно сказать дату. Забыл. Но сегодня — день отправки очередного пакета данных о непонятных запросах в Центр Анализа и Статистики. Напомни эту дату».
«13 июля 2176 года, — послушно отвечал ВИ, не распознав подвоха. — Установить эту дату?»
«Точно. Установи время: пять минут до отправки пакета данных.»
«Выполняю».
Клочков усмехнулся, а ВИ начал перенастраивать свои данные. Компьютеры — они такие компьютеры. Доверчивые, как малолетние дети, стоило набрать код. А у этого, похоже, мозгов совсем не было. Найдя нужную команду, Илья активировал передачу своего импульса, в который вложил несколько заранее приготовленных сообщений.
«Альфа-Бетта-Джетта, — сразу же отозвался ВИ. — Вы загрузили в пакет данных новые строки запроса. Анализ выявляет, что они подходят по структуре для анализа специалистом ЦАиС. Подлежат лишь текстовой передаче вместе с плановой отчетностью раз в три месяца по дополнительной команде оператора. Через 3,5 минуты ожидается плановая отправка. Отправлять?»
«Отправляй», — с облегченный выдохом напечатал Клочков, и через 3,5 минуты получил ответ:
«Начинается формирование отчета № 126548768. Время — 6 минут 17 секунд. С учетом нагрузки пропускного канала отчет разделен на тридцать восемь частей. Первая часть формируется...»
Выгрузка началась. Несмотря на то, что само сообщение должно быть доставлено мгновенно через миниатюрный блок ретранслятора массы, встроенный в коммуникационный узел, пропускная способность оного была настолько низкой, а ВИ настолько старательно анализировал каждую часть отчета, делая пометки, ссылки, даже выставляя рекомендации технику, который будет это все просматривать, что у Клочкова от каждой минуты ожидания разгоралось внутри сильнейшее желание долбануть по этому педантичному идиоту кулаком и проорать, чтоб выгружал быстрее. Но тогда он норовил вызвать у ВИ подозрения в худшем случае, а в лучшем — тысячи вопросов, как у «Альфы-Бетты-Джетты» самочувствие.
А самочувствие через каких-то десять минут готово было здорово ухудшится, когда очередная порция кислорода окажется последней. Вцепившись в терминал взглядом, парень старался не думать о том, что будет через указанное время.

Он успеет.
Осталось еще двенадцать частей.

Однако в этот момент что-то — не звук, ибо было тихо, как в могиле — скорее, предчувствие, заставило его повернуться в шаттлу. Тот был расположен сверху и слева относительно занимаемой Клочковым горизонтали, и, что неожиданно, его двигатели были врублены на полную!
Что за хрень?...
Не успев сообразить, что случилось, Илья с ужасом увидел, как трос, змейкой тянущийся к нему, стал стремительно выпрямляться. Шаттл набирал скорость.
«Какого лешего, Дилан?...» — только и успел подумать Клочков, а потом быстро сориентировался и лихорадочным движением открепил карабин. Через какое-то мгновение змея троса вытянулась, словно проглотила иглу, да так стремительно дернулась и сильно ударилась о корпус хранилища, что будь на её конце человек, непременно бы переломал себе все кости. А потом и вовсе сгорел бы в жерле двигателей!
«Что... что ты делаешь?» — закричал парень, с ужасом глядя, как шаттл удаляется. Илья ничего не понимал. Время, чтобы вернуться, еще было. На это потребовалось бы минуты три! Почему он улетает?!..
Ответ был получен сразу же: мощный пучок лазеров ударился об обшивку шаттла, буквально разорвав щит, а уже следующий пучок прорвал его корпус, заставив взорваться. Пожар от взрыва потух так же быстро, стоило кислороду покинуть внутренности судна. Оно раскололось на несколько частей, как будто было сделано из яичной скорлупы. Расстояние было слишком велико, чтобы это увидеть, но Клочков был готов поклясться: он услышал предсмертный крик Дилана.
Все случилось в абсолютной тишине. Прошло, наверное, минуты две, но Илья по-прежнему не мог оторвать пораженный взгляд от той части космоса, в которой шаттл дружелюбного крогана превратился в груду летающего мусора.
Из ступора вывело сообщение ВИ:
«Дополнительный файл к отчетности сформирован. Отправлять?»
Но глупый компьютер явно не осознавал нависшей над ним угрозы: невдалеке маячил незнакомый фрегат, без опознавательных знаков. И это яснее некуда свидетельствовало о том, что на борту пираты.
«Они нас нашли», — с этой обреченной мыслью Клочков вновь вернулся к терминалу и подтвердил команду отправки пакета данных. ВИ послушно выполнил приказ.
Уже в следующее мгновение пучок разрушительной энергии достиг чуда инженерной мысли, заставив конструкцию разлететься на куски. А вместе с одним из кусков улетел и младший сержант Клочков.
Последнее, о чем он подумал, прежде чем у него закончился кислород: вряд ли мисс Клай, вообще узнает, что с ним случилось.


***


— Мэм, — сквозь вату сна раздался чей-то голос, и Диана не сразу сообразила, кому он принадлежал. — Просыпайтесь. Будем у планеты через пятнадцать минут.
Открыв глаза, женщина огляделась и вспомнила, как резко изменился её день пару часов назад. Ещё утром она была на Цитадели, читала скучные сводки о событиях на Терра Нове, а сейчас — находилась на дорогущей яхте Компании, без возможности связаться с кем-нибудь и предупредить о своем бедственном положении. То, что их пытался кто-то убить у ретранслятора — еще пол дела. Нужно об этом еще умудриться рассказать.
Незнакомый и не очень приятный слуху голос принадлежал пилоту с дурацким именем Крук и сверхспособностью рентгеновского зрения. Но в данный момент собственная способность его совершенно не волновала, так как он был полностью сосредоточен на управлении яхтой.
— Переходим на субсветовые, — прокомментировал он, и уже через минуту скорость судна значительно снизилась, а журналистка снова ощутила всю прелесть перегрузки. Голубовато-искрящееся сияние преломленного света за иллюминатором постепенно сошло на нет, и вот уже четкие очертания звезд окружили маленький кораблик, попавший в неприятности.
— Где планета? — удивилась Аллерс, пытаясь безрезультатно разглядеть Иоппу.
— Чуть левее, — хмыкнул пилот, отчего-то, видно, решивший, что это глупый вопрос. — Сейчас сменю угол, увидите.

И вправду: пара манипуляций у штурвала, и яхта слегка накренилась, начав свой поворот. И тут же все обзорное стекло заполонило бледно-оранжевое свечение от «элизиумского юпитера», как прозвали этот большой шар. Он действительно напоминал Юпитер: Диана, несколько недель проработавшая на гиганте в Солнечной системе с репортажем о жителях тамошней колонии, могла под этим подписаться. Желто-оранжевые продольные волны, темновато-коричневые кратеры, песочного цвета «моря» тут и там. Но главное сходство заключалось в наличии так называемых «колец», состоящих из газа, пыли и мусора, притянутых гравитационным полем планеты. В отличие от земного собрата Иоппа могла похвастаться куда более шикарными кольцами: более плотными, многочисленными и зрелищными.
— База Альянса, по показаниям ВИ, где-то недалеко. Полчаса, если обогнем планету...
Но тут мирное бормотание пилота прервалось каким-то датчиком. Крук взглянул на него, нахмурив свои тонкие брови, и воскликнул:
— Сожри меня элкор! Связь появилась!
— Связь? — удивилась Диана, поддаваясь вперед, как будто это могло разъяснить ситуацию. — Тогда надо связаться с мистером Холландом и запросить помощи!
— Не все так просто, — пилот красноречиво почесал свой затылок, оторвав одну руку от штурвала. — ВИ показывает, что сеть зашифрована. Мы не сможем воспользоваться ею... Я ни хрена не понимаю...
— А что непонятного? — журналистка отстегнула свой ремень и приблизилась к приборам, хотя все равно в них не разбиралась.
— А то, что если бы это была обычная связь через коммуникационный узел, там не было бы никакой шифровки! Это похоже на внутреннюю сеть... И мне это не нравится.
— Так если база Альянса близко, может, это их внутренняя связь?
— Ни разу не видел на гражданских базах такой вид, — все еще гадал пилот, проверяя показания. — Если только... Но это чертовски дорого... Хотя для военных все возможно...
— Что? Что? — нетерпеливо спрашивала Аллерс, вдруг ощутив желание растрясти проклятого партизана, утаивающего важную информацию.

Крук уже открыл было рот, чтобы ответить — ну или, возможно, послать её ко всем чертям — как вдруг ВИ снова запищал, оповещая о чем-то важном и тревожном, судя по неприятному звуку. Мужчина быстро вывел данные на сенсорный экран, и даже Диана, далекая от пилотирования, смогла опознать круглый сканирующий радар. И три подозрительные точки.
— Нет! Только не снова!! Твою ж дивизию! — закричал пилот с нотками раздражительности, но больше — сокрушаясь по собственному невезению и подтверждая мрачные догадки своей собеседницы.
— Пристегнитесь, живо! — рявкнул Крук, и Диана без лишних вопросов на этот раз нырнула обратно в сиденье и выполнила команду, уже мысленно молясь всем богам и составляя завещательное письмо. Второй раз повезти со случайно подвернувшимся менее густым участком пояса астероида им не может! Тут и пояса-то нет...
А вот если не везёт снова и снова — это закономерность!
Снова затрещали датчики. Крук, не успев начать отступление, выругался благим матом, а потом как-то задумчиво произнес:
— Входящий сигнал. Это уже интересненько.
Пальцем он дал команду на принятие, и по рубке раздался женский, образцово-безэмоциональный голос:
— Неизвестное судно! Назовите себя и цель вашего визита в около космическое пространство планеты! Код шифровки: 17B342-11-09. На ответ у вас три минуты, иначе ваше присутствие будет расценено как вторжение!...
Через долю секунды сообщение повторилось, из чего Диана сделала бесполезный вывод, что это запись.
Крук начал лихорадочными движениями что-то вбивать на сенсорной консоли, повторяя участки кода: «17B...342...тире...»

Забив последнюю цифру, он тут же ответил, предварительно откашлявшись, чтобы убрать хрипоту пересохшего от волнения горла:
— Это говорит частная гражданская яхта «Каллиста». Цель прибытия... эээ... мы здесь оказались случайно, так как направлялись на Элизиум, но у ретранслятора нас кто-то пытался уничтожить. Нам удалось вырваться, и мы хотели найти базу Альянса Систем на планете... Так что можно сказать, что это и есть цель нашего визита.
Какое-то время стояла невыносимая тишина, в течение которой Диана ожидала, что вот-вот корпус сотрясется от удара. Но нет, последовал ответ, уже живого собеседника:
— Яхта «Каллиста». Назовите ваш регистрационный номер в транспортной базе Альянса, количество и имена всех пассажиров, род деятельности и номера идентификаторов.
— Опа, — схватился за лоб пилот, не справившись с обилием необходимой информации. — Так... — он активировал передатчик и быстро стал копаться в настройках ВИ: — Регистрационный номер — 1234-15-67, С814. На борту два пассажира. Гражданский пилот Крук Дональдс, идентификатор 856M457-12... — прочитал он, извлекши из кармана куртки свой документ. — Второй пассажир: журналист Диана Аллерс, номер...
— 458N489-23... — спохватилась та.
— 458N489-23, — повторил он. — Мы работаем на компанию «Новостная Сеть Альянса» и выполняли редакционное задание, пока... пока нас не попытались уничтожить.

Снова возникла тишина в эфире. И снова Диане и пилоту оставалось гадать, принесет ли проверка их документов положительный результат или их все-таки попытаются сбить. Наконец, прозвучал ответ:
— Яхта «Каллиста». Мы перешлем вам траекторию полета. Следуйте за нами. Отклонение от курса будет расценено как попытка к бегству.
— Понял, — Крук не знал, радоваться ему или ужасаться. Он получил какие-то данные и ввел их в навигатор. Потом взялся за штурвал. Отпустил. Подумал и снова активировал передатчик.
— Эй, неизвестные, — позвал он. — Может, все-таки представитесь? И скажите, куда мы летим?
— Яхта «Каллиста», — ответил тот же раздраженный женский голос. — Задаете слишком много вопросов. Не в моей компетенции на них отвечать. Следуйте за нами. И сами все поймете.
— Ок, — выдохнул пилот и принялся маневрировать. Незнакомые сопровождающие летели по бокам, явно не желая светиться в обзорном иллюминаторе, но Крук с волнительно-успокаивающими нотками прокомментировал, что, судя по размерам, это мелкие судна-разведчики. Скорее всего, истребители.
— А если истребители... то где-то должен быть весь улей, — продолжал он, плавно вращая штурвалом и сверяясь с траекторией, отчего опустил голову. — Либо это пираты. Хотя с чего бы... Они бы явно с нами здороваться не стали. Тогда, может, какая-нибудь корпорация? Тогда к чему такая секретность... Тогда что...
— Просто подними голову, Крук, — пораженно прошептала Диана, и пилот тут же послушался. Какое-то время вглядывался в иллюминатор, пытаясь разглядеть что-то, а потом, получив ответ на свой вопрос, ошеломленно выдохнул:
— Да чтоб меня элкор растоптал...
В одном из колец Иоппы появился и весь дрейфующий в космосе улей: огромный дредноут, один крейсер рядом, три фрегата, — и все это в окружении облака грозных истребителей.
И на корпусе каждого судна вырисовывалась одна и та же голубовато-серебристая эмблема, еще размытая расстоянием. Но Диана узнала её издалека.
Это был Альянс.

[i]
***- Клочков имел в виду интересную теорию о том, что, если выстрелить из оружия в вакууме, то, при определенных обстоятельствах и по истечению n-ого количества времени, пуля может вернуться и угодить стрелку в затылок.

Отредактировано: Архимедовна.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 19.04.2016 | 657 | 4 | драма, экшн, м!Шепард, Nightingale, Блицкриг по-скиллиански | Nightingale
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 13
Гостей: 13
Пользователей: 0

Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт