Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Mass Effect: Возрождение. 17-1 глава

Фандомы: Mass Effect, «Чужой», «Хищник», Fallout (кроссовер);
Жанр: AU, экшн, приключения, романтика;
Персонажи: новый герой, новая команда и остальные герои Mass Effect;
Статус: в процессе;
Описание: Продолжение моего фанфика «На краю гибели: Финальная схватка». Две абсолютно разные компании, разные задачи и цели, один финал.
 




17-1 глава: В осаде



Один из центральных небоскребов Нью-Йорка. Штаб-квартира военной корпорации Constellation Military Industries



Брэдли сидел в каком-то темном помещении и все время смотрел между створок дверей. Пока все было тихо. Огромный длинный стол и множество приставленных к нему стульев. Купер постоянно здесь прятался, отсюда можно было заметить много интересных вещей из жизни рабочих будней старшего Купера. Сидя в одиночестве и в ожидании, когда же его найдут, Брэдли всегда любил проговаривать увиденное: «Похоже, это чей-то кабинет. А может, это и был тот зал, о котором рассказывал мне папа, где он собирает толстых дядек, и они о чем-то рассуждают. А вот и один из них. Какой же он все-таки толстый. Это правая рука отца — очень умный дядька и добрый, хоть и любит поесть, но без него, как говорит мой папа, компания развалится. Опять он ест свою очередную булочку. Его лицо я, наверное, смогу описать так же, как сказать, сколько у человека на руке пальцев. У него широкое лицо и такой же лоб, глаза маленькие, а нос толстый, как картошка. Круглые щеки, большой рот, полные губы, подбородок круглый, уши маленькие, а шея толстая, всегда веселый и немного загадочный. А вот и второй, худой и ворчливый дед; никогда он мне не нравился, впрочем, как и я ему. Да и его лицо чем-то напоминало мне злодеев из тех сказок, которые папа читал мне перед сном. Никогда не забуду его узкое и угловатое лицо, низкий и крутой лоб, аж мурашки по коже. Глаза раскосые, а нос длинный и острый. Но самое главное — это его старые щеки, худые и впалые, да и его кривой рот со сжатыми и тонкими губами не отличался красотой. Всегда бритый острый подбородок. Вот бы еще свои маленькие уши брил, а то торчит оттуда его старческий мох — невозможно смотреть. И все это художество держится на длинной и худой шее. Всегда смотрит на тебя так хитро и задумчиво; не знаю, что в нем папа нашел, говорит, без него как без рук, а по мне, так это старый и ворчливый, никому не нужный пердун».

— Ага! Вот ты где, — дверка отошла, и показалась радостная физиономия главы корпорации.
— Твоему паршивцу, Колин, уже почти двенадцать лет, а ты все с ним в прятки играешь, — послышалось старческое ворчание.
— Да ладно, Ферт, двенадцать лет — это тоже ребенок, — заступился отец.
— Помню, в старые времена…
— Вы вместе с Джоном Гриссомом прошли через ретранслятор Харон, мы это уже слышали сто раз, это же всего лишь ребенок, — заступился полный мужчина.
— А ты, я смотрю, Гари, все толстеешь, скоро в челнок один только ты и будешь вмещаться.
— А вам какой гроб на похороны заказывать — летающий или как по старинке?
— Так, ну хватит! — сказал старший Купер тоном, не допускающим возражений. — Ферт, Гари, когда же вы наконец поладите?
— Когда этот жиртрест похудеет.
— Когда этот старый пердун иссохнет.

Покачав головой, мужчина повернулся к мальчику.

— Брэдли, ты поиграй пока один, а я с этими милыми дядями немного пообщаюсь на взрослые темы, — слегка потрепав рукой волосы на голове сына, Колин проводил его до своего кабинета.

«Ну вот я опять остался один, все-таки надо было пойти в школу. Там хоть и скучно, но зато не так одиноко. Симулировать легкое недомогание перед своей учительницей оказалось не так трудно, но теперь мне нужно найти, чем заняться». Кабинет главы корпорации был выполнен в шикарном стиле. Дорогие оконные занавески, стол, выполненный в стиле эпохи Возрождения, большие шкафы под одежду и люстра, сделанная на заказ у одного из лучших мастеров. «Пойду я залезу пока в экстранет, недавно вышла одна иг…» — подумал было Бредли, но женский голос заставил его изменить решение.

— Брэдли! Вернись домой!

Женщина, вся прозрачная, словно призрак, стояла возле входных дверей, а лицо ее было похоже на лицо его матери. Младший Купер никогда не видел ее живой, зато фотографий в доме было предостаточно.

— Брэдли! Вернись домой! — голос отдавал холодом и одновременно призывал к себе.
— Брэдли! — раздался громкий хлопок.

Острая боль пронзила уши ребенка, заставив, схватившись за голову, упасть на колени и резко зажмурить глаза. Постепенно гул в голове начал стихать, и Купер смог осмотреться. Вокруг была сплошная белена, но со временем она начала спадать, вырисовывая обеспокоенное выражение лица доктора Прайс, которая сидела рядом с ним на корточках. Он хотел что-то сказать ей, но вдруг его голову силой повернули и посветили ярким лучом света прямо в глаза. Поморгав и протерев их, капитан теперь уже все отчетливо видел, но голова продолжала гудеть, как будто его чем-то оглушило. Над ним с медицинским фонариком склонилась Кали Сандерс, которая, осматривая его, параллельно что-то объясняла Кэтрин. «Наверное, это она недавно меня чуть не ослепила», — иронично подумал Купер. Вскоре, словно накатывающая волна, слух возвратился к капитану.

— Капитан Купер! Сэр! Наконец-то! — возбужденным голосом кричала доктор «Возмездия».
— Что случилось? — мужчина держался за голову. — Я только помню, что нас атаковали, — хриплым голосом сказал Брэдли.
— Мы стояли с вами у окна и увидели, как в небе появились эти роботы, потом взрыв и… — рассказывала Кэтрин, эмоционально разводя руками.
— И вас оглушило, — спокойно закончила Сандерс, положив руку на ее плечо.
— А вы как здесь оказались? — подозрительно спросил Купер.
— Когда началось вторжение, я шла навестить свою подопечную, — ответила та.
— Джессика! — тут же вспомнил капитан. — Оружие есть?

Кали показала на «Фалангу» в своей руке, а Прайс только отрицательно покачала головой.

— Термозаряды? — обратился он к ученой.
— Один магазин, — с грустью ответила та.
— У меня два. Ну что же, настало время стать солдатом, — подмигнул он своему доктору и, перезарядив пистолет, добавил: — Вперед! Давайте найдем Джессику.

Брэдли вспомнил о сигнальных маяках, которые он раздал своему экипажу в начале дня. Устройство было похоже на круг, по его окружности располагались восемь маленьких сигнальных маячков, каждый имел свой опознавательный номер. Первый номер был у Купера, второй у Маслова и т. д. Номер, присвоенный устройству, располагался в центре, остальные тянулись по часовой стрелке. Если горит зеленый, то все в порядке и помощь не нужна. Сейчас все маячки горели красным цветом, включая и маяк Купера — сигнал опасности.

— Значит, помощь задержится, — тяжело вздохнул Брэдли.

Почти весь холл был в огне: все оконные стекла выбиты, шкафы перевернуты. Кругом царила разруха.
Ба-бах! Раздался сильный грохот, видимо, от разорвавшегося газового баллона. Командир выкрикнул: «Ложись!», и девушки, прикрыв голову руками, выполнили приказ. Дверь от стационарного отделения пролетела над ними и пробила противоположную стену. Затем сразу же из образовавшейся дыры проследовал огненный выброс, язык пламени стремительно пронесся, согревая своим жаром укрывшийся под ним отряд. Через несколько секунд жар спал, и столб огня, исходивший из пробоины в стене, пропал. Капитан выглянул, осмотрелся, затем жестом руки дал понять, что можно двигаться дальше, и группа продолжила свой путь. Где-то снаружи был слышен шум идущего боя. Доносились крики раненых, стоны и различные ругательства. Война вернулась в наш дом, сея кругом смерть и разрушения… Опять.



Некий дом под Москвой…



Майор встал с кровати и прошел к детскому комоду. На нем вся в пыли стояла цифровая рамка. Изображение иногда мерцало, но его качество не пострадало. Алексей провел рукой по цифровой рамке и подошел к шкафу. Машина одежда все так же висела никем не тронутой, хоть и была немного в пыли. Его глаза наполнились слезами, картинки прошлых лет без перерыва всплывали в его голове. Но странный шорох отвлек его внимание. Дик окончательно обнаглел, растянувшись на всю постель. Было видно, что собака давно не спала, и майор не стал лишать ее удовольствия выспаться. Маслов вышел на веранду и смотрел на погибший сад. Присмотревшись, он заметил, что от дерева к дереву кто-то быстро перемещается. Алексей тут же достал свой маяк — под всеми номерами горел сигнал тревоги. «Час от часу не легче!» — подумал он и прошел обратно в детскую комнату.

— Ну все, Дик, просыпайся! У нас гости! — он толкнул в бок своего питомца.

Тот с неохотой встал, зевнул, потянулся.

— Ко мне, Дик! — скомандовал майор, и они быстро спустились вниз.

Кабинет Маслова находился на первом этаже, входная дверь была сразу под лестницей. Пробравшись туда, майор быстро подбежал к своему письменному столику.

— Купер! Купер!!! — в ответ лишь сплошные помехи. — Хоть бы ты работал, хоть бы ты работал, — приговаривал он вслух, включая компьютер. — Да! — затем с облегчением выкрикнул он.

Створки в полу открылись, и оттуда показалась лестница, ведущая в темноту. Электронный голос оповестил на всю комнату: «Добро пожаловать, Алексей!» Дик сначала даже взъерошился, оскалив зубы, но потом быстро успокоился. «Включено аварийное питание», — еще раз раздался тот же самый голос. Маслов быстро спустился вниз и, введя код на панели электронного замка, открыл какой-то ящик. Подвал был небольших размеров и вмещал в себя только пару книжных стеллажей и еще черный большой контейнер.

— Вот, Дик! Это я специально попросил разработать для тебя, — с некой гордостью произнес майор, доставая броню, похожую на скелет собаки.

Дик в ответ только заскулил.

— Да не бойся ты, твой хозяин знает, что делает, — подбодрил Алексей своего питомца.

Костюм сработал невероятно быстро. Стоило майору надеть на спину верхнюю его часть, как все остальное наделось и закрепилось в автоматическом режиме. Открытыми оставались только ноги и хвост. На морде же это все выглядело, как стальная маска, тянувшаяся вдоль носа до самого кончика, рот был свободен, уши и глаза тоже, все остальное вместе с шеей и туловищем закрыто. Костюм был гибкий, специально разработанный для армейских животных. К экзоскелету также можно было подсоединять различные разведывательные и диверсионные гаджеты.

— Ты мои глаза и уши, приятель, делай все так, как я тебя учил. Не бойся, если ты внезапно услышишь мой голос, это всего лишь устройство, — погладил он пса по голове. — Сейчас я активирую. Готово!

Маслов проверил свою боевую экипировку, и они медленно начали подниматься из подвала наверх. Снаружи раздался гром, и полил сильный дождь. Сверкнула молния, и гром ударил еще сильнее. Но Дика, который уже почти три года прожил на разрушенных улицах Москвы, такая неспокойная погода не пугала. Он быстро нырнул в разбитое окно и скрылся в кустах можжевельника. Выбравшись на открытую местность, пес быстро нырнул под лежавшую рядом ржавую часть брони танка, немного высунув морду на поверхность. Только глухой стук дождя, доносившийся из динамика, немного отвлекал Алексея. Лучшего места для обзора его питомцу в округе было не найти.

— Десять на одного, значит, — проворчал майор, наблюдая картинку местности на дисплее своего инструметрона.

Мини-камера, встроенная в шлем брони пса, отлично себя показала в деле. Команда противника состояла из бойцов трех организаций-сепаратистов — «Цербера», «Пепла» и «Падших». Во главе их был какой-то офицер во всем черном. Лица разглядеть не удавалось: маска надежно скрывала его. С очередными раскатами грома вражеский отряд начал штурм. Центурион «Цербера» проник в дом через кухонное окно, еще четверо бойцов зашли с парадного входа. Остальные решили зайти через заднюю часть особняка, как раз через кабинет хозяина дома. Мрачные тучи полностью заслонили солнце, а дождь все наращивал свой темп, превращаясь в ливень. Вскоре вражеская пятерка пролезла через разбитое окно и прошла внутрь. Ба-бах! Гроза все чаще напоминала о себе. Одновременно с небесным грохотом створки дверей из подпола резко разошлись, и трое солдат противника рухнули вниз. Оставшиеся бойцы попытались помочь своим товарищам, но проход быстро закрылся. Голоса замурованных моментально приглушились.

— Он здесь! — произнес один из солдат «Цербера».
— А я и не догадался! — раздраженно ответил второй.

Они осторожно обошли место, куда провалились их боевые товарищи, и подошли к письменному столу. Вспышка молнии в сопровождении грома на несколько секунд осветила комнату. Маслов с двумя обнаженными уни-лезвиями стоял прямо за их спинами возле большого центрального окна. Его тень отбрасывалась почти на всю комнату, но противник, обыскивая стол, ничего не заметил.

— Не это ли вы ищете? — сказал он, держа в руке пробирку с какой-то красной жидкостью.

Те резко обернулись, но до стрельбы дело так и не дошло. Майор тут же махнул руками в стороны и разрезал обоим горло. Вражеские штурмовики, схватившись обеими руками за раны, упали сначала на колени, а затем безжизненно повалились на пол. Маслов перезарядил «Тайфун» и прошел к выходу. Спрятавшись за лестницей, он медленно выглянул в коридор. Под покровом темноты в его сторону двигались два стража. Теперь без помощи друга ему было уже не обойтись.

— Дик! Дик! Помнишь барьер, где мы с тобой тренировались, твое любимое место? Ты должен пробраться туда, мне нужна твоя помощь, — картинка на дисплее не менялась, и поэтому Маслов прибегнул к другой тактике. — «Хомячок», а «Хомячок»!

Дик все сидел и не шевелился. За три долгих года разлуки он уже отвык от команд, от теплоты и уюта дома, от семьи, он все больше превращался в бродячего пса. Но последняя реплика хозяина заставила его встрепенуться, словно прошлое напомнило о себе.


***


— Хомячок, а хомячок! — радостное лицо человека отображалось в его щенячьих глазах. — Я из тебя сделаю боевого пса, будешь Машу защищать! Твоего друга, — показывал он на рядом стоящего маленького ребенка. — А вот твой специальный барьер для тренировок, — продолжал показывать большой человек. — Тренировочная площадка, так сказать. Его лицо прислонилось к шее щенка и начало быстро двигаться то туда, то сюда, издавая странные отрывистые звуки, потом еще раз и еще. Собака не выдержала и попыталась вырваться, но руки хозяина крепко держали его.
— Папа! Папа! Ему не нравится, поставь его, — выкрикнула девочка.
— Смотри-ка! А он с характером! — изобразил угрюмое лицо тот.

Юный собачий лай подтвердил его слова.

Наконец щенок оказался на земле. Он еще немного посмотрел в сторону уходящего мужчины и перевел взгляд на ребенка… на такого же, как он, ребенка. У нее были рыжие длинные волосы и много различных точек — веснушки покрывали ее милое лицо. Она играючи села рядом и наклонилась к нему, едва не прикоснувшись к носу животного.

— Я назову тебя Дик! А жить ты будешь в этой будке, — показала она, отведя руку в сторону.

Для новоиспеченного члена семьи дом показался слишком большим. Он сразу же прошел внутрь, опробовал мягкий и пружинистый матрасик и вышел обратно. Девочки уже не было, она вприпрыжку поскакала в свой большой человеческий дом, центральные двери которого издалека казались не такими уж и большими. Дик прошел обратно, немного походив кругами по матрасу, лег и уснул.


***


Майору нужен был отвлекающий маневр, чтобы беспрепятственно ликвидировать противника, и он вспомнил о тренировочной площадке, которую сделал специально для своего питомца. Сейчас она полностью поросла зеленью и была не пригодна для занятий, но в прошлом это было любимое место Дика. Всматриваясь в монитор инструметрона и иногда поглядывая в сторону приближающегося врага, Алексей без остановки все повторял: «Быстрее, быстрее, ну же, Дик! Вот умница». Собака вышла из-за укрытия и обошла по периметру дом, выйдя к центральному входу. За время пробежки пес полностью промок и поэтому, не раздумывая, хотел пролезть в свою заросшую будку, но голос хозяина в очередной раз прервал его затею.

— Голос! Дик, голос!

Пес моментально среагировал и пару раз громко гавкнул. Затем он хотел было предпринять повторную попытку проникнуть внутрь своего старого домика, но, посмотрев в сторону хозяйского особняка, изменил решение. Лай сработал. Вражеские солдаты насторожились, очередная вспышка молнии ненадолго осветила местность, отчего нахождение в заброшенном доме становилось все более пугающим.

— Это всего лишь собака! Чего остановились? Ищите его! — рявкнул на своих подопечных центурион противника.

Солдаты перекинулись друг с другом взглядами и, пожав плечами, продолжили поиски. А Алексей тут как тут. Нанолезвием своего клинка он почти без замаха моментально разрубил голову первому стражу, второй успел только прикрыться щитом, но голову от смотровой щели убрать не успел, и клинок, пройдя через нее, стремительно вонзился в его лоб. «Хм… Армия из трех группировок», — на секунду задумался Алексей, увидев небольшую эмблему на груди поверженных солдат — «Пепел». А десятью минутами ранее был «Цербер». Хлоп! Удар в живот пришелся из ниоткуда. Затем удар в челюсть и сильнейший кросс справа. Маслов с грохотом упал на пол. «Фантомы, местные крысы», — раздосадованно подумал он, сплюнув кровь. Но тут маскировка замерцала, и он увидел Дика, который, вцепившись в руку врага, теребил ее изо всех сил. Меч выпал. Фантом, изловчившись, сильно ударила пса под ребра в живот. Тот упал, отлетев немного в сторону. Быстро вскочил на ноги и, оскалив свои клыки, приготовился к следующей атаке.

— Зря вы сюда пришли! — раздался голос Алексея позади фантома.

Та оглянулась, и ее голову разнесло в щепки под огнем легкого пулемета.

— Молодец, Дик! К черту скрытность! Давай покажем им, что к семье Масловых лучше не соваться! — гордо произнес Алексей, и они оба спрятались обратно под лестницу.

Центурион первый выбежал на шум, но в коридоре никого не обнаружил. С другой стороны лестницы выбежал еще один штурмовик. На счет три они быстро заглянули под лестницу — опять никого, только лужи крови и три трупа.

— Вперед! — приказал центурион, указывая на дверь кабинета Маслова, а сам занял позицию чуть позади. И как только они приготовились штурмовать помещение, сзади них открылась дверь чулана, и в сопровождении грома, дождя и молний Алексей разрядил свой «Тайфун». Оба изрешеченных противника, как бревна, попадали на паркетный пол кабинета. Уставший майор медленно сполз по стене и сел на пол. Дик лег рядом и, положив свою мокрую морду к нему на колени, засопел.

— Ни дня не дают прожить спокойно, — подумал вслух Маслов, рассматривая пробирку с чьей-то кровью.

Дождь постепенно терял силу, звуки грохота грома быстро отдалялись, со временем тучи начали расходиться, и первые лучи солнца осветили окрестности. Спустя десять минут послышался шум двигателей корабля.

— Нам пора, Дик! — произнес уверенно майор, как будто знал, кого он встретит снаружи.

Выйдя во двор, он увидел недалеко парящий дредноут Альянса и шедшего в направлении его дома солдата.

— Майор, вас вызывает адмирал Хакет… — начал военнослужащий, но, подойдя поближе и увидев кровавые пятна на броне майора, прервался. Потом, посмотрев за плечо офицера внутрь дома, растерянно продолжил: — У нас ЧП на базе «Рассвет».
— Да я уже догадался! Сейчас только соберу вещи, и выдвигаемся. Ах да! Приберитесь здесь и заберите пленных, они у меня в кабинете, дверь под лестницей. Их трое, они вооружены и очень опасны, не советую брать их в одиночку. Разблокируете двери, нажав на зеленую кнопку у меня на столе. Действуйте… — Маслов перевел взгляд на звание военного и добавил: — Лейтенант. Похлопав его по плечу, прошел к транспортировочному челноку. Тот только тяжело сглотнул, растерянно смотря уходящему боевому офицеру вслед.
— Лейтенант, вы чего встали?
— Но вы же…
— Да я пошутил. Группа быстрого реагирования уже в пути, через минуту будут, так что не стойте как вкопанный, а помогите Дику снять костюм, а то он все бьет по нему лапой, никак за ухом почесать не может.

Тот облегченно выдохнул и быстро побежал выполнять указания старшего офицера.



Диверсанты…



Огромные стальные стены проходили по периметру всего города, но по мере его расширения их убирали и возводили новые. Саларианец и гет, увидев метеоритный поток в ночном небе, быстро, как могли, возвращались обратно. Чем ближе они подходили, тем лучше виднелись небесные вспышки, похожие на фейерверк. Праздник? Последний раз салют запускали в честь победы над Жнецами, с тех пор поводов для особой радости не было. С чего бы это?
Наконец бойцы подошли к центральным воротам базы.

— Орион! Я же говорил, что проход не здесь, — констатировал факт Бау, когда они уперлись в заградительную стену.
— Спектр! Это не стена, — разглядывая препятствие, ответил тот и включил два встроенных в плечи прожектора.
— У тебя есть фонари? Почему ты их раньше не включал? А то идем, как слепые, по этим развалинам… — начал предъявлять свои претензии саларианец. — Я еще, как…
— Вы об этом не просили, Спектр! — вдруг перебил его гет и затем произнес: — «Синие светила».
— Что? — повернулся обратно к стене Йоднум.

Свет от прожекторов прайма осветил почти полстены предполагаемого прохода. Бау подошел ближе и приложился рукой — это оказался борт межзвездного корабля, а усилившиеся крики за стеной оказались вовсе не восторженными воплями, как сначала показалось, а криками паники и страха. Чуть в стороне лежали входные стальные ворота с разбросанными повсюду трупами солдат Альянса. Гет присел и посмотрел под днище корабля.

— Нужно попасть в город, Спектр!
— Да что же здесь…

Ба-бах! Громкий звук разорвавшегося снаряда прервал размышления саларианца и заставил его присесть. В городе явно было что-то не так, вскоре это подтвердилось звуками стрельбы и грохотом от выстрелов из более тяжелой техники. Они залезли под корабль и быстро переползли, попав в город. Перебежав и укрывшись в соседнем пятиэтажном доме, бойцы пробрались на крышу. Гет, медленно высунув свой фонарь, увидел двух наемников, которые вели огонь из снайперских винтовок по мирному населению. За ним выглянул и саларианец. Ничего не сказав, он только прищурил глаза и осторожно вылез наружу. Бетонные блоки, лежавшие там, служили ему отличным прикрытием. Не спеша, мелкими перебежками Бау успешно добрался до цели.

— Ну что? Спорим, попаду во-о-он в того кренделя? — сказал первый снайпер.
— Тысяча кредитов, что не попадешь, — ответил второй.

Но как только наемник хотел было нажать на курок, в его затылок проник наноклинок и вышел через рот, вонзившись в бетон. Второй резко отскочил, упав на спину, и со страхом в глазах попятился спиной к выходу. После он встал и хотел уже побежать, но ударился головой об выставленную руку прайма и без сознания грохнулся на пол.

— Хм… он жив, — обратился Спектр.
— Да, скоро очнется, — подтвердил гет и, заключив запястья пленного в наручники, приковал его к одному из бетонных блоков.

С крыши здания было, хоть и не отчетливо, видно весь город, и район проглядывался хорошо. Везде был пожар и шли бои, воздух полностью контролировался противником, который хотя и нес потери, но не от городской системы тяжелых пушек ПВО, которая почему-то была отключена, а от точечных попаданий ЗРК и ПЗРК Альянса. Сразу было видно, что этим родом войск руководит умелый командир. При помощи оптического прибора саларианец рассматривал местность и все время что-то нашептывал себе под нос.

— Все сигнальные огни команды горят красным светом, — рассматривал свой маяк гет. — Связи с коммандером нет. Ни с кем нет.
— Надеюсь, хоть кто-то выжил, — проговорил Бау. — Тот пик… излучает какую-то странную голубую энергию. Все это время у нас под носом производилась целая железная армия, а мы, как куча слепых пыжаков… Да и флот наемников Омеги… Как мы это все упустили? — продолжал негодовать он.
— Спектр! Нужно помочь тому отряду, — указал прайм на огромный супермаркет в трехстах метрах от них, — это единственный выживший военный корпус десанта в этом секторе, если его уничтожат, район отойдет к противнику.
— Нас двое, что мы можем сделать? — удивленно посмотрел тот в сторону гета.
— Завод по производству военной техники совсем рядом. Там производятся и боевые роботы.
— Рассказывай! — нахмурился Бау.


***


План был прост: добраться до завода и активировать оставшихся роботов, потом попытаться помочь десантникам. Но на деле это оказалось почти невыполнимой задачей.

— Ах-х-х, — прохрипел очнувшийся наемник.
— Зачем вы здесь? Ваши цели? — сразу же начал допрос саларианец.
— Ха-ха-ха! — рассмеялся тот в ответ. — Скоро вы все сдохнете, а я помочусь на ваши трупы…
Ба-бах! Половину головы пленника разнесло на куски.
— Пойдемте, Спектр, мы теряем время, — опустив крупнокалиберный пистолет, произнес Орион.
— Мог бы предупредить, — недовольно ответил Бау.
— Вас бы тогда пришлось уговаривать.
— Завод же находится в северной части, пешком нам так быстро до него не добраться.
— На нем! — подойдя к другому концу крыши, показал гет.
— «Мако»! Так он же в ремонте!
— То, что нужно, — сказал прайм и спрыгнул вниз.

Саларианец, наблюдая за удачным приземлением своего товарища, перезарядил винтовку и начал обратный спуск по лестнице. Техника находилась на СТО, в ста метрах от того корабля, который перегородил центральный вход в город. Наверное, какой-то умник из военных решил прокатиться до магазина, да двигатель его подвел. Гет моментально занялся работой, а саларианец остался ждать у входа. Рядом с ним находилась стационарная платформа, к которой были прикреплены два многоствольных скоростных пулемета, накрытых бездыханным телом солдата Альянса. Грохот и шум наземного и воздушного боя раздавался отовсюду, от многочисленных пожаров ночные облака окрасились в алый цвет. Луну окончательно закрыл поднявшийся плотный дым войны. Вскоре земля начала немного сотрясаться, Спектр окинул взглядом вражеский корабль, как вдруг из-за него показалась группировка противника, костяк которой в основном составляли геты.

— Орион, твои друзья здесь! — крикнул Бау.
— Еретики Гордекса! Мой народ давно покинул Землю, и об их возвращении мне ничего не известно. Спектр, задержать сможете?
— Думаю, да, — ответил саларианец, посмотрев на стационарный пулемет.

Смотря на Ориона, как он копается в двигателе, можно было подумать, что он не командир отряда прймов, а очень талантливый инженер, который, перебирая детали двигателя машины, так нежно с ними обращается. Бау подбежал к пулемету и, аккуратно сняв с него труп бойца Альянса, положил на землю. Проверил патроны и занял место стрелка. Как только противник зашел в радиус поражения, Йоднум спустил курок. Блок стволов начал двигаться и через несколько секунд осыпал крупнокалиберным огнем приближающийся отряд гетов. Несколько десятков солдат противника повалились как подкошенные, но остальная группа все-таки смогла отойти и укрыться за разрушения, изредка выглядывая и отстреливаясь. Щитки пулеметной установки успешно защищали саларианца от ответного вражеского огня, но искры и осколки от пуль несколько мешали прицеливаться, что создавало слегка беспорядочную стрельбу. Бау ни на секунду не прекращал обстрел, но спустя несколько минут пулемет замолчал. Из тумана пыли показался огромный фонарь, затем корпус и ходунки. «Колосс!» — про себя проговорил саларианец и обернулся в сторону Ориона. Но кроме БМП в мастерской ничего не было. Рык мотора, и «Мако», чуть приподняв передние колеса, со шлифом выехал на улицу. Йоднум слегка улыбнулся и моментально запрыгнул в салон машины, заняв место стрелка. Снаряд тяжелого шагающего танка гетов прошел совсем близко — Орион успел отвести М-35 в сторону. За это время Бау быстро развернул башню танка, прицелился и выстрелил. Снаряд точно угодил в одну из ходулей бронированной единицы противника. Колосс чуть наклонило, и он уперся в здание. Снаряд от второго выстрела точно попал ему в передний борт, но его щиты смягчили удар.

— Орион, ваш тяжелый танк так просто не уничтожить, а времени мало! — крикнул саларианец.
— Значит, уходим отсюда!
— Но…

Как только гет развернул «Мако» в направлении завода, произошел мощнейший взрыв. Первым взорвался рядом стоящий вражеский корабль, который переломило пополам, а затем, словно по цепочке, взрывы заполнили улицу, захватив дом почти целиком. Взрывная волна накрыла всю вражескую группировку, а здание обрушилось и всей своей массой завалило колосса. Прогремел еще более мощный взрыв; испустив вдоль улицы огненный вихрь и заглатывая перекресток за перекрестком, он добрался до «Мако», который на полной скорости, подпрыгивая на кочках, шел вперед. Шоссе было почти чистым, объезжать разбитые машины приходилось нечасто.

— Орион!
— Не суетитесь, Спектр!

Впереди перед машиной возникло здание, внизу которого находился магазин. Он занимал весь первый этаж, а его стены, точнее, витрины состояли из стекла. Объезжать времени не было, да и незачем. Орион смело направил БМП внутрь, тем самым пробив себе проход. Языки пламени от взрывной волны, следом врезавшейся в здание, стремительно сокращали отрыв, но смогли только коснуться заднего борта машины, когда та вылетела с другой стороны дома. Быстро преодолев десять метров внутреннего двора и по пути проломив заградительный алюминиевый забор, «Мако» резво выехал на шоссе.

— Ух! — выдохнул саларианец. — Что это было, Орион?
— Легкие мины с дистанционным детонированием! Я назвал их «Фейерверк». Над мощностью еще нужно поработать.
— Да, легкими их не назовешь, — оценил Бау.

Через десять минут бойцы были на месте. Ближайшие дома выглядели пустыми. Бетонный забор, огораживающий территорию завода, выглядел цело. Вторжение обошло его стороной. Орион взломал электронный замок, и двери разошлись. Во внутреннем дворе сразу же возле входа находился специальной домик для персонала службы безопасности. Подойдя к нему поближе, Бау несколько раз позвал охранника — тишина. Потом он зашел внутрь и увидел сидящего возле пульта управления воротами человека. Саларианец толкнул мужчину в плечо, и его голова, чуть качнувшись, свалилась к его ногам.

— В Альянсе тоже завелись еретики! — проговорил гет.
— А Купер оказался прав! У нас завелась крыса, причем в самых верхах! — проанализировал ситуацию Бау и выдвинулся в сторону центрального входа промышленного здания.



Лидер…



В баре «Серинити» стояла полнейшая тишина. Ария держала двоих разведчиков на прицеле, с одной стороны приложив дуло ПП вплотную ко лбу первому, а с другой стороны наведя крупнокалиберный пистолет на второго. Астрид же была готова пустить пулю в лоб главному разведчику. Владос понимал, что шансы в бою против главы Омеги и командира турианского десантного взвода были близки к нулю, да и его подчиненный не успел еще достать оружие, но зато держался молодцом. Никто не решался нажать на курок.

— Капитан! — грозно повторила азари. — Даю вам последний шанс подумать.

Стены заведения задрожали, и с улицы послышались голоса народной паники. Затем прогремел взрыв, потом еще и еще. Шум приближающегося уличного боя заставил положить конец противостоянию, отложив выяснение отношений двух противоборствующих сторон до следующего раза. Владос медленно опустил пистолет.

— Хорошо, дамы, продолжим в следующий раз, — потолок чуть осыпался от грохота взрыва. — Может быть, посмотрим, что происходит? — затем предложил он.
— В следующий раз я тебе башку снесу, — проходя мимо турианца, злобно выпалила Ария. — Не сочтите за дерзость, капитан, — спокойно добавив, прошла к выходу.

Астрид, опустив оружие и еще раз смерив взглядом Владоса, проследовала за азари. Разведчики, облегченно выдохнув, направились следом. Взрыв! От ударной волны стекла снесло внутрь. Пыль и песок окутали парадную часть бара.

— Развяжите их! — крикнула Т’Лоак, чуть пригнувшись.
— Это наш единственный источник информации! — возразил турианец.
— Капитан! У нас здесь война, и мне плевать, кто там ваш свидетель! Или вы хотите сдохнуть здесь?!

Разведчик, еще раз пошевелив своими мандибулами, посмотрел в сторону наемников.

— Как они помогут нам выжить?
— Увидишь! — коротко ответила глава Омеги.
— Освободи их! — приказал главный разведчик.

Сиреневая женщина незамедлительно проследовала в направлении заключенных.

— Итак, где прячутся повстанцы? — сразу же начала допрос азари.
— Мы не знаем, о чем вы! — с усмешкой ответили те.

Ария опустила голову и подумала про себя: «Ну почему никто сразу не может сказать правду? Раза в два облегчили бы этим жизнь мне и себе!» Ее сжатая в кулак рука засияла голубым светом. Она слегка подняла голову и резким биотическим правым кроссом сломала шею одному из наемников. Второй даже не успел дернуться, как был немного приподнят и прислонен к стене. Азари эффективно использовала все прелести биотики.

— Ария, мы так… — Владос не успел договорить, как был остановлен турианкой. Она настойчиво посмотрела в его сторону и на секунду перевела взгляд на свою штурмовую винтовку, отрицательно покачав головой. Медленно сдавливая биотическим капканом горло пленника, Ария повторила вопрос:
— Где повстанцы?
— Я покажу, покажу, — хрипящим голосом ответил тот.

Хватка ослабла, и наемник опустился вниз.


***


Улица была охвачена огнем, жители трущоб с криками покидали свои дома и двигались только в одном направлении. Ария подняла голову вверх, и ею завладела настоящая ярость. В черно-алом небе парили несколько десятков фрегатов ее флотилии, более крупных кораблей не было, видимо, были припасены для чего-то другого или их вообще не осталось. Тяжелые городские орудия ПВО не работали, а системы ЗРК и ПЗРК преимущество в воздухе пока уравнивали с достатком. Надолго ли? Азари сразу вспомнила о маяке, но, достав его, свое настроение не улучшила, да и связи тоже не было.

— Так, показывай! — рявкнула Т’Лоак на пленного наемника и подтолкнула его вперед.

Бомбардировка прекратилась. Живой силы противника замечено не было. Вскоре бойцы вышли на центральную площадь района. Жар от огня, охватившего почти все здания, немного припекал. Стало очевидно: огненное кольцо замкнулось.

— Ты куда нас завел? — Ария злобно посмотрела на наемника.
— Сейчас, сейчас, — жалобно прохрипел тот.

В самом центре площади, где стоял колодец с питьевой водой, открылся люк, и на сцену вышел чернокожий мужчина в золотой броне. Он развел руками, и толпа замолчала. Теперь даже шум неподалеку идущего боя был отчетливо слышен. Отряд в это время уже слился с многочисленной толпой.

— «Сектор»! Ах ты ублюдок! — вслух прошипела азари.
— Кто это? — озадаченно поинтересовалась турианка.
— Давний знакомый! Решили, что без Омеги я никто. В этом мире, в котором я живу, стоит только промедлить, и ты труп, но не в этот раз.
— Мы в центре огненного кольца! Как будем выбираться? — нервничал Владос.
— Не будем выделяться, посмотрим, что он скажет, нужно подобраться поближе… — желание наемника закричать прервало ее диалог. Хруст! И пленник рухнул на землю со сломанной шеей.
— Ария… — растерянно прошептал турианец.
— Капитан! Вы хотите выбраться или нет? Я думаю, что да! Так заткнитесь и делайте то, что я скажу! А этот кусок дерьма нас бы сейчас выдал, и тогда мы оказались бы в полной жопе.

Проведя ликбез, Ария начала осторожно продвигаться по радиусу трибуны, постепенно сужая круг, приближаясь к выступающему.

— Народ «Нового рассвета», у нас есть выход из сложившейся ситуации, но свободных мест всего десять. Остальные платные. Всего сто кредитов, не так много для сохранения жизни, — объявил «Сектор» через граммофон.

После объявления сзади него показались шесть наемников. Они поставили небольшой пропускной заслон и перезарядили оружие, выстроившись цепью. Народ начал отдавать свои последние гроши, драгоценности и другие предметы, представляющие хоть какую-нибудь ценность на рынке. Со временем очередь дошла и до воинов «Возмездия». Ствол «Шершня» уперся в живот Арии.

— Хм… Какая аппетитная попка, — замурчал батарианец. Шлеп! И его руку от упругих ягодиц азари отпружинило, как от резинового мячика.

Т’Лоак, ничего не отвечая, просто подняла голову, наемник, стоявший перед ней, буквально побледнел.

— Ну что же ты, не узнаешь свою королеву? — издевательским тоном проговорила она и биотическим импульсом отшвырнула его почти на десять метров.

Народная толпа разошлась, и он шлепнулся на землю, прокатившись кубарем еще метров пять. Азари, недолго думая, молниеносно приблизилась к наемнику в золотых доспехах, тот попытался выхватить пистолет, но резкий удар под дых, а затем в челюсть заставил его скрючиться, как старую корягу, выброшенную на морской берег. Остальные наемники были уже под прицелом команды. Приставив пистолет к затылку своего бывшего главаря, Ария присела на одно колено.

— «Сектор»! Я думала, вы героически сражались и погибли, а вы, оказывается, спрятались в канализации, — иронично начала глава Омеги. — Как настоящие крысы! — повысив тон, злобно добавила она.
— Ария, — прохрипел тот, — это тебе не Омега! И тебе здесь никто не подчиняется!
— А вы нашли покровителя посильнее, значит, решили устроить… — азари переполняла злость. — Хм… Анархисты хреновы! — продолжала она. — Веди к нему!
— К кому?
— Не заставляй меня повторять дважды, «Сектор»!
— Ладно, ладно, я отведу!
— Вот и славно, — ехидно улыбнулась Ария в ответ и громко огласила: «Пройти могут все… и бесплатно!»

Круг огня смыкался, захватывая все новые территории. Было очень интересно, почему здания и дома бедного квартала не были построены из огнеупорного материала, как и все остальные, ведь это было не так дорого, а кое в чем даже дешевле. Спустившись вниз, боевая группа попала в канализационные каналы города, где по большим трубам, словно ручей, текли стоки нечистот. Особого запаха не было, но крыс было предостаточно, они все время бегали и что-то ели, а некоторые даже несли в зубах различные предметы. Ария, Астрид и турианские разведчики шли впереди, держа на мушке своих пленников, а чуть сзади них следом подтягивались и жители города. Колонна растянулась уже на несколько сот метров.

— Ну? Долго еще? — толкнув наемника в спину, прошипела азари.
— Пришли! — угрюмо ответил тот.

Сиреневая женщина подняла голову и увидела огромную дверь, на которой было написано большими буквами: «Служба водоснабжения и обслуживания канализации».

— Так вот, значит, как вы устроились. А я думаю, что это у вашего директора такая рожа знакомая. Пошли! — злость Арии не знала границ.

Пленный наемник постучал в дверь.

— «Сектор», ты?
— Да!
— Они заплатили?
— Да!
— Отлично, открываю!

Как только створки разошлись, началась стрельба. Вернее, стреляли только одни. Астрид, произведя очередь из своего «Фестона», стразу положила троих солдат справа. Владос со своим приятелем столько же слева, а Ария точным выстрелом из пистолета пробила голову возникшему перед ней еще одному наемнику. Охрана была ликвидирована. Но один выстрел со стороны противника во время боя все-таки прозвучал. Смертельно ранен в голову оказался напарник Владоса. Тот, шепотом проговорив что-то, закрыл ему глаза и взвалил мертвое тело товарища себе на спину. Затем толпа беженцев прошла внутрь вражеской базы, около сотни солдат сразу же попытались окружить их, но под угрозой расправы над их командиром они так и не решились вступить в бой, сопроводив Арию, Астрид и Владоса до самого кабинета директора организации. Между всей канализационной системой располагалось подземное строение, вернее, департамент, отвечающий за очистительную систему и водоснабжение. Его залы были огромной овальной формы, особенно холл, где расположилась основная масса жителей. Мягкие диваны, роскошные маленькие столики и навесные телевизоры только добавляли уюта собравшимся. Кабинет директора был обставлен шикарной мебелью. Он делился на три отсека и был больше похож на жилые апартаменты. Возле входа сидел секретарь, слева дверь управляющего, а справа тренажерный зал. Везде имелись свои шкафы, столы, стулья, а также ковровые дорожки и висящие на стенах дорогие картины.

— Ну так что, Олег? Или директор очистительного предприятия «Новый рассвет»? — Ария резко скривила лицо и выстрелила в первого охранника. Тот со стоном рухнул на красный шелковый ковер. Тут же раздался второй выстрел — охрана босса была уничтожена. — Мне плевать, как ты здесь оказался и как тебе это удалось, мы здесь не за этим! В первый раз тебя спас Шепард, не думай, что я тебе предоставлю второй шанс! — зло выпалила она.
— Постой! — турианка схватила азари за руку. — Давай его выслушаем.

Та, злобно посмотрев на Аврелиан, смирилась и, скрипя зубами, проговорила:

— У тебя есть что сказать!

Бывший генерал «Цербера» сидел очень расслабленно и спокойно, как будто это для него был обычный будничный день. Но одного он сегодня точно не ожидал — увидеть Арию. Смерив взглядом избитого «Сектора», находящегося в заложниках у азари, он сразу догадался, что к чему.

— Значит, атака уже началась. Отсюда плохо слышно. Я предупреждал руководства Альянса, что такое может произойти, но они, как всегда, не стали меня слушать.
— Тебе-то что? Ты же «Цербер»! — продолжала гневаться азари.
— А ты Омега! Только твои идеалы остались прежними, а «Цербера» — поменялись, я не террорист, не анархист и тем более не революционер.
— Нам нужно попасть в главный центр управления городской системы ПВО, вы поможете нам? — вмешалась турианка.
— Он поможет, ведь так, Олег? — в очередной раз злобно посмотрела на него Ария.



Загадочная башня…



— Зачем тебе это, Колят? Ведь ты такой же убийца, как и я, — сокрушалась Линда.
— Я изменился! — просто ответил тот. — Грузите ее, капитан, — добавил дрелл и отошел в сторону.

Оказав девушке медицинскую помощь, солдаты Альянса сопроводили ее на борт челнока.
Криос не прогадал, попросив помощи у своего капитана. Хоть он и согласился с трудом, подмога была внушительной: целый десантный взвод, почти вовремя прилетевший на двух челноках. Офицер десанта объяснил, что это связано с восстановлением военной базы на Ганимеде, и почти вся военная сила Альянса задействована там.

— Ну что, Колят? Слышал, тебя чуть не убили, — подойдя к нему, насмешливо прорычал кроган.
— Слышал, ты завис между первым и вторым этажом на пожарном шланге, и тебя пытались снять десять человек, так как сам великий и ужасный воин из клана Урднот, оказывается… — не уступал дрелл.
— Не боясь высоты, отцепился и спрыгнул сам, — продолжил и закончил Брикс, сделав акцент на слове «высоты».

Колят только улыбнулся в ответ и прошел к челноку, в который недавно сопроводили заключенную. Кроган направился следом. Как только салоны челноков заполнились десантом, корабли поднялись в воздух и отправились обратно на базу «Рассвет». Дрелл постоянно посматривал на Линду и не потому, что он наконец увидел ее лицо, а потому что она была представительницей его расы, да еще и давней его знакомой. Ее кожа была белого цвета, а врожденные узоры на ней — бежевого. Зеленый оттенок глаз одновременно завораживал и внушал опасность.

— Нравится преступница? — кроган толкнул бывшего убийцу в плечо.

Но тот только еще раз посмотрел на девушку и вздохнул. Она, услышав вопрос, прищурилась и вальяжно откинулась на спинку кресла. Вдруг челнок затрясло. Через несколько секунд встряхнуло еще раз, но уже сильнее. Весь экипаж быстро пристегнулся. Колят посмотрел на свой персональный маяк — под каждым номером мигал сигнал красного цвета.

— Вторжение превосходящих сил противника. Пробуем уклониться. Помехи в электронике, связи нет… — раздался голос пилота.
— Ну что, готов повеселиться еще раз? — как-то неуверенно пробасил кроган, вцепившись в крепеж сиденья.

Сильнейший удар в борт. Корабль сильно тряхнуло, и с объявлением пилота: «Всем приготовиться, птичка сбита! Мы падаем!» Брикс с Колятом закрыли глаза.


***


Младший Криос открыл глаза, чувство свободного падения не покидало его. Скошенный участок поля, где он находился, окружала высокая трава. «Колосья зерна!» — подумал он тогда, чуть приподнявшись. Немного оглядевшись, Колят заметил очень знакомого ему дрелла. Это был его отец. Подойдя поближе, он увидел в его руках расцветший бутон розы.

— Отец? Но как я здесь…
— Сын, ты моя кровь и плоть, смерть преследует тебя, — пронзительным эхом ответил тот.
— Я умер?
— Нет! Держи, — Тейн вложил цветок в руки своего сына. — Калахира говорит, что твое время еще не пришло.

Вспышка яркого света заставила Колята зажмуриться.


***


— Колят! Колят! — тормошил его кроган.
— А-а-а! — со стоном очнулся тот.

Вокруг горели дома, неподалеку слышался грохот идущего боя, а взрывы от бомбардировки раздавались отовсюду. Черное ночное небо окрасилось в алый цвет.

— Связи нет, все маяки воспроизводят красный сигнал, а эта башня похожа на ту, что взорвала команда «Нормандии» три года назад при «Грозовых воротах». Увидев, что дрелл до сих пор не понял, что произошло, Брикс объяснил более подробно:
— Один челнок сбили еще в воздухе, вон его обломки, — указал кроган на покореженные детали недавно сгоревшего воздушного средства, — нам повезло больше: только поцарапали борт. Посадка прошла неудачно, задели крышу здания и снесли пару машин, как выжили — не знаю. Кстати, твоя подружка жива, успела сбежать, пока я очухался, а могла убить.
— Не убила бы! — вдруг хрипло промолвил дрелл.
— Она вроде бы не отличается благородством, — заметил кроган. — Тогда какие она преследует здесь цели?
— Хороший вопрос, осталось выяснить ответ, — задумчиво сказал Криос.
— Ладно, здесь оставаться нельзя, нужно разобраться с этой башней, — проговорил Брикс и посмотрел в сторону расположенного рядом загадочного шпиля. Врага замечено не было, только вдалеке виднелись фигурки железных человечков, ведущих боевые действия почти по всему городу. Железная армия свое дело знала.

По черно-красному небу над всем городом расплывались голубые волны, формировавшие в небе что-то вроде купола, видимо, не пропускающего сигналы связи на любой частоте. А генератором, испускающим это излучение, служил пик башни, в которую бойцам и предстояло пробраться.



 

Отредактировано: Alzhbeta.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 24.03.2015 | 558 | Mass Effect: Возрождение, Andrey84 | Andrey84
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 13
Гостей: 12
Пользователей: 1

Чёрный_Лентяй
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт