Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

ME Afterlife: Властелин глубин. Глава 18 (Часть 2)

Жанр: приключения, детектив;
Персонажи: ОС;
Статус: в процессе;
Аннотация: Трия без удовольствия спорит с человеком о кварианцах и гетах, кварианка приводит в себя двух азари, и одна из них приходит в ужас от того, во что можно превратить человека.

 

 




Трия нервничала.
Во-первых, ей не нравилось, что Блад изменила план. Нигде, ни при каких беседах не сообщалось, что комиссар вместе с двумя азари направится «альтернативным путем». Спорить, понятное дело, бесполезно – Вайлет свое слово ценит и менять его на другое не спешит.
Во-вторых, ей не нравилась компания. И сразу не понравилась, когда рядом еще была соотечественница, а сейчас, когда Аринт испарилась, Трия осталась в окружении двух людей. Дрейк еще куда ни шло, но вот Циклоп…
Да, это он ее выхаживал после шока, вызванного ментальной атакой Жнеца. И да, в общем-то, она ему обязана вниманием. Однако маленький хомо не вызывал у азари благодарности, хоть убей. Как и любых других чувств. Начать с того, что она не собирается терпеть его сальные взгляды, видимые даже сквозь безликую маску шлема. Ну и, наконец, у Трии свои критерии привлекательности. Вега или, например, Вайлет Блад этим критериям вполне соответствуют – они массивны, надежны и очевидно сильны. А Циклоп… Богиня, как бы от него избавиться?
– Сколько нам до цели? – поинтересовался Дрейк.
В голосе боевика чувствовался едва заметный мандраж. То ли он тоже был не рад внезапно исчезнувшим Аринт и связи с комиссаром, то ли что-то еще… Совершенно точно, мужчина нервничал. Даже присутствие коротышки Циклопа, ранее доставлявшее Дрейку удовольствие в очередной раз подколоть маленького техника, не спасало ситуацию.
Циклоп сверился с инструметроном.
– Судя по схеме, через три-четыре минуты должны добраться. Только нам еще прорываться через стены, ты помнишь. Мы не в том тоннеле.
– Я помню, – отозвался Дрейк. – Что со связью?
– То же, что у тебя, – пожал плечами Циклоп. – Жнец поганит гравитационный эфир. Большой сюрприз, надо сказать. Я думал, гарвикомы неуязвимы к помехам.
– Не бывает неуязвимого оборудования, – вставила Трия. – Можете спросить у кварианцев, они-то в курсе.
– Не понял… – повернулся к азари Дрейк. – При чем тут кварианцы?
– При том, – ответил за Трию второй ее спутник, – что уж они-то собаку съели на противодействии технологическим системам. Иначе бы с Ранноха вообще никто не вырвался, их бы геты перемололи.
– Чушь, – хмыкнула азари. – Геты не Жнецы. Им не было никакого смысла уничтожать своих Создателей. Кварианцы сами доигрались.
– И поэтому на Мигрирующем флоте спаслись жалкие несколько миллионов? – спросил Циклоп. – А остальные где?
Трия усмехнулась. Люди по-прежнему питались байками, распространяемыми космическими цыганами. Более того, старательно распространяли эти самые байки среди своей расы.
– Все население Ранноха в лучшие времена составляло чуть больше двухсот миллионов, – сообщила азари. – На Флоте на момент перед Войной их было семнадцать миллионов. Потери вовсе не настолько чудовищны, как хотят показать наши милые плакальщики.
– Раннох покинуло всего около двух миллионов, – не согласился Циклоп. – Чуть больше одного процента населения. Остальных перемололи геты.
– Тебе это Коллегия адмиралов сообщила? – засмеялась Нувани. – Или какая-нибудь маленькая услужливая кварианочка, которая ради сотни кредитов готова кому угодно что угодно промассажировать своим инструмероном? Или ты можешь поверить, что за какие-то жалкие триста лет, то есть всего двадцать кварианских поколений, численность народа выросла почти в восемь раз – на полуживых кораблях, в условиях вечной нехватки даже воды и воздуха, не говоря уж о других ресурсах? Да у кварианцев два ребенка в семье – уже исключительный праздник!
Дрейк покачал головой в видимом неодобрении, но ограничился лишь этим жестом, в беседу не вступая.
– Это записано в хрониках, – не унимался Циклоп.
– Это записали те, кто формировал отношение Земли к кварианцам, – возразила Трия. – Те же самые, кто выставил турианцев врагами человечества, а нас, азари, дорогостоящими проститутками – на службе того же человечества. Вашей планете нужны были ресурсы Флота, почти не поврежденного во время Войны. Ты в курсе, что в послевоенные годы транспортные услуги в Солнечной системе на девяносто семь процентов были за кварианцами? Что их инженеры задарма, буквально за еду восстанавливали инфраструктуру Альянса? Что кварианцы, которым лихо так пообещали Венеру, готовы ради новой родины разве что не вылизывать у руководства теперь уже Ассамблеи? Это политика, Циклоп. А где политика, там грязь и ложь, это обязательно. Уж поверь представителю напрочь политизированного народа. На Титане, понятное дело, не в восторге от любви в десны между вами и фарфоровыми куколками. Но нас слишком мало, чтобы мы могли влиять на человеческую политику. И потом, это не захватывает – интересы человечества мелки и предсказуемы. И если бы не случай с «Путем предназначения»…
– Погоди! – прервал азари Циклоп. – Что ты сказала? Кому еще пообещали Венеру?
– Кварианцам, понятное дело, – снова усмехнулась Нувани. – Кому еще этот кусок раскаленного камня нужен.
– А зачем она им?
– Жить, – пожала плечами азари. – Размножаться. Восстанавливать цивилизацию. Но сначала нужно терраформировать планету, оттащить ее от Солнца. Работы много. В Совете считают, что планетарные технологии такого масштаба можно создать при жизни одного поколения азари. То есть лет за восемьсот-девятьсот по вашему исчислению.
Циклоп картинно «закатил глаза», этим своим жестом сквозь непрозрачную маску шлема продемонстрировав свое отношение к версии, озвученной азари.
Трия могла бы обидеться, если бы ей не было все равно, что там на ее счет думает маломерный человек. Информацию о планетарных технологиях, которые были обнаружены на Марсе и в настоящее время усиленно разрабатывались ЕАСО в сотрудничестве с Титаном, не секрет. Об этом знают не только те, кому по долгу службы следует, но и довольно широкий круг специалистов, так сказать, со стороны. Даже по Сети, вроде бы, пускали цикл передач – для ценителей мозгодробительной науки Протеан. Которая, как теперь уже понятно, процентов на восемьдесят базировалась на компиляции наследия предшествующих рас. В частности, в планетарных двигателях угадывалась потрясающая в своей лаконичности гармония машин самих Жнецов. А стало быть, разработки самих Левиафанов, которым Жнецы наследовали.
– Все равно не верю, – вставил Циклоп. – Ты просто не ценишь лучших техников Галактики.
– А ты просто без ума от кварианской мимимишности, – усмехнулась Трия. – Поверь, по сути, их общество – это говно каклеозавра. Такое же вонючее и мертвое. Они застряли в родоплеменных отношениях, помноженных на социалистические утопии вашего же, человеческого недавнего прошлого. Это путь в никуда… Погоди, не перебивай. Ты в курсе, что однажды мы их уже выбили из тупика технологической сингулярности? Об эпохе Технотьмы слышал, нет? Ну да уж, куда тебе. Ты ж от самих кварианцев информацию черпаешь об их цивилизации. А они однажды уже чуть не сдохли из-за инфантильности и неготовности отвечать за свои действия. Если бы не Республики…
– Слышал я, слышал! – вставил, наконец, Циклоп. – Кварианцы говорят, вы тупо заразили их планетарную глобальную сеть боевыми вирусами, которые и порушили их Интранет. Между прочим, самая большая вычислительная сеть в Галактике! Двенадцать триллионов конечных устройств!
– Конечно, мы разрушили эту их Гиперсеть! – не выдержала и подняла голос Трия. – Когда они своими «слепками сознания»1 стали переносить в киберпространство двухмесячных младенцев, и что еще хуже, продавать свои ИЧМ2 на сторону – мы не могли не прикрыть эту лавочку. От нее до создания ИИ буквально полшага!
– И что?
– Что? – Трия аж поперхнулась. – И геты, дурачина! Я уж не говорю, что кварианцы почти уничтожили свою культуру. В конце концов, это их проблема. Но они чуть было не подарили Галактике технологию созданию гетов кем угодно и где угодно! Представляешь себе Утреннюю войну в масштабах Млечного пути? Да когда сюда пришли бы Жнецы, они бы вместо Жатвы закатили бы знатный пикник, поскольку творение недозрелой технологической цивилизации уже сделало все требуемое: обнулило ограническую жизнь в Галактике!
– Чушь, – качнул головой мужчина. – Технофобия типичной долгоживущей азари.
– Да, мы живем долго, – согласилась Трия. – Именно поэтому мы не бредим идеей бессмертия через продолжение жизни в виртуальности. К чему, к слову, доплыли кварианцы, будучи совершенно…
– Мы пришли, – прервал женщину Дрейк. – Потом доругаетесь. Циклоп, доставай деструктор. Будем долбить стену.
 

***

 

 


– Я почти на месте, – бросила на бегу Полани. – Еще метров пятьдесят, и я…
«Поторопись, девочка, прошу тебя», – раздался в интеркоме знакомый и одновременно незнакомый голос. – «Вайлет осталось не больше нескольких минут, поспеши!».
– Тига!
Кварианка припустила пуще прежнего. Не в обычаях Паладина бегать, как беззаботное дитя, однако в данном случае спешка оправдана. Если Мортимер (или кто он сейчас?) прав, то у комиссара Блад действительно очень мало времени. Старшему из земных спектров удалось получить контроль над электронными функциями скафандра Вайлет, и Ален знал, что все действительно решают секунды.
Полани чуть было не проскочило нужное ей раздвоение тоннеля. Но вовремя спохватилась и, метнув быстрый взгляд на инструметрон, выбрала нужный путь. Наконец, вот та самая восьмиугольная переборка, о которой говорил Мортимер…
– Я у восьмиугольного люка, – отрапортовала кварианка.
«Открываю».
Переборка собралась сама в себя и юркнула в пол. Полани смогла, наконец, добраться до одной из святая святых Жнеца – нейрокоммуникационного узла. Проще говоря, большого нервного центра машины, контролирующего ближайшие к нему системы. Полани пыталась понять из объяснения Алена, как это все работает, но не преуспела. Главное, что ей нужно было знать, она узнала – она бежит спасать Вайлет.
Пол в помещении спускался вниз многогранной призмой-воронкой. В ее вершине располагался эмиттер нейрокоммуникатора – сложнейшей машины, передающей информацию со сверхсветовой скоростью непосредственно в мозг Жнеца. Эмиттер представлял собой невысокий цилиндр, испещренный многочисленными трубочками и змеевиками. Впрочем, это сейчас не главное. Главное, что устройство позволяло соединить разум умирающей Вайлет с бесконечным адресным пространством памяти Жнеца. Это первое дело, которое она, Полани, должна сделать…
Кварианка, не переводя дух, метнулась к нейроэмиттеру. Скользнув по гладким стенкам пирамидальной воронки и чуть не грохнувшись, Паладин нащупала на устройстве технологический шунт и подключила свой скафандр напрямую к универсальному разъему. Тот послушно чмокнул, всосав в себя головку стыковочного интерфейса, распознал тип подключения и параметры обмена данными, после чего послушно соединил ВИ кварианского машгора с локальной вычислительной сетью Жнеца.
– Так, я вошла, – сообщила Полани. – Что дальше?
«Открой стек инициирующих протоколов на запись – я помещу туда программу-конфигуратор».
– Сделано.
«Отлично. Я загрузил адаптирующую матрицу. Теперь, пожалуйста, активируй локальную защитную систему. Увы, без этих штучек нам не обойтись…»
– А это безопасно? – спроила Полани, разыскивая в сложнейшей файловой системе Жнеца нужные параметры. К счастью, ВИ машгора уже пропатчен необходимыми алгоритмами, и все это дело техники. Самостоятельно, без помощи Алена Мортимера, Полани возилась бы суток трое.
«Не безопасно», – отозвался комиссар. – «Теперь любой сможет воспользоваться подсистемой наноконструкора Жнеца. Но будем надеяться, что никому не придет в голову».
– Диагност говорит, система готова к производству.
«Отлично. Я залью необходимые данные – нашел в картотеке биоматериалов. А ты теперь хватай деструктор и беги вниз, к Вайлет. Нужно подтащить ее поближе к нейроколлектору».
Полани вздохнула, закрыла интерфейсную часть инструметрона переключила устройство на микросборщик. Сверкнули рубином сполохи корундового огня, и через секунду левая рука Полани украсилась полуметровой длины лезвием. Кварианка аккуратно отпозла подальше от нейроэмиттера, сверилась с картой расположения сигнальных цепей под полом, и вонзила силовой клинок в покрытие под ногами. Заискрила, зашипела металлокерамическая плоть Жнеца. Где-то, знала Полани, завыли датчики нарушения структурной целостности. Но сейчас, когда мозг Старой Машины мертв, это неважно.
Через полминуты кварианка закончила работу. Под ногами Полани образовалась неровная дыра где-то в полтора метра шириной. Края все еще дымились, а местами даже светились багровым огнем, но костюм Паладина позволяет игнорировать такие мелочи. Полани присела на краешек и решительно метнула свое небольшое тельце вниз, к беспомощному человеческому комиссару.
Приземлилась кварианка буквально в метре от распластанного тела одной из азари. Полани машинально выхватила «Геррель», и только потом уже поняла, что это Джоана Т’Сони – внешне почти копия Аринт, только чуть меньше ростом и... более выпуклая. В нескольких метрах напротив, прислонившись спиной к большой, выпирающей из пола трубе, покоилась еще одна голубокожая – судя по стандартной экипировке инженера ВКСА, это Алина Гросс. Она же Сарена Войд. Главная тайна комиссара Блад.
Из общения с Вайлет кварианка знала, что та знакома с азари весьма основательно. Хотя и уверяла, что общалась с голубокожей совсем немного – буквально несколько дней. Но Полани не идиотка, а самое главное, научилась понимать людей, видеть, когда они с трудом скрывают правду, отмахиваясь полуправдой, а то и вовсе откровенным враньем.
Вайлет не врала. Но и не договаривала. Полани поняла, что у них с голубокожей что-то было, может быть, не до конца понятное и не очень оформленное. В любом случае Блад относилась к Алине по-особенному. Совсем не так, как к остальным, и даже к своему коллеге – Алену Мортимеру.
Впрочем, об азари можно будет подумать позже. Сейчас главное – комиссар. Полани подбежала к неподвижной огромной фигуре Вайлет, глянула на женщину… и чуть не споткнулась. Желудок дернулся навстречу пищеводу, но волевым движением силы воли Паладина все-таки осталася на месте. Кварианку за секунду бросило в озноб, чтобы потом протащить свозь настоящую парилку.
Аринт, эта голубокожая стерва, не убила комиссара, хотя могла бы. Но лучше бы…Нет, о чем она. Конечно же, не лучше. Но такое…
Блад потеряла, наверное, не меньше литра крови. Необычной, такой мерзкой, темно-красного цвета, человеческой крови. У людей, как и кварианцев, она завязана на железе, из-за чего и этот ужасный ржавый, темный оттенок. Медицинская система костюма, конечно, сделала, что могла, наглухо перекрыв культи рук. В эти кошмарные, размочаленные обрывки плоти превратились кисти Вайлет, отстреленные голубокожей коммандос. Правая довольно ровно, а левая – со страшной, уродливой раной, из которой торчала расщепленная лучевая кость – опять же необычной раздвоенной формы.
Но фактически уничтоженные руки – это полбеды. Кварианка, спасибо Мортимеру, уже ознакомилась с показаниями медблока скафандра. Тот неумолимо отсчитывал минуты жизни Вайлет – измочаленная сердечная мышца кровила, теряла тонус и каждое из очередных медленных, заторможенных искусственной комой, ее движений было на микродолю слабее, чем предыдущее. Вайлет оставалось не больше пяти-десяти минут…
Полани склонилась над женщиной, пытась разглядеть повреждения вогнутой ударом картечи грудной пластины. Может быть, получится хотя бы снять деформирующую нагрузку на грудину…
«Полани, у нас нет времени на это», – раздался голос старшего из комиссаров. – «Тащи тело к нейроколлектору».
Кварианка вздохнула и, нерешительно потоптавшись секунду-две, что есть силы уцепилась в плечевые скобы скафандра. Предназначенные для монтажа вспомогательных систем, они же отлично подходили для того, чтобы тащить бесчувственное тело волоком. Вот только если бы тело еще было полегче… Полани лишь с огромным трудом преодолела эти четыре метра, разделяющие Вайлет и белесый овалоид нейроколлектора. А ведь это еще не самое неприятное, что потребуется сделать.
Усадив тело комиссара рядом с устройством, Полани выключила свой инструметрон. Предстояла очередная жертва…
«Все будет хорошо, Полани», – подбодрил ее Мортимер. – «У тебя останется не меньше двух часов, пока инфекция не пробьет иммуннологический барьер. Ты теперь не та слабенькая замарашка. Ты же прошла иммуномодуляцию, не забывай».
Полани усмехнулась. Ну да, прошла, конечно же. Не рассказывать же человеческому спектру, что ей до окончания срока адаптации еще полторы недели?
Кварианка решительно мотнула головой под маской и присела на корточки. Дрожащей правой рукой не с первого раза справилась с клапаном машгора. Щелкнула предохранительная заглушка, и левую конечность пронзила резкая боль – перепад давления оказался сильнее, чем она предполагала. Кровь тут же прилила к оголенной плоти, окрасив бледный «фарфор» плотной кварианской кожи в светло-розовый колер. Непослушными пальцами кварианка нащупала характерную твердость внутри предплечья. Уперлась в нее, сдавила определенным образом, и доселе невидимый молекулярный шов разошелся, открывая взгляду живую кварианскую плоть.
Все-таки не выдержали клапаны, брызнула ярко-красная жидкость. Полани, хоть и погасила основной канал нервной проводимости в конечности, все-таки не удержала в себе стон, что сиротливо отозвался в этом страшном помещении… Обе азари по-прежнему недвижимы. Вайлет – не лучше. И она, молодая кварианка, вскрывающая себе левое предплечье.
Что поделать – это единственный способ удержать Вайлет в этом мире. Ведь здесь и сейчас только она может сделать то, что должна сделать – покончить с этим кошмаром раз и навсегда.
Кварианка с мерзким хрустом вырвала из руки пластину, заполненную нулевым элементом. Почти семьдесят условных грамм редчайшего в Галактике элемента. Смешно, право. Кварианцы жалуются на постоянную нужду и стесненность в ресурсах, а между тем, каждый кварианец носит с собой маленькое состояние – по нынешним временам-то. Увы, без нулевого элемента нет шансов собрать хороший инструметрон, а без этого необходимого инструмента немыслим и кварианский инженер.
Полани рывком оборвала нить сигнальной шины, что соединяла устройство с ее организмом. Кила, как же больно! Скрежеча зубами, кварианка свободной рукой запихала остатки шины обратно в предплечье, после чего, уже не в силах сдерживать рвущийся наружу стон, придавила биоклапан. С мерзким чавканьем плоть срослась обратно. Вот бы еще и эту боль также выключить, нажатием-то кнопки…
«Молодец, Полани», – произнес Мортимер. – «Я горжусь тобой».
– Я… Ысссссссс! Я тоже горжусссссссь…, – прошипела кварианка. – Запускай конструктор, Ален. Я… яаааааай… Я, наверное, теперь поганый помощник…
«Я все сделаю, девочка. Отдыхай, Полани. Обещаю, у тебя будет самый лучший на Флоте инструметрон. И даже больше».
Полани закашлялась – к ней, наконец, вернулось умение дышать, и это оказалось такой бош’тетски тяжелой работой… Каким бы крепким не было здоровье Паладина, но кварианка оставалась кварианкой – молодой девушкой, только вступившей во взрослую жизнь. И такие потрясения, как внештатное удаление инструметрона, да еще столь калечащими методами, не могли пройти незамеченными. С неким удивлением Полани заметила, что кашляет кровью – ярко-красные брызги покрыли некоторые из внутренних визоров кварианского машгора. Наверное, разрыв сосудов из-за стресса…
Девушка обессилено откинулась на ту самую здоровенную трубу, что вырастала прямо из пола и уходила куда-то к дальней стене помещения. Так случилось, что Полани оказалась строго напротив Алины, когда тело голубокожей слегка дернулось. Еще далеко до момента, когда азари придет в себя, но достаточно, чтобы осознать – Полани успела в последний момент. К моменту, когда Алина Гросс очнется, Вайлет должна уже быть в безопасности.
Полани не особо доверяла азари. Как показывает практика и случай с Аринт, и правильно не доверяла. Нет гарантий, что эта «земная азари» не окажется на самом деле еще каким-нибудь там предателем… Кварианка уже сама не знала, кто здесь друг, а кто враг. Та же Аринт казалась абсолюлтно преданной своему делу, а вот погоди-ка… Опять же, Палладий… Кто он? Какая его цель во всем этом? Возможно, знает Блад, но ее пока не спросишь…
«Я активировал конструктор», – предупредил Ален. – «Не пугайся, если увидешь местные автономные системы. У меня не было времени вносить коррективы во внешний вид».
– Хоть не в виде гетов? – через силу усмехнулась Полани.
«Нет», – уверил голос. – «Но, возможно, даже хуже».
О том, насколько хуже, Мортимер не упомянул. И хорошо – иначе бы Полани, наверное, залезла на стену сразу же, не дожидаясь появления свежесконструированных «автономных модулей».
Хранители появились одновременно со всех сторон – быстро, свойственным им размашистым семенением всеми четырьмя опорными лапами. На секунду Полани показалось, что оживают самые главные кошмары, будто она изгнана и вынуждена бродяжничать по Цитадели, воровать и попрошайничать. Страшный сон любого добропорядочного жителя Флота.
Зеленые тушки деловито скопились возле Блад, поднимая тело комиссара на руки. Делали они это без суеты, и, казалось бы, даже изящно, как будто Вайлет в амуниции и не весила под сто двадцать килограммов. Оторванные руки считать не будем, хорошо?
Биокибернетические существа организованно подтянули Блад поближе к яйцу нейроколлектора, после чего один из свободных Хранителей подбежал к выброшенному Полани инструметрону, в мгновение распотрошил девайс, и вытащил все семь гранул нулевого элемента. Сноровисто зажав их в четырехпалой «руке», он вернулся на место священнодействия своих сородичей, и слился в колышащейся толпе то ли содержащих биологические ткани синтетиков, то ли модифицированных органиков, почти полностью потерявших былой облик.
– Что они с ней делают? – вырвалось у кварианки.
«Единственное, что может помочь ей выжить», – ответил голос Мортимера. – «Копируют разум Вайлет на время замены его носителя».
– Замены?
«У нас нет времени на классическую медицину, Полани», – спокойно произнес Ален-в-Жнеце. – Я уже говорил, враг опережает нас. Единственное, что мы в этой ситуации сделать, чтобы не упустить инициативу, это подчинить себе Жнеца быстрее, чем это сделает Левиафан».
– Но как он это сделает? – изумилась девушка. – Ты же говорил, его сбросили с Жнеца в глубину, и…
«Да, мы оторвали его от источника энергии и связи», – прервал Полани голос комиссара. – «Но этого мало. У него достаточно рычагов воздействия и там, в большом мире. Даже в Мигирующем флоте. Или ты забыла о гомункуле Заны?»
Полани вздрогнула.
– Нет. Я помню.
«Тогда просто восстанавливаем Вайлет так, как можем», – подвел итог Ален. – Если не трудно, посмотри, как там азари. Постарайся по возможности привести их в чувство. Они будут нам нужны.
– Что, обе?
«Да», – подтвердил голос. – «Джоана не виновата, что стала пешкой Совета Матриархов».
Стараясь не смотреть на мерзкое, влажное мельтешение Хранителей, облепивших тело Вайлет, кварианка приблизилась к первой из голубокожих. Отличить их друг от друга не составило труда: Сарена Войд, она же Алина Гросс, была упакована в стандартный инженерный скафандр высокой защиты, в то время как протеже Совета матриархов носила изолирующий вариант боевого азарийского доспеха тессиарских коммандос. Выглядела Джоана в обтягивающем костюме, скажем так, нелепо: выдающиеся выпуклости, унаследованные молодой азари от мамочки, казалось, сейчас порвут черную синтеткань комбинезона. Ничего устрашающего. В отличие от Аринт, одетой в точно такой же комбинезон: высокая, широкоплечая и сухощавая фигура десантницы вызывала оторопь в любом своем облачении. Во всяком случае, Полани рядом с азари чувствовал себя в высшей степени неуютно.
Девушка проверила медицинский компьютер Джоаны. ВИ послушно отозвался и разродился универсальным диагностическим кодом. Расшифровать данные не составило труда – компьютер сообщал, что азари находится в состоянии самоподдерживающегося подавления периферийной нервной системы. Скорее всего, Джоана уже очнулась, но не может пошевельнуть даже пальцем. Да что там палец… Даже поднять веко, чтобы зрительным образом активировать системы костюма, и этого блокиратор не позволял.
Полани повозилась с настройками медицинского блока и, наконец, нашла нужную последовательность команд, чтобы костюм, наконец, синтезировал антидот, частично отменяющий действие отравы нейроблокиратора. Джоана дрогнула и тут же застонала… Да, еще одно побочное действие этой гадости – сильнейшие спазмы сосудов. Должно быть, голубокожая сейчас испытывает просто чудовищную боль во всем теле.
Закончив «оживлять» дочку Т’Сони, Полани перешла ко второй азари. С Алиной ситуация повторилась – небольшое колдовство с медблоком костюма, и вот, вторая голубокожая зашевелилась. В отличие от соотечественницы, Алина возвращение в себя начала не со стонов, а с судорожного, затяжного кашля прямо внутри шлем-маски.
Вот ведь.
Кому скажешь на Флоте, что пользовала двух голубокожих, которых до того вырубила третья азари – не поверят же!
Алина пришла в себя быстрее молодой азари. Прерываясь на сухой, неприятный кашель, госпожа Сарена Войд поднялась на ноги, огляделась… Задержала внимание на соотечественнице, мельком глянула на кварианку-спасительницу, с очевидным удивлением рассмотрела здоровенную дырень в потолке, откуда десантировалась Полани, и, наконец, перевела взгляд на кучу Хранителей, почти замерших сейчас над телом Вайлет. Зеленые тельца полностью скрыли комиссара, и Алина непонимающе повернулась к единственному, кто мог дать ответ.
– Где комиссар? – спросила азари.
Голос Алины Гросс потускнел, высох, словно голубокожая долгожительница разом прыгнула лет эдак на восемьсот к своей далекой старости.
Полани вздохнула. Отвечать по понятной причине не хотелось, и голос Алена Мортимера на открытой волне показался кварианке сущим избавителем. Спасителем от неминуемо тяжелого объяснения, что же случилось с Вайлет Блад.
«Комиссар Блад скоро к нам вернется», – произнес Мортимер. – «Все хорошо, Алина. Предатель получил по заслугам. Аринт мертва».
– Ален? – азари огляделась вокруг, словно пытаясь разглядеть тщедушную, почти кварианскую по габаритам фигурку седовласого подельника по этой афере. – Ален, ты где?
«Я все там же, Алина», – без тени доброжелательности в голосе произнес «синтетический комиссар». Там же, где мы с тобой расстались».
– То есть… – азари непонимающе тряхнула головой. – Операция продолжается?
«Да».
– А что здесь делает кварианка? – спросила азари.
– Эй! – возмутилась Полани. – Я как бы тебя в чувство привела, неблагодарная…
Комиссар-во-Жнеце, как уже бывало, прервал девушку на полуслове:
«Полани спасла ситуацию, Алина», – сообщил Ален. – «Если бы не наш талантливый инженер, мне бы не удалось восстановить несколько подсистем Жнеца. Я говорил тебе, все протоколы в отсутствии центрального управления мозгом Жнеца были заперты в хардварной части корабля. Нам с Полани пришлось провести несколько, так сказать, хирургических вмешательств, чтобы оживить хотя бы мизерную часть Старой Машины».
– Так… Ну ладно, – азари повернулась к соотечественнице. – А что с Ионой?
– Сейчас очнется, – хмуро буркнула Полани. – Видимо, ее Аринт вырубила сильнее.
«Неудивительно», – заметил бесплотный голос. – «Т’Сони удивительно сильный биотик в том, что касается тонкого управления темной материей. На нее нейроблокиратор действует сильнее. К слову, ее сродство к тонким манипуляциям биотикой – вот почему ее натаскивали на коммуникационные коды Жнеца. Ну да об этом мы с тобой подозревали, Алина».
– Да, в этом ты был прав, – кивнула Алина, – признаю.
– Подозревали? – переспросила Полани. – Что вы подозревали?
«У нас была кое-какая агентурная информация, открывающая планы Совета Матриархов», – сообщил Ален. – «Не буду говорить, откуда мы ее получили. Но часть азарийского плана по подчинению этого Жнеца мы смогли раскрыть. Из него следовало, что в Солнечную систему пожаловала очаровательная молодая азари, способная общаться со Старыми машинами. И эта азари умеет пробивать коммуникационный барьер между кибернетическими мозгами Жнеца и разумом органика. Алина вот, например, не умеет».
– Это правда? – кварианка повернулась к той из голубокожих, что стояла на ногах.
Алина кивнула.
– Да, – произнесла женщина. – Я могу только понимать прямые ко мне обращения. Но не могу заставить Жнеца услышать меня. Поэтому нам и была нужна Джоана. Мы с Аленом связались с Советом Матриархов и сообщили, что знаем об их плане оживить эту машину. И в оплату нашего молчания мы потребовали участия в дележе наследия Старых машин. Всего того, что сможем обнаружить на утонувшем Жнеце. Так, собственно, и началась эта операция.
– А как же комиссар? – не поняла Полани. – То есть Вайлет…
«Вайлет ничего не знала», – сказал Ален. – «До тех пор, пока сама не наткнулась на Жнеца в своей личной вендетте таинственному Редактору. Не могу сказать, что мы напрочь исключали участие моей коллеги в этом всем. Но поверь, Блад оказалась на Жнеце во многом благодаря случаю. И, конечно же, из-за своего упорства в расследовании. В целом же эта операция не предусматривала официального участия Комиссии по этике».
– К слову, о Вайлет, – произнесла Алина и снова закашлялась. Придя в себя, продолжила: – Что с ней? Последнее, что я помню, как эта зараза отстреливает ей ладони…
Полани хотела было сообщить, что Вайлет сейчас тут, в этом помещении, прямо за стеной слабо колышащихся зеленых спин десятка Хранителей, что деловито суетятся чуть в стороне, но было уже поздно.
Биокиберы, словно по команде, разошлись в стороны, и ровно в середине неровного строя Хранителей показалась фигура комиссара. Полани перевела взгляд на Вайлет и только чудом удержалась от того, чтобы заорать в ужасе.
«Геррель» сам появился в ладони кварианки – девушка даже не помнила, как сдернула его с магнитной кобуры на бедре. Дрожащими руками навела маленькое, но смертоносное оружие на…
У Полани не было четкого понимания, что это.
Уж не комиссар Вайлет Блад – это совершенно точно.
– Комиссар! – отчаянно крикнула Полани, обращаясь то ли к остаткам Вайлет Блад, то ли к незримому Алену Мортимеру. – Комиссар! Стой, где стоишь! Или я стреляю!

Боль?
Было такое. Сто миллионов лет назад, в другой реальности. В другой жизни, далекой, словно другая галактика. Да что там галактика… Другая Вселенная. Это все было давным-давно, в далекой-далекой Вселенной.
Сейчас Вайлет чуствовала себя преотлично. Уж неизвестно, откуда на Жнеце взялись кибербиологические формы типа Хранителей, но судя по всему, подлечили они ее знатно. Тело полностью послушно, никаких проблем в ощущениях, ни боли, ни даже элементарной усталости. Вот только что-то в этом странное.
Вайлет не помнила точно, что произошло, но каким-то уголком сознания понимала, что произошло нехорошее. Настолько нехорошее, что она уже готовилась умирать.
Вряд ли вот так просто Бог испытывает на тебе таинство Воскрешения. Да и ничего божественного в себе комиссар не ощущала. Все ее земные (а также марисианские) грехи слишком велики, чтобы рассчитывать на высшую милость.
– Комиссар! – раздался кварианский голосок. – Комиссар! Стой, где стоишь! Или я стреляю!
Блад спокойно повернулась.
– Да, Полани?
– Комиссар! – дрожащим голосом и уже куда тише произнесла кварианка. – Комиссар… Это… Это не вы…
– Что за бред? – усмехнулась Вайлет. – Не время для шуток, даже кварианских, Полани. Нам надо спешить – нужно подчинить Жнеца.
«Теперь это будет сложно, Вайлет», – раздался такой хорошо знакомый голос. – «Аринт инициировала ментальную связь со сторожевой системой Жнеца. И теперь машина не подчиняется никому».
– Я рада, что ты вернулся, Ален, – сказала Блад. – Без тебя тут все пошло кувырком, и я…
– Комиссар!
Снова эта пигалица.
– Ну что тебе, Полани? – раздраженно произнесла Вайлет.
– Я не к… к тебе обращаюсь! – прерывающимся голосом всхлипнула кварианка. – Комиссар Мортимер, неужели вы не видите, что…
– Что что? – нахмурилась Блад. – Перестань истерить, Паладин! Говори прямо, что тебе?
«Она в своем праве, Блад», – отозвался Мортимер. – «Я сейчас перекину тебе сигнал с нашлемной видеокамеры Полани. Я думаю, тебе нужно знать, что с тобой случилось, и… и что мы были вынуждены сделать, чтобы спасти тебя».
Половину поля зрения тут же сменила дрожащая картинка – как и обещал Мортимер, с нашлемного видеорегистратора кварианского машгора. Картина была четкой, крупной, в полный, так сказать рост. Вот только безбожно дрожала, передавая вибрации с буквально трясущейся от страха девушки.
Блад сделала пару шагов вперед и пригляделась внимательно к своему двойнику в изображении.
Бог же ты мой, всемогущий. Зачем ты позволил им сотворить это?
«Извини, Вайлет», – произнес лишенный души голос Мортимера. – «Это единственная из доступных мне сейчас форм оперативного восстановления».
Блад остановилась, подняла голову и прикрыла глаза.
Нет смысла молить Господа. Сокрушаться, каяться, грозить, если угодно… Человеческий бог не слышит нелюдей…

Если и было что-нибудь, что способно было привести Алину в шок, так это вот как раз то самое.
И странно еще, что маленькая кварианка не выпалила из своего интеллектуальника. Будь на ее месте Алина, она бы обязательно разрядила пистолет в то нечто, во что… во что превратилась комиссар Блад.
Хранители оставили на голове Вайлет шлем, но демонтировали лицевую маску. Системы технического зрения не нужны тем, кто смотрит на мир двумя светящимися голубым светом глазами, напрочь лишенными каких-либо признаков человечности. Глаза спрятаны глубоко в черных глазницах, вокруг которых угольно-серая, сухая, пронизанная миллиардами голубых нитей киберимплантов кожа, не имеющая ничего общего с человеческой. Тем не менее, это не мешает лицу Вайлет быть карикатурно похожим на свою оригинальную личину. Воистину, даже то, как Жнецы изуродовали физиономию Призрака, меркнет по сравнению с тем, в какой шарж на саму себя Хранители превратили Вайлет Блад.
Впрочем, лицом дело не ограничилось.
Проломанная кираса штурмового костюма также снята, и строго по центру грудины – все те же сине-голубые биокибернетические ткани: какие-то трубочки вперемешку с сигнальными нитями, зачем-то светящимися микролампочками, и все это «живое» – пульсирует, дышит, шевелится в такт движениям Вайлет.
И руки.
Новые руки комиссара – почти человеческие. В смысле, на них по пять пальцев и выглядят они почти как нормальные. Только абсолютно, напрочь синтетические, даже не прикрытые для вида тем аналогом кожи, тем мерзким угольно-серым эрзац-покрытием, чем затянута внушающая омерзение и ужас физиономия комиссара. Кажется, суставы даже немного гудят, когда Вайлет сжимает и разжимает свои пудовые кулаки… Она и раньше могла одним ударом расколоть кому-нибудь череп, на что же Блад способна теперь, с этими… хваталками…
Богиня тебя храни, Комиссар, что же с тобой сделал Ален Мортимер?
– Мортимер, – произнесла, наконец, Алина. – Вы уверены, что спасали Вайлет, а не наоборот?
«Мне важно было сохранить личность комиссара для нас», – отозвался Ален. – «Жнец подсказал один из вариантов. Мне было не до того, чтобы выбирать, Алина».
– Это… Это вы сделали? – кварианка все еще держала новую Вайлет на прицеле.
– Кхм… Может быть, кто-нибудь даст и мне слово?
Вайлет вышла на середину комнаты и окинула пространство своим ужасным голубым взглядом.
– Я отлично себя чувствую, – сказала комиссар. – Только не очень помню, что произошло. Давайте, вы мне расскажете, и мы продолжим операцию. О своей морде лица и культяпках я как-нибудь потом подумаю. Сейчас не до этого, вот честное слово. Итак, кто поведает всю историю с момента, когда Джоана начала сеанс связи со Жнецом?

Продолжение следует...

===========
Примечания:

1) «Слепок сознания» – общепринятое наименование кварианской технологии, позволяющей перенести личность любого разумного индивидуума в виртуальную вселенную. Эксперименты по «продлению жизни» в большинстве случаев заканчивались сумасшедствием «слепков» при одновременном росте популярности технологии. Однако были и удачные эксперименты, в результате которых перенесенная личность адаптировалась в виртуальной вселенной и, что важнее, могла быть подселена практически в любую вычислительную сеть любой расы. Учитывая без того невысокие моральные нормы кварианцев той поры, в конечном итоге это побудило Республики азари при технологической поддержке саларианцев начать глобальную атаку на виртуальные разработки кварианцев. Сами азари преподносят свою киберагрессию как акт искренней помощи «заблудшему в компьютерах народу».
2) ИЧМ — интерфейс «человек-машина».

 

 

Отредактировано. Докторъ Дре



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 24.10.2015 | 628 | 4 | детектив, ос, приключения, RomanoID, МЕ Afterlife: Властелин глубин | RomanoID
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 28
Гостей: 26
Пользователей: 2

shepard1a, stalkerShepard
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт