Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

ME Afterlife: Властелин глубин. Интермедия-6 (Часть 1)

Жанр: приключения, детектив;
Персонажи: ОС;
Статус: в процессе;
Аннотация: На низких и высоких орбитах.

 




Сначала это не восприняли всерьёз, приняв за очевидный фейк. Ну а через несколько часов, когда новость проверили и подхватили корпоративные СМИ, а Интранет загудел, словно потревоженный улей, было уже поздно реагировать, серьёзно ли, несерьёзно ли. Всё, что оставалось чиновникам Ассамблеи, это сделать хорошую мину при плохой игре и официально сообщить, что ситуация находится под контролем.

Хотя, конечно же, никаким контролем не пахло — обе планеты, голубая и красная, синхронно вздрогнули от шокирующей новости: турианцы вернулись.

И самое поганое, что вернулись не одни, а в сопровождении своих былых, а теперь оказывается, и нынешних союзников — кварианцев. Именно Флот, а именно, Коллегия адмиралов, принесла весть о том, что бродяги пожаловали обратно. Судьба не лишена иронии: ещё пятьдесят лет назад галактическими странниками считали представителей Мигрирующего флота. Только кварианцы были бездомными в галактическом пространстве, все остальные расы по-прежнему оставались при своих родных планетах, хотя кое-кому и пришлось на время их покинуть — под давлением, казалось бы, непобедимой армады Жнецов.

Но всё меняется, поменялось и на этот раз.

Старенький исследовательский рейдер «Анри-Яр», некогда, к слову, принадлежавший Турианской Иерархии и ходящий там под именем «Аллус», вышел из сверхсветового прыжка точнёхонько в зоне действия дальнобойных сканеров турианского фрегата, что шёл в авангарде эскадры. Той самой, однажды покинувшей пространство Солнечной системы. Жители этой самой системы в массе своей лелеяли надежду, что турианцы сгинули в межзвёздной пыли, но… Человек предполагает, а Создатель, как известно, располагает.

Встреча двух декстробелковых рас прошла не сказать, чтобы радостно, но и будничным случайное рандеву, этот плод игры в космическую логистическую рулетку, назвать было нельзя. Безусловно, экипаж «Анри-Яра» был рад встрече со своими далёкими галактическими родственниками. Однако их радость, которая не осталась без взаимности, оказалась недолгой. Былые союзники, а ныне заклятые враги человеческой расы принесли плохую весть. И так случилось, что именно командиру кварианского космического корабля пришлось решать, как преподнести это известие дома, в приютившей Мигрирующий флот системе человеческого Солнца.

***

Энно’Майри вас Анри-Яр нар Га, командир исследовательского рейдера первого послевоенного поколения, помрачнел под маской машгора. Молодой капитан ещё не заслужил иммунотерапию, и поэтому был вынужден пользоваться стандартным кварианским скафандром: в меру технологичным, надёжным и даже не очень старым, но… Все его друзья с других кораблей Исследовательского флота, не говоря уж о знакомых из Ордена, давно дышали воздухом без синтетических посредников.

Впрочем, в машгоре есть и очевидные плюсы. Другие офицеры корабля не смогли заметить озадаченное выражение лица капитана.

— Турианцы подтверждают, — сказала Кара’Месс, командир отделения связи и электронных коммуникаций. — И в сотый раз акцентируют наше внимание, что их эскадра на сорок процентов некомбатантна. Инженеры с семьями: а там женщины, дети — все, кого удалось вытащить с орбиты Полох Тем, где турианцы помогали волусам восстанавливать инфраструктуру.

— Надо полагать, волусы с ними? — спросил Энно’Майри.

Кара кивнула.

— Да, — произнесла женщина. — Около двух тысяч. Все, кого удалось подобрать в волусской системе, и кто не был индоктринирован Левиафанами.

— Волусы знают, что мы от хомо?

— Пока нет, — кварианка отрицательно качнула шлемом. — Их вообще не информировали о встрече. После того, как два корабля Иерархии были взорваны индоктринированными пузырьками, турианцы держат волусов под строгим надзором. Медики говорят, что не могут однозначно вычленить индоктринированных, но что они всё ещё в наличии — никто не сомневается.

Энно глубоко вздохнул.

Ситуация, в которой оказался молодой капитан, оказалась куда выше его уровня полномочий. С одной стороны, турианцы прямо заявили, что нуждаются в помощи: любой, которая только возможна. На кораблях остатка флотилии чудовищная нехватка продовольствия, многие суда требуют немедленного ремонта, подходит к концу запас активного нулевого элемента, что делает турианскую эскадру крайне медлительной — крейсеры и даже фрегаты нуждаются во всё более и более частой остановке для снятия статического заряда с нуль-ядер реакторов.

С другой стороны, турианцы не скрывают своего отношения к людям, и отношение это ничуть не изменилось за прошедшие полсотни лет. Впрочем, тут есть некоторые нестыковки: турианцы уверяют, что их корабельное время по сравнению с кварианским, то есть де-факто земным, утекло всего на шестнадцать годков. Скорее всего, остатки эскадры слишком долго и много двигались на сверхсветовых скоростях, что даже мощнейшие антирелятивисткие подавители начали давать сбой, и время внутреннее рассогласовалось с временем внешним.

Тем не менее, турианцы всё ещё полны презрения к своим обидчикам, и потому известие о том, что кварианский корабль пришёл из Солнечной системы, не очень обрадовало представителей воинственного народа. Тем не менее, Адмирал-примарх Саторис дал знать, что он удержит своих людей от опрометчивых поступков, когда турианцы вернутся в Солнечную систему.

Верить или нет?

Скорее, да.

Потому как других путей у них нет. Попытка добраться на локальных сверхсветовых движках до Палавена потерпела неудачу, флотилия дошла лишь до территорий Протектората Вол. И слава всем духам — даже в системе Сату Аррд, пограничной с пространством Альянса, оказалось небезопасно. Проснувшиеся от спячки Левиафаны, пользуясь поражением своих былых врагов-Жнецов, решили взять власть в Галактике в щупальца, и за без малого полсотни лет достигли впечатляющих результатов. Те, кому хватило ума и времени понять, что к чему, и убежать от нашествия нового, ещё более страшного, чем Жнецы, врага, в один голос говорили, что Левиафаны склонны к сантиментам ещё меньше, чем их старый враг. И там, где Жнецы просто тупо уничтожали всю органическую жизнь, собирая свою ужасную Жатву, создатели кошмарных машин пошли дальше и принялись уничтожать не тела, но души.

Замолкали целые системы, и не за годы, а за месяцы и даже за недели. Потом снова «находились», но уже будучи в составе Первой империи — так Левиафаны назвали своё новое доминирование, не дающее никаких вариантов, кроме безусловного рабского подчинения, полного подавления свободы воли и отсутствия компромиссов.

Система порабощения была выверена до микрона. Сначала под контроль старейшей расы в Галактике попадала правящая верхушка той или иной планеты. По-видимому, с помощью агентов, которые втайне от властей устанавливали «Глаз Левиафана» поблизости от резиденции местного вождя. Затем этот вождь, будучи одурманенным Левиафаном, своим решением распространял оставшиеся Глаза по планете, и процесс подавления воли заканчивался буквально за десять-пятнадцать суток, нарастая, как снежный ком: всё больше и больше одурманенных граждан включались в массовый завоз и распространение проклятых шаров, и достаточно быстро вся планета попадала под власть Империи.

Если на планете имелись моря и океаны, то довольно скоро в гости к дистанционно порабощённому народу наведывался и Наместник — один из молодых Левиафанов. По случаю конца войны со Жнецами старая органическая раса усиленно занялась воспроизводством, а поскольку Левиафаны могли делиться сколь угодно большим количеством личных воспоминаний, знаний и умений, то почти все молодые создания становились столь же пугающе мощны, как и их родители. Каким образом древняя раса обходила ограничение на сверхсветовые полёты — никто не знал. Точно было лишь известно, что Ретрансляторами они не пользуются.

Тем не менее, Левиафанов всё-таки было недостаточно, чтобы держать под личным контролем все новые территории. Так, в системе Сату Аррд до сих пор не появилось Наместника. Впрочем, это не помешало Левиафанам подчинить себе все планеты системы буквально за полгода.

На борту турианской эскадры оказался персонал космических станций, работающих на орбите Полох Тем — первой и единственной планеты, которую обнаружили новые скитальцы поневоле. К превеликому счастью, в космос всё ещё не доставили достаточное количество Глаз Левиафанов, и количество «зомбированных» волусов, как и турианцев из числа добровольных помощников Протектората, оказалось небольшим. При этом случаи одурманивания делились по расовому признаку в пропорции один к сорока — турианцы оказались куда устойчивее к ментальному подавлению, чем волусы.

Теперь, будучи вооружённым этими знаниями, Энно’Майри должен был принять решение. Или вести остатки турианской эскадры к Солнечной системе, или же оставить былых союзников в беде. Турианцы не распространялись, но по данным радиоперехвата следовало, что ситуация в лагере детей Палавена близка к взрывоопасной. Уже случилось несколько бунтов, и даже был потерян один из кораблей, вышедший из повиновения командования. Командир-отступник объявил Адмирал-примарха врагом турианского народа. Того великого народа, который достоин примкнуть ко всем благам, что сулит своим вассалам Первая империя.

Красочная детонация нулевого ядра завершила патетическую проповедь одурманенного турианца — канониры Иерархии не зря потребляли скудные припасы эскадры, и расстреляли мятежный корабль едва не до поступления приказа на уничтожение.

— Каковы будут распоряжения, командир? — спросила Кара’Месс. — Что мне передать турианцам?

Энно окинул взглядом Малый совет офицеров — по сути, микро-версию Коллегии адмиралов, но на отдельно взятом корабле. В табели о рангах Мигрирующего флота «Анри-Яр» числился немаленьким фрегатом. Да что там говорить, даже по меркам Иерархии лёгкий разведывательный крейсер «Аллус» имел экипаж числом сто восемнадцать воинов. Кварианский вариант заселения, понятное дело, оказался больше, сильно больше: на фрегате жили и работали без малого триста восемьдесят членов экипажа, не считая нескольких десятков детей разного возраста, которых, по кварианским традициям, не учитывали до тех пор, пока они не получат свою первую судовую роль — в двенадцать лет для мальчиков, и в тринадцать для девочек.

Все они так или иначе ждали решения своего командира. Совсем ещё юного Энно, не Паладина, и даже не родственника одного из великих адмиралов. Просто талантливого паренька, которому выпал счастливый билет родиться на корабле, переоборудованном в корабль дальней разведки.

Совместными усилиями людей и кварианцев фрегат (ну или лёгкий крейсер в терминологии турианцев) был оснащён усовершенствованными двигателями, системой сверхсветовой связи и экспериментальным навигационным оборудованием, которое минимизировало «галактическое скручивание» во время сверхсветовых скачков. Именно это и позволило преодолеть всего за семь месяцев расстояние, которое турианская эскадра шла долгих шестнадцать лет. При этом экспериментальное навигационное оборудование, установленное на «Анри-Яр», позволяло рассчитать обратный путь так, чтобы сократить маршрут ещё в несколько раз по времени. А если использовать специальный возвратный катер, идущий частично вне привычного пространства (разработка человеческих учёных), то о возвращении в Солнечную систему можно говорить в масштабах каких-то считанных недель.

Сам Энно отличался скромностью и не выпячивал свои умения талантливого навигатора, благодаря которым и получил должность командира этого корабля. При этом капитан был бесконечно далёк от идеалов Ордена и в поисках Грааля никогда не участвовал. Однако ему вполне хватало понимания, насколько важна его миссия сама по себе, и уж тем более сейчас, когда от решения молодого Энно зависит жизнь нескольких тысяч разумных существ.

— Кара, — произнёс, наконец, капитан. — Скажи, только честно. Турианцы плотно сидят у нас на хвосте?

— Да, — кивнула женщина.

Кара’Месс была опытным инженером с хорошим послужным списком и, главное, умела понимать ситуацию целиком и сразу.

— Мы не выходим из зоны действия их сенсоров, — продолжила кварианка.

— И они в любой момент могут взорвать нас к бош’тету, — добавил командир боевого отделения. — Силы не то, чтобы не равны, а просто смешно даже сравнивать… Вот был бы у нас сферофрегат Ордена, тогда…

— У нас нет сферофрегата, — отрезала Кара. — Поэтому будем понимать ситуацию так, как она складывается. А именно, турианцы нас не отпустят. Или проследуют за нами в Солнечную систему, или взорвут, если поймут, что не могут догнать.

— Какой смысл им нас убивать? — поднял голову самый молодой из командиров, Онга’Мекк вас Анри-Яр нар Юзилла. Он возглявлял отдел инженерных расчётов, а точнее — вычислительную подсистему корабля, был также молод, как и капитан, и потому не был особенно погружён в политические события полувековой давности.

— Смысл в том, — вздохнул Энно, — что турианцы отлично понимают: если они нас отпустят, мы сообщим о них людям. И очень трудно сейчас объяснить им, что Альянса давно уже нет, и что Ассамблея публично заявила об ошибочности действий своих предшественников, и даже готова принять турианских союзников обратно. Хомо вполне способны прокормить любое количество ртов, хоть декстро-, хоть левобелковых. Тем более, эту горстку турианцев, пусть и с волусами. Сколько их там всего?

— Около двадцати восьми тысяч, — подсказал Онга. — На ста двенадцати кораблях, включая шесть волусских.

— Тем более, — хмыкнул Энно. — Ассамблея миров их даже не заметит.

— Так что будем делать, командир? — снова спросила Кара.

Энно помолчал недолго, потом встал с капитанского места, обвёл взглядом присутствующих, и решительно заявил:

— Ведём турианцев домой. И стараемся сделать так, чтобы они не начали стрелять во всё, что им покажется земного происхождения.

 

«Турианцы идут!» — этот клич, подхваченный миллионами паникёров, сознательных или случайных, облетел инфопространство Ассамблеи буквально за несколько часов. Жители богатейших районов Земли судорожно выезжали из городов, опасаясь орбитальных бомбардировок и не надеясь на не очень-то и секретную систему полюсной обороны планеты.

Бедняки, чьи отцы и деды помнили кошмар Войны, и натаскивавшие эти воспоминания на старательно преумноженный СМИ образ «ужасных турианцев», собирали свои немногочисленные пожитки и убирались подальше от любых крупных поселений. И без того всё ещё слабая дорожная сеть мигом оказалась парализована многосоткилометровыми пробками. На обочинах возводили лагеря, ставили кемпинги в позицию «для круговой обороны», ветераны войны на спешно созданных манекенах показывали «зелёным новобранцам» наиболее уязвимые точки в турианской физиологии.

Половина населения планеты не делала различий между реальными угрозами со стороны турианцев и теми десятилетиями «опасного неба», когда разогнанные до сверхскоростей остатки Жнецов дробили и сокрушали планету, вызывая истерику у сейсмодатчиков на всём земном шаре.

Другая половина отлично понимала, что бессмысленно надеяться на элиту, возглавившую новые планетарные правительства. И тоже убиралась подальше от оживлённых мест, не доверяя ни местным царькам, купленным Ассоциацией, ни даже авиакосмическим корпоративщикам, которых на Земле и за людей-то уже не считали. И было за что — сотрудники ЕАСО и чиновники Ассамблеи жили по полтора века, питались сытно, спали знатно, и ни в чём не испытывали нужды. Тем же миллиардам, кто денно и нощно создавал эти прелести жизни космической элиты, редко когда удавалось накормить семью три раза в день — подавляющее большинство жителей планеты Земля жили глубоко за чертой бедности, а то и за гранью нищеты. Потоки паломников-беглецов струились вдоль больших автомагистралей. Люди, пережившие удар Жнецов по крупным городам, отчётливо связывали между собой понятия «мегаполис» и «смерть с небес».

Несколько районов Марсити враз поменяли хозяев — сразу по результатам смертоносной паники в котловане № 99, где в давке погибло не менее восьмисот человек. Говорят, операцию по переоформлению собственности (под грядущую ответственность за трагедию) провели короли криминального мира. Или верхушка муниципального правления — тут мнения расходятся, но обе версии одинаково возможны.

На каналах Интранета часами и сутками крутили образовательные программы о том, что нужно делать при встрече с «костерожим захватчиком». Светила науки рассказывали об особенностях метаболизма турианского организма, а энтузиасты от биологии распространяли в Сети сомнительные рецепты «мгновенных ядов против декстробелковых жизненных форм» — к вящему недовольству жителей Мигрирующего флота, также подключённого к информационной системе пространства Ассамблеи.

Кстати, кварианцам тоже хорошо досталось.

Кто-то умело пустил слух, подтверждённый, к слову, весьма неожиданными и неприятными для Мигрирующего флота видеокадрами, что кварианцы давно уже готовили возвращение своих декстро-братьев, и вся показушная «мимимишность» космических странников — не более, чем хитрый план Коллегии адмиралов по захвату власти в Ассамблее миров.

Сразу стало популярным считать и пересчитывать боевые корабли кварианского флота. Интересное занятие для паникёров: Мигрирующий флот по-прежнему превосходил совокупную мощь космических сил людей и азари более чем в девяносто раз. Особо буйные из числа дешёвых популистов брызгали слюнями, требуя немедленно использовать полюсные станции Земли для уничтожения костяка кварианского флота. Каким образом вытащить все тридцать тысяч кораблей «космических цыган» из-за пояса Койпера поближе к Солнцу, буйные предлагать не спешили.

Наконец, по Сети поползли слухи о том, что возвращается не раздолбанная в пух и прах флотилия турианцев, покидавшая пространство Солнечной системы, а могучий флот с десятками дредноутов. При этом как-то забывалось, что абсолютно все дредноуты Иерархии были уничтожены в первые часы битвы за Землю пятьдесят лет назад. А те, что каким-то чудом остались на ходу, были первым делом реквизированы во время десантной операции ВКСА, замаскированной под техническую инспекцию.

Собственно, так и были посеяны семена вражды, отлично проросшие на почве застарелой ненависти времён войны Первого контакта. Страх и ненависть окутали инфосферу Земного кластера, и не помогали бравурные заявления орденоносных адмиралов, обещающих раскатать турианского агрессора за два часа силами отдельного авиакосмического полка.

Дипломатические отношения людей и кварианцев разом отрубило. По всем каналам, включая некогда плотное взаимодействие с Орденом паладинов. Более того, самые лояльные Земле кварианцы впали в особую немилость на экранах голокубов — дикторы центральных каналов припоминали Ордену и великолепную техническую оснащённость (за счёт Земли), и отличную выучку (за счёт обучения на Земле), и даже упрекали несчастных Паладинов в лицемерии — мол, специально маскировались под истинно верующих, воспитанных на красивой сказке времён короля Артура, чтобы размягчить жителей Земного кластера, втереться к ним в доверие.

Надо ли говорить, что сами члены Ордена, болезненно честные и верные своему раз и навсегда взятому обету служения Ассамблее, несколько расстроились? Причём настолько сильно, что вывели из строя все «чёрные ходы» в системы управления и вооружения новейших, невероятно дорогих и почти неуязвимых для классического оружия сферофрегатов Корпуса Рыцарей-искателей Грааля. Тайный инструмент воздействия на Орден, на который возлагали столько надежд спецслужбы ВКСА, был уничтожен талантливыми программистами-кварианцами в несколько минут.

Азари же, как и следовало ожидать, просто взяли паузу, отгородившись ото всех холодным голубым этикетом и полным публичным молчанием.

Одна единственная новость, поданная точно вовремя и под нужным углом, парализовала десятилетия созидательной работы, кропотливого труда, ведомого ради единого общего будущего для всех народов Солнечной системы. И будь Вайлет Блад в курсе происходящего на поверхности, она бы без труда узнала почерк таинственного Редактора.

Впрочем, были и ещё люди, отлично понимавшие, кто, как и, главное, зачем нанёс этот потрясающий по эффективности медийный удар.

Они собрались снова. На этот раз, втроём, без посредников, ибо тема беседы не предусматривала участие сколь угодно близких, но всё-таки не ключевых лиц.

Матриарх Этита снова представляла Автономию азари.

Меон’Корах вас Ардийон’Тали нар Имеяри — кварианский народ.

И Алекс Смирнофф — объединённые Земной кластер и Марсианскую автономию. Муниципальные и криминальные структуры Марса, внимательно изучив ситуацию и будучи, в общем-то, не способными защитить Красную планету от возможной агрессии турианцев, тут же выбросили на помойку все разногласия с ЕАСО и делегировали свои переговорные полномочия представителям Ассамблеи.

Человечество всегда умело объединяться перед лицом общего врага — этого не отнять. Проблема в том, что сегодня враг вовсе не внешний, а очень даже внутренний, и что с ним делать, пока не очень ясно.

— Итак, он ударил не туда, куда мы думали, что он ударит, — сообщил понятный всем факт Алекс. — Коллеги, вам не кажется, что Редактор водит нас за нос?

— Ого, — усмехнулась азари. — Редактор? Вы переняли терминологию нашей бойкой Вайлет?

— За неимением чёткой, подтверждённой информации будем исходить из того, что мы пока не знаем, кто именно враг, — отозвался Смирнофф. — А вам, матриарх, всё кажется очевидным?

— Нет, — Этита отрицательно качнула головой. — Я тоже не определилась. Как и Совет Матриархов, впрочем.

— А мне кажется, что всё ясно, — вклинился в разговор кварианец. — Только Жнецы способны так тонко работать с информационными потоками. Только их машинный разум может так влиять на виртуальную реальность.

— И при этом быть знатоком человеческой психологии? И социальных отношений между разными расами? — спросила азари. — Не думаю.

— Мы не об этом, — отрезал Смирнофф. — Сейчас нужно решить, будем ли мы дальше удерживать верхушку Ассамблеи от информации по операции «Глубина».

— Ваше мнение? — спросила азари.

— Моё мнение, — вздохнул человек, — что мы остро нуждаемся в ресурсах военной разведки. Пока мы не подключим флот к медиасреде Ассамблеи, мы не поймём целей Редактора. Давайте признаемся, нас облапошили. Мы ожидали внутреннего саботажа, быть может, предательства части элит. А получили массовый страх, местами переходящий в панику. Планетарные правительства ещё вчера на экстренном совещании с Комиссией по территориальным делам сообщили, что удерживают ситуацию из последних сил. В некоторых странах уже начались бунты, ещё с десяток правительств протестуют против, цитирую, «безответственного молчания сил самообороны Земли». Народ требует крови — синей турианской крови.

— И красной кварианской, — вставил Меон’Корах. — Только за последние полсуток обратно на Флот вернулись около шестидесяти тысяч контрактных работников. Их рабочие договоры расторгнуты по самым надуманным предлогам. Молодые талантливые ребята, оставшиеся без любимой работы, в шоке. Мы с правовым крылом Ордена с трудом удерживаем ситуацию на кораблях под контролем — некоторые из кварианцев не просто вернулись на Флот, а с трудом избежали линчевания на Земле. Уже пошли беспорядки на студенческих кораблях…

— Можно понять, — кивнул Смирнофф. — Я читал обзоры нынешних, так сказать, общеполитических каналов. Довольно обидно для вашего народа.

— Это очень мягко сказано, — согласился кварианец. — Но мы снова отвлеклись. Есть идеи, что делать? Признаться, я в замешательстве. Коллегия адмиралов тоже. А Орден по традиции осторожничает с новыми идеями.

Трое переговорщиков переглянулись.

— Я слышала, у вас на кораблях зреет недовольство Коллегией? — спросила азари.

— Да, — не стал отнекиваться кварианец. — Пока мы удерживаем ситуацию, но силы неравны. Пропаганда этого вашего Редактора в нашей внутрифлотской сети ничуть не слабее, чем в Интранете Ассамблеи. Упорно раскачивается слух, что турианцы идут мстить людям, и не остановятся ни перед дипломатией азари, ни перед численным перевесом нашего Флота. А мы не хотим воевать.

— Мы тоже, — добавила матриарх. — Сразу же замечу, что Совет Матриархов и думать не думает как-то влезать в отношения между турианцами и членами Ассамблеи. Мы сканируем ваши каналы, адмирал, и видим, что сейчас не самое время выходить на передний край.

— И это правильно, — заметил человек. — Отношения азари и кварианцев тоже под атакой. Сейчас нужно воздерживаться от рискованных ходов.

— Согласен, — кивнул кварианец. — Коллегия ничуть не разделяет настроения толпы, но сейчас мы не можем выступить с публичным осуждением азарифобии. Вы понимаете…

— Понимаю, — азари склонила голову. — Если Коллегия так выступит — мгновенно потеряет власть. Я в курсе, что капитаны кораблей взбудоражены, и кто-то пустил в Сеть слух о возможном восстановлении Конклава кварианского народа в обход вето Коллегии и его поддержки Орденом. По-моему, автор этого сюжета столь же очевиден. Давайте лучше подумаем, каким теперь будет наш шаг.

— Давайте, — вздохнул кварианец. — Алекс, вам есть что сказать?

— Да, у меня есть, что сказать, — произнёс человек, и Этита напряглась. Не то, чтобы она не доверяла хомо, однако конкретно здесь и конкретно сейчас азари не ожидала от людей инициативы. По всему походило, что телодвижение Редактора должно было выбить Ассамблею из колеи так же сильно, как и союзничающих с ней кварианцев. Сами азари, понятное дело, в любом плане имели двойное, а то и тройное дно, и были готовы ко всему. Ну, почти ко всему.

Этита, в отличие от Алекса и Меона, знала то, что знали только азари. Выбить это знание из Совета матриархов стоило великих трудов, но всё-таки лидеры Автономии Титан сдались и передали в оперативное управление Этите и эту часть Большого Плана.

Пока всё шло строго в соответствии с данным планом. Азари предполагали какую-то тщательно спланированную ловушку, в которую попадёт группа проникновения, поэтому предусмотрели резервный вариант. Впрочем, что значит — резервный? В системе координат голубокожих стратегов этот план был что ни на есть первичным, а резервным как раз являлась довольно мутная авантюра людей по проникновению на затонувшего жнеца.

Знания Айноры Пассанте, которые были добыты цепочкой случайных совпадений и поистине неистребимой паранойей азари-отшельницы, послужили тем ключом, который запустит процесс переформатирования отношений между тремя доминирующими расами внутри Солнечной системы. И всё шло строго по этому тщательно выверенному плану, в котором нашлось место и Комиссии по этике, и Биби-землянке, и даже кварианцам.

По всему должно было получиться так, что после встречной атаки Редактора люди остались бы в уязвимой позиции, как и их союзнички-кварианцы. Но уверенная, даже немного скучающая фраза Смирноффа всё изменила — Этита поняла, что хомо, выражаясь их же словами, держат в рукаве сильный козырь.

Это было неожиданно, но в целом пока не представляло опасности. Во всяком случае, до того момента, когда людям станет известно о Телохранителе. Могли хомо узнать об этом? Не исключено. История с появлением Джоаны Т’Сони в Солнечной системе шита белыми нитками, и тщательный анализ по разведданным того же капитана Кара’Данны, который оказался никаким не изгнанником Флота и которого Этита банально упустила, как бы грустно это не звучало, мог бы вывести Ассамблею на верный курс. Поэтому сейчас главное — выпытать у людей и кварианцев, что им известно.

Да, именно это и главное.

— Вот как? — «изумилась» азари. — Мне вот, например, особенно нечего сказать, Алекс.

С пару секунд Смирнофф внимательно смотрел на матриарха, затем произнёс:

— Ну что ж. Значит, большая игра. Верно, госпожа Этита?

— Я не понимаю, — качнула головой азари, и не соврала. Фраза хомо действительно оставила её в неком локальном замешательстве.

— Не притворяйтесь, матриарх, — встрял в разговор кварианец. — Нам известно, что ваша маленькая Т’Сони притащила в нашу систему совершенно неповреждённого Жнеца.

— Если не считать уничтоженный ИИ, разумеется, — добавил человек.

— Да, — кивнул Меон’Корах. — С этой поправкой, конечно же. Нам пока неизвестно, куда вы спрятали вражескую боевую машину, но мы узнаем, Этита, не сомневайтесь. Система гравитационного сканирования, которую курировали разведчики ВКСА, скоро будет развёрнута в полном объёме. И мы найдём дредноут Жнецов, куда бы вы его ни запрятали.

Этита взяла секундную паузу.

Значит, кварианцы всё-таки решительно поставили на людей. Совершенно неудивительно. Можно сказать, даже предсказуемо. Всё-таки, хомо не жгли их корабли тогда, полсотни лет назад. Это сделали, пусть и по наущению Врага, голубокожие девочки с «Пути предназначения».

— Хорошо, — улыбнулась азари. — Давайте, как говорится, карты на стол. Но тогда взаимно, хорошо?

— Хорошо, — кивнул кварианец.

— Не возражаю, — произнёс человек.

— Отлично, — снова блеснула улыбкой Этита. — Да, у нас на руках боеспособный Жнец класса «Властелин». Совершенно безмозглый, но под нашим управлением. Техники азари рассматривают боеспособность машины на уровне шестидесяти процентов от потенциального максимума. Мы подчинили основные системы Жнеца, хоть на это и ушла уйма вычислительных мощностей Совета.

— Почему вы не сообщили о находке? — спросил Алекс.

Азари пожала плечами.

— Не были обязаны, — сказала Этита. — Наши договоры по находкам действуют только в отношении наследия Протеан. В случае со Жнецом, скорее, дело наоборот: это Протеане во многом наследовали жнецовским технологиям, а не наоборот.

— Здесь вопрос не о юридических обязательствах, матриарх…

— Да, я понимаю, — азари кивнула. — Но есть то, что есть. В наших интересах было придержать информацию о появлении боеспособного Жнеца в системе. Тем более, что никакой угрозы ни Земле, ни, тем более, Флоту один-единственный «Властелин» не несёт. В вашем, Алекс, распоряжении как минимум четыре дредноута послевоенной постройки плюс целая орава кораблей поменьше. Всё это вполне может подавить и уничтожить одиночного Жнеца, тем более, работающего не на максимуме своих возможностей. Кварианцы так вообще походя разнесут его на атомы — нам хорошо известна боевая мощь Мигрирующего флота, не говоря уж о тактической неуязвимости сферофрегатов Ордена. Даже для огня дредноута Жнецов.

— Хорошо, — склонил голову человек. — Это все карты, которыми вы владеете, матриарх?

— Из тех, что способны изменить баланс сил в пространстве Ассамблеи, — ответила Этита, — да, это все.

— Меон?

Смирнофф повернулся к кварианцу, и тот согласно кивнул. А Этита в очередной раз зареклась иметь дело с такими вот нерешительными тихонями. Кто бы мог знать, что канцелярская крыса Флота, даже и не полноценный адмирал, окажется одним из главных кварианских разведчиков? Впрочем, можно было догадаться по его интересу к технологиям планетарного движения, которые сейчас разрабатываются Автономией на равных правах с Земным кластером Ассамблеи.

— Теперь ваша очередь, господа, — произнесла азари и откинулась на спинку кресла, сложив руки на груди. — Что Земля и Флот хотят сообщить Титану?

Союзнички переглянулись, и первым выступил кварианец. Это несколько насторожило Этиту — азари полагала, что Меон’Корах выдал всё важное, что знает Флот.

— Турианцы, — произнёс статс-адмирал, — подзапустили технику безопасности сверхсветовых полётов и поймали релятивистский эффект. Поэтому они до сих пор отлично помнят вклад всех трёх рас Солнечной системы в тот конфликт. По корабельному времени турианцев прошло без малого семнадцать лет. Вы понимаете, что даёт нам тот факт, что встретились они именно с моим народом?

— Вполне, — кивнула азари. — Мигрирующий флот становится единственной силой, с кем турианцы готовы вести дела.

— Верно. И мы уже ведём. Дипломатический корпус Иерархии в полном составе пересел на наш исследовательский рейдер, там погрузился в возвратную экспресс-капсулу и в настоящее время движется к Земле с максимально доступной скоростью.

— Пока не особо понимаю, в чём сила этой вашей карты, — произнесла Этита. — Расстановку сил это не меняет, господа. Эскадра турианцев уходила в печальном техническом состоянии, и боевая её способность не способна усилить ни Мигрирующий флот, ни даже весьма скромные силы ВКСА. Даже если случится чудо, и турианцы встанут рядом с былым союзником, то есть примкнут к Автономии Титан, это всё равно ничего не меняет. Да, они усилят наш флот, но и только. Всё равно Совет матриархов не собирается конфликтовать с другими расами Ассамблеи. И всё равно у нас не будет достаточных ресурсов, чтобы начать независимую экспансию.

— Дело не в этом, — вступил в разговор человек. — Матриарх, вы же не думаете всерьёз, что мелкие шалости вроде заныканного дредноута как-то сильно нас расстроят?

— Не думаю.

— Нас беспокоит другое, Этита, — продолжил кварианец. — В операции «Глубина», которую мы так замечательно начали, обнаружился системный сбой, который ставит под угрозу само существование Солнечной системы как независимого объединения трёх галактических рас.

— Поясните, — потребовала азари.

— Охотно, — Меон’Корах снял с пояса какую-то из многочисленных коробочек и бросил её на стол между переговорщиками. Коробочка пискнула и выплюнула вверх конус синего света, оказавшись примитивным голопроектором.

Пока светящийся конус был совершенно пуст.

— Эту запись мы получили по сети сигнальных сверхсветовых бакенов, которую оставлял за собой исследовательский рейдер, — сообщил кварианец. — Я не могу сейчас доказать вам, матриарх, что сигнал подлинный, поэтому просто поверьте в его правдивость. Совсем скоро вы удостоверитесь в этом самолично, а пока просто смотрите.

— Я вся внимание, — произнесла Этита.

Нехорошее предчувствие сковало разум азари. Она уже понимала, что в информационной битве Совет матриархов проигрывает объединённым усилиям человечества и кварианцев. Да, азари могут протаскивать насколько угодно сложные планы и даже реализовывать их к своему преимуществу, но силы пока очень уж неравны. Кварианцы точно поставили на Ассамблею, и наверняка имеют достаточно сепаратных соглашений с людьми. Хорошо, с хомо Титан может разобраться методом крайнего напряжения сил, через агентов воздействия на правящую элиту. Увы, контрразведка у ВКСА поставлена ничуть не хуже, чем разведка у Мигрирующего флота, а у азари, как назло, по-прежнему связаны руки в части работы с кварианцами. Подавить былой раздрай между двумя расами полностью ещё не удалось. Кроме того, кварианцы по-прежнему стерегут моральный облик своих адмиралов, и ни одного ещё не удалось завлечь в сети голубокожей привлекательности.

Проклятые социал-утописты!

Тем временем конус голографического проигрывателя наполнился контурами, и перед взглядом Этиты предстал типичный кварианец в безликой шлем-маске.

«Говорит капитан Энно’Майри вас Анри-Яр нар Га», — произнёс кварианец из записи. — «Экстренное сообщение в Ставку исследовательских проектов Флота. Настоящим сообщаю, что результатом глубокого поиска стал контакт с эскадрой турианской Иерархии — той самой, что ушла из Солнечной системы сорок восемь лет назад. Корабельное время турианцев отстаёт от стандартного на тридцать два года. Эскадра находится в критическом состоянии и требует помощи. На борту „Анри-Яр” сейчас Адмирал-примарх и его ближайшее окружение. Как только я запишу и отправлю это сообщение, мы воспользуемся гиперкапсулой и на максимальной скорости выдвинемся к Солнечной системе. Ориентировочное время прибытия — через сорок восемь стандартных суток. Просим обеспечить дипломатический приём представителям Иерархии — необходимо присутствие всех четырёх рас Ассамблеи, включая волусов. На кораблях Иерархии находится около двух тысяч граждан Протектората Вол, а также около двадцати шести тысяч турианцев. И все они готовы просить убежища в Солнечной системе при условии проведения переговоров с ними как с равными в правах расами Ассамблеи. Да, повторяю, турианцы и волусы готовы просить убежища, но только при условии полноправного участия как независимых членов Ассамблеи. Иерархия также готова предоставить своих бойцов для отражения новой угрозы — в наш сектор перемещается нашествие Левиафанов. Повторяю, Солнечная система под угрозой захвата Левиафанами. Они уже подчинили большую часть обитаемых систем Галактики и не остановятся на этом. Если верно то, что нам сообщили турианцы и волусы, угроза Левиафанов даже серьёзнее, чем атака Жнецов на органическую жизнь. Энно’Майри, конец связи».

— Вы понимаете, что это значит, матриарх? — спросил Алекс Смирнофф, когда сообщение закончилось. — Это новая война, Этита. То самое, к чему наша система пока совершенно не готова, поскольку мы увлеклись соперничеством, и ввиду изоляции от Галактики позабыли, что далеко не одиноки здесь, в своём маленьком мирке.

— Мне… — Этита впервые за время разговора запнулась. — Мне нужно проверить это по своим каналам. И нужна эта запись для анализа.

— Да как вы не поймёте! — не выдержал и поднял голос кварианец, — что нет никакого времени на проверку и оценку! Мы заигрались в политику, Этита! Даже внутри нашей дружной команды, которая выше политических дрязг наших с вами правителей!

— Тем не менее, — твёрдо произнесла матриарх, — Мне нужно посоветоваться с другими матриархами. Если ситуация столь критична, я не могу сейчас ничего обещать или сообщать. Дайте мне копию записи, и я отправляюсь на Титан.

— Забирайте, — отмахнулся Меон’Корах, толкнув по столу в сторону азари коробочку с проигрывателем.

Этита забрала устройство и спрятала в потайной карман в рукаве. Человек же, не спускавший взгляда с азари, наконец, произнёс:

— Мне важно понимать, матриарх, можем ли мы рассчитывать на Титан. Нам нужна мудрость ваших старейшин. И, главное, отсутствие взаимных претензий между азари и Мигрирующим флотом. Это вопрос выживания всех нас.

— Я ничего не могу вам гарантировать, — отрезала Этита. — Угроза Левиафанов многое меняет.

— Многое, — согласился Алекс. — Например, заставляет меня повременить с официальным извещением вашей Автономии о том, что вся группа проникновения, которую мы послали на Жнеца, уничтожена. Включая четырёх ваших соплеменниц, матриарх.

— Что вы сказали? — вскинулась Этита.

— Наконец-то хоть какие-то эмоции, — усмехнулся кварианец.

— Я сказал, — сказал Смирнофф, — что мы получили информацию о гибели нашей группы проникновения. В открывшихся условиях я не особо доверяю цифровым данным. Сейчас вообще нельзя верить никаким средствам коммуникации, кроме личных. Да и им, как подсказывают наши турианские друзья, особо доверять не стоит. Надеюсь, теперь у вас не осталось сомнений о том, кто есть Редактор, и почему так важно немедленно, я подчёркиваю, немедленно нащупать пути контроля над бесчисленной армадой Жнецов, до сих пор болтающейся по Млечному пути? Пока они лишь мёртвое наследие Левиафанов. Но потенциально — могучие союзники. Если мы сможем восстановить их искусственный разум и заставить его служить себе во благо.

— Я… Я сообщу Совету о новых вводных, — произнесла азари. — Это всё, что я могу сейчас гарантировать. Господа, Алекс, Меон’Корах. Простите, мне пора.


Продолжение следует...

Отредактировано. Forpatril.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 09.11.2015 | 548 | 5 | детектив, ос, приключения, RomanoID, МЕ Afterlife: Властелин глубин | RomanoID
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 53
Гостей: 49
Пользователей: 4

Kailana, Grеyson, XIX, bug_names_chuck
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт