Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Mass Effect. Forward unto Dawn. Глава 9. "Скукотища на Фронтире".

Жанр: драма, приключения, боевик.                                                                                                                                Персонажи: ОС, Шепард и Ко.
Аннотация: Продолжение фанфика "Приоритет - Сарен".
Описание: Давно меня не было, вот сподобился на очередную главу. Привычный дуболомный юмор, наркоторговцы и трактирные драки прилагаются.

 




— I'm back! Watch out — i'm back!
Dope «I'm back!»

 


<Начало видеосообщения>
— Видеописьмо номер пятьдесят один. Вновь здравствуй, моя ненаглядная зазноба, — заговорило появившееся на экране лицо Дубровского. — Шлю тебе горячий привет с прокаленной солнцем планеты — у нас тут тридцать пять-сорок по Цельсию ежедневно, не знаю, сколько это по вашему богомерзкому Фаренгейту. Жаримся, варимся и паримся заживо. Преступники и те серьезно приутихли — предпочитают переживать жару в тенечке. Кондиционеры ни дома, ни на работе не справляются, так что с ностальгией вспоминаю микроклимат на «Рио». Ну а в целом все спокойно. Макс с невестой уже три стандартных месяца как живут вместе после моего ценнейшего участия в процедуре замирения, только что предложение он пока ей делать не спешит. И правильно, я думаю. С одной стороны. С другой — будь у меня возможность, я б тебе отослал бандеролью свой кровяной насос, правую кисть и еще что-нибудь в придачу, но боюсь, пока дойдет — испортится. Вы ж постоянно в рейдах.
Получил твое последнее сообщение, спасибо за новости. Рико передай, что он козел, позер и бабник, и что следующего своего кота я назову его фамилией. Будет у меня вместе с Альваресом от тапка бегать, хе-хе. Ладно, что-то я опять все о себе да о себе. Как у тебя дела? Повышение еще не дают? Если что, могу скинуть тебе контакт адмирала Андерсона, а в твоей способности запрячь его я даже ни разу не сомневаюсь. Живо капитаном станешь, а там и до полковника недалеко. Слышал, кстати, вас на базу наконец возвращают? Давно пора — почитай три месяца на границах болтаетесь, пора и честь знать. Если сможешь вырвать отпуск — прилетай, тут место хорошее, познакомлю с ребятами, свожу в любимую забегаловку и все такое. Ну ладно, что-то мне спать совсем уж захотелось, так что сегодня буду краток. Счастливо оставаться, передавай привет Рико... Не забудь передать мою характеристику относительно него! Дистанционно целую и все такое.
<Конец сообщения>

Когда Макс зашел в кабинет ранним утром, позевывая и одновременно пытаясь глотнуть крепчайшего кофе из стаканчика, он оный стаканчик чуть не выронил — его напарник уже был на рабочем месте, первый раз он оказался там прежде Хасса.
— Что-то случилось? — первым делом поинтересовался бывший детектив, пытаясь собраться и настроиться на рабочий режим.
— Да не, — зевнув, ответил Глеб. — А что, должно было?
— Думаю, да. Иначе ты не появился бы в управлении не за три-пять минут до начала рабочего дня, как обычно, а за двадцать минут.
— А-а-а... Ну, быть может, похолодает наконец маленько.
— Да, эта жара вконец запарила, — Макс уселся за стол и быстро осмотрел лежавшие на нем папки. — Ничего нового?
— По нулям, как обычно, — Дубровский потер кулаками глаза. — Задолбался уже искать этих «торговцев удовольствиями», якорь им в печень.
— Что насчет того торчка, который болтал, что может выдать поставщика?
— Сдох в госпитале. Врачи констатировали обширнейшие повреждения центральной нервной системы. Мля, — Глеб в легком приступе ярости стукнул кулаком по столу, — нашел бы, какая сволочь гонит эту «Ночь», скормил бы твари желудочного червя с Прагии.
— Что за червь?
— Весьма милое существо, зародыш одного тамошнего дерева. Длиной сантиметров семь, толщиной около одного. Если попадет в организм практически любого органика, начинает оный организм медленно пожирать, одновременно пуская по нему корни. Особенно хороши результаты, если подселить его в желудок.
— Ого... — поднял брови Макс. — Откуда такие познания во флоре малоизвестных планет?
— Просто как-то серфил Экстранет по поводу редких и опасных видов органической жизни, и наткнулся на отчет геологоразведывательной экспедиции на Прагию. Нашей человеческой экспедиции, которая там потеряла половину состава. Ну и еще от батарианцев инфа нашлась, они ведь когда-то эту планету колонизировали и довели до цугундера. Хорошо, наше министерство колонизации (1) всегда тщательно проверяет возможность завоза земных растений-животных еще перед тем, как отправлять людей на новый шарик.

Все прошедшие три месяца два помощника шерифа сотоварищи пытались выйти на тех, кто поставляет на Валерию тот самый наркотик, «Сладкая ночь», который они нашли в квартире неудачливого грабителя. Шериф Ренар, узнав о наличии на подконтрольном ему участке, перевел двух парней исключительно на это дело, но пока никаких серьезных зацепок не было, что уже давно портило Дубровскому настроение. В отличие от терпеливого напарника-детектива, он был человеком действия, и с нетерпением ждал того момента, когда они все-таки найдут цель, чтобы с радостью и ехидной улыбкой на половину рожи приступить к зачистке.
— Терпение, приятель. Поверь моему чутью — со дня на день у нас появится зацепка. Не могут они так долго находиться в тени и не раскрываться на такой маленькой планете (2) и когда их так активно ищут.
— Терпение... Ага... Как там — для работы копом нужна чистая голова, холодное сердце и горячие руки. Хотя стоп — по ходу я опять все перепутал...
— Парни, — в дверь вновь просунулась голова Кенни, так и торчавшего на должности посыльного. — Вас шериф к себе вызывает.
— Чего это шефу от нас понадобилось? — вылезая из-за стола, спросил Дубровский.
— А я знаю? Он мне в последнее время что-то не докладывается, — огрызнулся посыльный перед тем, как скрыться.
— Ладно, пошли, Глеб. Там все узнаем.

 

***

 

Кабинет у шерифа Ренара ничем не отличался от кабинетов других сотрудников, разве что побольше немного. Форму шерифа он не носил, предпочитая цивильную официальную одежду. А вызвал он подчиненных, как обычно, по делу.
— Продвижений по делу с наркоторговцами по прежнему нет? — шериф всегда держал образ холеного аристократа, хотя и не перебирал в этом деле. В данный момент он смотрел в окно с видом на центральную площадь города, отвернувшись лишь для приветствия сотрудников.
— Никак нет, шеф, — ответил Дубровский на правах более опытного сотрудника управления. — Пока четких зацепок нет.
— Тогда я дам вам одну. Сегодня вечером в космопорт прибывает судно, на котором ожидается партия этой самой «Ночи». Как поступить с наркоторговцем и товаром — решайте сами, хотя лично мне не очень нравится идея допустить этот товар в мой город.
— Мы составим план до обеда, сэр, — вступил Макс.
— Работайте. И, Дубровский, — Ренар повернулся к подчиненным, — еще раз напомню вам, что вы теперь не в рядах морпехоты Альянса, а безбашенный штурмовик на улицах Кловердейла мне нравится даже меньше партии наркотика. Я понятно выражаюсь?
— Абсолютно ясно, сэр, — даже немного обиделся Глеб. — И вообще, в городе я всегда тих и спокоен.
— Рассказывать сказки вы будете кому-нибудь другому, — хладнокровно ответил шериф, — а я и без вашего личного дела за время вашей работы в управлении составил свое мнение. И кстати, с делом оно практически совпало. Можете быть свободны.
— Вот же ж батя, — пробурчал Дубровский, когда они с напарником вернулись в кабинет. — Отослал, блин, мое дело старому товарищу.
— А ты уверен, что тут сработал твой отец? — поинтересовался Макс. — Шериф ведь мог получить копию дела и по запросу в ВКС.
— Ага, щаз-з. Ему бы прислали пару листочков, где черных строчек (3) было бы больше, чем нормальных букв, и тем более — никаких психопортретов. Наши флотские безопасники и так шифруются по максимуму, а мне «повезло» принять непосредственное участие в паре некислых таких операций, о которых общественности либо не говорят, либо выдают лишь верхушку айсберга.
— Да ты опасный тип, — с легкой насмешкой протянул Хасс.
— Дык, я тебе об этом уже четыре месяца твержу. А ты не верил?
— Да ваш брат горазд неподготовленным слушателям сказки рассказывать, — усмехнулся бывший детектив.
— В каждой сказке есть только доля сказки, — нравоучительно поднял палец Дубровский. — Ну так что, давай составлять план что ли?
— С этим дело не затянется — костяк я уже сформировал, осталось разобраться с мелочами...

 

***

 

Нужным судном оказался малый фрахтовик турианской постройки с труднопроизносимым даже через переводчик названием. Солнце едва зависло над самым горизонтом, когда цель мягко опустилась на посадочные плиты космодрома. Оба помощника шерифа тут же двинулись к опустившемуся люку грузового отсека фрахтовика совместно с парой ребят из таможенной службы.
Первыми представились таможенники, затем, предупрежденные Максом о необходимости досмотра фрахтовика также сотрудниками управления шерифа, принялись дожидаться пока парни разберутся с допуском.
— У нас какие-то проблемы, шериф? — спокойно спросил старпом судна, невозмутимый на вид китаец, явно намеренно преувеличив звание собеседника.
— Пока нет, — отозвался Хасс, внимательно вчитываясь в грузовой манифест, пока Глеб проверял документы на судно. — Вы ведь сюда прилетели прямиком из Аттического Траверса?
— Не совсем, — отозвался старпом, — совершили две посадки на человеческих колониях, вы третьи в списке посещений.
— Да, я вижу, — заметил Дубровский, перелистывая пластиковые листы документов.
— К нам поступила наводка, что на борту вашего корабля может находиться преступник, объявленный в розыск на территории Альянса Систем, — начал объяснять причину дополнительного досмотра Макс.
— А может и не находиться, — быстро вставил Глеб.
— Так что, сами понимаете, нам нужно проверить ваше судно. Работа такая, — как бы извиняясь, пожал плечами бывший детектив.
— Смотрите, — не моргнув глазом, ответил невозмутимый старпом. — Нам скрывать нечего.
Оба помощника шерифа в сопровождении пары таможенников поднялись на борт, разбредясь по разным уголкам фрахтовика, подсвечивая во все стороны фонарями и сканируя любое подозрительное место при помощи инструметронов. Досмотр закончился ничем примерно через полчаса, хотя помощники шерифа справились пораньше. Пожелав удачи старпому, все четверо отправились по своим делам — таможенники в таможню, а Глеб с Максом после еще и соответствующих моменту извинений — сначала в аэрокар, затем в управление. Но предварительно, сидя в транспортном средстве, они просмотрели результаты сканирования фрахтовика.
— Легче было бы это задание таможенникам поручить, заодно и подозрений меньше, — буркнул Глеб во время обмена данными между двумя инструметронами.
— А мы точно уверены, что на таможне нет связанных с наркоторговцами людей? — приподнял бровь Макс.
— Нет, — вздохнул напарник, — потому я и не сильно возмущаюсь по этому поводу. Сам тот еще параноик.
— Это-то я уже заметил.
— Если у вас паранойя, это еще не значит, что за вами никто не следит, — многозначительно помахал Дубровский пальцем в воздухе.
Обмен данными наконец завершился, и товарищи принялись рассматривать разноцветную модель фрахтовика. Вся фишка в том, что «Ночь» оказалась весьма и весьма неплохим поглотителем радиации, чуть ли не лучше всех существующих, а в космических кораблях радиационный фон абсолютно всегда немного выше нормы, так что узнать, прятали ли на фрахтовике наркотик, легче легкого.
— Смотри, — Макс указал напарнику на бледное пятно рядом с инженерным отсеком, где было установлено ядро и основные питающие системы. — Все вокруг этого отсека должно светиться как рождественская елка, а ты погляди — сразу два бледных пятна.
— Ну, — пожал плечами Глеб, — либо они контрабандой провезли поглотители радиации, либо контрабандой провезли «Ночь».
— Ланьо, как слышно? — тут же вызвал одного из дежуривших неподалеку коллег Хасс.
— Слышу тебя нормально. Как охота?
— Рыбешку поймал, теперь надо подсечь и вывести. Проследите за экипажем, кто куда поедет, мы к шефу на доклад.
— Ладно. Езжайте, мы уж выследим гаденышей.

 

***


Эстафету следствия приняли другие помощники шерифа, более опытные в деле выслеживания подозреваемых (Макс был хорош в расследовании, Глеб же лучше всего работал в задержании), так что по окончанию рабочего дня двое товарищей заехали в «Под щупальцем». Элис сегодня задержалась в госпитале — сложная операция, а ее как отличную ассистентку и будущего хирурга старались привлекать по всем относительно тяжелым случаям — так что молодые правоохранители ничтоже сумняшеся принялись поглощать запасы легкого спиртного.
— Теперь-то уж мы этих торговцев смертью прижмем к ногтю, — удовлетворенно заметил Макс, откидываясь на спинку кресла.
— По-любому еще и пострелять придется, — не менее довольно ответил Глеб, почесывая в затылке. — А тут я фактически лучший в управлении.
— Ага... Тоже мне, ганфайтер, — усмехнулся напарник. — Дикий Билл Хикок (4).
— Но-но, — шутливо осадил его Дубровский. — Смотри мне, я хоть и слегка в подпитии, но кружкой в глаз могу засадить и через половину бара, не то что тебе через полтора метра.
— Ладно, ладно, — шутливо поднял руки Хасс. — Понял и исправился.
— То-то же. А вообще, мне как-то больше революционная тематика нравится. Кожаная куртка, красная звезда... На боку мой маузер, я иду сюда... (5) — последние слова бывший морпех зарифмовал на мотив песни. Через пару секунд грохнул ржач от группы из шести-семи здоровых неместных парней, смеявшихся над чем-то своим. Помощники шерифа обратили на них недовольные взгляды, но компания продолжала веселиться, не обращая внимание на окружающих. Напарники пока что решили оставить отдыхающих в покое.
— Когда Элис предложение делать собираешься? — грозным тоном спросил напарника Дубровский.
— Когда-нибудь да сделаю, — философски ответил Макс. — После оглушительного провала первой попытки что-то не очень хочется повторять. И не беспокойся, ты об этом узнаешь одним из первых.
— Ну вот это вряд ли, — засомневался Глеб. — Сдается мне, вскоре одному знакомому может понадобиться моя помощь, и придется надолго исчезнуть из поля зрения Альянса. Хотя, вполне возможно, что оная помощь и не понадобится — тут фифти-фифти, — новый взрыв хохота от той самой компашки. Но на этот раз одним смехом дело не ограничилось.
— Эй, [Censored] синяя, тащи сюда еще виски и живо! — проревел самый здоровый. Дубровский, не собиравшийся ждать реакции от скорой на расправу азари (ее краткое досье в управлении он прочел на следующий день после первого захода в бар), встал из-за столика и подошел к хулиганам.
— Я б на твоем месте извинился и свалил отсюда по-хорошему, но очень надеюсь, что ты не послушаешься моего совета и начнешь упрямиться, — демонстративно сложив руки на груди, отчеканил Глеб.
— О, любитель синих [Censored] нашелся! — проревел тот самый хулиган, а один из его товарищей глумливо осведомился у помощника шерифа:
— А чё ты нам сделаешь-то, сопливчик? Пожалуешься мамочке? Или сразу копов кликнешь?
— А зачем вызывать? — осведомился подошедший Макс, вытаскивая из кармана бляху помощника шерифа. — Мы уже тут.
— Ты погля, парни, тут местные копы всяких [Censored] защищают, которым место только в борделе! — деланно восхитился еще один задира.
— Вообще охамели, — согласился четвертый. — Никто, видно, их жизни не учил.
— Вот как? — хищно ухмыльнулся Дубровский, чувствуя затевающийся банальный трактирный мордобой. — Как официальный представитель закона на этой планете приказываю вам подчиниться, тогда обойдетесь сутками за решеткой.
— В противном случае загремите недели на две, при условии, что не будет пострадавших, — делано флегматично добавил Хасс.
— Парни, проучим этих засранцев! — первый, самый громкий.
— Чтобы знали! — пятый, самый нетрезвый.
— Ри, начинай считать! — азартно выкрикнул Дубровский, отступая на полшага назад и готовясь к драке. — Кстати, болванчики, учтите — за погром платит проигравшая сторона!
— Тогда готовьте кредиты, сосунки!
— Макс, твои двое справа, остальные — моя добыча!
Конечно, бывшего детектива Хасса не натаскивали на силовое задержание, как спецов из SWAT, но полный курс рукопашной подготовки он в свое время прошел, и около года находил время на посещение дополнительных занятий, так что первый из оппонентов сразу же получил мощный пинок в колено. Нога подламывается, разбуянившийся здоровяк падает вперед и подбородком натыкается на встречный удар кулаком.
Второй дебошир, к сожалению, еще не набрался до такой степени, чтобы не попасть первым ударом в район левой скулы Макса. Получив достаточно сильный удар в голову, парень на пару секунд «потерялся», но быстро восстановился, отскочив назад и разорвав дистанцию. К счастью, воспользоваться секундным преимуществом противник не успел — ему помешал один из товарищей, на довольно большой скорости пролетевший между ним и Хассом и сыгравший роль отвлекающего маневра.
— Низко пошел! Видать, к дождю! — раздался довольный рев Дубровского откуда-то из точки запуска «летуна». На мгновение взглянув в сторону напарника, Макс увидел весьма интересную картину — зажав подмышкой голову одного из драчунов, тот как раз впечатал подошву ботинка в подбрюшье другого. Правда, долго наблюдать за действом «избиение дебоширов ветераном морпехоты Альянса» не вышло, второй противник молодого детектива не давал о себе забыть.
Со вторым ударом хулигану повезло не так, как с первым — Макс вовремя пригнулся, так что рука противника прошла выше, и из полусогнутого положения ударил костяшками пальцев в левое подреберье соперника. Затем, пока тот сгибался от сильной боли в боку, Хасс выскочил ему за спину, пнул по коленному суставу с внутренней стороны, а когда дебошир упал на колено, со всей силы врезал тому по затылку. Долгий и крепкий сон пострадавшему обеспечен. Закончив со всеми своими «клиентами», парень уставился в сторону своего напарника.
Тот на этот момент избавился от навязчивой компании двух нежелательных собеседников и как раз разбирался с третьим. Прямой удар в челюсть он скользящим движением отвел в сторону, одновременно впечатав кулак правой в живот супостата. Издав нечто среднее между жалобным писком и предсмертным хрипом, тот рухнул на колени, тут же получив коленом в морду — Дубровскому крепко в свое время вдолбили в голову, что позади можно оставлять лишь стопроцентно нейтрализованных противников. Это при условии, что убивать нельзя, конечно.
Последний хулиган решил попытаться ретироваться, но Глеб, заметив отступающего врага, отреагировал моментально, запустив ему в ногу бутылку (пустую). Метательный снаряд попал в цель, нанеся нехилый такой ушиб конечности невежливого парня, тот потерял равновесие, но спокойно упасть на пол ему не дал встречный удар кулака Макса, оказавшегося на пути отступления.
— Выкусили, гох’шрас (6)? — сплюнул кровавой слюной Дубровский. Выглядел он куда хуже напарника — если у Хасса наливался один-единственный синяк на лице, то бывший морпех щеголял неспешно заплывающим глазом, сломанным (или просто разбитым) носом и глубоким порезом на левом предплечье. Нож, которым был нанесен порез, кстати, торчал в плече сломанной руки виновного.
— Ну, парни, с вами не соскучишься, — заметила подошедшая Риета. — Никаких голофильмов не надо, когда тут такие боевики происходят.
— Ты еще не видела, как мы гетов гасили, — немного гундосо и невнятно ответил Глеб. — Вот там реально Бласто нервно курил в сторонке.
— Ханары не курят, — встрял Макс, как раз вызвавший транспорт для перевозки пострадавших.
— Да пофиг, — махнул здоровой рукой Дубровский.
Пострадавших вместе с записями голокамер забрали через пять минут, и азари принялась работать с аптечкой, замазывая следы побоища на лицах и не только слегка подбитых героев, причем в первую очередь она занялась Максом.
— Эй, Ри, так не честно! — в шутку возмутился Глеб. — Я пострадал больше него, ты должна была начать с меня!
— Во-первых, — азари хладнокровно отвечала помощнику шерифа, не прекращая аккуратно размазывать гель-панацелин по пострадавшей скуле его напарника, — в военной медицине сперва лечат тех, кто ранен легче, потому как тяжелый может умереть на операционном столе, а легкий раненый к тому времени плавно переквалифицируется в тяжелые.
— Вот только не надо мне тут рассказывать то, что я давно и прекрасно знаю!
— Во-вторых, тебе на раны пофиг и шрамы, как вы любите говорить, украшают мужчину, а мне за него его будущая жена щупальца оторвет. Правда, красавчик? — спросила она с усмешкой и таким голосом, что Макс удивился тому, как хрипло прозвучало его «ага».
— Уела, ничего не скажешь, — поднял руки Глеб. А когда азари чмокнула его напарника в ссадину на скуле, лишь восхищенно присвистнул.
Когда Риета принялась за перевязку Дубровского, с Максом связалась Элис, как раз вернувшаяся домой и не заставшая там парня, так что куда более свободный в личных отношениях напарник лишь активно замахал рукой, говоря тем: «Вали домой, я тут сам разберусь». Благодарно кивнув, Хасс не преминул воспользоваться советом.
Пятеро дебоширов загремели на две недели принудительных работ, шестой, напавший с ножом на представителя закона, был осужден на десять лет тюрьмы. Само собой, по поводу срока этому придурку возмущался лишь капитан судна, пока, конечно, тому не напомнили, что за ним штраф за неподобающее поведение членов его экипажа. Нехилый такой штраф.
А Дубровский распил с Риетой еще пару бутылок легкого алкоголя (на этот раз азарийского ликера) и спокойно свалил домой. Хоть потом и долго лицемерно удивлялся, как это ему повезло попасть по адресу (любой мало-мальски образованный человек знает, что морпеху после первой ступени генетических модификаций (7) пьянеть тяжелее).

 

***

 

Через день судно поставщиков наркотиков улетело с Валерии, но тем временем управление шерифа вскрыло всю сеть распространения наркотиков в Кловердейле, всего же по планете было выявлено процентов восемьдесят структуры этой, как оказалось, вполне себе единой организации. А выглядело все вполне себе прозаично и невинно — злобные наркоторговцы прятались за личиной сети забегаловок быстрого питания, и мало кто интересовался содержимым развозимых коробок с обедами.
Но это было только одно щупальце недавно появившейся в Альянсе ОПГ, так что сотрудникам правоохранительных органов на Валерии пришлось скрипеть зубами еще почти две недели, пока не была выявлена большая часть структуры наркобизнеса за пределами планеты. Лишь потом из Управления криминальной безопасности Альянса дали отмашку на проведение силовой операции, в которой кроме разного рода полицейского спецназа посильное участие приняла контрразведка (и хорошо, без них на слабовооруженных штурмовых челноках погибла бы куча копов, — брали подозреваемых не только на планетах и станциях, но и на кораблях — зато корветы и фрегаты контриков изрядно облегчили работу групп захвата, ну и нужная инфа к «добровольным помощникам» попала сразу и в полном объеме).
На Валерии задержание произошло просто и прозаично (к некоторому разочарованию приготовившемуся к жестокой схватке Дубровского, вытащившего из арсенала легкую броню и винтовку «Мотыга»). В Кловердейле полтора десятка преступников повязали по домам, загвоздка случилась лишь с «культурно отдыхавшей» шестеркой, но и там прекрасно сработали гранаты с сонным газом.

Два дня спустя.

— А медали-то нам хотя бы дадут? —лениво поинтересовался Глеб, перелистывая страницы на своем голомониторе.
— Куда еще-то? У тебя их уже целая куча, — не менее лениво возмутился Макс.
— Не так уж у меня и много их. Да и вообще — медали как патроны или деньги. Их много не бывает. Да и надо же будет потом, лет через сто, наполнять чем-нибудь музей имени меня.
— Ого! Тебе, кажется, пора обратиться к психиатру, мой охваченный манией величия друг.
— Это психиатру пора обратиться ко мне. А чуточку мании величия еще никому не повредило.
— Ага... Что там со временем?
— Скоро семь уже. Домой спешишь?
— Элис ждет. Она сегодня выходная.
— Завидую, — вздохнул Глеб.
— Чему?
— Тебе есть к кому спешить.
— Ну так... — осторожно начал Макс. — Может поищешь?
— Не, я слишком требователен в личных отношениях. Единственный найденный мною вариант сейчас бороздит просторы космоса на десантном крейсере, если ее еще не перевели, — Дубровский опять вздохнул. — А я, как видишь, за бортом. Ладно, время подходит, пора валить. Иди домой, я тут закончу.
— Ага, спасибо. Счастливо, — закрыв терминал, Макс схватил ремень с кобурой и двинулся на выход. Глебу предстояло закончить с отчетом, что требовало еще полчаса, так что он лишь потянулся, пару раз хрустнув суставами, и вернулся к работе.

==================================================================================================

(1) Предположим, правительственный орган, ответственный за подготовку и организацию колонизаций новых планет.
(2) Имеется в виду численность населения планеты, а не ее размеры.
(3) Если верить разного рода фильмам и играм, именно таким образом в бумажных досье (да и не только там) закрашивают те сведения, которые не для общего доступа.
(4) Не знаете, кто такие ганфайтеры (не путать с ковбоями!) — Яндекс вам в помощь. Ну а мистер Хикок был одним из самых легендарных ганфайтеров.
(5) Песенный наностих стырен из рассказа «Интернет как средство общения» А. Глушановского и С. Уласевич (http://samlib. ru/g/glushanowskij_a_a/internet. shtml) — кстати, оченно рекомендую.
(6) Непереводимое выражение с батарианского.
(7) Хоть убейте, не помню, в какой главе к какой из частей описывал свое видение этой фигни.

И маленький бонус. Самый страшный кошмар бывшего первого лейтенанта Дубровского (автор — foxinshadow с masseffect-universe. com):


И КОТмандер Шепард от thesexybeast оттуда же:

 

 

 

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 06.05.2015 | 712 | 3 | Optika20, Forward unto dawn | Optika20
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 28
Гостей: 26
Пользователей: 2

shepard1a, stalkerShepard
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт