Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Шестая Власть. Глава 1. Начало перемен. Часть 1

Жанр: роман;
Персонажи: ОС;
Статус: в процессе;
Описание: Вселенная — это огромный механизм, состоящий из тысяч жизней. И приведенный в действие Альянсом таймер отсчитывает секунды до начала страшной конфронтации с «Цербером». А в глубине космоса еще более страшные существа начали свой отсчет.
 




Туманность Полумесяц, Иллиум, Нос Астра
2170 год н. э.

 

Размеренный, приглушенный шум ежедневной жизни Нос Астры медленно вползал в маленькую неприбранную комнатку где-то у самой поверхности планеты, что по здешним меркам считалось если не трущобами, то весьма близко к данному определению. Дешевые некачественные окна гостиницы нисколько не мешали пролетающим аэрокарам петь свои симфонии. Распространившись по комнате, шум проник и через полузакрытую дверь в душевую, оповестив владельца о начале нового рабочего дня.
Алерию шум застал в душе, когда она, предоставив свое темно-голубое, морского оттенка тело во власть падающей воде, наслаждалась одним из немногих благ, доступных в этом чулане, выдаваемом за номер гостиницы.
Едва теплые, практически ледяные капли с силой били ей в лицо, заставляя последние остатки затуманенного сознания приходить в себя. Коснувшись панели, Алерия сделала воду противоположно горячей, трудно выносимой температуры. Мгновенно образовался пар.
Но молодая азари как будто и не заметила перемены. Ее мысленные усилия были направлены на изгнание вязкого, тягучего тумана, так знакомого любителям крепко выпить. Эта ужасная головная боль жутко не нравилась Алерии еще и потому, что она не могла понять причину ее возникновения.

Вспомнив вчерашний вечер, она подумала, что кто-то ее преследует. Проносились несвязанные отрывки мыслей, что настигали ее в собственной голове. Она не могла детально восстановить свой вчерашний день. Кажется, она устроилась работать. На не прибыльную, тяжелую работу в порту, куда принимали тех азари, которые не имели способностей на большее и внешности на более легкое. После рабочего дня ее охватило тревожное чувство преследования. А затем пришла боль. Да, до сих пор ощущается ее эхо. Попытки вспомнить, что произошло дальше, наткнулись на черную стену. Наверное, нужно искать в «до событий вчерашнего дня». Она прибыла в Нос Астру год, нет, около полугода назад и… верно. Она хотела начать новую жизнь, пробовала искать забвение, но не нашла. Она попыталась заглянуть дальше, невнятными обрывками налетали воспоминания, которые она и пыталась вытравить из своей головы. Заканчивалось все яркой вспышкой в сознании и болью. Физической, не душевной.
Выключив воду и завернувшись в полотенце, азари вышла из душа. Паровая завеса, созданная горячей водой, быстро конденсировалась из-за открытой двери, которая, как вспомнила Алерия, была сломана и не закрывалась. Влажный воздух оставлял на коже еле ощутимые капли воды. Почему-то именно это ощущение показалось самым странным.
Рассматривая свою руку, азари медленно подошла к умывальнику. Наконец оторвавшись от удивленного созерцания воды на руке, она перевела взгляд на скособоченное зеркало, также включенное в список услуг гранд-отеля.
Из зеркала на нее смотрела красивая азари с высокими скулами и тонкими, изящными чертами лица, украшенного белыми волнистыми линиями, похожими на молнии, от подбородка до скул и хрящевых отростков. Идеальные точечные росчерки татуировок, присущих ее биологическому виду, покрывали и тело. Такое лицо трудно не запомнить. Вскинутые надбровные дуги, яркие голубые глаза, прямой, умеренной длины нос, полные рельефные губы. Азари с зеркала смотрела на нее с легким презрением и снисходительной улыбкой.
На секунду перед глазами померкло, адская боль пронзила затылок, и воспаленное сознание изобразило ужасную картину: искаженное в ужасном крике лицо с зеркала, плоть обуглилась и свисает омерзительными ошметками…

Приход в реальность давался нелегко. Ухватившись за раковину и тяжело дыша, Алерия еле справлялась с пробуждающимися кошмарами. Учащенное сердцебиение, казалось, совпадало с быстро падающими каплями, что стекали с ее тела.
Нет, это были не капли. Это была кровь. Кровь. Алая, голубая, черная, густая, жидкая. Неважно. Она стоит среди этой крови, что льется по трубам, как сок по бутылкам. Она перетекает. Она нагревается. Она испаряется. Она преобразуется. И глаза. Огромные, горящие желтым пламенем глаза ужасного создания, чье тело напоминает насекомое, но насекомым оно не является. Стрекот крыльев. Рывок. И огонь. Много огня…
Очнулась она на полу в ванной и, судя по всему, ударилась затылком, когда падала. Постепенно разум прояснялся, оставив в напоминание тупую боль в висках.
Медленно приходя в себя, она, ухватившись за край умывальника трясущимися руками, поднялась. На этот раз зеркало не стало играть в миражи и представило ее взору первое лицо. Только с потухшими глазами, помятой, как будто владелица старалась протереть ею пол, кожей. Дополняли картину красные глаза и мелкие темно-зеленые пятна на теле.
Это лицо она узнала. Ее лицо. С отпечатком неухоженности и семимесячного существования в этой дыре. Вчерашний вечер точно не пошел ему на пользу.
Зато ее голова все-таки прояснилась. Видимо, шок от давно забытого прошлого помог ей восстановить порядок в мыслях. И хотя с порядком пришла и тягучая, отдающаяся в каждом нерве по всему телу боль, Алерия была рада и ей. Боль — это хорошо. Когда ты чувствуешь боль — ты чувствуешь жизнь. Мертвые уже ничего не чувствуют.
— Я Алерия Т’Валери, дочь матриарха и турианского генерала, похищенная Коллекционерами и прозябающая в самой мерзопакостной гостинице, что есть в Нос Астре, — громко и вслух сказала азари. Стало легче.
Выпрямившись в полный рост, она закончила свой утренний туалет. На полпути к выходу ее желудок решил внести в общую лепту и свой вклад жестокой боли. Скривившись и всеми силами превозмогая боль, Алерия продолжила путь. Хватит с нее на сегодня обмороков.
Выйдя в главную комнату, она твердо вознамерилась найти причину ее сегодняшнего состояния.

Света едва хватало, чтобы не запнуться на пороге, предоставляя освещение во власть звезды Тазале. Серые безжизненные стены отлично вписывались в дизайн полного беспорядка и хаоса, царившего в комнате. В целом малюсенькая комнатка вмещала только пару тумбочек-комодов да что-то отдаленно напоминающее кровать. Никакого коридора и в помине не было. Кухни тоже. Разбросанные везде бутылки из-под алкоголя и коробочки от таблеток (Алерия предпочла не задумываться над их содержимым) украшали место ее жительства, как конфетти из хлопушки.
Заметив на одной из тумб мигающий планшет, она машинально прочитала высветившуюся запись:

«Если ты кончила биться в припадке с пеной у рта и тебя больше не тянет на самоубийство, приходи сегодня или завтра (короче, когда очнешься, если очнешься) в „Голубую Звезду”. Жду тебя там шесть дней.
P.S. Таблетки рядом помогут прийти в себя. И купи себе нормальную одежду. Деньги там же.
Твоя Арашу».


Повертев в руках лежащую рядом белую баночку с предупреждением об обязательной консультации с врачом, Алерия, поразмыслив, решила, что в ее состоянии любая помощь не повредит.
Проглотив сразу три таблетки, она поняла, что решение было достаточно опрометчивым, потому что ее желудок, и так взбунтовавшийся, такой подарок воспринял однозначно негативно и ответил болезненной судорогой. Скорчившись на полу (в который раз) и хватая ртом воздух, азари пережила еще несколько неприятных минут своей жизни. Боль отступила, а таблетки возымели свое действие, изгоняя остатки страданий из ее тела и сознания.
Пока препарат делал свое дело, Алерия пристально рассматривала какие-то царапины на тумбе. Источник их возникновения быстро нашелся, стоило только пристально разглядеть ее изломанные ногти.
Переведя дух и насладившись наступившей в кои-то веки передышкой от боли, она поднялась и внимательно рассмотрела одну из многих пустых баночек, валявшихся на полу. Как и следовало ожидать, это оказался наркотик. Редкий. Сильный и опасный. Практически не вызывающий привыкания. Это был скорее даже не наркотик, а эффективное средство вырубить мозг на пару суток. Были и еще какие-то коробочки и баночки. Она заметила и красный песок, и «Эксимо», и прочую гадость. Несомненно, что-то из этого комплекта нельзя мешать или употреблять с алкоголем, которого здесь точно хватало. В результате смешивания наступает побочный эффект в виде ползания по комнате с закатившимися глазами и пеной у рта. Непредумышленное самоубийство. Или предумышленное?
Ладно, она жива и умирать не собирается. Хватит себя жалеть, заперевшись в крохотном клоповнике. Неожиданное появление Рэйаны пробудило в ней любопытство. Теперь стало понятно, почему она проснулась полураздетая в душе.
Вне всякого сомнения, что Рэйана ее спасла, но непонятно было, как и почему она здесь появилась. Неожиданная мысль о том, что ключей у ее спасительницы не было, и она явно взломала дверь, а азари расхаживает здесь в нагом виде, вывела ее из состояния задумчивости. Поиск одежды не дал особых результатов. Из кучи грязной одежды она выбрала наименее поношенные штаны и чистую куртку с капюшоном.
Одевшись и расплатившись с управляющим волусом за долги, чему он был несказанно рад и даже пожелал счастливого дня, она направилась на поиски «Голубой Звезды».
Информацию о местонахождении «Голубой Звезды» удалось выяснить у того же волуса-управляющего, вернее, у его подруги-азари, которую тот, вероятнее всего, держал не из-за симпатичной внешности (которой та и не обладала) или нежных чувств, а из соображений безопасности. Или для уклонения от налогов.
Путь ей предстоял неблизкий. Ресторан находился где-то в вершинах небоскребов Нос Астры. Наверное, можно было взять такси, но денег, оставленных Рэйаной, осталось меньше половины, а прогулка по шумному мегаполису может растормошить ее потерянное сознание.

Возможно, Нос Астра и могла обмануть новоприбывшего сюда заоблачностью своих башен или шиком местных развлекательных заведений. Или, может, тысячей возможностей возвыситься. Впрочем, на каждую тысячу возможностей приходился миллиард провалов. Да, здесь свободно плавали немалые деньги. Любое удовольствие, любое желание будет исполнено, если у индивида есть средства или влияние. Тотальная слежка и беспрецедентные меры безопасности предоставляли практически идиллистическое место для предпринимательства.
Но, как и у любой правильной монеты, у этого мира была своя прикрытая блеском орла сторона. На этой стороне обычно гравировалось число, указывающее стоимость данной монеты, — решка. И в случае с Иллиумом это были числа. Каждая жизнь, каждый поступок здесь имел свою, вполне переводимую в кредиты ценность.
И если, скажем, офисный работник, консьерж или, к примеру, менеджер среднего звена могли чувствовать себя в относительной безопасности (главы корпораций просто не замечали их в танцах своих интриг и махинаций, хотя время от времени кое-кого все-таки давили в играх гигантов), то люди меньшего уровня заработка и возможностей были вынуждены цепляться за каждый кусочек, выпущенный из рук высшего звена. Скорее всего, их ждала участь прислуживать сливкам общества или влачить жалкое существование на нижних уровнях. Многие оказывались проданными в «ненастоящее» контрактное рабство. Наименее везучие были перепроданы куда-нибудь на Омегу или даже хуже — к батарианцам.
И не надо забывать о наемниках. В более высоких частях Нос Астры им, естественно, многое было запрещено. Вольным стрелкам вообще следовало радоваться, если им оставляли оружие. Но зато здесь, на этом уровне, наемники вполне могли оторваться без каких-либо последствий (формально закон защищал всех, но денег на стоящего адвоката понятно, что ни у кого не было).
Переход в более состоятельную часть Нос Астры ознаменовало появление десятков, нет, сотен вычурных витрин магазинов, мониторов, вещающих различные новости, а также тысяч азари, саларианцев или даже людей, спешащих, несмотря ни на что, по невероятной важности делам. Чем-то они напоминали Алерии тахари — тессианских маленьких, но невероятно зубастых рыбок, что могли сожрать взрослую азари за пару минут.

— Срочные новости: сегодня на планете Сур’Кеш прошла ежегодная выставка всех наиболее значимых технологий и инноваций. Человеческий концерн Теа’ри представил публике новые имплантаты L3, что вызвало немалый интерес правительства Альянса, а также премию «Прорыв года» и «Лучшая новинка года». Напоминаем, что недавно на Земле погиб при невыясненных обстоятельствах прежний руководитель компании Гаррет Крауэн. После его смерти состояние семьи и пост директора унаследовал его сын Дэвид Крауэн. Концерн Теа’ри прославился своими инновационными разработками как в военной, так и в гражданской области, но недавно распался, так и не завершив работу над правительственным контрактом о постройке корабля класса «дредноут». Недавний переезд главного офиса из Лондона в Нос Астру вызвал бурную негативную реакцию инвесторов. Многие сомневаются в компетентности Дэвида Крауэна на посту директора. Новый руководитель в свою очередь обещает переустройство компании на ориентацию галактической публики. После получения отступных от Альянса состояние Дэвида Крауэна приблизилось к двумстам миллиардам кредитов, что делает его самым богатым человеком в Галактике и шестым в списке всех рас. Также публику Сур’Кеша порадовали…

Все это с установленного в лифте экрана вещала энергичным тоном ухоженная представительница человеческой расы. На новостном канале Нос Астры. Ничего удивительного в этом Алерия не видела. Энергичные, гордые, любопытные люди так, по ее мнению, походили на азари тех времен, когда они только начинали осваивать космос, что оставалось удивляться, как эти две ветви развития млекопитающих разошлись так далеко друг от друга. Внешне азари походили на людей, другого цвета кожи и со «щупальцами» на голове, что вполне объяснялось морским происхождением. Были еще две детали, их различающие, но эти две детали сильно выделяли азари среди всей органической жизни. Первая — это однополость азари и, следовательно, уникальный способ размножения. Вторая — врожденные биотические способности.
Как там говорил один турианский поэт, умерший лет двести назад?

«И в вечном свете звезд сияющих,
И в пламени нас пожирающей страсти,
И в технологиях, сводящих нас с ума,
Мы не найдем ни капли своего труда,
Но мы найдем труд столь великих
Умов, что не понять нам никогда,
Что вышли все мы
Из лона протеан».


Поднявшись на несколько этажей и добравшись до конечной точки, Алерия чувствовала себя не только не лучше, но и хуже. Боль действительно отступила, но ей на смену пришла невероятная сонливость, возможно, объясняемая побочным эффектом лекарства.
«Голубая Звезда» на поверку оказалась баром-рестораном, тонувшем в неоновых огнях и прочей бижутерии, какой было модно украшать подобные заведения. «Звезда» относилась к числу средних заведений, серьезно претендующих на самый высокий уровень. И хотя она считалась еще не топовым заведением, но имела свою, весьма почтенную клиентуру и относительную популярность.
На входе посетителей ожидала молоденькая азари невероятно голубого оттенка цвета кожи в идеальном, как с иголочки, костюме. Она окинула Алерию взглядом своих изумрудно-зеленых глаз и заметила вежливым, вкрадчивым тоном:

— Прошу прощения, но «Звезда» — заведение определенного класса людей. Не думаю, что у вас хватит денежных средств.
Вообще-то здесь не должно было быть дресс-кода, и пропускали всех, кто более-менее прилично выглядел. Другое дело, что Алерия в эту категорию не очень-то вписывалась. Откровенно говоря, она была похожа на обычную наркоманку. И, если подумать, так оно и было.
— Мне за вход заплатить, или что?
Азари, казалось, смутилась, она явно не ожидала такого ответа от какой-то нищебродки.
— Мне кажется, будет лучше, если вы уйдете. Прямо сейчас. Пока не распугали наших посетителей. Или мне придется позвать охрану.
— У меня здесь встреча с подругой. Дрелл. Это такие гуманоидные ящерицы. Похожи на азари или людей.
Азари скептически посмотрела на ее утреннюю проблему, но все-таки пробежалась глазами по датападу и, махнув рукой, прошла вглубь ресторана.

Внутри играла тихая ритмичная музыка. Обстановка была оформлена в современном стиле. Преобладали белые металлы и голографические изображения. Сейчас, когда посетителей было немного, они изображали океаны и вечнозеленые леса.
Рэйану она заметила практически сразу. Зеленокожая дрелл устроилась на одном из балконов второго яруса, откуда ей открывался прекрасный обзор.
Избавившись от сопровождавшей ее привратницы (та даже не извинилась), Алерия тяжело вздохнула: нелегко встречаться с прошлым, даже таким, и села на комфортабельный кожаный диван. Рэйана устроилась на противоположной стороне стола. Большинство дреллов, которых Алерия знала (а их было целых пятеро), носили пальто с полуоткрытой грудью. Рэйана не была исключением.
— Желто-зеленого оттенка азари. В крапинку. Так, ставим галочку. Встречали-с, — голос у Рэйаны был звонкий, даже звенящий, с небольшим журчанием, что было особенностью всех дреллов из-за строения их горла. — Рада тебя видеть, Т’Валери.

И хотя ее обесцветившаяся кожа выдавала истинный возраст, ее жизненной энергии хватило бы на троих здоровых кроганов. Ее вечный задор, видимо, не смогут победить ни время, ни шрамы, физические или душевные. Еще во времена, когда она была выбрана в орден наемных убийц ханарами, она выделялась из десятков детей-дреллов своим бунтарским характером. Неизвестно, почему ханары вообще взяли такого кандидата. Возможно, из-за ее необычайных талантов или просто не могли поверить, что кто-либо из спасенных ими дреллов не будет испытывать глубочайшего уважения к своим хозяевам. Возможно, по каким-то другим, только им известным причинам. Но результат был предрешен. Повзрослев, Рэйана быстро зарекомендовала себя не только как прекрасный телохранитель и убийца, но и как инструктор, координатор. Лидер. Ее угнетало то положение, в котором оказался ее народ. Она высказала свое мнение, назвав ханаров тиранами, а своих соплеменников — стадом идиотов, и ушла. Ханары ее не преследовали.
Так они и встретились. Азари нужна была опытная помощница в одном рискованном деле. Рэйана искала себя в огромном, чуждом ее воспитанию мире. Алерию тянуло к ее вечно жизнерадостной улыбке. Рэйану привлекал новообретенный идеал свободы, воплощаемый азари. Надо ли говорить, что их взаимное влечение нашло продолжение. Впрочем, ничего серьезного из этого не могло получиться.

— Как ты меня нашла? — первый вопрос, что пришел ей на ум. Немного неуместный, конечно, но она не смогла себя сдержать.
— Это было не так сложно, как ты думаешь. Надо было просто подождать, пока ты вернешься на Иллиум. Ты тянешься к нему, как насекомое к нектару. Оставалось лишь дождаться твоего появления. Правда, я не думала, что ты появишься ниже 45-го, так что определенные трудности возникли, — улыбаясь, поведала Рэйана. — Ты не поверишь! За все эти годы я здесь основательно обосновалась. Ну и на Цитадели, разумеется. Хотя это, скорее, по бизнесу. Стоп! И это первое, что ты мне скажешь?! За семь лет твоего отсутствия. «Как ты меня нашла»?!
— Я действительно рада, что вчера ты заглянула ко мне. Спасибо, что спасла мне жизнь, — наверное, это прозвучало не лучшим образом, но ее накрыла волна такой усталости, что ей захотелось свернуться клубком и уснуть прямо на этом мягком диванчике. Лет на сто.
Ее собеседница без всякого выражения осмотрела ее своими черными глазами. Перевела взгляд на материализовавшегося по волшебству официанта и указала на него пальцем:
— У вас есть человеческое вино? — дождавшись утвердительного кивка саларианца, она перевела свой палец на азари и, нахмурившись, продолжила: — Несите бутылку. Чего-нибудь получше. А ты, ты просто обязана попробовать их вино. Это просто восхитительно! К тому же эти люди — вторая в Галактике раса с распространенной рыбной кухней. Обожаю жареных медуз!
— У саларианцев тоже есть морская кухня.
— Ага, причем в кроганском варианте они сами есть в меню. Да кого волнуют эти быстродохнущие амфибии? — и, немного поубавив веселья в голосе, продолжила: — А вот одна тихо умирающая азари меня сильно волнует. Или ты думала, что я буду спокойно смотреть да снимки делать на память?!
— Это был мой выбор. Мое право. Не твое.
Дрелл скривилась, услышав эти слова. Достойно ответить ей не дал возможности официант, разливший по бокалам темно-красный напиток. Вздохнув, Рэйана спокойно, сузив глаза и перейдя на шелестящий шепот, заговорила:
— Мы принадлежим отнюдь не себе, а тем, кого мы любим. Боги видят, как я ненавижу цитировать ханаров. Но если ты считаешь иначе… И хотя твой кислый вид ясно говорит мне, куда я, по-твоему, должна пойти, я скажу. Не потому что желаю сделать тебе больно или отомстить, а потому что обещала тебе — да и себе — говорить начистоту… Твой отец мертв. Бедный турианец прожил рекордную сотню с лишнем лет, дожидаясь, пока его любимая дочурка вернется. Он не оставил попытки тебя найти, даже когда твоя всемогущая мать прекратила какие-либо поиски. Он порвал с Иерархией. Он перетряс весь рабовладельческий рынок. И, несомненно, все, чего он хотел, лежа прикованным к кровати, — это увидеть тебя живой. Но ты в это время валялась в какой-то дыре, жалея себя целых семь лет.

Сердце больно кольнуло, оживив воспоминания юности. Строгий, высокий турианец громкими жесткими криками заставляет ее раз за разом проходить импровизированную полосу препятствий. Как он отчитывает ее за ошибки, одобрительно кивает ее успехам. Отец был ей гораздо ближе матери, которая постоянно была занята на работе. А отец, являясь высокопоставленным генералом, всегда находил для нее час-другой.
Нет, он не заслуживал такой дочери. Он заслуживал усердной, умной, вежливой и любящей турианки, которая со временем бы доросла до уровня генерала, а на старости лет порадовала папу постом Примарха. Вместо этого старый упертый дурак получил ее. Судьба — та еще тварь.

— Можешь сколько твоей душе угодно строить безразличие, но я тебя насквозь вижу. Тебе плохо. Хуже, чем когда-либо. И ты, как наиболее бестолковые из мужчин, предпочитаешь, закрывшись в норке и оттолкнув всех своих друзей, упиться насмерть! — вот теперь Рэйана рассердилась и не на шутку. — Я ведь твоя подруга. Позволь мне помочь тебе.
— Той Алерии, которую ты знала, больше нет. Есть полуживая, еле очнувшаяся наркоманка с расстройством личности и галлюцинациями в голове. Атаме, я даже не знаю, хотела я вчера покончить с жизнью или нет. Ее нет! Слышишь?! Она сгорела в адском огне корабля Коллекционеров!
Рэйана, казалось, растерялась, на ее глазах выступили едва заметные глазу слезы, но, когда он заговорила, голос ее отдавал железной убежденностью, хоть и слегка подрагивал:
— Я помню это. Я помню, как выносила тебя на руках, не зная, жива ты или я несу лишь безжизненное тело, чтобы было хоть что-нибудь оплакать. Помню, как летела на ближайшую планету, надеясь, что то жалкое оборудование сумеет поддержать искры жизни, что в тебе остались. Я помню то невероятное ощущение радости, не сравнимое ни с чем, когда доктор сообщила мне, что ты будешь жить. И то, как я месяцами сидела, держа тебя за руку, и зачем-то болтала с тобой, ожидая твоего пробуждения. Я никогда не требовала от тебя вечной клятвы любви, брака и синих детишек. И когда ты попросила меня уйти — я ушла. И совершила ошибку. Второй раз я ее не допущу, — немного переведя дух, залпом осушив бокал и сложив руки в веер, она продолжила: — Сейчас я тебя не брошу. Хочешь сопротивляться? Валяй. Если потребуется, я тебя твоей матери на перевоспитание верну. В наркологическую клинику силой затащу. У меня теперь большой опыт общения с молоденькими девами. Это мой выбор. И если мне придется сломать тебе пару костей, чтобы поставить мозги на место — я это сделаю.
Накатила новая волна усталости. Сопротивляться Рэйане сил уже не оставалось, поэтому она позволила себя увести. Под конец пути Рэйане пришлось ее доносить до своей квартиры.
Последней мыслью было: а не специально ли бывшая ассасинка оставила такие таблетки, вызывающие непреодолимое желание спать?


***

 
С высоты свыше одной тысячи метров открывался просто великолепный вид на вечернюю Нос Астру, освещаемую немного красноватым светом местной звезды Тазале. Стеклянные небоскребы отражали багровое свечение, и создавалось ощущение, что они светились изнутри миллиардом крохотных рубинов. Оживленные магистрали летающих аэрокаров придавали городу ощущение жизни. Все это подано под безупречно тонким, где-то монументальным, даже величественным вкусом азари. Вне всякого сомнения, это была самая прекрасная планета в системах Терминус. Если бы Дэвида спросили, где располагается центр Терминуса, он бы без сомнений ответил, что здесь. Точно не в унылой помойке под названием Омега. Интересно, кто вообще придумал жить на горнодобывающем астероиде, то есть фактически в шахте?
И если говорить начистоту, то его любовь принадлежала Лондону — городу, где он родился и вырос. С его старинными улочками, сохранившимися с XXI века, еще более старинными памятниками, дворцами, театрами, где можно было увидеть живое представление. Колледжами и барами, отстоявшими атмосферу личностного отношения к каждому человеку. Монархией, своеобразной неповторимой прессой и так далее. Даже с его различными нерешенными культурными конфликтами. Хотя если задуматься, то Лондон не тот, что был двести или триста лет назад. Но сравнивая его с Парижем или такими монстрами, как Москва, Нью-Йорк или Гонконг, он сохранил старое, приняв новое, как старый дедушка, поглядывающий хитрым глазом на своих успешных, увешанных гаджетами внучат.
Несомненно, Иллиум был и есть одной из лучших жемчужин в короне Азарийских Республик. Яркий пример того, что и в пиратском секторе Млечного Пути может существовать прекрасный мир, колония, притягивающая миллионы своим блеском. Это был наглядный урок, увидеть который должен был каждый мужчина, желающий добиться большего, чем сын, дом и дурацкое дерево.

Оторвавшись от созерцания видов закатного солнца через огромную, в несколько раз больше его роста — а Дэвид считался выше среднего мужчины — стеклянную панель, он повернулся на каблуках и прошел к рабочему столу, стоящему позади. Его взору открылась большая, если не сказать огромная (она занимала практически весь этаж) комната с шестью несущими колонами, расположенными равномерно по краям зала и выполненными в таком стиле, что они, казалось, обвивали сами себя. Вместо стен использовались невероятно дорогие, кристально прозрачные стекла, кроме, естественно, места в противоположном углу от Дэвида, где располагалась дверь в остальные помещения последнего этажа самого высокого здания в Нос Астре, любезно предоставленного ему Советом Матриархов. Отнюдь не бесплатно, разумеется.
Здание было построено по заказу Совета Матриархов Иллиума, и на него планировался большой конкурс. Однако, после того как он перевел большинства своих активов на Иллиум, Совет благосклонно поощрил его. Комплекс, состоящий из семи — одна выше другой — башен и еще нескольких более маленьких зданий, был спроектирован на основе архитектуры азари и построен с использованием всех новейших технологий. Но, по мнению Дэвида, еще оставалось проделать много работы, чтобы штаб-квартира Теа’ри засияла в своем истинном великолепии. Так что пока полным ходом шла работа по усовершенствованию и реконструкции комплекса, уже по его планам.

Нажав пару голографических кнопок, Дэвид Крауэн включил видеосвязь и закрыл большинство каналов, оставив только заранее условленные. Мгновенно стекольные панели потемнели и перешли в режим видеовоспроизведения. Новейшие системы, разработанные, кстати, при участии Теа’ри, давали фантастическое трехмерное изображение, практически перенося пользователя в другое место.

— Рад, что вы связались со мной, — вежливым, не выдающим никаких эмоций голосом поздоровался с ним его визави. В том, что это будет маленькая дуэль, Дэвид не сомневался. С этим человеком лучше быть настороже. — Надеюсь, информация, предоставленная вам, принесла свои плоды. Я слышал, у вас… — его собеседник выдержал паузу, — появились определенные успехи…
— Благодарю. Она оказалась весьма полезной, если не сказать необходимой, — совершенно ничего, кроме вежливой улыбки, не выражающее лицо оппонента не давало представления о его осведомленности. — Удивляюсь, как вы сумели достать эти сведения. Они весьма…труднодобываемые.
— Вы удивитесь, когда узнаете, насколько свободным покажется ваше существование не под эгидой Альянса, — с немного ироничной улыбкой заметил собеседник, фактически уходя от ответа. — Впрочем, я не удивлен, что именно вы сумели добиться благодаря этой информации столь необходимого нам прогресса. Вы унаследовали интеллект и поистине необыкновенное чутье предыдущих поколений вашей семьи. Странно, что так мало людей оценили вас по достоинству. А ведь еще в университете вы зарекомендовали себя одним из лучших специалистов в области высоких технологий. Ваша работа о взаимодействии темной энергии и пространственно-временного континуума с использованием эффекта массы произвела на меня впечатление.

Учитывая все нападки журналистов, недоверие совета директоров и акционеров, сопротивляющегося каждому его решению. После развала концерна он только и слышал постоянные нападки со стороны журналистов, политиков и прочего сброда, обвинения в его некомпетентности и «отсутствии того врожденного таланта, которым так выделялся Гаррет». Учитывая все это, лестные слова задели определенные струны его души. Хотя Дэвид и понимал, что этот человек хочет его использовать, но он по крайней мере уважал его способности.
Наблюдая за его реакцией, собеседник закинул ногу на ногу и затянулся сигаретой, во второй руке он держал бокал с каким-то крепким напитком (возможно, бурбоном). Сидел он в обычном — такие можно встретить в любом земном кафе — кресле. В практически пустой комнате на фоне красного гиганта. Производить впечатление этот человек точно умел. Хотя, конечно, такая примета, как красный гигант, не была сама по себе слишком разоблачающей (в конце концов, это могла оказаться обычная голограмма), но, зная дату основания этой организации, Дэвид предположил, что искать следовало в одном-двух переходах от Потока Арктура. С другой стороны, у «Цербера» вполне могли быть станции по всей Галактике. Можно было еще попробовать отследить сигнал, но Дэвид не сомневался, что Призрак учел технологический уровень систем Теа’ри и предпринял особые меры безопасности. Возможно, потом, когда он не будет этого ожидать…

Сложив руки за спиной, Дэвид ждал продолжения. Допив бокал, Призрак заговорил, блеснув своими механическими глазами (довольно заметная примета, наверное, следствие травмы).
— Мир не стоит на месте. Все меняется. Посмотрите на то, чего добилось человечество со времен, когда первый человек ступил на Марс, — сделав долгую затяжку, Призрак продолжил: — Ваша компания стала олицетворением этого прогресса, когда сто лет назад продемонстрировала технологии альтернативных источников энергии. Ваша семья, можно сказать, спасла Землю от участи дреллов Раханы. Я помню, как все с интересом наблюдали за вашими космическими экспедициями на Луну, Марс. Вы даже послали первый зонд исследовать Солнце. Но что происходит теперь? Продажные политики, организовавшие Альянс, втянув вас в технологическую гонку, ознаменовали разрушение государственно-частного сотрудничества. Думаю, вам будет интересно знать, что именно люди нашего любимого премьер-министра выкрали документы, свидетельствующие о вашем банкротстве, и любезно передали в суд.
— Нетрудно догадаться, кому было выгодно нас уничтожить, но благодарю за информацию, — мрачно заметил Дэвид.
— Но потом, когда нашли протеанские технологии, о вас забыли. Всех больше интересовали не человеческие достижения, а достижения протеан, азари, саларианцев. И теперь вы были вынуждены бежать с Земли. Ваши дочерние компании и филиалы вышли из-под вашей юрисдикции. Заводы закрыты, программы свернуты. А двенадцатипроцентная выплата Альянса выглядит, как еще одна пощечина, — сказал Призрак.
— Во всем этом прежде всего виновато безумное руководство моего отца, а не Альянса. Разве существование Альянса не есть та самая мечта об объединении человечества, что позволила нам вырасти до галактического масштаба? — парировал Дэвид.
— Не думаю, что это заслуга Альянса. Но важно понимать и видеть не только красивые лозунги и развевающиеся флаги, но и систему существующего Альянса. А он погряз в коррупции и бюрократии. Его лидеров волнует скорее не развитие человечества, а приобретение большей власти. Его руководство заинтересовано больше в сотрудничестве и продаже наших ценностей другим расам, чем в помощи своему народу. Наверное, главный вопрос, который нужно задать себе насчет Альянса, это «Не является ли Альянс главным и самым страшным врагом человечества за всю его историю?», — завершив свой монолог, Призрак потушил давно прогоревшую сигарету и закурил новую.
— Полно красивых слов, мой любезный друг, — скопировав вежливый, вкрадчивый тон Призрака, произнес Дэвид. — Мне кажется, что вы послали ваши данные о биотических исследованиях не для того, чтобы поговорить об Иммануэле и его правительстве. Хотя ваши данные и были весьма полезны в разработке новых имплантатов, я лично не понимаю, какую выгодную сделку может предложить мне такая маленькая организация. Я бы даже сказал, террористическая группировка.

Вот теперь Дэвид ясно дал понять, что не заинтересован в сотрудничестве, пока «Цербер» не выложит на стол часть своих карт. Призрак в ответ лишь немного сузил глаза и взял очередную паузу за затяжкой. Когда он продолжил, голос его был таким же вежливым и любезным.
— Я знаю, какие слухи ходят о моей организации. Но большинство ошибаются как насчет нее, так и насчет наших возможностей. Мы располагаем хорошо укомплектованным штатом специалистов во всех областях. Все они без исключения профессионалы, одни из лучших представителей человечества. Начав работу с нами, вы быстро убедитесь, что успех с биотическими исследованиями отнюдь не был случайным стечением обстоятельств. Но вы правы, мы действительно испытываем нехватку ресурсов. Нас преследует Альянс и Совет Цитадели, мы просто не можем действовать открыто. Именно поэтому нам нужны могущественные союзники. Наши современные спонсоры сильно нам помогли, но, чтобы выйти на другой качественный уровень, нам нужно гораздо больше. А учитывая ваше состояние и оборот компании, пара-тройка миллиардов кредитов для вас не такая и большая сумма денег.
— Теа’ри ждут серьезные испытания. Черт, да мы потеряли судостроительные верфи, правительственный контракт и половину наших производственных мощностей. Сейчас каждый кредит на счету, — тут Дэвид немного слукавил. Компании нужны были скорее новые идеи, чем средства.
— Если Альянс продолжит выкупать ваши активы на Земле, а акции падать, вас не спасут и триллионы кредитов. Ваш ход по смене приоритетов и выходу на галактический рынок был неплохим, но, строго говоря, запоздавшим, — сказал Призрак, рисуя в воздухе фигуры уже третьей сигаретой. — Ваш отец был одним из гениальнейших людей, которых знала история. Но его гений горел как огонь, сжигая все остальное. Вы, без сомнения, более талантливый руководитель, чем он. А теперь подумайте. Вполне возможно, вы сумеете удержать компанию от развала, может быть, привлечете новых инвесторов. Но вы больше не будете иметь того влияния на человечество, — Призрак доверительно наклонился и заговорил приглушенным встревоженным голосом: — Разве этого вы хотите? Умереть, зная, что оставили Землю кучке идиотов-политиков? Лично я этого не допущу, — Призрак принял обычное положение и продолжил прежним вежливым голосом: — А ведь «Цербер» имеет немалое влияние как в высших кругах парламента Альянса, так и в других важных областях. Но я не могу заставить вас принять правильное решение. Решайте, лорд Крауэн.

Дэвид отчаянно размышлял над предложением главы «Цербера». Это именно то, что было ему нужно. Сейчас Теа’ри проигрывала по всем фронтам Альянсу и другим заинтересованным в ее распаде корпорациям. Но могущественные союзники (а его отец за время своего правления нажил только врагов) могли бы круто изменить ситуацию. Может быть, даже удастся сохранить те активы, что еще остались на Земле. Если, конечно, Призрак говорит правду. Интересно, зачем он упомянул его титул? Вряд ли сейчас кто-то вообще вспоминает, что семья Крауэн его имеет.
— Один миллиард. Если вы действительно сумеете выполнить ваши… — Дэвид задумался, подбирая правильные слова, — обязательства, то мы можем перейти к более существенному сотрудничеству.
— Я понимаю ваши опасения, — Призрак слегка сморщил лоб, кажется, результат его не совсем устраивал. — Гарантирую вам, что я лично прослежу за исполнением наших обязательств. Надеюсь, что вы будете готовы выполнить свои. Помните, что вы нужны нам так же, как и мы нужны вам.
После этих слов вызов был завершен, а окна вернулись к прежнему прозрачному состоянию.

Мигнувшая панель на рабочем столе оповестила о новом посетителе. Несложно было догадаться, кто это, зная всех, кто имел доступ на этот уровень. И привилегию ходить без приглашения.
Это был Луи. Имя не было настоящим. Настоящего тот не говорил никому. Он был приблизительно два метра ростом, с широкой мощной грудью и физически развитым мускулистым телом. Из-под простой помятой рубашки топорщились волосы. Недельная щетина отлично подходила к темным кудрявым волосам, разраставшимися вне зависимости от желаний стилистов. Завершали образ темно-карие, почти черные, всегда имеющие задумчивый вид глаза.
Сидевший в другом конце зала Дэвид был, можно сказать, его противоположностью. Ниже его на голову, гораздо стройнее, он воплощал собой всю свою компанию и семью. Десятки стилистов работали над его образом и внешним видом, создавая все, начиная от костюмов, заканчивая туалетной водой. Плавные европейские черты лица, чистая белая кожа, идеально выполненная модельная стрижка темно-коричневых волос, серые, немного суженные сейчас глаза. Все это, как и дорогой, единственный в своем экземпляре костюм, складывалось в облик, призванный впечатлять и восхищать. Сотни репетиторов, десятки правил, выученных с молоком матери, лучшее образование, что можно получить только за большие деньги, годы занятий фехтованием, легкой атлетикой, даже конным спортом. Все это отражалось в манерах и стиле речи, ясно давая понять, кто здесь говорит и с кем.

— Как прошел разговор? — у Луи был мощный хрипловатый голос, раздающийся эхом по залу.
— Как я и предполагал. Если хочешь, можешь взглянуть записи. Там нет ничего интересного, — ответил Дэвид и поманил Луи к себе. — Подойди, есть кое-что, что я хочу тебе показать.
Луи молча кивнув, направился к нему. Дэвид, пробежав пальцами по голо-клавиатуре, активировал трехмерную модель Вселенной прямо в центре зала.
— Вот здесь, в одной из слабо изученных систем туманности Песочные Часы, на недавно колонизированной планете я обнаружил… — проносящиеся перед его глазами звездные системы, солнечные светила и планеты весьма впечатляли. Он выхватил одну из планет, покрытую зелеными лесами, изображение начало приближаться, пока не остановилось на древнего вида руинах. — Вот. В остаточных данных моего отца обнаружился след, и он привел меня сюда. Чем бы он ни занимался в последние годы жизни, это находится здесь.
— Выглядит, как протеанские руины.
— Это внешний каркас, что внутри — неизвестно. По предварительному анализу, постройка уходит вглубь на несколько километров. Отец оставил там исследовательский корабль, но сейчас он заброшен. Я выслал разведку, но пока они не выходили на связь.
Луи заглянул в отчет о планете, высветившийся сбоку от вида на руины:
— Нулевой элемент в наличии. Природные ресурсы в изобилии. Планета земного типа. Почему никто не исследовал ее подробнее? Если я правильно понимаю, это данные твоих зондов.
— Хм, там есть и примитивные гуманоидные формы жизни, — управляя голограммой, Дэвид переключил на данные официальной разведки данной туманности. — Ее исследованию мешает криминальный синдикат, базирующийся там. Он и управляет этой планетой.
— Пираты, — нахмурившись, сказал Луи.
— Да. Пираты, работорговцы, наемники. Сейчас занялись разработкой древних руин. Строго говоря, нанятые ими люди прямо в эту минуту бурят лазером интересующую нас дверь.
Луи на секунду задумался, задумчиво теребя пальцами подбородок.
— Ты действительно хочешь знать, куда ведет этот след? Я знаю лишь часть правды, остальную ты хранишь в себе, но и этого достаточно, чтобы понимать, что то безумие, те ужасные эксперименты над людьми, которые инициировал твой отец, не принесут ни пользы, ни душевного спокойствия, — все это Луи говорил, смотря прямо ему в глаза.
— Часть его исследований исчезла, и я тебе это уже говорил. Из имеющихся у нас остатков следует, что он был на грани прорыва. Технологического чуда. Сопоставимого с открытием, совершенным на Марсе, — сказал Дэвид, не отводя взгляд. — И я желаю заполучить это.
— Хорошо, что от меня требуется? — спросил немного напряженным голосом Луи.
— Вот список людей на должность командующего нашей, хм, армии, — легким движением руки Дэвид послал информацию на инструметрон Луи. — Мне нужно твое одобрение. Ты лучше меня разбираешься в людях. Выбери подходящую кандидатуру. Кто-то достаточно способный, чтобы организовать флот, и достаточно верный, чтобы не пойти против нас.
— Неужели ты собираешься начать войну за эту планету? — Луи был действительно немало удивлен.
— В условиях систем Терминуса свой флот нам понадобится в любом случае. Я припоминаю лабораторию отца в Мексиканском заливе, так что лучше иметь козырь в рукаве, если мой дорогой папаша, к примеру, создавал там зомби или гигантских муравьев, — Дэвид не стал скрывать ненависти в своем голосе. — Я собираюсь выбить всех пиратов с этой проклятой планеты и установить над ней полный, тотальный контроль.
Вздохнув, Луи кивнул, соглашаясь с Дэвидом. Немного подумав и собравшись уходить, он все же остановился и сказал мягким доброжелательным голосом:
— Я хочу предупредить тебя насчет Призрака. Я знаю его. Он опаснее тебя и умнее. И одержим своими идеями. Будь осторожен. Запутавшись в его сетях, ты оттуда не выберешься.
— Интересно, почему я только сейчас узнаю, что ты с ним знаком?
Луи и бровью не повел, дав спокойный взвешенный ответ:
— Лично? Нет, не знаком. Но я знаю людей из его прошлого. Я знаю и понимаю его лучше, чем вся разведка Альянса вместе взятая.
Запомни, он не первое десятилетие манипулирует лучшими представителями человечества. Возможно, включая и твоего отца.
После этих слов великан вышел из главного офиса здания, оставив Дэвида своим размышлениям.

Наверное, он слишком сильно ему доверяет. Луи старше его в два раза и стоял у руля тех событий в Индии, что завершились печально как для населения страны, так и для Альянса. Не стоит забывать, что именно он организовал небольшую революцию и вышел из нее сухим. Возможно, те мотивы, которые он назвал, не являются истинными, и он ведет куда более сложную игру, чем кажется на первый взгляд. Дэвид слишком ему доверяет, а ведь все, что он сделал, — поспособствовал ему в убийстве отца. Пожалуй, стоит пересмотреть свое отношение к последним событиям.



 

Отредактировано: Alzhbeta.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 06.05.2015 | 395 | зеркало, Шестая власть | Зеркало
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 35
Гостей: 31
Пользователей: 4

Kailana, INFINITI, bug_names_chuck, Darth_LegiON
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт