Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

«Корд» и K°. Эпилог

Жанр: приключения, экшн;
Персонажи: ОС;
Статус: в процессе;
Описание: Как закончилась история для некоторых членов экипажа...

 




Сидут

— Аида! Аида!! Аида-а-а!!! — крик срывался на рык, неистовый, полный отчаяния, безысходности, злости. Глаза заливал яркий свет, но он пытался высмотреть любимый силуэт, руки беспорядочно хватали воздух, пытаясь нащупать хоть кого-то, хоть что-то, но все было тщетно. В один миг все погасло, в глазах, на фоне полной темноты, поплыли разноцветные круги. Батарианец даже не сразу понял, что глаза его на месте, а не выжжены жестокой вспышкой. Но вот только когда зрение вернулось, бедняга оцепенел от ужаса и даже пожалел, что не ослеп. Холодный космос распахнул перед ним свои широкие объятия, вокруг не было ни души. Никаких обломков, частей тел, самих тел, ни намека на место, где они только что были. Ни следа девушки, как и капитана, которому теперь хотелось проломить каждую кость. Как он мог быть так слеп? И главное, что теперь делать? Где он? Где Аида? Как к ней попасть или вернуть ее? Столько вопросов, ни одного ответа, в голове каша, а сам он болтается в открытом космосе.
— Аррида! — крикнул он вновь. Затем еще и еще, и только потом до него дошло, что кричит он в собственный шлем и дальше него ничего не слышно. Приемник внутри молчал. Метавшиеся в панике пальцы перебирали одну волну связи за другой, но тишина была везде. Мощная волна отчаяния накатила на расшатанный разум, да так сильно, что тот едва не захлебнулся в собственном горе, даже дышать стало трудно. Сидут спохватился и проверил целостность костюма. Верхняя пара визоров вышла из строя, немного поврежден наружный слой нагрудника, но в целом все хорошо. Костюм поможет продержаться какое-то время, значит, шанс выжить и начать поиски любимой еще есть. Вернувшаяся уверенность немного отрезвляла. Батарианец постарался как можно точнее определить свои координаты относительно соседних звезд. Полученные цифры он превратил в повторяющийся сигнал и включил маяк-транспондер. Теперь ему остается только ждать и постараться никуда не уйти.
Наверное, время в космосе можно было назвать самым раздражающе тяжелым из всех, что он переживал. Мысли противно возились в голове, множились от одной до миллиарда. Хотелось снять шлем и вытрясти все наружу и черт бы с ним, что задохнулся, зато больше ничего не будет точить изнутри. Но каждый раз перед глазами возникала ее улыбка, и откуда-то появлялись силы терпеть. А потом снова возникала мысль, и все начиналось сначала.
Сколько Сидут проболтался в космосе, он и сам не знал. Он завел таймер, но смотреть на него не было никаких сил, да и цифры только огорчали. Уже не ощущался голод, а глотка давно пересохла от жажды, что делало совершенно невозможным единственное развлечение в виде песен на родном языке. Иногда Сидут проваливался в тяжелое забытье, но спустя пару часов вновь просыпался под ставшее почти родным пищание маяка. Поэтому, когда сквозь тяжелый и зыбкий сон стали слышны голоса в его переговорнике, он посчитал, что у него галлюцинации. Сид открыл глаза и, еще не понимая слов, наткнулся глазами на темный силуэт корабля, от которого уже летел, освещая его, небольшой челнок.
— Боги, наконец-то...
Это последнее, на что хватило его сил. Он все еще не понимал этого бубнежа из динамиков шлема. Видя, что челнок идет к нему, он улыбнулся и закрыл глаза, проваливаясь в беспамятство.

Когда Сидут очнулся, космоса вокруг уже не было, а совсем близко от лица находился металлический потолок. На этом чудесном фоне стоял не менее чудесный саларианский ученый и рассматривал его через какой-то чудесный прибор. Сейчас батарианцу все, не связанное с космосом, казалось безмерно чудесным.
— Необычная пигментация кожи. Нехарактерный доминирующий зеленый цвет. Вероятно, особь была чем-то обработана для возможности самостоятельных длительных передвижений по космосу, взять образчик кожи, — раздался бубнеж, который он уже слышал через динамики шлема.
— Не надо у меня ничего отщипывать, — прохрипел Сид, пытаясь подняться. Шлема на нем не было, а вот весь остальной костюм присутствовал. То ли его решили не извлекать, то ли не смогли открыть, а учитывая повреждения грудных пластин, скорее всего второе. Видимо, он был сильно истощен, костюм в ответ на потуги лишь чуть двинулся с места. Батарианец устало расслабился и так же хрипло попросил: — Воды...
Саларианец что-то влил ему, отчего стало несоизмеримо легче глотать и вообще говорить.
— Субъект очнулся, предварительный анализ состояния организма — удовлетворительный. — Саларианец отложил свой аппарат в сторону, попутно активируя инструментрон.
— А теперь потрудитесь объяснить, что вы делаете в космосе?
— Ну... — Сидут немного покрутил головой, разминая шею. — Начнем с того, что я не являюсь солдатом Батарианской Гегемонии и вообще никак с ней не связан.
— Вялое начало. Если бы это было не так, вы бы очнулись в карцере.
Карцер... Неужели его подобрал военный патруль? Надо быть изворотливее.
— Я проводил исследования. Как видите, мой скафандр является моей собственной разработкой экзоскелета с возможностью длительного нахождения в открытом космосе. Я испытывал модули реактивной тяги, когда на меня и мой шаттл напали «Синие Светила». Не знаю, чем я им не угодил, но они, забрав все дополнительные модули и шаттл, ради забавы выбросили меня в шлюз. Собственно, дальше я болтался в космосе... Черт, я даже со счета сбился.
Саларианец задумчиво теребонькал свой подбородок.
— Значит, эта броня все же особенная...
— И не мечтай, зеленый. Все авторские права закреплены. Я надежно защитил свое изобретение.
Саларианец весьма громко засмеялся и наконец выключил инструментрон.
— Да шучу я, коллега. Я все это время искал, кто вы такой, Сабан Туй. Думаю, мне теперь тоже нужно представиться. Я — Натар На, ксенобиолог. Вам очень повезло, что мы оказались в этом секторе.
Наконец конденсаторы брони полностью зарядились, и Сидут перевел броню в десятикратное усиление. Тихонько встав с кушетки, он протянул руку округлившему глаза от удивления саларианцу. Ведь только благодаря ему, да и своей старой легенде техника-экспериментатора, он остался в живых и получил шанс найти ее и его...
 

 

Ден Ролен вас Иденна

Кварианец, шумно выдохнув, опёрся левым боком на стену узкого прохода, по которому он несколько часов назад шел в другую сторону. Переводя частое дыхание, техник чуть перехватил поудобнее корабельного доктора за ноги. Лина, несмотря на свой небольшой по человеческим меркам вес, все равно была достаточно тяжела для него, да и раны давали о себе знать. Ничего критического, скафандр хорошо защитил своего владельца, но вот дышать стало тяжело. Собравшись с силами, Ден оттолкнулся от стены и двинулся дальше. Наконец, коридор, подсвечиваемый слабым фонариком, уперся в лестницу, которая, если ничего радикально не изменилось, выводила наверх, в засыпанный песком дом-бокс, а оттуда уже на поверхность. Ден облегченно выдохнул и, чуть поправив свою ношу, встал ногой на первую ступеньку. Вроде ничего, пока слабое тело справляется с этим. Укрепив ногу, он медленно переступил другой на вторую ступеньку. С каждым шагом подниматься становилось все тяжелее, но ему нужно было вынести доктора наружу. Дыхание сбивалось, боль сковывала грудь, и в глазах все начинала закрывать красная пелена. Шаг, еще шаг, каждая волна боли приближала кварианца к выходу. Но вдруг следующая ступенька словно ушла из под ног, и он провалился ногой вперед. Мгновение — и удар лицом об одну из ступенек, а затем он, выронив доктора, вместе с ней скатился вниз. Каждая пройденная ступенька отзывалась все новой и новой болью, пока он наконец не упал на жесткий каменный пол коридора, а рядом с ним со стоном упала Лина.
— Ох, шаабат... — грязно выругался кварианец, поднимаясь на локтях. Силы уже почти покинули его, и он смог только застыть в такой странной позе, опустив голову между рук. Перед глазами плыли кровавые пятна, и ничего почти не было видно. Тяжело выдохнув, он заставил себя сесть и опереться спиной на стену, переводя таким образом дух и пытаясь унять боль в теле. Воздушный фильтр тихо сипел при каждом вдохе, говоря своему владельцу о своей неисправности. Наконец, голова перестала гудеть, и Ден сквозь кроваво-красные круги увидел множество трещин в забрале своего шлема, расползавшиеся от места удара по всей поверхности. Еще раз выдохнув ругательство, он потянулся уже почти неживыми пальцами к клипсам шлема. Миг, и дышать стало очень тяжело, голову заполнил липкий туман. Почти на ощупь он нашел запасной шланг воздухообогатителя и зажал его зубами, вдыхая в себя оживляющую смесь. Через какое то время голова снова прояснилась, и парень услышал сквозь стук в ушах тихий стон Лины. Только сейчас он обратил на нее внимание и увидел, что во время падения с лестницы ее шлем-респиратор слетел с головы и она теперь задыхалась, лежа на на холодном полу. Кварианец было вскочил, но неверные ему ноги подогнулись, и он вновь рухнул на пол. Уже не вставая, он двумя руками натянул шлем обратно на девушку, и, как только та снова ровно задышала, уронил голову на бетонный пол. Холод шершавого камня был чем-то новым для привыкшего к изоляции организма техника, но он в какой-то мере наслаждался этим новым ощущением. Эта приятная прохлада расслабляла его мысли, клонила в сон.
Поймав себя на этой мысли, он вновь грязно выругался, уже в который раз за сегодняшний день и, перевернувшись на спину, стал шарить руками по по своим поясным карманам. Наконец, в одном из кармашков он нашел продолговатую металлическую ампулу и дрожащими руками загрузил ее в лодер панацелина. После этого он бессильно раскинул руки и попытался восстановить сбившееся дыхание. Капсула, которую он загрузил в панацелиноприемник, содержала часовой боевой стимулятор, который использовался в турианской армии. Он должен был сильно подстегнуть физические способности и без того ослабленного кварианца. Но этот стимулятор может его убить, вынуждая организм сгореть от запредельных нагрузок, поэтому эту штучку называют «Последний шанс». Поколебавшись минуту, он активировал инструментрон, полностью опустошая капсулу в свою кровь. Лишь мгновение ничего не происходило, а после тело вспыхнуло огнем. Сердце забилось чаще, разгоняя расплавленный металл крови дальше по всему телу. Вместе с нестерпимым жаром по телу разливалась сила, открывая у техника второе дыхание. Дэн, жадно хватанув воздуха ртом и едва не выронив из белых губ трубку, вскочил и подхватил тело доктора на руки. Теперь тело не чувствовало тяжести Лины, как и усталости, только сердце колотилось как варрен в тесной клетке, да от жара казалось, что пластик костюма вот-вот начнет плавиться.
Сам уже не помня как, ноги сами вынесли кварианца в от самый домик, куда он так старательно делал новый вход. Еще миг, и он оказался на поверхности планеты. Его перегруженные глаза не сразу поняли, что сейчас ночь, и поверхность планеты освещалась голубоватой луной. Кварианец хотел было сорвать с пояса ракетницу, но что-то заставило его обернуться к их месту высадки.
А над пепелищем все было ярко освещено висевшим в воздухе кораблем. Среди обломков сновали мелкие темные точки, которые невозможно было разглядеть точнее без визора, но Ден и так знал — это сбившие «Корд» головорезы Видо Сантьяго. Уже понимая, что ракетницу нельзя использовать, техник попытался вспомнить, где должен был ждать их Кевин. Благо, голубого свечения хватало для того, что бы разглядеть путь до тех самых скал, которые приметил капитан. Что же, на глаз дорога была неблизкой, и следовало поспешить. Кварианец, переложив свою ношу на правое плечо, двинулся в сторону выветренных скал, тяжело ступая тонкими трехпалыми ногами по рыхлому песку, иногда утопая в нем по середину голени. Путь сквозь песок казался технику жутким кошмаром, потому как ноша на плечах на каждом шагу заставляла кварианца утопать в нём, да и дорогу приходилось угадывать, ведь следы от вездехода уже успело засыпать. Боясь, что действие стимулятора кончится на половине пути, он торопился и с усилием вырывал ноги из песка, словно исполняя безумный танец диких ворка. Наконец, проклятый песок закончился, и ноги ступили на не поддавшуюся натиску пустыни пологую скалу. Он остановился, жадно вдыхая слабо обогащенный воздух через сжатую зубами трубку, и закрыл глаза. Сердце разрывало голову ритмичными частыми ударами, а жар становился нестерпимым, отчего хотелось сбросить с себя скафандр. Наконец он решил открыть глаза, но веки разошлись со странным тихим хрустом. Техник удивился и, проведя рукой по лицу, обнаружил на пальцах льдинки. Активировав инструментрон и убедившись, что температура действительно очень низкая, он включил подогрев в костюме доктора и, проверив ее слабые жизненные показатели, двинулся в гору.
Когда из-за зубчатых скал стал виден вездеход, Ден непроизвольно ускорился, быстро приблизившись к нему и на ходу открывая задний люк. Оказавшись внутри, он так же быстро закрыл его за собой и аккуратно усадил доктора на одно из мест в десантном отсеке. Едва он успел это сделать и погасить фонарь инструментрона, как открылся люк в кабине и кто-то уселся на место водителя. Кварианец, быстро сняв с магнита свой пистолет, тихо подошел к сидению пилота и приставил дуло к затылку темного шлема.
— Не двигайся, бош'тет.
Человек медленно поднял руки и тихо сказал, не поворачивая голову:
— Ден, не нервничай, я Кевин Мак'Криди, пилот малого транспорта «Корда», персональный номер K9-S1.
Техник, тяжело вздохнув, выронил пистолет и дрожащими руками принялся искать выпавшую трубку обогатителя. Кевин, уже вскочивший с места пилота, увидел отсутствие передней части шлема у техника и врубил экстренную подачу дыхательной смеси в десантный отсек. Почувствовав приток живительного и пьянящего воздуха, Ден рухнул на сиденье рядом с Линой.
— Эй, дружище, не умирай. Я выходил следить за местом посадки... Вернее, крушения. И проморгал ваш приход. Что с доктором?
— Она очень сильный удар по голове получила. Кев, времени нет, я под «Шансом», и меня уже начало отпускать. Через два... Нет, уже полтора цикла мимо планеты будет пролетать «Иденна», корабль моего флота. Нужно будет послать на эти координаты направленный сигнал. В нем надо сказать: «Ищу дорогу. Потерял надежду». Они спустят за вами челнок и вытащат вас с этой планеты.
— Черт, Ден, «Шанс» — это турианский боевой коктейль? Дьявол, ты же ласты склеишь!
Пилот ринулся к бортовой аптечке и, рывком ее раскрыв прямо на полу, начал в ней копаться.
— Кевин, ампула синего цвета с красной полосой в аптечке под приборной доской.
Кварианец повернул голову на голос доктора и наткнулся на ее уставший взгляд.
— Загрузи ее в свой лодер панацелина и введи Дену. Я не могу даже пошевелиться.
Жар, сжигавший кварианца изнутри, уже сменился на мерзкий холод, и сознание, пробивающееся через гул в голове, медленно уходило в темноту. Уже откуда-то издалека раздался крик Кевина «Нашел!», а зрение сузилось до одного лица доктора.
— Спасибо за то, что спас меня. Люблю тебя, — одними губами сказала Лина, и сознание Дена Ролен вас Иденна полностью погрузилось в беззвучную тьму.

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 23.01.2016 | 518 | 7 | «Корд» и K°, kytyZov | kytyZov
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 24
Гостей: 17
Пользователей: 7

Forpatril, Kailana, Grеyson, Батон, Darth_LegiON, AwesomeLemon, Gothie
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт