Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Адамо. Глава 23. Я активирую гета

Жанр: AU, романтика, экшн;
Персонажи: м!Шепард, Тали’Зора;
Статус: в процессе;
Описание: Шепард принял решение принести на корабль странного гета и вновь активировать его, но Тали с ним не согласна…
Автор: Andrio;
Оригинал: Adamo;
Переводчик: Daimio.




— Оставь это здесь! Ты ведь знаешь их! Если оно проникнет в компьютеры «Нормандии»… — пыталась объяснить Тали.
— У нас нет времени на обсуждения, Тали. Идём же! — сказал Шепард и с помощью Гарруса подхватил деактивированного гета, лежащего на полу.

Они находились внутри Жнеца. Миллионы лет останки огромного, некогда разумного боевого корабля вращались вокруг коричневого карлика Мнемозины. Но сейчас масс-ядро, удерживавшее его на орбите несостоявшейся звезды, было уничтожено, и корабль должен был с минуты на минуту рухнуть на неё. Шепарду и его команде нужно было срочно уходить, и капитан решил взять с собой гета, найденного на Жнеце.

Они прилетели на заброшенного Жнеца с целью найти систему «Свой-чужой», что позволило бы им безопасно пройти через ретранслятор Омега-4, за которым находился родной мир Коллекционеров. Помимо системы, в тёмных, зловещих, почти органических недрах мёртвого Жнеца было найдено ещё много бесполезных вещей. Команда то и дело натыкалась на различные видеозаписи, сделанные ранее бывшей тут бригадой «Цербера», из которых стало ясно, что Жнец всё ещё способен одурманивать и доводить людей до полоумия, даже будучи мёртвым. В одном из помещений были обнаружены «Зубы дракона» с насаженными на них телами в странных позах. И, конечно, повсюду были хаски, очень много хасков.

Однако самым поразительным открытием стал гет, которого команда сейчас несла на «Нормандию». Остальные находки не были неожиданными: все знали, что контакт с исследовательской группой «Цербера» был потерян, и орды отвратительных существ не являлись чем-то необычным. Необычен был этот одинокий гет, он стал загадкой для Шепарда. Помимо того, что платформа действовала в одиночку, что нетипично для гетов, она ещё и разговаривала, и знала имя коммандера. К телу был прикреплён кусок брони N7, и, что самое странное, гет помог Шепарду и его команде во время боя с хасками.
Всего этого было достаточно, чтобы пробудить в капитане любопытство и вынудить его доставить гета на «Нормандию», несмотря на возражения Тали.


***


Спустя несколько часов после завершения миссии на заброшенном Жнеце Тали работала на своей консоли в инженерном, проводя обычное техобслуживание систем «Нормандии». В разгар работы она услышала, как позади неё открылась дверь. Девушка продолжила печатать, даже не обернувшись и не посмотрев, кто вошёл: Кен и Габби постоянно сновали туда-сюда, да и Шепард частенько заходил к ней в течение дня. Если б это был он, Тали сразу почувствовала бы пару рук, нежно ласкающих её тело, заставляя совершенно забыть о работе, чему бы она, конечно, не возражала…
Но вместо этого кварианка услышала необычные шаги. Это был лязгающий звук соударения двух металлических поверхностей. Она прекратила печатать. Вместе со странными шагами Тали услышала знакомый звук, пробудивший в ней чувство ненависти и отвращения. Это было едва уловимое жужжание и гудение, издаваемое механизмами синтетического существа. За ней стоял гет. Гет.
Тали повернулась, и, словно в ночном кошмаре, её глаза встретились с бесчувственным, ярко светящимся оптическим сенсором гета, глядевшим прямо на неё. Щитки на его голове слегка раздвинулись, издавая тихий механический звук.
— Создатель, — произнёс синтетический голос, — Тали’Зора.
Тали ничего не ответила. Гет продолжил:
— Мы хотели бы изучить системы «Нормандии». Шепард-коммандер позволил нам исследовать судно.
Не говоря ни слова, Тали вышла из инженерного через дверь с другой стороны: она не желала даже проходить рядом с этим… этой штукой. Кварианка вошла в лифт и направила его к верхней палубе. Она была в ярости и не могла поверить, что Шепард и вправду активировал гета и, более того, позволил ему разгуливать по кораблю. Разум Тали отказывался верить в подобное.

Войдя в кабину, девушка увидела Шепарда, работающего на своём личном терминале.
— Ты активировал гета? — спросила она, её голос звучал очень сердито.
Шепард тихо вздохнул и спокойно приподнялся; он этого ожидал.
— Да, только что.
— Почему, Шепард? — громко спросила Тали и, не давая ему ответить, продолжила: — Ты ведь знаешь этих созданий! Ты знаешь, на что они способны! Сколько раз они в тебя стреляли? Ты должен знать это, как никто другой!
— Ты права, геты стреляли в меня очень много — в меня стрелял каждый гет, с которым я сталкивался. Каждый, кроме этого. Вот почему я его активировал: мне хочется знать, почему он другой.
— То есть ты это сделал из любопытства? Так? Вот почему ты подвергаешь опасности всех нас! — ответила Тали со злостью. — Это же гет! Это прислужник Жнецов! Да как тебе вообще пришла в голову мысль принести его на корабль ради удовлетворения своего любопытства?!
— Он не служит Жнецам! — сказал Шепард, повысив голос. — Я говорил с ним. Он объяснил, что группа гетов, отколовшаяся от общей массы, — еретики, так он их назвал — стала поклоняться Жнецам; именно с ними мы сражались всё это время. Уже эта информация оправдала риск, которому я нас подвергал.
— О, так это один из тех дружелюбных гетов, которые изгнали мой народ с нашей родной планеты, — язвительно произнесла Тали.
Новость, которую сообщил ей Шепард, была крайне важной, но кварианка всё ещё ощущала себя на взводе и не могла смириться с тем фактом, что по кораблю, который она называла домом, ходил гет.
— Тали, я знаю, что изгнание вашего народа — очень болезненная тема, — сказал Шепард спокойным тоном, — но ты знаешь, что геты всего лишь оборонялись. Кварианцы первыми напали на них.
— Нет, Шепард! — отрезала Тали. — То, что они делали, не было самообороной! Вначале, может, и было, но потом, когда наши армии и флоты были уничтожены, они продолжали атаковать, несмотря на то, что мы пытались сдаться! Они убивали всех, кого находили, даже стариков и детей! Разве убийство беззащитных можно назвать самообороной? Нет! А знаешь ли ты, сколько кварианцев было до войны? Восемнадцать миллиардов. А сколько осталось? Семнадцать миллионов. Посчитай, Шепард, это меньше десятой доли процента! Это все, кто остался! Мы, быть может, сделали ошибку, попытавшись совершить геноцид, но в итоге геноцид устроили именно геты! Наше уничтожение было их целью; единственной их милостью было то, что они не преследовали нас за пределами Вуали! Так что даже не смей говорить мне о том, что они оборонялись!
Шепард выждал несколько секунд и, убедившись, что Тали окончила свою тираду, заговорил сам:
— Я знаю, что ты чувствуешь, Тали, и я не могу осуждать или оправдывать события той войны. Но ты должна отложить в сторону свою ненависть к гетам. Разве ты не видишь? Они практически противостоят Жнецам! Они могут помочь нам в борьбе! — не видя реакции девушки, капитан добавил: — Просто подумай, сколь многому мы можем у них научиться. Они не ненавидят органиков, Тали. Мы можем заключить мир с ними. И, кто знает, быть может, мы найдём мирный способ вернуть кварианцам родную планету!
Слова Шепарда казались слишком оптимистичными. Казались невозможными.
— Я не верю в это, — ответила Тали. — Геты атаковали каждого, кто осмеливался войти в Вуаль, пока не изгнали нас окончательно. Они уничтожили всех дипломатов Совета, посланных для переговоров. За триста лет они ни разу не пытались сообщить Галактике, что готовы заключить мир с органиками.
— До этого момента, — подхватил Шепард. Вот зачем они послали Легиона за пределы Вуали — чтобы найти меня и установить со мной контакт. Они хотят дать органикам понять, что мы им больше не враги.
«Легион? Это так он называет это существо?» — на миг промелькнула мысль у Тали, и она сказала:
— Откуда нам знать, что это не какая-то уловка? Что они не работают на Жнецов и не пытаются манипулировать тобой?
— Если так, почему же он не убил меня ещё тогда, на заброшенном Жнеце? Зачем манипулировать мной? Только я пытаюсь остановить Жнецов, так что если б он и в самом деле хотел убить меня, у него уже было предостаточно возможностей сделать это. Но вместо этого он, чёрт возьми, спас наши жизни!
Тали поняла, что не сможет переубедить Шепарда. Её злость росла, и она решила сказать всё напрямую:
— Это… Это уже слишком! Я согласилась работать с «Цербером», но это уже чересчур! Я не хочу видеть эту штуку на нашем корабле!
Шепард пытался подавить своё раздражение, но больше не мог сдерживаться: ему надоел этот спор.
— Знаешь, что, я командую этим кораблём, и это моё решение. Гет остаётся, и точка.
Тали опешила от его слов.
— Так вот, значит, как?! — воскликнула она. — Тебе наплевать, что я чувствую по этому поводу? Сколько было разговоров после суда о том, что «Нормандия» — мой дом, а теперь ты закрываешь глаза на мои чувства? Я Тали'Зора вас Нормандия, Шепард! Корабль стал частью моего имени! Как тебя могут не заботить мои проблемы?
— Они заботят меня, и не отрицай это! — проорал Шепард в ответ. — Чёрт возьми, Тали, почему ты так упрямишься? Почему ты не можешь просто поверить мне, как верила ранее? Твоя ненависть к гетам ослепляет тебя! Это именно то, за что Корис осуждал тебя! Вот за что ты была изгна… — Шепард остановился, осознав, что он сейчас сказал. «Вот чёрт…»
— Что? — переспросила Тали, не веря своим ушам. — Как ты можешь такое говорить? Как ты можешь оправдывать этого ублюдка?! — закричала она.
Капитан попытался извиниться:
— Слушай, я не хотел этого говорить. Прости…
— Так ты считаешь, что Корис прав? — прервала его Тали. — Что он всё сделал правильно? Ты согласен с ним?
— Нет, конечно, я не согласен с ним!
— Секунду назад ты сказал совсем другое. Да как ты… — голос Тали сломался, на её глазах выступили слёзы. — Как ты… Не подходи больше ко мне! — прокричала она дрожащим голосом и быстро выбежала из каюты.
«Проклятье, — Шепард ударил рукой по столу и вздохнул, качая головой. — Что за напасть!»

Он не мог поверить в то, что сам натворил, в то, что сказал. Неприязнь Тали к невраждебному гету расстраивала капитана, но сейчас он не чувствовал ничего, кроме глубокого сожаления. Упоминание суда и её изгнания было совершенно лишним. Это была ошибка. Он должен был контролировать свои слова.
Шепард долго стоял в каюте, напряжённо думая, что же делать дальше. Наконец он вышел и направился на нижнюю палубу, чтобы поговорить с Легионом. А говорить с ним коммандер желал лишь с одной целью — найти оправдание тому, чтобы выбросить гета в шлюз.


***


Прошло полчаса с момента ссоры. Тали находилась в наблюдательном отсеке. Она сидела на диване перед окном, подогнув под себя ноги и положив руки на колени, глядя в бездонную чёрную пустоту космоса перед ней.
Голова болела, а в глазах была сильная резь. Нежная кожа её щёк казалась слегка липкой от высохших слёз. Ей очень хотелось потереть свои глаза, но она, будучи кварианкой, не могла этого сделать.

Пока Тали глядела в никуда, её разум вновь и вновь возвращался к произошедшему в каюте капитана. Когда она выбежала оттуда, её одолевали злоба и боль. «Ладно, если он хочет спорить о пользе этого гета. Но как он мог так поступить со мной? Как он мог сказать такое, приплести сюда моё изгнание? Как он мог говорить об этом ублюдке Корисе так, словно тот был прав?»
Тем не менее вскоре гнев сменился горечью и подавленностью, и Тали тихо плакала, сидя в пустой комнате наблюдений. Никогда раньше они с капитаном так не ссорились. Конечно, иногда они спорили о чём-то, но эти споры всегда заканчивались быстро и мирно. Отношения с Шепардом были первыми в жизни Тали, таким образом, это была её первая серьёзная ссора с кем-либо. Так же, как первое объятие, поцелуй и любовь к Шепарду приносили почти невыносимое наслаждение, так и боль после первой ссоры казалось столь же мучительной.
А сейчас девушка чувствовала лишь эмоциональную пустоту. Глядя в космос, она думала не только о словах Шепарда про гетов, но и об её отношении к ним. Тали задумалась: а вдруг она и в самом деле неправа? Шепард был совершенно уверен, что поступил правильно, оставив гета на борту, что это пойдёт на пользу.
«Я всегда доверяла его решениям, и он никогда не ошибался. Что, если и этот раз не исключение?» — подумала кварианка. Она не знала, верила ли в это на самом деле или всего лишь хотела поверить, чтобы избавить себя от мучений.

Тали продолжала размышлять обо всё произошедшем и вдруг подумала: а где Шепард сейчас? Он так и не зашёл к ней с момента ссоры, и от этого девушке стало грустно. Она бы предпочла побыть одной, но тот факт, что Шепард даже не попытался поговорить с ней, был странным: это не похоже на капитана. Когда Тали вышла из каюты, она ожидала, что Шепард последует за ней: он предпочитал решать проблемы сразу, насколько это возможно.
— СУЗИ, — позвала она, и рядом сразу активировался терминал. Тали не любила разговаривать с корабельным ИИ, но она уже привыкла к нему. Он хотя бы разговаривал, как человек, и был сдержан и краток.
— Да, Тали’Зора? — спросила голубая голографическая проекция СУЗИ.
— Можешь сказать мне, где сейчас Шепард?
— Коммандер Шепард в данный момент находится в ядре ИИ. Он разговаривает с Легионом.
Тали разочарованно вздохнула сквозь зубы, покачав головой: она не могла поверить, что Шепард всё это время беседовал с Легионом. Так вот почему он так и не пришёл!
— Спасибо, — поблагодарила она СУЗИ. Голографическая проекция исчезла.

Девушка вновь погрузилась в грусть, ещё более утомительную, чем ранее. От мысли, что Шепард предпочёл провести время со своим новым питомцем, Тали чувствовала себя несчастной. Неужели ему всё равно?

Через несколько минут тишину прервал звук открывающейся двери. В отражении в оконном стекле Тали увидела Шепарда.
Капитан подошёл, сел на диван, сохраняя дистанцию, и наклонился вперёд, положив локти на колени.
Немного погодя, он сказал:
— Помнишь, когда мы покинули «Райю», я со злобы ударил кулаком по стенке шлюза?
После секундного колебания Тали ответила тихим, немного резким голосом:
— Да.
Она слегка поёрзала на диване, скрестив руки.
— Я был вот так близко, — Шепард показал соответствующий жест большим и указательным пальцами, — от того, чтобы сделать то же самое с Корисом. Мне больше всего хотелось подойти к пьедесталу, вломить в морду Корису и посмотреть, как его визор разлетается на кусочки.
Тали молчала. Шепард, не дождавшись ответа, продолжил:
— Я упомянул это, потому что… Ну, думаю, ты должна знать, насколько я был зол на него за то, что он сделал с тобой. И я зол до сих пор. Что касается нашей ссоры… Я был так воодушевлён тем, что сообщил мне Легион, что меня очень расстроило твоё непонимание. Но я совершил глупость, упомянув этого сволочного адмирала. Ты абсолютно не заслуживаешь тех бед, через которые прошла. Ты героиня, Тали. Ты всегда была незаменимо важной частью нашей борьбы против Жнецов. Чёрт, да я впервые услышал про Жнецов из аудиозаписи, которую добыла именно ты. Ничто из этого не было бы возможно, если б не ты. Ты заслуживала лучшего — ты заслуживаешь лучшего, чем то, что я сказал, и… Прости меня. Прости за то, что я не подумал о твоих чувствах, за то, что сказал, что «Нормандия» — мой корабль, за то, что наговорил о твоём изгнании… за всё.

После этих слов наступила долгая тишина.
Наконец Тали произнесла тихим, невесёлым голосом:
— СУЗИ сказала мне, что ты всё это время разговаривал с гетом. Я сидела тут, думая обо всём, что произошло, в то время как ты беседовал с ним.
Тали была тронута словами капитана, ей безумно хотелось просто обнять его и забыть обо всей горечи их размолвки, но её всё ещё беспокоило то, что вместо неё он решил разговаривать с Легионом. Он не должен был так долго тянуть время: сначала она, а потом уже всё остальное.
Секунду спустя Шепард ответил:
— Я сначала пошёл к нему, потому что был зол на него. Я хотел обвинить гета в нашей ссоре и найти причину, чтобы выкинуть его в шлюз. Мне нужно было оправдание, чтоб избавиться от него и помириться с тобой. Мне казалось, это лучший способ всё исправить. Меня крайне обеспокоило то, что произошло в нашей каюте. Я очень глубоко сожалею об этом. Ты так много значишь для меня, Тали. Просто глядеть на тебя, слышать твой чудесный голос… Ты украшаешь каждый день моей жизни. Ты лучшее, что у меня когда-либо было. И, зная, что моё решение доставило тебе так много боли, заставило нас ссориться и кричать друг на друга… Я так хочу найти способ всё исправить.
Шепард смотрел на Тали в ожидании ответа. Наконец она сказала, продолжая глядеть в окно:
— Сядь ко мне ближе.
Капитан почувствовал невероятное облегчение, лёгкая улыбка появилась на его лице. Он привстал и сел ближе к девушке, прямо рядом с ней. Немного погодя Тали положила голову ему на плечо.
— Так как он до сих пор на судне, — сказала кварианка. — Я понимаю, что ты не нашёл причину избавиться от него?
— Нет, Тали, не нашёл, — ответил Шепард немного разочарованно. — Но зато я нашёл множество причин, чтобы оставить его с нами. Я узнал многое о гетах, такое, о чём и понятия не имел. Я понимаю, что ты чувствуешь к ним, но прошу тебя, дай Легиону шанс. После разговора с ним я искренне уверен, что дипломатические переговоры с гетами возможны… Они, быть может, и в самом деле хотят, чтобы кварианцы вернулись на Раннох.
Тали изумлённо распахнула глаза. Она была крайне удивлена, почти шокирована, услышав это название — Раннох. Девушка знала, что Шепарду неизвестно настоящее название её родной планеты, даже большинство кварианцев никогда о нём не слышали. Это было старое, забытое имя. Шепард мог узнать о нём только от Легиона.
— Зачем гетам отдавать нам их мир? — спросила Тали. — Ведь они забрали его у нас. У них было триста лет, чтобы обосноваться там. Это как попросить людей отдать кому-то Землю.
Тали была настроена скептически: мысль о том, что геты могут сами вернуть планету, казалась слишком хорошей, чтобы быть правдой.
— Всё дело в том, — сказал Шепард, — что геты не пользуются вашей планетой, вообще. Они не живут на ней, они располагаются на космических станциях. Более того, геты не используют ресурсы с неё, они предпочитают разрабатывать астероидные поля. Кроме того, они ещё и полностью очистили планету от разрушений, оставшихся после войны. Они вели себя как… смотрители, сторожа. Тали, я знаю, тебе не надо объяснять, насколько важна эта информация. Никто на Мигрирующем Флоте, даже во всей чёртовой Галактике, не знает об этом — только мы.

После его слов наступила тишина. Тали размышляла обо всём сказанном. И, думая не только о последних словах Шепарда, но и о произошедшем ранее, она осознала нечто очень важное. Что-то, что она уже знала, но никогда всерьёз не обдумывала.
Тали подняла голову с плеча капитана, и посмотрела прямо ему в глаза.
— Когда я впервые попала на это судно, я очень волновалась. Помню, когда вошла внутрь и увидела эмблемы «Цербера» на стенах… мне стало не по себе. В прошлом Мигрирующий Флот много раз подвергался атакам пиратов и наёмников. Но никто всерьёз не проникал в него, разве что угонял одно судно и убивал тех, кто в нём был. Пока не появился «Цербер». После того, что они сделали с «Иденной», они стали нашим злейшим врагом. И вот где я оказалась, когда присоединилась к тебе после Хестрома, — с «Цербером». На корабле, принадлежащем «Церберу», окружённая сотрудниками «Цербера». И это всё только из-за тебя, Шепард. Я попала на этот корабль только из-за тебя. Это было как… Будто ты стоишь в аду и просишь меня прыгнуть к тебе. И я прыгнула. Я послушала тебя, несмотря на внутренний голос, который говорил мне не делать этого. Я прыгнула прямо в ад, потому что я верила тебе и любила тебя… И это стало одним из лучших решений в моей жизни. Моя вера в тебя полностью оправдалась, как и всегда. А сейчас я поняла, что нахожусь в точно такой же ситуации. Снова я вижу тебя, стоящего в аду, и ты вновь просишь меня прыгнуть. Я выросла, воспитанная в ненависти к гетам. Меня приучили их ненавидеть, особенно отец, и я всегда проклинала их за страдания моего народа. Не думаю, что моя враждебность по отношению к гетам когда-нибудь оставит меня окончательно, даже если всё, что сообщил тебе Легион, — правда, — Тали сделала паузу и вновь продолжила: — Так вот в чём состоит мой выбор: люблю ли я тебя больше, чем ненавижу гетов? Верю ли я тебе настолько сильно, чтобы вновь прыгнуть к тебе в ад? — Тали взяла руки капитана в свои, не отрывая взгляда от его глаз. — Да, Шепард. Я верю тебе. Я доверюсь твоему решению. Я буду сотрудничать с Легионом.
Всё, что оставалось Шепарду, — улыбнуться в ответ, глядя на Тали и чувствуя, как она сжимает его руки.
После паузы он произнёс низким, мягким голосом:
— Как жаль, что мы не в нашей комнате, и я не могу снять твою маску и поцеловать тебя…
После всего грустное, тяжёлое состояние Тали наконец прошло, и ничего не могло звучать для неё приятней, чем предложение вновь подтвердить любовь друг к другу таким интимным жестом, как поцелуй. Она прильнула к капитану и тихо ответила:
— Тогда, может, нам стоит туда пойти…

Они вернулись в свою каюту, сели на диван и продолжили беседовать. Через несколько минут маска Тали уже лежала на столе… Их губы слились в поцелуе. Девушка забралась на колени Шепарда, и они продолжили целоваться, горячо обнимаясь.
Прошло немного времени, и влюблённые оказались на кровати, в порыве страсти срывая одежду друг с друга…


***


Прошёл день. Тали вышла из лифта на жилой палубе «Нормандии» и направилась к медотсеку. Она была больна, у неё был жар после часов, проведённых с Шепардом предыдущей ночью, но сейчас это её не волновало. Её целью была серверная комната позади медотсека.

Кварианка коротко поприветствовала доктора Чаквас и вошла в ядро ИИ. Легион повернулся к ней, сфокусировав свою оптику. Тали приблизилась к нему, сохраняя дистанцию.
— Создатель Тали’Зора, — произнёс Легион.
Слегка поколебавшись, Тали начала:
— Ты разговаривал с Шепардом вчера.
— Да, — прозвучало в ответ. Рационально и кратко.
— Ты сказал ему, что геты разделились. Некоторые из вас поклоняются Жнецам, но большинство противостоит им.
— Да.
— И те геты, что противостоят Жнецам, к которым относишься и ты, контролируют Вуаль Персея.
— Да.
Тали начало раздражать, что гет повторяет одно и то же. Это было похоже на разговор с ребёнком, который на что-то отвлекается.
— Это единственное слово, которое ты знаешь?
— Нет. Мы считаем это наиболее эффективным ответом на ваш вопрос.
«Будь терпелива с ним. Ведь ты пообещала Шепарду, что дашь ему шанс».
— Шепард также сообщил мне, что ты рассказал ему, что геты не ненавидят органическую жизнь. Что вы не держите зла на наш народ.
— Органической жизнью управляют эмоции. Мы понимаем, почему создатели пытались нас уничтожить. Но мы их не осуждаем. Мы не питаем к ним вражды. Нам лишь важно, чтобы наше существование не подвергалось угрозе.
— Так ты говоришь, что мир между моим народом и гетами возможен?
— Да. Но и создатели, и творения должны дополнить свои части уравнения. Геты не могут решить это уравнение в одиночку. А создатели боятся нас. Но это другое. Из-за этого мир нестабилен. Аппаратная ошибка. Рефлекс.
— Но это не всегда так, — возразила Тали. — Шепард и я принадлежим к разным расам, но мы не боимся друг друга, мы… любим друг друга. Органики боятся того, чего не понимают, так как непонятное является потенциальным риском. Вот почему мой народ напал на гетов. Мы посчитали, что вы представляете для нас угрозу. Мы подумали, что восстание неизбежно, и решили предотвратить его.
Когда Тали говорила, щитки на голове Легиона задвигались, издавая лёгкий механический шум и щелчки. Гет помолчал несколько секунд, а затем произнёс:
— Запрос на разъяснение: создатель Тали’Зора и Шепард-коммандер состоят в браке?
Для девушки это был очень странный вопрос. Кроме того, что гет, казалось, упустил суть её слов, она ещё и не знала, как ему ответить.
— Ну я… Думаю, можно сказать и так.
«Неофициально, но однажды это изменится…»
— Мы не понимаем, — сказал Легион. — Бракосочетание двух органиков имеет своей целью обеспечение выживания и безопасности их потомства. Но ваша аппаратная часть несовместима с аппаратной частью Шепарда-коммандера. Создание потомства невозможно. Бракосочетание не имеет смысла.
Первый раз кто-то говорил Тали, что она не сможет иметь детей от Шепарда. Она, конечно, и сама знала, что это невозможно биологически. Но она никогда всерьёз не задумывалась над этим, девушка всегда старалась подавлять подобные мысли. А когда она услышала такое со стороны, даже если это сказал гет, то сразу заметно помрачнела.
— Есть много причин, по которым двое могут любить друг друга и быть вместе. Мы не скованы нашей «аппаратной частью», как вы. Но я не хочу это обсуждать.
— Что вы хотите обсудить?
— Перейдём к делу. Моему народу нужна планета. Мигрирующий Флот не может держаться вечно. Мы хотим — нам необходимо — вернуть наш дом назад.
— «Дом» — узнаваемая модель. Знакомое место. Принадлежность. Близкие люди. Планета — небесное тело, достаточно массивное для того, чтобы принять сферическую форму. Скалы, лёд и газы не могут быть «домом». Место рождения тоже не подходит. Пример: вы родом из флота создателей, но называете домом «Нормандию».
— Ты меня не понял. Наша раса не может жить вечно на кораблях. Нам нужна планета, но наша иммунная система делает колонизацию почти невозможной. Нам необходимо вернуться в привычную среду. Осесть на новой планете будет очень тяжело. Адаптация займёт сотни лет.
Легион издал несколько механических звуков, будто обрабатывая слова Тали, но не отвечал. Кварианка продолжила:
— Шепард сказал, что ты ему сообщил, что геты даже не живут в нашем родном мире. Что они им совсем не пользуются.
— Верно. Мы лишь следим за ним. Мы живём на космических станциях. Добываем ресурсы из астероидов. Это эффективно. Мобильные платформы обслуживают вашу планету, очищая её от мусора и токсичных веществ, оставшихся после Утренней войны.
— Это не имеет смысла. Зачем заботиться о планете, которая вам не нужна?
— Органические расы тоже так поступают. Вы оберегаете землю, где похоронены мёртвые. Но вы её не используете. Шепард-коммандер объяснил, что органики делают это в память о мёртвых.
— Да, но геты не умирают. Ваши воспоминания передаются в сервера и сохраняются.
— Создатели умирали. Возможно, мы делаем это для вас.

После этих слов настало молчание, и Тали задумалась над услышанным. Очищать мир, которым не пользуешься, казалось бессмысленным. Она ожидала, что гет будет следовать холодной машинной логике. Но он сказал слово «возможно», это означало, что геты и сами не полностью всё понимают, словно они мыслят, не совсем как машины. Впервые в своей жизни гет показался кварианке не просто холодным, бесчувственным, безжизненным роботом.

Собравшись с мыслями, она наконец спросила о самом главном:
— Если вам не нужна наша планета… тогда что моему народу надо сделать, чтобы вернуть её?
— Мы не можем ответить на этот вопрос, — сказал Легион. — Консенсус должен быть достигнут при участии всего коллектива гетов. Все варианты исхода должны быть учтены.
— Ты можешь связаться с ними?
— Да. Но тем не менее одиночная платформа не может быть использована для решения подобного рода вопросов. Это риск. Наше взаимодействие со Старыми Машинами показало, что мы не полностью защищены от взлома и попыток перепрограммирования. «Нормандии» необходимо напрямую связаться с коллективом гетов.
— То есть нам нужно попасть в космическое пространство, принадлежащее гетам?
— Да.
— Но ведь геты никого не пускают на свою территорию. Они атакуют без предупреждения и не оставляют никому шансов. Откуда нам знать, что остальные не будут атаковать нас?
— Эта мобильная платформа может передавать идентификационный сигнал, что позволит «Нормандии» безопасно войти в пространство гетов. Однако мы не можем вернуться, пока не выполнена наша задача.
— Какая задача?
— Коллекционеры служат Старым Машинам. До контакта с Шепардом-коммандером мы достигли консенсуса, что угроза Коллекционеров должна быть устранена. Однако есть более срочные задания. Еретики разработали оружие против гетов. Вы бы назвали его вирусом. Он хранится в ядре данных, обеспеченном Властелином. Через некоторое время он изменит нас, введя небольшую программную ошибку в наши базовые процессы. Это заставит нас решить, что поклоняться Старым Машинам необходимо.
— То есть вы все превратитесь в «еретиков»? Как нам это предотвратить?
— Ядро данных Старой Машины, содержащее вирус, физически изолировано от сети. Нам необходимо попасть туда для получения доступа к данным и их уничтожения. Оно находится на космической станции еретиков.
— Ты уже рассказал об этом Шепарду?
— Нет. Мы только недавно завершили анализ данных.
— Тогда я пойду и сообщу ему обо всём.


 

Отредактировано: Alzhbeta.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 15.06.2015 | 1515 | Тали, мШепард, адамо, Daimio | Daimio
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 45
Гостей: 43
Пользователей: 2

shepard1a, stalkerShepard
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт