Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

ME Afterlife: Властелин глубин. Глава 18 (Часть 1)

Жанр: приключения, детектив;
Персонажи: ОС;
Статус: в процессе;
Аннотация: Палладий находит костюм кварианки, но не ее саму, Вайлет находит шанс на спасение, а турианец находит повод начать отсчет.

 




Внутри затонувшего Жнеца. Атлантический океан. Земля.

Это была даже не боль — а нечто большее, данное свыше.
Как данное, так и отобранное обратно. Иначе сложно объяснить, почему боль отступила, несмотря на блокированную азари медицинскую функцию обезболивания.
Вайлет перестала чувствовать пульсирующее безумие, терзавшее ее руки. Даже прессующее психику давление на грудь, убивающее, удушающее невозможностью сделать мало-мальски глубокий вздох, чтобы не задохнуться от миллионов и миллионов маленьких смертей, даже это все как-то уже стихло, помутнело, вытерлось из угасающего сознания.
Гипоксия взяла в свои ласковые руки такой большой и такой бессильный сейчас организм комиссара. Блад с наслаждением отступила от черты безумия, вызванного собственной ничтожностью... и глупостью. Надо же так проколоться! Надо же было настолько недооценить бывшую коммандос!
Впрочем, Вайлет больше не сокрушалась. Ни времени, ни возможностей постонать и покорить себя уже не было. Блад умирала и знала это. Гуманность азари, отстрелившей ей ладони и запаявшей обрубки в панацелиновый кокон, не касалась раздробленной грудины, где сто миллиардов костяных щепок вонзились вовнутрь самой Вайлет. И ладно бы они пробили оба легких — это еще можно было бы пережить. Панацелин в крови, заменившей ее чуть ли не на пятую часть, с легкостью купировал внутреннее кровотечение в бронхах, блокировал их схлопывание и предотвращал пневмоторакс.
Хуже то, что одна из размолотых костяшек нанесла гроссмейстерский укол прямо в сердечную мышцу. И каждый цикл сокращения не только доставлял мучительную боль, но и разрывал, разрывал, делал все более слабым и вялым сердце комиссара. Услужливый медблок скафандра подавал всю необходимую информацию о состоянии своего владельца, с каждой итерацией сокращая и сокращая «время неотложной госпитализации».
О том, что вот она — расплата за тугодумие, Вайлет подумала уже совсем краешком своего сознания, когда даже регулярные кинжальные тычки в грудину, казалось, начали угасать, терять мучительную жестокость...
«Ты еще жива, комиссар».
Вайлет даже не вздрогнула, когда чужой, но такой знакомый голос донесся до ее слуха. Нет сил вздрагивать...
«Я чуть не опоздал, Вайлет, — продолжил Ален Мортимер. — Извини. Но спасибо нашей кварианке, она выбрала правильную сторону».
— Т-ты..., — Вайлет попыталась сказать хоть слово, хоть одно имя, но для этого нужно набрать в грудь воздуха, а такого счастья доробовик азари лишил ее давно, еще на заре становления Вселенной. То есть минут шесть или семь назад.
«Не пытайся говорить, ты себя угробишь! — приказал голос Мортимера. — Помощь уже в пути. Просто не двигайся и жди. Нам нужно снизить потребление тобою кислорода. Ты можешь пользоваться внутришлемным интерфейсом? Не отвечай. Просто шевельни стопой, если можешь.
Вайлет скосила залитые потом глаза вправо, где внутри шлем-маски располагался детектор положения зрачка. Умный компьютер послушно активировал сервисные фукнции, окрасив голо-экран в изумрудные тона. Блад толкнула в сторону левой ступни нервный импульс, надеясь, что тело все-таки послушается и Мортимер, или кто там за него, увидет ее немощное подергивание конечностью.
«Так, вижу. Теперь слушай сюда, Вайлет. Слушай и очень, очень попытайся сделать все то, что я тебе скажу. Так, заходи в меню „Управление костюмом“, далее „Коммуникации“, далее „Внешний ком.“. Не обращай внимание на статус „Недоступен“ — это блокировка системы диагностики. Сейчас тебе нужно открыть служебное меню и ввести код безусловной разблокировки аппаратных функций внешнего коммуникатора. Получилось? Да, именно так, Блад. Ты молодец. Теперь вводи цифры: два, шесть, шесть, три, девять. Нет, три-девять, а не три-шесть. Давай заново. О, молодец, Вайлет. Сейчас я подключусь к интерфейсу удаленного врача и... Так, готово. Через минуту ты, возможно, потеряешь сознание, но не волнуйся, мы тебя вытащим. Все, теперь просто жди».
— Ты... где? — все-таки не удержалась и выдохнула в микрофон Блад. О том, что звук мортимеровского голоса доносится не из райских кущ, а из коммуникатора, Вайлет все-таки догадалась своим умом, а не по подсказке гласа свыше.
«Я — везде, Блад. Я вокруг тебя. Я помогу. Мы поможем. Просто жди».

***

Кварианка в изнеможении упала прямиком на попу. Не без улыбки вспомнила, как делала то же самое давным-давно... Кила! Кажется, это было целую вечность назад! Тогда, в бытность ее обычной маленькой программисткой на задрипанном буксире... Когда недогляд одного из коллег чуть не отправил ее к родне — в другой, лучший мир.
Тогда она тоже, сгорбатившись, сидела в подобном этому узком тоннеле — части космического корабля. С той лишь разницей, что тот корабль не являлся машиной смерти длиною в два километра.
— Я закончила, комиссар, — произнесла Полани на волне ее нового-старого друга. — Цепи контроля системами доступа к нейрокоммуникатору периферийной нервной системы восстановлены. Также работает часть системы внешнего обзора. И я наладила доступ к конфигуратору молекулярного сборщика, Ален.
«Отлично, Полани», — одобрительно произнес и знакомый, и в то же время совершенно незнакомый голос.
Альтис своим немузыкальным слухом все-таки узнавала в нем тона, свойственные Алену Мортимеру, когда он еще пользовался своей биологической оболочкой. Теперь же, когда она помогла ему же себя же и укрыть в бесконечных лабиринтах Жнеца, голос походил на... Как будто кто-то записал множество речей комиссара Мортимера и сейчас воспроизводил их с использованием концертного ВИ. То есть очень, очень похоже по тональности и звучанию, но совершенно без души. Как будто и в самом деле хорошо запрограммированный робот-вокалоид.
Впрочем, этого и следовало ожидать. Ведь общается с ней сейчас не сам Ален Мортимер, а слепок его сознания, осажденный в бесконечной электронной памяти галактического исполина — дредноута Жнецов класса «Властелин».
«Я получил доступ к некоторым ресурсам машины, — проинформировал суховатый голос Алена. — Теперь ты нужна мне в узле связи — нам надо предупредить Комиссию о грядущих неприятностях».
— Какого рода неприятностях? — насторожилась Полани.
— Левиафан на шаг впереди нас, девушка, — объяснил Мортимер-в-Жнеце. — Я не вижу Томаса на вершине расселины. Точно так же, как ты не видишь его в тактическом окружении нашего взвода. Если он оказался под влиянием Левиафана, наши дела осложнились. У него единственный надежный канал связи с поверхностью. Твой нейтринник ведь не добивает до орбиты?
— Боюсь, что нет, — девушка еще раз проверила устройство, но с тем же результатом. — Четыре километра воды — слишком даже для кварианского коммуникатора. На Раннохе никогда не было столько жидкости, чтобы озадачиваться надежной подводной связью. А вода...
— Да, я знаю, — прервал ее комиссар. — Вода — одна из немногих субстанций, эффективно демодулирующих нейтринный поток. Не хочу показаться циником, но лучше бы, если бы Томас просто был умервщлен Левиафаном. Но боюсь, старая тварь слишком умна, чтобы совершать подобные ошибки. Вайлет и так уже однажды обманула ее...
— Обманула?
— Взрыв около уродливой скалы помнишь? Там, снаружи, на глубине?
— Д-да... Но при чем тут...
— При том, что эта уродливая скала — и есть Левиафан! Он пролежал на дне сотни миллионов лет! Без движения, потерявший все конечности, почти без энергии, но все еще живой. Как ты думаешь, во что он должен был превратиться, как не в кусок окальцинированного камня?
— Не знаю, — призналась Полани, чьи познания в океанских делах можно было оценить как «нулевые». — Но ведь Жнец тоже...
— Конкретно этот Жнец упал на Землю всего полвека назад. И я подозреваю, что не без помощи нашего окаменевшего друга... Впрочем, это сейчас неважно. Ты отдохнула? Мне нужно, чтобы ты как можно быстрее отправилась к узлу связи — на помощь комиссару. Мне удалось перепрограммировать медблок ее скафандра, но без твоей помощи Вайлет долго не продержится.
— Но почему я?
— Потому, что ты единственная, кому я могу доверять, кварианский Паладин! — немного повысив даже голос, произнес синтетический слепок разума Алена. — Кроме того, я не верю, что остальные члены команды смогут противостоять азари-коммандос. Совет Матриархов хорошо играет, очень хорошо. И Аринт — одна из их сильнейших фигур. Но партия еще не сыграна. Ты готова?
Полани перевернулась со спины на живот и, захлопнув технологическую створку в стене, кивнула. Потом опомнилась и подтвердила голосом:
— Да, комиссар. Я готова. Ведите меня.

***

Палладий медленно зверел.
Мало того, что его обвела вокруг мелкая пигалица, так она еще и умудрилась сделать это повторно, когда он уже вышел на след ког-машгора, в котором щеголяла Паладин.
Сейчас боевой костюм был полностью в распоряжении кварианца — обнулить настройки безопасности и перепрограммировать его под себя не заняло много времени. Но вот найти ушмыгнувшую от него Полани’Альтис не удалось даже с избытком этого самого времени. Вот просто взяла и испарилась, засранка. Видимо, поняла, что в громоздком праймоподобном боевом скафандре не сможет прятаться вечно даже в столь огромном космическом корабле.
Дело в том, что ког-машгоры, конечно же, не предназначены для противодействия кварианцам. Они были их оружием, а оружие всегда будет по руке его владельцу и никогда не сможет спрятаться от него. У Палладия в библиотеке программ было достаточно старых, архивных копий времен Утренней войны, поэтому обнаружить там универсальный локатор-ответчик не составило труда. Настроить его на сигнал пусть и порядком забытой, но все-таки кварианской боевой машины — тем более.
И вот теперь новая вводная. Есть ког-машгор, но нет его былой хозяйки. Палладий выругался, не забыв при этом улыбнуться. Решительность и целеустремленность молодой соотечественницы вызвала у него смешанные ощущения. Безусловно, Палладий староват, чтобы питать к Полани откровенно романтические чувства. Но в то же время он остро не хотел конфликта с девушкой, тем более сейчас, когда они очевидно в неравных условиях — у него почти неуязвимый боевой доспех, а кварианка осталась в одном изолирующем машгоре паладинского образца. О, да, эта оболочка тоже щеголяет хитрыми функциями, но до технологической мощи ког-машгора ей бесконечно далеко.
— Палладий вызывает Вайлет Блад, — произнес кварианец, выходя на личный канал руководителя операции. — Комиссар, как меня слышите?
Молчание. Странно.
Палладий перевел селектор коммуникатора на общую волну.
— Говорит Палладий. Кто-нибудь меня слышит?
Увы, использовать гравитационную связь можно также с условностями. Одна из них — ограниченная дальность в близком присутствии активного ядра из нулевого элемента. Тесты внутри погибших Жнецов этого не показывали, но здесь, в живом дредноуте обилие нулевого элемента прямо в толще корабля серьезно гасило дальнобойность гравикомпа. Поэтому неудивительно, что ответил лишь один из членов экипажа —азарийская коммандос:
«Это Аринт. Слышу четко и ясно. На связи».
— Аринт, доложи ситуацию.
«Тебе? Кхм. Ну ладно. Нас с комиссаром сильно заджаммило в нейрокоммуникационном узле. Там просто задница Богини со связью, если уж начистоту. Я сейчас пробиваюсь обратно к шлюзу, нужно передать Томасу сообщение на орбиту. Ты где?»
Если бы Палладий не обладал возможностями ког-машгора, возможно, ложь азари проложила бы дорожку к его сердцу. Однако голубокожую подвело чутье: она и подумать не могла, что молодой кварианец добровольно передаст управление боевым костюмом своему старшему коллеге. А этот старший коллега слишком хорошо знал азари как расу, чтобы цепляться за ускользающее доверие к боевому товарищу.
Некогда боевому товарищу.
Палладий еще раз просканировал окружающее пространство встроенным в ког-машгор многоспектральным сканером и понял, что азари действительно лжет. Никакого повышенного фона, способного устроить джамминг радиосвязи, в Жнеце не было — от носа до кончика хвоста.
Кварианец снова активировал коммуникатор.
— Я нашел Полани, — произнес он. — Мы тоже недалеко от шлюза, но, по-видимому, с другой стороны от тебя. До комиссара тоже не могу достучаться. Давай встретимся на месте, может, Полани поможет тебе с нейтринником.
«Возможно, — в голосе азари послышалось сомнение. — Я могу поговорить с девушкой? Полани, ты меня слышишь»?
Палладию потребовалось не больше пяти секунд, чтобы сконфигурировать голосовой преобразователь. Благо что материала хватало — девушка, как и все кварианцы, любила поболтать сама с собой, когда думала, что никто не слышит. К счастью, ког-машгор в фоновом режиме записывал все, до чего может добраться своими сенсорами, включая и внутренний голосовой рекордер. Во времена Утренней войны кварианцы еще не прятали себя внутри скафандров, поэтому взаимодействие с ког-машгором велось в том числе и вербально — чувствительные микрофоны, пишущие голос оператора, в наличии имелись.
«Паладин Альтис на связи, — произнес Палладий в эфир голосом Полани. — Поддерживаю Палладия, но боюсь, что до шлюза мне большая петля. Я не пройду там, где пробрался он. Вы можете решить вопрос связи без меня? У Палладия тоже есть нейтринник, так что...».
«Хорошо, кварианка, — произнесла Аринт. — Мы с твоим соотечественником тогда займемся. Ты обратно к комиссару?»
«Да, я возвращаюсь в нейроком, — соврал, причем не за себя, Палладий. — Закончите — возвращайтесь. Судя по времени операции, Вайлет и обе азари уже должны подчинить себе основные функции Жнеца».
— Хорошо, — уже своим голосом ответил кварианец.
«Поддерживаю. Аринт, отбой», — закончила сеанс связи азари.
Палладий тоже выключил коммуникатор, усмехнулся и активировал в ког-машгоре боевой режим «Охотник». Обе дополнительные руки скафандра выехали из контейнеров на спине, и кварианец передал им два из четырех крупнокалиберных пулеметов, коими был оснащен костюм. В основную, уже свою собственную, правую руку Палладий взял карабин «Ригар», левую оставил свободной — на предпречье ког-машгора находился мультимодальный кинетический щит, который азари не сможет пробить ни своей винтовкой, ни биотическим зарядом.
— Двадцать шесть, голубокожая сучка, — мстительно произнес Палладий. — Я располосую тебя на двадцать шесть голубых кусков. Но сначала ты скажешь мне, что случилось с комиссаром...
На канале Вайлет Блад, несмотря на постоянные вызовы со стороны кварианца, по-прежнему стояла гробовая тишина...

***

Проникнуть в проклятого Жнеца не составило труда. Как и обещал Левиафан, обнаруженный вход, через который, должно быть, в корабль проникла группа Блад, оказался не заперт. Гидрофобная пленка затягивала клапан, взломанный молекулярным буром, однако несколько манипуляций с инструметроном и еще немного омни-геля, потраченного на борьбу с водной стихией, обеспечили турианцу проход. Увы, Аррида и думать не мог просунуться в Жнеца целиком, вместе с экзоскафом, поэтому ограничился стыковкой с дредноутом и, пользуясь стационарным аналогом «Медузы», проник в корабль.
С собой турианец взял лишь старые добрые пороховые пистолеты, с которыми ходил еще на Атлантиде, а также штатную винтовку космопеха, обнаруженную в «Супертритоне», или как он там называется. Заточенная под человеческую руку, она была не очень удобна турианцу, но за неимением лучшего... Как говорят на Земле, дареному коню в рот не смотрят.
Аррида спрыгнул на чуть наклоненный пол шлюза и огляделся. Ага, вот пара чужих экзоскафов. У открытого лепесткового люка — хитрая человеческая штука, предназначенная как раз для сканирования и взлома скрытых замков. Устройство не работает. То ли кончился заряд, то ли выключили за ненадобностью. Скорее второе: команда Вайлет без особых проблем проникла в Жнеца, а вот дальше...
Если верить Левиафану, а не верить союзнику нет причин, вся команда была заманена в ловушку и уничтожена. Точнее, индоктринирована — Жнец по-прежнему обладает способностью превращать своих врагов в союзников... нет, не в союзников, конечно же, а в послушных кукол.
Арриду передернуло, когда он представил себе своих друзей в обличии мерзких хасков. Из Вайлет и остальных людей команды, должно быть, получился знатный Каннибал — это еще полбеды. Но вот аж несколько Баньши (всего ж было аж четыре азари) — да, это может быть проблемой.
Остается надеяться, что Левиафан не подведет и будет ориентировать Арриду в его путешествии по кораблю. Создатель Жнеца до сих пор не распрощался с даром сканировать пространство на километры вокруг.
Аррида медленно прошел сначала в первый, затем во второй из вскрытых люков и, перехватив поудобнее винтовку, ступил на цилиндрический пол тоннеля, что вел в брюхо врага. Пригляделся: тоннель, точнее, огромная гнутая труба, уходила на сотни метров вперед, теряясь в абсолютной тьме. Тьме кромешной, не отдающей даже отсветов и преломлений с наплечного фонаря Арриды — брюхо Жнеца не нуждалось в воздухе, и сейчас, если верить датчикам, турианца окружала атмосфера, совершенно непригодная для жизни: хорошо, если одна десятая нормального атмосферного давления и холодно, очень холодно. По человеческим меркам, быть может, и не очень — около нуля, — но Аррида турианец, и температура замерзания воды для него совершенно некомфортна. Хорошо, что он в изолирующем скафандре, в коих выхаживают человеческие планетарные спасатели. Дорогая игрушка, приобретенная Арридой по случаю и модифицированная под турианскую фигуру.
Аррида прошел не меньше двухсот метров, когда пискнул тактический сканер. Турианец скосил глаза на внутришлемный индикатор: навстречу ему кто-то двигался. Впрочем, почему кто-то? Штатный распознаватель показывал одного из членов отряда Вайлет. Увы, Аррида не был подключен к системе управления тактического звена отряда комиссара, поэтому не мог определить точно, кто же это. Со вздохом турианец лег на пол, снял и положил рядом с собой один из пистолетов, выложил два сменных термозаряда для винтовки и пару смешных прямоугольных обойм для газодинамического оружия. Перехватил винтовку поудобнее и прицелился в темноту.
Даже если это проклятущая Баньши, у Арриды было преимущество внезапности плюс хороший прицельный комплекс. Даже в отсутствии его любимой снайперской винтовки приобретенное за безумные деньги ПО тактического компьютера делали Арриду чемпионом по стрельбе из чего угодно. Насколько он знал, пехота Жнецов обычно не сильна в пальбе — то ли мозги не работают, то ли инстинкта самосохранения нет, но в любом случае одиночного врага он завалит, кем бы тот ни был. Главное, чтобы не Тварью — но для нее нужен кроган, а Риг остался там, вне Жнеца...
Радар послушно отсчитывал метры, остающиеся до встречи с врагом. Когда индикатор приблизился к полутора сотням, Аррида изготовился, слившись в одно целое с оружием. Человеческая «Розенков» словно почувствовала решительность инопланетного гостя и перестала артачиться: легла в ладонь как родная. Компьютер наложил прицельную сетку на чуть изогнутое пространство коридора, просчитывая варианты прямого попадания и рикошетного, окрашивая для Арриды темно-зеленым сектора наиболее благоприятных направлений стрельбы.
По всему получалось, что враг ростом чуть повыше него, турианца. Может, на голову, не больше. Странно. Ни одно из творений Жнецов, вообще говоря, не было ростом меньше ста девяноста — кроме хасков, конечно. Но те обычно не выхаживают спокойно, а носятся как угорелые!
Наконец, фигура гостя начала просвечиваться и в оптическом диапазоне. Аррида внимательно присмотрелся, не отпуская из внимания прицельную систему, и... обомлел. Ему навстречу шла целехонькая, ничуть не индоктринированная азари. Во всяком случае, с виду никаких признаков Баньши не наблюдалось.
Фигура, заметив внимание Арриды, приветственно махнула изящной, тонкой, но — Аррида знал — такой сильной рукой.
— Ты как сюда попал, турианец? — крикнула азари. — И чего разлегся?

— Аринт? — турианец, явно в растеренности, поднял голову.
— А ты кого ждал? — изумилась азари. — Матриарха Бенезию?
— Стой, где стоишь, Аринт!
Турианец привстал на колено, продолжая удерживать ее в прицеле.
— Ты что, Лабракус? Левоаминокислот нажрался?
— Говорю, стой!
— Ну хорошо! Стою я, стою!
Аринт вздохнула и остановилась. Поведение турианца явно не вписывалось ни в какие сценарии.
Во-первых, его тут вообще не должно быть. То есть вообще. Этого не предусматривал ни один из планов, а их было немало, как составленных самоуверенной человеческой выскочкой, так и ею самой, азари по имени Аринт, полковника Гвардии Совета матриархов и без пяти минут Младшего советника на Титане.
Во-вторых, турианец агрессивен к члену «своей» команды. Это не вписывалось точно так же. Все, что Аринт знала про Минара-Арриду Лабракуса, говорило против этой теории.
Оставались две наиболее вероятных картины: Лабракус о чем-то договорился с Блад еще до начала операции, ну и второй вариант — он играет в свою собственную игру.
— Ну что, убедился? — спросила азари. — Это я, Аринт. Никакой подставы.
Турианец сверился с инструметроном (не снимая ее с прицела, к слову), потом еще раз — и, как показалось Аринт, несколько разочарованно опустил винтовку. К слову, человеческого дизайна, слабо подходящую к трехпалой кисти Лабракуса.
— Ты почему не с комиссаром? — породил турианец первую осмысленную фразу.
— Возникли сложности, — уклончиво ответила Аринт. — Я могу подойти? Не будешь в меня пулять? Предупреждаю — это довольно глупо само по себе.
— Глупо?
— На мои щиты у тебя уйдет где-то секунды четыре, — объяснила она. — За это время я разорву тебя биотикой на любом расстоянии в пределах видимости.
Не без удовольствия Аринт заметила, как дрогнули руки турианца. Безусловно, он отлично знал, на что способны молодые азари-десантницы. То ли видел хронику, то ли доводилось сталкиваться в бою с ее соотечественницами... Впрочем, второе вряд ли. Лабракусу не больше восьмидесяти, а значит, поконфликтовать с нежелающими жить по закону азари еще не успел. А кроме того, Аринт явно не молодушка, и фокусы с биотикой в исполнении трехсотлетних неумех — просто ерунда по сравнению с тем, что может заслуженный полковник коммандос.
— Ну, это как посмотреть, — крикнул турианец, опираясь на винтовку и поднимая что-то с пола. Аринт даже с помощью тактического сканера не могла понять, что за железки собирает Аррида. — Подходи уж. Вижу, что ты не Баньши.
Аринт усмехнулась. Иррациональный страх в отношении к азарийским порождениям Жнецов был так или иначе присущ всем, кто хоть однажды столкнулся с Баньши в бою. Неспроста, конечно же. Жнецы тоже отлично знали, кто есть кто в галактической табели о рангах. И стали использовать ее соотечественников во всю мощь азариского организма, насыщенного нулевым элементом. Пожалуй, лишь кроганы стали Жнецам более могущественной заготовкой для пехоты. Ну, кроганы вообще живые танки, из них можно еще и не то сделать...
Азари подошла к турианцу и поняла, наконец, что он поднимал с пола. Газодинамический пистолет человеческого производства: когда-то это оружие полностью было вытеснено с рынка, но теперь, в эпоху дефицита нулевого элемента, претерпевало своего рода ренессанс. И понятно, почему Лабракуса не особо напугала ее фраза про кинетические щиты. Против столь медленных пуль, какими плюется пороховой пистолет, эффективность кинетической защиты хорошо, если процентов пять. Правда, со ста метров не особо постреляешь, тем более из пистолета, но в ближнем бою, случись что, это очень грозное оружие. Учитывая, что Аринт, подобно большинству десантниц, пренебрегала баллистической защитой, доверяясь исключительно кинетическим щитам и собственной биотике, внезапный выстрел из газодина вполне мог бы стать для нее последним...
— Интересные пушки, — произнесла Аринт, заметив на бедре Арриды еще один пистолет. — «Эйкей», поди?
Турианец согласно качнул головой.
— Да, местное производство. В Евразии делают.
— Дашь посмотреть?
— Нет.
— Не доверяешь? — усмехнулась азари. — Думаешь, я индоктринированная форма жизни? Меня контролирует Жнец и все такое?
— Не... нет, — турианец нехотя мотнул головой. — Я что-то ничего не понимаю. Где Вайлет? Почему ты одна? Где остальная команда? Мне сказали, вас всех перебили...
— Ну уж нет, — засмеялась Аринт, как бы невзначай поворачиваясь к турианцу правым боком. — Меня никто не убивал. А кто слухи распространяет, к слову?
От азари не скрылась малюсенькая, в долю секунды, но все же задержка турианца с ответом.
— Неважно, — отмахнулся Лабракус. — Что с комиссаром? Ты знаешь что-нибудь?
— Знаю ли я? — протянула Аринт, лихорадочно обдумывая новые вводные. — Да, я знаю. Знакомые, знаешь ли, симптомы.
— Симптомы? — не понял турианец. — Какие еще симптомы?
Азари выбросила сжатый кулак, и малоразмерная тушка турианца, окутая голубым сиянием, что есть силы приложилась о стенку тоннеля. Бабах был такой силы, что даже пятиметровый, внушающий уважение тоннель, казалось, вырубленный в монолитном туловище Жнеца, содрогнулся от удара.
Да, Аринт знала эти симптомы. Доводилось терять близких, да и просто знакомых девчонок на Войне — вот именно так, с «ничего не понимаю», и начиналась активная фаза ментального индоктринирования Жнецами.
Нет никаких сомнений — кто-то еще перехватил управление дредноутом. Неужели Алина? Нет, исключено. Парализатор будет действовать еще долго. Разве что кто-то нашел ее и «оживил», привел в чувство... Нет, тоже глупость. Жнец не подчиниться никому, кроме первого оператора, то есть ее, Аринт.
Да Сиари их разэдак, что пошло не так?
Азари подошла поближе к недвижимой фигуре турианца. Как и следовало ожидать, задохлик находился без сознания, если вообще жив. Удар получился на славу — мастерство не потеряешь. Аринт склонилась над телом, переворачивая Лабракуса на спину. У нее был приказ ни в коем случае не трогать людей, ну и азари, конечно же. Про малорослых «союзничков» никто ничего не говорил. Но, прежде чем прикончить турианца, нужно убедиться, что он находится под управлением Жнеца. Это несложно. Нужно лишь войти в Единение с бесчувственным телом и, если окажется...
Выстрел прозвучал одновременно и звонко, и глухо — жесткий металлический щелчок, эхо тут же пошло гулять по вытянутому пространству тоннеля-кишки.
Азари сначала даже не поняла, что произошло — лишь тупой удар куда-то в бочину, вспышка в глазах и ушах и мгновенное онемение половины живота. Аринт отпрянула от лежащего на полу турианца. Турианца, левой рукой сжимающего свою дурацкую газодинамическую пушку.
Аринт подняла к глазам рефелекторно прижатую к боку руку.
Кровь. Насыщенная сине-фиолетовая кровь азари, мощными толчками вылетающая в разреженную атмосферу. Медблок костюма тут же вмешался, заливая прореху быстро твердеющим пластиком, но внутреннего кровотечения это не отменяло...
Азари поняла, что теряет опору. Слабость накатила не особо и быстро, но мощнейшим, неостановимым прессом — сначала буквально отнялась нижняя часть живота, а затем Аринт поняла, что не может стоять. Да что там стоять — даже поднять руку выше пояса — и то не может.
Дурацкое оружие... Обычный пистолет, даже если бы преодолел защиту щита, лишь выбил бы из тела кусок мяса. Маленькая иглоподобная пуля разрывается только тогда, когда попадает в тело на закритической скорости — сотни и сотни метров в секунду. Щит, даже если не остановит ее, затормозит до безобидной скорости. Совсем другое дело тяжелая металлическая болванка, прошивающая бессильный на таких малых скоростях щит, врубающаяся в плоть, разрывающая волокна и сосуды, дробящая кости и расплескивающая жидкость из межклеточного пространства. И шок, этот проклятущий гидродинамический шок...
Понимание того, что она не может противостоять слабости, загасило остатки сознания азари. Она даже не успела задать себе вопрос, каким образом конкретно приложенный о стенку тоннеля турианец оказался способным снять с бедра пистолет и навести его на врага. Аринт под монотонное гудение диагностического комплекса провалилась в темноту, став заложницей продвинутой медицинской системы своего костюма — не знакомая с пулевыми ранениями порохового оружия, она посчитала не особо-то и опасную рану почти что критическим повреждением и послушно перевела раненного в наиболее безопасное для него состояние: бессознательного овоща.

«Впредь будь осторожен, Аррида, — прозвучал в его мозгу знакомый голос. — Азари нельзя доверять. Никому из них».
— Да, я понял, — сквозь кашель отбитых легких произнес Аррида. — Я буду... Кхе... Буду впредь более осторожен.
«Нужно быть не осторожным, друг. Нужно быть решительным и бескопромиссным. Я же сказал, нет ни одного не индоктринированного из отряда комиссара Вайлет».
— Она... Кхе-кхе... Не походила на Баньши.
«Одурманивание — это не только превращение в хасков, — наставительно произнес голос Левиафана. — Но и программирование поведения. Прошло еще слишком мало времени, чтобы нанозараза видоизменила тела твоих бывших друзей».
— Я понял, — Аррида с трудом поднялся на ноги. — Спасибо за предупреждение, кстати.
«Всегда пожалуйста. Я буду следить за тобой, но ты тоже не плошай».
Аррида тряхнул головой.
И в самом деле, от неминуемой смерти его спас только Левиафан, за долю мгновения до атаки азари взявший управление над костюмом турианца. Режим «камень» используется в изолирующих скафандрах тогда, когда есть риск повреждения от внешних факторов: обвала, завала, рухнувших перекрытий... Все сочленения скафандра намертво блокируются, а грудная клетка и голова на несколько секунд окутываются деинерционным барьером, полностью обнуляющим приложенную к ним силу сколь угодно высоких порядков. Не вмешайся Левиафан, быть бы Арриде размазанным азарийской биотикой в тонкий блин.
Турианец, хромая, подошел к лежащей в беспамятстве азари. Не без удовольствия констатировал, что выстрелом пробил азари аналог человеческой печени. То есть если даже Аринт и выживет, то отправиться на госпитальную койку месяцев на шесть-восемь. Это не шутка, это серьезная операция, а то и несколько подряд. Разумеется, при условии, что с нее спадет жнецовский дурман.
Аррида не был зол на азари. Она не ведала, что творила, будучи порабощенной врагом. А поскольку Жнецов никто ни разу не поймал на гуманности, история с длительным лечением этой несчастной голубокожей не грозит. А стало быть...
Заметив, что индикатор функционирования кинетических щитов все еще светится успокаивающим голубым светом, турианец отложил винтовку, поднял руку с пистолетом, навел оружие на лобовую пластину шлема и спокойно спустил курок.
Четыре раза подряд, пока лицо азари не превратилось в мешанину пластика, обломков экранов технического зрения и сине-фиолетовых ошметков плоти пополам с бурыми комочками, аналогом серого вещества мозга у остальных рас галактики.
— Минус одна, — произнес Аррида, фиксируя пистолет в набедренном магните. — Извини, Аринт. Я передам матриарху Этите, что ты была хорошим воином и погибла, как следует погибать офицеру десанта.

***

Палладий опоздал буквально на десяток минут — тело Аринт еще не успело остыть. Термальные датчики показывали, а ВИ ког-машгора по их показаниям показал, что азари убили вот буквально только что. И очевидно, что сделал это кто-то, ворвавшийся в Жнеца со стороны — точно не член десантного отряда. Кварианцу не составило труда понять, что произошло, благо системы боевого костюма умели, если надо, заниматься и расследованием произошедших событий.
Когда Палладий вернулся в первичный шлюз, понимание происходящего не стало лучше, но он хотя бы понял, как убийца Аринт проник на Жнеца. Все было просто: этот некто воспользовался «Супертритоном» — точно таким же, в каком на корабль пожаловала и они с молодой кварианки. Да что там, вот они — три близнеца. Большущие, под четыре метра, автономные десантные модули, увешанные пусковыми установками мини-ракет и могучими, внушающими трепет пушками на плечах и под каждым из двух основных манипуляторов. Два стоят внутри, где их оставили Палладий с Полани. А третий завести в Жнеца не смогли, и он остался пристыкованным к взломанному внешнему шлюзу. Герметичная гидрофобная пленка удержит контакт еще часа на три-четыре, а потом придется что-то делать...
Палладий подошел к шлюзу и включил сканирование внешней среды.
Свежий экзоскаф, похоже, недавно из боя. Все ракеты расстреляны, стволы орудий закопченные, и даже купание в океане не смогло смыть следы недавнего жестокого боя. На броне, впрочем, ни одного следа — то ли следствие умения оператора, то ли совершенства защитных систем.
Кварианка говорила, что всего утащила четыре боевых системы. Один себе, один притащила Палладию. Вот они, оба стоят чуть в сторонке. Два последних, как понял кварианец, предназначались турианцу с кроганом, попавшим под атаку Ассоциации. Вопрос: кто же прибыл на Жнеца? Впрочем, это легко определить...
Палладий забрался в кабину чужого экзоскафа, плюхнулся в кресло оператора и настроил инструметрон на молекулярное сканирование. Так и есть, следы дэкстроаминокислот на рычагах управления.
Значит, турианец. Как его там? Ах да, Аррида-Минар Лабракус. И, стало быть, это он прикончил лживую азари. Это он зря, конечно — Палладий питал надежды разобраться с сучкой самостоятельно, но... В любом случае спасибо, турианец. Только вот куда ж ты подевался?
— Палладий вызывает Паладина, — произнес кварианец в эфир гравитационного коммуникатора, не особо надеясь на ответ. — Полани, если слышишь, ответь. Я не собираюсь за тобой гоняться, но у нас тут очень плохие дела. Я... я боюсь за тебя.
Пауза в бесконечные десять секунд. Палладий уже было намерился повторить запрос, но его опередила кварианка.
«Полани на связи, — произнес знакомый птичий голосок. — Если это уловка, Палладий, то знай, я не поведусь».
— Не уловка, — мужчина не смог сдержать еле заметной кварианской улыбки на своем бледно-кремовом «фарфором» лице. — У нас гости, девочка. Твой турианец пожаловал. И грохнул одну лживую азарийскую тварь, которая явно что-то затевала, например...
«Кого из них убили? — прервала его Полани. — Аринт?»
— Да.
Палладию послышался вздох облегчения в исполнении кварианки.
«Ты должен знать, Палладий, — сообщила Полани. — Аринт искалечила Вайлет Блад. Комиссар при смерти».
— Что-о-о? — буквально взревел Палладий. — Откуда ты...
«Не кричи, — отрезала девушка. — Долго объяснять. Но я знаю. Информация проверенная».
— Ну это... это...
Палладию — удивительное дело! — не хватало слов.
Полани тем временем продолжала:
«Две других синежопых выведены из строя, — сообщила кварианка. — Я пытаюсь прорваться в их расположение, но буду на месте еще минут через пятнадцать, не раньше. У меня частичный контроль над некоторыми системами Жнеца. Я попрошу корабль ассистировать тебе, насколько это сейчас возможно».
А вот теперь Палладий, что называется, «выдохнул».
Вот тебе и попрыгунья! Мелкая программистка, оказывается, не тратила времени зря! Одному высшему разуму известно, каким образом, но кварианке удалось то, к чему еще только шли все остальные — взять под контроль часть систем дредноута!
«Мы спасем Вайлет, не волнуйся, Палладий, — добавила девушка. — А тебя, если ты не врешь на мой счет, я прошу разобраться с турианцем».
— В каком смысле разобраться... и откуда ты знаешь про Арриду?
«Я же сказала, я контролирую часть систем корабля. В том числе и наблюдательные. Я видела, как Аррида убил азари, хотя не успела заметить, кого именно. У них с Джоаной одинаковые костюмы. В любом случае, не могу сказать, что очень сожалею о смерти Аринт».
Ну разумеется. Как чистокровная кварианка, выросшая в обществе кварианцев, Полани не могла оставаться безучастной к трагедии Двадцати шести. Любой кварианец не может. И любой кварианец, если он только не поддонок типа Голо вас Нигде нар Никто (1), просто обязан относиться к азари как минимум с подозрением. Тем более, что голубокожие до сих пор официально так и не извинились за события полувековой давности.
— Да, подтверждаю, — согласился Палладий. — Это был турианец. Выстрел из газодинамического пистолета в упор.
«Умно, — хмыкнула кварианка. — Почти любые щиты бессильны против старинного человеческого оружия. Тем более с малого расстояния».
— Где турианец сейчас? — нетерпеливо спросил Палладий. Ему не улыбалось обсуждать оружейную тему, особенно сейчас. — Я не могу засечь его сканерами ког-машгора.
«Движется к резервному нейрокоммуникационному центру, — ответила кварианка. — Думаю, его кто-то ведет. Уж больно короткой дорогой идет, направленно».
— Хорошо, я найду его. Давай мне пеленг.
«Лови».
Палладий принял на свой ВИ данные от молодого Паладина.
«И будь осторожен, — добавила девушка. — Турианец ведет себя... как-то необычно».
— Я всегда осторожен, — хмыкнул Палладий, разворачивая ког-машгор снова в глубь Жнеца. — Я же известный кварианский сукин сын. Не такой, как все вы там, в уютненьких корабликах Флота.
«Да», — лаконично произнесла Полани и прервала сеанс связи.

— Да, — сказала девушка и выключила коммуникатор. Секунду помолчав, добавила уже вполголоса: — Похоже, я тоже какая-то дурная. Вечно мне нравятся не такие, как все. Но этот... Этот хотя бы кварианец. Осталось только перевоспитать.

Продолжение следует...

===
Примечания:

1) Голо’Мекк вас Юзилла — преступник с Мигрирующего флота, которого изгнали за страшнейшее преступление: он пытался продать Коллекционерам своих сородичей. Несмотря на то, что Голо по-прежнему использует свое корабельное имя, на Флоте его называют не иначе, как Голо’Мекк вас Нидас нар Таси (буквально «из Ниоткуда и родом Никто» — аналог человеческого «никто и звать никак»).

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 28.09.2015 | 633 | детектив, ос, приключения, RomanoID, МЕ Afterlife: Властелин глубин | RomanoID
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 28
Гостей: 26
Пользователей: 2

shepard1a, stalkerShepard
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт