Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Диверсант. Глава 17

Жанр: романтика, драма, ангст, экшн;
Персонажи: мШепард, Лиара, Кайден, СУЗИ, Джокер, Тали, Гаррус, Призрак, ОС;
Статус: в процессе;
Аннотация: Хестром Криз — бывший оперативник «Цербера» по стратегическому внедрению — вынуждена снова вернуться в организацию. На этот раз Призрак поручил ей довольно трудное задание: внедриться не куда-нибудь, а на фрегат «Нормандия SR-2» и стать «своей» не столько для экипажа, сколько для коммандера Шепарда. И диверсант весьма умело взялась за дело. Однако могла ли она предположить в начале своего задания, что события, происходящие в жизни Шепарда, приведут к весьма неожиданному для нее самой финалу?
 

 




17. ПРИОРИТЕТ

Снова этот проклятый сон. Каждый раз, закрывая глаза, Шепарду казалось, будто он осознанно идет навстречу своему кошмару. Бегать по лесу, полному призраков, за мальчишкой-призраком, сгорающим в огне всякий раз, было не лучшим началом дня.

Джон посмотрел на потолок над собой. Какие-то рисунки, разводы, цветной дизайн — ясно, что это не «Нормандия». Иначе он увидел бы звездное небо в иллюминаторе. Ну или потолок стыковочного шлюза, раз сейчас его корабль на стоянке в Цитадели.

Голова раскалывалась, во рту пересохло. Похоже, вчера он изрядно надрался. Он редко позволял себе напиваться до состояния «чей это потолок», но смерть Тейна оставила в его душе черную зияющую рану и сильнее переполнила чашу на плечах, хотя фактически он не был виноват в гибели дрелла и тот бы все равно пал жертвой Синдрома Кепраля.

Рядом раздался чей-то утренний стон. Повернув голову, Шепард увидел прильнувшую к нему в сладкой дреме азари. Ах точно, он же вчера не возвращался на «Нормандию», а позволил себя увести в.... Он оглянулся. В чью-то квартиру.

Память возвращалась медленно. Вроде бы он и не собирался поддаваться на уловки синекожей соблазнительницы, поскольку хотел хорошенько отоспаться и вообще — у него не было в планах завязывать роман с азари. Черт, он даже имя её не помнил!

Недавно он заслужил награду «засранец месяца». Теперь ему должны вручить еще и «подонок месяца». Скоро у него просто не останется места на нагрудной планке его формы. Ещё стоило бы добавить орден «Почетного идиота» и все — жизнь прожита не зря.

Джон поморщился. Он действительно повел себя как последний идиот вчера. Он сразу заметил Далем у стойки и был удивлен её появлением, но больше — это его чертовски разозлило. Почему, он и сам не знал. Просто ему казалось, что с этой женщиной у него есть много общего, даже несмотря на то, что её биографию нельзя назвать даже отдаленно похожей на его собственную. Казалось бы, их не могло ничего связывать: он не имел понятия, что такое дифференциальные биоматематические показатели, она не могла знать, как лучше модифицировать штурмовую винтовку для максимального снижения отдачи... И все же его непонятным образом к ней тянуло.

Она всколыхнула внутри что-то незнакомое, её глаза как будто смотрели не на коммандера Шепарда, а в самую глубину, ту черную бездну, где таились его самые страшные демоны. И создавалось впечатление, что её это ничуть не пугало.
Что за поэтический бред с утра, Шепард?

Проклятая ведьма нашла своего героя в лице Аленко и благополучно с ним ушла, даже не обернувшись. А бравый коммандер был так удручен и взбешен этим фактом, что позволил своей подруге-азари снова себя соблазнить. Вот и все.

Джон, стараясь не обращать внимания на головную боль, поднялся с постели. Нашел свои разбросанные на полу вещи и быстро натянул. Мимоходом взглянул на свое отражение в зеркале — тихий ужас. Такое ощущение, что его пережевал молотильщик и выплюнул обратно.

Так дело не пойдет. Команда не должна увидеть его в таком жалком виде. Если уж требовать дисциплины на борту, то и сам должен соответствовать репутации строгого и сурового коммандера с заявкой на тирана. Поэтому придется задержаться в квартире... Кетаны? Вроде бы его спутницу по постели звали так.

Он решил, что хозяйка не будет против, если он воспользуется её душем. Он быстро помылся, привел свои вещи в порядок, почистил ботинки — на этом список его дел по поддержанию статуса закончился. Да, еще бы проглотить пару таблеток от головной боли...

— Держи, коммандер. Это тебе пригодиться, — словно прочитав его мысли, проснувшаяся азари протянула ему горсть таблеток.
Он с сомнением посмотрел на сине-зеленые пилюли.
— Это от похмелья, — засмеялась она. — Поверь, все пройдет за минут пятнадцать. Если б я хотела тебя убить, сделала бы это в тот момент, когда ты проник губами мне в...

— Я понял. Это меня не убьет, — отчего-то сконфузился он и быстро проглотил пилюли, запив их водой. — Мне пора возвращаться.
Азари тут же изящно соскользнула с постели и, не испытывая ни малейшей робости за свое неглиже, повисла у него на шее.

— Ты еще вернешься ко мне, коммандер? — томно спросила она.
— Если не сдохну, то вполне может быть, — пообещал он, лишь бы скорее ретироваться. Попрощавшись, он вышел из квартиры, прошел на улицу и понял, что находится где-то недалеко от Президиума.

Пришлось взять такси, чтобы добраться до стыковочных доков. За это время сине-зеленые пилюли действительно свершили волшебство и голова Джона прояснилась и стала свежей. Как будто и не было вчера несчетного количества распитого на троих с Гаррусом и Вегой бурбона. Тот, кто придумал это чудо-средство, куда больше заслуживал звания Героя Галактики, нежели сам Шепард, не сумевший вовремя сказать «Стоп!»

— Приехали, коммандер, — весело проговорил водитель такси и повернулся к нему, широко улыбаясь. — Стыковочный док 24. Вон и ваша «Нормандия».
Джон хотел дать ему кредитов, но тот закачал головой.
— Лучше надерите задницу Жнецам! Мне, как и всем в этой Галактике, хочется еще пожить. И возьмите мою визитку — вдруг еще понадоблюсь.

Шепард сухо поблагодарил его и вышел. Конечно, было приятно, что в него верят. И в то же время это накладывало огромную ответственность за все действия, которые он совершил и совершит в будущем. Или не совершит. Сейчас он не чувствовал себя способным одолеть даже волуса, не то чтобы Жнеца.

Дверь стыковочного шлюза открылась, и коммандер зашагал по коридору. Но впереди он вдруг заметил кого-то.
Кайден Аленко. Вот ему сейчас бы точно не попадаться на пути.

— Шепард, — лицо майора показалось Джону каким-то... одухотворенным? Дурацкое слово.
— Кайден, что ты тут делаешь?
— Решил уточнить, найдется ли у тебя билет для меня на «Нормандию», — улыбнулся тот краем рта. — Поскольку советник Удина оказался последним козлом, Совет не то чтобы не одобрил мое назначение Спектром, так еще и сделал вид, что я и не пытался помочь им спасти свои шкуры. Они порекомендовали мне пока взять отпуск, чтобы лишний раз не напоминать прессе о причастности Удины к нападению на Цитадель. Хотя, черт побери, об этом говорят во всех новостях каждые полчаса. Я думал вернуться под начало адмирала Хакета, но потом... изменил своим приоритетам.

— Неужели? — Шепарду не понравилось, как это прозвучало. Он ясно услышал между словами Кайдена недоговоренное: «На твоем борту появилась отличная мотивация к моему возвращению в виде симпатичной докторши». Лицо у Аленко было таким, что сразу же захотелось по нему врезать. И если первым порывом коммандера было послать его к хаску, то он все же одумался и вспомнил, что перед ним мало того что превосходный солдат, второй Спектр среди людей, с огромным военным опытом, но еще — и в первую очередь — его друг, который вчера поверил ему буквально на слово и в верности которого сейчас просто не было морального права сомневаться. Так неужели обычная первобытная ревность может заглушить все прежние весомые заслуги?

Пересилив себя, Шепард кивнул.
— Добро пожаловать на борт.
— Спасибо, коммандер. Тогда идем?
— А где же доктор Латвил? — Джон не смог удержаться от этого вопроса, поэтому сделал самое равнодушное выражение лица. — Я видел вчера, как вы ушли вместе...

Кайден смутился, но в глазах у него появилось что-то мечтательное.
— Я всего лишь проводил её до «Нормандии». Но я работаю над всем остальным...

Ага, работает он. Шепард подавил в себе жгучее желание взять Аленко за шиворот и пнуть обратно на станцию.
Нет, надо определенно заняться делами.


***


Как назло, дел оказалось не так много.

Он просмотрел отчеты всех дежурных офицеров, проверил показатели систем корабля, перекинулся парой слов с Трейнор, чтоб узнать, все ли члены команды вернулись вовремя. Он даже строго поинтересовался у кока, были ли пополнены продовольственные запасы, хотя отродясь этого не делал.

На корабле сразу же зашептались, что коммандер в крайне плохом расположении духа, так что всем стоит привести в порядок дела на своем ответственном участке, а то, не дай бог, Шепарда угораздит пересчитать количество столовых приборов.

Вскоре Джокер сообщил, что все системы корабля готовы на 100%, все члены экипажа на местах и теперь можно с чистой совестью взять курс на очередную планету со Жнецами и молотильщикам.

Джон распорядился пока добраться до ретранслятора и ожидать приказа. Он сам еще не знал, в какую часть Галактики сунуться, поэтому решил выяснить это у адмирала Хакета.

В этот раз к видео связи был подключен и адмирал Андерсон. Шепард был чертовски рад видеть своего друга живым. В процессе беседы Джон узнал имя своего таинственного врага на Цитадели, этого мерзавца, убившего Тейна.

Кай Ленг. Это имя ни о чем ему не говорило, он ни разу его не слышал, поэтому Андресон обещал отправить на него досье.

Горн был построен уже на половину. Вопрос был лишь в том, где найти Катализатор, необходимый для активации. Шепарду было над чем поломать голову, он должен был признаться, что не имеет об этом ни малейшего понятия.
Хакет сообщил также, что кварианцы готовы к переговорам, но, кажется, у них с гетами что-то намечается. И это явно не дружеский пикник.

Коммандер сказал, что займется этим, а чуть позже отдал приказ Джокеру прыгнуть в Скопление Дальний Обод и взять курс к дипломатическому кораблю кварианцев, ожидающему посредника от Альянса. Пилот сказал, что этот полет займет примерно часов шесть, поскольку даже мгновенный — в теории — прыжок на такое большое расстояние не может пройти бесследно для экипажа и, чтобы избежать осложнений, посоветовал на часа два после прыжка залечь в дрейф. Коммандер был не против. Кварианцы могут и подождать на два часа дольше. Уж лучше это, чем постоянная головная боль от прыжка длительностью больше пяти секунд. Разумеется, для каждого такой прыжок покажется мгновением, но прыгнуть в соседнее скопление и скопление, располагающееся почти на границе Галактики — не одно и то же. Джон не раз замечал, что чем дальше находился пункт назначения, тем сильнее отзывалось такое «мгновенное» перемещение головной болью.

Потом еще четыре часа лететь к дипломатическому кораблю. На галактической карте все планеты и системы выглядели так близко — хоть руку протяни, но по меркам космоса это были колоссальные расстояния. И даже полет на сверхсветовых двигателях до не так далеко расположенного дипломатического корабля займет долгих четыре часа.

Так что нужно еще шесть часов чем-то себя занять. Он поболтал с Гаррусом, ответил на вопросы СУЗИ в чем смысл жизни синтетиков, помог Лиаре заполнить пробелы в её очень пессимистичном проекте архива Галактики и, пережив мгновенный, но утомительный прыжок в «коридоре» ретранслятора до Дальнего Обода — что для органиков является нехилым стрессом — решил спуститься в инженерный отсек и найти себе достойное занятие там. Адамс был удивлен просьбой подкинуть ему работенку, но спорить не стал и предложил коммандеру приварить поврежденную во время сбоя систем охладительную трубу ядра. Поскольку Шепард уже имел опыт работы со сварочным аппаратом, он этим и занялся.

Около двух часов он потратил на сварку, прежде чем заметил странное поведение инженеров Доннелли и Дэниелс. Эти двое сводили его с ума своими вопросами, еще когда они работали на «Цербер», но после того, как Джон снова официально стал коммандером на «Нормандии», он воспользовался свои статусом Спектра и освободил их из под ареста, направив снова в свою команду. Они были превосходными специалистами, но вели себя как дети. Похоже, болезнь Джокера — и коммандер не имел в виду синдром Вролика — заразна.

Сначала убежал из поля зрения Доннелли, потом вернулся, о чем-то живо переговорил с Дэниелс, снова убежал. И все это они проделывали, опасливо поглядывая на своего командира и пытаясь привлечь как можно меньше его внимания — но эти попытки и насторожили Шепарда.

Он прекратил ремонт и, сняв маску, требовательно спросил:
— Что происходит?
Гэбби Дэниелс чуть не подскочила на месте.
— Куда постоянно бегает Доннелли? У него что, несварение желудка? — Шепард отложил маску и перчатки в сторону, потом поднялся и уставился на своего перепуганного инженера.

— Да, коммандер, боюсь, что так, — пробормотала та, явно взволнованная. Тут, к её сожалению, в ремонтный отсек вломился Доннелли и, не заметив коммандера, негромко прокричал:
— Сто кредитов! Я поставил сто на... — потом осекся, увидев Джона, и застыл на месте как вкопанный. — Коммандер! Я не знал, что вы уже закончили с ремонтом, сэр!
— Как себя чувствуешь?
— Прекрасно, сэр!
— Несварение, говоришь? — с сомнением покосился он на Гэбби, и та, покраснев до кончиков волос, опустила голову. — А теперь выкладывайте, что происходит. Это приказ.

Поскольку Доннелли не мог вымолвить ни слова, за него ответила Дэниелс:
— Лейтенант Вега... он соорудил в ангаре небольшое место для стрельбы. Ему негде было упражняться, пока его нога ранена...
— Допустим, — с нарастающими нотками недовольства проговорил Шепард. Устроить тир в ангаре — это только Вега мог додуматься! — Надеюсь, он обезопасил зону и вы, как инженеры, это проверили. Нам не нужна случайная пробоина в корпусе и разгерметизация.
— Проверили, сэр! — рьяно закивал головой Кеннет. — Он разместил вдоль корпуса кинетические щиты, взяв у Гарруса Вакариана для этого генератор! Так что все безопасно...
— Ага, значит и Вакариан замешан, — хмуро отозвался Шепард. — Кого еще мне выбросить в космос?

Парочка инженеров испуганно переглянулась.
— Так понимаю, обычные упражнения быстро наскучили Веге и он решил посоревноваться, — продолжал строгим голосом коммандер, почти наслаждаясь замешательством своих инженеров. — И на кого же ты поставил 100 кредитов, Доннели?
— Я... сэр... — Кеннет решил не юлить и во всем признаться. — На лейтенанта Вегу, коммандер.
— Значит, — Шепард вытер запачканные от ремонта руки о влажное полотенце, — ты потерял свои сто кредитов. Пойду и я посмотрю на это представление. Составлю список тех, кого придется вышвырнуть с моего корабля за нарушение военного устава.

Шепард направился к лифту, вдоволь позабавившись бледными лицами своих инженеров. Он стал спускаться на один этаж ниже, намереваясь разогнать к хасковой матери весь этот балаган, которому не место на военном корабле. Азартные игры на его фрегате? Да ни за что! Для этого есть «Чистилище» и увольнительная.

Но вот дверь лифта открылась, и Шепард увидел следующую мизансцену: посреди ангара Вега соорудил нечто вроде мишени в виде собранного из частей устаревшей брони «противника» и прикрепил его на цепь к балке. На расстоянии примерно пятидесяти шагов от мишени на полу было воздвигнуто рукотворное нечто, состоящее из ящиков и шкафчиков для хранения инструментов — очевидно, это нечто являлось точкой опоры для прицеливания и уменьшения отдачи. Как и говорил Кеннет, с трех сторон по периметру самодельный тир окружали кинетические щиты, проецируемые небольшим генератором. И на том спасибо.

Но что больше удивило коммандера — это присутствие на этом балагане основного костяка экипажа. Здесь была и Трейнор, и Джокер с СУЗИ — пилоту крупно повезет не быть пристреленным, если он не забыл установить автоматическое сканирование ближайшего космического пространства на предмет появления неприятеля — и Кортез, и Аленко, и Вакариан, и еще около десяти человек из экипажа! Здесь была даже доктор Латвил, которая стояла впереди и, кажется, была в восторге от происходящего. По крайней мере, Шепард еще не видел у неё такой открытой широкой улыбки. Поскольку вновь прибывшего никто не заметил, коммандер тихо подошел к самодельному тиру и, встав позади всех и сложив руки на груди, принялся наблюдать за происходящим.

— Давай, Вега, — подначивал турианец своего друга, который старательно прицеливался. — Иначе мне опять придется выиграть.
— Думаю, ты слишком спешишь с выводами, — раздался в ответ довольный голос Кайдена, перезаряжающего свою винтовку. Шепард с удовлетворением отметил, что патроны были проецировочными, то есть пробивали цель путем нанесения соответствующей отметки, но не угрожали органической ткани. Такие применялись для обучения солдат в Альянсе. Значит, мозги у экипажа «Нормандии» еще остались, а кинетический щит был расположен для подстраховки. — Я еще не вылетел, если помнишь.

— Поживем — увидим, — хмыкнул лейтенант Вега и выстрелил. Левое предплечье у «противника» дернулось: проецировочная пуля поставила отметку, которая соизмерила скорость и силу выстрела и пропорционально уменьшила её в десятки раз, от чего пучок газа, пущенный вслед, ударил по керамической броне слабее, чем было на самом деле. Датчик на броне «противника» фиксировал используемые пропорции и выводил их на небольшой монитор в уже увеличенном виде.

Таким образом, можно было следить, кто точнее выстрелил и какое оружие нанесло больший урон.

— Жаль, что не попал в голову, — турианец явно наслаждался своим преимуществом.
— Итак, новый круг, — вдруг раздался голос Трейнор. — Делаем новые ставки и побыстрее, пока коммандер не успел....

Тут она смолкла, поскольку заметила Шепарда среди столпившихся у стрельбища людей. И побледнела.
— Коммандер! Что... что вы здесь?.. — она явно была ошарашена тем фактом, что Шепард присутствовал при их разговорах неизвестно сколько времени, вместо того, чтоб, пыхтя, ремонтировать трубу охлаждения.

Все мгновенно смолкли и повернулись в его сторону. Джон сохранил свой грозный вид, хотя его прямо распирало от смеха: не каждый день на его корабле такие вот забавные немые сцены, не снившиеся даже классикам! Но он подавил свой смех, поскольку не особо стремился развеять миф о коммандере-тиране. Ну если только совсем немного. Конечно, подобное поведение на военном корабле Альянса недопустимо. Но, хаск побери, его команда пережила вторжение Жнецов на Землю, трехдневный дрейф в космосе, Тучанку и захват «Цербером» Цитадели... Почему бы не позволить им повеселиться хотя бы ненадолго?

— Пришел сделать ставку, — спокойно сказал он. — 200 кредитов на щербатого покорителя бутылок.
— Это он про меня, — усмехнулся Гаррус.

Кажется, все вздохнули с облегчением. Они были удивлены, но больше — обрадованы столь неприсущим для коммандера поведением. Что ж, Шепард надеялся, это попустительство с его стороны не вызовет у них новых вредных привычек.

— Тогда, — кашлянув, так как голос от волнения пересох, резюмировала Саманта, — 200 на Вакариана от коммандера. Принимается. Новый, третий круг. Цель — область груди. Игрок с наименьшим процентом точности вылетает. Майор, начинайте.
Кайден взял свой пистолет с самой довольной улыбкой — еще бы, наверняка, хотел покрасоваться перед доктором. Прицелившись, он выстрелил.

— 91 процент, — прокомментировала Трейнор.
— Неплохо, но недостаточно хорошо, — жвалы на кошачьей физиономии Гарруса зашевелились. — Я выбью ровно 100. Вега, я даже уступлю тебе очередь, если хочешь. А то потом совсем стрелять передумаешь.
Лейтенант что-то хмыкнул, занял стойку и после секундного прицеливания выстрелил.
— 89 процентов.
— Черт, это все из-за моей раненой ноги! — досадливо выругался он.

Как Шепард и ожидал, Гаррус выстрелил лучше всех — 95 процентов. Не зря же он считается лучшим снайпером в команде.

— Лейтенант, простите, но вы вылетаете. Вам нужно подлечить свою ногу, — беспощадно произнесла Трейнор, кивнув на его хромоту. Вега лишь только и мог, что разочаровано ругаться.
— Последний круг. Новые ставки.
— Поднимаю до пятисот кредитов, — Шепард стоял поодаль, но каждый, помня о его присутствии, то и дело косился в его сторону, чтобы запечатлеть реакцию коммандера на то или иное действие или слово. — На щербатого. Извини, Кайден, но у тебя нет шансов.

Как поразительно приятно дались ему эти слова. Шепард даже усмехнулся.

— Посмотрим, — многозначительно отозвался тот.
— Поддерживаю ставку, — вдруг громко сказала доктор Латвил и посмотрела на коммандера с вызывающей улыбкой. — За майора.
— Если вы еще и дунете на мою винтовку, я просто не смогу проиграть, — улыбнулся тот.

Этого еще не хватало. Кайден «вдруг» вспомнил об устаревшей традиции в рядах солдат Альянса дуть на свои винтовки, чтобы точнее выстрелить. Обычно это по-рыцарски предлагалось сделать какой-нибудь симпатичной даме, и, если солдат не промахивался, он благодарил свою удачливую даму крепким поцелуем. Вот рыцарь выискался и на «Нормандии».

Кайден протянул винтовку доктору, и та, покраснев, сделала короткий выдох, вытянув губы.

— Мне надо скорректировать прицел, — сказал Гаррус и отошел в сторону. — Шепард, может, ты дунешь и на мою винтовку?

Джокер, смотревший на все это представление с оттенком мальчишеского восхищения и восторгом неудачника, пропустившего битву молотильщика со Жнецом, но получившего шанс реабилитироваться, заржал, как конь, над этой шуткой. СУЗИ рекомендовала ему снизить уровень своего голосового участия.

Коммандер подошел к другу.
— Только не промахнись, — попросил он.
Турианец обиженно покачал головой.
— Если б я тебя не знал, то решил бы, что ты хочешь убрать с физиономии Аленко эту дурацкую улыбку и не допустить финала вашей странной людской традиции, — сказал он.
— О чем ты. Я поставил на тебя 500 кредитов.
— Ну да, конечно, — фыркнул тот себе под нос, из чего Шепард заключил, что турианец ему ни на каплю не поверил.

— Последний круг. Ставки приняты. Цель — голова противника. Первым стреляет майор, — озвучила Трейнор всем, кто вдруг не следил за происходящим, если таковые были.

Кайден прицелился и выстрелил. Как показалось Шепарду, в этот раз он целился дольше и старательнее.
— 96 процентов.

— Ого! Аленко явно давно не целовался, — со смешком прокомментировал негромко Джокер, даже сняв свою бейсболку от волнения.
— Не думаю, что повышение точности стрельбы, Джефф, зависит от такого фактора, как частота тактильного контакта, — отозвалась по-своему размеренно СУЗИ.
— Еще как зависит, — буркнул пилот себе под нос, так как тут Трейнор призвала всех к тишине, поскольку теперь целился Гаррус.

Турианец спокойно приобнял свою винтовку, прицелился и выстрелил. Потом, не дождавшись результата, повернулся к Шепарду и изобразил на своей физиономии нечто, вроде ехидной улыбки. Мол, извини, друг, я промахнулся. Намеренно.

— 93 процента, — резюмировала Трейнор. — Майор выиграл! Коммандер, вы должны в кассу 500 кредитов. Уилсон, Томлин — вы должны по пятьдесят.
— А как же поцелуй? — Джокер не хотел прекращать веселье. — Так принято! Целуйтесь! Целуйтесь!

Тут этот первобытный идиотский клич подхватил Уилсон и Томлин, потом и весь присутствующий экипаж.

Доктор Латвил покраснела еще сильнее, а Кайден, сделав вид, что его к этому вынуждают, притянул её к себе и поцеловал в губы совсем и явно не по принуждению.

Ну все. Шепард решил собрать присутствующих во главе с Гаррусом в шлюзе и нажать кнопку открытия люка, чтоб их всех вытянуло в космос.
Он даже не предполагал, что в этот момент его лицо просто окаменело от злости.

Тут по громкой связи раздалась команда от автопилота, и Джокер, надев бейсболку, пояснил, что сканер зафиксировал какой-то объект. Это могло быть и кварианское дипломатическое судно, но узнать наверняка можно было только в кабине.

— Тогда быстро туда! — строго рявкнул коммандер и оглядел всех присутствующих. — Вега, сворачивай свой тир и чтоб больше ничего подобного на моем корабле! Всем остальным занять свои посты! И наконец-то заняться своими прямыми обязанностями! Живо!

Последнее он особенно адресовал все еще стоящей рядом друг с другом парочке. Латвил была крайне смущена, а вот Кайден имел вид влюбленного простофили.

Шепард решил и ему вручить награду «Почетного идиота». После того, как повесит себе еще одну.


***


Хейс понимала, что перегнула палку. Она хотела немного подразнить коммандера, но, похоже, сильно его задела. Он был чертовски зол, когда уходил из ангара. И эта злость была вызвана сколь ревностью, столь и разочарованием. Это могло оттолкнуть коммандера, если она не исправит ситуацию вовремя.
Поэтому, вооружившись медицинским ящиком с необходимыми инструментами, она смело направилась в каюту Шепарда.

Дверь была не заблокирована, но женщина на всякий случай все равно нажала кнопку вызова. Подождав для приличия полминуты, она вошла.

Первое, что бросилось в глаза — наличие живности в аквариуме. Большая медуза, лениво кривляя своими отростками, сразу же скрасила до этого унылый вид пустого аквариума. Интересно, это Лиара купила? Когда-то она упоминала о чем-то подобном.

Сначала Хейс показалось, что в каюте, кроме медузы, никого нет, но она ошиблась. Коммандер просто стоял у своего личного терминала и смотрел на неё нарочито безразличным взглядом.

— Что вы здесь делаете? — сухо спросил он, закрыв терминал. Он уже надел свою парадную форму — очевидно, для встречи с кварианскими дипломатами. Именно их судно зафиксировал автоматический сканер Джокера.
— Выполняю ваш приказ, — она подозревала, что если будет снова играть в бедную овечку Латвил, коммандер вышвырнет её вон, поэтому добавила в поведение доктора немного твердости.

— Не понял, — сказал он хмуро.
— Полчаса назад вы приказали, чтоб все занялись своими прямыми обязанностями. Вот я ими и занимаюсь. Как бортовой врач, я обязана убедиться, что с вашими ранами все в порядке, прежде чем вы снова броситесь в бой. Поскольку в прошлый раз вы сами обработали свои раны панацелином и с тех пор даже не удосужились заглянуть в медотсек, предполагаю, что они все еще под действием геля — а больше двух дней это нежелательно, — проговорила все это Хейс на одном дыхании. — Иначе вас просто замучает кожный зуд.

— Боюсь, сейчас мне некогда, — отрезал он недовольно и прошел мимо неё вглубь каюты, и не подумав пригласить её или взять нелегкий ящик у неё из рук.

Хейс не хотела сдаваться.
— Встреча с дипломатами только через сорок минут, когда закончится стыковка. А я принесла все инструменты с собой. Так что, коммандер, у вас просто нет выбора.

Кажется, эти слова пришлись ему по душе. По крайней мере, деланное безразличие сменилось язвительной усмешкой.
— Хорошо. Командуйте, док.

Этот переход на «дока», когда совсем недавно он пару раз называл её по имени, ясно говорило о том, что Шепард зол.
Водрузив ящик на стол, женщина повернулась к коммандеру, который уже с независимым видом уселся на диван.
— Вам придется снять китель и рубаху, — как можно более спокойным голосом сказала она.

Он принялся медленно снимать одежду, в то время как она раскладывала необходимые инструменты на стол, стараясь не выдавать свое волнение. Но откуда волнение?

К своему недовольству, она поняла, что её руки вспотели. Это было непривычно. Шепард тоже взглянул на её руки, но обратил внимание на её перевязанный правый кулак.
— Что с вашей рукой? — спросил он.
— Порезала о скальпель, — соврала она. Не станет же она говорить, что получила порезы от стекла разбитого её же рукой шлема церберовца!
— Надо быть осторожнее, доктор.

Хейс извлекла из ящика непроницаемые очки и прибор ультрафиолетового излучения. Потом, наконец, посмотрела на Шепарда. И не могла не отметить со скрытым восхищением, что торс коммандера был великолепен. Без единого намека на ленивый образ жизни, одни лишь мускулы, таящие огромную силу, а на груди немного черных жестких волос — словом, хоть сейчас на обложку «Горячего созвездия» с подзаголовком «Коммандер года».

С нарочитым профессиональным равнодушием «доктор Латвил» надела перчатки и приблизилась к своему пациенту. Рана, полученная от пули еще перед Тучанкой и мастерски зашитая Мордином, уже затягивалась. Когти ручных монстров Жнецов её не задели. Три больших полоски от когтей чуть ниже были неаккуратно обработаны гелем панацелина. Кожа вокруг них покраснела — видимо, кожный зуд не миновал даже героя Галактики, но у того то ли не было времени разобраться с этой проблемой, то ли просто он не привык лечить подобные царапины. А то, что для него это было пустяком — в это Хейс только сейчас поверила, увидев следы от старых ран: на правом плече след от ожога — очевидно, зажигательный патрон, на животе сбоку — след от осколка гранаты, не шее — длинный шрам от... Хейс не знала.

Не успев перебороть искушение, она провела по этому шраму пальцами. Хоть они и были облачены в медицинские перчатки, она ощутила даже сквозь латекс его неровные края. Шепард взглянул на неё снизу вверх с оттенком удивления.

— От чего этот шрам? — нахмурилась она. — Я таких еще не видела.
— База Коллекционеров, — ровно пояснил он. — Какая-то тварь напала сзади и схватила за шею. После того, как мы уничтожили базу, рану зашивал Гаррус. Поэтому-то шрам настолько корявый — шьет Вакариан из рук вон плохо.
— Почему не доктор Чаквас? Или Мордин? — не поняла Хейс. — Ведь они же были с вами на борту.
— Были. Но зашивали не они, — Шепард сделал вид, будто ответил на её вопрос. Хейс поняла, что отвечать он просто не хочет.

Оторвав пальцы от его кожи, она надела непроницаемые очки и взяла излучатель. Чтобы убрать засохший гель с кожи, ей потребуется пара минут, необходимо было подвергнуть панацелин ультразвуковому излучению. Она уже собиралась сделать это, как вдруг Шепард спросил:
— Может, и мне очки найдете? Не помню, чтоб такие дозы ультрафиолета были признаны безопасными для пациента.
— Ох, простите, — Хейс готова была провалиться сквозь землю за свою ошибку. Ну и доктор! Теперь кого изобразить? Может, клоуна?

Она достала еще одни очки и передала их коммандеру. Когда он их надел, она не смогла сдержать улыбки — и, кажется, это растопило его заледеневшее сердце. Не каждый день видишь бравого коммандера в смешных черных очках на пол-лица.

— Забавно выгляжу? — усмехнулся он. — Могу и вам принести зеркало.
— Почему вы перестали называть меня по имени? — спросила она, снова став серьезной и сконцентрировавшись на облучении геля ультрафиолетом. Пару раз проведя по засохшей поверхности панацелина излучателем, она добилась результата: гель дал трещину. Теперь его можно было аккуратно убрать, что Хейс быстро и проделала.

Потом с облегчением сняла очки. Коммандер последовал её примеру.

Так, что там дальше? Теперь нужно обработать раны антисептиком и, поскольку зашивать их не придется, так как панацелин уже способствовал началу регенерации тканей, просто заклеить медицинским пластырем. Делов-то!

Внезапно Хейс поняла, что коммандер внимательно наблюдает за её действиями. Это было хорошим знаком или плохим? Она еще не разобралась, простил ли он ей флирт с Аленко.
— Вы не ответили на мой вопрос, — напомнила она.

Шепард вздохнул. Как ей показалось — устало.
— Не знаю. Тогда мне показалось, что... — он прервал себя и вдруг спросил жестко: — Зачем вы пришли в «Чистилище»? На встречу с Кайденом?
— Вы же знаете, что он просто помог мне избежать неприятностей, — Хейс обработала раны. — Вы же там были.

— Был. Я хотел вам помочь, но, кажется, вы нашли своего героя, — с деланным скепсисом произнес он. — И даже ушли с ним вместе.
— А вы, кажется, нашли свою героиню в виде синекожей танцовщицы, — отпарировала она, не сумев скрыть раздражения, вызванного — да, ревностью, черт побери!

Коммандер будто бы только и ждал этих слов. Он настойчиво схватил её за руку.
— Неужели это вас задело? — он испытывающим взглядом вонзился ей в глаза. — Я прав? Или вы только решили поиграть с нами, двумя кретинами? Хватит ходить вокруг да около и скажите уже, что вам нужно!
— А что нужно вам, Шепард? — возмутилась она его неоправданной грубостью. — Чтобы я снова назвала вас фирменным ослом, поскольку вы никак не сообразите, что последние десять минут я только и напрашиваюсь на поцелуй, а вы, как фирменный осел...

Он не дал ей договорить, впившись в губы жарким поцелуем и притянув к себе — чего Хейс, собственно и добивалась, придя сюда. Нужно было расставить приоритеты.

Поцелуй был долгим и нетерпеливым, выдающим охватившее Шепарда возбуждение и даже злость. Десяти секунд было вполне достаточно, по расчетам Хейс, чтобы приоритет был определен — и тогда она могла уйти со спокойной совестью, чтобы еще немного помучить коммандера. Ведь не так давно она решила «попридержать коней» и не переходить на следующую фазу.

Но странным образом поцелуй продлился десять секунд и не прекратился. Более того, она вдруг с ужасом обнаружила, что прильнула к Шепарду почти вплотную и что, кажется, совсем не прочь остаться тут и подольше. Коммандер уже ласкал руками её грудь и бедра — и только тут женщину охватил неподдельный ужас.

Она оторвалась от Шепарда и вскочила как ужаленная.
— Я... мне надо идти... — пробормотала она и, даже не захватив свои инструменты, ушла — да что там! — убежала из каюты.

Потом трусливо бросилась к лифту, и только когда дверь закрылась, а механизм начал спускать её вниз, вздохнула с облегчением.

***

Так. Ей необходимо все взвесить, логически обосновать, проанализировать.

Она пришла к Шепарду, чтобы разграничить приоритеты и показать ему, что он её интересует — галочку в этом пункте можно поставить.
Она ушла вовремя — галочка с натяжкой.

Все остальное в её плане можно скомкать и выбросить в космос, подобно мусору. Потому что только сейчас Хейс поняла, что никакого плана вообще нет. Все, ради чего она провернула самую сложную свою операцию по внедрению, теперь под большим знаком вопроса.

Она не просто потеряла контроль над ситуацией. Она ею вообще не владела. И что более неожиданно и катастрофически — она перестала мыслить логически в отношении Объекта Внедрения. Это была самая грубая ошибка в операциях проекта «Осы». Такие ошибки категорически не допускались, а агенты, их допустившие, попросту устранялись... Хейс всегда снисходительно полагала, что её профессионализм выше того, чтобы опуститься до уровня обычной шпионки... Или нет?

Потому что — она осознала это яснее некуда — её ошибка ставила крест на всем задании. Провальное оно или нет изначально, она могла бы попытаться извлечь из своего положения выгоду, если бы...
Ну давай, признайся уже!

Если бы не влюбилась. Так глупо и бессовестно. И сейчас она чувствовала себя непривычно растерянной. Она попросту не знала, что делать!

И именно этот факт вызывал в душе неподдельный, безжалостный страх — страх того, что когда Шепард узнает правду, он больше не посмотрит на неё так, как смотрит сейчас.

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 07.07.2015 | 767 | Диверсант, мШепард, Кайден, Гаррус, Nightingale | Nightingale
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 22
Гостей: 18
Пользователей: 4

Kailana, Grеyson, Darth_LegiON, AwesomeLemon
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт