Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Mass Effect. Forward unto Dawn. Глава 10. Что-то кончается…

Жанр: драма, приключения, боевик;
Персонажи: ОС, Шепард и Ко;
Статус: завершено;
Описание: Как сказала одна знакомая пророчица в одном хорошем фильме, «все, что имеет начало, имеет и конец, Штирлиц Нео». Вот и вольная эпопея одного бывшего члена команды Шепарда подошла к концу. Но прежде ему с напарником придется разобраться с последним, самым серьезным делом.
 




…что-то начинается.
(Ведьмак Геральт из Ривии и половина его друзей и знакомых)

 


<Начало видеосообщения>
— Очередное юбилейное, на сей раз восьмидесятое видеосообщение. Здравствуй, Изи. Встревожен тем фактом, что уже две недели не получал от тебя вестей. Очередной дальний рейд? Или я уже не актуален? [Лукаво ухмыляющаяся рожа Дубровского] Ладно, во-первы́х, спешу поздравить тебя с Рождеством. У нас тут плюс двадцать, снега не наблюдается, увы, круглый год — почти тропики, блин, — так что Рождество у нас поддельное. Во-вторых, мне повысили зарплату. Карьерного продвижения пока нет, да я и не стремлюсь как-то. А в остальном все то же тихое болото. Ни тебе перестрелок, ни погонь, ни десантирований. Зато нет ночных тревог, муштры и взвода подчиненных, что есть неплохо. [Тяжелый вздох] Что-то в последнее время муторно на душе. Есть мнение, что вскоре придется поменять место работы, а это чревато потерей контакта со мной. Сдается мне, работать придется с уж-жасно мутными личностями, которых я в другой обстановке пристрелил бы без разговоров, но на что только не пойдешь ради спасения человечества, да, хе-хе? Ладно, закруглюсь уже. Поздно, день был суетливый, пойду спать. Надеюсь, еще увидимся.
<Конец видеосообщения>


Полицейский аэрокар, пролетев с воем сирен пару сотен метров от переулка до госпиталя, остановился с лихим разворотом на девяносто градусов. Не ожидая полного открытия дверей транспорта, Глеб и Макс выскочили наружу и помчались в здание.

— Как он? — первым спросил Макс, когда оба помощника шерифа оказались около палаты, рядом с которой столпилась целая дюжина их коллег.
— Стабильно тяжелое состояние, — явно процитировал вердикт врачей один из помощников шерифа. — Три ранения в грудь, одно просто сквозное, два с этим… как его…
— Гидродинамичесмкий удар, — предположил Дубровский.
— Ага, оно самое. Короче, ранения серьезные, но врачи обещают поставить шефа на ноги через месяц.

В Кловердейле произошло не просто чрезвычайное происшествие, случилось нечто, уже очень давно не происходившее в городе, — стреляли в шерифа. Ренар был обнаружен вечером на пороге собственного дома в луже крови и с тремя дырками в теле.
Все управление шерифа было поднято на ноги, помощники разлетелись по всему городу, перекрыв выходы, и по окрестностям. Контроль над ситуацией взял на себя основной заместитель Ренара — старший помощник шерифа Легранд, засев в здании управления и руководя операцией по поимке «гребаного стрелка», как его уже окрестили другие помощники.

— Ничего неизвестно? — первым задал вопрос Макс.
— У-у, — отрицательно махнул головой еще один из помощников. — Легранд сказал, чтобы вы тоже принимались за расследование. Вместе с парой Макконахи и Шелби, и Доусона с Беллью.
— Зацепки? — вновь Макс.
— Ни одной. Ни записей с камер, ни свидетелей, и на показания шефа в ближайшую неделю рассчитывать не стоит.
— Да не факт, что на них вообще рассчитывать стоит… — почесал затылок Дубровский. Затем, увидев недоумевающе-осуждающие морды коллег, добавил: — Я в том смысле, что вряд ли он что-нибудь толковое успел разглядеть. Я бы на такое дело пошел в неприметной одежде и маске.
— Согласен, — кивнул Макс. — Ладно, парни, мы двинули, как что — сообщите.

Через полчаса оба помощника шерифа были на месте преступления, обследуя его и сверяясь с данными экспертов — тем, что местным умельцам удалось собрать без необходимого анализа в лабораториях.
— Стреляли с трех метров, — констатировал факт Хасс, сидя на корточках.
— Судя по характеру ранений, стреляли из пистолета, предположительно «Кесслер», «Лезвие» или «Стилет». Я ставлю на «Кесслер» четвертой или шестой серии — самые распространенные модели.
— Стрелявший предположительно человек или азари, — продолжил Макс, зачитывая вердикт экспертов и осматривая отдельно выделенное на асфальте место, где стоял стрелявший. — Азари у нас на планете всего одна, алиби ее проверить нетрудно.
— Алиби титановое: я у Ри в это время сидел.
— Угу. Размер обуви сорок второй, обычный армейский берц из полевой формы.
— Было бы легче, если бы гад был в бронекостюме.
— В работе следователя легкостей не бывает. Одна пуля пробила грудь шефа и застряла в… минуточку… противоположной стене дома, пробив стену ближнюю. То, что от нее осталось, вырезали вместе с куском стены и увезли на экспертизу.
— Пхех, да что там эта экспертиза скажет-то? Если «Кесслер» — стандартная трехграммовая пуля1, если два других — не менее стандартные, сформированные перед выстрелом пули.
— Не скажи. Если выяснится оружие, с помощью которого покушались, уже легче будет. Меня больше другое интересует: почему убийца три раза шмальнул в Ренара и сбежал? Почему не добил?
— Хрен знает. Может, лучше начать с мотива?
— А что мотив? Восемь против двух, что покушение связано с его деятельностью на посту шерифа.
— А кому он — или мы, как его подчиненные — наступили на ногу в последнее время?
— Наркоторговцы! — в один голос произнесли оба помощника шерифа.


***


— Ненавижу наркоторговцев, — прокомментировал Глеб, ведя служебный аэрокар к одному из местных наркоманов, намереваясь вытрясти из него информацию по уцелевшим и залегшим на дно после чистки мелких торговцев. К тому времени уже стемнело, что не мешало помощникам шерифа проводить расследование, только Хасс позвонил Элис, обрисовал ей ситуацию и заранее попросил прощения за то, что сегодня сильно задержится.
— А кто их любит? — Макс в это же время шерстил полицейскую сеть планеты по той же теме.
— Справедливо. Приехали, — аэрокар остановился около очень сильно обшарпанного одиночного жилого модуля. Ни проблесковых маячков, ни сирены парни не включали, так что Макс просто подошел к двери, а Глеб поспешил занять позицию у черного хода — так, на всякий случай.
— Гас Милтон? Это помощник шерифа Хасс! Откройте немедленно! — за дверью послышался шум, будто кто-то резко вскочил, что-то уронил и потом куда-то рванулся, и все это не включая свет. Затем снова какой-то шум, уже едва различимый, после которого в доме включился свет, а еще через пару секунд дверь перед ним открыл довольно потирающий костяшки Дубровский.
— Захади, дарагой, гостем будешь!

Гас обнаружился на диване, попыток побега он больше не предпринимал: одного наливающегося синяка под левым глазом ему, видимо, было вполне достаточно в качестве убедительного аргумента, чтобы остаться дома. Выглядел он не очень: тощий, как спичка, в грязной одежде, когда-то бывшей какой-то форменкой, спутанные и грязные черные волосы длиной до шеи, лицо будто после недельной голодовки.

— Итак, мистер Милтон, — Макс подхватил старомодный стул, выпущенный явно в районе рубежа двадцать первого и двадцать второго столетий, поставил его спинкой к клиенту и присел, опираясь руками на спинку. — Нам нужно, чтобы вы ответили на пару простых вопросов, после чего мы от вас отстанем, и никто ничего не узнает.
— Да пошли вы, — огрызнулся Гас.
— Неправильный ответ, — комментарий Глеб сопроводил мощным подзатыльником.
— Я вам все равно ничего не скажу!
— Макс, ты пока с ним поговори за жизнь, а я осмотрюсь по-быстрому. Ты же не против? — обратился Дубровский к Гасу.
— Вы не имеете права на обыск без ордера!
— Во-первых, никто ничего не говорил про обыск, — со скучающим видом заметил Макс, — во-вторых, на Валерии, как на пограничной территории, совсем другие законы, друг мой.
— Ты погляди! — влетел в комнату радостный Глеб. — И трех минут не прошло, а уже улов! И какой! — в руке у помощника шерифа болтался пакетик с хорошо знакомым бело-розовым порошком.
— А я-то думал, что мы от этого дерьма еще две недели тому назад как избавились, — удивленно приподнял брови Хасс. — Вот сюрприз-то!
— Это не мое! — обреченно воскликнул Гас, забиваясь в самый угол дивана.
— И что, отпечатков тут твоих тоже нет? — иронично ухмыльнулся Макс.
— Нет!
— А если найдем? — набычившись, произнес Глеб. — Макс, тащи сюда портативный анализатор — щас следствие учинять будем.
— Ладно, ладно! — тут же сдался Гас. Детектив прямо-таки слышал, как его напарник иронически подумал: «Слабак». — Но это мое! Для меня!
— Гас, дружище, — ласково начал Глеб, но парень явно испугался такого доброго тона еще больше, чем крепких кулаков бывшего морпеха, — даже если я поверю, что ты такой идиот, чтобы употреблять эту хрень — а я, кстати, не поверю, — покупка и хранение вот этого милого азарийского порошочка карается минимум годом исправительных работ. Только представь: тебе придется жить в общежитии, трудиться с семи утра до семи вечера, а в свободное время прослушивать реабилитационные лекции и прочее психологическое дерьмо. И так целый год без праздников и выходных. Вот разве оно тебе нужно?
— Ладно, я скажу! Что вам нужно?
— У кого ты достал этот порошок и как его найти? — вновь вступил Макс. — Вот только сразу скажу: не надо давать нам наводку на давно сидящих или, того хуже, мертвых пушеров2, хорошо?
— Меня за это убьют! — захныкал Гас, пытаясь надавить на жалость. Которая у сотрудников управления шерифа Кловердейла всегда была глуха к задержанным.
— Если ты не скажешь, то поверь мне, приятель, мы сумеем повесить на тебя не только хранение, но и распространение этой дряни, — угрожающе начал Глеб. Макс в таких ситуациях оставлял напарнику роль «плохого копа», играя копа «хорошего».
— И поверь уже мне, если скажешь — никто ни о чем не узнает. Твое имя мы забудем сразу, как отъедем от дома. Вот это, — Хасс указал на пакетик, — мы заберем с собой и не будем тебе шить даже хранение. Ну так как? Гас, не надо губить свою жизнь ради незнакомых тебе подонков; сам знаешь, за распространение «Сладкой ночи» дают четверть века на, как выражается мой приятель, «айс-шарике».
— Мухомор. Я взял это у Мухомора, — обреченно ответил Гас. — Только, умоляю, не говорите, что это я его сдал!
— Мухомор? — недоумевающе прищурился Макс.
— Энди Маршман, его все Мухомором кличут.
— Мухомор. Маршман — «Машрум»3. Ну и дерьмовая фантазия у всех этих криминалов, — пробормотал Дубровский, убирая в нагрудный карман футболки пакетик с наркотиком.
— Спасибо, Гас. Как и обещали, твое имя нигде не прозвучит. Удачи и завязывай с наркотой — это тебе бесплатный совет от нашего ведомства, — попрощался Макс.
— Ага… От вас все бесплатное, — пробормотал Гас, когда помощники шерифа покинули его обиталище. — И советы, и тумаки, и тюряга — ни за что денег не берете.


***


— Что-то как-то быстро он раскололся, — заметил Хасс, когда они с напарником сели в аэрокар и двинулись прочь.
— Так я его уже допрашивал как-то, за месяц примерно до твоего приезда это было. Он меня уже знает, так что предпочел выдать нам нужную информацию без лишних для себя повреждений.
— Угу… Ясно. Ты знаешь, где искать этого «Мухомора»?
— Не-а, не в курсе. Спроси у диспетчеров.
— Кто там сегодня дежурит?
— А я откуда помню?
— Ладно, так обойдемся. Диспетчер, это пятый. Нужна помощь, дамы.
— Как всегда, пятый. Чего вам?
— Найдите-ка мне, где проживает или, лучше, находится в данный момент некий Эндрю Маршман, более известный как Мухомор.
— Минуту… Маршман, Маршман… Есть такой, восточный район, улица Киршнер, дом четырнадцать. Типовой жилой модуль. Живет один, но правдоподобность и аутентичность данной информации — сами понимаете…
— Понимаем, диспетчер, спасибо за наводку. Едем, Глеб.
— Ну не на месте же нам стоять.

К тому времени, когда оба помощника шерифа добрались до указанного адреса, ночь уже полностью накрыла это полушарие планеты. Кроме зеленоватого света Клио, освещения практически не было: не особо благополучный район, как-никак, коммунальные службы за ним не следят с тем же усердием, как и за другими улицами. Что толку чинить фонари, если завтра их опять сломают? В модуле Маршмана горел свет в паре помещений, так что резонно было предположить, что подозреваемый дома.

— Я спереди, ты сзади, — негромко проговорил Глеб, вылезая из аэрокара и активируя прикрепленный на виске визор. — Будь осторожен и смотри, чтобы этот хмырь не сбежал через окно, — закончив, он секунд десять чего-то делал на инструметроне. Результатом его работы стала активность аэрокара, закрывшего двери и, чуть прибавив свиста, взмывшего вверх, исчезая в темноте.
— Сыграем на блеф в случае чего, — усмехнулся Дубровский. Несколько секунд, и они оба заняли места у дверей. На этот раз разводить политесы они не стали, одновременно открыв двери мастер-ключами4, и ворвались в жилой модуль с двух сторон.
— Всем стоять на месте, руки в гору, ноги на ширине плеч, глаза выпучить, стоять и бояться! — проорал Глеб, наводя оружие на небольшую компашку из пока еще одетых двух парней и трех девиц нетяжелого поведения.
— Управление шерифа Кловердейла, — конкретизировал обстановку Макс, после чего нашарил взглядом объект интереса. — Эндрю Маршман? У нас к вам пара вопросов, — к тому времени оба копа держали пистолеты стволами вниз, чем не преминул воспользоваться подозреваемый: он резко хлопнул ладонями, и во всем модуле погас свет.

Макс даже не успел выругаться, когда в помещении звонко бахнул одиночный пистолетный выстрел, и еще один, а затем началась целая какофония испуганных криков и воплей боли. Затем повторный хлопок со стороны напарника вернул свет. В комнате обнаружилась одна (самая тормознутая) дама, один испуганный парень и один раненый в ногу Энди Маршман.

— Записываем. Подозреваемый застрелен насмерть при попытке к бегству, — флегматично надиктовал в якобы включенный диктофон инструметрона Дубровский.
— К-какой насмерть? — простонал Маршман, держась за простреленную конечность. — Ты, козел, в меня всего раз попал!
— А это потом, когда судмедэксперты будут отчет составлять, они все и укажут. И вторая дырка в тебе тоже в это время будет. Свободны, — обратился Глеб к оставшимся двум гостям незадачливого наркоторговца.
— Э-эй, он что, меня пристрелить хочет? — взволнованно, позабыв о ранении, обратился Маршман к Максу.
— Ага. Испытывает непреодолимое желание. Так, напарник?
— Все верно. Палец на спуске ну просто зудит.
— Эй, да что вам вообще надо? Я ни при чем, ясно?
— При чем ты ни при чем? — вежливо осведомился присевший рядом на корточки Хасс.
— Да при всем!
— Задам один конкретный вопрос, — Глеб поднес дуло пистолета прямо к глазу объекта допроса. — Что ты знаешь о покушении на шерифа Ренара?
— Что, о каком покушении? Да я вообще не в курсах… ай-й… что сегодня в городе происходило! Мы со вчерашнего дня сидим отмечаем!
— Что-то маловато бардака для «со вчерашнего дня», — заметил Макс, оглядывая помещение.
— Колись, морда противозаконная, кто пытался убить Ренара? — больно ткнул пистолетом Мухомора Дубровский.
— Да не зна… Не знаю я, кто в него стрелял! — выкрикнул Энди, глядя то на пистолет, то на злобную рожу помощника шерифа, что тот пистолет держал.
— А мы разве говорили, что в него стреляли? — деланно удивленно спросил напарника Макс.
— Не-а. Не говорили. Слушай, давай уже я его пристрелю, и хоть поужинаем поедем. Или уже позавтракаем? Эй, покойничек, сколько сейчас времени?
— У тебя десять секунд, а потом мы едем ужинать, — спокойно заметил Макс. — А сюда едет труповозка.
— Ладно, ладно! Джош Силман! Он постоянно грозился прикончить вашего гребаного шерифа! И сегодня я до него никак дозвониться не мог, хотя он тоже собирался прийти!
— А не гонишь ли ты случаем? — прищурился Дубровский.
— Нет! Правда… Ай-й!.. Правду говорю, Силман точно что-то знает!
— Мне кажется, или он что-то недоговаривает? — как бы между делом поинтересовался у напарника Хасс.
— Вот и мне тоже кажется. Продолжим?


***


Допрос в полевых условиях долго не продлился. Минут через пять-семь, закончив задавать раненому подозреваемому наводящие вопросы и узнав еще несколько фактов о преступной жизни Мухомора, парни оказали-таки ему первую помощь (там и дырка-то была пустяковая) и сдали дежурному патрулю. Затем вернулись в участок, написали отчеты о происшедшем и устроили мини-брифинг еще с несколькими «стариками» из помощников шерифа и врио шерифа Легранд, после чего получили добро на силовое задержание Силмана. Благо его возможную причастность к покушению выяснила еще одна пара помощников.

Заранее высланные к дому подозреваемого дроны застали Силмана дома, с ним была еще компашка человек в шесть крепких ребят, все при оружии. Группа криминалов что-то отмечала, хотя и делала это сравнительно тихо. Для задержания замшерифа разрешил помощникам распотрошить арсенал.

Дубровский, вновь добравшийся до казенных пушек, вооружился пистолетом-пулеметом «Цикада» (не самой новой модели, даже без модификации под термозаряды) и дополнительным поясным эмиттером кинетического щита (по сравнению с современными армейскими моделями — пшик, но один-два выстрела из пистолета может выдержать) и теперь был готов, как он выразился, насаждать добро и наносить справедливость вне графика. Ну плюс к снаряжению еще полицейские свето-шумовые гранаты и «пеленалки»5.

— Всех, кто есть, берем живьем, — раздавал ЦУ координатор операции, пожилой уже помощник шерифа. Все участники стихийной группы захвата собрались в одном квартале от нужного дома. — Сойер, Харди, МакМиллан и Херш берут фасад и входную дверь. Штайнер, Джонс, Коулс — восточная стена, Вернон, Джеймсон и Ли — западная. Дубровский и Хасс штурмуют сзади. Дубровский, помощь нужна?
— Сами справимся.
— Смотри не облажайся. Поехали, парни.
Аэрокары поднялись на пять метров в воздух и почти бесшумно, без сирен, фар и проблесковых маячков отправились к цели.

— Глеб, ты уверен, что нас двоих хватит для захвата? — спросил Макс, всматриваясь вперед.
— Стопроцентно. Ты иди шага на три позади меня, посматривай влево. Да и вообще они там наверняка все уже перебухались и обширялись, так что работка несложная.
— А ты этим разочарован?
— Ну как сказать, — хитро ухмыльнулся Глеб, готовясь выпрыгнуть из зависшего в трех метрах над землей аэрокара, — раньше повеселее было. Но есть и плюсы — тут потерь меньше.

Сам захват прошел быстро — минуты две и все. Дубровский без разговоров закинул в приоткрытые окна около задней двери пару гранат (а клиент жил в нормальном доме, а не в жилом модуле) и, пнув ногой предварительно разблокированную дверь, ворвался внутрь. Одна очередь, еще пара хлопков гранат-»пеленалок» и, собственно, все. На сегодня работа помощников шерифа была закончена, задержанных передали в руки коллег-дознавателей.


***


Расследование по горячим следам принесло успех: мистер Силман сознался в совершенном преступлении, причиной которого послужило то, что он работал в недавно разгромленной сети по поставке на Валерию нового наркотика. Причем был не такой уж мелкой шишкой — отвечал за связь с поставщиками непосредственно от производителя (само собой, «Ночь» делали вне территории Альянса всякие криминальные элементы, не у азари же его покупать). Теперь же по совокупности преступлений Силмана ждала казнь (хотя тут хватило бы одного доказанного покушения на шерифа).

Параллельно в жилище Силмана взяли еще пятерых преступников, тоже не особо крупных шишек, которые, правда, теперь должны были надо-о-олго отправиться полезные ископаемые добывать. Двое из них находились в межпланетном розыске Альянса. В общем и целом, операция вышла легкой и продуктивной. А единственная очередь, выпущенная из «Цикады» Дубровского, предназначалась для запугивания двоих задержанных, кои избегли ограничения подвижности путем попадания под клейкие шлейфы «пеленалки».

Врачи в госпитале констатировали, что жизнь шерифа вне опасности. Тот пришел в сознание, причем успел принять доклад от Легранда о поимке по горячим следам преступника, покусившегося на его жизнь, после чего заснул под действием медикаментозных препаратов. Доктора пообещали через три недели выписать шерифа, а еще через неделю допустить к работе, но что-то подсказывало сотрудникам управления шерифа, что работники скальпеля и клизмы несколько преувеличили сроки, не учтя мнение Ренара по этому поводу.


***


Рабочий график — вещь серьезная. Определенное количество дней в неделю ты должен отпахать на работе (или попытаться убить время — это смотря где работаешь, чем занимаешься и какая загруженность), потом тоже дел целая куча: закупиться, еды приготовить, съесть еду, а там либо с друзьями посидеть, либо просто дома поторчать, если настроения нет. Но вот случилась крайняя редкость: совпали выходные не только у Глеба и Макса (что, в общем-то, неудивительно), но и у Элис. И будущая семейная пара не нашла идеи лучше, чем пригласить самого близкого в этом маленьком мире друга в гости на посиделки — барбекю там, тортик и прочие вкусные вредности.
В принципе, приглашенных-то могло быть и больше, но Макс и Элис слишком любили общество друг друга, да и не спешили допускать посторонних людей во «внутренний круг». Но обладающий неуемно живым характером помощник шерифа Дубровский настолько яростно ворвался в их совместную жизнь (причем приняв непосредственное участие в ее налаживании), что стал довольно близким другом, причем обоим.

Итак. Субботний день. Макс и Элис совместными усилиями разобрались наконец с кухонными делами, едва уложившись к назначенному времени и умудрившись не навести на кухне адский беспорядок, когда в дверь позвонил на удивление пунктуальный (что на него не очень похоже) Дубровский. В клешнях он держал букет цветов (подарил Элис), какую-то коробочку в подарочной упаковке (подарил Элис) и, как он сказал, «боевой нож пехотинца» в ножнах (подарил Максу, хотя тот не понимал, на фига ему в конце двадцать второго века пусть и многофункциональный, но все-таки нож).

Теперь вся честная компания торчала на заднем дворе, парни под навесом, Элис на шезлонге, под солнцем (а температура уже который месяц держалась на уровне плюс тридцати по Цельсию и выше, один-два раза в неделю перемежаясь дождями) и в купальнике.
— Идиллия, епта, — вздохнул Глеб, щурясь в сторону жарящегося мяса.
— Да, неплохо, — согласился Макс и встал с шезлонга, чтобы оное мясо перевернуть.
— Угу. Вам бы только лежать и ничего не делать, — съехидничала со своего шезлонга Элис.
— Молчать, — вяло отозвался Глеб. — Жертвам гриля слова не давали.
— Что? Кто это тут жертва гриля?
— Тот, кто на данный момент поджаривается в лучах звезды, относящейся к классу «белый карлик»6, освещающей эту прекрасную земноподобную планету.
— Макс, ты понял, что он сказал?
— Целиком и полностью.
— Гад. Мог бы и поддержать.
— И тем самым показать, что он на одном интеллектуальном уровне с тобой, то есть глупее меня, способного вворачивать такие речевые конструкции?
— Да с твоими конструкциями автопереводчик не всегда справляется, — встал на защиту суженой Хасс.
— Значит, автопереводчики такие. Другой русский меня бы сразу понял.
— Это потому что у вас все через задницу.
— Ой, да кто бы говорил! Мне напомнить план по разжиганию ревности у своего парня? Блестяще-гениальная идея. Нечего сказать.
— Эй, это удар по больному месту!
— А морпехи иначе не умеют! Нас как раз и учат бить по больному.
— Сдается мне, напарник, что ты уже не морпех.
— Запомни, напарник, бывших морпехов не бывает. Бывают временно выведенные из оперативного состава.
— И до какого момента будет продолжаться это твое «временное выведение»?
— Дык пока не помру. А там на тот свет, на перегруппировку.
— Вот только давайте сейчас без депрессивных тем, пожалуйста, — отмахнулась Элис.
— Давайте. Вы себе заводить кого-нибудь собираетесь? Домашнее животное или там детей?
— Глеб, вот что больше всего меня в тебе удивляет, так это твои аналогии и сравнения. Это надо же — сравнить детей и животных.
— А что? Все ведь живые твари. Могу вам потом как-нибудь варрена привезти. Полезная зверушка, дом охранять может. Только надо следить, чтобы не откусила чего лишнего кому лишнему во время игры или типа того.
— Нет, спасибо, варрена нам точно не нужно, — на этот раз отмахнулся Макс.
— А ты их, этих варренов, хоть видел, Глеб? А то нам предлагаешь, а сам-то?
— А то! И видел, и убивал, потому как видел либо бойцовские породы, которые на нас нагло натравливали всякие нехорошие люди и не-люди, либо одичавших тварей, которые на нас сами натравливались. Однажды столкнулись с таким здоровым экземпляром, — Дубровский оживился, вновь перейдя к воспоминаниям о бурной морпехотной молодости, — размеры что твой конь. Чуть одного турианца вместе с броней не сожрал. Пришлось сначала переходить в рукопашную, а достреливать только потом.
— Хватит нам тут байки травить.
— Какие байки? Чистая правда, все так и было! У меня даже фотки остались, потом покажу, их еще отрыть надо из моей коллекции. Хотя, в принципе, определенный период моей службы действительно одна сплошная байка.
— Угу. Расскажи еще, как супердредноут гетов в одиночку расшиб.
— Не, я в это время в Президиуме Цитадели в развалинах валялся, это во-первых. Во-вторых, я тебе уже говорил, что к гетам эта мегахрень имела столько же отношения, сколько я к батарианскому Диктату.
— А в-третьих, кое-кому было бы неплохо почаще переворачивать мясо, потому как все подгоревшее я заставлю съесть его самого.
— Попал ты, брат. Она ж тебя насмерть запилит на третьем году супружеской жизни.
— Такая уж наша мужская судьба.


***


А еще через пару недель Глеб вдруг огорошил напарника неприятной новостью.
— Как увольняешься? — переспросил Макс.
— Как обычно увольняются. Написал заявление, три дня еще отработаю и — фьюить.
Оба помощника шерифа сидели в своем кабинете. Дубровский, как он частенько делал, закинул ноги на стол, а Хасс чуть не свалился с кресла — он как раз на нем раскачивался.
— Эм… А можно узнать причину?
— Мне сделали предложение, от которого невозможно отказаться.
— А поподробнее?
— Извини, не могу. Условия договора, — Глеб снял ноги со стола и оперся на него локтями. — На ближайшие полгода плюс-минус пару месяцев я полностью исчезну. Никаких контактов с внешним миром.
— А потом?
— А потом, друг, всем уже станет не до меня, ты уж поверь. И совет: готовься. Через год-полтора всех ждут тяжелые времена. Под «всеми» я подразумеваю все разумные расы известного пространства.
— Плохо, что ты уходишь. Так себе новость.
— Новость как новость, — возразил бывший морпех. — Все равно я засиделся тут на одном месте. Уже форму начал терять. А мне навыки еще понадобятся. Благо есть время привести себя в порядок и даже еще немного подтянуть.
— Так когда отбываешь?
— Послепослезавтра последний день работаю, затем закатываю прощальную пирушку у Ри — и адью. Твое и Элис присутствие обязательно — это, я надеюсь, понятно?
— Да куда уж непонятно-то.


***


«Проводы» Дубровского он и его товарищи отметили знатно. Приглашены были только самые близкие ему на этой планете люди — три человека, считая Макса с Элис, и одна азари. В сценарии прощальной вечеринки присутствовали поглощение алкогольных напитков с последующим опьянением всех присутствовавших, шутки, истории и байки, планы на будущее и туманные предупреждения от Глеба. Разошлись все уже под утро, довольные мероприятием.
А на следующий день Дубровский сел в обычный гражданский челнок, который вывез его на орбиту к обычному пассажирскому кораблю, и исчез из поля зрения кого бы то ни было, начиная от друзей и заканчивая службой контрразведки Альянса Систем.



Эпилог


Матово-серый корпус фрегата не давал никаких бликов в свете прожекторов. Шепард рассматривал свой новый корабль, обводы которого чем-то напоминали азарийскую кораблестроительную школу, и вел беседу со старыми товарищами — вся троица оперлась на перила.
— Да, неплохо тебя помотало, пока я в отпуске находился, — задумчиво произнес капитан, выслушав краткое переложение истории своего бывшего лейтенанта.
— Зато отоспался на годы вперед, — ухмыльнулся я. — Так что теперь даже не думай ныть про то, что не высыпаешься на службе. Да и каюта у тебя — закачаешься. Вообще «Цербер», чтоб их всех понос недельный прихватил, нехило так вбухал кредитов в этот кораблик. Даже не представляю, сколько там жучков напихано.
— А название ты придумал?
— Не, совместное творчество, — вступил пилот. — Мы с Дубровским пораскинули мозгами, спросили совета еще кое у кого из экипажа, благо он уже неделю как полностью собран на этой станции, и подали предложение наверх. Его утвердили — и вуаля.
— На борту есть еще кто-то из старого экипажа?
— Тьфу, проболтался. Сам увидишь, короче. Да, и еще: я тут за месяцок кое с кем из народа познакомился, вроде вполне себе нормальные ребята.
— Из фанатиков «Цербера» вроде никого нет, — вступил на этот раз Глеб, но тут же осекся: — Тьфу ты, накаркал.
— Капитан7 Шепард, лейтенант Моро, лейтенант Дубровский. Рада приветствовать.
О-ох, только этой брюнетистой стервы мне тут еще не хватало. Хотя и знал, что без присмотра верной су… гхм, так себе выраженьице, без присмотра верной дворняжки наш «Иллюзорный человек», если переводить прямо, Шепарда и корабль не оставит.
— Миранда, — кивнул босс.
— Старпом, — в один голос отозвались мы с Джеффом.
— Капитан, как только поднимитесь на борт, я предоставлю полный отчет по кораблю и экипажу. Не задерживайтесь, пожалуйста, мы рассчитывали, что корабль отстыкуется до восемнадцати часов.
— Хорошо, Миранда.
— И все-таки она красотка, — протянул Джокер, когда Лоусон поднялась на борт корабля.
— Я надеюсь, ты о «Нормандии» сейчас сказал? — я подозрительно прищурился на пилота.
— Конечно. А ты о чем подумал? — схохмил тот.
— Как впечатления о корабле, Джокер? — задал резонный вопрос командир.
— Она — само совершенство, капитан. Мне не доводилось летать на кораблях, хотя бы в подметки годившихся этой птичке. Заглянешь на мостик — расскажу подробнее.
— Ты ему лучше про ложку дегтя в бочке меда расскажи, — усмехнулся я.
— Ой, не напоминай. Ладно, я похромал, — и правда похромал он к трапу.
— Много времени прошло, — негромко заметил Шепард.
— Галактика изменилась, но не слишком, — ответил я. — В Совете все такие же придурки — это я о не-людях, батарианцы все так же негодуют и гадят по-тихому, Альянс продолжает развиваться и расширяться. Разумные живут, умирают и убивают. Изменения пока что не так уж значительны.
— Пока что?
— Пока что. Пока не нагрянули Жнецы.
— Значит, нам нужно сделать так, чтобы они вовсе не нагрянули, — после этой реплики командира мы немного помолчали.
— Рад, что ты снова с нами, босс. Без тебя было скучно.
— А со мной ожидаешь веселья?
— И веселья тоже, кроме всего прочего.
— Это хорошо. Двинули на борт.
— Ага. Пора им всем бошки порасшибать.

Спустя восемь минут «Нормандия» отчалила. И лишь один человек догадывался, какой путь ее ждет. Догадывался, ибо «памяти» он уже не верил.


И вновь продолжается бой,
И сердцу тревожно в груди.
И Шепард — такой молодой,
И Жатва еще впереди!
И Шепард — такой молодой,
И Жатва еще впереди!
Пам-пам-па-па-пам-па-па-пам!




1 Отнюдь не все оружие в МЕ действует по принципу «умной нанокузни», формируя пули из отдельного бруска, есть вариант и с готовыми пулями. Сдается мне, что в массовых армейских пистолетах (по крайней мере, для Альянса) применяется именно второй метод — для дешевизны. Все равно пистолетами пользуются гораздо, гораздо реже, чем винтовками.
2 Пушером (pusher, от англ. to push — толкать) принято считать уличного «толкача», торговца наркотиками, продающего товар в штучной, мелкой расфасовке, в то время как под дилером (dealer, от англ. deal — сделка, соглашение) обычно понимают посредника между оптовым поставщиком и розничным торговцем.
3 Вообще «mushroom» (англ.) — просто «гриб». Ну да сошлем на трудности перевода.
4 Речь идет не о дробовике, а о спецпрограмме, входящей в комплект софта для инструметронов сотрудников органов охраны правопорядка, призванной открывать любые запертые двери.
5 Напомню: нелетальные гранаты, наполнитель — спецсостав, который при взрыве вылетает в разные стороны широкими полосами и почти мгновенно схватывается.
6 Следующая по классу звезда после нашего Солнца, тысячи на полторы градусов горячее и ближе к белому цвету, чем к желтому.
7 Во второй части игры звание «капитан» более подходит Шепарду, уволенному из рядов ВКС Альянса по пункту «Убит в бою».




 

Отредактировано: Alzhbeta.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 27.06.2015 | 924 | 10 | Optika20, Mass Effect. Forward unto dawn | Optika20
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 36
Гостей: 33
Пользователей: 3

Nightingale, Kailana, Grеyson
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт