Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Блицкриг по-скиллиански. Пятый час. Часть первая

Жанр: драма, экшн;
Персонажи
: Джон Шепард, свои;
Статус: в процессе;
Аннотация: Скиллианский Блиц. Одно из самых кровавых и жестоких событий во вселенной ME и жизни Джона Шепарда, сделавшее его тем, кем он стал. 17 мая 2176 года — в этот день батарианские пираты напали на человеческую колонию Элизиум, и солдатам Альянса на протяжении долгих 12 часов приходилось сдерживать наступление превосходящих сил.
12 часов ада, боли и сложных решений, закалившие характер величайшего «Героя всея Галактики».
 




13.00–14.00


Джон Шепард в очередной раз напряг свои извилины, чтобы уловить суть того, что ему, Бейтсу и Инкасу пытался втолковать Клочков, причем лицо младшего сержанта было таким, как будто эти «простейшие» вещи должны быть понятны каждому:

— …РХД! Резервное хранилище данных! Как я мог не догадаться об этом раньше? Это же так элементарно!
— Клочков, давай поточнее и поподробнее, — буркнул Шепард. — Здесь не Шерлоки собрались, а солдаты. И у нас просто нет времени, чтобы открывать энциклопедии!
— Хорошо, сэр, — постарался усмирить свой энтузиазм тот. — Когда мы были в музее, я увидел древний накопитель информации, и именно это заставило меня вспомнить об РХД. Эти штуки есть практически в каждой системе! Вот и здесь, в системе Ветуса, она есть, где-то неподалеку от еще не достроенной новой академии. Они полностью автономны, со своим виртуальным интеллектом, ограниченным, конечно, лишь функциями, связанными с разбором информации, обработкой запросов, архивированием и составлением статистической отчетности. Эта штука вроде огромного компьютера, похожа на якорь, парящий в космосе. Она обрабатывает все запросы в Экстранете данной системы и дает ответы непосредственно из своих запасов архивной информации на многомиллионных терабайтных блоках памяти. Одновременно с этим, если появляется какой-то новый запрос, какого в данном архиве нет, ВИ переправляет запрос на ближайший РХД в другую систему или скопление через коммуникационный узел.
— Который, как мы помним, был уничтожен вместе с резервным, — осторожно заметил Шепард, сложив руки на груди и все еще пытаясь сообразить, откуда у Клочкова столько оптимизма.
— Да, сэр, точно, сэр! — зажестикулировал тот. — В том-то и подвох! То есть подвох для пиратов, которые, в отличие от меня, не знают, как устроен РХД!
— И как же он устроен?
— Одна из функций его виртуального интеллекта в том, чтобы составлять отчеты по статистике запросов и отправлять их каждые три месяца на принимающую станцию. Если говорить про Элизиум, то принимающая станция должна располагаться… Не знаю точно, должна находиться на Земле. Вся статистическая отчетность подразделяется на два вида: потенциально опасная, вроде фраз «как взорвать ретранслятор», и вторая, не пользующаяся спросом и… Как бы сказать?.. Не поддающаяся компьютерной логике. Все отправляется в закрепленный за РХД Отдел Центра Аналитики и Статистики (ЦАиС). Там уже местный ВИ обрабатывает отчеты и выдает на мониторы техникам самые неоднозначные запросы… Ну не знаю, что-нибудь типа «как оторвать голову пыжаку и засунуть ее себе в зад»… — тут Клок осекся на секунду, так как к их маленькому собранию присоединилась Мэй. Шлепая ботинками по воде, она старалась произвести как можно меньше шума, шагая к их группе, окопавшейся не так далеко от инженерного узла. — В общем, техники-статистики по регламенту, конечно, должны проверять присланные им отчеты незамедлительно и на самые подозрительные, на их взгляд, просматривать историю запроса, делать пометки и уже потом отсылать в базу своего ВИ на хранение. На всякий пожарный. Теперь понимаете, к чему я это рассказываю, сэр?

Шепард кивнул, но пока что не слишком спешил радоваться.

— Клочков, я все равно не понимаю, как это нам поможет при условии нефункционирующего коммуникационного узла.
— Объясняю, в чем подвох, — в речи парня появилось не присущая ему генеральская интонация, возникшая сразу же после появления среди них нового симпатичного лица. — Отчеты по подозрительным запросам ВИ отправляет через коммуникационный узел, поскольку они имеют если не высший, то вполне обоснованный важный приоритет. Но вот отчеты по поиску информации, не пользующейся спросом, и неоднозначной — я про пыжаков — никого не интересуют настолько, чтобы вообще пропускать через узел, забивая и без того забитую пропускную способность. Поэтому — внимание! — эти отчеты отправляются через встроенный миниатюрный коммуникационный блок!

Он торжествующе закончил, внимательно глядя на лица вокруг. Судя по его реакции, он был расстроен, что никто не впечатлен.

— Подожди, Клочков, — жестом попросил Шепард его притормозить. — Получается, внутри этого РХД есть коммуникационный блок, работающий по принципу обычного?
— Именно. Он расщепляет информацию на лучи лазеров, которые проходят через коридор ретранслятора на принимающую станцию. Только этот блок чертовски мал и обладает настолько ничтожной мощностью, что ни видео, ни даже голосовое сообщение передать просто не получится. Сами формируемые отчеты настолько малы, что их отправку можно сравнить со скромным комариным пшиком из слоновьей задницы всеобщих приоритетов связи — простите, мисс, не удержался. ВИ отправляет их раз в три месяца автоматически, но если задать ему нужные характеристики, например, поменять дату, заставив его «поверить» в то, что наступило время для отправки, мы сможем внедрить наше сообщение в отчет! Оно сразу же поступит на принимающую станцию в отдел обработки. Уже местный ВИ сгруппирует информацию, выделит из нее то, что не поддается его компьютерной «логике», и тогда уже отправит на рассмотрение техникам.
— Как часто они проверяют такие запросы? — спросил Бейтс, по привычке почесав свою макушку, когда дело касалось «научных вещей».
— Ну… — вдруг замялся Клочков. — По регламенту должны сразу же…
— Но это явно не факт, — усмехнулся Шепард. — Так ведь?
— Да, сэр, — вынужденно признался младший сержант. — Техники не слишком любят эту свою часть работы.
— То есть наше спасение будет зависеть только от некоего таинственного человека, который, возможно, будет до последнего оттягивать момент анализа таких запросов, решив выпить чашку кофе и поболтать с коллегами?
— Хм… Да, сэр, — совсем стушевался тот, растеряв последние остатки энтузиазма.

Повисла тяжелая тишина, прерываемая лишь отдаленными стонами раненых, журчанием вонючего ручейка под ногами и тяжелым дыханием Бейтса, так и не привыкшего еще к ароматным запахам вокруг. В течение этой паузы каждый наверняка переваривал не самую радужную перспективу быть раздавленным под натиском пиратского ботинка, в то время как просьба о помощи будет томиться в ожидании расторопного техника.

— Несмотря ни на что, идея отличная, Клочков, — наконец прервал молчание Шепард, уже принявший решение воспользоваться этим шансом. От такой похвалы лицо младшего сержанта стало медленно заливаться краской удовольствия, но парень лишь четко кивнул, покосившись на Мэй и как бы проверяя ее реакцию.

Джон с отстраненной снисходительностью подумал, что так называемые чувства имеют поразительную способность проявляться в самый неподходящий момент для сердечных реалий и настолько выдавать своего обладателя, что это даже забавно. Шепард надеялся, что если, упаси бог, такое случится однажды и с ним, ему самому хватит ума перебороть их за ненадобностью.

— Откуда ты все это знаешь, Клок? — искренне удивился Бейтс. — Это ж сколько знать-то надо.
— Я много читаю, — слегка заносчиво отозвался тот, но вдруг, снова покраснев, растянулся в улыбке, обнажив выступающие зубы: — На самом деле, сержант, все намного проще: моя мать работала на Земле в ЦАиС и являлась как раз таким вот техником, от одного из которых сейчас и зависит наша судьба.
— Клочков, — Шепарду пришла в голову мысль, — можно ли оформить свой запрос о помощи так, чтобы ВИ в хранилище не рассмотрел в нем никакой угрозы, но не понял его совершенно? Это повысит шансы, что ВИ на принимающей станции тоже не поймет и быстрее отправит его на рассмотрение техникам?

Лицо Клочкова снова озарилось вспышкой оптимизма.

— Точно, сэр! Да, можно попробовать.
— Тогда сделаем так. Вопрос в другом: что нужно, чтобы внедрить, как ты сказал, наше сообщение в ВИ?

Вспышка быстро погасла. Ясно, что младший сержант не слишком обдумал эти детали.

— Можно взломать ВИ дистанционно… Но с планеты это невозможно, — выдохнул он с поражением. — Нужно подобраться к РХД как можно ближе. Но для этого нужен корабль. А корабля у нас нет.

На волне пессимизма Клочков рассуждал, как ребенок.

— Даже если мы найдем подходящее судно и вырвемся с планеты, нас прикончит флот пиратов, — продолжил эту мысль второй лейтенант Инкас, впервые подавший голос. Он вообще теперь больше молчал, и Шепард с грустью замечал на себе его осторожные, полные опаски взгляды. Да, система ценностей Инкаса явно пошатнулась после того, как офицер, чьи приказы он выполнял, повел себя несколько неоднозначно. Досадно.
— Если только мы не сможем прикрыть наше судно, — размышлял Джон. — Например, с помощью лазеров П.О. И. С.К., расположенных на станции «Молния».

Снова повисла тишина, и каждый уже прикидывал в уме реальность такого плана.

— Клочков, на тебе послание, — строгим голосом приказал Шепард. — Инкас, ты разберись с рациями. Подключи к этой затее профессора Рейда. Мэй, проконтролируешь состояние раненого. Бейтс, нам с тобой нужно обдумать дальнейшие действия. Всем выполнять приказы.


***


На подготовку ушло минут двадцать. Мэй начала эвакуацию, распорядившись постепенно выносить носилки с ранеными.

Инкас с профессором, заняв угол в сухом помещении, долго разбирались в устаревшей аппаратуре. Бледный Рейд лежал на полу под присмотром доктора, рассматривал рации с выражением крайней задумчивости, сменяющейся порой почти беспомощностью наряду со страстным желанием оказать посильную помощь. Шепард уже спрашивал себя, не переоценил ли он знания профессора в данной области.

Но после долгого и упорного настраивания раций, сопровождающегося потоком слов «частоты», «диапазоны», «юэшэфы» и прочей бессмыслицы, доносившейся до лейтенанта, кажется, процесс пошел.

Шепард с Бейтсом обдумывали последние детали плана.

— Сержант, твоя группа начнет отсюда, — указал на смятой бумажной карте Шепард, которую носил за керамической пластиной брони. — Потом продвигаетесь назад и занимаете эту позицию. Там нам нужен опорный пункт. Если станет совсем плохо — отступаете еще на несколько кварталов к центру и занимаете вот эту часть.
— Понял, сэр, — ответил тот.
— Инкас будет правее, на расстоянии примерно двух километров от тебя… Но у него другая цель — группа зачистки. Приоритет же твоей группы — штурмующие. Нельзя позволить противнику продвинуться к центру, к Старому городу и мостам, нужно как можно дольше задерживать его, чтобы дать группе Мэй и гражданским чуть больше времени. Как только займете первый огневой рубеж, доложи о готовности. Я постараюсь прикрыть эту зону…

Какое-то время они еще потратили на обсуждение, потом Шепард, пробираясь между ранеными, направился в уголок «любителей древности». Тут кто-то схватил его за ногу, останавливая.

Посмотрев вниз, Джон увидел рядового Майлза. В бою за гарнизон ему взрывом оторвало правую руку, сделав непригодным для дальнейших действий. Этот факт, очевидно, здорово его надломил, и все же чернокожий солдат нашел в себе силы, чтобы не потерять присутствие духа.

— Спасибо, сэр… — слабо прошептал он. — Если бы не вы…
— Отставить, — мягко приказал Шепард, склонившись над ним, и скривил губы в усмешке. — Как только все закончится, Майлз, и тебя починят, вернешься в строй и задашь еще жару. Все ребята скинутся на органический имплантат — я прослежу. А то, если прикрутят обычную железяку, придется тебе еще долго переучиваться в одном деле, чтобы ненароком не оторвать себе кое-что.

Уголки губ Майлза от этой пошлой шутки поползли вверх, чего Шепард и добивался.

— Я все равно… левша, сэр, — пробормотал он.

Джон подбадривающе ударил его по плечу.

— Тогда тем более — жизнь продолжается.
— Спасибо, сэр… Еще раз.

Кивнув, Шепард проследил за тем, как носилки с рядовым были аккуратно подняты двумя солдатами и унесены вслед за остальными. Потом добрался до Рейда и Инкаса.

— Профессор, — позвал он. — Рад, что вы живы.
— Благодаря вам, лейтенант, — улыбнулся тот бледными губами. — И все же придется еще потерпеть, прежде чем снова взбираться в «Гризли».
— Разобрались, что к чему?
— Да, — Инкас протянул старшему офицеру один из экземпляров. Ощутив в руке непривычное оборудование, пахнущее пылью, Шепард какое-то время смотрел на черный продолговатый блок с устаревшими кнопками в корпусе и антенной, готовый почти расхохотаться от осознания того, что экспонаты из музея, возможно, спасут их шкуры.
— Это рации диапазона PRM, — уже со знанием дела пояснил Инкас, как будто Шепарду это должно о чем-то говорить. — Мы настроили их на дежурный восьмой канал, на одну частоту. Будем общаться короткими передачами. С помощью коротких радиоволн сможем слышать друг друга и отвечать. Но профессор сказал, что существует какая-то проблема с ионосферой…
— На Элизиуме она менее плотная, — уточнил Рейд с тяжелым выдохом. — Поэтому не исключено возникновение посторонних шумов. Однако передачам это не должно помешать.
— Да, точно, — кивнул Инкас. — Мы заблокировали панель управления рацией…
— Кнопки, — вставил, усмехнувшись, профессор.
— Блокировали, чтобы случайно не сбросить частоту, — продолжил Инкас. — Если вдруг потребуется, разблокируете долгим нажатием вот этой кнопки. Когда хотите что-то передать, нажмите на боковую кнопку, удерживайте и говорите вот сюда…
— Инкас, я, может, не любитель старины, но все же не идиот, — отрезал Шепард. — Теперь отдай одну Бейтсу и капралу Клай. И быстро обратно, чтобы получить дальнейшие указания по поводу твоей боевой группы.
— Так точно, сэр, — стушевался тот и, козырнув, поспешил проинструктировать остальных.
— Клочков, придумал сообщение? — спросил Шепард у парня, с самым сосредоточенным видом что-то печатающего в своем инструметроне.
— Остановился на десяти вариантах… Еще не выбрал, — выдохнул тот. — Черт, если бы у меня был мой встроенный ВИ-анализатор, я бы знал точно, каков процент вероятности у каждого варианта быть истолкованным верно людьми и неверно компьютером…

В этот момент в инженерный узел, протискиваясь между вереницей выходящих, нырнул Дормен.

— Лейтенант, — начал патрульный. — Мы поймали двенадцать штук и пока отключили. Но все они соединены общей сетью, так что управлять можно только с одного источника.
— Значит, разделить не получится, — мрачно резюмировал Шепард. — Ну что ж, Клочков. У тебя еще есть работа…

Наконец все были готовы. Четыре группы солдат получили короткий инструктаж от своего старшего офицера, пояснившего суть их заданий. Джон, быстро обходя свое «войско» и оценивая их шансы, что вызвало в душе ряд обоснованных сомнений, все же решил подбодрить каждого, но ограничился лишь громким «Всем быть начеку! И все получится!» Однако запоздало понял, что речь нужно было обдумать чуть более детально, так как, несмотря ни на какие предубеждения к этому пафосному стереотипу, солдаты всегда нуждались в наличии лидера, умеющего уверенным голосом убедить их в наличии каких-либо шансов и зажечь внутри огонь надежды.

Но момент был упущен, и Шепард не стал больше уделять этому внимание. Ему никогда не удавались громкие речи.

Обменявшись крепким неформальным рукопожатием с Бейтсом и Инкасом, он пожелал им удачи. Потом подошел к Мэй.

— Будь осторожна, — понизив голос, сказал он. Потом протянул ей дробовик марки «Рухлядь», который все это время стоял в углу инженерного узла, ожидая своего нового хозяина. — Вот, возьми. Хотел передать профессору Рейду, он такое любит. Но тот отказался, заверив меня, что теперь я истинный владелец этой допотопной палки. Однако мне она будет только мешать в бою.

Женщина, чуть усмехнувшись, приняла из рук лейтенанта дробовик и перекинула через плечо, убавив длину ремня. Джон молча наблюдал за ее действиями, мысленно спрашивая себя, стоит ли переходить к тому, о чем, собственно, он и хотел сказать с самого начала. Все-таки стоит.

Слегка схватив ее за локоть, он продолжил:

— Мэй… Если встанет выбор спасать жизни выживших ценой жизней тяжелораненых, я надеюсь, ты примешь верное решение, каким бы сложным оно ни было.

Взгляд ее в миг стал холодным.

— Меня зовут Мэрион, — процедила она сквозь зубы. — Лучше надейся, что сможешь сделать так, чтобы избавить меня от этого выбора. И хорошо, что этого не услышал Майлз.

Высвободив руку, она отвернулась и заторопилась к своей группе.

Шепард стиснул зубы. Ну что ж, кошка, пробежавшая между ними, по-прежнему скребет каждого своими когтями.

Почти машинальными движениями Джон проверил свои щиты, пистолет, прикрепленный к бедру, перевел винтовку в боевой режим.

— Выдвигаемся, — чуть резче, чем хотел, приказал он своей группе и направился по туннелю на восток, туда, где располагалась станция «Молния».


***


— Группа «Молния» на месте, — сообщил Шепард по рации, разглядывая в свой визор станцию разрядки, в честь которой, недолго думая, и было прозвано их боевое отделение. — Боевые группы, доложите о текущем местонахождении. Прием.

В ожидании ответа рации несколько секунд шумели помехами, которые прерывали порывы прохладного ветра. Ветра, дарившего настоящее блаженство здесь, в скалах, для тел, облаченных в броню.

Первым ответил Инкас.

— Группа «Смерч» на подходе к первому рубежу, — раздался голос Инкаса, сначала несколько неуверенный, но через секунду окрепший. — Прием.
— Группа «Тайфун»… продвигается… аные рации! — прозвучал грубо голос Бейтса в противовес Инкасу. Потом сержант, очевидно, справился с древней аппаратурой. — Группа «Тайфун» продвигается к первому рубежу. Прием. Ориентировочное время закрепления на позиции — двадцать пять минут. Прием. Если нас не встретят эти четырехглазые суки. Прием.
— Принято, — усмехнулся Шепард.
— Сержант, — вдруг встрял Клочков со своей станции, — слово «прием» необязательно говорить после каждого предложения. Только в конце сообщения. Прием.
— Иди ты. Прием. В задницу. Прием. Клочков. Прием! — отозвался тот, слегка запыхавшись. За годы мирной службы Бейтс явно понабрал несколько лишних килограммов и тонну ругани в придачу.
— Отставить разговоры, — строго приказал лейтенант, спрятав улыбку. — Мэй, докладывай.

Несколько секунд в эфире стояла тишина, пока наконец ее не разрезал голос медика.

— Группа «Бриз» продвигается на юго-восток. Пока здесь все чисто. Прием, — ответила она. После некоторое колебания добавила: — Джон, к нам тянутся гражданские. Мы идем пока тихо, но колонна становится все больше. Скоро это станет заметным с воздуха. Прием.
— Не волнуйся, воздухом мы займемся, — передал Шепард и снова посмотрел на станцию.

Их группа из девяти человек была размещена у восточной части станции, примыкавшей этой стороной к скалам. Те, в свою очередь, опоясывали колонию тонким хребтом неровностей, делая продвижение по поверхности планеты затруднительным, поэтому, если верить словам пленного батарианца, пираты стягивали свои силы на противоположной стороне, там, где скалы не представляли опасности для транспорта. Возможно, наемники уже начали свое наступление, и тогда ни Бейтс, ни Инкас не успеют занять первый огневой рубеж. Крайне нежелательное событие, из-за которого узел сопротивления придется передвигать вглубь города на второй указанный рубеж, потеряв при этом совсем не лишние километры. Так что запыхавшегося Бейтса можно было понять. Главное, чтобы спешка не угрожала бдительности.

Завладеть станцией «Молния» было смертельно необходимо. То, что пираты еще по каким-то причинам не захватили станцию, было подарком свыше. Мало того, что там можно было найти подходящий для отправки с планеты шаттл, так еще и внутри находилась главная панель управления тремя комплексами, один из которых располагался прямо на станции, а два других работали автономно в нескольких километрах отсюда. Без прикрытия лазеров П.О. И. С.К. группы сопротивления будут голы как соколы перед воздушными силами пиратов, а вся идея с отправкой сообщения Альянсу будет заранее обречена на провал.

Тщательное и доскональное планирование было не самой сильной чертой Джона Шепарда. Он всегда больше предпочитал действовать и прорываться, а если надо — пробивать головой стены. И все же он не был дураком и прекрасно осознавал, что без тактики любые действия даже с самым завидным энтузиазмом бесполезны.

В этот раз им, как говорится, подфартило. Если Шепард полагал, что станция окружена со всех сторон сотней оголтелых и алчущих крови пиратов, то был приятно удивлен их куда меньшим количеством, сводившимся при быстром наблюдении к десяти-двенадцати. Судя по скучающей роже одного из пиратов — человека, стоящего возле припаркованного на одной из платформ для разрядки транспорта «Мако», пираты здесь уже давно и явно расслабились. Скорее всего, эта группа была направлена на станцию еще в самом начале операции по захвату колонии, а значит, примерно четыре с лишним часа назад. Главные ворота были просто открыты, повсюду валялись тела гражданских охранников, оборонные турели неактивны, а кинетический барьер отключен. И все же что-то явно пошло не по плану, раз пираты до сих пор не завладели ПЗО.

Сама станция была небольшой и имела вид шестиугольника, раскинутого под открытым небом. Невысокое железобетонное ограждение по периметру, всего две наблюдательные вышки, сейчас пустующие. Пираты настолько были уверены в том, что именно они играют роль захватчиков, что даже не расставили часовых на вышках. Транспорт, принадлежащий как Альянсу, так и гражданским заказам, обслуживался на пяти платформах разрядки, раскинутых за периметром наподобие таких же шестиугольных лепестков. Сам же комплекс ПЗО был сейчас неактивен, свернут и надежно спрятан под землей, и почему пираты до сих пор не привели его в действие — для Шепарда оставалось загадкой. Но так даже лучше.

— Дормен, — наконец приказал лейтенант, оторвавшись от наблюдения, — найди себе позицию с хорошим обзором.
— Уже, — патрульный, сжимая свою винтовку, указал кивком головы в сторону. — Думаю, вон то возвышение в скалах подходящее.
— Тогда иди туда. Будешь вести нас и прикрывать, — Шепард молча передал ему рацию Клочкова. — Только долго не сиди на одном месте, меняй позиции.
— Само собой, сэр, — отозвался тот по-военному, хотя военным не был, и, проверив свой боезапас и щиты, стал быстро продвигаться к заданной точке.
— Клочков, закончил настройку «собак»? — посмотрел Шепард на парня, возившегося с одним из двенадцати уборочных дронов, пойманных в коммуникационных туннелях.
— Уже… все, сэр, — младший сержант закрыл крышку корпуса маленького шаровидного металлического дрона размером с небольшого зверька и бережно передал его в руки Стокмену, в чью обязанность входило прикрепить к этим безобидным существам взрывчатку с помощью липкого геля для герметизации швов подземных труб, стянутого из инженерного узла. Остался последний дрон, который, по всем законам подлости, не поддавался настройкам дольше других.
— Осторожно!.. — предупредил рядовой Клочкова, чья рука едва не угодила в гель. — Залезешь перчаткой, сержант, и можешь ее выкидывать. Прилипнет намертво. Я однажды такой штукой своей бабуле ножку стула приклеивал. Точнее, не бабуле, а стулу. Залез двумя пальцами в гель, и они склеились — в больнице пришлось верхний слой кожи срезать, чтобы избавиться от этой гадости!

Клочков с опаской взглянул на серое гелеобразное вещество, но не стал комментировать.

— Сдетонируют от моего сигнала с интруметрона, сэр, — вместо этого сказал он своему командиру. — Я создал тут закрытую автономную электронную сеть с небольшим, правда, радиусом, так что смогу ими управлять с помощью электронных импульсов, как игрушечными шаттлами в детстве… Ну если были у вас такие, — показал Клок, тыча тому какими-то сенсорными схемами чуть ли не в нос. Джон не стал отвечать, что все сознательное детство и юность он провел на улицах, грабя прохожих и бегая от полиции, так что ему просто некогда было играть в детские игры.
— Так что вы только скажите, когда, — добавил Клок, так и не дождавшись реакции.
— Не сейчас, — мрачно буркнул Джон, слегка отодвинув младшего сержанта рукой.
— Кстати, сэр, — не унимался тот, — почему вы назвали их «собаки»? Почему не кошки или… Хм, скажем, мартышки?
— Противотанковые собаки, — пояснил тот сухо. — Во времена Второй мировой в XX веке использовали собак со взрывчаткой, отправляя их под танки. Всегда полезно изучать тактику войн прошлых столетий, Клок. Есть чему поучиться.
— Живых собак? — удивился тот, изобразив на лице недоумение. — Это же аморально… Как люди могли быть такими жестокими?

Шепард смерил его таким взглядом, как будто говорил с маленьким наивным сопляком. Хотя, скорее всего, так и было.

— Что с сообщением? Придумал? — спросил Джон, сменив тему.
— Да, вот несколько вариантов, — тот активировал на своем девайсе блокнот для записей, потом проделал какую-то манипуляцию и расширил сенсорную голопроекцию. — Думаю, вам нужно что-то выбрать, сэр, заранее, пока я… Пока я не улетел.

Шепард нахмуренно сдвинул брови. Маленький наивный сопляк все же соображал достаточно хорошо. Это было одно из решений, которое он, Джон, еще не обдумал, но которое было донельзя очевидным: если они завладеют станцией и отправят шаттл, лететь к РХД должен кто-то, кто разбирается со всеми тонкостями насчет данных, взломов и ВИ. Кандидатов было раз и обчелся, и то, что Клок это сам понял, вызвало в душе лейтенанта легкую волну облегчения вместе с бесполезной досадой от самого себя. Похоже, он еще не настолько привык посылать солдат в неизвестность, возложив на их плечи груз ответственности, который хотел бы и мог бы возложить на себя. Но его груз куда тяжелее, как ни крути.

— Ты уверен? — на всякий случай спросил он, внимательно вглядываясь в лицо солдата и задаваясь вопросом, сможет ли этот непрошибаемый оптимист с почти хлюпким телосложением и такой забавной выступающей вперед челюстью стать спасителем колонии Элизиум.
— Уверен, сэр, — выдохнул он. — Но мне нужно, чтобы вы просмотрели сообщения.

Шепард быстро пробежался по ним глазами и не смог удержаться — тихо выругался. Сказывалось влияние Бейтса.

— Что за бред, Клочков? Точно нельзя отправить простое сообщение о помощи?
— Как бы вам объяснить… — начал тот. — Нельзя, сэр. ВИ в РХД не самый умный и сообразительный, ничего почти не умеет, кроме как работать с информацией. Если просто написать: «Помогите нам, на колонию напали пираты», этот электронный дебил может стереть сообщение, поскольку не видит в нем… э-э-э… логики запроса и информации, необходимой к поиску. Он «подумает», что это просто обрывки ничего не значащего набора слов. А если я включу что-то такое, хоть отдаленно напоминающее военные термины, то существует большая вероятность, что ВИ систематизирует запрос не так, как нам нужно, и отправит на обработку через коммуникационный узел…
— Отправь столько сообщений, сколько сможешь, и те, какие посчитаешь нужным, — прервал ход его рассуждений Шепард, решив не углубляться в эти дебри. — Ты в этом больше разбираешься.
— Рад, что вы это признаете, сэр, — растянулся тот в довольной улыбке, которую тут же постарался спрятать, наткнувшись на сосредоточенные физиономии вокруг.
— Через пять минут начинаем, — огласил Джон. — Йетти, выступаешь со своим звеном сразу же после нас. Клочков… а ты держись позади меня и чтоб ни шагу в сторону!..


***


Через пять минут Джон отдал приказ начинать.

Клочков активировал инструметрон и на своем радаре пометил цель. В ту же секунду два включенных дрона, прозванных «ползунами» за неспособность подняться в воздух и летать, стали шевелить своими колесиками в сторону главного входа на станцию. По неровной поверхности делать это им было довольно трудно, так как, по словам младшего сержанта, эти старые модели были рассчитаны только на движение по плоским трубам. Но «ползуны» пока справлялись, совершенно бесшумно и незаметно преодолевая открытое расстояние до платформы. Благо на пути им не попались ни большие камни, ни выбоины. Скорее всего, постарался Клочков, управляя ими с детским азартом в глазах.

До «Мако» оставалась всего пара метров, как вдруг скучающий пират, до этого лениво смотрящий куда-то, стал оглядываться. То ли услышал тихое жужжание механизмов, то ли просто так совпало, опять же, по закону подлости. Клочков сразу приостановил дронов, а Шепард уж было решил, что об эффекте неожиданности придется забыть. Но нет: пират снова стал пялиться в противоположную сторону, и «собаки», неся на своих спинах взрывчатку, благополучно заползли под брюхо машины.

«Ползунов» осталось еще два, но тратить на них время не хотелось. В запасе находились восемь дронов с мини-двигателями на эффекте массы, используемые службами подземных коммуникаций для постоянного мониторинга труб. Модели были настолько старые, что умели только передвигаться по четырем направлениям и сканировать поверхности, но этого было вполне достаточно для заготовленной им цели.

— Патрульный Дормен занял позицию, сэр. Прием, — прозвучало в рации.
— Принято, — отозвался Джон, только и ждавший, чтобы это услышать. — Клок, взрывай на счет три, — Шепард посмотрел на своих бойцов, чтобы убедиться, что все готовы. — Раз. Два. Три!

Младший сержант нажал на кнопку на своем инструметроне, посылая сигнал детонатору «ползунов», и через две секунды прогремел ожидаемый взрыв. «Мако», поддавшись взрывной волне, подпрыгнул над поверхностью и завалился на бок.

— Вперед! — дал команду Шепард, и два звена короткими перебежками бросились к главным воротам по двум параллельным линиям.

Пробежав полпути, лейтенант открыл огонь и тут же кожей ощутил знакомое чувство, когда щиты оцарапало остаточной энергией дальнего выстрела. Джон быстро присел на колено, чтобы прикрыть свои звенья, и выпустил длинную очередь по центру, поскольку расстояние все еще было слишком большим для прицельной стрельбы. Рядовые Йока и Чижов, бегущие следом, нырнули за ограждение. Клочков приостановил движение и юркнул в укрытие, не сделав ни одного выстрела, поскольку был занят дронами.

Стреляли изнутри станции: пираты пытались задеть атакующих издалека, не позволив им попасть внутрь.

Когда звенья укрылись, Шепард под их прикрытием отпрыгнул в сторону. Его щиты снова пару раз задело, и в визоре появилось сообщение о тридцати двух процентах.

Второе звено под командованием капрала Мариетти продвигалось правее и, тоже добравшись до ворот, прижалось к ограждению. В звук перестрелки вмешался глухой громкий выстрел, снесший голову одному из батарианцев. Дормен.

Чтобы не дать пиратам времени опомниться и сосредоточить огонь по центру, Шепард прокричал Клочкову:

— Выпускай дронов!

Повторять дважды не пришлось. В ту же минуту стая из четырех дронов со взрывчаткой поднялась в воздух и стала быстро приближаться к воротам.

— Быстрее, Клок! — орал Шепард, прильнув к краю ограждения и стреляя короткими очередями.
— Таких настроек у этих железяк нет, сэр!

Дроны подлетели к воротам и нырнули внутрь станции. В этот же момент в рации раздалось:

— Четверо по центру. По двое с флангов. Еще трое бегут с северо-запада. Прием.

Отвечать Шепарду было некогда.

— Взрывай, Клок! — приказал он, упав на землю и высунувшись, чтобы сориентировать младшего сержанта.

Тупые дроны не имели системы маневрирования и перли напролом по центру, и пираты, почуяв неладное, открыли по ним огонь. Один, задетый по корпусу, тут же упал, не взорвавшись. Не критично.

— Взрывай!

Клочков активировал детонатор. Вспыхнули четыре громкие огненные вспышки: три в воздухе и одна на земле.

— Прорываемся! — прокричал лейтенант, на всякий случай давая рукой второму звену знак заходить внутрь.

Нырнув внутрь и сразу же открыв огонь, он быстро сориентировался и занял укрытие слева за ящиками с оборудованием. Открытая площадка, где под землей была укрыта система ПЗО, оказалась куда больше, чем Шепард думал. Пираты вели постоянный огонь по центру и с флангов и были хорошо вооружены и натренированы, ведя огонь по очереди и умело меняя позиции.

Прикрыв свои звенья, Шепард приказал им рассредоточиться. У него было несколько секунд, чтобы оценить расклад сил, и расклад был пятьдесят на пятьдесят. Это на миг ему напомнило не столь давние события на Марсе, вот только теперь в роли внезапно атакующих был он сам.*

— «Собаки»! — снова приказал Шепард, и вторая стая дронов через несколько секунд влетела на станцию.
Правда, долететь до положения первой этой связке не удалось: пираты уже были готовы, кто-то попал в одного дрона, прямо во взрывчатку, отчего взрывы раздались раньше, чем нужно. И все же под этим прикрытием звеньям удалось сменить позиции и прорваться чуть вперед, преодолев стоянку транспорта и занять позицию полукругом.

Нужно было обойти пиратов с фланга. Шепард это прекрасно понимал, но сопротивление было удручающе сильным. То и дело раздавались выстрелы Дормена, сбивающие щиты, но противник оказывался проворнее и сразу же прятался в укрытии, чтобы восстановить их. Вывести из игры удалось лишь нескольких, но и у Шепарда уже были потери: кажется, рядового Йоку ранили, а во втором звене чьим-то точным выстрелом снесли голову Фримену. Джон старался подсчитывать потери с холодной отстраненностью, пытаясь сообразить, как раздавить противника.

Мариетти был не так далеко, и Шепард, выругавшись на отсутствие связи, проорал что-то. Тот укрылся и повернул голову. Жестами лейтенант приказал разбиться на «двойки» и обходить противника с фланга. Йетти все понял и принялся так же жестами объяснять это второму звену.

— Клочков, сиди тут! — приказал Джон и начал перемещаться влево и вперед, дав знак рядовым следовать за собой. Не будучи дураками, пираты раскусили эту тактику в два счета, заметив перемещения врага и сосредоточив основной огонь по флангам. Но Шепард как раз на это и рассчитывал — на то, что они отвлекутся от центра.

Он велел Чижову прикрывать его, а сам перебежками бросился вперед и, на бегу активировав гранату, швырнул одну в скопление пиратов. Потом перекатом ушел с линия огня, укрывшись за чем придется, активировал вторую и снова швырнул, не дождавшись взрыва первой.

Та прогремела секунду спустя, а за ней и не заставила себя ждать вторая.

— Вперед! — почти прорычал Джон в угаре от перестрелки второму звену, подтянувшемуся с противоположной стороны. Йетти тут же перенял тактику и приказал своим людям заходить с фланга, а сам добавил еще пару гранат.

Пираты стали отступать назад, и солдатам оставалось лишь постепенно оттеснять их, чтобы раздавить. Но тут переменчивая фортуна решила, что Шепарду пора попотеть, и поменяла расклад.

По рации раздалось:

— Сэр! У них тяжелый робот!!! Идет с моей стороны!

Свои слова Дормен подтвердил серией быстрых — для снайперки, конечно — выстрелов, пытаясь отвлечь то, что Шепард еще даже не увидел, на себя.

Робот появился как будто из ниоткуда. То ли он был спрятан в здании, то ли просто разведывательное наблюдение оказалось ни к черту. Но чей-то серый корпус стал вырисовываться, пока наконец не приобрел очертания мощного двух с лишним метрового металлического монстра, медленно и тяжело вышагивающего на линию огня и даже не думавшего маневрировать. Он сделал какое-то вращательное движение своей внушающей уважение лапищей, и пулеметная очередь с характерным оглушающим звуком надолго прошлась по атакующим, ставя под сомнение, кто атакует сейчас.

Шепард, не ожидавший наличия тяжелых роботов у пиратов и вообще видевший такую мобильную модель впервые, успел укрыться до того, как над головой прогремели десятки выстрелов. Когда очередь закончилась, стало слышно, что Дормен все еще палит по роботу, подвергая проверке на прочность его щиты. Махину это нисколько не смущало, но отвлекло: она принялась медленно разворачивать корпус и, что стало совершенно неожиданным для всех альянсовцев, выпустила пару ракет в ту сторону.

— Твою мать! — процедил сквозь зубы лейтенант, чувствуя, как по вискам и спине струится пот. Дневное солнце светило нещадно, и теперь даже прохладный ветер скалистой местности не приносил облегчения.

Шепард на миг растерялся. К такому повороту он готов не был. Сжав зубы, он сделал то, что был должен сделать в эту минуту: открыл огонь по роботу, боковым зрением замечая, что пираты снова стали подтягиваться вперед под прикрытием своего друга-великана.

Надо было что-то предпринять. И побыстрее. Выстрелы из снайперки прекратились, и Джон с ужасом подумал, а не угодила ли ракета по назначению. Но беспокоиться о судьбе Дормена было пока некогда.

— Чижов! Йока! — поискал он их глазами и увидел, что те вжались в свои укрытия, так как робот, снова медленно развернув корпус, повторил пулеметную очередь. — Прикройте!

Дождавшись окончания очереди, Шепард стал быстро отступать назад и продвигаться вправо ко второму звену. Заметив его передвижения, робот попытался пройтись по лазутчику очередью, но корпус поворачивался слишком неохотно и не поспевал.

— Стокмен! — Шепард юркнул к рядовому, едва не налетев на него. Потом упал на одно колено, стараясь вжать голову в плечи как можно сильнее. В спину и откуда-то сверху посыпались щепки от деревянных ящиков, установленных третьим ярусом на грузовой подъемной платформе, за какой и укрылось второе звено. — Давай сюда липучку!
— Что? — не сообразил тот сначала. — Гель?
— Да! — Шепард выхватил у него тюбик с гелеобразной жидкостью. Потом резко велел побежавшему к ним Йетти вытащить гранату и, не говоря ни слова, забрал.
— Сэр, не хотите же вы… — начал тот, но смолк, так как послышались тяжелые шаги робота, сообразившего наконец, что на его боевом радаре не видно ни одной цели. Все попрятались.

Молча лейтенант быстрыми движениями перевел винтовку в безопасный режим и закрепил на спине. Потом выдавил большое количество липучей жидкости на свою правую ладонь и прилепил туда гранату. Левой рукой освободил крепление своей перчатки.

— Йетти, отвлеки огонь на себя, — приказал он вдруг осипшим голосом, поскольку где-то краем мысли прекрасно осознавал, что сейчас собирается совершить очередную свою глупость. — Робот должен как можно сильнее повернуть корпус… Я попробую зайти сзади.
— Да вы с ума сошли! — ужаснулся тот. — Щиты не выдержат! Там еще и пираты!
— Швырни в них пару гранат, если остались! Чтобы… было чем заняться, — старался отдышаться Джон. — Все! Времени нет!

Выждав момент, он рванул назад. Второе звено, как и было приказано, принялось нещадно палить по роботу, заставляя его повернуться в их сторону. Тот начал предсказуемо разворачивать корпус. Полдела в шляпе.

— Клочков! — проорал лейтенант. — Огонь по пиратам! Чижов, Йока! Тот же приказ!

Он не понял, услышали ли они его, но стрелять начали в указанном направлении, сосредоточившись на горстке прячущихся наемников.

— Сегодня не сдохну! — с этими словами Шепард выскочил из-за укрытия и что было мочи бросился к роботу. Тяжелая махина, стреляя по подъемной платформе, даже не догадывалась из-за шума, что происходит за спиной. А вот пираты догадались сразу. Щиты Шепарда приняли на себя мощный удар кулаком от нескольких очередей, датчики жалобно завопили, и щиты лопнули. Джон был в таком адреналиновом бешенстве, что даже не заметил, как лишился последней защиты.

С диким ревом он запрыгнул на робота, цепляясь свободной рукой за детали корпуса. Потная левая рука в перчатке не облегчала задачу, елозя по мокрой внутренней подложке. Но зацепиться все же удалось.

На счастье Шепарда, робот, почувствовав угрозу, не понял, откуда она исходит. Так что снова стал разворачивать корпус, одновременно открыв огонь по позициям пиратов. Воспользовавшись передышкой, солдаты сосредоточили огонь там же.

А их лейтенант тем временем пытался удержаться на бессмысленно крутящемся по оси корпусе робота одной рукой, а второй прикрепить перчатку к металлической голове монстра. Это удалось не сразу, только с третьей попытки. От вращения голова мужчины закружилась, еле-еле восстановленные щиты опять жалобно запищали и снова лопнули, но Шепард все же сумел вытащить правую руку из перчатки и активировать гранату, разумеется, прилепившись парой пальцев к гелю.

А потом упасть прямо под ноги роботу с лихорадочной мыслью, что пора сваливать, и даже не чувствуя боли от сорванного верхнего слоя кожи с пальцев. Робот не заметил его бегства, хотя случайно и попытался затоптать. Перекатами Шепард откатился в сторону, поднялся на корточки, чтобы убежать… и его просто отшвырнуло взрывной волной, неожиданно слишком мощной для гранаты.

Пролетев несколько метров, мужчина больно ударился головой обо что-то. В глазах потемнело, сознание начало проваливаться в бездну, но Шепард изо всех сил старался удержаться на плаву. С каким-то отстраненным удивлением он вдруг увидел, что последняя горстка пиратов, засевшая в своем укрытии, вдруг в голубоватом свечении поднялась вверх, карабкаясь, как младенцы, а потом, приняв на себя несколько очередей, затихла.

Внезапно все стихло.

Откуда-то издалека раздались знакомые голоса, а через минуту подлетел Клочков.

— Лейтена-а-ант… — сквозь вату прозвучал голос младшего сержанта. — Вы це-е-елы?..

Правое предплечье пронзила острая боль. Наверное, панацелин. Но Шепард уже потерял сознание. Последним, что он увидел, была досадливая ухмылка погибшего полгода назад рядового Рица, стоящего где-то впереди.

Нет, Риц. Только не сегодня.



 

Отредактировано: Alzhbeta.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 04.04.2016 | 517 | 5 | драма, экшн, м!Шепард, Nightingale, Блицкриг по-скиллиански | Nightingale
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 33
Гостей: 28
Пользователей: 5

Alone2050, ARM, bug_names_chuck, Azula, unklar
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт