Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Адамо. Глава 25. Это был долгий путь

Жанр: AU, романтика, экшн;
Персонажи: м!Шепард, Тали’Зора, Заид;
Статус: в процессе;
Описание: Самоубийственная миссия... Что ждёт их на зловещей базе Коллекционеров?
Автор: Andrio;
Оригинал: Adamo;
Переводчик: Daimio.




Кому: Адмирал Шала'Раан вас Тонбэй
От: Тали'Зора вас Нормандия
Я надеюсь, это сообщение дойдет до вас, Шала'Раан.
Я нахожусь на "Нормандии", и хочу дать вам знать, что мы уже подобрались к концу нашей миссии. Только что мы проложили курс на ретранслятор Омега-4 и спустя два часа пройдём через него. Нет никаких гарантий, что мы вернёмся, потому что оттуда не возвращался ещё никто. Я знаю, вы будете расстроены, прочитав это. Но я должна написать это, потому что хочу, чтобы вы знали нечто очень важное.
Мне известно, что другие адмиралы не могут договориться, надо ли нашему народу возвращаться на старую родину или найти новую. Хан'Геррель хочет вернуть Раннох, но считает, что это можно сделать только силой. Заал'Корис хочет мира с гетами, но верит, что для этого нужно окончательно забыть о нашей родной планете. А Даро'Зен... Чего хочет она, я не знаю.
Так вот: они все неправы. Нам не нужно выбирать между мирной жизнью и родной планетой. У нас может быть и то, и другое. Я знаю это, потому что общалась с гетом. Прямо сейчас он ходит по кораблю, который я называю домом.
Разговаривая с ним, я узнала о них очень многое. Они не ненавидят органиков и даже не держат зла на нас. Геты, которые атаковали Цитадель, были отступниками, отколовшимися от основного коллектива за Вуалью.
А ещё я узнала, что они не пользуются нашей планетой и её ресурсами. Они только следят за ней. Я надеялась, что после нашей миссии смогу связаться с ними и разузнать, как нам получить обратно родной мир. Но, как я уже говорила, возможно, назад я не вернусь. Вот почему я пишу всё это. Эта информация слишком важна, чтобы быть утерянной. Коллегия Адмиралов и Конклав должны узнать об этом перед тем, как принимать любые решения.
Боюсь, что другие адмиралы проигнорируют это сообщение. Я понимаю, насколько абсурдными покажутся им мои слова. Но тем не менее, я не могу уйти в последний бой, не поделившись своим знанием. Между собой мы называем это задание «Самоубийственной миссией», и похоже, что таковой она и будет. Не думаю, что мы выживем.
Но я всё равно надеюсь, что мы вернёмся целыми и невредимыми, с победой в руках. Надеюсь, что однажды вновь увижу вас. А больше всего я надеюсь, что наш народ сможет мирно вернуться на Раннох.
Мне ещё многое хотелось бы написать, но слишком мало времени осталось. Эти два часа могут оказаться последними мирными мгновениями моей жизни, и я хочу, чтобы их со мной разделил Шепард вас Нормандия — мой капитан, моя любовь.
Кила се'лай.
 

* * *
 

— Мы будем там через полчаса, — сказал Шепард, глядя на голографические часы рядом с кроватью. — Думаю, нам надо начинать готовиться.
После этих слов Тали тихо вздохнула. Она так боялась их услышать, так не хотела, чтобы всё заканчивалось...
Кварианка лежала в постели в объятиях своего капитана, ощущая прикосновения его тёплой кожи. Два часа, что оставались до конца, они провели, занимаясь любовью, возможно, в последний раз. И оба это понимали.
— Мне так страшно, — нерешительно прошептала девушка. Её голос звучал печально и отстранённо. — Это первый раз, когда я действительно боюсь умирать.
Она слегка облизнула пересохшие губы, раздумывая, как ей лучше объяснить свои чувства Шепарду.
— Раньше я не испытывала страха перед смертью. Я знаю, многие люди так говорят, и всё же... Помнишь Путь Свободы, где ты спас меня от того тяжёлого меха?
— Конечно, — ответил Шепард, внимательно глядя на неё.
— В тот момент я знала, что он убьёт меня. Мне некуда было деться. Но, посмотрев на него, зная, что это последние секунды моей жизни, я вдруг поняла, что мне не страшно. Мне было всё равно.
Помолчав немного, Тали продолжила:
— У меня не было причин бояться. Я знала? что тебя больше нет, что мой народ никогда не вернётся домой, что скоро придут Жнецы и убьют меня, как и всех остальных. Это всё, что я чувствовала каждый день с тех пор, как завершилось моё Паломничество. У меня не было причин жить.
Девушка прижалась крепче к Шепарду, желая чувствовать его тепло каждой клеточкой своего тела. Он инстинктивно сжал её чуть сильнее в своих объятиях. Она продолжила говорить:
— Но сейчас... Всё изменилось. Я так хочу жить… Мне ещё так много надо увидеть… Так много… Я хочу увидеть, как мы победим Жнецов. Как я и ты будем жить друг ради друга. Как мой народ вернётся на родную планету. Я хочу… — её голос слегка дрогнул, — я хочу, чтобы мы жили вместе, в доме на берегу океана, где мы будем слушать такой прекрасный шёпот прибоя, и каждую ночь я буду засыпать в твоих руках.
Сердце Шепарда обливалось кровью от этих слов. Ему так хотелось успокоить её, развеять её страхи, но он не знал, как. Слушая её, он понимал, что чувствует то же самое, хочет того же, что и она, и ему тоже неспокойно на душе от того, как мало у них шансов выжить.
«Должен ли я сказать ей, что чувствую то же самое, дать ей понять, что она никогда не будет одна?»
Но капитан знал, как важно поддерживать боевой дух. Для командующего офицера крайне важно вселять уверенность в каждого подчинённого. Сказав ей, что разделяет её беспокойство, он только сделает всё хуже.
«Сказать, что мы одержим победу? Что всё будет хорошо? Дать ей надежду? Ложная надежда лучше, чем её полное отсутствие. Но она умная — поверит ли она мне?»
Наконец, Шепард решил просто начать говорить, в надежде, что нужные слова сами придут в голову. Раньше, по крайней мере, получалось...
— Я понимаю, что ты чувствуешь, Тали, — начал он. — Я знаю, каково это — не бояться смерти, потому что тебе незачем жить. Именно так и прошла почти вся моя жизнь. Я провёл в Альянсе одиннадцать лет до того, как встретил тебя. За это время я много раз участвовал в различных сражениях и был близок к смерти чаще, чем хочется вспоминать. Но каждый раз я сражался за кого-то другого — просто потому, что так было приказано. И в награду меня лишь гладили по головке и обещали новую битву в скором будущем. За эти годы... Я ни разу не жил по-настоящему. Я просто выживал. Таково было моё существование, и мне это казалось нормальным, что жизнь такой и должна быть. Но всё изменилось, когда я нашёл тебя, и понял, какой красивой должна быть жизнь на самом деле. Самое важное в нашей миссии — остановить Жнецов, чтобы сохранить жизнь во всей Галактике, и нельзя забывать, что стоит на кону. Но лично для меня, это сражение не только за всех разумных существ, но и за право быть с тобой. Мне тоже страшно, Тали. Я очень хочу жить, как и ты. И я буду сражаться с Коллекционерами, откинув прочь страх смерти. Я буду сражаться только ради жизни.
Шепард заглянул прямо в глаза кварианки. Его взгляд был нежен и абсолютно честен. Он сказал, тепло улыбнувшись:
— Мы победим, Тали. Мы летим на самом крутом корабле в Галактике, с самой крутой командой, какую только можно собрать.
Тали нежно погладила щёку Шепарда.
— А ведёт нас самый лучший лидер, о котором только можно мечтать... — прошептала девушка.
Она прильнула к нему и горячо поцеловала.
 

* * *
 

Раздался оглушительный выстрел «Вдовы», антиматериальной винтовки Шепарда. Биотический барьер и броня Коллекционера, управляемого Предвестником, выдержали этот залп, но тот всё же оказался оглушён. Шепард выпрыгнул из укрытия, держа сорокакилограммовую винтовку на правом плече, и с громким рыком наотмашь вломил ею Коллекционеру по голове. От такой затрещины дрон полетел на пол, сразу попытавшись встать, но Шепард не прекращал бить его прикладом. После третьего удара хитин на голове треснул и проломился внутрь. Наконец Коллекционер свалился замертво, продолжая излучать жёлтый свет из трещин на поверженном теле.
— Съешь это, ты, кусок дерьма, — прорычал коммандер. Он вытащил винтовку из пробитого черепа дрона и повесил её в магнитный захват на спине, с ухмылкой смахнув с лица бледно-зелёные капли инопланетной крови.
— Похоже, это был последний, — сказал он, повернувшись к своей команде.
Больше в воздухе не было видно ни одной летающей платформы. Члены группы собрались около капитана, спрятав оружие.
— Ну, это пока остальные прикрывают наш зад, — прокомментировал Заид.
— Всё в порядке, — ответил Шепард. — Наши смогут удерживать ту позицию хоть целый день, если понадобится.
— Я, конечно, не сомневаюсь в их способностях, — заметила Тали, — но всё же не стала бы испытывать их на прочность слишком долго. Давайте пойдём дальше и узнаем, куда же ведут эти трубы.
— Согласен. Будем продвигаться, — с этими словами Шепард встал на ближайшую летающую платформу.
Они находились в большом ангаре внутри базы Коллекционеров. Вдоль стен и потолка пролегали многочисленные трубы различных диаметров, все они вели в ещё большее помещение. Слева располагалось что-то вроде большого окна, через которое можно было увидеть ослепительно яркий аккреционный диск сверхмассивной чёрной дыры: абсолютно чёрный шар, окружённый спиралью ярко светящегося газа, разогнанного до огромных скоростей.
Стоя на платформе, Шепард ввёл в контрольную панель несколько команд, чтобы перелететь в следующее помещение, куда вели все трубы; те самые трубы, по которым перекачивался жидкий органический материал, состоящий из переработанных заживо жителей Горизонта и многих других колоний. К счастью, ранее захваченный экипаж «Нормандии» удалось спасти от этой страшной участи.
Шепард со своей командой прибыли на базу Коллекционеров лишь пару часов назад. С момента перехода через ретранслятор смерть уже не единожды грозила им: они чудом избежали столкновения с полем обломков бесчисленных судов, попавших сюда ранее. Затем они справились с быстрыми, юркими дронами «Око», охранявшими базу, а в конце сразились с кораблём Коллекционеров, тем самым, что доставил так много неприятностей в прошлом. Его уничтожение стало местью за первую «Нормандию».
После сражения «Нормандия SR-2» совершила аварийную посадку на внешнюю поверхность базы Коллекционеров. Обсудив план атаки и распределив роли, команда разделилась на две группы.
К моменту обсуждения Шепард уже знал, кто станет во главе второй группы: Гаррус. Капитан уважал своего турианского друга и компаньона за непревзойдённые боевые навыки и умение командовать. К тому же, Шепард рассчитывал, что если с ним самим что-то случится, Гаррус возглавит команду и поведёт её на бой со Жнецами.
Его уверенность в способностях турианца была совершенно оправдана. Вакариан не раз показывал, на что способен, и, хоть Шепард и хотел взять его с собой в группу проникновения, всё же он решил, что навыки командования турианца больше будут полезны, если тот станет лидером группы прикрытия.
Для собственной группы Шепард в первую очередь выбрал Тали. Конечно, логичнее было бы послать её с остальными в качестве технического специалиста, чтобы, например, открывать запертые двери и выводить из строя различное оборудование. Но глубоко внутри Шепард понимал, что просто боится отпускать её далеко от себя.
Вторым он выбрал Заида. Старый наёмник показал, что обладает самым неукротимым боевым духом среди всех. Шепард не знал, было ли это следствием целых десятилетий, проведённых в жестоких сражениях, после которых даже база Коллекционеров, где сам воздух был пропитан злом, не вызывала у Массани никаких эмоций. Может, это починка Джесси так на него подействовала. А возможно, он просто не боялся смерти: отсутствие семьи или привязанности к кому-либо освобождало его от лишних беспокойств. Так или иначе, это не имело особого значения, главное, чтобы эта железная уверенность в себе сохранялась до самого конца.
Летающая платформа слегка дёрнулась, и с высоким завывающим звуком отделилась от основного кластера платформ и полетела вперёд, к входу в огромный зал, куда вели все трубы.
Когда платформа влетела в помещение, их глазам предстало такое, подобного чему они никогда раньше не видели. Оцепенев от ужаса, взирали они на него, не в силах оторвать взгляд: посреди зала покоился, подвешенный на многочисленных трубах и проводах, чудовищный человеческий Жнец. Он был ещё далёк до завершения и представлял собой огромный человекоподобный скелет, словно обрубленный до пояса, сделанный из тёмно-серого, гладко отполированного металла.
Платформа замедлилась и присоединилась к структуре из других платформ, прямо перед ужасающим монстром. Он казался безжизненным, но троицу не покидало ощущение, что он незаметно следит за ними своими ярко-оранжевыми глазами или, по крайней мере, знает, что они здесь.
Шепард, не отрывая взгляда от Жнеца, связался с СУЗИ, и она, проведя анализ, выдвинула несколько теорий о том, что он из себя представляет.
— Хорошо, что я догадался взять с собой атомную бомбу, — капитан указал на «Каин», висящий у него за спиной. Технически это не было ядерное оружие, но разрушения, которые оно могло произвести, вполне оправдывали название.
— Нет необходимости использовать М-920 «Каин», Шепард, — посоветовала СУЗИ. — Широкие трубы для подачи органического материала являются слабым звеном в этой структуре. Уничтожьте их, и остальной подвес не выдержит веса Жнеца.
В ту же секунду послышался знакомый высокий звук: несколько платформ с Коллекционерами летели по направлению к ним.
— Они приближаются! — громко предупредил Шепард. — Приготовьтесь!
Втроём они запрыгнули в укрытие, и через секунду помещение заполнилось звуками стрельбы и свистом пуль.
Пока Тали и Заид сосредоточили огонь на дронах, Шепард достал свою крупнокалиберную снайперскую винтовку, чтобы уничтожить подпитывающие Жнеца трубы. Он прицелился, выстрелил, и в то же мгновение одна из труб разлетелась на кусочки — на головы Коллекционерам дождём посыпались осколки стекла и металла. Сменив термозаряд, капитан прицелился в другую трубу.
Так, одна за одной, четыре трубы были уничтожены. Последняя взорвалась одновременно со смертью последнего Коллекционера, и, как и говорила СУЗИ, оставшиеся подвесы начали рваться под весом Жнеца. Наполнив воздух скрежетом металла, массивное сооружение рухнуло в пропасть, над которой висело.
Когда наконец стало тихо, капитан произнёс в коммуникатор:
— Шепард группе прикрытия, доложите обстановку!
В ответ он услышал, что всё в порядке, хоть Коллекционеры и не прекращают штурмовать их позиции.
— Возвращайтесь к «Нормандии», — отдал он приказ, и связался с Джеффом: — Джокер, запускай двигатели. Я собираюсь взорвать это место ко всем чертям.
— Понял, Коммандер.
Шепард опустился на колени перед консолью реактора, намереваясь запустить механизм уничтожения, как вдруг в коммуникаторе раздался голос Джокера:
— Коммандер, я получил входящее соединение от Призрака. СУЗИ, установи связь.
Тали нажала на кнопку на инструментроне, и перед капитаном появилось голографическое изображение Призрака.
— Шепард, вы совершили невозможное! — воодушевлённо произнёс он.
— Я сделал это не в одиночку, — сухо ответил Шепард, всем своим видом показывая, что не заинтересован в разговоре. — Я всего лишь часть команды, и без них ничего бы не вышло.
— Я просмотрел схемы, переданные мне СУЗИ, — продолжил Призрак. — Нейтронный всплеск убьёт всех Коллекционеров, но не тронет электронику и оборудование. Это наш шанс, Шепард. Они строили Жнеца — эти знания, эти технологии могут спасти нас!
— Забудьте, — отрезал Шепард. — Эта база просто чудовищна. Здесь погибли тысячи людей, переработанные заживо в какую-то жидкость. Я уничтожу это место.
— Не будьте таким недальновидным. Это наш шанс победить — обратить против Жнецов их же технологии. Эта база — подарок, мы не можем её уничтожить, — Призрак стал говорить быстрее, проявляя обычно несвойственное ему раздражение.
— Ага, подарок, — усмехнулся капитан. — Троянский конь тоже был подарком. Это место слишком опасно. Кто знает, что ещё оно может скрывать? Вы что, хотите построить собственного Жнеца? Сколько жизней вы принесёте в жертву ради этого? А если вы не сможете контролировать эти технологии? Нет уж, выкиньте эту мысль из головы. Я уничтожаю базу. Мы будем сражаться и победим без неё.
— Шепард, только подумайте, что стоит на кону! — мужчина даже не пытался скрывать отчаяние. — Подумайте обо всём, что «Цербер» сделал для вас. Вы...
Шепард лишь махнул рукой, повернувшись обратно к консоли, и Тали тут же оборвала соединение. Она получила большое удовольствие, заткнув лидера «Цербера», которого видела впервые.
— Думаю, ты всё сделал правильно, — сказала она. — Нельзя пользоваться этим местом после всего, что мы тут видели.
Шепард повернулся к девушке:
— Помнишь, ты как-то сказала, что предложишь мне гранату, если я захочу взорвать «Цербер»? Так вот, как насчёт того, чтобы взорвать Коллекционеров?
Усмехнувшись, Тали вытащила из кармана дисковую гранату и передала её капитану. Тот установил её на контрольную панель реактора.
— Пора уходить. У нас есть десять минут до того, как реактор перегрузится, и...
В этот момент платформа, на которой они стояли, сильно затряслась, отчего они чуть не потеряли равновесие. Оглушительный механический рёв наполнил воздух, и перед ними возникла огромная металлическая рука, со страшной силой ударившая по скоплению платформ. А потом появилась и голова Протожнеца, словно великий демон восстал из Преисподней. Взгляд его ярко-оранжевых глаз пробирал до самых костей.
— Эм... Указания, коммандер? — пробормотала Тали.
— Я бы сказал, надо валить отсюда, — ответил Заид, медленно пятясь.
Протожнец разинул пасть, и внутри начала концентироваться светящаяся оранжевым энергия. Он готовился к атаке.
— В укрытие! — проорал Шепард, и едва они успели нырнуть за ближайший барьер, как по платформе ударил смертоносный луч. Капитан вытащил из-за спины свой «Каин», который, как казалось ранее, он протаскал зря.
— Стреляйте по глазам! — приказал он. — Отвлекайте его, пока я заряжаю пушку!
Остальные достали оружие и принялись стрелять по Протожнецу из-за укрытия. Его глаза определённо являлись слабым местом — после каждого попадания из них вылетали брызги светящейся жидкости.
Шепард навёл «Каин» на монстра и зажал спуск. Раздался нарастающий писк, пушка затряслась в руках, из ствола появлялись вспышки света — оружие готовилось к мощному выстрелу.
Оранжевая энергия вновь начала скапливаться во рту Протожнеца.
— Он снова будет стрелять! — закричала Тали, спрятавшись за барьером. — Шепард, ложись!
Но капитан проигнорировал её, продолжая заряжать пушку.
Протожнец уже был готов выстрелить своим лучом, но «Каин» наконец зарядился и выпустил снаряд, через долю секунды влетевший прямо в пасть монстра. Мощный взрыв разнёс голову Жнеца на тысячи металлических осколков. Шепард инстинктивно отвёл взгляд в сторону и задержал дыхание, чтобы не выжечь себе лёгкие раскалённым воздухом. Остальные поднялись из-за укрытия, глядя на умирающее чудовище.
В этот момент Жнец, дёрнувшись в предсмертной агонии, всем весом рухнул на край платформы, на которой они стояли. Шепард и Заид успели перепрыгнуть на соседние, а вот Тали, чуть замешкавшись, потеряла равновесие, упала и заскользила вдоль накренившейся платформы прямо в пропасть к умирающему монстру.
С момента прибытия на базу, Шепард увидел много страшных вещей: бесчисленные орды Коллекционеров и хасков, люди, заживо переработанные в жидкость, рои ищеек, зародыш Жнеца... Но ничто не ужасало его так, как это зрелище — его любимая кварианка в красивом фиолетовом костюме падает навстречу своей смерти...
На ничтожно малую долю секунды, ещё до того, как его тело физически успело среагировать, разум вернулся на несколько часов назад, вспоминая её слова: «Я так хочу жить... Мне ещё так много надо увидеть... Так много...».
—НЕТ! — с этим криком Шепард прыгнул вслед за Тали. Он заметил на краю платформы выступ, за который можно было бы удержаться, но тут же сконцентрировался обратно на девушке. Он с ужасом смотрел, как она скользит вниз, отчаянно пытаясь уцепиться хоть за что-нибудь, хоть за маленькую трещинку, в тщетных попытках спастись.
«Я хочу увидеть, как мы победим Жнецов. Как я и ты будем жить друг ради друга. Как мой народ вернётся на родную планету».
Взглянув вверх, Тали увидела, как Шепард скользит вслед за нею, и протянула руку к нему, в то время как её остальные конечности пытались схватиться за что-нибудь. Если б Шепард не был занят, он бы счёл этот жест до слёз душераздирающим — она тянулась к нему изо всех сил, вложив в него всю свою веру. И если б её не стало, эта протянутая рука осталась бы навечно выжжена в его памяти.
Когда Тали уже была на краю пропасти, в мозгу Шепарда промелькнула страшная мысль: он не успеет дотянуться до неё... Она упадёт и будет потеряна навсегда... Это были самые долгие секунды его жизни. Жалкие дюймы, отделявшие его от Тали, казались световыми годами...
Она соскользнула с края обрыва, и лишь её протянутая рука ещё долю секунды оставалась на виду. Шепард, не поддавшись трусливому желанию закрыть глаза, совершил последний, отчаянный рывок, в знак неповиновения самой судьбе.
«Я хочу, чтобы мы жили вместе, в доме на берегу океана, где мы будем слушать такой прекрасный шёпот прибоя, и каждую ночь я буду засыпать в твоих руках»
Его рука коснулась чего-то, и, вероятно, самым быстрым движением в жизни он схватил это так сильно, как только мог. И в ту же секунду словно огромная гора спала с его плеч, когда он почувствовал, что держит что-то тяжёлое. Он удержал Тали, схватив её за тонкую, мягкую кисть. Она висела над пропастью, на дне которой виднелись горящие останки Протожнеца. И она была спасена.
Рыча от напряжения, Шепар потянул кварианку вверх, чтобы она смогла ухватиться за край. Как только они забрались на платформу, тело Протожнеца взорвалось. От удара взрывной волной платформа накренилась и начала стремительно падать в сторону скоппления неподвижных платформ. Сокрушительный удар - и окружающий мир для Шепарда погрузился в черноту.
 

* * *
 

— Шепард! Шепард, очнись же!
Шепард пробудился от голоса Тали, которая хлопала его ладонью по лицу. Зрение, вначале замутнённое, сфокусировалось на фиолетовом визоре кварианки.
— Как хорошо... оказывается, кварианцы и люди попадают в один и тот же рай, — пробормотал он и со стоном поднялся, всё ещё оглушённый падением, мимолётом заметив, что стоит на твёрдой земле.
— Заид ранен! — коротко сообщила Тали.
— Заид здесь? — Шепард тряхнул головой, пытаясь развеять пелену перед глазами. — Чёрт, значит, мы всё-таки в аду.
— Хорош уже шутить, лучше помогите вытащить эту хреновину из моей ноги! — наёмник лежал неподалёку, охая от боли.
Шепард приблизился к нему. Нога представляла неприятное зрелище — голень была неестественно вывернута и сломана посередине, на ней лежала толстая металлическая балка. Капитан приподнял её, ухватившись обеими руками, и отбросил в сторону, затем вколол Заиду дозу панацелина. Средство, несмотря на его чудодейственность, не могло срастить раздробленные кости, однако позволяло значительно облегчить адскую боль. Шепард подхватил наёмника под руку. Тот стоял на одной ноге, опираясь на плечи капитана.
— Тали, вызови «Нормандию», узнай, как обстановка, — попросил Шепард.
— «Нормандия», это Тали'Зора, — произнесла она в коммуникатор. — Что там у вас? Я и Шепард в порядке, Заид ранен.
— Ну, наконец-то! Все уже на борту, только вас ждём, — ответил Джокер.
— Понял, пора валить отсюда нахр... — Шепард осёкся, заметив приближающихся Коллекционеров. — Чёрт, уходим, живо!
Он пошёл быстрым шагом, поддерживая Заида, который, вполголоса ругаясь, прыгал рядом с ним на одной ноге. Тали, чуть задержавшись, запустила Чатикку в сторону Коллекционеров, чтобы выиграть ещё несколько драгоценных секунд. Затем она догнала мужчин.
— Тали, беги вперёд, мы за тобой, — Шепард махнул ей рукой.
— Нет, я не оставлю вас позади! Коллекционеры скоро догонят вас!
— Сейчас не время спорить, — ответил капитан тоном, не допускающим возражений. — Иди вперёд, убедись, что путь чист, — он был уверен, что впереди никого нет, но знал, что просто так Тали их не оставит.
Секунду поколебавшись, она подчинилась.
— Хорошо, но далеко я не уйду. Как только увидите врагов, сразу зовите!
— Конечно. Иди же!
Кварианка ускорила шаг, быстро увеличивая дистанцию между ними, и вскоре скрылась за поворотом.
Двое мужчин продолжали продвигаться к кораблю, как вдруг Массани отцепился от Шепарда и осел на пол. Затем, с помощью здоровой ноги, он заполз за ближайший барьер.
— Заид, ты что делаешь? — удивлённо спросил капитан, повернувшись к нему.
— Они с минуты на минуту догонят нас. Мы не успеем. Уходи, — спокойно ответил Заид, вытаскивая винтовку из-за спины.
— Я не брошу тебя! Пошли, я смогу тебя нести, — Шепард шагнул к нему.
— Даже не смей прикасаться ко мне! — крикнул наёмник, направив ствол на Шепарда. — Я не позволю тебе умереть, вытаскивая мою покалеченную старую задницу из огня! Ты и сам знаешь, что не сможешь спасти меня! Беги! Уходи отсюда! Уходи и позаботься о своей женщине — ты нужен ей! А я хочу лишь одного — умереть чёртовым героем, вместе с Джесси.
Шепард продолжал стоять в замешательстве.
— Вали нахрен отсюда, пока я сам тебя не пристрелил! — проорал Заид, вновь целясь в капитана, хотя было ясно, что стрелять он не станет.
Наконец, Шепард решился.
— Спасибо, Заид, — сказал он с улыбкой. — Я этого не забуду. Удачи тебе, сумасшедший ты сукин сын!
— Уходи же! Они почти уже здесь! — в последний раз проревел Массани, приготовившись к обороне своей позиции.
Капитан повернулся и побежал в направлении, куда ушла Тали. Через несколько секунд позади него послышались звуки стрельбы, отдававшиеся эхом по всему тоннелю. Но даже среди оглушительного рёва оружия был отчётливо слышен голос Заида, сыпавшего проклятиями в адрес Коллекционеров. А его гогочущий смех стал последним звуком, донёсшимся до Шепарда перед тем, как всё стихло.
Пробежав ещё немного и свернув за угол, Шепард увидел приближающуюся к нему Тали: очевидно, она забеспокоилась и решила вернуться. Он махнул ей рукой, и девушка побежала обратно. За счёт своей лёгкой фигуры, малого количества амуниции и сильных ног, она развила высокую скорость и начала стремительно отрываться от капитана, сама того не замечая.
Вдалеке, за обрывом, к которому они бежали, показался спасительный и такой родной корпус «Нормандии». Корабль появился словно из ниоткуда и теперь неподвижно висел возле края платформы. Из открывшегося шлюза вышел Джокер с винтовкой в руках.
Тали достигла края и, с лёгкостью перемахнув через пропасть, оказалась внутри шлюза. Повернувшись, она увидела, что Шепард сильно отстал. К тому же, нигде не было видно Заида; она поняла, что старый наёмник погиб по пути, а времени почтить его память не было.
В этот момент откуда-то сверху обрушилась массивная балка, напрочь снеся платформу, с которой можно было легко запрыгнуть внутрь «Нормандии». Тали с ужасом глядела на широкую пропасть между шлюзом и краем обрыва.
«Чёрт, чёрт! — пронеслось в голове у Шепарда. — Я не допрыгну! Я слишком тяжёлый! А хотя...»
Он, не снижая скорости, дотянулся до спины и сбросил с себя тяжеленную «Вдову». Оружие упало на пол с громким тяжёлым стуком. Затем он сбросил винтовку. Потом дробовик. И, наконец, пистолет.
Снизив свой вес, насколько возможно, он добежал до кромки обрыва и, последним отчаянным прыжком оттолкнувшись от неровной поверхности, воспарил над бездной, широко раскинув руки.
Через долю секунды его грудь столкнулась с порогом шлюза. От удара весь воздух вышел из лёгких, несмотря даже на броню. Но абляционный материал перчаток не позволял уцепиться за гладкий металл, и капитан начал соскальзывать под весом собственного тела. Он отчаянно скрёб руками по полу шлюза, тщетно пытаясь ухватиться и удержаться.
— Я держу тебя, Шепард! — в этот момент Тали схватила его за руку и, уперевшись ногами в стенку возле входа, начала что есть силы тянуть капитана наверх.
Наконец, ему удалось уцепиться за что-то, и он подтянул себя внутрь. Обессиленные, оба упали на пол. Дверь за ними закрылась.
— Кила, ты такой тяжёлый, — сказала Тали, тяжело дыша. — Что случилось с Заидом?
— Взрыв через десять... девять... восемь... — раздался голос СУЗИ.
— Расскажу, когда будем в безопасности, — ответил Шепард, поднимаясь на ноги.
Джокер, хромая, вернулся на своё место и взял управление на себя, уводя корабль прочь от базы. Шепард и Тали, стоя позади него, наблюдали, как камень и металл исчезли с дисплеев, вместо них появилось открытое пространство галактического ядра.
А через пару секунд мощнейший взрыв уничтожил базу Коллекционеров. Яркая вспышка на секунду затмила даже аккреционный диск чёрной дыры.
И теперь, на всех парах улетая прочь от зловещего места, команда «Нормандии» наконец смогла вздохнуть с облегчением. Их миссия увенчалась успехом, а по Жнецам был нанесён серьёзный удар. Радость выплёскивалась через край, и вся команда полностью заслужила право праздновать победу.
Но где-то там, в тёмном космосе, далеко за границей Галактики, бесчисленные Жнецы ждали своего часа, всё ещё угрожая разумной жизни. И война с ними только начиналась.

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 14.08.2015 | 1408 | 5 | мШепард, Тали, адамо, Daimio, Заид, Легион | Daimio
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 11
Гостей: 10
Пользователей: 1

Forpatril
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт