Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

ME Afterlife: Властелин глубин. Глава 17 (Часть 1)

Жанр: приключения, детектив;
Персонажи: ОС;
Статус: в процессе;
Аннотация: Вайлет Блад разделяет отряд, Аррида и Риг задают друг другу риторические вопросы, Томас выказывает любопытство, а азари-коммандос проявляет чудеса маскировки.
 




Внутри затонувшего Жнеца. Атлантический океан. Земля


Блад полагала, что когда закончится эта азарийская штука, то очнутся одновременно и Алина, и Мортимер. Однако реальность оказалась половинчатой — в себя пришла только голубокожая.
Дождавшись, когда Алина встанет на ноги и с некоторым удивлением оглядит присутствующих, Вайлет знаком позвала азари, и две женщины отошли в один из уголков шлюза. Джоана и Аринт было дернулись вслед за сородичем, но Блад отрицательно мотнула головой, отсекая все расспросы. Азарийский боевик поняла все сразу, Лиарина же дочка сначала заартачилась, но Аринт быстро внушила ей должное отношение к субординации, и Т’Сони-младшая тоже отвалила. Вайлет и Алина остались наедине, если можно так сказать.
— Я так понимаю, тебе есть что рассказать, — начала разговор Блад. — Объятия Богини, да еще столь длительные, да еще с человеком без сознания…
— Он не без сознания! — прервала ее азари. — Мортимер, он…
— Он?
— Он одновременно в двух реальностях.
— Не поняла, — Вайлет нахмурилась.
Подобного рода эзотерические вещи, да еще и в интерпретации азари — та еще головная заумь. Блад откровенно не понимала это все и старалась держаться от подобных материй как можно дальше.
Однако пришлось понимать.

Азари рассказала все, что узнала от Алена. Ну, может быть, не совсем все, иначе бы рассказ продлился не с десяток минут, а пару недель. В конце концов, сама Алина провела «в гостях» у Алена и Жнеца больше двух месяцев. Субъективного своего времени, разумеется.
Большая часть этого периода, разумеется, была посвящена выяснению множества деталей, а также бесконечным разговорам с Аленом, который упрямо придерживался своей точки зрения. Агент Комиссии реально уверовал в то, что Жнецы — вовсе не враги. Ни человечеству, ни Галактике, ни даже органической жизни. Искренность его убеждений на эту тему лишь подчеркивалась тем колоссальным объемом информации, которую Мортимер, пользуясь своим статусом, вываливал на Алину из бесконечных просторов памяти Старой Машины. Однако азари до сих пор сомневалась. В конце концов, подобрать нужные аргументы, снабдив их требуемыми фактами, несложно. Поэтому Алина не исключала, что Ален в свою очередь стал лишь марионеткой полудохлого, но все-таки еще как-то функционирующего Жнеца.
Этой тревогой голубокожая и поделилась с действующим комиссаром.
Вайлет нахмурилась больше обыкновенного. Озадаченно потерев рукой висок, Блад отрицательно мотнула головой.
— Нет, я достаточно знаю Мортимера, чтобы исключить предательство.
— Это не предательство! — возразила азари. — Возможно, тайная, незаметная индоктринация…
— Нет, — сказала как отрезала Блад. — Сейчас некогда рассказывать, и так много времени потратили. Но тут, пока вы мило общались, пользуясь посредническими услугами Богини, кое-что произошло.
— Что?
Теперь уже на точеном, гладком до невозможности лбу азари сложилась тревожная складка меж отсутствющих бровей.
— Я поняла, кто есть Редактор. Кто наш враг, — спокойно сообщила Вайлет.
— Кто?
— Старый Левиафан, о котором тебе талдычил Ален, — улыбнулась женщина. — Все складывается, Алина. Все время, пока мы опускались на дно, нас прессовал именно Левиафан. Спасибо азарийской химии и талантам твоих сородичей, обошлось без жертв. Хотя Трию мы чуть не потеряли. Кстати, как там девчонка?

Вайлет обернулась и оглядела импровизированный лагерь вторженцев.
Оба кварианца возятся возле переносных терминалов декодирования и взлома — дорогущих железок, которые Ассамблее стоило построить с огромным трудом, даже с помощью бездонных баз данных Совета азари, неплохо изучивших программные системы Жнецов. Ну и, конечно, большую часть работы над созданием «универсального ключика к внутренностям Жнеца» провели кварианцы силами своих программистов. С учетом всего, что Мигрирующий Флот узнал от гетов о Старых Машинах, кварианские инженеры довели «отмычку» до ума. Ассамблея же лишь поставила оборудование, которое соединяли в единое устройство, программировали и настраивали в сверхсекретной лаборатории Комиссии. Настолько секретной, что она даже не числится на балансе спецслужбы.
Сейчас и Полани, выпрыгнувшая ради такого случая из ког-машгора, и Палладий сидят рядом с двумя чемоданами «отмычки», увлеченно ковыряясь с интерфейсами. Наверное, проверяют за «не бесталанными, но тупыми человеческими программистами». Пусть возятся. С тех пор, как Палладий проявил некую совершенно несвойственную ему опеку над молодой пигалицей, Блад стало как-то спокойнее за Полани. Да, конечно, между этими двумя что-то есть, но, пожалуй, Вайлет погорячилась, определив это как «военно-полевой роман». Скорее, Доан — опекун молодого Паладина. И разница в возрасте у них будь здоров по кварианским меркам. И растаяло уже, как дым, желание молодой кварианки покрутить попой перед именитым сородичем. Ближе к тому, что она воспринимает Палладия как соперника-куратора. Ну а Палладий… В душе кварианского мятежника Вайлет еще не разобралась. Но, наверное, немолодому Доану просто приятно видеть молодую и талантливую девчонку рядом с собой. Будь он хоть десять раз изгнанником, забыть о Флоте и сородичах чертовски сложно.
Дрейк о чем-то беседует с Аринт. Судя по интересу на лице азари, беседа ее не тяготит. Удивительно. Хотя они оба профессиональные боевики, а военным людям всегда есть о чем поговорить.
Лиарина дочка обхаживает все еще потрясенную Трию Нувани. Да, азари-инженеру досталось по первое число. Быть полностью подчиненной чужой, враждебной воле — не позавидуешь. Трия бледна до необыкновения, и если бы не Циклоп — вездесущий любитель голубенького, — вряд ли самостоятельно выбралась из помятой торпеды-бура. Собственно, упомянутый азарифил тут, рядышком. Потрошит одну из походных сумок, подавая двум голубокожим питательные батончики и пакеты с энергетическим питьем. Наверное, надеется на встречи потом, после этой заварушки. Насчет Нувани сказать сложно, а вот инфантильная Джоана вполне может осчастливить маленького техника своим вниманием. Та еще будет парочка, почище Алины с Аленом. Т’Сони на полголовы возвышается над Циклопом, да и телосложением едва ли не покрепче.

— Вайлет!
Блад вздрогнула и снова повернулась к Алине.
— Вайлет, ты меня слышишь?
— Да-да, извини, — вздохнула Блад. — Ты все еще мне не веришь?
— Вопрос не в том, верю я или нет, — покачала головой Алина. — Вопрос в том, что мне не нравится этот большой акцент.
— Акцент?
— Да, — кивнула азари. — Я с двух сторон слышу одно и то же, причем настоятельно и без вариантов: «Враг — это Левиафан».
Блад усмехнулась.
— Вот видишь, — произнесла женщина. — Уже два независимых источника говорят тебе одно и то же. Не повод ли принять это как разумную версию?
— Разумную…
Азари вздохнула и прислонилась к стенке шлюза, скрестив руки на груди.
— Меньше всего все это похоже на что-то разумное, — тихо произнесла Алина. — Чем дальше я в это все погружаюсь, тем больше понимаю, что схожу с ума.
— Давай об этом потом, — предложила комиссар.

Блад, сама того не заметив, прикоснулась ладонью к плечу азари. Прохладному, как и положено здравствующей голубокожей, и мягкому, несмотря на многослойную ткань гермокостюма.
Ощущение было остро непривычным. И… некомфортным.
Разом накатили оттенки, отрывочные порывы тех чувств, что упали на нее тогда, на Марсе, когда она пришла домой и не застала ту, кого, оказывается, так хотела видеть дома всякий раз, возвращаясь со службы.
Впрочем, это было давно. С тех пор много чего поменялось.
Неизменна лишь постоянная, не давящая, даже не приносящая дискомфорта, но все-таки надоевшая до ужаса подруга — госпожа Одиночество. И теперь они с ней, наверное, уже навсегда. Вайлет не в том возрасте, чтобы навязывать кому-то на годы вперед свой тяжелейший характер.

— Да, ты права, — азари тряхнула головой, промаргиваясь своими огромными васильковыми глазами. — Наверное, я устала. Или эта химия проклятая на меня так действует. Слава Богине, хоть кашель прошел, но чувствую себя все равно словно через мясорубку пропущенной.
— Немного осталось, — улыбнулась Блад, убирая руку с плеча молодой азари. — Последний рывок. Мы почти у цели.
— Да уж, — усмехнулась Алина, — почти. Пошли, комиссар. Веди меня в свое секретное оружие.


***


— Так, собрались все! — крикнула Блад, возвращаясь в центр шлюза. — Прошу внимания, господа компания. Циклоп, ты тоже! Кончил зырить на Лиарину задницу!
— Это моя задница, а не мамина! — возмутилась Джоана под дружный смех Циклопа, Дрейка и Аринт.
— Ну, значит, ты ее хорошо унаследовала, — гоготнул техник. — У Лиары была точь-в-точь такая же!
— Циклоп, ты успокоишься?
— Все-все, командир. Уже молчу и даже смотрю куда нужно.
Теперь хохотнула почти вся остальная команда, даже Алина с трудом подавила улыбку.
Разница в росте между Вайлет и Циклопом была такой, что его глаза находились ровно на уровне груди комиссара. Блад пропустила еще одну выходку своего разговорчивого компаньона, тем более ее весьма раскормленную за последние годы грудь прикрывал мощнейший щиток бронекостюма. Смотреть было особо не на что.
— Так, ну все! — серьезно произнесла Блад. — Пошутили, посмеялись — теперь за дело. Все внимают?
Внимали все восемь участников экспедиции, которым удалось пробраться в нутро Жнеца. Девятый по-прежнему находился без сознания. Или, на чем настаивает Алина, в «расщепленном состоянии разума». К сожалению, в этом состоянии достучаться до него могут только азари. Но допускать до Алена кого-либо, кроме себя, сама Алина явно не собиралась.
— Итак, мы внутри, — констатировала Блад. — Все идет по плану или почти по плану. Далее мы двигаем вперед, добираемся до ближайшего информационного хаба и берем эту хреновину под контроль.
— Как быть с человеком? — Аринт скосила глаза на фигуру Мортимера.
— Берем с собой и несем, как если бы это была раненая азари-коммандос, — ответила Блад. — И защищаем соответственно.
— Это понятно, — спокойно кивнула азари. — Кто несет? Я куда увереннее чувствую себя с дробовиком в руках, а не с раненым соратником.
— Ты и Дрейк — наше оружие, — согласилась Блад. — Пойдете в передовом дозоре. Циклоп, держишься чуть позади и своими сканерами подсвечиваешь боевикам, ясно? Алена возьмет на руки Полани: ей в ее костюме это легче всего. К тому же у нее там четыре руки, еще две останется на прикрытие нам тылов. Доан, Трия, вы в центре группы. Кварианец поддерживает коммуникацию, азари в режиме готовности — просто старайтесь не высовываться. Если что, Трия открывает биотический купол. Мало ли что нам тут встретится еще… Всем все понятно?
Всем было понятно.
Кроме Джоаны и Алины, конечно же, которых Вайлет сознательно не упоминала.
— Комиссар, а я? — изумилась Лиарина дочка. — Я тоже могу поддерживать…
Блад не дала ей договорить.
— Вы с Алиной идете со мной, — отрезала Вайлет. — У нас с вами особый путь.
— Командир, вы разве не с нами? — озвучил общий вопрос Дрейк.
— Мы с двумя специалистами по биотике двинем одним из вспомогательных тоннелей, а вы пойдете основными коммуникациями. Встречаемся в узле Гамма-13 по схеме, что загружена в ваши инструметроны.
— Вайлет, я не брошу Алена! — возмутилась вторая азари.
— Это не просьба, Алина, — Блад повернулась к голубокожей. — Это приказ. Мы делим группу и идем втроем. Все, разговоры окончены. Начинаем действовать. Полани, ныряй в скафандр и бери Алена. Смотри, постарайся ничего не сломать.
— Тига, мэм!
— Остальным — двухминутная готовность!

Если Вайлет и заметила настороженные взгляды Аринт и Трии, которыми они проводили командира после брифинга, она не посчитала необходимым это демонстрировать.


***


— Вайлет, может, все-таки объясните, почему мы идем отдельно?
— Потому что я так решила, — отрезала Блад.
— Тем не менее все равно интересно.
— Я рада твоей любознательности, Джоана. А теперь, пожалуйста, заткнись и просто ползи вперед. Обещаю ничего такого не думать, глядя на твою задницу.
Коммуникационный канал, по которому перемещались Вайлет и две азари, не позволял встать в полный рост, поэтому пришлось двигаться на четвереньках. Дорогу открывала Лиарина дочка, за ней, с трудом проталкивая свою громоздкую фигуру, двигалась Вайлет. Завершала группу еще одна азари.
— Вайлет! — теперь уже не выдержала Алина.
— Не беспокойся, Алина, — усмехнулась Блад. — Твоя задница ничуть не хуже. Ну, если так по мне.
Минутная пауза, затем голос позади:
— Все еще не можешь простить мне ту записку?
— Какую еще записку?
— Не делай вид, что забыла, Вайлет. Ту, на Марсе.
— А, ту, на Марсе… — Вайлет вздохнула. — Нормально все было с запиской, Алина. Не в записке дело.
— А в том, что я невзначай на тебя подействовала, да? Хорошо, сознаюсь. Было дело. И что? До сих пор не можешь простить мне эту азарийскую девчачью шалость? Извини, я не думала, что это настолько сильно может…
— Забыли, — бросила назад Вайлет. — Что было, то было. И это было тогда. Знаешь, у нас тут говорят, дважды в одну реку не входят. Ты не знала, что делала. Молодая была, глупая. Сейчас поумнела — тетя Пассанте тебя ведь наставила на верный путь? Чтобы ты позврослела? Ну и все, вопрос закрыт.
Минута молчаливого пыхтения трех женщин в узком тоннеле, затем снова вопрос от замыкающей процессию:
— Уж не ревнуешь ли ты к моей тете?
— К Пассанте-то? — фыркнула Блад. — Я еще не рехнулась. Она тебя, конечно, любит по-своему. Но в гробу бы я такую любовь видела. Сплошной холодный расчет и сплошные подозрения. Ты в курсе, что Пассанте крепко спелась с матриархом Этитой? Хотя, конечно, публично об этом слова не скажет.
— Нет, не в курсе.
— Ну теперь будешь. Не удивлюсь, если вся эта наша с вами операция окажется лишь одним из компонентов большого азарийского заговора. Чтобы в дураках остались все остальные расы.
— Это недостойно тебя, комиссар. Не переводи обиду на меня в ранг обиды на весь мой вид. Если хочешь, я официально попрошу прощения за тот случай на Марсе. И да, я действительно была еще совсем молодой, все верно. И я даже сейчас к тебе не равнодушна, если хочешь знать. Ну что, простишь меня?
— Девочки, — неожиданно в разговор вклинилась Джоана, — а ничего, если я уползу подальше вперед, и вы без меня отношения выясните? А то я чувствую себя чужой на этом празднике жизни. Меня еще никто не любил, я тоже никого в себя не влюбляла, ну и все такое…
Вайлет рассмеялась. Уж чего-чего, а хороших шуток от инфантильной азари она не ожидала.
— Ладно, проехали, — сказала Блад и сверилась с инструметроном. — Нам еще семьдесят метров, потом режем эту кишку и падаем внутрь. Черт, ну какого дьявола Жнец не может удерживать нормальную атмосферу внутри себя? Почему мне приходится ползать в жнецовских кишках в полном гермооблачении?
— Наверное, потому что разработчики не планировали заселять его двуногими паразитами, — съязвила Алина.
— Что не мешало Сарену и Бенезии замечательно себя в нем чувствовать, — возразила Блад.
— Тогда у Жнеца была вполне очевидная цель — использовать Сарена для своих нужд. И я вот опасаюсь, что в этот раз у него тоже может оказаться вполне очевидная цель. Иначе непонятно, почему мы так легко оказались у него в пузе.
— То есть Нувани, которую удалось спасти лишь чудом, и Ален Мортимер в бессознательном состоянии — это нынче легко? — отозвалась Блад. — Брось свои подозрения, Алина. Оставь их своей… тете. Я привыкла к профессиональной паранойе имени Пассанте, а тебе не идет быть настолько испуганной. Ты слишком молода для этого.
— Я немногим старше Алины, но тоже сейчас описаюсь от страха, если вы не перестанете нагнетать, — снова подала голос Джоана. — Мы уже почти доползли. Блад, доставайте резак, точка проникновения через двенадцать метров.


***


— Что значит «вы ее потеряли»? Дрейк, ты с ума сошел?
— То и значит, командир. Кварианка не выходит на связь. Они с Аленом шли последними… В смысле, Полани шла и тащила комиссара. Я за ними не следил. Циклоп говорит, Паладин искусно вырезала себя из общего коммуникационного пространства, он даже не заметил отсутствия сигнала. Кварианцы, что с них взять…
— Но-но! — вклинился в диалог Палладий. — Вайлет, дай мне полчаса, я выслежу засранку. Я тоже виноват. Не приглядывал за ней, как положено.
— Хорошо. Доан, у тебя четверть часа, затем бросаешься догонять основную группу. Если натолкнешься на какую-то угрозу — в бой не вступать! Слышишь, не вступать! Отходи и зови боевиков немедленно! Циклоп, перенимаешь у кварианца коммуникационное сопровождение.
— Сделаю, Блад.
— Есть, мэм.


***


Полани торжествовала. Ей удалось сделать то, что позволит завершить Паломничество, едва его начав! Совершенно очевидно, она лишняя в этой команде. Лишняя от начала и до конца, с самого факта кражи «Супертритонов» и до сего момента. Но зато, зато!
Она спасла Арриду и Рига от боевых катеров Ассоциации — это раз!
Она помогла группе проникнуть в Жнеца — это два!
А теперь… А теперь…
От волнения Полани просто переполняла энергия, чего, увы, нельзя сказать о ког-машгоре. Судя по индикаторам заряда, активного времени функционирования ей осталось менее часа. Форменное проклятие! Ну почему инженеры времен Утренней войны не смогли побороть врожденную прожорливость систем боевого костюма?
Ну ничего. Час активного функционирования — это не меньше двух-трех часов в дежурном режиме, вне боевого. За два часа она точно найдет в этом проклятом куске неорганики то, что позволит ей вернуться на Флот не просто так, а триумфально! Может быть, ей даже удастся оживить и взять под контроль всю тушу Жнеца… О, это будет… Это будет что-то! Легендарная Тали’Зора прославилась тем, что помогла Шепарду очистить Галактику от угрозы Жнецов. Кто знает, может быть, Полани’Альтис сможет подарить кварианскому народу этого Жнеца?
А может быть, и всех их, кто еще остался в Галактике? Ведь у Земли было не больше полупроцента всего воинства вторжения. Где-то на орбитах дальних планет, да хоть бы и у самого Ранноха плавают в пространстве тысячи и тысячи могущественных машин, которые только и ждут своих новых хозяев!
А кто истинные хозяева машин, как не кварианцы? У кого из народов Галактики больше опыта повелевания синтетикой?
И теперь кварианцы не повторят былых ошибок! Никакого разума или псевдоразума. Только тотальное подчинение, только ограниченные в своих решениях машины. Адмирал Даро'Зен все-таки была мозговитой теткой! Машины, умеющие перемещаться в темном космосе без ретрансляторов, причем перемещаться быстро, очень быстро!
Кто знает, может быть, Жнецы даже не восприимчивы к проклятому галактическому вихрю! И наверняка в памяти любого из них вся галактическая карта. И если добраться до памяти этой мрази, оживив Жнеца в режиме полного подчинения…
От перспектив буквально кружилась голова.
Вот только если бы не необходимость нести с собой бессознательное тело человека. Полани не смогла заставить себя бросить комиссара, поэтому пришлось нагрузить себя дополнительной головной болью. Впрочем, для ког-машгора дополнительные шестьдесят килограммов веса на передних нижних конечностях — просто ничего.

Кварианка сверилась с картой коммуникаций Жнеца, которой с ней поделился Палладий. Судя по всему, она сейчас находилась на пару десятков ниже основной группы и в параллельном тоннеле, используемом для утилизации отработанного нулевого эелмента. Скоро он кончится, и дальше придется буквально протискиваться. Это ведь только капитан Шепард двигался внутри живой машины огромными пустыми пространствами, которые перепроложили в Жнеце инженеры «Цербера». Они же и заполнили их пригодным для дыхания воздухом. В реальности же внутри Старой Машины не протиснуться, а воздуха нет от слова «совсем». А ближайший нервный узел Жнеца почти в полукилометре ползания по узким технологическим тоннелям. Последние пятьдесят метров придется и вовсе пробираться на своих двоих: места для громоздкого ког-машгора не будет совершенно точно. И, к слову, что делать с Аленом? Впрочем, ответ очевиден. Поместить человека в костюм, запрограммировать его на возвращение и отпустить на радость Палладию — пусть примерит игрушку. А Полани к тому времени уже подключится к системам этого чудовищного корабля…


***


Получасом ранее на поверхности Атлантического океана. Земля


— А с этими ты что будешь делать, Ари?
Кроган захохотал в эфир.
— Не смешно, Риг.
— А по-моему, очень. Столько целей! Глаза разбегаются, ха!
Целей действительно хватало. Дальнобойные сканеры показывали не менее полусотни катеров, половина из них несла противокорабельные ракеты последнего поколения. Несмотря на все могущество «Супетритонов», эти костюмы все-таки не созданы для противостояния эскадре. Даже полуэскадре. А учитывая, что Риг и Аррида уже потратили половину боезапаса, отгоняя от места подводной операции боевиков Атлантиды…
— Ну что, Ари? — снова спросил кроган. — Вот и оно, да? Пришел наш с тобой день? День, о котором сложат легенды?
— Не думаю, — с сомнением в голосе отозвался турианец.
— Не понял.
— Их ответчик.
— Что?
— Ответчики на этих катерах. Они выдают что угодно, но только не кодированный сигнал береговой охраны Атлантиды.
— Э-э… Да. Я и не заметил. Слишком много тут хитрых электронных хреновин, в этом костюме.
— Зато я заметил. Хуже то, что я знаю, чей этот сигнал.
— Чей?
— Объединенной ЧВК «Преисподняя».
— Ничего не понял.
— Это Ассоциация, Риг. Наемники хозяев Атлантиды. Самая сильная частная армия на планете. И то, что мы видим, — лишь передовой отряд этой армии. Около полутора тысяч тяжело вооруженных десантников со средствами усиления. Это была хорошая новость.
— А плохая?
— Плохая в том, что на борту двух дюжин катеров глубоководные аппараты. Ассамблея решила наложить лапы на Жнеца, которого вот-вот расколят наши друзья на дне океана.
— Эй-ех! Значит, первым делом выпиливаем именно эти бочки! Дык повеселимся, Ари! К бою, турианец, вспомни, кто ты есть! Вспомни свою кровь! Устроим наемникам-людишкам вторую войну Первого контакта!


***


И снова на дне Атлантического океана. Земля


— Слышу отчетливо, командир.
— Хорошо, Томас. Теперь слушай внимательно.
— Я слушаю, командир.
— Мы проникли в Жнеца, операция идет по плану. Мы разделились согласно плану «Эн» и продвигаемся к узлу коммуникации. Потерь нет, разве что мы потеряли кварианку — она отстала. Но я отправила Палладия, он ее разыщет. Так что все идет по плану, повторяю. Мы ожидаем помощи сверху согласно плану «Эн» в установленное время плюс двадцать две минуты. Как понял?
— Вас понял, командир. Все идет по плану, помощь на плюс двадцать две минуты по плану «Эн».
— Отлично. Выпускай бакен и будь осторожен. Как появится малейшая угроза — немедленно уходи!
— Вас понял, командир.
— Конец связи.
— Конец связи.
Томас улыбнулся под маской. О том, что Вайлет Блад способна чуть ли не в одиночку подмять под себя космический корабль любого размера, легенды ходят уже с год. То, что ему поведали под огромным секретом, таковым не являлось: истории о штурме крейсера безумной Картэн уже обросли подробностями и фактами. Кое-кто выбросил на рынок даже реконструкцию той операции. Да, Вайлет помогал кварианец в ког-машгоре, но сейчас что, как-то иначе? Сейчас даже круче! Целых два кварианца в команде (один в том самом суперкостюме) и — держитесь! — аж четыре азари, одна другой в биотике мощнее, а уж Аринт — так и вовсе коммандос! Неудивительно, что операция проходит без сучка без задоринки!

Томас подключился к рекордеру всплывающего антенного бакена и приготовился уже было надиктовать переданное Вайлет, когда его внимание привлекло шевеление где-то внизу, в расселине.
Боец помедлил с отправкой сообщения и ступил на пару шагов вперед. Если что-то угрожает команде Вайлет, нужно передать ей это немедленно, а отправка сообщения подождет. В конце концов, отправить бакен на поверхность он успеет в любой момент.
Увы, Томас Кастелло не учел, что сила, которой противостоят он и его командир, несколько выше его разумения и постарше на несколько миллиардов лет. Этой силе только что очень сильно досталось: близкая эксплозия взрывчатки вызвала состояние, по человеческим меркам близкое к шоку. Однако старого Левиафана, пусть даже потерявшего почти все силы, лишенного конечностей, с окальцинированным панцирем и глазами, выбитыми в схватке со Жнецом миллионы лет назад, сложно вывести из строя столь примитивными средствами. И уж тем более Левиафану нет нужны атаковать врага физически.
Да, взрыв сбросил его со все еще полной энергии туши лишенного разума Жнеца. Да, Левиафан потерял возможность подпитываться силой Старой Машины, родственной ее создателю. Да, он потерял связь с внешним миром. Однако Левиафан не собирался сдаваться. Телепатическим щупальцем он нащупал хрупкий разум Homo sapiens, привлеченного потугами Левиафана принять устойчивое положение между лапой Жнеца и стенкой подводного разлома.
Жалкий разумишко двуногой наземной особи сопротивлялся меньше полусекунды, пока не затух окончательно, отдав контроль над телом истинному хозяину Галактики.
Считать картину происходящего из разума человека — еще пара секунд.
— Томас Кастелло — центру «Глубины», — произнес мужчина в микрофон на кодированной частоте Комиссии. — Доклад номер один, стадия операции вторая. Группа проникновения не отвечает. Жизненные показатели всех участников нулевые. Я лоцирую на гравиметре всех без исключения, но движения нет. Попыток связи с той стороны не предпринималось. Запрашиваю экстренную эвакуацию. Конец сообщения.
Боец закончил шифровку и отпустил на поверхность сигнальный бакен-антенну. Когда всплывет, он откроет лепестки всенаправленной антенны и выплеснет в эфир мощный, понятный только аналитикам Комиссии сигнал. И операция будет прервана, а он, Томас, наконец вернется к семье — единственным из уцелевших.
Впрочем, насчет последнего Томас Кастелло ошибался. Даже контролирующий его разум Левиафан ошибался — в том, что у Томаса есть семья. Левиафан просто использовал готовый психологический паттерн, усредненный для вида Homo sapiens. Ну а Томас ошибался в том, что он куда-то вернется. Тело, послушное хозяину, отцепило от грузового пояса заряд взрывчатки, поднесло его к шлему, после чего активировало таймер и послушно дождалось эксплозии.
Место, где только что дежурил Томас Кастелло, окрасилось впечатляющих размеров трехмерной красной кляксой. Впрочем, фонарь Томаса был уничтожен взрывом, и в сгустившейся темноте подводного мира никто уже не смог бы разглядеть цвет растворенной в воде человеческой крови.


***


Темно, тесно и чертовски неудобно ходить по нагромождению труб и трубенций, и трубочек самых разных размеров. Казалось, тело Жнеца изнутри все состоит из бесчисленного количества гибких (и не очень) бесконечных цилиндров разных диаметров. Но Блад знала, что это ошибочное суждение. Есть внутри Жнеца и другие «помещения», заполненные совсем другой машинерией. Но здесь, вблизи коммуникационного центра — своего рода нервного узла, бал правили трубы, трубы и еще раз трубы.
Хорошо еще, что между самыми здоровыми из них порой оставалось достаточно места, чтобы пройти в полный рост. Один из таких проходов и оккупировали Блад и две азари, протискиваясь к точке, с которой можно было подключиться к диагностическим цепям великанской машины.
Разумеется, никакого техобслуживания Жнец не требовал. Все необходимые процедуры производились внутри корабля силами автономных регулирующих и настраивающих систем. Столкнуться с какой-нибудь из них Блад очень не хотела. Да, разум Старой Машины мертв, но ее тело по-прежнему живо и поддерживает себя в таком состоянии. А значит, вполне возможно появление какого-нибудь там фагоцита, который предназначен для борьбы со случайно попавшими внутрь вредителями.
Хотя азари и кварианцы, хорошо изучившие структуру корабля-дредноута типа «Властелин», в один голос уверяли, что Жнецы не имеют внутренних атакующих систем. Да и хроники говорят, что на пути того же Шепарда вставали только индоктринированные формы жизни, созданные Жнецом из проникших внутрь специалистов «Цербера».
Хочется верить, что конкретно этот корабль никто снаружи еще не посещал. А то, понимаешь, покажется из-за очередного поворота очередная индоктринированная форма жизни родом из прошлого — лет эдак с полмиллиона. Мало ли какие гадости тогда водились в Галактике, а потом были «усовершенствованы» Жнецом.

— Мы почти прибыли, Блад, — сообщила Алина, на этот раз идущая впереди.
Круглопопая Джоана переместилась в арьергард и сейчас вся светилась голубым сиянием: девчонка не смогла справиться с нервами и запустила биотические контуры своего организма.
Впрочем, вполне взрослая биотика не мешала Джоане задавать детские, но оттого не менее приятные вопросы.
— Почему вы не сказали нам, что мы идем к одному коммуникационному узлу, а остальная команда — к другому?
— Потому что я не уверена в некоторых участниках своей команды, — ответила Блад. Сейчас, вблизи цели, уже можно было пооткровенничать. Ни Джоана, ни тем более Алина явно не были угрозой операции.
— В ком же? — поинтересовалась азари.
— Прежде всего в твоей заступнице — коммандос Аринт.
— Зря, — осуждающе произнесла Джоана. — Аринт хорошая.
— Безусловно, — фыркнула Блад. — Именно потому, что она хорошая азари, я и устранилась от ее компании.
Полминуты на осмысление.
— Не понимаю, — призналась Т’Сони-младшая.
— Все просто, Иона, — объяснила Алина. — Аринт слишком предана нашей с тобой расе, чтобы игнорировать, если нужно, секретные указания Совета. Или самой госпожи Этиты, если надо.
— Нет, Алина, — сказала Вайлет. — Госпожу Этиту здесь представляет другая ваша соотечественница. Я не уверена на сто процентов, но, судя по всему, за нее играет Трия Нувани.
— Откуда у вас такая уверенность? — спросила Джоана.
— Оттуда, что я много общалась как с самой Этитой, так и с Пассанте. Они вроде как подруги и обе не в фаворе у Совета, но у них настолько разное видение мира, что диву даешься. И волей-неволей, но дали мне косвенное объяснение того, что происходит, и кто за кем стоит.
— Поделишься? — спросила Алина.
— Не сейчас, — отрезала Блад. — Все, мы пришли. Уф-ф-ф… Можно наконец вздохнуть свободно.

Да, они действительно пришли.
Неправильной формы площадка метров двадцати по максимальному измерению больше всего напоминала многолучевую звезду. Пространство между «лучами» занимали, опять же, трубы, словно вырастающие из неровного, словно плохо залитого строителями, пола. В самом центре труб не было, и виднелась небольшая, метра два на три, конструкция, возвышающаяся над полом где-то на половину человеческого роста. Венчало эту конструкцию нечто, более всего напоминающее неправильной формы яйцо. Большое, раза в четыре больше страусиного. При желании внутрь мог бы спрятаться ребенок лет десяти.
Вайлет и обе азари прошли между трубами и подошли к центральной консоли. Согласно данным, полученным изыскателями азари и кварианского народа, это «яйцо» было коммуникационной антенной, работающей на ядреной смеси гравитационного повторителя и КМК-якоря. Тут собиралась вся диагностическая информация с ближайшего сектора корабля, и отсюда она отправлялась в центральный мозг корабля, сейчас надежно вырубленный. Уцелела только оперативная память, но ключа к ее дешифровке еще ни у кого в Солнечной системе нет.
Собственно, затем они сюда и пришли — получить этот ключ. В этом им поможет Джоана Т’Сони или Алина Гросс. Обе азари, сами того не желая, имеют доступ к коммуникациям Старых Машин.

Что удивительно, обе получили его совершенно разными путями, хотя и сходными на определенном этапе.
Алина Гросс — родная дочь Сарена Артериуса, величайшего предателя народов Галактики. В чем-то Сарен схож с Призраком. Одна и та же нелюбовь к Чужим, но Сарен все-таки мыслил менее глобально. Турианец ограничился ненавистью к людям, в то время как Призрак не признавал достойной вообще ни одну расу в Галактике, кроме родного человечества.
В общем, оба хороши. И оба так или иначе получили возможность слышать Старых Машин.
Но Призрак канул в небытие вместе с Цитаделью, и от него ничего не осталось.
А вот от Сарена Артериуса осталась дочь — прекрасная голубокожая девочка, которую родила одна из сестер Пассанте, безумно влюбленная в молодого и совершенно еще не злодейского Сарена с Палавена. А потом якобы покончила жизнь самоубийством. Это по официальной версии госпожи Айноры. По неофициальной версии, имеющейся в распоряжении Совета матриархов, Айнора убила свою младшую сестру Дейнору из ревности к упомянутому турианцу. А вот которая из сестер все-таки родила Алину — тайна, покрытая мраком.
Да, сплошная мыльная опера, верно. С той разницей, что обычно мыльная опера не оперирует терминами «влияние на самую могущественную синтетическую расу Галактики».
Азари при рождении наследуют так называемый культурный код, включающий в себе элементы генетической памяти. Пока азари молода, она может и не подозревать о хранимой ею информации, но в определенный момент генетические следы прорываются, и азари получает феерический букет воспоминаний о прошлом, настоящем, а у некоторых — и о будущем. Одним словом, галактические колдуньи ни дать ни взять.
Но куда более интересным является то, что в ячейки этой генетической памяти можно поместить и совершенно чуждую азари информацию. Например, умение на подсознательном уровне раскодировать коммуникацию Старых Машин. Умение слышать их, понимать и общаться с ними.
Безусловно, таким даром владел Сарен. От него умение говорить со Жнецами перешло и Бенезии, с которой турианец, без сомнения, был в телепатической близости Объятий Богини. И, конечно же, данным кодом владеет молодая Алина Гросс. Ведь Сарен — ее генетический отец.
Долгое время Вайлет мучал вполне очевидный вопрос: кто же истинная мать Алины? Ровно до тех пор, пока служебная надобность не позволила Блад получить неограниченный доступ к архивам Совета матриархов. О да, она занималась тогда совсем другим делом, к истории происхождения Алины отношения не имевшим. Но любопытство, как говорят, сгубило кошку. И Вайлет смело ринулась вслед за киской — с пистолетом наизготовку, конечно же.
И нашла строго охраняемые Советом записи, согласно которым гипотетической матерью азари, известной под именем Алина Гросс, является некто Дейнора Пассанте. История старая, разве что паутиной не покрытая, но Блад она заинтересовала. Хотя бы потому, что, согласно все тем же азарийским архивам, Дейнора никогда не бывала дальше своей родной системы. Кроме того, она умерла задолго до того, как Сарен вступил на тропу войны с людьми, и даже сильно до того, как его приняли в Спектры. Таким образом, Алине Гросс сегодня должно быть не меньше семидесяти, а то и больше. Но уже из человеческих баз данных достоверно определено, что девочка родилась не более пятидесяти одного года назад, если считать по марсианским событиям. Анабиоз она не переносила — это тоже известно доподлинно из результатов ее медобследования во время процедуры удочерения человеческой семьей.
В то же время вторая Пассанте — Айнора — числилась кадровым военным и, более того, представительницей элитного сообщества азарийских боевых девчонок — коммандос. Бывала она в разных мирах и, что куда более интересно, участвовала в Битве за Землю. В азарийском архиве очень мало данных о Пассанте-старшей, известно лишь, что она закончила военную карьеру задолго до Войны и, подобно многим из своей расы, погрузилась в науку. Докторскую степень по аналитической археологии она получила еще на Тессии, а потом долгое время работала в отдаленном архиве, где, в частности, познакомила свою сестру с молодым турианцем, тоже живо интересующимся историей чужих рас.
То есть что мы имеем.
Дейнора точно имела контакты с Сареном, но таинственным образом погибла задолго до рождения Алины.
Айнора официально никак не проходила как спутница турианца, но совершенно точно с ним общалась, причем регулярно. Архивы указали, что Айнора посещала планетную систему Турианской Иерархии и после того, как Сарен получил звание Спектра. То есть связь с ренегатом тоже налицо.
Наконец, известно, что азари может воспроизвести ребенка в любое подходящее время и не раньше, чем в определенный момент жизни, и только с одобрения властей. Иначе бы любвеобильные голубокожие давно уже заселили всю Галактику, что с учетом продолжительности их жизни совершенно плевое дело. То есть родить ребенка от Сарена Айнора могла и спустя немало лет после последней связи с мятежным Спектром.
Наконец откровенная беседа с матриархом Этитой поставила окончательные точки над нужными буквами. Связь матриарха с Пассанте известна всем, равно как и очень-очень серьезный интерес к Биби-землянке. Сложи два и два — получишь правильный результат.
Именно этот результат Блад и предоставила матриарху во время одной из приватных бесед. И Этита подтвердила все догадки Вайлет. Да, Алина — дочь Айноры Пассанте. Там есть еще весьма пикантные подробности того, что наделала Айнора, встретив свою сестренку в постели турианца, но этими подробностями матриарх уже делиться не стала, лишь намекнув, что не так все просто во взаимоотношениях двух сестер.
В любом случае Алина Гросс — генетический носитель умения понимать Жнецов, получившая его от отца. И особенно важно, что за нее очень просила сама матриарх.

Есть и второй носитель. Имя ей — Джоана Т’Сони. Здесь история куда менее прозрачная и куда более романтическая. То, что круглопопая девчонка с отклонениями в развитии — родная дочь Лиары, подтверждено генетическими тестами. Более того, она не просто дочь Т’Сони-старшей, но и потомок легендарного капитана Шепарда!
О да, эта история куда приятнее, чем происхождение Алины, без вопросов. Лиара не скрывала своих чувств к герою человечества, и, судя по всему, чувства эти были взаимны (к вящему огорчению одной известной кварианки, но не об этом речь).
Суть в том, что Шепард после контакта с Маяком также унаследовал возможность общаться со Жнецами. В дневниках Касуми Гото прямым текстом сказано, что Шепард не скрывал своего умения видеть четкую картину в мельтешении точек на экране. Свой талант он получил таким образом от протеан, но их технология была максимально приближена к технологии Жнецов, а кроме того, с Шепардом на контакт выходил и Предвестник. То есть умением понимать и древних машин, и древних инсектоидов капитан точно владел.
Ну а дальше — Объятия Богини, отложенная (а может, и нет — тут непонятно) беременность Лиары и, как результат, маленькая «Лиарочка» — молодая азари с выдающимися вторичными половыми признаками и конопушками точь-в-точь как у мамы.
И умением общаться с разумными машинами, конечно же.

Вот почему именно эти две особы и сопровождали Вайлет в этом маленьком путешествии. Вся остальная команда, как ни стыдно в этом признаться, нужна только для отвода глаз. Кроме того, в ней числятся как минимум две другие голубокожие, которым Вайлет не доверяла на все сто.
Конечно же, это Аринт, буквально пропихнутая Советом для «защиты дочери Лиары». Вайлет достаточно пообщалась с голубокожими, чтобы понять, что такое Совет матриархов, поэтому выполнять все их указания по понятной причине не стремилась.
Наконец, Трия Нувани. Эта особа куда интереснее, но из данных Пассанте следует, что Трия — человек матриарха Этиты. А та, как известно, на ножах с «косяком кальмарих». То есть может быть внедрена в экспедицию для того, чтобы со стороны матриарха контролировать ход операции и, если необходимо, вносить коррективы в течение событий.
Такой сценарий Вайлет устраивал ничуть не больше, чем прямой саботаж со стороны Совета матриархов. В конце концов, Этита сама призналась, что прежде всего она — азари. А значит, будет защищать интересы своего вида с куда большим приоритетом, чем общее благо или, к примеру, интересы какой-либо другой отдельно взятой расы.
Разумеется, рассказывать это все двум ныне присутствующим азари в планы Вайлет не входило.

— Джоана, приступай, — выдохнула Блад. — Все, как тебя учили.
— Я… не уверена…
— Что за ерунда? — изумилась Блад. — В чем ты не уверена? Ты дочь Беглянки, ты несешь умение говорить с машинами и демонстрировала его Совету. Какие проблемы?
— Я чувствую какую-то угрозу.
— А конкретнее? — поинтересовалась Алина.
Девушка прикрыла глаза и замолчала на пару секунд, прислушиваясь к чувствам.
— Словно есть какой-то переключатель, — наконец сообщила азари. — И я готова его включить. Не уверена, что мне понравится.
— Боишься?
— Да, и это тоже.
— Ну что ж, — произнесла Блад, — ничего страшного. Посиди в сторонке, за тебя тогда сработает Алина. Тебе не говорили, но она тоже умеет говорить со Жнецом.
— Что?
Глаза Т’Сони-младшей, и без того огромные, сравнялись в размере с донышками средней величины стаканов.
— Вы меня разыгрываете? — кожа на лице молодой азари, насколько это можно было видеть под стеклом шлема, покрылась неприятными фиолетовыми разводами — верным признаком зарождающейся биотической бури.
— Да, Иона, это так, — улыбнулась Алина, устало присаживаясь на одну из труб. — Ассамблея решила подстраховаться, знаешь ли, и я понимаю людей. Я бы тоже не хотела, чтобы у меня из-под носа увели великое знание.
— Да вы… Да вы…
Джоана сокрушенно покачала головой.
— Но ладно люди… Но ты-то, Алина… Ты же одна из нас!
Алина только улыбнулась.
— Я дочь азари-маньячки и турианца-ренегата, воспитанная в семье кадрового человеческого военного. Как думаешь, я позволю своему родному народу нарушить и без того хрупкий баланс сил в Солнечной системе? Или я позволю Совету отомстить за унижение, которое они лелеют со времен кризиса Двадцати Шести? Я позволю подставить Блад, усилиями которой этот кризис наконец начал сходить на нет?
— Так ты возьмешься за дело, или Алина тебя заменит? — прямо спросила Блад.
— Я… Я возьмусь. Я не очень понимаю, как она может… Но я вижу, что это не ложь. Очень страшная не ложь. Даже думать не хочу, каким образом этот дар попал в руки этой… воспитанницы землян и дочери турианцев.

Джоана отвернулась от соратников и, медленно подойдя к «яйцу», положила ладони на его верхнюю, более остроконечную часть. Мелькнул и тут же погас поток биотики, а фигура Джоаны резко выгнулась, словно от электрического удара. Вайлет дернулась, но была остановлена решительным движением второй азари.
— Не надо, — прошептала Алина. — Это нормально. Это Объятия Вечности. Немногим удается понаблюдать за тем, как это происходит, со стороны. Мы не терпим публичности в… столь интимных сценах.
— Ты готова? — также шепотом спросила Блад.
Азари молча склонила голову.
— Когда?
— Сразу же, как только… Сейчас!
Фигура Джоаны резко, без предупреждения налилась биотическим сиянием, которое ринулось в сторону «яйца» и в секунду опутало его. Одновременно с этим Алина мощным биотическим рывком устремилась к застывшей фигуре, а Вайлет так же быстро достала парализатор и в два выстрела обездвижила отлетевшую от «яйца» Лиарину дочку. Тонкая биотическая струйка по-прежнему связывала Джоану со Жнецом, но на ее пути уже стояла Алина — в точности так же, как секунду назад стояла Т’Сони-младшая.
— Отлично, Алина, — улыбнулась Блад, пряча парализатор. — Мы его вскрыли. И Совет пока еще об этом не знает — а узнал бы, доберись Джоана до коммуникационных систем этого монстра. И потом, мне не понравились ее слова про выключатель…
— В-в-вы, — омертвевшими губами выдавила Джоана. — Пр-ред… датель…
Блад склонилась над поверженной азари.
— Нет, девочка, — с улыбкой произнесла Вайлет. — Просто я хорошо знаю, какими возможностями владеет Редактор посредством этого инструмента. И я ни за что не позволю, чтобы этим инструментом владели исключительно матриархи Совета. Жнец будет общим или не будет ничьим. Алина меня в этом понимает, именно поэтому она и будет управлять кораблем, когда мы начнем поднимать его на орбиту.
— Вы ошибаетесь, капитан, — раздался голос из пространства между труб.
Блад не успела выхватить пистолет. Грохнули два выстрела — и комиссар по этике рухнула на пол, поверженная залпом «Апостола». По грудной пластине бронекостюма с треском носились голубые разряды кинетической защиты, но никакой броне не защитить человека от выстрела из азарийского дробовика с расстояния в четыре метра. Максимум, на что сгодилась комбинированная защита, — уберегла от проникающего ранения. Перелом костей грудины и мощнейший шок были гарантированы Блад, что называется, по умолчанию.
Аринт поднялась во весь свой немаленький рост — даже удивительно, как ей удалось незамеченной подкрасться к мило беседующим. Изящным движением ноги коммандос отпихнула от Вайлет пистолет, который та все-таки успела достать из кобуры, перезарядила дробовик и хладнокровно отстрелила Блад обе ладони.
Комиссар не взвыла и даже не закричала — лишь еле слышно забулькала под маской боевого костюма. На левом плече беспокойно замигали лампочки медблока: костюм лихорадочно боролся за жизнь своего владельца, пичкал его лошадиными дозами болеутоляющего и спешно пережимал артерии на предплечье.
— Самцеподобная человеческая самка, — Аринт сделала жест шлемом, как будто плюет на тело комиссара. — Подстраховались они… Ну-ну. Дорастете до моего народа — дайте знать, мы подумаем о признании вас достойными. А пока знайте свое место… Хомо. Пока вы способны лишь бесконтрольно плодиться, краткоживущие.
Коммандос повернулась к соотечественницам.
Одна из них по-прежнему стояла совершенно недвижимой статуей, закутанной голубыми биотическими огнями. Вторая неуверенно шевелила ладонью, все еще не в силах восстановить контроль над телом.
— Иона, ты в норме?
— Тело… Не-не слуш-ш-ш-ш…
— Погоди.
Азари-коммандос склонилась над молоденькой соотечественницей и что-то перещелкнула на внешней панели управления медблоком ее костюма.
— Через минуту придешь в себя, отдыхай.
— С-с-с-спасиб-бо…
— Не за что, — лица Аринт под глухой маской шлема было не разглядеть, но судя по интонациям голоса, азари тепло улыбалась. — Мне поставлена задача охранять тебя, милая. И никакая сучка-переросток не заставит меня нарушить приказ. А будет возникать — получит еще больше. Тоже мне вояка… Я кроганов голыми руками рвала, когда люди еще электричество не освоили!
Аринт поднялась на ноги и подошла к замершей у «яйца» азари. Алина, казалось, полностью ушла в себя, не реагируя ни на что. Коммандос снова подняла дробовик и выпалила куда-то вдаль — Алина Гросс не дрогнула.
— Ну а с тобой-то мне что делать, хомазари1?
 


Продолжение следует…

 

1 Хомазари (слэнг) — помесь азари и человека. Пренебрежительное слово из галактического новояза, означающее «азари, которая родилась от человека и унаследовала от него все самое худшее». Точно такие же термины есть и в отношении других рас: квазари, салазари, туризари, крогазари.



 

Отредактировано: Alzhbeta.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 25.06.2015 | 775 | 4 | детектив, ос, приключения, RomanoID, МЕ Afterlife: Властелин глубин | RomanoID
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 52
Гостей: 51
Пользователей: 1

Malina
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт