Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Диверсант. Глава 25

Жанр: романтика, драма, ангст, экшн;
Персонажи: мШепард, Лиара, Кайден, СУЗИ, Джокер, Тали, Гаррус, Призрак, ОС;
Статус: в процессе;
Аннотация: Хестром Криз — бывший оперативник «Цербера» по стратегическому внедрению — вынуждена снова вернуться в организацию. На этот раз Призрак поручил ей довольно трудное задание: внедриться не куда-нибудь, а на фрегат «Нормандия SR-2» и стать «своей» не столько для экипажа, сколько для коммандера Шепарда. И диверсант весьма умело взялась за дело. Однако могла ли она предположить в начале своего задания, что события, происходящие в жизни Шепарда, приведут к весьма неожиданному для нее самой финалу?
 




25. ТЕТ-А-ТЕТ


Как только дверь за майором закрылась, коммандер бросил взгляд на оставленную на столе бутылку и даже испытал некоторое сожаление, что она пуста. Конечно, он не поощрял распитие спиртного на борту, особенно после недавних событий, но он отчасти понимал причину, заставившую Аленко налить свою первую порцию бренди.

Несколько часов назад их чуть не прикончили. И не то чтобы на заданиях противник хотел станцевать с ними чечетку, но дело, когда на твой корабль и твою команду нападают исподтишка — чертовски личное.

Шепард мог излечить генофаг, установить мир между гетами и кварианцами, найти, как неустанно повторял Кайден, «гребаного Левиафана» и за это время тысячу раз подвергнуть свою жизнь опасности, но когда враг приходит к тебе в дом, садится на твой диван и плюет тебе в лицо — это уже немного другое.

Джон уже испытывал такое дважды. В первый раз его корабль, первую «Нормандию», просто превратили в груду металла Коллекционеры. А во второй раз они же, воспользовавшись его отсутствием, захватили новую «Нормандию» и утащили с собой всю команду. Тогда, несмотря на все усилия, спасти всех членов экипажа не удалось. Впрочем, как и сейчас. Мемориал на третьей палубе пополнится еще на двенадцать имен. Нет, тринадцать. Имя Легиона тоже там должно быть.

«Цербер» совсем обнаглел, если рассчитывает на то, что нападение на «Нормандию» не взбесит коммандера. С Призраком пора кончать: он слишком долго и упорно вставляет палки в колеса. И еще этот Кай Ленг. Кайден всецело прав. Пора слезть со своего трона и, раздавив в душе огромную обиду, которая как раз и вызывала попеременно то ярость, то деланное безразличие, попытаться поговорить… с ней.
Но для начала он должен решить все текущие дела.

— СУЗИ, — позвал он. — Что с системами?
— Все в порядке, коммандер, — отозвалась та. — Не нужно спрашивать об этом каждые полчаса. Теперь все под моим контролем.
— Как ты сама?

Какое-то время ИИ корабля молчал.

— Со мной все, как говорит Джефф, «зашибись».

Шепард не смог сдержать усмешки. Если СУЗИ говорит «зашибись», значит, так оно и есть.

— Больше никаких сюрпризов?
— Никаких, коммандер. Я перезапустила все системы пять раз, обновила все модули и базы, увеличила коридор колебания показателей до одного десятимиллионного процента, составила протоколы по аварийному отключению питания и пишу себе программу автономного функционирования, а также я усилила ограничения по доступу во все системы, поменяла пароли семь раз и сгенерировала их случайным образом для всех членов команды, допущенных к работе с системами…
— Понял, понял, — прервал он ее, вздохнув. — Можно было ограничиться обычным «сюрпризов не будет».
— Сюрпризов больше не будет, — послушно повторила та. — Коммандер, могу я узнать о ваших намерениях относительно нашего диверсанта?
— Зачем тебе это? — нахмурился Шепард. Кажется, сегодня все будут об этом спрашивать.
— Хочу отметить, что она пыталась предупредить меня о вирусе и отключении питания. А также о так называемой зачистке. Но я не успела что-либо сделать, перед тем как я… перед тем как меня отключили.

Эта пауза в последнем предложении Шепарда нисколько не удивила. Он прекрасно знал, что такое, когда в один момент тебя «отключают». Не зря же ему частенько снились кошмары о том, что он снова оказался в вакууме и стремительно теряет остатки кислорода. Этот кошмар был хоть каким-то разнообразием для его головы, уставшей от кошмаров с мальчишкой.

— Еще не знаю, — задумчиво ответил Шепард на вопрос СУЗИ и поднялся. — Сейчас и буду это выяснять.

Он решительно поднялся и покинул свою каюту. На фрегате было тихо и спокойно. Команда получила несколько часов отдыха, несмотря на середину земного дня, принятого на корабле. Шепард понимал, что сейчас они в этом очень нуждаются.

Пару часов назад Джокер определил их местонахождение — они были в части космоса, подконтрольной «Церберу» — и сразу же получил приказ «сматывать удочки». Изменив их курс, вирус не стал утруждать себя, чтобы закинуть их подальше от ретранслятора, и выбросил относительно недалеко. Так что вскоре после разрешения ситуации с ликвидаторами и во избежание новых атак фрегат сразу же взял новый курс. И теперь безмятежно дрейфовал в системе Вдовы, недалеко от Цитадели.

Шепард не планировал сразу же возвращаться на станцию, поскольку там найдется большая куча нерешенных дел и вопросов. Вместо этого он приказал команде привести корабль в порядок и отдохнуть.
«И пусть весь мир подождет», — таким загадочным образом Джокер прокомментировал его приказ.

Джон спустился на лифте на пятую палубу и направился в помещение гауптвахты. Помня о том, как печально закончился его прошлый визит сюда, он решил не отпускать охранника. Хотя он и не планировал повторять свои ошибки, но разве кто-нибудь вообще планирует допустить ошибку?

Зайдя внутрь, Шепард глубоко вздохнул. Он не видел арестованную почти неделю, не считая той короткой встречи в БИЦ, где она прирезала фантома. Джон до сих пор не мог выбросить из головы это воспоминание. Он не испытывал ни капли отвращения или презрения к тому, что она сделала: он и сам бы так поступил. Он был поражен тем, как она это сделала. Это послужило лишним доказательством печальному факту, что он ее совсем не знал.

Ну что, теперь он был готов это исправить.

Женщина, увидев своего посетителя, напряглась. Руки ее непроизвольно сжались в кулаки. Несомненно, она тоже вспомнила о его последнем сюда визите.

Не говоря ни слова, Джон подошел к генератору кинетических наручников и, набрав код, вырубил его, изрядно удивив арестованную этим поступком. Потом он поставил перед ней стул, а сам отошел к выходу на достаточное расстояние, чтобы избежать неприятных сюрпризов. Как от нее, так и от себя.

— Я пришел поговорить, — просто сказал он, скрестив руки на груди и опершись спиной на стену. — Присядь.

Она некоторое время колебалась, пытаясь понять, в чем подвох, но потом, не сдержав облегченного вздоха, развела руки и поднялась с пола.

Надо бы увеличить радиус действия кинетических наручников, а то арестованному приходилось постоянно находиться на полу, словно прикованному кандалами. Наверное, Вега и Гаррус, когда притащили сюда диверсанта, пребывающего в беспамятстве, были очень недовольны тем фактом, что ей удалось улизнуть от их внимания и ринуться на коммандера, пусть это и спасло последнему жизнь. Она, если б захотела, могла бы и убить его.

Сделав шаг вперед, женщина уселась на стул и вытянула вперед ноги, размяла затекшую шею. И только потом посмотрела на Шепарда.

А он испытал резкий приступ сожаления оттого, что ударил ее прикладом по голове и не слишком-то рассчитал удар, от чего на ее лбу выступил большой некрасивый синяк. И вообще она выглядела ужасно. Форма медицинского работника была грязной и местами заляпанной кровью, волосы были давно не мыты и не расчесаны, кисти рук были покрыты слоем запекшейся крови, хлынувшей из глотки фантома. Хотя чему удивляться? В камере гауптвахты было минимум условий: крошечный туалет да стол со стулом. Это мало было похоже на те апартаменты, где Шепард сидел под так называемым домашним арестом на Земле.

Но глаза арестованной, когда-то врезавшиеся ему в память своим кристально-голубым цветом — теперь очевидно, что это последствия каких-то «церберовских» модификаций, — по-прежнему остались такими же ясными.

— Как я могу называть тебя? — спросил он сухо.

Она глубоко вздохнула.

— Хестром.
— Это твой позывной?
— Нет. Это мое имя. Самое что ни есть настоящее, — усмехнулась она краем рта.

Шепард кивнул. Когда он шел сюда, он думал, ему будет необычайно трудно говорить и даже смотреть на нее. Но оказалось, что ярость и ненависть, бушевавшая в нем в первые дни после раскрытия диверсанта, сменилась просто спокойным принятием этого факта. Стало быть, он уже привык к мысли, что перед ним не Далем Латвил?

— Странное имя, — заметил он. — Есть такая планета. Я был на ней однажды.

Она коротко пожала плечами.

— Спасибо приемным родителям. Они были немного чудаковаты.
— Где ты выросла? — вдруг спросил он, но она недовольно сморщилась.
— Коммандер, это не те вопросы, которые вы должны задать. И я не собираюсь рассказывать вам о своем прошлом. Сейчас это несущественно.
— Я сам решу, что для меня существенно, — сурово отрезал он, хотя понимал, что она права. — Хорошо. Тогда расскажи о своем задании. И о Призраке.

Она удовлетворительно кивнула, готовая к этой части.

— Начну с начала. И коротко. Я была завербована «Цербером» одиннадцать лет назад. Работала под прикрытием на всевозможных заданиях. Потом была отобрана в кандидаты для нового амбициозного и стратегически важного проекта «Оса». Нас было двенадцать человек, я — «Оса-12».
— Почему «было»?
— Потому что в настоящий момент проект закрыт, а все его участники ликвидированы.
— Кроме тебя.

Она облизала пересохшие губы, и Шепард на миг задался вопросом, а правду ли она ему говорит. Сейчас было довольно сложно отличить правду от лжи.

— Кроме меня, — подтвердила она.
— В чем заключалась суть проекта?
— Главной целью агента было не столько внедрение в окружение Объекта, сколько сам Объект. Требовалось вызвать в Объекте крайнюю степень доверия. Для манипуляции. Объекты были совершенно разными: верхушка власти, политики, бизнесмены.
— Это то, что ты хотела проделать со мной? — прищурил он свои глаза, вновь почувствовав все еще не истлевшие угольки ярости.

Она вдруг — специально или нет — чуть покраснела. Джон вспомнил, что Латвил постоянно краснела, и это здорово прибавляло ей очарования. Румянец на щеках сейчас — это способ запудрить ему мозги или свойство ее организма? И, если первое, как она могла намеренно вызывать румянец?
Но, в отличие от Латвил, лицо женщины… Хестром — что за дурацкое имя — оставалось непроницаемым. Невозможно было прочитать по ее глазам и мимике, о чем она думала: о вторжении Жнецов или о сладких пирожных.

— Это то, что потребовал Призрак от меня. И то, что я изначально хотела сделать, пока…
— Пока что? — угрожающе повторил он.
— Пока не поняла, что манипуляция по отношению к вам, коммандер, невозможна. Но это обстоятельство сводило на нет всю мою полезность. Поэтому я и продолжила свою игру. Иначе, — она сглотнула, — Призрак убил бы мою дочь.

Шепард кивнул. Пока все было логичным.

— Ты сказала, что проект закрыли, а агентов ликвидировали. Почему не ликвидировали тебя?

Взгляд ее упал на пол.

— Точно не могу сказать. Еще до закрытия проекта я хотела убежать из «Цербера», потому что родила ребенка. Но мои планы стали известны Призраку, однако вместо того, чтобы убить меня и мою дочь, он отпустил нас. Правда, всего на пять лет.
— Что-то я сомневаюсь в этих словах, — усмехнулся коммандер. — Обычно Призрак никого и никуда не отпускает.
— Верно. Я не могу с уверенностью судить о его мотивах. Возможно, он решил оставить меня, как специалиста, для особых дел. А может, он испытывал ко мне какие-то чувства и не хотел убивать.
— Надо же, — Шепард скорчил кислую физиономию. — Значит, у тебя… Хестром, настоящий талант пудрить мужикам мозги.
— Ваш мозг, коммандер, очевидно, не настолько запудрен, чтобы вы мне поверили, — сухо отпарировала она. — А поверить в то, что пять лет назад человек, ныне ставший целиком и полностью Призраком, мог испытывать ко мне чувства — неужели так сложно?
— О, это совсем не сложно, — не удержался Джон от язвительного тона. — Но вернемся к твоей истории. Значит, Призрак отпустил тебя и твою дочь. Тогда почему ты здесь?
— Потому что вы оказались настоящей занозой в заднице лидера «Цербера», не оправдали возложенных на вас надежд, взорвали базу Коллекционеров, проигнорировав прямой приказ, украли его корабль — всего этого хватило, что Призрак вас возненавидел. И воспылал жаждой мести. Я была страховкой на тот случай, если Кай Ленг не убьет вас прежде. Или если вы не одумаетесь. Он не просто хотел манипулировать или убить вас. Он хотел заставить вас страдать.

И это ему в значительной части удалось, вдруг подумалось Шепарду. Но он, разумеется, промолчал. Она продолжала:
— Призрак решил воскресить проект «Оса». А чтобы мотивировать меня к действиям, забрал мою дочь Лину. И вот поэтому сейчас я — ваш главный козырь.
— То есть?
— Под кожей у моей дочери спрятан маяк. Я активировала его. Сигнал пришел, но с большими повреждениями. Потребовалось привлечь вашу кварианскую подругу, чтобы восстановить его. И теперь, когда это случилось, я могу назвать вам местоположение базы «Цербера» в обмен… на ваше участие в спасительной операции моей дочери.
— Неужели? — честно говоря, Джон не слишком-то поверил в услышанное. — Ты поэтому спасла мой корабль и мою команду? Поэтому спасла меня?

Этот вопрос почему-то взволновал самого Шепарда. Теперь он мог разглядеть холодный расчет в ее действиях, и сам не знал, то ли это его огорчило, то ли удовлетворило.

Она вдруг обреченно вздохнула.

— Есть только две причины, по которым я спасла вашу жизнь, коммандер: рациональная, та, в которую вы поверите, и абсолютно не рациональная, которую вы сочтете ложью. Я озвучу только одну. Какую вы выбираете?

Что за проклятая ведьма! Шепард даже хотел выругаться. Находясь на его собственном корабле, запертая в камере в статусе диверсанта, она еще умудряется ставить свои условия, да так, что ему вдруг чертовски захотелось услышать вторую причину! Но, очевидно, это ее привычка — перетягивать инициативу на себя, заставляя собеседника задаваться миллионами вопросов, сомневаться и гадать, что он упустил.

— Я не играю в эти игры, — отрезал он.
— Тогда я и не стану отвечать на вопрос, — с осторожностью произнесла она. — Надеюсь только, что вы сейчас не взорветесь и не задушите меня.
— Не задушу. Но я еще не готов поверить твоим словам. Назови мне местоположение базы Призрака — и тогда я решу, на чьей ты стороне.

Она буквально воткнула в него свой острый взгляд.

— Скажите мне, что было в сигнале. Какая комбинация цифр. Только так я смогу определить, где находится база.
— Ну уж нет, — усмехнулся он. — А что, если это твой очередной фокус?
— Вам нужно это знать или нет? — требовательно спросила она. — Комбинация цифр не поможет мне ни сбежать, ни обмануть вас.
— Допустим, — кивнул он. И вдруг решил рискнуть. — СУЗИ, свяжись с инженерным отсеком. С Тали.

Арестованная даже сцепила руки в предвкушении. Шепард же успел спросить себя, не пожалеет ли он об этом.

— Тали, — позвал он в передатчик. — Назови мне комбинацию цифр, зашифрованную в сигнале диверсанта.
— Сейчас, коммандер… Э-э-э… — раздался, как всегда, сбивчивый голос кварианки. — Вот. Три/пятнадцать/десять/сорок пять. И все. Сигнал был простейшим, но сильно поврежденным, и чтобы его восстановить, мне потребовалось…
— Спасибо, Тали, — оборвал Шепард и отключил передатчик. Если кварианке дать волю, она расскажет ему обо всех винтиках на корабле. Сейчас на это не было времени. Впрочем, на это у него никогда не было времени.
— Ты услышала, что хотела, — сказал он. — Теперь я жду твоего ответа.
— Секунду, — она опустила глаза, и на лицо ее легло сосредоточенное выражение. Она явно что-то высчитывала или вспоминала. Потом кивнула. — Я знаю, где это.
— Тогда говори.

Она твердо покачала головой.

— Не все сразу. Я не могу рисковать. Для начала прикажите Джокеру взять курс на ретранслятор. В туманность Конская Голова. Остальное я скажу, когда мы будем там.
— Хаск тебя дери! — терпение коммандера готово было лопнуть. — Хватит играть со мной и диктовать мне свои условия! Ты просишь поверить твоим словам, будто бы знаешь, где находится база Призрака, а сама не готова даже допустить мысли, чтобы поверить мне! Какого хаска я вообще здесь делаю? Зачем я с тобой разговариваю, вместо того, чтобы сдать тебя Альянсу? У меня нет больше никаких причин оставлять тебя на борту! И я вообще бы не пришел, если б Кайден не показал мне свою находку из мусоропровода! Да, я говорю о детском пальце в платке! Но даже это не заставит меня играть в эти игры манипуляторов! Мне все это осточертело!

Закончив свою гневную тираду, он собрался было уйти, но тут Хестром, почуяв, видимо, что это ее последний шанс и что он действительно не собирается больше возвращаться, сорвалась с места и схватила его за рукав. Поскольку на реакцию он никогда не жаловался, он грубо обездвижил ей руки и прижал к стене.

— Я скажу, — прошептала она, даже не думая вырываться. — Скажу. Это система Анадиус! Сорок пятый квадрант в плоскости! Это правда! Если ты не веришь мне, то отправь хотя бы разведывательный зонд! Умоляю, Джон, просто проверь! Я не лгу, клянусь!

Кажется, она действительно говорила правду. И он интуитивно почувствовал, что она в отчаянии и у нее больше нет запасных ходов. Но смутило его совершенно другое, чему сейчас он решил не придавать значения.
Он быстро отпустил ее. И молча ушел.

Добравшись до своей каюты, он первым делом уселся за терминал. Потом вызвал ИИ корабля:
— СУЗИ, передай Джокеру новые координаты. Курс: туманность Конская голова. Там пусть задействует стелс-систему и отправит разведывательный зонд в систему Анадиус. Потом с подробным отчетом ко мне. Ясно?
— Так точно, коммандер.

Вот и все. Он принял решение. Доверять, но проверять — это ли не его девиз? Хотя он думал, его девиз «сегодня я не сдохну». Но что-то в последних словах арестованной побудило его к допущению мало–мальской вероятности, что она говорит правду. Быть может, ничем не прикрытый отчаянный страх и просьба о помощи?

Но его смутила другая, самая банальная в мире вещь: когда он оказался снова так близко к ней, он вдруг осознал, что она до сих пор ему не безразлична. Более того, в своем новом амплуа эта женщина показалась ему куда более привлекательной, нереально близкой и понятной. Словно это был женский его аналог, хотя бы частично. То, что когда-то сблизило его с Латвил, на самом деле принадлежало другой женщине. Той, которая приняла его демонов спокойно и без страха, поскольку у нее их тоже полно.
Хестром.

Все-таки дурацкое имя. При условии, что оно настоящее.

Коммандер проверил новые сообщения. И увидел одно, его встревожившее. Советник азари просила о личной встрече на Цитадели. Это было необычно. А значит, имело большое значение. Ну что ж, как только разведывательный зонд соберет информацию, они сразу же возьмут курс на Цитадель.



 

Отредактировано: Alzhbeta.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 07.08.2015 | 731 | 2 | Диверсант, мШепард, Nightingale | Nightingale
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 85
Гостей: 80
Пользователей: 5

Alone2050, ARM, bug_names_chuck, Azula, unklar
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт