Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Блицкриг по-скиллиански. Второй час

Жанр: драма, экшн;
Персонажи: Джон Шепард, свои;
Статус: в процессе;
Аннотация: Скиллианский Блиц. Одно из самых кровавых и жестоких событий во вселенной ME и жизни Джона Шепарда, сделавшее его тем, кем он стал. 17 мая 2176 года — в этот день батарианские пираты напали на человеческую колонию Элизиум, и солдатам Альянса на протяжении долгих 12 часов приходилось сдерживать наступление превосходящих сил.
12 часов ада, боли и сложных решений, закалившие характер величайшего «Героя всея Галактики».

 




10.00-11.00

Капитан Румен, игнорируя проклятые покалывания на лице от ожогов, молча выслушивал доклад старшего механика Ильи Ломова о состоянии обшивки.

— ...«шитье» закончено, сэр. Дроны показывают, что с внутренней стороны корпуса трещина полностью герметизирована. С внешней — тоже, хотя нам потребовалось почти четыре часа и два выхода в открытый космос, чтобы спаять разорванные металлические части. Судя по характеру пробоины, её ширине и длине — где-то с три метра, кстати — труба охлаждения была деформирована под воздействием температуры, и взрывной волной её отшвырнуло в межлистовой промежуток корпуса, достаточно сильно, чтобы повредить его...

— Давай покороче, Ломов, — сухо оборвал капитан, обведя взглядом членов своего экипажа, выполняющих свои обязанности на временно восстановленном центре.

— Так точно, сэр, — быстро поправился тот и продолжил: — Разгерметизация заняла примерно минуты две, в течение которых нескольких членов экипажа в инженерном отсеке вытянуло в открытый космос, включая и главного инженера...

— Ломов, — с нотками угрозы протянул Брайсон.

— Но в этом был и свой плюс, сэр, — снова поправился тот. — Пожар в отсеке был мгновенного потушен. Так что можно сказать, нам здорово повезло.

— Посмотри на меня, Ломов, и повтори свою фразу, — мрачно отозвался капитан, но понял, что перегнул палку, так как бедняга стармех еще больше стушевался. Румен кивнул и спросил:

— Что показывают ремонтные дроны?

— Пока идет закачка воздуха, — уже более осторожно стал докладывать тот. — Но на это уйдет около часа — это максимально возможный короткий срок для системы жизнеобеспечения, если мы не хотим допустить перегрева генератора подачи кислорода. А иначе нам уже не понадобится попадать в инженерный отсек.

— Когда воздух закачают, снимите показания дронов и анализируйте, — приказал Эдвин своему новому старпому. — Если все нормально, разблокируйте отсек и начинайте ремонт двигателя. Сколько на это потребуется времени?

— Сэр, пока сложно сказать, — ответил Ломов, когда старпом красноречиво на него уставился. — По датчикам выходит, что проблема не такая уж колоссальная. Всего пара пробоин, да и труба полетела. Но с этим мы сможем справиться достаточно быстро. Заряд взрывчатки был установлен не возле двигателя, а в нескольких метрах от него, как будто... я даже не знаю, сэр, как сказать...

— Зато я догадываюсь, — вздохнул Румен. — Тогда продолжайте работать с отсеком. Свободны.

Отсалютовав, стармех поспешил скрыться. Наверняка ему, как и многим теперь, было не по себе смотреть на изуродованное лицо капитана.

— Брайсон, — обратился последний, понизив голос.
— Да, сэр?

— Вы уже провели обыск в каюте офицера Римли?

— Так точно, сэр. Ничего опасного не было обнаружено.

— Тогда я, пожалуй, наведаюсь туда.
— Но зачем, капитан?

Румен не ответил. Он не знал, сможет ли объяснить своему старпому причины, по которым его так и тянуло в каюту человека, едва не угробившего весь экипаж. Вот именно, что «едва».

Приказав продолжать всем работать с удвоенными силами, капитан резкими шагами, призванными скрыть его хромоту, направился на третью палубу, туда, где располагались каюты женского состава. Одна из них была опечатана и блокирована с пометкой «входить запрещено». Проигнорировав это зловещее предупреждение, Румен открыл замок с помощью своего доступа и ступил внутрь.

Рассчитанная на шестерых членов экипажа каюта была совсем маленькой. Вечная проблема фрегатов — отсутствие нормальных условий для членов команды. Куда идут налоги. Хотя сейчас эта мысль о своих налогах капитана даже позабавила — настолько нелепой она была по сравнению с настоящим.

Повсюду были разбросаны личные вещи, истоптанные ботинками. Обыск проводился в спешке. Двухъярусную кровать, где на нижнем месте провела почти семь лет своей жизни офицер Римли, искать было не нужно. Матрасы, подушки и постельное белье на ней были порезаны и разорваны. Чьи-то руки не так давно искали там спрятанные потенциально опасные находки. Но ничего не было найдено, да и вряд ли Римли планировала что-то еще после своей смерти.

Постояв немного, уставившись на перевернутые шкафчики с вещами, капитан испытал приступ настоящего страха. Ведь на месте Римли мог оказаться кто угодно. Что бы ни было нужно пиратам в колонии, они планировали это достаточно долго. И у них не было принципов, основанных на чести или долге. Их волновал только результат.

Цель оправдывала средства.

Для них. Но Румен не был уверен, что разделяет эту точку зрения. Он всегда наивно полагал, что долг перед Альянсом и своим государством для него важнее всего остального. Из-за этой слепой веры он потерял свою семью и детей, став для них чужим. И сейчас, вспоминая то короткое мгновение, когда на мостик поднялась насмерть перепуганная, но решительная женщина, увешанная взрывчаткой, он задавался вопросом, смог ли бы сам сделать что-то подобное ради своих детей. И был ли какой-то смысл в жертве Римли, ведь пираты могли, добившись желаемого, просто убить ненужных свидетелей.

Но женщина не была злодейкой. Просто не знала, как поступить, чтобы спасти свою семью. И если она и собиралась взорвать самого капитана, то угробить всю команду, с которой прослужила столько лет, явно не хотела. Иначе разместила бы заряд чуть ближе к двигателю, не оставив «Азенкуру» ни шанса на возвращение.

Осмотрев каюту и не найдя ничего интересного, капитан с таким же мрачным настроением вернулся на мостик и снова позвал старпома.

— Брайсон, собери группу из трех-четырех человек, — приказал он негромко. — Пусть начнут обыскивать все остальные каюты, только тихо и без скандалов. После кают осмотреть все палубы на новые сюрпризы.

— Так точно, сэр, — и без того серьезное лицо старпома стало еще суровее. — Экипажу это не очень понравится.

— Они потерпят, если хотят вернуться живыми, — отрезал Румен. — Но я надеюсь, что сюрпризов больше не будет. Иначе второй раз нам может не повезти.


***

— Где капитан Беринг, мать его?! Где лейтенант Шепард? Вы связались с ними?

— Никак нет, сержант Бейтс! Связи нет! — отозвался кто-то из рядового состава, кажется, Платхе, но Бейтс не был уверен: шум от сражения стоял такой, что закладывало уши. Если он полагал, что их дела были плохи еще пять минут назад, то сейчас запоздало понял, как сильно ошибался.

Они нагрянули неожиданно где-то полчаса назад. Сержант как раз возвращался из первого хозяйственного блока, куда за минуту до этого вернул одолженный Клочковым спортивный инвентарь, как вдруг раздались выстрелы. Северо-восточная вышка без запроса разрешения открыла огонь, что могло означать только одно: некто или нечто появилось слишком близко и сразу же повело себя агрессивно. Словно в ответ на эти предположения, вышка озарилась мощным взрывом, из-за чего двое часовых с криками ужаса повалились вниз.

Это стало началом.

Охрана на КПП опомнилась быстрее всех. Тут же завыла боевая сирена, ворота были заблокированы. Бейтс, открыв рот от удивления, какие-то минуты тупого оцепенения смотрел на два М35, подъехавших к воротам и принявшихся пулеметными очередями обстреливать пункт досмотра, в то время как подкравшийся с северной стороны М-080 металлического цвета активировал наведение ракеты. Сержант едва успел закрыть рот, как выпущенная ракета с шипящим звуком прорезала воздух над ними и вонзилась в еще одну вышку.

Солдаты забегали кто куда, укрываясь от очередей, из Штаба выбежал мигом побледневший подполковник, замер, как столб, и зачем-то побежал обратно. Наверное, вызывать Альянс.

Бейтс же со всех ног бросился в арсенальную, располагавшуюся на другой стороне гарнизона. Не смог удержаться — заглянул-таки в медицинский блок, чтобы велеть врачу городской больницы не высовываться и оставаться на месте. Все-таки она была гражданским и совершенно случайно угодила... во что?

Кое-как уворачиваясь от пулеметных пуль, вспахивающих рядом с ним землю, мужчина выскочил из медблока и нырнул за блоки казарм, проскользнул мимо плаца и скрылся за зданием арсенальной. При этом ругался на чем свет стоит и выругался еще сильнее, когда вспомнил, что дверь закрыта на электронный замок.

— Твою мать!! — заорал он, схватив лопату с пожарного щитка и принявшись колотить дверь. — Гребаный Тревор! Поганый Тревор!

Подполковник явно позабыл, что в случае боевой тревоги был обязан дистанционно разблокировать все электронные замки внутренних помещений.

— Убью, твою мать! — не останавливал поток ругательств Бейтс, пытаясь вскрыть замок, как тут со стороны кто-то подбежал.

— Сэр, дайте я попробую! — от волнения голос младшего сержанта Клочкова перешел на фальцет. Лицо парня было измазано в грязи, руки дрожали. — Я смогу его взломать!

— Тогда быстрее! — приказал Бейтс, и в эту секунду снова прогремел взрыв. С ужасом сержант понял, что ракета угодила в третий блок казарм, располагающийся совсем недалеко. Двое у дверей упали на землю, закрыв свои головы от обломков. Сколько солдат погибло, сержант даже думать не хотел.

— Давай, поднимай свою задницу, Клок! — схватил он того и буквально потащил к двери. — Открывай!

Парень, получив подзатыльник, быстро активировал инструментрон и принялся что-то с ним проделывать. Через несколько секунд раздался щелчок, и замок загорелся зеленым.

Бейтс нырнул внутрь. Комплекты боевой брони были уложены тут же под номерами, а вот оружие ограждено решеткой под очередным замком, уже не электронным, и мужчина, схватив тяжелый шлем, за пару ударов сбил замок. Пистолеты, штурмовые и снайперские винтовки, гранаты, — всего этого могло хватить, чтобы вооружиться до зубов. Пока Клочков судорожно натягивал свой комплект брони, Бейтс схватил оружие и привел его в боевое состояние. Внезапно снова раздался взрыв, на этот раз ракета попала в склад, совсем-совсем близко. И тут Бейтс похолодел.

— Они целятся сюда! — сжав в руках винтовку, сержант схватил Клочкова. — Уходим!

— Но я еще не закончил!... — не понял тот. Бейтс, не давая ему рта раскрыть, поволок его к выходу. Сержанту казалось, что даже волосы у него на теле встали дыбом от предчувствия беды.

И внутреннее чутье его не обмануло: они еле успели покинуть здание, как с третьего раза наводчик в М-080 настроил свой прицел и пустил еще одну ракету, прямиком в арсенальную. Здание взорвалось, и, если бы не каменные стены, немного задержавшие взрывную волну, Бейтсу и его солдату повезло бы куда меньше.

А так их просто отбросило в сторону и оглушило. На сержанта на минуту снизошла удивительная тишина, но вскоре её стали прорезать крики, выстрелы и стоны. Перед глазами суетились, разбегались и плавали разноцветные пятна, вызванные ударом от падения. Сержант быстро скинул с себя последние остатки оглушения, проверил, жив ли Клочков. Судя по тому, как тот стонал и матерился, его больше напугало, нежели задело.

Бейтс поднял свой взгляд и ужаснулся: в гарнизоне творился настоящий хаос. «Мако» противника у ворот по-прежнему обстреливал решетчатое ограждение по периметру, его более тяжелый собрат, выпустив свои ракеты, тоже включился в пулеметную трель, не обращая внимания на ответные «иглы» охранников и часовых. Последние, пережив первое оцепенение, пытались спрятаться за зданиями и хоть как-то скоординировать свои действия. Большая же часть солдат, которым не полагалось ношение оружия, просто делали все возможное, чтобы не попасть под огонь.

— Почему не работает кинетическое ограждение, вашу мать?! — проорал Бейтс куда-то в пустоту, перекатившись в сторону, так как его попытки занять укрытие заметил противник. И в назидание выпустил короткую очередь. — Где Тревор?!

Похоже, вышестоящих офицеров как ветром сдуло. Шепард был в увольнительной, Беринг неизвестно где, майор нежился в лазарете, а подполковник наложил в штаны и наверное спрятался под столом. Высший офицерский состав, суки!!

Но что-то делать было просто необходимо. Сержант повернулся к Клочкову.

— Двигай в Штаб! Только между построек! Найди подполковника и пусть разблокирует двери бункера! Там есть резервное оружие и гранаты! Понял?

— Ясно, сэр! — отозвался тот и пустился бежать назад, через склады, стараясь не поднимать голову и не останавливаться. Бейтс мимоходом подумал, что Клок даже не успел натянуть футболку после игры, не говоря уже о броне, отчего его голый бледнокожий торс замаячил на фоне серых зданий, как красная тряпка перед носом у одного из М-35. Но слава богу, пацан бегал достаточно быстро и юркнул за постройки.

Бейтс сжал в руках свою драгоценную винтовку и решил сменить позицию. Выждав подходящий момент, он рванул вперед, туда, где вооруженная охрана приняла на себя основной огонь. Укрывшись за бетонными выступами, они вели сдерживающий огонь, но этого явно было недостаточно.

И вот сержант тут, схватил рядового Платхе за шкирку, не веря своим глазам.

— Почему молчат турели?!

— Их отключили дистанционно, сэр! — испуганно вжал тот голову.

— Как так, идиот? Нас всех сейчас изрешетят!

— Мы пытались активировать их! Но система запрашивает коды доступа и не принимает наш уровень! — стал, заикаясь, оправдываться тот. — А потом нам пришлось покинуть пункт!

— Поганые коды доступа! — сообразив, что сейчас возмущаться уже поздно, Бейтс отпихнул солдата в сторону. Тут он, к своему ужасу, увидел, что тяжелый БМП пробил ограждение, и теперь сквозь возникшую дыру лезет противник. Хорошо экипированный, вооруженный до зубов, настроенный решительно угробить здесь каждого.

— Сосредоточить огонь на два часа! — приказал сержант остальным. — Платхе! — указал он на солдата. — Прикроешь меня!

Дождавшись, когда тот откроет огонь, Бейтс перебежками стал добираться до КПП. Небольшое строение было цело, не считая выбитых стекол и проломленного с внутренней стороны угла. Запрыгнув внутрь и упав на пол, чтобы переждать очередь, сержант попытался дотянуться до консоли управления. Она была по-прежнему активна, но вся забрызгана кровью одного из охранников, первого попавшего под удар. Нетерпеливо стерев рукой кровавые следы и выругавшись, так как размазал их еще больше, Бейтс быстро ввел свой код доступа.

Кинетический барьер активировать было уже поздно: физические препятствия не дадут ему сомкнуться. Но вот две автоматические турели еще могли бы их спасти!

В доступе ему тут же было отказано, на что он смачно выругался.

«Введите пароль уровня Дельта-3».

— Откуда он взялся-то?! — прошипел ошарашенный Бейтс, но на раздумья времени не осталось: в пункт бодрым шагом ворвался батарианец, с шеи до ног облаченный в броню среднего типа. За секунду до того, как недружелюбно настроенный незнакомец направил на него свою винтовку, сержант резко ушел вправо и со всей дури налетел на врага. О чем он только думал?

У него не было видимых преимуществ, кроме одного: чертовски сильного желания выжить и ради этого перегрызть глотку, если придется. И именно эта мотивация превратила Бейтса в зверя. Он смог выбить из рук врага оружие, придавить его к поверхности пола, и, использовав свою мобильность в противовес закованному в броню врагу, обхватить его за открытую шею и сдавливать до тех пор, пока тот не перестанет сопротивляться. Это произошло еще нескоро, и к той минуте Бейтс совсем выдохся. Руки свело судорогой, потом крупной дрожью.

Позволив себе облегченно вздохнуть, сержант посмотрел на поверженного батарианца. Судя по роже, еще молодого. И, похоже, именно его неопытность стала причиной столь удачного для Бейтса исхода.

Чтобы не искушать судьбу и не дожидаться опытных бойцов по свою душу, сержант поднялся на ноги и, согнувшись в три погибели, надеясь только на свою скорость и повторяя про себя «смогу, смогу!», побежал через открытое пространство к хозяйственному блоку.

Двадцать метров наперегонки с пулями, но ему все-таки повезло: юркнув за здание, он отдышался. Потом переждал, когда мимо пробежит один из противников, уверяя себя, что сейчас нельзя привлекать к себе внимание.

Выждав нужный момент, он рванул к ограждению, туда, где немного поодаль от центра располагалась автоматическая турель, пушка которой сейчас была надежно скрыта в металлическом подземном корпусе.

У Бейтса над ухом как раз просвистела пуля, когда он запрыгнул в инженерную яму подле турели. Краем глаза он заметил, что его намерения не остались тайной: один из атакующих подал сигнал другому, и двое стали медленно — спасибо Платхе и его прикрытию! — пробираться к турели.

— Минуту, Платхе, — словно заклинание, повторял Бейтс, понимая, что если не успеет, то ему конец. — Минуту...

Он быстро вскрыл панель аварийного доступа и, введя свой код, вошел в систему. Еще чуть-чуть, перенастроить параметры на ручную активацию...

Крик батарианца прилетел откуда-то сверху и совсем рядом. Бейтс уже попрощался с жизнью, как вдруг, выполнив загрузку, система активировала орудие, и из-под корпуса с механическим звуком вылезла башня с 50-миллиметровой пушкой. С перепугу батарианцы открыли по ней огонь, и турель, распознав их в качестве угрозы, тут же открыла ответный на поражение.

От шума выпущенной очереди Бейтс зажал руками уши, а потом, снова зарывшись в настройки и найдя на боевом радаре M-080, отметил БМП как главный приоритет. Развернув дуло в сторону цели, турель снова запустила долгую очередь. А сержант лишь беспомощно укрылся внутри инженерной ямы.

Он понял, что М-080 открыл ответный прицельный огонь, когда щит турели стал беспрестанно озарятся бледно-синеватым светом. Турель отвечала тем же, и спустя несколько минут взаимного обмена любезностями прогремел взрыв.

Все внутри Бейтса возликовало. Впрочем, длилось это счастье секунд двадцать, пока он не услышал знакомый звук работающих двигателей. И прежде чем он понял, что к чему, в небе откуда-то взялся «Богомол».

Зависнув неподалеку в воздухе, летун выпустил две ракеты. Сержант к тому времени уже выбрался из ямы. И все равно это не спасло его от мощной волны взрыва, превратившего турель в куски недееспособного метала. Упав на землю, Бейтс подумал, что вот теперь точно конец.

И тут, к его удивлению, из размещенного вне гарнизона гаража вырвался, ревя мотором, старый «Гризли».

***

Уже на подходе к гарнизону Шепарду стало ясно, что дела совсем плохи. Ноздри его защекотал запах гари, метала и прожженной от выстрелов плоти. Он приник к стене крайнего здания, чтобы разведать обстановку.

И был несколько озадачен слаженностью действий, с которой работали пираты. Это не было похоже на тех батарианцев, орудовавших в двух кварталах отсюда с целью перебить как можно больше гражданских. Атака на гарнизон была кем-то спланирована заранее, и — что ужаснее — внутри явно поработал «свой», поскольку ни кинетический барьер, ни турели, ни тем более планетарные защитные орудия не функционировали, иначе десант противника никогда не смог бы высадиться на планету. И все это вкупе с внезапностью нападения означало лишь одно: атака готовилась заранее.

— Дела плохи, — констатировал негромко Джон стоящим неподалеку. — Пираты прорываются внутрь. Из обороны только охрана и безоружные солдаты. Арсенальная... — он взглянул на черный дым, тянущийся вверх, и определил на глаз, откуда тянется струя, — ... взорвана.

— Разве мы можем что-нибудь сделать? — трясущейся рукой профессор вытер пот со лба. — Нас всего трое.

— Двое, — вдруг поправил кроган и пояснил удивленно обернувшемуся Шепарду: — Извини, человек, но дальше нам не по пути. Я пойду своей дорогой. Я помог вам, чтобы спасти свою шкуру. Но рваться туда, где самое пекло сейчас, я не собираюсь.

Сначала Джона охватила досада, ведь потерять такого бойца как кроган значило всерьез ослабить свой тыл. Но кроган прав: он не был ни солдатом, ни гражданином Альянса Систем, ни даже, возможно, жителем колонии. Всего лишь случайный прохожий, заглянувший на огонек в Элизиум в не самое подходящее время.

Поэтому лейтенант просто кивнул. Кроган, очевидно, ожидал другого, так как слегка замешкался. Но через секунду, пробормотав: «Удачи», — скрылся за углом.

Итак, их всего двое. Шепард прищурил глаза, так как свет поднимающейся из-за горизонта звезды Ветус, служившей «солнцем» в этой системе, начал постепенно яркими ручищами захватывать крыши зданий, создавая блики и снижая видимость. Через час-два на планете будет стоять такая жара, что все разумные существа захотят скорее укрыться от неё. Возможно, пираты планировали захватить гарнизон уже к тому времени. Что ж, придется помешать их планам.

Джон ощутил странное знакомое бурление в крови. Адреналин.

— Рейд, — повернулся он к профессору. — Здесь неподалеку есть склад. Вон его крыша, видите?

Мужчина прерывисто закивал, снова стерев пот с лица. То ли ему было чертовски жарко, то ли чертовски страшно. Наверное, второе. Лейтенант и сам чувствовал, как футболка на его спине стала местами влажной.

— Туда временно перегнали М-29 для обслуживания дня два назад, — пояснил он. — Скорее всего, пираты об этом не знают, иначе взорвали бы уже склад к чертям собачьим. Мы сможем обойти склад и пробраться внутрь незамеченными.

— Но... но зачем?

— Нужно разобраться с «восьмушкой», — Джон головой указал на БПМ, обстреливающую охрану и пытающуюся протаранить ограждение. — Я смогу сковырнуть её, но мне нужен водитель.

До Рейда наконец дошло, чего от него хотят.

— Черт побери, лейтенант, — выдохнул он слегка пораженно. — Я же уже не солдат! Я никогда не имел дело с такими машинами! Всего лишь служил в Штабе! А сейчас преподаю историю!

— Профессор, — Шепард крепко схватил мужчину за руку и посмотрел в глаза. — Если мы не попробуем вмешаться, много солдат погибнет. Они оказались совсем беззащитны. Там мои друзья, мистер Рейд, и мне нужна ваша помощь.

Слова подействовали. Сглотнув, тот снова закивал.

— Три педали, — подбадривающе пояснил Шепард. — Сцепление, тормоз, газ. Все как по старинке. Ну же, Рейд, вы справитесь.

По тому, как побледнело лицо собеседника, Джон понял, что тот ни капли в это не верит. Впрочем, в это не слишком верил и сам лейтенант, но ему нужен был водитель. Одному вести машину и прицельный огонь даже при всей помощи автоматики — просто нереально.

В этот момент со стороны гарнизона раздался очередной взрыв — он и подтолкнул Шепарда к действиям. Мужчина схватил Рейда и, указав в сторону склада, велел ему следовать за собой. Поскольку все внимание противника было сосредоточено на подавлении сопротивления солдат Альянса, никто не заметил, как двое перебежками, сильно пригибаясь и прячась за каждым выступом, скоро пробрались к большому одноэтажному строению, расположенному чуть поодаль от юго-западной стороны ограждения, как раз там, где выбрал позицию для обстрела один из «Мако» пиратов.

Ломиться через главные ворота Шепард не стал — все равно заблокированы, да и там они как на ладони. Обогнув здание сзади, Джон нашел небольшое окно, дистанционно взломал простейший замок с помощью своего инструментрона. Потом, использовав плечи Рейда в качестве точки опоры, взобрался вверх и перелез внутрь.

— Профессор, ваша очередь, — позвал он и протянул руку, помогая мужчине залезть.

Внутри было просторно. И тихо по сравнению с гулом сражения за стенами.

Увидев машину, Джон незаметно вздохнул с облегчением. «Гризли» стоял над специальной смотровой траншеей и не был разобран. Визуально оценив его состояние, лейтенант пришел к выводу, что механики ограничились только осмотром и машина была в полной боевой готовности.

— Вперед, — Шепард вскарабкался на корпус и уверенными движениями открыл люк. Ему уже приходилось пользоваться таким транспортом, и не раз. — Рейд, вы первый.

Дождавшись, пока профессор залезет и нырнет в нутро «медведя», Шепард последовал за ним.

Сиденье водителя, намертво прирученное жесткими болтами, размещалось слева, и Рейд то ли интуитивно, то ли вспомнив, чему его когда-то учили, уже его занял, но выглядел при этом настолько не в своей тарелке, что Джон против воли ощутил изрядные сомнения, справится ли профессор с возложенной на него обязанностью. Но вот Рейд, словно почувствовав эти сомнения, пересилил себя и начал настраивать высоту кресла, найдя ногами педали, а правой рукой — рычаг переключения передач.

Быстро прильнув к сиденью водителя, Шепард активировал консоль управления, отключил автопилот и настроил ВИ на определение вражеских целей на радаре. Поскольку солдаты в гарнизоне были без брони, то и запеленговать их маячки на броне было невозможным. Придется действовать по наитию.

Прибор для наблюдения был устаревшим, впрочем, как и вся модель БМП, но картинку показывал.

— Старайтесь маневрировать, — дал он указания Рейду строгим голосом. — Не бойтесь — машина бронированная, так что ничего с вами не случится. Просто слушайте мои приказы и действуйте без колебаний. Ясно?

— Может, все-таки разрешим ВИ контролировать процесс? — со слабой надеждой спросил тот.

— Нет, — отрезал Джон. — Компьютер ни черта не разбирается в условиях реального боя, будет не помогать вам, а только мешать.

С этими словами лейтенант, протиснувшись через перегородку, отделяющую водителя от боевого отделения, занял место оператора-наводчика. Проделав почти те же манипуляции с приборами управления и ВИ, Шепард настроил передатчик между отделениями. Им позарез нужно координировать свои действия без задержек.

— Рейд, готовы? — спросил он.

После некоторого колебания раздался ответ:

— Так точно... сэр.

— Тогда вперед!

***

Едва двигатели были запущены, а замок на дверях дистанционно разблокирован, последовал громкий приказ:

— Рейд, давайте!

Профессор отдал команду на открытие дверей, и те начали медленно разъезжаться.

— Рейд, пошел, иначе они пустят внутрь что-нибудь неприятное! Пошел, пошел! — приказал Джон.

Водитель, видимо, испугавшись, круто нажал на газ. Мотор взревел, тяжелая машина начала свое движение и буквально вылетела наружу. Шепард вцепился сосредоточенным взглядом в радар и пометил первую цель. В ту же секунду он кожей ощутил, как по корпусу прошла первая пулеметная очередь. Откуда-то сверху.

Но для Джона это не стало новостью. Он уже с минуту назад услышал снаружи знакомый звук двигателей «Богомола», но не стал ни о чем предупреждать Рейда — тот и так был на нервах. Теперь самое оно.

— Рейд, в воздухе «летун»! — сказал он. — Приоритеты поменялись! Теперь это главная цель! Маневрируйте! Не останавливайтесь!

— Ясно!! — проорал тот в ответ, весь во власти адреналина и ужаса. Он направил транспорт ближе к гарнизону, преодолевая открытый участок и набирая скорость.

Шепард активировал один из пулеметов и настроил ВИ на ответный огонь по наземным целям. Сам же ввел команду на подготовку ракеты и попытался вручную поймать «летуна» на прицел, что оказалось не так просто, как ему вначале представилось: водитель настолько буквально понял приказ к маневрированию, что едва ли не зигзагами вел машину к гарнизону.

— Рейд, спокойнее! — заорал Шепард, стараясь перекричать поток ругательств, неожиданно и наверное неосознанно полившихся с интеллигентных уст профессора. — Я не могу прицелиться!

— Надо было разрешить ВИ целиться!! — прокричал тот в ответ в запале адреналина.

— Оставить панику! — отпарировал Джон громко. — Пристрой машину возле того «Мако», что впереди!

— Он же нас разнесет!

— Нет, ему не хватит ни мощности, ни времени, Рейд! — Шепард почувствовал волну раздражения на водителя, которому нужно все разжевывать, но тут же успокоился, напомнив себе, что сам втянул во все профессора. — Пулеметы подавят его огонь! «Летун» не пустит в нас ракету, чтобы не задеть своих! А у меня будет время поймать его на прицел!

— Хорошо!

«Гризли» снова набрал скорость, и, прежде чем Джон сообразил зачем, корпус тяжелого транспорта с бешенством врезался в указанный «Мако» и принялся таранить его, таща вперед.

Выругавшись на гребаную дословность, Джон едва удержался на своем месте, но больно ударился плечом о щиток вентилятора. Снова схватился за прибор наведения и попытался отключиться от всего происходящего снаружи на пару секунд, чтобы поймать «летуна». Это ему быстро удалось, и «Гризли» выпустил две ракеты.

«Летун» тут же стал маневрировать, пытаясь сбросить одну, но тщетно.

Не давая А61 времени, Шепард принялся снова ловить его в приборе наведения и снова выпустил ракету.

В это время бешеный таран «Мако» прекратился, обернувшись мощным ударом о металлическое ограждение. От такого натиска прутки стали вылетать и прогибаться, но все еще выдерживали, раз движение прекратилось. Наверняка, шум от двух машин стоял такой, что перекрывал собой все выстрелы и крики.

Но внутри было тише, да и Шепарду было не до этого. Пилот «летуна» быстро сообразил, что своя шкура дороже, и стал палить в ответ, плюнув на то, что «Гризли» зажал своим мощным носом несчастного «Мако» к ограждению, не позволяя тому вырваться из тисков.

Выпущенная сверху ракета ударила по корпусу, отозвавшись бешеным звоном в ушах и пискливым, почти паническим визгом датчиков.

— В нас стреляют!! — заорал очевидное Рейд и ослабил нажатие на педаль газа.

— Не выпускай «Мако»! — строго запретил ему Джон. — Корпус еще выдержит!

Быстро настроив ВИ на «летуна», Шепард запустил очередную ракету и активировал все пулеметы. Словно получив разрешение, те начали как-то радостно трендеть длинными очередями по цели, иногда останавливаясь по приказу ВИ, чтобы не допустить перегрева. Внутри сразу же стало адски жарко, и никакой вентилятор уже спасти не мог.

Пот со лба заливал глаза, и лейтенант быстро смахнул его рукой. Гарь от прожигаемых шин обволокла корпус и даже проникла внутрь, напоминая, что долго этот таран продолжаться не может.

По корпусу сзади, где располагалось десантное отделение, тут же прошлась трель, и Шепард выругался. Очевидно, второй «Мако» решил подсобить первому, забросив беспомощных солдат, чтобы разобраться с ними после.

— Еще чуть-чуть, Рейд! — заорал Джон, чувствуя бешеный ритм собственного сердца.

Еще одна ракета была выпущена в «летуна». Кажется, щит давно пробило, но бронированная оболочка все еще позволяла ему быть в игре. В ответ «птичка» выпустила свою ракету, а потом сосредоточилась на пулеметах.

— Проклятье, твою мать! — уже не сдерживаясь в эмоциях, выругался Джон, ощутив себя, как в кипящем котле. — Когда ж я тебя пробью, сволочь?!

В этот момент протараненный «Мако», понимая всю собственную беспомощность и уготовленную «летуном» судьбу, стал поворачивать свою башню в сторону «Гризли», но угол разворота не позволял прицелиться. Через несколько секунд башня стала поворачиваться в другую сторону и — о чудо! — открыла огонь по своему же «летуну», решив пустить сообщника в расход.

Об этом восторженно проорал Рейд и, окрыленный, принялся сильнее давить на газ.

— Профессор, вашу мать! — закричал Джон, наконец-то дождавшись такой реакции от M35. — Держите их, но не сдавливайте!

Тот сразу же понял свою ошибку и слегка отпустил педаль. Тем временем датчики совсем взбесились от выстрелов с тыла. Корпус, казалось, сейчас сожмется, как яичная скорлупа под давлением ботинка.

«Летун» маневрировал, а башне «Гризли» требовались дополнительные секунды для поимки этой назойливой мухи в прицел. Но Шепард старался сделать так, чтобы не позволить «Богомолу» сойти с линии огня. И если сейчас не произойдет чудо и корпус «летуна» не лопнет, то все — им самим крышка.

***

Отбившись от очередного пирата, Бейтс нырнул к своим в укрытие и во все глаза смотрел на то, как взбесившийся «Гризли» таранил «Мако», прижимая его к ограждению и не позволяя вырваться, и одновременно вел огонь по «летуну».

Вот башня М39 повернулась в сторону «летуна» и стала обстреливать своего же.

— Жить захотели, суки? — усмехнувшись, пробормотал сержант, гадая, кто же умудрился вспомнить про БМП. Внутри наверняка были не райские условия: рев от машин, пушек и пулеметов, непрекращающаяся отдача и пощечины сзади от поспешившего на помощь собрату «Мако».

Долго «медведь» не продержится. Даже с такими зубами.

— Платхе, нам надо!.. — Бейтс схватил рядового, пока с ужасом не понял, что тот полусидит рядом с уже простреленной головой. Оглядевшись, сержант увидел, как рядом отстреливается капрал.

— Локстон! — позвал он. — Прикрой меня!

— Что, сэр? — не понял тот, отвлекшись от огня и пригнувшись.

— Сказал: прикрой меня, глухомань!! — вспылил Бейтс и, получив в ответ короткий кивок, ринулся в сторону бункера.

Добежать надо было метров сто пятьдесят, постоянно укрываясь за чем придется. Пулеметы БМП сосредоточились теперь на цели покрупнее, пираты прорывались вперед у КПП и зачищали учебные корпуса, встречая слабое сопротивление безоружных солдат, так что Бейтсу можно сказать повезло: добрался до бункера, вход в который был расположен у дальней стороны ограждения, защищенной лесным массивом и скалами, он вполне себе с комфортом. Только весь вспотел и запыхался от такой пробежки.

Вход в бункер был открыт. Очевидно, Клочков все-таки нашел Тревора и притащил его сюда. Но почему, вашу мать, вход открыт, а никого нет в дозоре?

Сжав свою винтовку крепче, Бейтс стал пробираться в темное помещение с самыми плохими предчувствиями. Как и оказалось, бункер не пустовал. Едва сержант спустился вниз, раздался выстрел. Перекатившись в сторону, мужчина открыл ответный огонь в темноту, пока не услышал:

— Я сдаюсь!! Сдаюсь!

Голос принадлежал подполковнику Тревору.

Вскочив с земли, Бейтс врубил аварийное освещение. Быстро осмотрев просторное помещение, заваленное припасами и оружием, сержант схватил подполковника.

— Прячетесь, сэр, да?

Тот, узнав своего сержанта, тут же вскочил с колен и опустил руки. Лицо его побагровело.

— Да что вы возомнили себе, Бейтс! — принялся ломать он комедию. — Я пытался связаться со Штабом по аварийному каналу! Но этот идиот Клочков не закрыл вход и убежал с оружием!..

Бейтс не стал слушать эти подробности героизма своего вышестоящего офицера. Он пришел сюда не за этим.

А за скромно висящим на креплении гранатометом M-100, который сержант тут же схватил, оставив винтовку. Рядом в шкафу для боеприпасов уже со взломанным замком — очевидно, Клочков постарался — Бейтс нашел то, что сразу же превратило гранатомет из бесполезного куска метала в опасное оружие.

— Что вы делаете? — подполковник попытался преградить ему путь, когда сержант направился обратно к выходу. — Вы не можете изъять это из бункера! Я приказываю вам это немедленно вернуть, сержант!

— Иди ты в задницу, Тревор! — огрызнулся Бейтс и выбежал из бункера, оставив опешившего от такого грубого нарушения субординации офицера.

Мужчина, чувствуя тяжесть мощного оружия еще острее из-за собственной усталости, ринулся обратно в сторону КПП, туда, где за ограждением все еще боролся за собственное выживание «Гризли». На свой страх и риск сержант добежал до пункта охраны. Под ногами все еще валялись тела охранника и недавно убитого батарианца, но Бейтс не обратил на них ни толики внимания. Нацелившись на второй «Мако», который уютно пристроился невдалеке и обстреливал М29, сержант выпустил несколько гранат. Одну за другой.

К его удивлению, транспорт тут же загорелся. Очевидно, получил пару тумаков уже до этого. Из нутра повылезали пираты, и Бейтс, схватив оружие убитого батарианца, быстро пристрелил их.

Это все, что он мог сделать для «Гризли». Дальше им придется рассчитывать на себя.

***

— Рейд!! Настрой ВИ на поддержание скорости! — приказал Шепард. — Нам пора уходить!

Пот лился ручьем. Футболка, казалось, не просто прилипла к телу, а приняла на себя роль второго слоя кожи. Дышать становилось все труднее, перед глазами расплывались круги. Шум в ушах нарастал.

«Летун» по-прежнему не сдавался, а находиться дальше в «Гризли» становилось опаснее с каждой секундой. Корпус трещал по швам, показатели бронеустойчивости были на нуле. Еще пара выстрелов или одна ракета — и пиши пропало.

Профессор, видимо, его не услышал. Шепард быстро настроил ВИ на поддержание огня, потом нырнул за перегородку. И увидел, что водитель без сознания. Видимых повреждений на нем не было. Скорее всего, потерял сознание из-за духоты и отравления гарью.

Лейтенант кое-как заблокировал педаль газа, схватил профессора и уронил с места. Потом потащил к кормовому запасному люку, располагавшемуся в десантном отделении. Из оружия была только винтовка и рухлядь, как Джон именовал старинный дробовик, валявшийся рядом. Мужчина снова перекинул его через плечо. Потом подтащил Рейда.

С тыла их обстреливал «Мако». Выбираться — самоубийство. Оставаться — тоже. Различие лишь в том, что в первом случае все-таки был маломальский шанс остаться в живых.

Стараясь не думать о том, что его ожидает, Шепард резко открыл люк и вывалился, хватая ртом свежий воздух. Быстро осмотревшись, он понял, что второй «Мако» пылает в огне, а кто-то расстреливает выпрыгнувших наружу пиратов. Даже не успев обрадоваться, Джон тут же принялся вытаскивать профессора.

Мужчина весил килограммов восемьдесят, но думать не приходилось. Лейтенант взвалил тяжелую ношу на себя, как когда-то учили, и стал медленно уходить прочь параллельно ограждению, молясь, чтобы «летун» его не увидел. Чуда, увы, не произошло, и рядом просвистели пули.

— Да я тебя прикончу, сволочь!! — выругался он и уронил Рейда на землю. Потом оттащил бесчувственного профессора ближе к ограждению, потратил пару секунд, чтобы отдышаться, и схватил винтовку. Укрывшись за выступом, он начал вести огонь по «летуну» одновременно с залпами пулеметов еще трепыхавшегося «Гризли» и еще не съеденного «Мако». «Летун» хотел было открыть ответный огонь, но тут — и Шепард победно воскликнул «Да!» — взорвался.

Огромная махина стала снижаться и рухнула за ограждением.

Тогда Джон, словно обретя второе дыхание, стал пробираться к оставшемуся M35, но тому уже «помощь» тоже не требовалась. Машина была полностью недееспособной, из-за чего из неё повыпрыгивали пираты. Их было двое, но поджидавший их Шепард быстро расправился с ними, застав врасплох и, наверное, приведя в ужас своим видом.

Откуда-то послышался крик: «Давайте, ленивые суки!», — и перестрелка внутри гарнизона возобновилась с удвоенной силой.

Шепард ринулся внутрь через щель, куда уже пролезло несколько десятков батарианцев, гадая, кто же в таком любезном тоне мог подгонять солдат.

Если только сержант Бейтс.

***

Увидев, что «летун» наконец-то взорвался и разбился, Бейтс возликовал. Подгоняя солдат, многие из которых уже похватали оружие убитых батарианцев, он ринулся на оставшихся пиратов, словно сам черт.

Сбивая щиты и целясь прямо в головы, он убил нескольких врагов, пытавшихся забаррикадироваться в здании, но явно не успевших. Солдаты, вдохновленные примером и осознанием того, что больше им не угрожал тяжелый транспорт, побежали за ним. Тех, кто был еще не вооружен, Бейтс грязными ругательствами посылал к черту и попутно в бункер за оружием.

Бой шел еще примерно минут десять, но вскоре все пираты, не успевшие укрыться в здании учебного корпуса, были перебиты. Теперь перевес явно был не на их стороне.

— Добьем этих четырехглазых тварей!! — орал Бейтс, совсем войдя в ажиотаж.

Откуда-то сбоку подбежала группа солдат, вооруженная гранатами и блеском в глазах. Среди них сержант заметил Клочкова.

— Клок, быстро зачистить те здания! Убить всех на хер!

— Отставить, Бейтс, — раздалось рядом суровое. Повернувшись, сержант не сразу распознал в вымазанном в грязи и поте человека.

— Лейтенант Шепард? Так это вы были в «Гризли»?

Шепард не ответил, быстро оглядев здание.

— Нам нужен «язык», Бейтс, — пояснил он. — Приставь одну группу к черному выходу. Другую к центральному. Кидайте вспышки. И штурмуйте. Но хотя бы один мне нужен живым. Группы вооружить и экипировать.

— Есть, сэр! — улыбнулся сержант, чувствуя, что теперь наконец-то снова устанавливается контроль.

Он быстро собрал две группы. Батарианцы, укрывшиеся в здании, не желали сдаваться и бились до последнего. Но маленький очаг их сопротивления быстро был погашен. Одного, как и приказано, сержант оставил в живых и теперь тащил его за шкирку к лейтенанту, который все это время следил за ходом захвата.

Пнув пирата вперед ногой, Бейтс отчитался:
— Все враги уничтожены, сэр. Одного я оставил специально по вашему приказу.

Шепард коротко кивнул.

— Клочков!

— Да, сэр! — козырнул парнишка, перемазанный в крови и грязи и по-прежнему с голым торсом.

— Пересчитай мне живых, раненых и убитых, — приказал Шепард, вдруг устало вздохнув. — У тебя на все десять минут.

— Так точно, сэр! — козырнув, тот убежал со своей новоприобретенной батарианской винтовкой «Терминатор».

— Бейтс, где подполковник? — спросил лейтенант, нахмурившись. А сержант сразу же почувствовал волну отвращения, вспомнив про прячущегося в бункере офицера.

— В бункере, сэр, — не стал вдаваться он в подробности, но произнес таким тоном, что Шепард, кажется, и сам все понял. Он снова кивнул.

— Пошли кого-нибудь за ним. Может возвращаться в Штаб. Раненым нужно оказать помощь. Всех наших убитых прикажи перетащить к восточной стене, врагов — за ограждение. Всех, кто в состоянии держать оружие, экипировать и вооружить до зубов. Расставить часовых и охрану. Обо всем сразу же докладывать мне. Ясно?

Услышав наконец-то дельные приказы, Бейтс даже внутренне успокоился. Глядя на молодое, но суровое лицо Шепарда, перепачканное в крови и грязи, на его разорванную потную футболку и старинный дробовик, перекинутый через плечо, Бейтс вдруг снова вспомнил подполковника Тревора как будто в противовес увиденному. И сержант вдруг испытал настоящий прилив уважения к своему лейтенанту.

— Думаете, это еще не конец?

— Я думаю, это только начало, — мрачно отозвался тот. — Бейтс, пришли медика туда, — он указал в сторону. — И побыстрее.

— Так точно, сэр! — не сдержавшись, сержант все-таки козырнул, хотя в текущих условиях это выглядело по-офисному неуместно. Но ему вдруг очень захотелось.

А потом проводил удаляющуюся фигуру лейтенанта коротким взглядом и поспешил выполнять приказ.

***

Профессор, кажется, постепенно приходил в себя. Слабо открывал глаза, но сдвинуться с места не мог. Шепард склонился над ним и пораженно выдохнул: вся одежда мужчины была в крови. Как, черт побери, такое могло произойти? Как он не заметил в угаре сражения, что Рейда ранили? Когда это произошло? Когда он тащил его на себе?

Шквал вопросов, совсем как в прошлом, буквально захлестнул его сознание. Глубоко вздохнув, Джон осмотрел рану. Пуля попала в живот, но прошла навылет: этот вывод он смог сделать, пощупав рукой кожу раненого со спины. Но это все, что он мог, пока не дождется медика.

— Рейд, — обратился к нему лейтенант, когда тот опять попытался поднять веки. — Вы слышите меня?

В это время подбежал медик и принялся молча стягивать с раненого одежду и осматривать рану. Потом прошипел выдавливаемый из баллона панацелин, должный остановить кровотечение и перекрыть путь инфекции.

— Рейд, вы слышите меня? — повторил Джон, все еще пытаясь привести в чувство профессора. При этом вопросе руки медика вдруг застыли. Шепард повернулся узнать в чем дело и, наткнувшись на бледное знакомое лицо, пораженно выдохнул:

— Мэй?.. *

— Привет, Джон, — скривила она губы в слабой улыбке. Это действительно была Мэрион: короткие каштановые волосы, карие глаза. На виске большой синяк от ушиба, разорванная одежда, свидетельствовавшая о том, что её обладательнице уже тоже досталось.

— Какого черта ты здесь делаешь?

— Потом, Джон, — отмахнулась женщина, приоткрыла раненому веки и посветила фонариком почти привычным для Шепарда движением. — У него болевой шок. Он тебя все равно не слышит. Пуля прошла навылет, органы не задела. Ему повезло. Нужно перенести его ближе к медблоку, там мои инструменты, поищу в завалах еще что-нибудь. Попробую остановить кровотечение, почистить рану и зашить. Иначе ему конец, если попадет инфекция.

Джон вдруг сам не заметил, как схватил её за руку.

— Он должен выжить, Мэй, — четко произнес он. — Еще одного Рейда потерять я не хочу. Только не снова. Ты поняла?

Она какое-то время буравила его взглядом.

— Его нужно перетащить, — процедила она.

— Я могу помочь...

— Нет. Я сейчас вернусь с носилками и помощниками, — вырвала она руку и убежала прочь.

Шепард не стал вдаваться в подробности этой неожиданной встречи. Они не виделись почти полгода, а после Онтарома* Мэй и двух слов ему не сказала. До сего дня.

Когда раненого унесли, Шепард окинул взглядом печальное состояние гарнизона. На душе скребли кошки, ведь еще два часа назад, уходя отсюда, он был абсолютно уверен, что в мире нет места скучнее, чем колония Элизиум.

Рядом он увидел вышку часовых. Она была взорвана, но Джон и не собирался туда залезать. Он лишь воспользовался лестницей, чтобы взглянуть на колонию сверху. Чем выше ноги и руки поднимали его по все еще теплым от взрыва поручням, тем сильнее сердце его сдавливал кулак неподвластного страха.

Он посмотрел на колонию в тот момент, когда несколько гражданских шаттлов западнее, где располагались основные космопорты, словно рой насекомых, взмыли вверх, желая убраться подальше от неприятностей. Но спустя несколько секунд были сбиты ударами с орбиты. Груды горящего метала устремились вниз. Больше смельчаков не нашлось.

Вся колония полыхала в огне.

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 07.03.2016 | 539 | 7 | драма, экшн, Nightingale, м!Шепард, Блицкриг по-скиллиански | Nightingale
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 41
Гостей: 38
Пользователей: 3

Iamboo, Йода, Доминирующее_звено
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт