Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

ME Afterlife: Властелин глубин. Финал (часть 1)

Жанр: приключения, детектив;
Персонажи: ОС;
Статус: в процессе;
Аннотация: Дипломат седеет, азари находят новую цель, а кварианка — подработку и тяжкие мысли.
Это первая из пяти-шести глав, которая полностью закрывает всю историю ME Afterlife.

 




Алекс Смирнофф в последние дни почти не спал. В зоне его ответственности по-преженему болтался неформальный триумвират Земли, Флота и Титана. И хоть азари в последнее время вели себя тише воды и ниже травы, благо история с Телохранителем тому способствовала, легким общение с представителями Совета матриархов от этого не становилось.
Сегодня был день сепаратных переговоров, и в собеседники Алекса попала прямая, как луч света, и несгибаемся, как стальной прут, матриарх Галили Т’Нару. Алекс пытался было видеозвонком чуть ранее подкатить к азари и узнать, куда делась предыдущий переговорщик, но матриарх наложила незримое вето на эту тему, и расспросы про Этиту не находили развития.
Азари по обыкновению восседала в кресле с высокой спинкой. Это все, что было видно Алексу — переговоры много недель велись только по КМК со сдвоенным квантовым шифрованием. В условиях очень большой напряженности в отношениях трех рас тратить время на космические перелеты слишком дорого.
— Рад вас видеть, матриарх, — начал разговор Смирнофф. — Вы сейчас на Титане?
— Разумеется, — сухо отозвалась Т’Нару. — Здравствуйте, Алекс. Давайте сразу к делу.
— Давайте, — согласился мужчина. — Капсула с дипломатами-турианцами пребывает через шесть дней. Мы уже подготовили внеочередной съезд политпредставителей Ассамблеи, приглашения высланы.
— Я сказала, к делу.
— Дело в том, что Титан не ответил на приглашение. Это формальность, конечно, но нам хотелось бы знать, в чем причина.
— Мы не будем присутствовать на Ассамблее.
Алекс был готов к любому ответу, но только не к этому. На то, чтобы переварить новую информацию, понадобилось несколько секунд.
— Не будете присутствовать персонально? — уточнил мужчина. — Я распоряжусь об организации КМК-сектора в зале, и...
— Вы не поняли, — перебила его азари. — Автономия Титан не считает нужным участвовать в переговорах с турианской Иерархией.
— Можно поинтересоваться, почему?
— Можно.
Пауза, в течение которой Алекс в очередной раз проклял себя за то, что так и не научился общаться с матриархом Галили. Эта особа кого угодно доведет до истерики, но особый талант матриарха сводился к цеплянию за «несодержательные словесные обороты», как она их называет.
— И почему же? — терпеливо переспросил Смирнофф.
— Потому, что осколки одной единственной эскадры, да к тому же без официального представителя Иерархии, не могут считаться представителем народа. А согласно Уставу Ассамблеи, в юридическом пространстве которой состоится встреча, участвовать в политических переговорах могут только законно избранные представители народа. Или лица, обладающие статусом, однозначно говорящем о праве принимать решения от лица целой цивилизации. Адмирал-примарх — это воинский чин. Командир эскадры, и только. Нам не с кем разговаривать.
— Но вы же понимаете, — сказал Алекс, сделав акцент на слове «понимаете», — что в этом случае исключаете азари из политического процесса?
— Я понимаю, — язвительно передразнила тональный акцент матриарх, — что приглашение, которое мы получили, не относится к политичским переговорам.
— Приглашение было отправлено в вольной форме. Члены Ассамблеи давно уже договорились не засорять эфир формальностями.
— Тем более, — матриарх скучным взглядом взглянула в камеру. — Тем более мы не обязаны принимать неформальные приглашения. Еще вопросы, Алекс?
Мужчина покачал головой.
— Тогда всего доброго, господин Смирнофф, — произнесла азари, и связь прервалась.


***

Когда утихла первая волна истерии, связанной с новостью о возвращении турианцев, и когда стало понятно, что от эскадры, что в свое время ушла из Солнечной системы, остались жалкие остатки, да и те еле-еле сводят концы с концами, человечество приосанилось. И даже слегка успокоилось.
Но прибытие дипломатов от Иерархии в очередной раз всколыхнуло медиасферу.
Это если следить за публикациями и программами в Интранете. Если же заглянуть за кулисы дипломатической жизни, то там намечался полноразмерный кризис — не очень хорошо видимый обывателю, но более чем отчетливый для всех, кто причастен к межрасовому сотрудничеству. Даже вооруженный конфликт «космиков против землян», спешно объявленный «недоразумением», не вызывал стольких бурлений мнений, раздраев и раздоров, сколько появилось на политических полях сразу после известия о том, что турианцы прибывают совсем не мести ради.
Тем более сложным получался расклад, учитывая, что в стане жителей Солнечной системы все еще не было единения. Даже на самом верху, что уж говорить о народных бурлениях.
О, да. Левиафан оставил на прощание просто царский подарок. Вброшенная и умело распространенная информация, частью ложная, частично правдивая, но обильно замешанная слухами и сплетнями, всколыхнула комок противоречий в обществе.
Кварианцы вспомнили о том, что азари так и не принесли Флоту официального извинения за события полувековой давности. Кроме того, в дициплинированном сообществе тут и там регулярно вспыхивали беспорядки. Рядовые обитатели Флота не ожидали хорошего от Титана, факт, но вот от людей подставы не ждали. А она последовала, и продолжала следовать. Поток инженеров, лишенных работы на контрактах Земного кластера, не иссякал, и терпение самых молодых и активных жителей Мигрирующего флота начало иссякать. Пару кораблей, чьи экипажи оказались особенно распалены «предательством» людей, пришлось буквально штурмовать силами Ордена паладинов. Увы, не обошлось без жертв с обеих сторон.
Ну а азари... Что азари? Голубокожие накрепко заперлись в своей раковине. Да, они исполнили союзнический долг, поддержав ЕАСО во время инцидента у Атлантиды. Но на этом помощь азари и вышла — большая часть красавиц спешно покинула Землю, Марс и территории Земного кластера и вернулась на Титан. Что там сейчас происходит, не знает никто. Азари умеют хранить свои тайны.
Впрочем, не все тайны голубокожих колдуний остаются таковыми. История с «Телохранителем» получила продолжение. Люди сдержали свое обещание — обнаружили дредноут Жнецов.
Старый корабль класса «Властелин», принесший на себе весточку от Лиары Т’Сони и команды «Нормандии», дожидался своего часа подо льдами Европы. Спрятать туда могучую машину стоило немыслимых трудов, денег и даже немного крови, но Совет матриархов полагал, что справился с задачей, и огромная масса спутника Юпитера надежно скроет собой космический корабль.
Увы, не получилось. Люди разработали и внедрили систему селективной гравитационной разведки, которая учитывала не только голую массу, но и тщательно анализировала ее количество на единицу объема, то есть могла определить плотность вещества. К сожалению, данных о подобной разработке у Автономии Титан не было — азари не всемогущи. Поэтому после того, как был затоплен Жнец на глубине земного океана, а Левиафан уничтожен кварианским изгоем (Палладий сбросил на него термоядерную глубинную бомбу), единственный жнецовский дредноут пришлось отдать людям «на изучение».
Азари было тем более обидно, что буквально за пару дней до поступления официальной ноты от ЕАСО на корабле, судя по показаниям датчиков дистанционного зондирования, началась какая-то подозрительная мехатронная активность. Увы, времени на исследования не было — корабль пришлось задекларировать официально, и он перешел в коллективную собственность Ассамблеи. Это де-юре. Фактически же Старая Машина досталась Земле.
Надо ли говорить, что это не прибавило любви к людям ни Титану, ни адмиралам Мигрирующего флота?

***

Гилу’Альтис только два дня назад выпустили из следственного изолятора. Посидеть месячишко пришлось за ту самую лояльность, которую девушка проявила к своей родне. Когда на инструметрон кварианки пришло сообщение с просьбой поддержать «космиков» в борьбе против Земли, Гила ни минуты не колебалась. Сделала все, что могла. И всерьез надеялась, что это помогло, поскольку работала совершенно вслепую. От информации молодого кварианского инженера отрезали сразу же, как только все закрутилось, но она справилась.
Затем последовали арест, пара недель допросов, угроз, шантажа и даже попыток взломать кварианский омнитул. Ну-ну, успехов вам, земные хакеры. Для человека это все равно, что набить морду крогану...
И вдруг р-раз — и она свободна. Все обвинения сняты, иди куда хочешь.
На службе, понятное дело, не восстановили. Более того, подменили записи в досье кварианки, вычеркнув оттуда любые упоминания о работе на сверхсекретном правительственном фрегате и вообще на человеческом флоте. Сама Гила немногое могла бы рассказать о той игрушке ВКСА, где пришлось служить, но даже это немногое теперь оказалось в «несуществующем» ее прошлом.
И микроскопическая сумма на счете. Все накопления, что удалось сделать за эти десять с лишним лет, исчезли, как будто их никогда и не было. Впору почувствовать себя той самой «крысой в скафандре», что дорвалась, наконец, до вожделенной Цитадели.
С той лишь разницей, что сейчас Гила находилась не в центре галактической жизни, а на тесной, напоминающей кварианские корабли, транзитной станции на поверхности Ганимеда — одного из ресурсных центров Солнечной системы.
— С дороги, кварианец! — раздался голос позади, и Гила шустро отпрыгнула.
Мимо нее с гулом промчалась грузовая платформа, заваленная какими-то тюками и баулами. Приглядевшись, девушка опознала в них личные вещмешки человеческих космопехов. Из тех, кто «косая сажень в плечах и улыбка во все тридцать два».
Один из таких повелителей жизни, собственно, и управлял багажной платформой. Грохочущая телега на примитивном колесном ходу буквально вплющила в стену отскочившую Гилу.
— Мог бы и повежливее! — крикнула Гила вдогонку. — Я, между прочим, девушка!
Все, чего она добилась, это издевательского жеста «повелителя жизни». Кратким, но емким движением космопех показал, на что годятся кварианские женщины.
Одна из этих женщин снова вышла на центр узкого коридора и продолжила свой путь.
— Ну или просто нищая попрошайка с Мигрирующего флота, — добавила Гила вполголоса. — Сама еще не знаю...
Надо отдать людям должное, они позволили кварианскому инженеру запастись необходимым в дорогу. В рюкзаке у Гилы достаточно декстропасты, хватит недели на две, если экономить. Неплохой машгор, а главное, хомо оставили ей инструметрон с полным комплектом рабочего софта. Словом, кварианка не пропала бы... Если бы кому-то были нужны ее услуги.
Увы, после скандала с «саботажем» кварианцев, весь Земной кластер, куда входил и Ганимед, ввел жестокое эмбарго на услуги кварианских инженеров. Одному людскому богу известно, насколько это просадило производительность труда, но людей много — там, где раньше справлялся один кварианский инженер, худо-бедно справятся трое человеческих.
Можно, конечно, попроситься в ЕАСО. В отличие от Земли, «космики» по-прежнему охотно берут на работу кварианцев, но контракты космических корпораций — очень, очень длительные и крайне строгие. А Гила поняла, что безумно соскучилась по Флоту. И неважно, как там примут стародавнюю беглянку...
Самое поганое — как раз представительства Флота на спутнике Юпитера и нет. Азари тут мелькают, не без этого. Гила даже как-то встретила ну реальную хохму — разряженного в меховую шубу волуса, чинно ступающего в окружении двух голубокожих красавиц, каждая вдвое его выше. Пузырьки, из тех, кто остались на Земле и упорно не собирались вымирать, довольно быстро оседлали финансовые потоки и, что называется, выбились в люди.
В отличие от работяг-кварианцев, чья доля — пахать от подъема до отбоя и по возможности не отсвечивать на публике.
Гила добралась до торгового сектора и прошла к ближайшей лавке, где люди-торговцы держали точку проката каботажных судов. По старой привычке законнектилась к терминалу...
Чтобы тут же получить предупреждающий хрюк сирены!
На экране киоска загорелась тревожная красная надпись, гласящая, что к системе пытается подконнектиться устройство, внесенное в список неблагонадежных.
Ну да, конечно же. Права подключаться к торг-машинам инструметроны всех «предателей» лишили в первую же очередь. Теперь кварианцу, если вдруг он что-то захочет купить официально, через торговые автоматы, придется воспользоваться так называемыми «специальными правами заимствования». Проще говоря, проводить свои покупки через межминистерский торговый сервер. Он подтвердит (а может, и нет) право кварианского инженера на дебетование общего для Мигрирующего флота банковского счета, связанного с кварианским «трудовым кошельком».
Разумеется, если у кварианца есть этот самый кошелек. Гила больше десяти лет к нему не прикасалась, и надо понимать, там сейчас ноль минут ноль секунд. С ресурсами на Флоте по-прежнему строго, и держать накопления никто не позволит.
— Эй! — встрепенулся продавец. — А ну катись отсюда, саботажница!
— Я не хотела...
— Да чихал я тебе в противогаз, что ты там хотела или нет! — крикнул хомо. — Подключай модуль СПЗ, или вали отсюда!
Гила вздохнула и отключилась от терминала.
Знающие люди говорили, это ненадолго. Потом все нормализуется, и несколько десятков тысяч кварианцев смогут вернуться к нормальной жизни...
Но пока это «потом» не наступило.
Девушка показала продавцу неприличный жест пальцем (это у трехпалых кварианцев получалось очень хорошо), подняла рюкзак и, не глядя на озверевшего хомо, пошла дальше по переходу станции. Хорошо еще, что представителей Мигрирующего флота хоть и снова невзлюбили, но гнобить не гнобили. Во всяком случае, власти Ассамблеи удерживали людей на местах от криминала по расовому признаку. Ну, это здесь, в космосе. На прародине человечества, наверное, инопланетянам сейчас лучше не появляться — и неважно, какой биологический вид они представляют.
Спустя пару минут Гила добралась до транзитной зоны.
В отличие от гражданских космопортов, чья инфраструктура понятна и прозрачна, транзитные зоны в индустриальных поясах выглядят довольно запутано. Карго- и пассажирские потоки сплетены воедино, транспорт снует во все стороны разом, а на грузовых, лишенных сидений платформах легко можно встретить людей — например, десяток работяг-шахтеров. Равно как можно заприметить и легковое такси, нагруженное строительным оборудованием.
В чем-то Ганимед походил на Марсити. Гила на Красной планете ни разу не была, но по рассказам знала, что там такой же бардак. С той разницей, что здесь, в Земном кластере, все-таки ощущается дыхание центральной власти, и бандюганы знают место. В Марсити же все давно поделено между муниципалитетом и криминалитетом. В равных долях, плюс-минус.
Гила нашла местечко потише, сбросила на пол рюкзак и уселась прямо на него. Во-первых, нормальных скамеек тут все равно не было, а если бы и оказались, то наверняка местные жители не стали бы делиться местом с галактической побирушкой.
Девушка снова активировала омнитул и прикинула свои шансы выбраться с этого куска камня. Денег на земном банковском счете не хватало ни на какой билет — это понятно. Жалкие остатки своих накоплений Гила потратила еще на Венере, покупая еду про запас и медкапсулы в машгор. На это ушло почти все. И еще немного из этого «всего» осело в электронном кошельке портового контрабандиста, на которого Гилу вывел офицер «Бургундии» по снабжению. У кварианки с ним было что-то типа взаимовыгодного сотрудничества: Гила сбагривала ему свои хаки лицензионных программ для продажи на сторону, а тот закрывал глаза на то, что Гила подрабатывает в свободное от работы время над сомнительной чистоты проектами.
Собственно, контрабандист таковым почти и не являлся. Скорее, торговец нелицензионным товаром. Например, сбойным ЭМ-карабином «Ригар», найденным где-то на черном рынке. По-видимому, изначально его продавали как коллекционное изделие, но в процессе перехода из рук в руки карабин изуродовали. Во всяком случае, Гиле оружие досталось в совершенно непотребном виде. Сожженная электроника, отсутствующий модуль формирования дуги, проплавленные реостаты и закороченные катушки ускорителя плазмы — все это превращало некогда грозное оружие в безобидную реплику.
Ровно до тех пор, пока за откровенный шлак не взялся талантливый кварианский инженер. Гила долго проработала вольнонаемным спецом на человеческом флоте и успела впитать любовь людей к оружию. Кроме того, она знала, что на периферии Солнечной системы может быть неспокойно. Ну и, наконец, девушка предполагала, что за столь редкий экземпляр коллекционного оружия на Флоте можно выменять очень, очень многое. А может, где бош’тет не пролезал (1), и зачет Паломничества, которое Гила официально не только не завершила, но и не начинала.
Словом, девушка отдала последние деньги за это довоенное чудо, а совсем уж остатки счета пошли на закупку копеечных деталей, из которых кварианка за шесть ночей сделала адекватную замену штатным компонентам карабина. Да, он поправился на полтора килограмма, а в разобранном состоянии стал похож на кучу электронного мусора, но это же играло и на руку Гиле. Те немногие формальности по контролю над оружием, что имелись на Ганимеде, в случае с разобранным и брошенным в рюкзак «Ригаром», оказались сущим анекдотом.
— Может быть, тебе податься в преступницы, подруга? — усмехнулась Гила.
А что? Ведь писала сестренка о том, что ей довелось поручкаться с самим Палладием. Это было последнее письмо от Полани, которое Гила получила на «Бургундии». Ох, сестра-сестра...
Вселенная любит пошутить. Еще тройку лет назад была маленькая Поли-Поли, затюканная и скромная программисточка на корабле четвертой категории. А сегодня — Паладин, гордость Мигрирующего флота.
Орден Паладинов кварианского народа, пожалуй, обошелся минимальными поражениями в правах внутри Солнечной системы. Во всяком случае, пока не встречались идиоты, предлагающие как-то ограничить полномочия этой организации. Нет, был случай, конечно. Когда люди подумали, что их «черные ходы» в системы управления новейшими сферофрегатами позволят перехватить контроль над судами. Наивные земляне... Первое, что сделал Мигрирующий флот, получив новые игрушки, так это изучил их от и до. И, конечно же, обезопасил себя от подобных «случаев недоверия».
Так вот, Полани нынче Паладин. Наверное, даже прошла имуннотерапию. Уважаемый человек. А вот Гила, раньше бравшая шефство над сестрой-заморышем, сейчас просто космическая попрошайка — без заслуг, денег и работы.
— Эй, кварианка!
Гила вздрогнула и повернулась на голос.
Перед ней стоял хомо. По-моему, она видела его возле того самого торгового лотка с каботажной техникой. Высокий для человека, широкоплечий, крепкого телосложения. Людские женщины называют таких красивыми.
О, да, Гила знала о том романе своей сестренки, но слава всем богам, продолжения сие непотребство не получило. Сама Гила не понимала, как можно заинтересоваться человеческим мужчиной — они такие... Здоровые, мягкие и резиновые, что ли...
— Кварианка..., — еще раз произнес мужчина.
— Меня зовут Гила’Альтис нар Салим, — ответила девушка. — Что вам нужно?
— Подработать хочешь, Гир... Гирартис?
Кварианка вздохнула. Люди никогда не научатся с первой попытки правильно произносить кварианские имена.
— Можно просто Гила.
— Ну что, просто Гила, нужна работа?
— Что за работа?
— У нас захандрили транспортные ВИ в отсеке малотоннажной логистики, — сказал человек. — Вся цепочка встала, а грузы прибывают и прибывают. Того гляди захлебнемся.
— А что, своих программистов нет?
— Нет, и не было никогда, — усмехнулся мужчина. — Я ж говорю, у нас ВИ. Сто лет работали и проблем с ними не случалось. А сейчас какая-то ерунда.
— Понятно, — кивнула Гила. — Сколько платите?
Хомо неприятно растянул свою резиновую физиономию.
— Уже тебе-то хватит! — произнес сквозь смех человек. — Купишь себе проезд до дома, цыганочка. Если хочешь, я даже челнок посоветую. У нас раз в неделю идет грузовичок на Макемаке (2), ну а уж там твои сородичи частенько курсируют. Доберешься попутками.
Гила встала и забросила рюкзак на плечо.
— Показывайте ваши ВИ.

Со сбойными алгоритмами кварианка разобралась довольно быстро. Да, ошибка была не типовая, и действительно, определить причину замедления быстродействия системы оказалось нелегко. Даже кварианскому прикладному программисту. Но Гила справилась и уже рассчитывала на обещанный гонорар, но...
Бош’тет, всегда есть это «но»! Вот почему у людей не может быть все просто и понятно?
Гила уже заканчивала возиться с приемопередающим блоком радиоинтерфейса системы, когда ее внимание привлекли паразитные наводки в одном из контуров. Кварианка, быть может, и оставила бы этот несущественный баг, но служба на ВКСА приучила девушку к дисциплине, в том числе и в отношении к самой себе. Поэтому кварианка послушно завершила основную работу, затем перекусила из баллончика с пастой и с новыми силами взялась за проклятые наводки.
Если бы кварианцы могли потеть, холодный пот непременно пробил бы Гилу с ног до головы. Потому что сигнатура наводок была отлично знакома Гиле’Альтис.
Да-да, знакома! Знакома по делу на родном корабле, когда суровая Вайлет Блад выслеживала там агента таинственного Редактора. Гила еще три раза прогнала сигнатуру через инструметрон. Нет, ошибки не было. В железную часть устройства кто-то вшил декодер-повторитель, который усиливал и отправлял дальше шифрованный сигнал с точно таким же кодированием, как и тогда, на «Салиме».
Правда, язык сообщения здесь был уже совсем не кварианский. Гила скопировала неведомое донесение на свой накопитель, наложила антипомеховые фильтры и применила к полученной фразе адаптивный словарь из штатного инструментария Паломника. На удивление кварианки сообщение расшифровалось почти мгновенно.

БАГАЖ ПОЛУЧЕН ДИППОЧТОЙ. НА ПЕРЕДЕРЖКЕ. ОДИН ЭКЗ. УВЕЗЕН И БУДЕТ ПРИМЕНЕН ДОКЛАДЧИКОМ СОГЛАСНО ПЛАНУ. ОСТАЛЬНЫЕ ЖДУТ РАССЫЛКИ.

Гила с удивлением уставилась в экран инструметрона. Переводчик сообщал, что язык шифровки — волусский!
Каким боком пузырьки к Редактору?
Неужели, дела у врага столь плохи, что он использует в своих целях никчемных волусов? Ну ладно, допустим, про никчемность она погорячилась, но... Кила! Неужели...
Страшная догадка посетила голову Гилы’Альтис. Из новостей она знала, что здесь, на Ганимеде, состоится внеочередной съезд Ассамблеи. Весь Интранет гудел о предстоящем событии, и, конечно же, кварианка была в курсе происходящего. На Ассамблее соберутся представители самых разных народов, включая вернувшихся из небытия турианцев и... Волусы! С турианцами пожаловали волусы!
Гила опрометью переключила инструментрон в режим новостного потока и вычленила из него подробности предстоящего события. Так и есть. Согласно плану мероприятия, открывается оно с речей кварианского капитана, турианского генерала и... волуса — посланника своего народа!

«Один экземпляр увезен и будет применен докладчиком».

Что это значит?
А то, бош’тетья твоя башка, что уж точно ничего хорошего! Что хорошего может сделать тот, кто хладнокровно убил азари, чтобы свалить вину на кварианский народ? Кто подменил лучшую подругу твоей сестры на бездушный гомункул? Что он задумал?
Уж точно не распылить в зале заседания благоухания, чтобы всем посвежело и хорошо дышалось!
Гила сверилась с хронометром. Речь волуса начнется через три минуты. Не успеть!
Девушка быстро закрыла крышку технологической обвязки ячейки ВИ, собрала инструменты в мешок и рванулась по направлению к ближайшему патрулю СБ Ганимеда. Здесь, в порту, они на каждом шагу, найти будет несложно.
Как назло, на выходе из процессорного узла Гила буквально уткнулась в своего работодателя. Человек был раза в два ее тяжелее, поэтому кварианка получила чувствительный толчок и буквально отпружинила от хомо, едва удержавшись на ногах.
— А вот ты! — воскликнул человек. — Что за спешка? ВИ настроены?
— Да-да, все работает! — крикнула кварианка и метнулась в обход человека. — Извините, мне некогда!
— Ты куда? — крикнул тот в догонку. — А деньги?
Гила только отмахнулась. Сейчас ей было не до билета со спутника. Только бы побыстрее добраться до властей!
На бегу она переконфигурировала инструментрон, чтобы побыстрее предоставить представителю власти доказательства саботажа на съезде Ассамблеи. Все, что ей оставалось, это только нажать на виртуальную кнопку, чтобы ВИ послушно выдал всю шифровку — вместе с тем массивом информации, который Гила собрала два года назад во время своего насыщенного событиями отпуска.
Как и предполагалось, найти отделение СБ не составило труда. Кварианку мило выслушали и также мило попросили оставить сообщение в электронном виде, но Гила понимала, что это лучший случай спустить все на тормозах. Поэтому она настояла на личной беседе с офицером безопасности. Понятно, что ее так же мило попытались отфутболить, но на этот счет у кварианки был «план Б».
Гила представилась так, как представлялась еще месяц назад — вольнонаемный служащий, патент-лейтенант ВКСА Гила’Альтис вас Бургуния, экспериментальное судно информационной разведки!
В скучающих глазах дежурного офицера проснулся интерес.
— Так вы с флота, сударыня? — удивленно спросил дежурный. — Что ж сразу не сказали?
— Я бы сказала, но пришлось бы добавить, что я... В общем, я бывший патент-лейтенант.
Офицер изучающе посмотрел на кварианку и медленно кивнул:
— Понятно. Остранены по делу месячной давности, верно?
— Так точно, сэр.
— Служба службой, а зов родного дома важнее, так? Не отвечайте, лейтенант, я все понимаю. У меня сын в дипкорпусе, он рассказывал, какие у вас порядки. Не могу сказать, что разделяю вашу строгость в идеологии, но это позиция. Позиция, черт возьми. Куда более уважаемая, чем политические дрязги нашего правительства...
— Спасибо за понимание, офицер, — Гила по-военному щелкнула голенищами своих кварианских сапожек. — Так вы позволите мне сообщить важную информацию вашему начальству?
Офицер позволил.
Гилу без проволочек проводили до кабинета местного начальника, который, если верить табличке на двери, именовался капитаном Ли. Кварианку, конечно же, предварительно проверили на сканере и отобрали мешок с пожитками, но инструментрон, понятное дело, изымать не стали. Без хирурга со спецподготовкой и стерильного бокса это, знаете ли, просто невозможно...
Капитан Ли оказался невысоким, стройным человеком, по габаритам — так форменный кварианец. Правда, с чрезвычайно узкими глазами на подвижном, мерзко морщинистом лице.
— Я вас слушаю, мисс, — произнес офицер. — Вы хотели что-то сообщить?
— Да, — призналась Гила и выложила все, что знала о Редакторе и своей догадке пятью минутами ранее. На полный рассказ, пусть и укороченный до невозможности, ушло почти три минуты. Еще десять секунд на то, чтобы сбросить в сеть СБ подготовленную информацию с инструметрона. То есть волус уже закончил свою речь, и сейчас могло случиться что угодно. Вот буквально в любой момент.
— Интересная история, — произнес капитан Ли. — То есть вы хотите сказать, что в свое время были ассистентом комиссара по Этике?
— Да! — не удержалась и выкрикнула Гила. — Но какая разница, кем я там была? У вас саботаж на спутнике! Немедленно останавливайте этот ваш симпозиум Ассамблеи! Неужели не понимаете...
— Саботаж — это серьезно, — спокойно произнес офицер, прервав Гилу. — Саботаж нужно подавлять в зародыше. И, в частности, не допускать самой возможности его появления.
— Ну и?
— И я намерен не допустить, чтобы саботажница со стажем сорвала межрасовое событие первостепенной важности.
— То есть? — не поняла Гила. — Вы думаете, я...
— Я не думаю, — оборвал Ли. — Я уверен, что вы задержаны до выяснения обстоятельств. Если окажется, что ваши данные верны, мы непременно выскажем вам благодарность, и даже наградим чем-нибудь. Ну а пока вы побудете у нас.
— Я..., — Гила даже задохнулась от негодования. — Я мчалась сообщить вам об угрозе, а вы меня арестуете за это?
— Ни в коем случае, — офицер улыбнулся своей мерзкой резиново-морщинистой улыбкой. — Мы, как я уже сказал, задержим вас до выяснения обстоятельств.
Офицер потянулся к кнопке на пульте, чтобы отдать распоряжение дежурному, но...
Гила перестала задыхаться от ярости. Душу кварианки переполнило другое чувство. Сложно подобрать ему название, но скорее всего, это была смесь смертельной досады и обиды за человеческое слабоумие и, конечно же, на чиновничий бюрократизм.
На Флоте все не так. Кварианское общество живет под чутким надзором Смерти, и любое, надо подчеркнуть, любое (!) сообщение о возможной угрозе отрабатывается быстро и четко. И понятное дело, никому из кварианцев и в страшном сне не приснится сознательно дезинформировать власти о несуществующей угрозе. Может так случиться, что угроза окажется ложной — из-за неверного толкования ее симптомов. Ну, с кем не бывает — перегорел, перебдел. За это не только не наказывают, но и поощряют за внимательность! И делают все возможное, чтобы впредь подобных ложных тревог не было.
Люди — они другие. По кварианским меркам — форменные раздолбаи, живущий в безопасности и плюющие на саму возможность ее появления. Обидно и досадно. Почему семнадцати миллионам дисциплинированных кварианцев приходится драться за жизнь и каждый день рисковать, чтобы только завтра проснуться, а миллиарды человеческих дуралеев, вообще ничем не рискуя, снимают сливки с профессиональных способностей инженеров Флота?
Гила не собиралась «быть задержанной до выяснения». Девушка отчетливо знала, буквально нутром чувствовала, что права, что угроза не ложная! Но сделать ничего не могла, и это выбешивало.
Или могла?
Нет, все-таки она что-то может. Да!
Кварианка не стала дожидаться, пока офицер произнесет в микрофон приказ о ее задержании. Она понимала, что делает сейчас самую большую глупость в своей жизни, но иначе поступить не могла.
Кварианцы очень (!) быстро работают с интерфейсами. Фактически, ни у какой иной расы нет ни малейшего шанса сравниться с инженером Флота. Поэтому Гиле понадобилось меньше секунды, чтобы мощнейшим ЭМ-сигналом с кварианского омнитула вырубить в офисе не только электронику, но и вообще все электричество в крыле, включая аварийное освещение.
В упавшей темноте человек тотчас же ослеп, но Гиле темень не была помехой — техническое зрение машгора позволяло ориентироваться в инфракрасном спектре ничуть не хуже, чем в видимом. Гила на всякий случай присела на корточки и, пока капитан Ли взывал к охране, тихонько отползла к входной двери.
Охрана пожаловала еще через пять секунд и, конечно же, не разглядела кварианку. Лучи карманных фонарей метались по помещению, высвечивая то стены, то потолок, то орущего офицера. Когда же стало понятно, что светить надо не на него, а на кварианку, та уже удирала во все лопатки из погруженного в темноту отделения СБ.
К счастью, ее мешок с пожитками оказался там, где она его и оставила — на табуретке в дежурке. Кварианка аккуратно стащила мешок и, дождавшись, когда судорожное мельтешение фонариков повернется в другую от нее сторону, выскользнула за дверь. Мелькнула мысль заблокировать за собой замок, но в отсутствии дежурного электричества это потребовало бы секунд тридцать-сорок возьни, и кварианка решила не рисковать.
Что же, бош’тет тебя винти, за экземпляр был увезен?
И как он будет применен волусом?
У кварианки не было ответов на эти вопросы. Злость на человеческое тупоумие придала Гиле сил, энергии. Девушка поняла, что перегорает, сваливается в свойственную многим кварианцам жажду действия, не смотря ни на что. Но поделать ничего с собой не могла. Годы на человеческом Флоте приучили Гилу действовать так, как следует по регламенту. И даже в расслабленном человеческом флотстве угрозу всегда старались ликивидировать на месте.
Не замечать опасности, выжидать или, еще хуже, игнорировать опасность — путь в никуда. Даже на кораблях ВКСА.
Заглушив ответчик инструметрона и стараясь не особенно отсвечивать в оживленных местах, Гила вернулась в транзитную зону и застала своего работодателя возле интерфейса логистического ВИ. Судя по довольному виду хомо, тот по достоинству оценил таланты кварианки.
— Я вернулась, — сходу произнесла кварианка. — Где мой гонорар?
— А, это ты... — человек растащил по бокам лица свою резиновую улыбку. — Хорошая работа, просто Гила.
— Деньги.
— Да пожалуйста. Тебе на личный счет, или спецправами?
— На личный, — сказала Гила. — Вот аккаунт.
Мужчина пожал плечами и активировал свой омнитул. Спустя десять секунд на счет кварианки в земном банке упала довольно значимая сумма. Без сомнения, ее можно отследить, но Гила не просто так открыла доступ именно к личному банковскому счету на Земле. Чтобы добраться через него к девушке, понадобиться не меньше часа. А вот положи кварианка деньги на межрасовый счет специальных прав заимствования, транзакция всплыла бы в базе СБ буквально через минуту.
А этого сейчас нельзя. Совершенно очевидно, что ее разыскивают.
Гила попрощалась с нанимателем, снова набросила рюкзак на плечо и уверенным шагом направилась в техническую зону терминала. Люди могут плеваться при взгляде на темные, грязные и непригодные для жизни помещения, что имеются в любом большом инженерном комплексе. Для кварианца же подобные «кишки машины», почитай, дом родной. Сколько сотен километров пролазила молодая Гила по похожим инженерным переходам «Салима»?
Кварианка знала, что будет делать. Еще работая с ВИ, она выгрузила себе на омнитул схему инженерных коммуникаций и сейчас отчетливо представляла свою цель. Ей нужно добраться до второго хранилища передержки, куда стекаются все новоприбывающие грузы. Гила пошуршала в системе интеллектуальным поиском инструметрона и, вроде бы, нашла те диапазоны номеров почтовых отправлений, где должен быть пресловутый «багаж». Как говорится, в количествах.
Всего подозрительными метками были виртуально обклеены семь багажных мест. Гила бы ни в жизнь не смогла быстро выйти на эту угрозу — диапазон меток исчислял несколько тысяч позиций. Но интеллектуальный поиск дал результат: из этих несколько тысяч семь оказались равны по массе с точностью до десятка граммов. И один из этих семи, если верить электронной документации, примерно полчаса назад направился в гостиничный сектор грузопассажирской станции «Ганимед».
Найти адресата не составило труда. В том номере, куда отправился груз, поселился дипломат-волус. Из тех, кто только что прилетел на экспресс-капсуле в компании с турианцем и кварианским капитаном.
И надо же так случиться, все эти семь подозрительных багажных мест появились в системе учета ровно через десять минут после того, как капсула пристыковалась к станции. Других кораблей в этом интервале к Ганимеду не прибывало.
— Ой, что ж ты делаешь, девчонка, — вздохнула про себя Гила. — Не можешь жить без приключений на свою красивую попу?
Кварианка засмеялась.
Да уж. В преимущественно мужском коллективе «Бургундии» могли сколько угодно шутить на тему кривых кварианских лодыжек. Но все поголовно самцы хомо в один голос признавали, что «птичьи окорочка» Гилы, то есть все, что начинается выше колен и заканчивается чуть ниже талии, воистину безупречны. Длинноногие и стройные кварианки как были, так до сих пор и остаются недостижимой эстетической мечтой земных женщин. У Гилы, например, с ее неполными «метр шестьдесят», длина ноги восемьдесят восемь сантиметров.
Впрочем, самой кварианке куда важнее не то, что на ее задницу засматривался весь младший состав корабля, а то, что без сервоусиления машгора она выбегает стометровку за десять и семь. Умение быстро перемещаться по кораблю на своих двоих — навык для кварианца ничуть не менее важный, чем инженерный уровень.
Местами сбиваясь на тот самый быстрый кварианский ход, к зоне передержки Гила добралась через шесть с половиной минут. Судя по регламенту, доклады всех трех возвращенцев в Ассамблее уже закончились, и уважаемая публика приступила к обмену мнениями. Только бы волус не торопился!
Еще почти пять минут Гиле понадобилось, чтобы в чехарде механизированных контейнеров найти «те самые семь мест». Система переодически вздрагивала, контейнеры приходили в движение, и пару раз кварианка едва не получала по шлему от увесистых железок. Но все-таки ухитрилась выбить с транспортной ленты все семь «багажных позиций».
Это были довольно объемные и тяжелые — килограммов по двадцать! — чемоданы странной, почти кубической формы. Электронные метки каждого из них однозначно говорили, что владельцем груза является некий Арлид Тун. Волус-дипломат, что пожаловал на Ганимед.
Гила чуть-чуть поломала софт грузовой системы, заставив его думать, что все семь контейнеров на месте. Потом отпинала кубические чемоданы к стенке, склонилась над одним и просканировала омнитулом. Против ожидания, система безопасности чемодана оказалась довольно простенькой, и взлом занял меньше минуты. Когда замки контейнера с тихим шумом освободили крышку, и Гила взялась за ручки, инструметрон тихо подал знак: там, наверху, делегаты закончили задавать вопросы докладчикам и приступили к дебатам.
Кварианка с усилием подняла и откинула тяжеленную крышку. Выдохнув, посмотрела вниз на содержимое чемодана.
— А ты, хвост бош’тета! — воскрикнула Гила.
Перед девушкой покоился темный, почти черный шар примерно полуметрового диаметра. Не очень ровная поверхность сферы напоминала старинные человеческие снаряды — еще тех времен, когда люди и думать не думали о космосе, а кораблями называли плавающие лоханки, на котором хомо путешествовали по морям и океанам своей планеты.
Может быть, кто-то другой бы и не понял, что перед ним, но Гила знала, на что смотрит. Глаз Левиафана — инструмент дистанционного познания мира старой расой... и также инструмент воздействия на этот мир. Кварианка не относила себя к ценителям мемуаров Касуми Гото, но прочитала все книги. И три распространенных широко, и четвертую, убранную из Сети сразу же после ее там появления (3).
Воровка не присутствовала лично в операции «Левиафан», однако по своим каналам узнала все, что нужно было знать. И все читатели «Дневников» из описания Гото отлично представляли, как выглядит главное оружие Левиафанов.
Гила быстро захлопнула контейнер. Только не хватало случайно активировать Глаз, чтобы стать безвольной куклой врага. Медсистема машгора предупредительно запищала, впрыскивая в кровь суггесторы — пульс кварианки на фоне волнения пробил отметку в двести ударов в минуту.
— Чертов волус, — по-человечески ругнулась Гила.
Кварианку заботил вопрос: как с таким-то грузом пузырька пропустили на капсулу. Там не особо места... Чем волус мог отболтаться от кварианского капитана и, особенно, врожденно подозрительного турианского вояку?
Или...
Кила!
Ну конечно же! Никто никого не убалтывал. Никто не пытался протащить в экспресс-капсулу громоздкий багаж тайком, вне зоны внимания товарищей по путешествию. Занести восемь контейнеров с Глазами Левиафана можно только одним единственным способом.
Молодую кварианку пробила дрожь.
Значит, дело не в волусе. Дело во всем экипаже экспресс-капсулы... Или...
А теперь Гилу просто затрясло.
Или дело в том, что вся (!) турианская эскадра одурманена, и единственной задачей агентов врага было проникнуть в Солнечную систему, чтобы распространить первую партию Глаз среди сильных мира всего. И съезд Ассамблеи, куда приглашены важные делегаты от всех трех народов Солнечной системы — лучший способ навербовать влиятельнейших союзников... Да нет, причем тут союзничество.
Левиафан готов набрать себе новых кукол — из числа элиты: земной, кварианской и азарийской!
Транспортер снова дернулся, унося багаж-пустышку наверх, в зону погрузки на средства почтовой доставки. Гила улыбнулась под маской — ну, хотя бы семь из восьми шаров остались здесь, деактивированные и безопасные.
Оставалось только понять, как сообщить об этом властям Ассамблеи, не попадаясь в лапы службы безопасности Ганимеда. Этого допустить никак нельзя — еще один шар все-таки покинул транзитную зону, и бош’тет знает, на кого применят это оружие одурманенные пассажиры экспресс-капсулы.
Кварианка усиленно думала, чуть ли не до головной боли, но ничего в голову не приходило, хоть ты тресни. Все банальные рецепты по рассмотрении оказывались нерабочими. Или же слишком, слишком долгими... Нет, ну не может быть так! Должна же иметься какая-то лазейка, которая позволит быстро и эффективно погасить возможный взрыв...
Гила в сотый раз промотала список папок с файлами, что лежали в памяти омнитула. Смотрела каждую из них, но ничего не находила. Уже почти отчаявшись, Гила вдруг заметила, что как минимум одна из папок отмечена не тем временем изменения, как должна бы. Каталог «Салим_КомиссарБлад», последний раз обновленный хорошо, если с год назад, оказался открыт на запись, и дата последнего изменения стояла сегодняшняя! Вот буквально пару часов назад!
Кварианка напряглась.
Этого не могло быть. Точнее, могло, но тогда это означало то, в чем ни один кварианский программист в жизни не признается — кто-то другой получил доступ к его инструментрону. Поверить в это было куда сложнее, чем в странного человеческого бога, который умер на кресте, чтобы потом воскреснуть и исчезнуть.
Тем не менее, вот она — измененная папка. Задержав дыхание, Гила открыла каталог и посмотрела на список файлов. Так и есть — один из них перезаписан сегодня, сорок семь минут назад. Как раз тогда, когда кварианка убегала из офиса СБ Ганимеда. Неужели недосмотрела? Неужели оставила инструметрон открытым на входящий сигнал? Да нет, невозможно...
Но вот он, этот проклятущий файл.
Глубоко вздохнув, кварианка запустила защищенный режим операционной системы, активировала все возможные антивирусы, что только имела, и запустила файл на просмотр...

===
Примечания:
1) «Где (бы) бош’тет не пролезал» (кварианск. идиома) — аналог человеческого «чем черт не шутит».
2) Макемаке — один из транснептуновых объектов, карликовая планета в поясе Койпера. На сегодня — крупная сырьевая база Земного кластера. Подобно большинству т. н. о., разрабатывается совместно человечеством и Мигрирующим флотом.
3) Последний том «Дневников Касуми Гото», где гениальная воровка ворошила грязное белье членов экипажа «Номандии», пользовался особым успехом у кварианцев.

Продолжение окончания smile следует...

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 16.12.2015 | 565 | 4 | детектив, ос, приключения, RomanoID, МЕ Afterlife: Властелин глубин | RomanoID
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 33
Гостей: 27
Пользователей: 6

Kailana, Grеyson, ARM, bug_names_chuck, RedLineR91, XIX
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт