Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Альянс против бога. Глава 2. «Эльзер»

Жанр: детектив, драма;
Персонажи: Нифту Кал (Бог Биотики);
Статус: в процессе;
Описание: Нифту Кал. Любой, кто знает об истории в космопорте Иллиума, не может воспринимать этого волуса серьёзно. Его прозвище «Бог Биотики» — лишь насмешка. Но эта история о другом Нифту Кале. О маленьком волусе, угодившем в игру могучих и беспощадных сил и доказавшем, что он настоящий герой…
От автора: Моя первая работа. Жду отзывов и справедливой критики.
 




Планета-мегаполис осталась позади. Алый кораблик мчится в чёрную бездну горящей стрелой, летящей к невидимой цели. Двигатели, работающие на полную мощность, изрыгают поток синего пламени, но кабина погружена во мрак. Лишь оранжевые огоньки приборов освещают лица азари и волуса, сидящих перед широким полукруглым стеклом.
Мягкое кожаное кресло расслабляет, даже если ты в двойном скафандре. Нифту представил, как напряжение уходит, словно кипящая вода вытекает из чаши, оставляя место бесстрастной пустоте. Сознательно замедлил частоту дыхания, чтобы унять бешеное сердцебиение. Голова должна быть ясной, если он хочет выбраться из этой переделки.
Прежде всего нужно вытянуть из Т’Айры как можно больше информации. Нифту осторожно покосился на неё. Она не проронила ни звука с тех пор, как задала навигатору координаты. Сидит прямо, уставившись перед собой, губы сведены в линию. Синяя кожа в тусклых отблесках приборной панели выглядит жутковато, как у живого мертвеца, злые зелёные глаза дополняют образ. Да, наладить диалог может быть не так просто… Волус взглянул на тусклое отражение в стекле и улыбнулся. Он и сам выглядит не лучше: широкий тёмный силуэт, респиратор дыхательного аппарата и глаза, горящие в темноте белым светом. Почему это должно быть непросто? Она взволнована, значит, именно сейчас самое подходящее время добывать сведения. Нужно начать аккуратно, с какого-нибудь нейтрального вопроса…
— Какой план?
Т’Айра даже не повернула головы, но ответила.
— Простой. Нагоним их, я проведу задержание, а ты будешь сидеть тут, любоваться видами. Потом я докладываю начальству и получаю свой выговор. А может, и награду — как повезёт. Ты связываешь меня с Питне, мы с ним разруливаем вопрос с этой машиной, — она повернулась к волусу и глухо выругалась: — Чтоб тебя я больше не видела! «Преступником меня может назвать только суд!» Это же надо такое ляпнуть! Да ещё в присутствии матриарха Летиции!..
— Вполне типичная фраза для волуса, разве нет? — ответил Нифту с лёгкой иронией. — Волусы же сильны только в финансах, сами себя защитить не могут. Чуть что — зовут адвоката или охрану. Так же все считают, да?
Т’Айра с интересом взглянула на него, словно впервые увидела.
— Ты какой-то странный волус, — сказала она. — Не пугливый. Раньше такие мне как-то не попадались.
— Да и вам в храбрости не откажешь, — Нифту плавно перевёл разговор на интересующую тему. — Одна идёте на банду, которую ваши коллеги хотят брать целым флотом!
— Да это не банда, а тупое стадо! — в голос Т’Айры вернулось раздражение. — Только клинический идиот может додуматься захватить корабль у самого Иллиума!
Неплохое начало. Похоже, некоторые детали она скрывать и не собирается. Будем продолжать в том же духе.
— Насколько я помню, вы упоминали «Затмение», — мягко возразил Нифту. — Идиотами их точно нельзя назвать…
— Да это чушь! — воскликнула азари. — Ты хотя бы думай, что повторяешь! «Затмение»… Вот скажи-ка сам, кто входит в «Затмение»? Ты же сталкивался с ними, один раз точно!
— Боевые азари… — ответил Нифту и спохватился: — В основном. А ещё там могут быть саларианцы как техники или снайперы.
Она кивнула.
— И люди тоже. Но у всех хорошая подготовка; чтобы попасть туда, надо доказать профпригодность…
— …совершив убийство, — Нифту вспомнил Дакни Кура, непроизвольно поёжившись.
— Верно. Так вот, на троих из этих, с позволения сказать, террористов есть информация. Батарианцы, двое безработных, один ещё вчера мусоровоз водил!.. — Делия зло стиснула зубы. — Но дело даже не в этом. Любого, кто попробует устроить подобное рядом с Иллиумом, немедленно схватят и упекут на полжизни, и в «Затмении» это прекрасно понимают.
— Тогда почему этого не понимает ваше руководство? — Нифту постарался добавить в тон немного ехидства.
— Полиция тут ни при чём, — холодно отозвалась Т’Айра. — Это всё операция МАК, от начала до конца.
Что ж, тогда понятно, почему ей плевать на секретность. Нифту уже успел заметить, что МАК полиция Иллиума не очень-то любит. Интересно, почему?
— Что это вообще за организация? Я только сегодня впервые о них услышал.
— Неудивительно. Их создали недавно, после атаки гетов на Цитадель. Расшифровывается как Международный Антитеррористический Комитет. Чем они должны заниматься, понятно из названия.
— А они не занимаются?
— А кто их знает? Они просто иногда возникают, как сейчас, и все должны им содействовать. Боевых подразделений у них немного. МАК вроде как занимается сбором информации, а когда надо проводить силовую операцию, привлекают полицию или военных, — она фыркнула. — Просто Совету Цитадели надо было сделать какие-то телодвижения на публику, вот и создали ещё одну структуру для борьбы с терроризмом. Как будто мало других спецслужб!

Значит, МАК обладает полномочиями приказывать полиции даже такой крупной и значимой планеты, как Иллиум. Нифту уже приходилось встречаться с представителем подразделения, подчиняющимся непосредственно Совету Цитадели. После того памятного случая в космопорте он захотел узнать подробнее о Спектрах и о Шепарде в частности. Найденная информация, если отжать восторженные дифирамбы, не радовала. Оказывается, члены Специального Корпуса Тактической Разведки вообще не стеснены никакими законами и ограничениями! То есть даже если бы Шепард вошёл в космопорт, отстреливая с двух рук «Затмение», полицию и случайно подвернувшихся волусов, то местные власти даже пальчиком бы ему не погрозили. Конечно, этот землянин, несмотря на прозвище, никогда себе подобного не позволял. Но есть же другой всем известный пример — Сарен, Спектр-предатель, организовавший атаку гетов на Цитадель. Строго говоря, само существование Спектров — вопиющее попрание международного права, не зря старые турианцы их не любят. А теперь выясняется, что Совет создал ещё одну структуру, которая вправе фактически взять под контроль полицию или даже армию любой планеты. Выводы делать не хочется…

— А почему у них за главного человек?
— Винджер? Ну как же. Люди — лучшие в мире террористы, а значит, и борцы с терроризмом. Только Винджер не главный. Он замглавы МАК Иллиума. Его к ним приняли за какие-то исключительные заслуги…
— Лучшие террористы — люди? — удивился Нифту. — Разве не батарианцы?
Ему не очень часто приходилось иметь дело с людьми, и он ещё не составил законченное мнение об этой расе, поразительной своим разнообразием.
— Шутишь? Батарианцы, по сравнению с людьми, безобидные детишки! Максимум, на что способен батарианец, — запустить в обитаемую планету астероид. А человек может тем же астероидом разнести всю звёздную систему! Да, да, я ничего не придумываю, был такой случай! Правда, тот человек уникум, но всё же…
Да ну, бред, решил Нифту. Это же всё равно что разрушить булыжником небоскрёб! Впрочем, они отклонились от темы. Раз Т’Айра так расположена к беседе, нужно узнать как можно больше, а времени не так много.
— Я вот что не пойму, — Нифту решил задать мучивший его вопрос, — вам-то это зачем? Если МАК специально для этого созданы, почему вы должны делать их работу?
— Потому что их план — полная ерунда! — ответила азари и замолчала.
— А что не так? — продолжил допытываться волус.
Т’Айра покосилась на него, явно раздумывая, как много ему можно сказать.
— МАК собирается привлечь турианцев, — наконец ответила она. — Их боевые корабли намного быстрее полицейских. Поэтому решено террористов пока не преследовать, всё равно они на грузовике далеко не улетят. Дать расслабиться, так сказать. А потом молниеносно нагнать и провести захват.

Формально Иллиум не принадлежит Республикам Азари, им управляет совет крупных азарийских корпораций. Однако через эту планету проходит множество торговых путей, которые необходимо надёжно защищать. Поэтому каждая из рас, входящих в Совет Цитадели, имеет на Иллиуме военные базы или хотя бы пункт материально-технического обеспечения. Разумеется, большинством владеют даже не Республики Азари, а Турианская Иерархия — самое милитаризованное государство в мире.

— По-моему, план разумный… — потянул Нифту.
— Да, если бы не маленькая деталь. Пока договорятся с турианцами, пока те, в свою очередь, не переговорят с начальством и не выйдут из дока, пройдёт часа три, не меньше! За это время даже тупые гопники успеют подготовиться. И хоть до ретранслятора, конечно, долететь не успеют, но возможность затеряться у них будет. Рядом с Накселем заправочная станция, поток кораблей всегда плотный. И пояс астероидов, опять же. Да и с заложниками может произойти что угодно.
— Разве за ними не следят с Иллиума?
«И за нами заодно», — добавил он про себя.
— Не всё так просто. Наблюдение затрудняет масса вещей: другие корабли, планеты и их спутники, астероиды… И эффект запаздывания. Помнишь, как в школе учат? Чем больше расстояние, тем меньше видимое положение соответствует действительному, ведь скорость света тоже не мгновенна. Поэтому я предлагала провести захват своими силами, но немедленно. Конечно, террористы заметили бы наши корабли минут за пять до того, как мы бы их нагнали, ну так они и турианские засекут точно так же, хоть и за полминуты. Только благодаря форе в три часа они будут готовы!
«Зачем тогда МАК вообще надо было привлекать полицию?» — подумал было Нифту, но спохватился. Всё логично: у полиции и армии средства могут быть похожими, но задачи противоположные. Полицейский стремится задержать преступника, то есть обезвредить, но сохранить жизнь. Цель солдата — отнять жизнь наиболее эффективным способом… И, кроме того, у турианцев в системе Тазале наверняка жесткие ограничения на силовые действия.
— А мы их скоро догоним?
Т’Айра ещё раз глянула на приборную панель.
— В заданной точке мы должны быть минут через пять, и если учесть их движение, ещё минут пятнадцать, — она погладила штурвал. — Всё-таки это крутая тачка!
Нифту посмотрел на спидометр, взгляд скользнул по показателю расхода топлива. Произведя несложное вычисление, волус воскликнул:
— У нас же не хватит горючего на обратный путь!
— Ничего, сольём у «Эльзера». У него горючки должно быть на пятьсот таких посудин!
— «Эльзера»? Это…
— Да, этот грузовик так называется.
Название не азарийское, а турианским торговым кораблям имена, как правило, придумывают волусы. Так что, скорее всего…
— Попробую угадать. Корабль Альянса?
— Точно.
Что ж, тогда логично, что операцией руководит человек. Но…
— А откуда вы знаете, что там есть заправочная штанга? Это же не бомбардировщик!
— Есть, не переживай.
— Что это за модель вообще?
— Ну ты настырный! Как будто название «Flighter» тебе что-то скажет!..
— «Flighter»? — оживился Нифту. — Который? Четырёхсотый? Пятисотый?
— Да ты знаток? — изумилась Т’Айра.
— Спрашиваете! Это же лучшие корабли Альянса! — глаза волуса, казалось, загорелись ярче.
— Неужели? Тогда я сочувствую людям!
— В смысле, лучшие торговые корабли, — поправился Нифту. — Надёжные, экономичные и реально быстрые для таких грузовиков. Сейчас наше правительство даже ведёт переговоры об их производстве на Ирунэ. Я сам месяц летал на четырёхсотом!
До знакомства с Питне Фором он полгода проработал в другой в фирме, занимающейся грузоперевозками. У неё был свой небольшой флот, и «Flighter-400» считался там лучшим кораблём. Нифту до сих пор корил себя, что предпочёл средний, но честный заработок сверхприбылям от контрабанды…
— Дожили, люди захватывают рынок волусов… — задумчиво произнесла Т’Айра. — Нет, это, кажется, пятисотый.
— Пятисотые дороже, у них РЛС лучше.
— Да? — интерес азари явно не академический. — Что за модель? На каких диапазонах работает?
— Не знаю, я же не техник… — Нифту стало немного неловко, что он вовсе не «знаток». — Я только читал, что «Flighter-500» разрабатывали для дальних рейсов. Поэтому там и радар хороший, чтобы раньше замечать препятствия или пиратов.
— Пиратов? Ну-ну.

Волус замолчал, вспоминая тот «Flighter», на котором летал. Грузоподъёмность у этой модели выше среднего, «Эльзер» мог везти какой-то крупный груз. Если это так, у него должны были быть корабли сопровождения. Но, как сказала азари, захватывать корабль у Иллиума может догадаться лишь ненормальный, что объясняет отсутствие серьёзной охраны. Возможно, у налётчиков есть какой-то дерзкий план, чтобы уйти от преследования. А это значит, что бандиты могут оказаться гораздо умнее и подготовленнее, чем о них говорит Т’Айра.
Нифту взглянул на неё внимательней. Фигура крепкая, подтянутая, бронированный нагрудник сидит даже естественнее, чем форма. Но ведь и батарианцев слабаками не назовёшь, а случиться может всякое. Пусть даже биотический щит и спасёт от случайной пули… Что-то здесь не складывается. Т’Айру можно назвать кем угодно, но не героиней. И не самоубийцей.
— Всё равно, даже если террористы идиоты… Вы уверены, что одолеете троих?
— Пятерых. Да, уверена.
— Пятерых? Вы же сказали…
— Что у нас есть информация на троих. А всего их предположительно пять. Конкретнее тот качок сказать не смог. Её вид лучше всяких слов говорит: «И эти выскочки, живущие меньше ста лет, будут ещё учить меня работать!»
— Раз сведения от МАК, может, они не зря подозревают «Затмение»?
— Я сама не понимаю. Это явно не оно, но Винджер считает так, несмотря на информацию о тех троих. Не знаю! — Т’Айра дёрнула плечом.

Нифту не мог отделаться от ощущения, что здесь что-то не чисто. Он мысленно перебрал всю полученную информацию и внезапно понял: сведения, которые он «добыл», стоят немного. Т’Айра поддерживала разговор и отвечала на вопросы, но ничего действительно важного не сказала. В самом деле, какие «секреты» она выдала? О том, что решено привлечь турианцев, она проговорилась ещё в полиции. Как и о том, что «это не террористы, а обыкновенная гопота». Про МАК и Винджера наверняка в экстранете написано куда больше, если не считать её личной оценки. Модель грузовика будет несложно определить, когда они его нагонят, а название будет написано на борту большими буквами. Ценной информацией можно считать разве что примерное время начала штурма «Эльзера» силами МАК и полиции, но Т’Айра лишь предполагает, что это произойдёт через три часа. При этом от ответа на главный вопрос азари ушла.
Значит, надо задать его снова. Перебрав различные варианты, Нифту решил спросить в лоб.
— Всё равно не понимаю: зачем это геройство? Вам же прямо приказали не вмешиваться!
— А вот это, мой любопытный попутчик, не твоё дело! — огрызнулась азари.
— Это и не ваше дело, разве нет? Это дело МАК, а вас отстранили! — с нажимом продолжил Нифту. — Да, мне не безразлично, что я лечу к каким-то террористам непонятно, по какой причине! Раз мы в одной лодке, то должны доверять друг другу!..
Жёсткий взгляд азари наткнулся на белый огонь глаз волуса. Пусть она сильнее, подготовленнее и вооружена — он не уступит! Нифту кожей чувствовал: он приближается к смертельной опасности. Любая крупица информации драгоценна!
— А я-то думаю, что это за чудо природы — смелый волус! — азари едко усмехнулась. — А ты же боишься, только делаешь это очень храбро!
— Да чёрта с два! — вскипел Нифту.
Его самого удивило, насколько его задели её слова. Он даже чуть не вспыхнул синим биотическим пламенем, но вовремя взял себя в руки. Не хватало ещё раскрыть свои способности! Странно. Нифту никогда не считал себя смельчаком, а страх смерти — самый естественный, особенно для волусов. Скорее всего, его просто спровоцировал её тон. Аккуратнее надо с полицейскими… Впрочем, она уже прекратила пикировку.
— Там летела моя подруга, — сказала Т’Айра ровным голосом, глядя перед собой. — Это всё, что тебе нужно знать.
— Даже если так…
— У меня есть все основания за неё беспокоиться, — отрезала она.
Основания лезть туда самой, хотя через несколько часов этим займутся специалисты? Но Нифту понял, что продолжать давить не стоит.
— Сколько вообще там заложников?
— Одна. Если жива ещё, — она мрачно прищурилась, глядя вдаль. — Оружие у неё, может, и было, но владеть она им точно не умеет. В этой ситуации от него было бы больше вреда… Правда, там было несколько охранных роботов, но их надо ещё успеть включить.
Управлять таким большим кораблём в одиночку? Конечно, современные технологии это позволяют, но это же нарушение элементарных норм безопасности. Разве не существует правил на минимальную численность экипажа?

Странно. Всё это странно. «Flighter», огромный грузовик, управлялся единственной женщиной. Террористы захватили корабль в системе Тазале, одной из самых безопасных систем. МАК считает, что это «Затмение», хотя по их же информации трое бандитов никак не могут быть оттуда. Но самое удивительное — коррумпированная полицейская, которая вдруг решила во что бы то ни стало выполнять свой долг, даже после прямого запрета начальства и с реальным риском для жизни и карьеры. Объяснение, что она беспокоится за свою подругу-заложницу, никуда не годится, ведь через несколько часов МАК так или иначе освободит корабль. Хотя кто поймёт этих азари, женщины всё-таки… Нет, скорее всего, она опять темнит. Вряд ли она настолько сентиментальна!
Что для Т’Айры может быть так важно на том корабле? Если ей верить, она очень хорошо знает, кто на нём летит и какая была охрана. Даже слишком хорошо! Откуда она может знать про охранных роботов?
— А что на том корабле везли? — осторожно спросил Нифту.
— Какую-то технику.
То есть она не знает или говорит, что не знает. А ведь это возможный мотив!
Нифту хотел бы доверять Т’Айре, но в подобной ситуации нужно учитывать все варианты. Худший, но вполне вероятный — она лжет, а сама заодно с террористами. Тогда становится понятным и её странное поведение, и знания об «Эльзере». При этом убивать его она явно не стремится, но куда ей спешить? Она же уверена, что сила на её стороне. Кроме того, грязную работу могут сделать бандиты, а пока пусть этот волус скрашивает путь болтовнёй… Всерьёз Нифту так не считал. Но ему было бы уютнее, если бы «Фаланга» лежала под его сиденьем.
— Вспомнила, — донёсся до него голос азари. — Нерел Кал. Вы с ним не родственники?
Нифту вздрогнул.
— Это мой отец.
— А, тогда понятно, в кого ты такой странный, — заметила она неопределённым тоном.
— Вы… — у Нифту перехватило дыхание. — Вы знали отца?
— Нет. Просто вспомнила заметки двадцатилетней давности.
Как минимум двадцати пяти, если быть точным. Интересно, что за заметки она имеет в виду? Восторженные, трагичные, презрительно-жалостливые или ранние, почти полностью пропитанные ядом зависти под маской насмешки? Нифту не встречал ни одного сколько-нибудь нейтрального мнения об отце. Да что там, он и сам не раз менял к нему отношение.
— Тогда подумала: надо же, нашёлся из всех волусов один герой, — сказала Т’Айра. — А ты, я смотрю, какую-то очень маленькую часть унаследовал.
Нифту проглотил «очень маленькую часть» молча. Возразить тут нечего.


***


Отец… Фанатик? Гений? Великий неудачник или пример для подражания? Воспоминаний о родителях у Нифту не сохранилось: он был совсем мал, когда их не стало. Всё, что у него осталось, — несколько десятков научных статей, старые газетные заметки с громкими заголовками и счёт в банке, впрочем, уже давно опустевший. И вот этот чудо-костюм, четверо братьев которого дядюшка Лин давным-давно отправил на помойку. Последнему посчастливилось сохраниться в музее Горного Института Ирунэ, где он годами пылился в шкафу. Когда Нифту стал студентом этого института, ему не составило труда выкупить невзрачный экспонат, занимающий драгоценное место, а выглядящий, в сущности, как самый обычный скафандр. К тому моменту никто уже и не помнил, кто такой Нерел Кал. Нифту, поначалу боявшемуся ненужной известности, было даже обидно. Как же! Нерел Кал — легендарный учёный, бросивший вызов самой природе волусов! Ну или упрямый самоубийца, всю жизнь пытавшийся опровергнуть очевидные истины — зависит от точки зрения.

Среди всех рас, населяющих системы Терминуса, волусы занимают особое место. Невысокого, чуть выше метра, роста, в яйцеобразных скафандрах, для других рас они выглядят забавными толстячками с коротенькими конечностями. Постоянное сопение дыхательного аппарата усиливает комичный эффект. Никого же не интересует, что подобная форма скафандра оптимальна для поддержания огромного давления, а дыхательный аппарат имеет настолько совершенную конструкцию, что почти не меняется уже несколько сот лет! У волусов нет силы кроганов, биотических способностей азари, отваги людей или технического гения кварианцев. Но всё это они могут купить, ибо их несомненный талант — умение обращаться с финансами. Волусы — лучшие бухгалтеры, банкиры, финансовые аферисты. Разве талант быть богатым не стоит всех остальных? Так, по крайней мере, считают волусы.
И это было бы правдой, если бы не звучало как оправдание. Отец Нифту, Нерел Кал, считал, что у волусов просто нет выбора. Они, может, рады были бы заниматься другими вещами, но в иных областях не могут сравниться с остальными расами. Нерел с детства был одержим идеей доказать, что волусы — не раса торгашей, в определённых условиях они любому дадут фору. И он нашёл эти условия. Самый обычный скафандр волусов поддерживает внутри высочайшее давление — до шестидесяти одной земной атмосферы. Разумеется, он выдержит такое же давление снаружи. Где, кроме родной Ирунэ, может быть такое давление? Это же очевидно: под водой! Совсем немного доработать скафандр, и любой волус станет идеальным подводником! Разумеется, идею Нерела считали в лучшем случае юношеской фантазией. Для исследований и добычи ископаемых на дне океанов есть глубоководные роботы. Что, цена? Жизнь намного дороже! Но Нерел был уверен: это именно тот самый шанс для всех волусов доказать, чего они стоят.

Он посвятил этой мечте всю свою жизнь. Окончил Горный Институт, особенных успехов достигнув в познании робототехники и методов поиска ископаемых в сложных условиях. Всего в двадцать получил ученую степень со своей встраивающейся системой усиления скафандра. Дальше проекта система не пошла: производство экзоскелетов для медицины и переноски тяжестей — серьёзный бизнес, даровитому выскочке туда дорога закрыта. Впрочем, Нерела это не особо расстроило. В двадцать один он уже начал испытания своих глубоководных экзоскелетов, в двадцать пять основал компанию, занимающуюся исследованием океанского дна. К двадцати семи он открыл несколько месторождений ископаемых, в том числе иридия и платины. Жена Нерела, Мэйа, сопровождала его во всех путешествиях и даже погружалась вместе с ним.
Но по-настоящему знаменитое открытие они сделали незадолго до рождения Нифту. В расселине глубоко под водой, где поисковые роботы не нашли ничего, волусы-учёные обнаружили крупное месторождение нулевого элемента. Крупное настолько, что изменило энергетический баланс в системе Люсарна! Нерел получил славу, деньги… и смертельную дозу излучения. По иронии судьбы именно реализация его идей поставила на них крест. Его смерть стала убедительным примером превосходства техники над природой, ни один волус больше не пытался пройти его путём.
Мэйа оставила мир вскоре после рождения сына. Опеку над Нифту взял её старший брат Лин — добрый, но прагматичный волус, сделавший всё, чтобы племянник не повторил ошибки родителей. Маленьким Нифту считал отца кем-то вроде сказочного героя. Когда он подрос, дядя объяснил, почему большинство волусов предпочитают спокойную жизнь великим свершениям. Мечта Нерела, какой бы прекрасной она ни была, причинила их семье много горя. Стоило ли тратить силы и талант на затею, заранее обречённую на провал? В том, чтобы быть таким, как большинство, нет ничего зазорного: ведь из таких клеток и состоит организм общества. Становясь старше, Нифту всё больше убеждался: как ни грустно, но дядюшка Лин прав…
В память об отце Нифту поступил в тот же институт, что и он, хотя уже не очень понимал, какая от этого польза. А после института, как и большинство молодых волусов, принялся зарабатывать деньги любыми возможными способами. О том, что излучение нулевого элемента, убившее родителей, сделало его биотиком, он тогда и не подозревал.
В детстве Нифту восхищался отцом. В юности стеснялся его. Сейчас — уважал. Но никогда Нифту по-настоящему не понимал его, как простой обыватель не может понять персонажа легенды.


***


Т’Айра выбрала маршрут очень профессионально: «Эльзер» летел впереди и внизу, вне поля видимости, чтобы пламя двигателей не ослепляло приборы и пилота. Для Нифту появление грузовика стало полной неожиданностью: кажется, минуту назад впереди было лишь звёздное небо, но стоило «Katamatsu» наклониться вниз, как «Эльзер» возник прямо перед ними. До него около полукилометра, двухсотметровый корпус по сравнению с «Katamatsu» кажется огромным. Раньше Нифту видел в прямоугольных формах этих кораблей рациональною простоту, но теперь чувствовал в холодной серой махине что-то зловещее. Нифту вспомнил фильм о родной планете людей, о гигантских тварях, обитавших в их морях. «Эльзер» напоминал ему железного кашалота — хищное морское чудовище с прямоугольной мордой, способное легко проглотить сотню волусов разом. Наверное, конструктор-человек вдохновился именно им.
«Хорошо, что у нас не водится таких созданий!» — подумал Нифту.
Насколько он помнил, у этих кораблей два этажа: на верхнем — основной грузовой отсек, каюты экипажа и кабина пилота, на нижнем — ядро, силовая установка и другие агрегаты, а также небольшой отсек для челноков. Таким образом, внутрь можно попасть двумя путями: через стыковочный шлюз на верхнем этаже либо через ворота для челноков в нижнем трюме. Азари взяла курс на стыковочный шлюз.

Когда «Katamatsu» завис перед самым шлюзом, Нифту, отчего-то понизив голос, спросил:
— Как мы попадём внутрь?
— Не мешай! — Т’Айра быстро совершала какие-то манипуляции с уни-инструментом и приборной панелью. Наконец от «Эльзера» к ним вытянулся ребристый кожух. Вообще-то у «Katamatsu» нет оборудования для стыковок, но «Flighter» в этом отношении универсален.
— А ты думаешь, как вообще можно попасть на чужой корабль? — усмехнулась она.
— Я думал, только выйти в открытый космос…
— Тогда бы корабли не захватывали в таких количествах.
— И как ты заставила его открыть дверь?
— Так я тебе и сказала!
Нифту вспомнил: в большинстве фильмов такой проблемы даже не стояло. Главный герой как-то появлялся на вражеском корабле, а ведь ему могли просто не открыть дверь. Неужели это так сложно? И от внешнего взлома тоже можно поставить защиту. Раз уж на то пошло, если взломать ВИ корабля, то его не надо и захватывать — можно просто отключить систему жизнеобеспечения или настроить искусственную гравитацию так, чтобы всех пригвоздило к полу. Впрочем, Нифту лишь предположил, что всё так просто. Наверняка тайные трюки полиции и киношных героев имеют свои ограничения.
Т’Айра открыла дверь, навстречу прилетел порыв холодного ветра.
— Всё, я пошла. Ты остаёшься здесь. Если что-то случится — улетай без меня.
— Как я узнаю, что с тобой что-то случилось? — Нифту только сейчас заметил, что перешёл с ней на ты.
Делия на мгновение задумалась.
— Никак.
— А если террористы придут сюда, пока ты будешь за ними бегать?
Нифту намекал, что хочет пойти вместе с ней. Так он, по крайней мере, будет в курсе, когда надо бежать.
— Закрой дверь. Ты заметишь, если её начнут резать, — её сейчас явно волнуют свои проблемы. — Всё, пожелай мне удачи!
И, не дожидаясь ответа, она скрылась в тёмном туннеле.

Волус вытащил из-под кресла «Фалангу». Термомагазин только один, то есть всего шесть патронов. Нифту и не думал, что когда-нибудь ему понадобится больше: он же носил оружие для самообороны, а не для перестрелок.
«Для самоубийства должно хватить!» — нервно пошутил он. Пистолет скользнул в кобуру.
Теперь нужно быстро прикинуть возможные варианты и действовать. Вариант первый: Т’Айра заодно с террористами. Тогда оставаться на месте смерти подобно. Вариант второй: она действительно собирается отбить «Эльзер». Тогда можно либо ждать её победы, чего может и не быть, либо постараться помочь. Не в бою, конечно: у Нифту нет иллюзий насчёт своих шансов против профессионального бойца. Но он может вовремя подать пистолет или панацелин либо отвлечь противников, а потом уйти с помощью стелс-режима. И если бой будет складываться не в пользу азари, он опять-таки благодаря невидимости сможет сбежать… Да, получается, надо идти следом. Как бы ни было страшно.
Он уже было сделал шаг вперёд, но тут ему пришёл в голову третий вариант. Что, если Т’Айра заодно с террористами, но ничего плохого ему не желает? Если у неё всё сложится удачно, то ей ещё не раз вести дела с Питне Фором, убивать его подручных — не лучшая затея. А вот если Нифту станет свидетелем её встречи с преступниками — тогда да, выбора нет… В этом случае надо просто сидеть на месте и ждать. Впрочем, можно и просто улететь — так, по крайней мере, он точно сохранит жизнь…
Нифту тряхнул головой, разозлившись на себя за нерешительность. Посмотрел на отражение в стекле кабины. Режим пассивной маскировки толком не работает, но расцветку скафандра изменить можно. Волус выбрал чёрно-серый «цифровой» камуфляж, настроил окуляры так, чтобы глаза не светились. Мысленно облёк себя в неуязвимую оболочку — ставить биотический щит он уже неплохо умел. И вошёл в тёмный коридор.
Это оказалось не страшнее, чем стоять на месте.



 

Отредактировано: Alzhbeta.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 13.05.2015 | 474 | 3 | Альянс против бога, бог биотики, Нифту Кал, Pale | Pale
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 51
Гостей: 50
Пользователей: 1

Malina
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт