Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Адамо. Глава 19. Каковы обвинения?

Жанр: AU, романтика, экшн;
Персонажи: м!Шепард, Тали’Зора, Раэль’Зора, Шала’Раан;
Статус: в процессе;
Описание: Шепард и Тали отправляются на Мигрирующий Флот, чтобы ответить на обвинения в измене;
Автор: Andrio;
Оригинал: Adamo;
Переводчик: Daimio.




Всего через несколько часов после того, как Тали узнала об обвинении, «Нормандия» прибыла на Мигрирующий Флот и пристыковалась к «Райе», где скоро должен будет состояться суд. Когда Тали получила сообщение с Флота, «Нормандия» как раз была недалеко от ретранслятора, поэтому они смогли добраться до Флота так быстро.
— Мне это не очень нравится: они пропускают на корабль только тебя и меня. Я хотел бы высадиться полным отрядом, как обычно, — сказал Шепард, когда вместе с Тали шёл по стыковочному мосту, соединяющему воздушный шлюз «Нормандии» с «Райей».
— Это, вероятно, потому, что наше судно отмечено как принадлежащее «Церберу», — ответила Тали. — Всё будет хорошо, вряд ли нам придётся там с кем-то сражаться. Я лишь рада, что они пустили тебя со мной.
Они дошли до края стыковочного моста, но остановились перед тем, как войти в дверь. Шепард сказал:
— Я раньше никогда не был на кварианском корабле. Может, есть что-то, что я должен знать?
— Не беспокойся ни о чём. Просто будь собой, — ответила Тали. — О, не снимай шлем, а иначе им придётся перекрывать и обеззараживать целое помещение.

Дверь открылась, и они вошли внутрь. Там они встретились с капитаном «Райи», который повёл себя очень вежливо по отношению к Тали и Шепарду. Это в какой-то степени принесло ей облегчение после нескольких нервных часов, проведённых в ожидании суда. Сразу после приветствия раскрылась тайна обвинения Тали: ей вменялась в вину пересылка активных компонентов гетов, как часть секретного проекта.
Тали немедленно возразила, что она, хоть и в самом деле отсылала многочисленные детали гетов, всегда удостоверялась, что эти детали неактивны и не несут опасности. Тали объяснила, что всегда была очень осторожна и пренебрегала даже самыми ценными находками, если они могли представлять угрозу; она бы ни за что не подвергла опасности Флот.
Капитан «Райи» ответил, что он лишь рассказал ей то, что знает сам. Также он предупредил, что технически Тали находится под арестом, поэтому он не имеет права отпускать её с корабля.
После того, как Тали узнала о сути своего обвинения, и после того, как она объяснила свои поступки, Шепард почувствовал облегчение. Он знал, что Тали никогда бы не подвергла опасности Мигрирующий Флот и что она всегда была очень осторожна с тем, что высылала. Стало ясно, что её обвинение — какая-то ошибка, и теперь осталось лишь разобраться и исправить её.
Однако была ещё одна причина, по которой Шепарду стало легче. С момента, когда Тали обвинили в измене, коммандер боялся, что причиной обвинения могла быть отправка данных о миссии на Хестроме. Несомненно, последствия утечки информации о миссии в руки члена террористической организации, которая была признана крайне опасной командованием флота, были бы очень суровыми. Шепард был рад, что обвинение не было связано с этим, тем более он сам настаивал на том, чтобы Тали дала ему знать о своей миссии.

Шепард и Тали прошли по коридору и достигли помещения, где должен состояться суд. Коммандер обратил внимание на интерьер кварианского судна, на котором они находились. Как и ожидалось, в большинстве своём всё выглядело устаревшим, также были заметны следы проводившегося время от времени ремонта. На потолке размещались сети с контейнерами для хранения каких-то вещей. Это являлось следствием ограниченности пространства, в котором кварианцы были вынуждены жить.
Несколько кварианцев стояли в коридоре, некоторые из них беззаботно беседовали. Одна парочка сидела у окна и любовалась видом невероятно технологичного корабля, пристыкованного снаружи. Как только Шепард и Тали вошли внутрь, большинство стоявших без дела кварианцев перевели свои взгляды на них, особенно на коммандера. Это было исключительно редким событием — присутствие не-кварианца на корабле Мигрирующего Флота. Многие из них также отметили высокотехнологичную абляционную броню, которую носил Шепард, как, впрочем, и передовое оружие, висевшее на его спине. Увидеть настолько современное, топовое вооружение им случалось так же редко, как и представителя другой расы на корабле.
Шепард и Тали достигли конца коридора и повернули направо. В конце помещения стояли две кварианки и о чём-то разговаривали. Когда Шепард и Тали приблизились к ним, одна кварианка что-то сказал другой и ушла. Оставшаяся повернулась, чтобы поздороваться.
Кварианка внимательно смотрела, как Тали'Зора идёт к ней бок о бок с человеческим мужчиной, который был известен ей как коммандер Шепард. В походке человека чувствовалась железная уверенность в себе. Его осанка, его широкий шаг, движения его рук... он напоминал высшего хищника, бесстрашного и не знающего соперников. В Шепарде жил неукротимый дух. В считанные секунды, пока кварианка изучала язык его тела, ей стало ясно, что коммандер достоин тех слов восхищения, которые она слышала о нём раньше.
А ещё она заметила, насколько близко к нему шла Тали. Это означало, что они допускали друг друга в своё личное пространство. Но это наблюдение не было для неё неожиданностью.
— Тали’Зора вас Нормандия, — приветствовала кварианка, — Я рада, что вы пришли. Я не могу больше заставлять других адмиралов ждать.
— Тётушка Раан! — Тали обняла её. — Шепард вас Нормандия, это адмирал Шала’Раан вас Тонбай. Она друг моего отца.
— Капитан Шепард, мне приятно наконец встретить вас. Тали очень высоко о вас отзывалась, — поздоровалась Раан. Она посмотрела на Шепарда, потом мельком взглянула на Тали и перевела взгляд обратно на капитана. Раан хорошо помнила возвращение Тали из паломничества и то, как сильно она была расстроена, что этот человек якобы умер. За два года, прошедшие с того момента, это стало обычным для Тали — вспоминать его и рассказывать разные истории об их совместных приключениях.
Незадолго до отправления на Хестром Тали рассказала Раан, что Шепард жив. Она объяснила, что его вернули к жизни, и теперь она хочет присоединиться к его команде. Раан не знала, что и думать: она не имела представления, возможно ли вообще такое, но была рада, что Тали снова счастлива.
— Приятно познакомиться, адмирал. Надеюсь, мы быстро разберёмся в сложившейся ситуации, — ответил Шепард, пожимая руку Раан.
«Хорошо, что Шепард сейчас рядом с Тали, — подумала Раан. — Ей понадобится его поддержка, когда она узнает, что произошло с её отцом».
— Постой, Раан, — сказала Тали. — Ты назвала меня «вас Нормандия»?
— Боюсь, да, Тали. Адмиралы будут судить тебя под этим именем, так как ты больше не являешься частью экипажа Нимы.
— Кила... Это звучит так, будто меня уже изгнали.
— Что ж, не будем терять время, — сказал Шепард. — А есть ли у Тали адвокат? Или кто-нибудь, кто будет говорить от её имени?
— Разумеется, есть, капитан Шепард. Она — часть вашей команды, отныне признанная кварианским законом. Обвиняемого всегда представляет его капитан.
Шепард с Тали переглянулись.
— Я не знаком с кварианским законом, Тали, но обещаю, что сделаю всё, что в моих силах, чтобы помочь тебе.
— Я знаю, Шепард, и спасибо тебе. Я не могу пожелать для себя лучшего адвоката.
Они поговорили ещё немного. Раан упомянула, что не сможет принять участие в суде из-за близких отношений с семьёй Тали, а будет лишь следить за ходом процесса.
Кварианцы уже начали собираться в зале, где должен состояться суд. Шепард и Тали тоже вошли внутрь и заняли свои места.


***


Почти сразу после начала суда выяснилось, что же именно произошло: запчасти гетов, которые Тали прислала своему отцу, каким-то образом собранные в целых гетов, активировались и захватили контроль над лабораторным судном «Аларей», попутно уничтожив всю команду, включая отца Тали.
Сама Тали не могла поверить в услышанное. Шок от этих новостей усилился тем фактом, что Раан ничего не сказала ей об отце; это стало полной и ужасной неожиданностью для неё. Мысль о том, что безжизненное тело её отца сейчас лежит на холодном металлическом полу «Аларея», моментально перекрыла беспокойство Тали о своём изгнании. Теперь исход суда не имел для неё значения. Найти своего отца — это всё, что было ей сейчас нужно.
Шепард немедленно призвал к остановке заседания, так как в первую очередь необходимо было вернуть «Аларей». Он знал, что должен найти отца Тали; Шепард не мог представить, насколько больно было ей сейчас, ведь она даже не знала, жив ли её отец.
Адмиралы дали согласие и разрешили Шепарду и Тали попытаться вернуть судно. Когда все разошлись на перерыв, Шепард кратко переговорил с каждым из адмиралов и понял, что на самом деле этот суд имел мало отношения к Тали. Кварианцы находились на пороге войны с гетами, и у каждого из адмиралов была своя точка зрения на неё. Хан'Геррель хотел отбить у гетов родную планету кварианцев. Даро'Зен была одержима идеей найти способ перепрограммировать гетов, чтобы вновь сделать их слугами кварианцев. Заал'Корис же хотел избежать войны и предпочёл бы забыть о родном мире кварианцев в пользу колонизации других планет.
Стало очевидно, что суд затеяли лишь для того, чтобы адмиралы могли продвинуть свои политические взгляды и найти поддержку среди населения. Судьба Тали их не волновала.

Тали и Шепард летели к «Аларею» на маленьком кварианском шаттле. Они сидели рядом. Тали безмолвно сцепила руки, глядя в пол невидящим взглядом. Её разум пытался осознать всё, что только что произошло; пытался осознать, что её отца больше нет в живых.
— Как ты? Они так резко напали на тебя... — Шепард обхватил рукой её талию.
Тали положила голову ему на плечо и вздохнула.
— Я знала, что всё будет плохо... Но я не была готова к такому. Они лишили меня корабельного имени, обвинили меня в предательстве... Они сказали, что мой отец мёртв... Но ведь они не могут знать этого! Он всё ещё может быть жив! Мой отец... Он знает, как бороться с гетами. Он может быть... Он... — Тали умолкла, вновь нахлынувшие чувства не дали ей договорить.
— Если он хотя бы наполовину такой же умный и находчивый, как ты, Тали, то я уверен, что с ним всё хорошо. Мы найдём его.
— Я так на это надеюсь...
Шепард не мог видеть Тали такой расстроенной. Он попытался немного подбодрить её.
— Сделай мне одолжение, на обратном пути сядь рядом со своим отцом, а не со мной. Я бы не хотел провести полёт на «Райю», уворачиваясь от его пинков, если он увидит нас сидящими вот так, — беззаботно сказал Шепард.
Тихий, лёгкий смешок сорвался с её губ. Она вздохнула и, ничего не говоря, вновь погрузилась в свои мысли.

Несколько минут спустя челнок остановился — они прибыли на «Аларей». Шаттл пристыковался к одному из шлюзов. Изнутри доносилось тихое грохотание и какой-то механический шум.
— Вот мы и прилетели, — Шепард поднялся с сиденья. — Идём, Тали, нужно найти твоего отца.
Тали встала и проводила взглядом капитана, направлявшегося к шлюзу.
— Шепард... Спасибо тебе, — сказала она.
— За что? — спросил он, обернувшись.
— За то, что согласился отбить «Аларей» у гетов. За то, что пошёл сюда ради моего отца. За... всё, — Тали подошла к Шепарду. — Ты... Ты — это всё, что есть у меня сейчас. Я хочу, чтоб ты знал, я так благо...
— Нет, Тали, — мягко прервал он её. — Не благодари меня за это. Как я мог не быть здесь и не помогать тому, кто так много значит для меня?
— Я... Я знаю, просто... Я просто так рада, что ты здесь, со мной...
— Я тоже рад, что я здесь. Что я помогаю тебе. Ну же, идём, вернём этот корабль.
— Хорошо, Шепард, — голос Тали теперь звучал чуть бодрее. Они вошли в шлюз и прошли по стыковочному мосту.
— Знаешь, мне уже не терпится испытать свою новую крупнокалиберную винтовку, — сказал Шепард, пока они шли ко входу.
— Ту самую, которую ты нашёл на корабле Коллекционеров? Я даже не представляю, как ты ходишь с этой штукой на спине.
— Ну, я надеялся, что ты будешь помогать мне её таскать, — пошутил Шепард. Тали в ответ игриво толкнула его плечом.
Наконец они достигли входа на «Аларей» и взошли на борт.


***


Шепард и Тали продвигались по кораблю без особых усилий. Им противостояли многочисленные геты — от простых штурмовиков до охотников, однако все они были легко уничтожены. Кварианка и её капитан являлись самыми опытными бойцами против гетов в Галактике и без труда справлялись со своей задачей.
К тому же слаженность их действий теперь находилась на высочайшем уровне. Они прекрасно дополняли друг друга в бою, становясь словно единым целым. Однако Шепард хорошо понимал, что из-за нехватки одного бойца в их отряде необходимо планировать бой по-другому. Он старался держать дистанцию с противником, загоняя его в узкие места вроде углов и дверных проёмов.
Шепард также старался вызывать весь огонь на себя, так как был более тяжело бронирован по сравнению с Тали. Это позволяло ей сконцентрироваться на использовании своих технических навыков, которые были особенно эффективны против гетов. Пока капитан уничтожал гетов точными, разрушительными выстрелами из своей 86-фунтовой крупнокалиберной винтовки, Тали взламывала их системы и заставляла атаковать друг друга, а также посылала своего боевого дрона для отвлечения внимания. А между использованием своих навыков она вела огонь из модифицированного дробовика Спектров, чья боевая мощь до сих пор оставалась крайне высокой.

По ходу продвижения по кораблю Тали и Шепард находили различные консоли с видеозаписями, на которых были запечатлены ныне погибшие члены экипажа. Одна из этих записей была особенно трагичной: кварианская женщина передавала своему сыну, Джоне, чтобы он оставался сильным и что она очень любит его. Сразу после этих слов она была застрелена невидимым гетом, и запись обрывалась.
В другой комнате они нашли консоль, содержащую важную информацию об экспериментах, проводившихся на корабле — об экспериментах, приведших к захвату корабля гетами. Тали просматривала данные, и с каждым новым файлом нарастал её ужас: становилось очевидным, что её отец был ответственен за всё произошедшее. Умышленная активация гетов была частью его экспериментов.
— Как же так, отец? — сказала она сама себе, глядя на данные на дисплее консоли. — Ты обещал построить мне дом на нашей родной планете. Неужели всё это помогло бы нам вернуть её?
Шепард впервые услышал об этом, и у него защемило сердце. Капитан знал, что Тали желала возвращения своего народа в родной мир, но он не подозревал, насколько это было для неё важно — иметь свой дом на их планете; это был бы лучший подарок, о котором она могла только мечтать.
— Это... очень серьёзное обещание, Тали, — сказал Шепард. Хотя осуществить подобное казалось невозможным, он поймал себя на мысли, что тоже хочет ей это пообещать.
— Я знаю, — вздохнула она. — Но мне всегда хотелось верить в это. Ты не представляешь себе, каково это — жить в этом чёртовом костюме, словно в ловушке, всю свою жизнь и не иметь даже родной планеты, на которую всегда можно вернуться...
Шепарду было известно, что Тали предпочла бы воевать с гетами, потому что это казалось единственным способом вернуть себе планету. Но капитан понимал также, что это плохая идея. Мало того, что война могла обернуться полным уничтожением кварианской расы, это также означало бы, что крупнейшая армада кораблей в Галактике — Мигрирующий Флот — не смогла бы помочь в неизбежно надвигающемся противостоянии со Жнецами.
Шепарду хотелось поговорить с ней об этом всём, но он решил отложить разговор до лучших времён: это была очень серьёзная тема, а Тали и так испытывала колоссальный стресс.
— Пойдём, Тали. Нужно двигаться дальше, — сказал он, положив руку ей на плечо и уводя прочь от консоли.

Вскоре они вошли в комнату, из которой вниз вёл лестничный пролёт. На нижнем уровне появилась большая группа гетов. В узком коридоре началась ожесточённая перестрелка без пространства для манёвров. Шепард сфокусировал всё внимание на лестнице, зная, что если хоть один гет доберётся до верха, у них будут большие проблемы. Одному штурмовику всё же удалось достичь верхней площадки, но он был моментально сброшен вниз выстрелом из дробовика. Его тело скатилось по ступеням и осталось лежать внизу без движения.
Наконец все противники были уничтожены. Шепард и Тали спустились вниз. Помещение, в котором ещё минуту назад грохотали выстрелы, теперь было необычайно тихим. Пока Тали осматривала консоли, Шепард подошёл к единственной двери в комнате и открыл её. За ней находился коридор, на полу которого неподвижно лежал кварианец — он был мёртв.
Пока они добирались сюда, капитан видел множество тел убитых кварианцев. Это было, конечно, неприятное зрелище, и трагическое впечатление для Шепарда усугублялось тем, что их кровь была красная, как и у людей. Однако сейчас он заметил что-то необычное в этом мёртвом кварианце... Шепард каким-то образом догадался, почувствовал, что перед ним лежал Раэль'Зора — отец Тали...
— Отец! — закричала Тали, бросившись к его безжизненному телу.
Шепард молча смотрел, как она пробежала мимо него и упала на колени рядом с трупом отца, отчаянно надеясь, что он всё ещё жив. Её руки нервно дрожали, пока она осматривала его тело. Капитан тяжело вздохнул — теперь он жалел обо всех своих обнадёживающих словах, которые он говорил Тали во время полёта на «Аларей».
— Нет! Нет, нет, нет! — в её голосе звучало отчаяние. Каждое это «нет» было словно ударом ножа в сердце Шепарда: для него было невыносимо видеть её мучения.
— У него всегда был план... Скрытые признаки жизни или... или медицинская стазис-программа. Ты, ты не мог... — Тали всхлипывала, с трудом выговаривая слова.
Шепард подошёл к ней и мягко положил руку ей на плечо. Тали тут же встала и прижалась к нему, обхватив руками и продолжая плакать.
— Будь всё проклято! Будь оно... — рыдала она, крепко обнимая капитана.
— Всё будет хорошо, — тихо прошептал Шепард. — Всё будет хорошо... — он понимал, насколько бесплодны его попытки утешить её, но ему больше нечего было сказать.
— Спасибо... — тихо сказала Тали, всё ещё держа его в объятиях и всхлипывая.
Вскоре она отпустила Шепарда из объятий и взглянула на тело отца. Последний раз всхлипнув, она заставила себя прекратить плакать.
— Может, он знал, что мы придём за ним, — сказала Тали. — Может, он оставил сообщение...
Она опустилась на колени перед телом отца и активировала его инструметрон, на котором начала воспроизводиться его собственная голо-запись. На ней Раэль говорил, что если Тали сейчас видит эту запись, то он уже мёртв. После, он давал инструкции, как отключить всех гетов на корабле при помощи главного выключателя, находящегося на мостике. Также он просил показать Хан'Геррелю и Даро'Зен данные с главного компьютера. Затем зазвучали выстрелы, и сообщение прервалось.
Кроме приказов и указаний, в этом сообщении не было больше ничего. Ни слова не было сказано им для Тали — он не прощался и не просил прощения за свои ошибки. Он не сказал ничего, что выражало бы любовь к дочери, ничего, что она могла бы запомнить навсегда и лелеять в своём сердце.
— Спасибо, отец... — произнесла Тали с долей горького сарказма. Глубоко внутри она хотела верить, что у её отца просто не хватило времени, чтобы сказать ей что-то ещё — слова, которые она так долго ждала, но так никогда и не услышала: «Я люблю тебя, Тали, дочь моя».
Однако эта искра надежды потухла, когда она осознала простой факт: в первую очередь он всё же решил отдать ей приказы. Это было важнее для него даже перед лицом смерти.
— Он знал, что ты придёшь за ним, — сказал Шепард в попытке утешить Тали. — Он пытался помочь тебе. Я знаю, это не то, чего бы ты хотела, но это всё, что он смог сделать.
Немного помолчав, Тали ответила:
— Ты помнишь ту видеозапись, которую мы нашли в одной из комнат? Там, где мать прощалась со своим сыном? Она использовала последние секунды своей жизни, чтобы сказать, как она любит его. А мой отец... В последние секунды своей жизни он отдал мне приказы.
Шепард и сам заметил вопиющую разницу между последними сообщениями неизвестной матери и Раэля. Капитан не хотел об этом говорить, но неудивительно, что Тали сама это подметила.
— Идём, Тали. Тебе больше не стоит смотреть на это, — сказал Шепард, положив руку ей на плечо. — Нам нужно продвигаться. Чем раньше мы покинем это судно, тем лучше.
Тали помедлила секунду, чтобы успокоиться, и они пошли дальше по коридору.


***


Множество гетов лежало на полу капитанского мостика «Аларея», убитых, сильно повреждённых, белая проводящая жидкость из их внутренностей была разбрызгана вокруг. Ближе к центру помещения лежало большое тело гета-прайма. Оно было покрыто царапинами и отверстиями от пуль, но больше всего бросалась в глаза огромная дыра в его искалеченной голове — новая винтовка Шепарда не оставила прайму никаких шансов.

Шепард и Тали подошли к центральному компьютеру, который Раэль'Зора упоминал в своём сообщении. Тали просканировала его своим инструметроном и, введя несколько команд, выключила его. Теперь все оставшиеся на корабле геты стали неактивны.
— Тут есть какая-то запись, — заметила Тали. Она вывела её на голо-экран компьютера.
На этой записи были её отец и два кварианца-исследователя. Они кратко обсуждали эксперименты, проводимые ими над гетами. В ходе дискуссии один из исследователей сказал, что нужно попросить Тали прислать ещё частей гетов. Раэль немедленно отверг это предложение, заявив, что не желает, чтобы её коснулись политические последствия его нелегальных экспериментов. В целом же из записи было ясно, что ответственность за всё произошедшее на «Аларее» целиком и полностью лежит на Раэле, и имя Тали теперь может быть очищено от обвинений.
Когда запись кончилась, настала полная тишина. Тали смотрела на пустой дисплей, напряжённо обдумывая всё, что она только что увидела. У неё не было выбора, кроме как признать то, чего она так боялась: её отец был виноват во всём этом.
— Я... Это всё его вина, — пробормотала она, всё ещё в шоке. — Я не могла поверить в такое, но это... Если это всплывёт на суде...
Тали повернулась к Шепарду:
— Мы не можем рассказать адмиралам, да и вообще никому! Мы не можем... Никто не должен знать об этом!
— Что? Тали, без этих доказательств ты будешь изгнана!
— Думаешь, я этого не понимаю? — резко ответила она. — Я понимаю! Я знаю, что без них, быть может, больше никогда не увижу Флот снова. Но я не могу дать своему отцу стать худшим преступником в истории моего народа! Я не могу позволить, чтобы о нём помнили как о предателе, как о каком-то монстре; я не могу! — Тали помолчала секунду, успокоившись. — Прошу тебя, Шепард... не дай всему хорошему, что сделал мой отец, стать забытым навсегда... Прошу тебя, не показывай это адмиралам... Не уничтожай добрую память о моём отце.
Шепард посмотрел на Тали и вздохнул. Ему очень не нравилась эта идея, но он не мог ей отказать — только не в этой просьбе.
— Тали, самого момента нашего знакомства я знаю, насколько твой народ дорог тебе. Я знаю, как дорог тебе Мигрирующий Флот. И мысль о том, что ты потеряешь всё, что тебе так дорого... Я даже не хочу думать об этом. Но... это твоё решение. Если ты не хочешь, чтоб я показывал это адмиралам, то я не покажу. Я лишь надеюсь, что ты делаешь правильный выбор.
— Да, это правильный выбор. Спасибо тебе, Шепард, — тихо ответила она.
— Что бы ни случилось после того, как мы вернёмся на суд, какое бы решение ни приняли адмиралы... знай, что у тебя всегда будет дом — на «Нормандии», рядом со мной. Всегда.
Тали обхватила руками Шепарда и крепко сжала его в объятиях.



 

Отредактировано: Alzhbeta.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 06.05.2015 | 1800 | 4 | Daimio, Тали, мШепард, адамо | Daimio
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 44
Гостей: 35
Пользователей: 9

Kailana, Grеyson, Grey_Fox, Broken_Man, Ksu, bug_names_chuck, DanMark, unklar, stalkerShepard
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт