Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Адамо. Глава 33. Ты сошёл с ума?

Жанр: AU, романтика, экшн;
Персонажи: м!Шепард, Тали’Зора;
Статус: в процессе;
Описание: В поисках припасов для корабля Шепард принимает решение отправиться на одну планету, которую уже посещал ранее. Чем это для него обернётся?
Автор: Andrio;
Оригинал: Adamo;
Переводчик: Daimio.
 




— Что будем делать с ресурсами? Мы уже очень давно не пополняли наши припасы, и всё жизненно необходимое скоро закончится, — в голосе Миранды слышалось неподдельное беспокойство. Она сидела за одним из столов кают-компании, в которой, кроме неё, находились ещё Шепард, Джокер, Джейкоб, Тали и Гаррус. Собрались они здесь по просьбе капитана, решившего устроить совещание по поводу накопившихся проблем.
Услышав о нехватке ресурсов, коммандер заметно помрачнел:
— Этого я и боялся. Сколько чего у нас осталось?
— СУЗИ? — вопросила Миранда.
— У нас на исходе жизненно важные газы. Кислород — восемь процентов, азот — одиннадцать процентов, водород — двадцать один процент. Левопротеиновой пищи осталось шесть процентов от общего объёма, декстропротеиновой — тридцать девять процентов. Настоятельно рекомендуется пополнить запасы в течение одной недели.
— Одной недели? — изумился Джейкоб. — Чёрт, как мы вообще до такого докатились?
— У нас не было возможности возобновить ресурсы, — развёл руками Шепард. — Тогда, на Цитадели, я закупил всё необходимое самостоятельно, потому что «Цербер» больше не обеспечивал нас, но «Нормандию» арестовали задолго до завершения погрузки, а дальше у нас не было на это времени. С тех пор нас разыскивает половина Галактики, и нам просто некуда лететь. Может, у вас есть какие-то предложения?
— Нас ведь ищет Цитадель, правильно? Может, нам пополнить запасы где-нибудь в системах Терминус?
— Нет, это плохая идея, — не согласился Гаррус. — Никто не отменял восемь миллионов кредитов за информацию о нас. Думаю, появляться в системах Терминус будет даже опасней, чем в пространстве Цитадели. На нас настучат в ту же секунду, когда увидят. Вряд ли «Нормандию» можно перепутать с каким-то другим кораблём.
— К слову, там уже двенадцать миллионов кредитов, — вставил Джокер. — По новостям передавали. Совет увеличил награду в полтора раза, и это ещё не конец.
Джейкоб присвистнул и покачал головой:
— Проклятье. Это же огромная куча денег!
— Слушай, Шепард, — предложила Тали. — Может, мы сдадим тебя и за полученные деньги откупимся от Жнецов?
Коммандер с укоризной взглянул на неё:
— Очень смешно. Ну же, есть ещё идеи? Мы знаем, что не можем пополниться в пространстве Цитадели, равно как и в системах Терминус.
— А что кварианцы? Мы же были у них несколько недель назад, — сказал Джейкоб. — Может, они нам помогут?
— У Флота и так нехватка ресурсов. Вряд ли они смогут с нами поделиться, — объяснила Тали.
— А ещё никто, кроме Гарруса и Тали, не сможет есть их еду, — добавила Миранда. — И к тому же не следует слишком часто с ними контактировать. Мы поставим их под угрозу, если Совет прознает про наши визиты туда.
— Может, геты предоставят нам что-нибудь? — предложил Шепард. — Если не еду, то хоть сжиженные газы?
Ему ответила СУЗИ:
— Геты широко используют лишь кислород для своих топливных систем, а в азоте и водороде почти не нуждаются. Однако нашей системе жизнеобеспечения одинаково необходимы все три газа для производства воды и пригодного для дыхания воздуха.
— Должны же у нас хоть где-то быть союзники, которые помогут нам с ресурсами! Может, попробовать в одной из колоний, которую мы некогда спасли, например, Элизиум? Я ведь и раньше закупал там всё необходимое, к тому же я там вроде как… в почёте.
— Я слышал, там даже проходили митинги против твоего ареста, — прокомментировал Гаррус.
Миранда отнеслась к идее скептически:
— Элизиум — одна из самых старых и густонаселённых колоний. Она всегда находилась под серьёзной опекой Альянса, а после нападений Коллекционеров его присутствие там дополнительно усилилось. Появляться там слишком рискованно.
— Есть ещё одна мысль, — сказал Джокер. — Как насчёт нашего старого друга — Серого Посредника? Уверен, в её распоряжении целая тьма ресурсов.
— К сожалению, пока что мы не можем с ней связаться, — покачал головой Шепард. — Она сейчас в переезде. Через день после нашего побега с Цитадели она прислала мне сообщение, сказала, что собирается передислоцировать корабль и на это время обрубит все каналы связи. Видимо, «Цербер» резко активизировался после недавних событий, и на той планете стало небезопасно.
Больше предложений не было, и кают-компания погрузилась в раздумья.

— У меня есть идея, — наконец произнесла Тали. — Помните маленькую колонию, которую мы спасли от гетов и Торианина, когда охотились на Сарена? Как она называлась? Что-то там с Надеждой…
— Надежда Чжу, — подхватил Шепард. По его загоревшимся глазам стало понятно, что эта мысль ему по душе. — А ещё я недавно помогал им с медицинскими контрактами.
— Это может сработать, — сказала Миранда.
— Мне нравится эта идея, — добавил Гаррус.
— Мне тоже, — подвёл итог Шепард. — Они малы и находятся в отдалённой части Галактики, и технически не подчиняются ни Альянсу, ни Цитадели, потому что являются собственностью «Экзо-Гени». Просто нужно будет провернуть всё как можно быстрее. Больше одного раза мы там появиться не сможем, но если забьём наш трюм до отказа, то сможем летать несколько месяцев, ни о чём не беспокоясь. Пожалуй, я прямо сейчас отошлю Шиале шифровку.
Возражений ни у кого не было, и Шепард ушёл в свою каюту, чтобы воспользоваться личным терминалом.

— А ведь Шиала питает определённые чувства к нашему капитану, так что ей вполне можно доверять, — как бы невзначай заметил Гаррус.
— Что-что?! — Тали воззрилась на турианца.
— О, не переживай, — засмеялся тот. — Я уверен, что Шепарду куда больше нравятся кварианки, нежели азари. Тем более зелёные.


***


Юджин Томас торопливо шёл по поселению Надежда Чжу. Его шаги были длинными и быстрыми, он очень спешил, но не срывался на бег, не желая привлекать к себе внимание. Почти три года назад он прибыл сюда в составе группы из полудюжины докеров, присланных в колонию корпорацией «Корд-Хислоп Аэроспейс»; так совпало, что прилетели они сразу после инцидента с Торианином. Группа вела себя крайне странно: рабочие выглядели замкнутыми в себе и большую часть времени проводили на небольшом складе на краю поселения, там же они и работали. Общались с местными колонистами они довольно редко, а уж если вынуждены были контактировать, то держались как-то отстранённо.

Юджин вошёл на склад и двинулся к дальнему концу, пробираясь между расставленными вокруг деталями кораблей и машинным оборудованием. Всё это добро было, как ни странно, покрыто толстым слоем пыли — к оборудованию уже давно никто не прикасался. Томас приблизился к серой, ничем не примечательной двери, которая тем не менее была оборудована очень даже продвинутой и замысловатой панелью управления. После сканирования личной карты доступа и ДНК, а также ввода пароля дверь отворилась, явив за собой помещение со множеством компьютеров и сложной лабораторной техникой. Там же находились все остальные «работники склада».
— Мона, — Томас обратился к женщине, сидящей за одним из терминалов, — свяжись с Призраком. Сейчас же!


***


— К счастью, у нас есть почти всё, что вам нужно. Погрузка уже идёт полным ходом, — сообщила Шиала, бывшая последовательница матриарха Бенезии.
— Спасибо, — учтиво ответил Шепард. — Вы нам очень помогли. Нам почти негде пополнить наши ресурсы. Да и сюда мы больше не сможем вернуться.
— Не стоит благодарить меня. Вся колония и лично я до сих пор у вас в долгу за всё, что вы для нас сделали. На всякий случай скажу одну вещь: я никогда не верила в то, что Совет говорит о вас. Эти припасы — самое малое, чем мы можем вам помочь. Жаль, что у нас нет некоторых пунктов из вашего списка.
— Чего же не хватает?
— Да так, по мелочи. Какие-то специфические вещи, вроде… — Шиала заглянула в свой планшет, — пяти галлонов… эм… сливового сока? Я даже не знаю, что это такое.
— Что? Сливового сока? Кому он вообще понадобился? — удивился Шепард.
— Думаю, Грюнту, — сказала Тали, выходя из трюма «Нормандии» и уворачиваясь от тележек грузчиков. Судно приземлилось со включённым масс-ядром, снижавшим его вес и позволявшим быстро улететь в случае угрозы. — Как-то раз на Цитадели бармен предложил ему стакан сливового сока. Грюнт попробовал его, провозгласил «напитком воителей» и теперь только и мечтает о нём.
Шепард лишь бросил на Тали недоумённый взгляд и решил сменить тему:
— Хорошо, что ты здесь. Нам случайно не нужно что-нибудь из инженерного оборудования?
— Нет, хотя кое-какие запасные части нам бы не помешали.
— Несколько месяцев назад к нам прибыла молодая кварианка, — сказала Шиала. — Она торгует здесь всяким оборудованием, не новым, конечно, но вполне приличным. Если хотите взглянуть, её магазин как раз за выходом с главного причала.
— Да? Спасибо, я пойду посмотрю, что у неё есть, — Тали направилась к выходу, а Шепард остался присматривать за погрузочными работами.
Сама кварианская торговка интересовала Тали даже больше, чем оборудование. Очевидно, та находилась в Паломничестве, что странно, так как недавно всех паломников отозвали на Флот в связи с подготовкой к вторжению Жнецов.

Тали отыскала лавку, пресловутая кварианка копошилась внутри.
— Привет! — окликнула она торговку.
Даже несмотря на маску, было видно, что та немало удивлена.
— Ух ты, ещё одна кварианка! Привет! Ты тоже проходишь Паломничество? — спросила она, положив какую-то деталь под прилавок.
— Вообще-то я завершила своё Паломничество пару лет назад. Я просто ищу кое-какие запчасти для корабля. А как насчёт тебя, почему ты здесь? Разве паломников не отозвали на флотилию?
— Отозвали, но я решила ещё ненадолго остаться здесь, чтоб распродать весь этот товар. Так, по крайней мере, я смогу привезти больше денег, чем изначально взяла с собой.
— И как же ты оказалась в этой колонии?
— Ну вначале я отправилась на Омегу, но через несколько дней у меня украли все деньги, и я застряла там. Мне пришлось устроиться продавцом всякого трофейного и списанного хлама, чтобы заработать на билет, но дела шли не очень хорошо, пока один человек не помог мне. Можно сказать, что он произвёл на меня хорошее впечатление, и, выбравшись с Омеги, я решила продолжить Паломничество в человеческой колонии. Я выбрала эту — она ведь построена на древних протеанских руинах. Здорово, не правда ли?
— Ага. Знаешь, в моём Паломничестве было нечто похожее. Я тоже вляпалась в… неприятную историю, пока один человек не вытащил меня из неё. Это для его корабля я ищу запчасти.
— А что тебе нужно?
— Я думала, может, у тебя найдётся несколько регулировочных катушек «CP-2» и пара изоляционных трубок Т-класса.
— Ого, похоже, у вас высококлассное судно. А мой товар, конечно, не настолько продвинутый… У меня нет именно этих катушек, но есть похожие на складе. Тебе нужно самой взглянуть. Пойдём, если хочешь, склад в поселении, это недалеко.
— Конечно, идём.

Пока они шли, Тали оглядывала окрестности. Сложно было поверить, что два года назад в этом мирном месте ей приходилось укрываться от враждебных гетов и сражаться с чудовищными ползунами Торианина. Теперь от тех событий не осталось и следа. Никакого дыма, огня, свиста пуль…
Яркая вспышка ударила в глаза, за ней последовал громкий треск. Торговка, шедшая рядом, без чувств повалилась на землю.
— Это не та кварианка, идиот! — послышался негодующий крик. Тали резко обернулась и увидела позади себя группу людей. Один из них держал в руках электрошоковый пистолет.
Она потянулась за дробовиком, но с ужасом вспомнила, что оставила оружие на корабле. А люди продолжали осторожно приближаться к ней.
— Шепард, мне нужна помощь! — быстро проговорила Тали в коммуникатор. Ответа не последовало. — Шепард! «Нормандия»… Кто-нибудь!
— Даже не пытайся, — сказал один из людей. Они подходили всё ближе. — У нас есть подавляющее устройство.
Показания на внутреннем дисплее визора кварианки подтверждали его слова: вся связь была заблокирована.
— Давай не будем всё усложнять. Ты просто пойдёшь с нами, — продолжил человек. Похоже, он был лидером группы. — Ты же не хочешь закончить, как она, — он кивнул в сторону лежащей на земле торговки, не сводя глаз с Тали.
Тали встала в защитную стойку и приготовилась обороняться.
— Кто вы? Чего вам от меня надо?
— У нас нет на это времени, — нетерпеливо ответил другой человек. — Выруби её и всё. Нам надо скорее сматываться отсюда, пока нас не накрыли.
— Не могу, пушка ещё не перезарядилась! — с досадой сказал тот, кто держал в руках шокер.
— Тогда хватай её!

Люди самоуверенно приблизились к Тали. Перед ними была всего лишь безоружная девушка, которая с её хрупкой на вид фигуркой не сможет оказать никакого сопротивления нескольким здоровым мужчинам. Однако они не учли кое-чего: эта девушка прошла серьёзную боевую подготовку и была закалена в боях с самыми ужасными и опасными тварями, которые только существовали в Галактике.
Как только один из них оказался на достаточно близком расстоянии, так сразу же получил сильнейший удар ногой в живот и отлетел назад. Тали молниеносным движением вытащила клинок из ножен над лодыжкой и полоснула им по горлу второго нападающего, заходящего сбоку. Тот судорожно схватился за шею, словно пытаясь заткнуть рану, но через секунду повалился навзничь, заливая кровью бетонный пол.
Ещё один попытался схватить Тали за кисть и выбить нож, но кварианка быстро перекинула оружие в другую руку и вонзила его в глаз мужчине. Когда он падал, его голова вывернулась в сторону, и клинок, застрявший в глазнице, выскользнул из рук девушки.
В этот момент сзади её обхватил ещё один нападающий и сильно сжал в руках. Тали попыталась вывернуться, издав громкий, почти рычащий возглас, но противник крепко держал её, и она начала с силой наносить удары головой, пользуясь тем, что задняя часть её шлема была выполнена из твёрдого металла. Тот охал от боли, но не выпускал кварианку из захвата. Один из сообщников попробовал помочь ему, подойдя спереди, но металлический носок обуви Тали, прилетевший в челюсть, свёл на нет его попытку. На пол посыпались выбитые зубы вперемешку с брызгами слюны и крови.
Новая яркая вспышка на долю секунды озарила стены, и тело кварианки бессильно обмякло — шоковый пистолет перезарядился и положил конец её отчаянному сопротивлению. Нападавшие одержали победу, но поплатились на неё тяжёлыми ранениями и двумя погибшими.


***


Из коммуникатора Шепарда раздался голос СУЗИ:
— Коммандер, я зафиксировала несколько приближающихся судов Альянса. Они только что вошли в систему и прибудут на планету через двенадцать минут.
— Вот так сюрприз! Здесь же не ходят патрули Альянса! Должно быть, кто-то из колонистов доложил куда следует, — Шепард вздохнул с досадой. — Спасибо, что предупредила. Хотя мы уже погрузили всё необходимое, так что пора отправляться.
Догрузив ещё немного ящиков, Шепард торопливо попрощался с Шиалой и колонистами, помогавшими с погрузкой.
— Расчётное время прибытия — пять минут, Шепард, — сообщила СУЗИ.
Капитан в этот момент уже прошёл по закрывшемуся грузовому трюму и остановился возле лифта.
— Мы тут закончили, так что вылетаем. Все на месте? — спросил он ИИ.
— Весь экипаж идентифицирован на борту судна, кроме Тали.
— Тали, где ты? — произнёс он в коммуникатор. — Нам нужно уходить немедленно!
Ответа не было.
— Тали?
Снова тишина.
— СУЗИ, найди её.
Спустя десять секунд ИИ дал ответ:
— Я послала четыре идентификационных пакета данных на коммуникатор и встроенный в её костюм компьютер, но ответные пакеты не получила. Я не могу установить её местонахождение.
— Что за чёрт? Где она может быть?
— Четыре минуты, Шепард.
— Мы не улетим без неё.
— У меня есть предложение. Я выведу корабль на орбиту и включу стелс-системы, чтобы нас не обнаружили. Мы просканируем колонию с орбиты и вышлем за Тали’Зорой челнок.
Шепард, немного поколебавшись, согласился.
— Ладно, так и поступим.

В течение нескольких минут «Нормандия» вышла на орбиту Фероса и включила маскировку. Почти сразу же показались корабли Альянса. Выждав немного, СУЗИ принялась сканировать колонию.
— Нашла её? — с нетерпением спросил Шепард, нервно вышагивая по БИЦ.
— Ещё нет.
— Проклятье… А что там с этими кораблями Альянса?
— Видимо, они специально оборудованы для противодействия «Нормандии», — начала объяснять СУЗИ. — Я попыталась просканировать их, но все жизненно важные системы оказались не подключены к сети. Кибератака невозможна. Также они оборудованы световыми сенсорами дальнего действия и могут обнаружить нас даже в режиме маскировки на большом расстоянии. Именно поэтому мы держали с ними дистанцию.

Через два часа беспокойных метаний Шепард наконец не выдержал.
— Слишком много времени прошло, а я не могу больше ждать. Нужно собрать команду для высадки. СУЗИ, вызови Миранду и Джейкоба, пусть готовятся, — с этими словами он направился к лифту.
— Коммандер, у нас входящий вызов! — сообщил Джокер.
Шепард остановился и быстро спросил:
— Это Тали?
— Нет, но…
— Тогда пускай подождут.
— Коммандер, это… Призрак.
Шепард почувствовал, как в его животе завязался холодный узел. Похоже, сбылись самые худшие догадки, мелькавшие в его мозгу все эти два часа. Тали пропала, и тут же объявился лидер «Цербера» — всё становилось предельно ясно.
— Передай вызов в конференц-зал, — мрачно произнёс капитан.

Связь установилась, и перед Шепардом, стоящим посреди комнаты совещаний, возникла голограмма. Однако вместо привычной картины с Призраком, сидящим в кресле, коммандер увидел нечто вроде изображения с камеры наблюдения внутри маленькой узкой комнатки, взамен дальней стены стояла металлическая решётка. Всё это было похоже на тесный тюремный карцер — никаких окон, лишь голые бетонные, давящие на психику стены. Тусклая лампа посреди потолка слабо освещала помещение.
Несколько секунд ничего не происходило, а затем взору Шепарда предстало страшное зрелище, приведшее его в неописуемую ярость. Он увидел, как несколько человек подвели отчаянно сопротивляющуюся Тали к карцеру и буквально закинули её внутрь, захлопнув за ней решётку. Кварианка тут же поднялась на ноги и схватилась за прутья, по движениям её головы было видно, что она что-то кричит, но звук по связи не передавался.
Изображение на секунду исчезло, и перед Шепардом появилась голограмма Призрака. Синтетические сине-стальные глаза сияли как-то особенно ярко. Коммандер, только что увидевший, как его любимую всей душой кварианку бросили в тесную клетку, с трудом сдерживал себя, чтобы не броситься в бесплодную атаку на голограмму. Он лишь с бессильной злобой смотрел на лидера «Цербера», и каждая деталь его облика вызывала в нём дикую ненависть: дорогой, пошитый на заказ костюм, ухоженная причёска и даже эта чёртова сигарета между указательным и средним пальцами.

— Какого хрена ты с ней сделал, грёбаный выродок?
Призрак, казалось, не обратил никакого внимания на оскорбление, а лишь неспешно поднёс сигарету к губам и спокойно затянулся. Он наслаждался своим положением — все козыри были в его руках.
— Отвечай!!! — проорал Шепард.
Призрак выждал ещё несколько секунд и наконец заговорил:
— Не беспокойтесь. Мы не причинили ей никакого вреда и не причиним в ближайшее время.
Коммандер почувствовал небольшое облегчение, однако общее чувство волнения и злобы никуда не делось.
— Зачем ты её забрал?
— Уверен, у вас ко мне много вопросов. Не волнуйтесь, я вам всё расскажу. Вам предстоит принять сложное решение, и мне важно, чтобы вы были в курсе всех деталей.
Шепард не знал, к чему он клонит, но его это и не интересовало. Весь разум капитана был занят одной мыслью: как вернуть Тали.
— У меня была небольшая группа в колонии Надежда Чжу, — начал объяснять Призрак. — Я направил их туда сразу после открытия Торианина, чтобы они смогли изучать его споры. Ничего интересного они не обнаружили, но спустя три года от них наконец-то поступила очень интересная информация. Они сообщили, что вы прилетели на Ферос, чтобы пополнить запасы. Признаюсь, я не мог поверить в такое везение. Но поблизости не было моих кораблей, а упускать вас снова я не имел права, поэтому предупредил Альянс по своим каналам. Если б они откликнулись быстрее, то поймали бы вас, а дальше я бы сам надавил на нужные рычаги. Но я предвидел, что это не сработает, и приказал моей команде на Феросе найти любой способ достижения цели, который только придёт в голову. И они не подвели. Я даже не представлял, что они додумаются украсть у вас вашу бесценную кварианку, с которой вы так любите совокупляться.
— О чём ты говоришь? Какая ещё цель?
— «Нормандия», — Призрак вновь затянулся сигаретой, совершенно спокойный и уверенный в своих словах.
Нахмуренная, ожесточённая гримаса на лице Шепарда сменилась на выражение озадаченности и полной растерянности.
— Ты что, шутишь? «Нормандия»?
— Я никогда не шучу, запомните это.
— Да нет, этого просто не может быть. Если ты и впрямь хочешь забрать у меня «Нормандию», то ты или круглый дурак, или охрененный клоун! — Шепард никак не мог взять в толк, почему Призрак готов пойти на всё, лишь бы вернуть себе судно. Единственной на то причиной могла быть разве что банальная озлобленность.
— Почему бы мне не хотеть этого? Она моя. Я вложил в неё деньги, построил её. «Нормандия» принадлежит мне. Я предоставил её лишь на время, чтобы у вас было достойное оружие против Коллекционеров, и даже намеревался оставить её вам до момента нашей совместной победы над Жнецами. Но вы избрали другой путь, и теперь я хочу вернуть свою собственность.
— Ты удивляешь меня. Мне многое в тебе не нравилось, но я даже не предполагал, что ты будешь мешать мне в настолько важном деле, как борьба со Жнецами, только лишь ради удовлетворения жалкой жажды мести. Несмотря на все твои отвратительные черты, я думал, что в тебе есть хоть капля добропорядочности. Но я ошибался.
— Моя главная цель та же, что и у вас, — остановить Жнецов, — возразил Призрак. Он не позволял эмоциям взять верх над собой, но не мог делать вид, что ему всё равно, когда речь заходила о его моральных принципах.
— Тогда почему?! — выкрикнул Шепард. — Почему? Зачем идти на такие уловки, чтобы забрать у меня корабль? Зачем похищать Тали и использовать её, как козырь в торге? Ты потратил миллиарды кредитов на моё воскрешение. Ты дал мне судно, команду, снаряжение — всё, чтобы я мог бороться против Жнецов. Я твоя лучшая надежда на объединение Галактики против общей угрозы. Чёрт возьми, да я даже кварианцев и гетов помирил! Мы хоть немного готовы ко встрече со Жнецами только благодаря мне и этому кораблю! А сейчас ты хочешь отобрать его у меня? Скажи мне, почему?!
Призрак уверенно потушил сигарету и оставил её в пепельнице.
— Потому что я переоценил вас, — из его голоса ушло всё спокойствие, осталось лишь холодное раздражение. — Я предвидел, что ваш идеализм не позволит вам продолжать работу с «Цербером», но я до конца верил в вашу способность принимать правильные, умные решения. Но вы решили не использовать оружие нашего врага — его технологии — против него самого. Вместо этого вы всё уничтожили. Во время Второй мировой войны, когда войска союзников нашли нацистские разработки ядерного оружия, они не уничтожили их в страхе, о нет, они использовали их. База Коллекционеров могла привести к нашему собственному «Проекту Манхэттен». Она могла перетянуть чашу весов в нашу сторону, дать нам доступ к технологиям Жнецов, к пониманию их работы, их восприятия, их образа мышления! База могла стать ключом к контролю над ними! С ней наши возможности поднялись бы до заоблачных высот, каких не достигала ни одна раса в истории. Мы могли прервать Цикл и обрести неограниченное могущество! Но вы лишили нас всего этого, потому что поддались страху. Вы думаете, мир между кварианцами и гетами что-то значит? Думаете, от этого что-то изменится? Это так же глупо, как верить в то, что мир между двумя деревнями майя спасёт их от конкистадоров. Поэтому мне и нужна «Нормандия». Она построена с использованием имеющихся у нас технологий Жнецов. Дело не только в СУЗИ, на корабле установлена их система «Свой-чужой». С ней я бы мог посылать команды, чтобы спасти последние остатки разрушенной вами надежды. Возвращение «Нормандии» является моей первоочерёдной задачей. Вот почему я по своим каналам дал Совету знать про СУЗИ и гета на борту корабля — чтобы вас арестовали и вывели из игры. А теперь по этой же причине мне пришлось похитить Тали’Зору. Если вы хотите получить её обратно, то у вас есть семьдесят два часа, чтобы вернуть мне судно.
— Ты сукин сын! Так это из-за тебя меня арестовали! И это после всего, что я сделал, чтобы остановить Жнецов? Ты на самом деле думал, что будет хорошей идеей оставить меня гнить в клетке, пока Жнецы разоряют Галактику?
Шепард тут же вспомнил рассказы его экипажа про «церберовцев», пытавшихся угнать «Нормандию». Теперь всё стало предельно ясно.
— Я бы мог в любой момент организовать ваш побег в случае надобности. Знаете, Шепард, сражаться — это всё, что вы действительно хорошо умеете. Больше вы ни на что не способны, особенно когда дело касается принятия сложных решений. В конце концов, вы не более чем цепной пёс. Вам дают команду «фас», и вы уничтожаете цель. Это всё, чему вы обучены, нельзя ждать от вас чего-то большего. А что делают с цепными псами, когда они не нужны? Их запирают в клетке, — на лице Призрака появилось то, чего ни Шепард, ни кто-либо ещё почти никогда не видел, — лёгкая, едва уловимая улыбка.
— Цепной пёс, говоришь? — коммандер злорадно ухмыльнулся. — Тогда ты узнаешь, что бывает, когда злого пса загоняют в угол.
— Семьдесят два часа, — повторил Призрак. — Опоздаете хоть на минуту, и я не смогу поручиться за жизнь вашей кварианки.
Вызов оборвался, и изображение Призрака пропало. Шепард продолжал стоять на месте, его лицо было искажено яростью и ненавистью. В конце концов он со всей силы треснул кулаком по столу конференц-зала.
— СУЗИ, созови весь экипаж сюда, немедленно.

Коммандер стоял, положив руки на стол и глядя перед собой немигающим взглядом. Злоба быстро угасла, на её место пришли боль, отчаяние и тоска по любимой. Ничего ему не хотелось больше, чем спасти Тали, закрыть её собой от опасностей, сделать так, чтобы ей больше никогда ничего не угрожало. Но из глубины наиболее тёмных частей его души те самые злые демоны, что прячутся на задворках сознания, неустанно подсовывали разуму Шепарда ужасные картины, как Тали страшно пытают, мучают, а она тщетно зовёт на помощь своего возлюбленного… Но Шепард отгонял прочь эти видения, не в силах даже думать о таком.
Призрак оставил коммандеру два выбора: или бросить Тали на произвол судьбы и продолжать сражаться против Жнецов, или спасти её, но потерять «Нормандию», что положит конец его миссии. Оба варианта были совершенно неприемлемы, и капитан надеялся, что команда поможет ему найти выход.

Первым пришёл Легион. Впрочем, его пунктуальность не была чем-то необычным.
— Вы уже установили местонахождение создателя Тали’Зоры? — спросил он.
— Да, — ответил Шепард, не поднимая взгляда и не двигаясь с места. — Я расскажу, когда все соберутся.

Спустя несколько минут большая часть экипажа собралась в конференц-зале. Шепард, не желая всё пересказывать самостоятельно, дал указание СУЗИ ещё раз прокрутить запись его разговора с Призраком.
Первой выступила Миранда:
— Приношу свои извинения, коммандер. Я не знала, что у «Цербера» была группа на Феросе, но я должна была предвидеть, что инцидент с Торианином вызовет интерес у Призрака.
— Никто не мог знать, — мрачно ответил капитан. — Я хочу вернуть Тали и при этом сохранить «Нормандию». За этим я собрал вас здесь. Предложения?
— Ответ очевиден, — уверенно сказал Гаррус. — Мы найдём, где её держат, и вытащим оттуда. Пусть Призрак засунет себе свои сделки куда поглубже. Будем играть по нашим правилам.
Шепард взглянул на Миранду:
— Есть идеи, куда её могли увезти?
— Боюсь, нет, — покачала головой оперативница.
— «Цербер» может держать её где угодно, — добавил Джейкоб.
— Шепард, — подала голос СУЗИ, — я проанализировала входящий вызов от Призрака. Похоже, изображение с камеры наблюдения транслировалось в прямом эфире, прямо с источника, а не было записано заранее.
— Ты можешь определить, откуда шёл сигнал? — спросил коммандер.
— Да. Передача была тщательно зашифрована и пропущена через множество коммуникационных буёв для сокрытия её происхождения, однако я смогу отследить местонахождение источника. Это займёт немного времени.
Джейкоб удовлетворённо хмыкнул:
— Это отличные новости. Как приятно иметь продвинутый искусственный интеллект в качестве союзника.
— Теперь спасение Тали — лишь вопрос времени, — подытожил Гаррус. — Мне даже немного жаль тех идиотов, которые держат её под замком.
— Нет… — вдруг возразила Миранда. — Это не так. Что-то здесь нечисто, — её слова резко контрастировали на фоне нарастающего общего оптимизма. — Это слишком просто. Призрак не допустил бы такую ошибку. Если б он хотел спрятать Тали так, чтоб её никто никогда не нашёл, он бы сделал это.
— Мы согласны с Мирандой, — поддержал её Легион. — «Цербер» — создатель СУЗИ. Они знают её возможности. Если они допустили возможность определения местонахождения создателя Тали’Зоры, то сделали это намеренно, с целью получения преимущества. Вероятно, это ловушка.
Шепард знал, что эти возражения не лишены смысла.
— Ты определила, где держат Тали? — спросил он СУЗИ.
ИИ ответил спустя несколько секунд:
— Да. Следы сигнала ведут к сетевым системам, принадлежащим «Корд-Хислоп». Шепард… это неожиданно. Она на Земле, в штаб-квартире корпорации «Корд-Хислоп Аэроспейс».
— Что? — изумился коммандер. — Земля? Почему Земля?
Услышав эту новость, Миранда сразу всё поняла. Теперь становилось ясно, почему было так легко вычислить местоположение Тали, несмотря на сложное шифрование сигнала. Миранда слишком долго работала с Призраком, и все его приёмы были ей хорошо известны.
— Призрак хочет, чтобы мы попытались спасти её, — заявила оперативница. — Он на это и рассчитывает, зная, что мы никогда добровольно не отдадим «Нормандию». А ещё он знает, что мы не оставим Тали на произвол судьбы, не сражаясь за неё. Призрак навязывает нам этот бой, который будет идти по его правилам.
— Но зачем отвозить её на Землю? — озадаченно спросил Гаррус.
— Потому что это единственное место, где у нас нет никаких шансов. Если б он отвёз её на какую-нибудь «церберовскую» базу, нам бы не составило никакого труда взять её штурмом и вытащить Тали. Но она находится посреди земного мегаполиса, в самом центре деловой и культурной жизни, и даже если мы каким-то чудом прорвёмся сквозь войска Альянса на орбите Земли, то нам придётся столкнуться ещё и с местными вооружёнными силами, не говоря уже об охране самого здания «Корд-Хислоп». А на практике нам даже не удастся войти незамеченными в Солнечную систему, потому что ретранслятор Харон находится под наблюдением как Альянса, так и «Цербера».
— А если мы включим маскировку сразу после выхода из ретранслятора? — с надеждой спросил Шепард.
— Не поможет. Ретранслятор окружён и визуальными датчиками.
— А что, если мы оставим «Нормандию» и полетим на челноке или даже простыми пассажирами на коммерческом судне?
— Идея с челноком не сработает, так как это судно военного класса, и нам придётся проходить процедуры идентификации. А воспользоваться частными перевозками смогут только люди, потому что инопланетники привлекут слишком много внимания на Земле, и это без учёта того, что группа проникновения будет совершенно лишена поддержки с большим риском быть пойманной или погибнуть.

Все в конференц-зале погрузились в тяжёлые раздумья. Затем Миранда продолжила говорить, выражая общие мысли:
— Шепард, мне… Мне действительно очень жаль, я не хочу этого говорить, но я не вижу никакого способа спасти её, не подвергая всех нас смертельному риску. Если б только её держали в любом другом месте, но Земля…
— Я не желаю этого слышать! — резко оборвал её Шепард. — Выход есть всегда, и мы найдём его. Мы не бросим Тали… Мы не можем её бросить. Только не на растерзание «Церберу», — страшные картины чудовищных опытов, проводимых «Цербером», вновь начали всплывать в его разуме. — Мы не выйдем из этой комнаты, пока не составим план спасения.
Гаррус поддержал друга:
— Шепард прав. Тали одна из нас, а нашей команде уже удавалось совершить невозможное. Мы что-нибудь придумаем.
— Со всем уважением, коммандер, — взял слово Джейкоб, — здесь я соглашусь с Мирандой. У нас просто нет вариантов. Подумайте сами: чтобы спасти Тали, нам придётся пробиваться сквозь оборону Альянса, воевать с местными властями и штурмовать небоскрёб, доверху забитый агентами «Цербера». И всё это ради неё одной. А как мы вообще уберёмся с планеты без поддержки «Нормандии»?
— Знаешь что, мне начхать, что там думает Чирлидерша, — вмешалась Джек. — У меня есть свой план: несколько из нас незаметно проникнут в здание, и тогда никакие «церберовские» выродки нам не помешают.
— Да, думаю, это возможно, — оживился Гаррус. — Но нам нужно найти способ сделать это, не убивая местных стражей правопорядка. Они здесь вообще ни при чём.
— Нет, только не снова, — возмутилась Миранда. — Я уже слышала это от тебя, когда Шепарда арестовали на Цитадели. В этот раз погибнет много невинных, просто прими это как должное. Не усложняй то, что и так почти невыполнимо.

В ответ Гаррус бросил одно из своих излюбленных едких замечаний, Миранда огрызнулась, и так, слово за слово, спокойная дискуссия превратилась в разгорячённый спор между членами экипажа. Одна половина делала акцент на том, что лишь благодаря взаимовыручке им удавалось выходить живыми из совершенно безумных переделок, несмотря на видимое отсутствие каких-либо шансов. Вместе они столького добились, и что вообще может пойти не так в этот раз?
«Она одна из нас! Мы своих не бросаем!»
Другая половина тоже не хотела оставлять Тали на произвол судьбы, но считала, что риск слишком велик. Нет, за себя они не боялись, но считали главной задачей продолжать подготовку к вторжению Жнецов. Что, если Шепарда и других членов команды убьют на Земле? Что, если «Нормандию» собьют или захватят во время штурма? Что, если потеря «Нормандии» и провал их миссии приведёт к победе Жнецов и уничтожению триллионов разумных существ по всей Галактике? Неужели жизнь лишь одного из них стоит такого риска?
«Если мы потеряем „Нормандию”, то не сможем собрать союзников и подготовиться к битве! Как мы будем сражаться со Жнецами без „Нормандии”?»
Верного ответа на эти вопросы никто не знал.
Но среди членов экипажа, погрузившихся в жаркие споры, лишь один человек не проронил ни слова, тихо стоя на месте и направив невидящий взор куда-то вниз. Он лишь слушал, что говорят его люди. Они обменивались репликами, стараясь опровергнуть точку зрения оппонента, но каждый из них был по-своему прав. В ходе дебатов кто-то невзначай проронил его имя: «Шепард». Капитан на секунду поднял голову, но тут же вновь погрузился в раздумья. Его разум отчаянно прокручивал все вероятности и исходы, в надежде найти правильный ответ. Хотя бы какой-нибудь.
И он нашёл.

— У неё был маленький шрам.
Он произнёс это очень тихо, но достаточно, чтобы обратить на себя внимание. Все сразу же затихли и обратили на него свои взгляды.
— У неё был маленький шрам на плече. На левом. Ближе к спине, — он говорил, не поднимая взора. — Как-то раз я спросил, откуда это у неё. Она улыбнулась и ответила, что это лучшее, что с ней когда-либо случалось.
Шепард взглянул на Гарруса. На лице капитана появилась усталая улыбка.
— Помнишь доктора Мишель? — спросил он турианца. — Помнишь, как она рассказала нам о Тали? Как Тали была ранена агентом Сарена и пришла в её клинику?
Гаррус лишь кивнул в ответ.
— Это от пули у неё остался тот шрам на плече…
Шепард умолк на секунду, а затем произнёс еле слышным шёпотом:
— Господи, как я люблю её…
Его глаза заблестели и увлажнились. Никто не проронил ни слова, и он продолжил:
— Я боялся этого момента с тех самых пор, как только начал что-то чувствовать к ней. Ещё очень давно, до того, как я встретил многих из вас. Там, на старой «Нормандии». Я никогда не говорил об этом, не принимал этого и даже думать об этом не хотел. Но где-то глубоко внутри я всегда боялся, что однажды настанет тот самый чёрный день, и мне придётся выбирать между нашей миссией… и ею. Мне стыдно это признавать, но я всегда страшился, что в таком случае поступлю по зову долга и выберу миссию, а не её. Что я выберу жизни миллиардов мужчин, женщин, детей… вместо её жизни. Мне не хотелось этого. Мне хотелось наплевать на всех остальных и выбрать Тали. И пусть весь мир горит огнём, главное, чтобы она была жива. И я так боялся поступить правильно. Боязнь сделать правильный выбор — самая худшая форма трусости.
Шепард замолчал на какое-то время. Губы пересохли, а горло противно ныло, словно он говорил без умолку уже несколько часов кряду. Он с трудом сглотнул перед тем, как продолжить, глаза его уже не смотрели в одну точку, а беспрерывно бегали, не в силах сфокусироваться на чём-либо.
— И я принял единственно верное решение. Нет ничего важнее нашей миссии. Нельзя отдавать корабль «Церберу», а послать группу на Землю означает отправить моих людей на верную гибель. Слишком много жизней… Слишком многое лежит на наших с вами плечах. Мы… Мы не будем спасать Тали.
После этих слов повисла давящая тишина.
— Я пойду к себе, — разбитым голосом произнёс Шепард. — Прошу не беспокоить.
Он с явным усилием повернулся и направился к выходу, но, не успев пройти и половины комнаты, услышал чей-то голос.
— Никогда не думал, что такое произойдёт, — это был Гаррус. — Но только что я потерял всё уважение к тебе. Я бы ни за что не поверил, что ты можешь повернуться спиной к члену своей команды, к своей семье. Но именно так ты и поступил.
Шепард ничего не ответил и даже не остановился, продолжая медленно шагать к двери.
— Она вернулась за тобой! — отчаянно прокричал Гаррус. — Ты сдался, опустил руки, когда Совет арестовал тебя. Но Тали не бросила тебя там. А сейчас посмотри! Ты сдаёшься, снова сдаёшься! Ты не тот Шепард, которого я когда-то знал! Когда ты был в беде, она спасла тебя! Она рискнула своей жизнью ради тебя, поставила на карту всё! Как ты мог забыть это?!
Коммандер остановился на пороге.
— Нет, Гаррус, я не забыл. Поверь мне. Не забыл.
Он вышел, и дверь за ним захлопнулась.


***


Какое-то время прошло с момента принятия тяжёлого решения — может, час, а может, два, никого это не интересовало. Весь корабль словно пронизало давящим чувством тоски. Никто не обсуждал произошедшее, никто не произнёс слов одобрения или несогласия. Даже те, кто не поддерживал идею о спасении, чувствовали подавленность решением оставить Тали на растерзание «Церберу». Это была страшная трагедия — один из их сплочённой, прошедшей бесчисленные испытания команды был обречён на долгие мучения и смерть.

Среди всех членов экипажа один чувствовал себя по-настоящему преданным; он только что стал свидетелем, как его лидер, лучший друг, брат — всё вместе — бросил на произвол судьбы ту, которая стала ему сестрой.
Гаррус стоял в главной батарее корабля, пытаясь отвлечься от тяжёлых мыслей калибровкой орудия «Таникс». Раньше его часто поддразнивали из-за того, что он слишком много времени уделяет этому занятию. Но сейчас он находился в этом мрачном, залитом тусклым красным светом месте затем, чтобы спокойно сосредоточиться на каком-нибудь деле, и неважно, что орудие уже было откалибровано так хорошо, как это вообще возможно.

Спустя некоторое время створки дверей орудийного отсека раздвинулись, озарив помещение белым светом, а через несколько секунд снова сомкнулись. Гаррус услышал позади себя шаги, но оборачиваться не стал: он и так знал, кто это.
— Вряд ли ты пришёл сюда сообщить, что передумал, — холодно произнёс турианец, продолжая работать на консоли.
— Нет, Гаррус, я не передумал.
Гаррус положил руки по сторонам от дисплея:
— Ага, я и не сомневался, — обернувшись, он встретился взглядом с Шепардом. Какое-то время они глядели друг на друга.
— Мне жаль, что так вышло с Тали, — сказал наконец турианец. — Я знаю, как ты любил её.
— И до сих пор люблю. Она всё ещё жива.
— Но её скоро не станет, Шепард.
Коммандер не ответил, лишь быстро отвёл взгляд в сторону. Гаррус тут же пожалел о сказанном.
— Знаешь, я понимаю твой выбор, — признался турианец. — Полностью понимаю. Часть меня знает, что это единственно верное решение. Та часть, которая была бы готова пожертвовать тысячей жизней ради спасения миллионов. Просто беспощадный расчёт. Но вот что на самом деле пугает меня, так это то, что я потерял веру.
— В меня?
— В нас, — поправил Гаррус. — Я всегда поражался тому, что нам удаётся. Мы провернули несколько совершенно безумных авантюр. Мы сделали то, что любой в здравом уме признал бы невозможным: нашли Илос, уничтожили базу Коллекционеров. Я знаю, насколько Жнецы могущественней нас, но какое-то время меня это не волновало. Я слепо верил, что ты приведёшь нас к победе, что для нас нет ничего невозможного, будто ничто во всей Вселенной не сможет встать у нас на пути. Но сегодня нас обставил какой-то мешок с дерьмом вместе с его трусливыми прихвостнями. Если даже они так легко с нами справились, то против Жнецов у нас вообще нет никаких шансов и никогда не было, не так ли?
Шепард шагнул ближе и положил руку на плечо друга.
— Надежды всегда было мало. Но ведь была хоть какая-то и до сих пор есть. Даже если она всего лишь маленькая светлая точка в тёмной Вселенной, то это уже что-то, и этого достаточно.
— Не в этот раз, — Гаррус покачал головой и отвернулся.
— Я никогда не говорил тебе этого, но ты всегда был для меня источником надежды, Гаррус. Я знаю, что если со мной что-то случится, ты встанешь на моё место. Ты ничем не уступаешь мне, а может, даже и превосходишь. Тебе не хватает лишь доли уверенности в себе. Я говорю про настоящую уверенность, а не те шуточки, которые ты так любишь отпускать ради бравады. И я говорю это со всей искренностью: я не так беспокоюсь за свою жизнь, пока ты здесь. Ты доказал, что обладаешь всем необходимым, чтобы встать во главе нашей команды в случае чего. Если я погибну до победы над Жнецами, эта мысль облегчит мою смерть: Гаррус продолжит наше дело. Он станет лидером. Он остановит Жнецов.
Турианец вновь повернул голову и внимательно посмотрел на капитана.
— Что с тобой происходит, Шепард? Ты говоришь так, будто вот-вот собираешься помереть.
— Может, и собираюсь. Кто знает, что готовит нам будущее. Знаешь, после того, что произошло с Тали… всё уже не так радужно, как казалось, — он умолк на несколько секунд. — Ладно, я пойду. Хочу побыть один.
Гаррус кивнул, а когда Шепард повернулся, чтобы уйти, произнёс:
— Извини за то, что накричал на тебя тогда. Я был не в себе.
— Ничего, Гаррус. Ты всё сказал правильно.

Коммандер покинул главную батарею и вскоре уже был у себя в каюте. Теперь, в одиночестве, он сел на кровать, активировал инструметрон и включил голограмму, сделанную в промежутке между его воскрешением и изгнанием кварианки, в то время, которое сейчас казалось такими далёким и счастливым… На голограмме Шепард и Тали, прижавшись щеками, беззаботно улыбались прямо в камеру. Тогда всё было гораздо проще. «Цербер» всё ещё был союзником, а угроза Жнецов казалась иллюзорной, почти несуществующей.
Шепард медленно поднял руку, словно пытаясь дотронуться до голографического изображения кварианки. Ему казалось, что он чувствует тепло от её мягкой кожи… Он не знал, то ли из-за многих лет, проведённых в стерильном костюме, то ли из-за особенностей кварианской физиологии, но кожа Тали была самым нежным, что он когда-либо ощущал.
Ещё раз взглянув на её лицо, он произнёс тихим шёпотом:
— Не бойся, любовь моя. Всё будет хорошо.
Встав с кровати, капитан выключил голограмму и вызвал СУЗИ.
— Да, Шепард? — последовал незамедлительный ответ.
— Мне понадобится твоя помощь.



 

Отредактировано: Alzhbeta.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 28.09.2015 | 1283 | 4 | мШепард, Daimio, призрак, Гаррус, адамо, Тали, перевод, миранда | Daimio
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 9
Гостей: 8
Пользователей: 1

Alone2050
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт