Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

The Shell of Heroism. Глава 4

Жанр: драма, романтика;
Персонажи: м!Шепард, Эшли Уильямс, Тали'Зора;
Статус: в процессе;
Описание: Что делает героя героем? Его слава? Его поступки? Его жертвы? Его личность? Его мотивы? А кто решает, быть ему героем или нет? Враги? Союзники? Простые люди? Или его друзья? Основной сюжет Mass Effect, такой, каким он должен быть;
АвторSetrus;
ОригиналThe Shell of Heroism;
ПереводчикDaimio.


 




Эшли неосознанно закусила губу.

Она сидела на одной из кушеток в лазарете, выпрямив спину и свесив ноги через край, крепко сжимая пальцами матрац. Униформа казалась такой тесной, что ей приходилось вдыхать воздух небольшими порциями, как если бы вокруг её живота был туго обвязан пояс.
«Не умирай».
Шепард лежал на соседней кровати. Он был весь опутан многочисленными ремнями, узкая койка жалобно скрипела под его бессознательно дёргающимся телом. Одна лишь голова не была ничем скована, и то и дело моталась из стороны в сторону: доктор Чаквас боялась, что если голову закрепить на месте, коммандер может случайно сломать себе шею в попытках вырваться. Его веки были плотно закрыты, нахмуренный лоб пересекали глубокие складки, оскаленные зубы крепко сжаты.
«Не умирай, чёрт возьми!»
Эшли тоже стиснула зубы, чувствуя, как горлу подкатывает комок от отвращения к самой себе. Она перевела взгляд на доктора, которая, слегка наклонив голову, разговаривала о чём-то с капитаном Андерсоном.
«Капитан Андерсон...»
Плотная фигура темнокожего человека в полном обмундировании выглядела весьма внушительно, несмотря на первые признаки старения. После всего произошедшего, Эшли уже не была удивлена, когда увидела ещё одну живую легенду Альянса на борту «Нормандии». Скорее наоборот, казалось вполне очевидным, что у знаменитого Шепарда должен быть не менее знаменитый наставник.
Но сейчас это не имело никакого значения
«Да подойди ты уже сюда!»
Эшли вновь бросила недовольный взгляд на доктора, нетерпеливо ожидая, когда же та вернётся к мечущемуся в забытьи коммандеру, но Чаквас продолжала неторопливо беседовать с Андерсоном, и Уильямс так сильно сжала край своей кушетки, что костяшки её пальцев побелели.
Шепард уже получил свою дозу лекарств и успокоительных... Но они не возымели эффекта, по крайне мере, так казалось Эшли. Она смотрела на его влажное от пота лицо; крупные капли скатывались по лбу и щекам и разлетались в стороны от резкий движений головы.
«Господи... Что же с тобой происходит!?»
Она сглотнула, вздрогнув всем телом.
Маяк держал её в своих страшных объятиях лишь три секунды, по словам Кайдена, и всё же ей казалось, что дольше.
«Гораздо дольше...»
Но вот Шепард... он провисел там, в воздухе, целых две минуты, вытянутый в струну, дрожащий от напряжения... А потом он был отброшен в сторону, словно поломанная игрушка, после чего маяк взорвался. Во всяком случае, так рассказывал Кайден, единственный из них, оставшийся в сознании.
«Две минуты...»
Эшли попыталась представить это, представить себе нечто ещё более длительное и изнуряющее, чем её ужасные видения... И не смогла.
Шепард повернул голову влево, его тело совершило сильный рывок, сопровождаемый угрожающим треском натянутых до предела ремней. Грудь выгнулась колесом, а из-за сжатых зубов послышалось негромкое рычание. Всё это делало его похожим на напуганного до смерти зверя.
«Боже... Что же тебе видится?»
Кровь. Крики. Ужас. Опустошение и страх. Ненависть и безысходность. Опустошение, страх, ненависть, безысходность, кровь, крики, ужас, ужас, крики, кровь, кровь, ужас...
«Нет!»
Эшли резко мотнула головой и содрогнулась, затем глубоко вдохнула, глядя вниз на свои болтающиеся в воздухе ноги.
«Это нереально, это не может быть реальностью, это всего лишь видение, короткое, бессмысленное, ничего не значащее... совсем ничего...»
Шепард опять зарычал, сжав правую ладонь в кулак и сильно натянув рукою ремень.
«Ты, конечно, тот ещё ублюдок, но всё же мне так жаль тебя... Так жаль...»
Она горестно скривилась. Её терзало чувство вины, и от него нельзя было ни убежать, ни спрятаться. Эшли вдруг ощутила какую-то странную внутреннюю пустоту. Он ведь образец для каждого морпеха в Альянсе, её идол... Но всего лишь один час знакомства с Эшли Уильямс, и прославленный герой едва не отправился на тот свет.
«Как я могла быть такой глупой?»
Шепард вновь издал низкий грудной звук, бессознательно сражаясь с путами, но теперь ей было стыдно даже смотреть на него.
«Уильямсы никогда не отмоются от такого позора... Я очернила наше имя навеки! И даже хуже: я чуть не убила такого человека... героя... Не говоря уже о том, что я уничтожила цель его важной миссии и лишила его шансов стать Спектром... первым Спектром-человеком... И всё это лишь потому, что я просто идиотка!»
Тяжко вздохнув, она заставила себя ещё раз посмотреть на Шепарда, чтобы вновь увидеть, к чему привели её небрежность и легкомыслие. Коммандер уже задыхался, но не переставал бороться с ремнями. Капли пота поблескивали на его бледном лице.
«Пожалуйста, не умирай...»
— Не...
Эшли подпрыгнула от неожиданности, услышав короткий звук, донёсшийся из уст Шепарда. Она увидела, как ещё сильнее напряглись все его мускулы, а вены вздулись так страшно, что казалось, вот-вот лопнут. Он приоткрыл рот и процедил сквозь лязгающие друг о друга зубы:
— Не... до.. пустимо!
— Доктор! — тут же позвала Эшли. Шепард зарычал и широко распахнул глаза, бешено вращая ими во все стороны. Через секунду его взгляд остановился и стал осмысленным.
«Спасибо, Господи... Он жив».
Она наблюдала за привязанным к кровати коммандером, удивлённо отметив, что его дыхание уже пришло в норму. Чаквас приблизилась к его койке, и он совершенно спокойно посмотрел на доктора. Эшли ещё больше изумилась, когда Шепард оглядел на себя и, как ни в чём не бывало, улыбнулся:
— Здравствуйте, доктор... Что ж это вы меня связали, и даже стоп-слово со мной не обговорили? Или вы меня просто так отшлёпаете?
«Ну и ну!»
Чаквас же реагировала так, будто Шепард не сказал ничего из ряда вон выходящего. Она лишь закатила глаза и покачала головой:
— Дайте мне осмотреть вас и придержите ваши шуточки.
— Не смею ослушаться приказа врача, — усмехнулся он в ответ. — Но должен сказать, я в полном порядке, просто устал немного.
— Сейчас мы всё и узнаем... — пробормотала Чаквас. Она провела сканером вдоль шеи Шепарда и нахмурилась: — Это... странно... Несмотря на аномальную активность вашего мозга, зафиксированную ранее... Вы действительно в полном порядке, — она внимательно посмотрела на него и спросила немного недоверчивым тоном: — Вы точно чувствуете себя хорошо, коммандер? Никакого головокружения или боли?
— Нет, говорю же! И развяжите меня наконец! Или вы всё-таки хотите поиграть со мной? — лицо Шепарда расплылось в довольной ухмылке. Чаквас лишь утомлённо вздохнула и принялась расстёгивать крепления ремней.
«Шепард?»
Уильямс всё ещё сидела, не двигаясь и удивлённо моргая. Ни Чаквас, ни подошедший к ним Андерсон не обращали внимания на чудное поведение коммандера, словно всё так и должно быть. Его будто подменили, по сравнению с тем, как он вёл себя на Иден Прайм. Неужели это чёртов маяк так на него подействовал? Если да, то значит, всё это из-за неё, Эшли?
Только что наступившее облегчение от того, что с Шепардом всё в порядке, вновь сменилось горьким чувством вины.
— Благодарю, доктор, всегда приятно с вами работать, — мужчина сел на край кровати, спиной к Эшли, и несколько раз покрутил головой влево-вправо, отчего шейные позвонки негромко хрустнули. — Как долго я был в отключке?
— Три часа, Шепард, — сказал Андерсон и встал рядом с Чаквас, озабоченно глядя на коммандера. — Я видел записи с места событий и читал рапорты, но... Что же там всё-таки произошло?
Шепард явно напрягся, отчего-то медля с ответом.
«Боже, должно быть, это ужасно...»
— Я... М-мы... Мы п-потеряли Дженкинса, сэр...
Эшли вновь пришла в замешательство. Плечи коммандера опустились, было видно, что он испытывает некую смесь смущения и чувства вины. Кайден, конечно, рассказал ей, что во время миссии погиб один человек, но, насколько она знала, Шепард не был особо знаком с ним...
— Да... — мрачно кивнул Андерсон. — Ненавижу терять людей, когда они под моим прямым командованием. Совесть потом покоя не даёт. Знаете, я не хотел... — он слегка удручённо повёл рукой.
«Он что... он притворяется?! Я не...»
Шепард поднял глаза на капитана и сочувственно улыбнулся.
— Всё в порядке, капитан, все мы совершаем ошибки... — он посмотрел куда-то в сторону, — ... и спасибо вам.
«Что, во имя Господа, здесь происходит?»
Не будь Эшли столь смущена и растеряна, она бы отвесила Шепарду хороший подзатыльник за его, мягко говоря, ненормальное поведение, ничуть не задумываясь о рангах и званиях.
— Я лично прослежу, чтоб ему были оказаны все надлежащие почести, — твёрдо заявил Андерсон, и затем вздохнул: — Но, Майкл, мне необходимо знать... Что там случилось? Там что, был Сарен? — черты его спокойного лица на миг исказились отвращением, а в глазах промелькнул недобрый огонёк.
— Я так думаю, сэр, — холодно произнёс Шепард. — Хотя доказательств очень мало. Простите.
— Что ж, обойдёмся и без них, — ответил Андерсон, и Эшли даже не поняла, что он имеет в виду.
«Надерём ему задницу? Пристрелим его? Да я бы лично спустила курок».
— А что маяк? Что произошло?
Коммандер мельком посмотрел на Уильямс, и хоть в его взгляде не было ни капли враждебности, ей всё равно захотелось тут же провалиться под землю.
«Чёрт... Ненавижу, когда меня жалеют, особенно если я этого не заслуживаю!»
Слова слетели с губ ещё до того, как Майкл успел что-либо ответить.
— Это моя вина, коммандер, — она встала и шагнула ближе к его койке, чтоб он мог её видеть, не оборачиваясь. Его голубые глаза были теперь совершенно другими. Никакого ледяного блеска. Она даже начала немного заикаться: — Я... п-подошла слишком близко к маяку, и он будто схватил меня, а потом вы спасли меня, и... ну-у-у... — стыд опять обжёг её изнутри, и она отвела взор, больше не в силах глядеть на коммандера, — он схватил вас... и затем взорвался... Я... моей беспечности нет оправдания... сэр.
Эшли сглотнула, осознав, что слова, сказанные ею, слишком просты, чтобы выразить всё своё сожаление. А ведь Андерсон уже приписал её к экипажу «Нормандии» и даже снял все потенциальные обвинения в дезертирстве и невыполнении служебного долга.
«Я не заслуживаю этого... ничего этого... Где же мой томик Теннисона, когда он так нужен?»
— Разумеется, нет оправдания. Как же вам не стыдно?
Эти слова поразили её, словно гром с небес. Она посмотрела на Шепарда. В его глазах прыгали задорные огоньки веселья.
«Это он так развлекается?»
— К-коммандер?
Мужчина ухмыльнулся, и она почувствовала себя дурой.
— Я имею в виду, вы должны были учитывать, что в этой настольной лампочке-переростке может скрываться какая-нибудь полуразумная энергетическая сущность, которая при помощи силового поля захватывает всех, кто к ней приблизится, а потом насильно заставляет их смотреть всякие страшные картинки, — сказал он и рассмеялся.
«Он смеётся!»
— С-сэр?
— Да каждая вторая ископаемая хреновина так может, вы что, не знали? — он шутливо закатил глаза, продолжая веселиться, как ни в чем не бывало.
Эшли раздражённо вздохнула, но уже с долей облегчения.
«Чёрт, если это не...»
— Сэр, я должна была...
— Нет, вы не могли знать, — мягко оборвал он её, и продолжил уже совершенно серьёзно: — Вы не сделали ничего плохого.
Она встретила его взгляд и поняла, что возражений он не потерпит.
«Ну, это уже что-то. Сначала он отнёсся ко мне, как последняя сволочь, а теперь стал таким... добреньким...»
Её щеки порозовели, она отвела глаза и расслабленно опустила плечи.
— Да, коммандер.
— Пока мы не на задании, зовите меня просто Майкл, — мягко ответил он и, к облегчению Эшли, вернулся к разговору с Андерсоном: — Сэр, я так понимаю, мы направляемся на Цитадель, чтобы объяснить... всё, что произошло?
— После нападения на человеческую колонию, убийства одного Спектра и предательства другого, это само собой разумеется, — тихо сказал Андерсон, скрестив руки на груди. — Шепард... Вы должны рассказать мне всё: что вы видели, какие есть улики против Сарена, что маяк сотворил с вами... Желательно, в приватной обстановке. Вы не возражаете? — он посмотрел на женщин, и выражение его глаз ясно давало понять, что вопрос этот скорее риторический. Коммандер кивнул и, немного поморщившись, помотал головой, словно пытаясь вытряхнуть неприятные мысли о маяке.
— Нет, конечно, — проворчала Чаквас, и, бросив обеспокоенный взгляд на Шепарда, направилась к выходу.
Эшли на секунду задержалась, ещё раз встретившись глазами с Майклом. Тот выдавил слабую улыбку, после чего его взор стал задумчиво-растерянным, будто он погрузился в старые воспоминания. Без сомнения, он вновь и вновь переживал тот ужас... Она лишь покачала головой, не в силах понять, как он вообще выжил после такого. Навязчивые мысли о неоплатном долге, в котором она оказалась, всё никак не покидали её.
Девушка устало отсалютовала.


***

Эшли вышла из медотсека, но далеко отходить не стала, отложив на потом уже вошедшую в привычку проверку оружия и брони на личной станции. Впрочем, она даже не знала, где находится её личная станция, так как едва ступила на борт «Нормандии».
«Вообще-то я должна радоваться сейчас! Теперь я буду служить на борту судна, и не какого-нибудь, а передового фрегата! Это мой шанс показать себя, продвинуться по службе, и вообще, поработать на благо Альянса... Жаль только, я всего этого не достойна».
Она прислонилась к стене, скрестив руки на груди, затем опустила голову, сморщила лоб и закрыла глаза, пытаясь отогнать дурные видения. Её бывший отряд; людей буквально разрывает на куски шквальным огнём гетов... Это страшное изображение сменилось не менее кровавой картиной... Чего-то, что она и сама не могла понять, что сжимало её сердце... Ужас...
Она оттолкнулась от стены и с лёгким стоном расправила плечи, отбрасывая прочь тяжкие грёзы.
«Соберись, солдат. Безусловно, плохо, что после всех своих косяков тебя ещё и продвинули по карьерной лестнице, хоть ты этого и не заслуживаешь. Поэтому даже не вздумай превращаться в рохлю от каких-то там страшных картинок, которые ты и понять-то не можешь!»
К счастью, дверь в медотсек отворилась, отвлекая её от постыдных мыслей, и оттуда вышел Андерсон.
Капитан, не обращая на неё никакого внимания, твёрдо зашагал к своей каюте, погружённый в раздумья. Он выглядел весьма рассерженным, и не дай бог кто-то вздумал бы сейчас оторвать его от размышлений... Хотя кто бы осмелился встать на пути у героя Войны Первого Контакта?
Вслед за ним в дверях показался Майкл, такой же задумчивый, но уже не сердитый, а скорее, расстроенный чем-то.
Эшли выпрямилась, привычным движением приложила руку к виску, и вдруг заколебалась, настолько пустым и ничего не значащим показалось ей это стандартное приветствие. Тем более, что перед ней стоял не кто-нибудь, а герой Скиллианского Блица, который к тому же простил ей её глупое безрассудство.
Мужчина взглянул на неё, его рассеянный взор быстро стал сосредоточенным, и он твёрдой поступью подошёл к девушке.
— Уильямс, я слышал, вас перевели на «Нормандию»?
— Да, сэр, — кивнула она, сложив руки за спиной. — Это честь для меня, сэр.
— Разве я не говорил, что вне миссий вы можете называть меня Майкл? — мужчина обезоруживающе улыбнулся.
Его внезапное дружелюбие не переставало поражать Эшли.
«Куда же делся тот брутальный мужлан?»
— В любом случае, это честь и для нас, — продолжил он. — Вы хорошо поработали на Иден Прайм, и я удивлён, что такого достойного солдата, как вы, назначили на столь дурацкую должность... Не подумайте, я не жалуюсь... — в его глазах стоял немой вопрос.
Эшли хотела выдать стандартный ответ, дескать, тем, кто наверху, виднее, или же ей просто не повезло, но с губ сорвались совсем другие слова:
— Видите ли, имя «Уильямс» не очень-то уважают в кругах Альянса. Мой дед на Шаньси...
«Вот те и на, нашла о чём рассказывать! Что ещё ему поведаешь? Ну, серьёзно, что за чертовщина творится?»
— В общем, он сдался турианцам, вместе с гарнизоном и всей планетой...
Но немой вопрос в его глазах никуда не делся, и она вздрогнула, не в силах отвести взор.
— И хотя это была только лишь его ошибка, я... Ну, мне, пошедшей по его стопам, не очень-то доверяют... Это просто предвзятость, конечно, но опять же... Кто из нас не предвзятый?
«Боже, он ведь чёртов герой, наверняка я теперь ему неприятна, или даже хуже, он подумает, что я пытаюсь надавить на жалость...»
Но Майкл оставался совершенно спокоен, он смотрел на неё безо всякого укора во взгляде.
— Я читал все рапорты и сводки по той операции. Сдавшись, он поступил правильно, в противном случае было бы множество абсолютно ненужных жертв.
Эта его твёрдая уверенность... Но не станет же она разубеждать его! Эшли слегка ухмыльнулась:
— Правда? И это говорит человек, кавалер ордена «Звезда Терры», героически стоявший на защите Элизиума?
Он посмотрел куда-то в сторону и пожал плечами.
— Просто... поверьте мне.
— Я не привыкла верить всем подряд.
Шепард удивлённо приподнял бровь, и Эшли мысленно обругала себя:
«Чёрт, ты забываешься, солдат!»
— ...Сэр.
— Майкл, — поправил он, с лёгкой улыбкой на губах, черты его немного смягчились. — Простите, я всё забываю спросить: как вы себя чувствуете?
Уильямс коротко усмехнулась:
— А разве не я должна это спрашивать? Ведь это вы чуть не разнесли своими конвульсиями весь медотсек, после того как маяк устроил вам самый натуральный мозготрах... — она резко замолчала.
«О, Господи, неужели я сказала это вслух?..»
Коммандер фыркнул, внешне совершенно не оскорблённый забористым словцом:
— Да, пожалуй, оно и впрямь было похоже на то, — он покачал головой и повёл плечами, улыбаясь, а потом внезапно нахмурился: — Но серьёзно, вы же потеряли много друзей, там, внизу.
— Я отомстила за них.
«Много раз».
Майкл ничего не ответил, пристально глядя на неё.
— Они... Им будут оказаны подобающие почести, и всё такое... Я не могу просить о большем, — она сглотнула и переступила с ноги на ногу.
«А что может быть больше? Разве что вернуть их к жизни...»
Он сложил руки на груди, продолжая испытующе смотреть на Эшли. Её фигура выглядела такой тонкой и хрупкой по сравнению с ним...
— Я... Они знали, на что идут, сэр...
Шепард тихо вздохнул, не отводя пристального взгляда. Он словно давил на неё, сильно, почти до боли, вынуждая продолжать отвечать.
Эшли расслабила сильно напрягшиеся плечи и посмотрела вбок, будто признавая за собой какую-то проступок.
— Я... Я буду в порядке, сэр... Обещаю.
— Хорошо, — Шепард похлопал её по плечу, и произнёс, направившись к выходу: — Вы нам ещё пригодитесь.
— Так точно, сэр, — Уильямс вздохнула, глядя на собственную грудь, слушая поступь коммандера, шедшего к лестнице наверх. В животе завязался неприятный узел от смешавшихся чувств вины и облегчения.
«Мне надо выпить...»

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 08.03.2016 | 745 | 2 | драма, романтика, Эшли, Daimio, м!Шепард, The Shell of Heroism | Daimio
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 30
Гостей: 27
Пользователей: 3

Kailana, Grеyson, bug_names_chuck
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт