Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Реванш. Глава 22

Жанр: приключения, экшн;
Персонажи: Лиара, Ария, ОС;
Статус: в процессе;
Описание: После драки кулаками не машут. Но как, проиграв, не утратить боевой дух?

 




После падения перегородки от пола еще некоторое время исходила весьма ощутимая вибрация. В воздухе в мгновение ока оказались тысячи блестящих пылинок, мерцающих в тусклом свете скудного освещения коридора. Несмотря на полную тишину Вега вздрогнул, огляделся по сторонам, как будто опасался, что стены и потолок вот-вот рухнут на него. Еще несколько секунд лейтенант сидел неподвижно, уставившись перед собой невидящим взглядом. Он был дезориентирован, но прекрасно понимал, что взрыв реактивного снаряда не прошел без последствий ни для него, ни для его хрупкой спутницы. Напротив, почему-то он был уверен, что контузия — не самое страшное. Вдруг в памяти всплыли молитвы на испанском языке. Те самые молитвы, что читала ему перед сном мать, прося у Всевышнего здоровья своему непоседливому чаду. Неужели все на самом дела настолько серьезно, что подсознание явно предупреждает о чем-то очень плохом? Как могло все закончится именно так? А разве уже все кончено? Верить в это не хотелось, но все попытки заглушить голос матери оказались тщетны — молитва все ещё звучала в подсознании. Джеймс с силой сомкнул веки, затем резко раскрыл глаза. В воздухе повисла зловещая тишина, а от пылинок, зависших на уровне лица человека, он казался густым, как жидкое масло. Вега не слышал ничего — абсолютно ничего. После шума боя и грохота перегородки не было слышно ни звука. Лейтенант поднял голову и посмотрел на лампы аварийного освещения. Обычно они издавали едва слышное гудение, но сейчас их тусклый свет бесшумно и безучастно освещал пространство рядом с собой. Не было слышно и звуков сирены. Он не мог вспомнить, в какой момент ее включили, и не заметил, когда отключили. И отключили ли вообще? Джеймс не слышал собственного сердцебиения и даже дыхания. Он испугался, что не дышит, поэтому тут же жадно набрал полные легкие воздуха и резко выдохнул. В глазах на миг потемнело, а под ложечкой предательски засосало, но паника начала отступать. Дыхание нормализовалось, после чего Вега смог спокойно вздохнуть.
Он знал, что кроме него и азари здесь никого не было, но у Джеймса возникло ощущение, как будто кто-то незримый безмолвно стоит за спиной, целился ему в голову и только и ждет, когда Вега обернется. Лейтенант замер, напрягся, отчего в шее хрустнуло и отдалось резкой болью в правый глаз. От этого он слегка прищурился, но ощущение чьего-то присутствия за спиной, не покидало его. Вега все еще ожидал выстрела. Джеймса вновь сковал страх, но этот уже был не таким, как несколько секунд назад. Скорее, это был страх беспомощности, безысходности. Он буквально оцепенел, но так и не нашел в себе силы обернуться или попытаться уклониться, полностью отдав себя в руки судьбы. В голове все еще была сильная пульсация, но теперь чувство дезориентации медленно сменялось апатией, мышцы расслабились, подступила тошнота. Определенно это контузия, возможно, что и сотрясение мозга. Лейтенант не пытался насильно заставить себя специально что-то анализировать или прислушиваться к своим ощущениям. Все вышло само собой благодаря годам упорных тренировок. Внутренняя диагностика работала на уровне рефлексов, хотя сейчас Веге было и не до этого. По крайней мере, именно так ему казалось. К тому же он чувствовал, что его тело ему не подчиняется. А может, он просто не пытался ничего предпринять?
Тошнота исчезла так же внезапно, как и появилась. Джеймс так и не дождался выстрела, но и облегчения это не принесло никакого. Он с трудом сглотнул слюну с легким металлическим привкусом, затем резко обернулся и зло, сквозь стиснутые зубы, усмехнулся. Инстинкт его подвел. Сзади никого не оказалось.
Лейтенант попробовал подняться, пошатнулся, рухнул на пол и мысленно чертыхнулся. Или не мысленно? Да какая собственно разница? Сейчас ему было совсем неинтересно в этом разбираться, ни в этом и ни в чем другом. Ноги совсем не слушались, а руки уперлись в металлический пол, но не удержали его, и он неловко завалился на левый бок. Такой слабости он не чувствовал уже давно, поэтому Джеймс обозлился еще сильнее и, стиснув зубы, предпринял новую попытку встать. На этот раз он смог контролировать свои мышцы, вновь уперся руками в пол и только тогда почувствовал, как сильно болит спина. Боль была тупой, пульсирующей и весьма ощутимой. Вега подумал: «Если что-то болит, значит я все еще жив». Он опасался, что взрывом ему могло повредить позвоночник, именно на это он списал поведение ног. Холодный пот проступил на лбу, а ладони стали влажными: «Нет! Только не это. Не сейчас!». Вега встал на колени и вытер руки об бедра. Лейтенант осмотрелся вокруг, и тут пришло осознание того, что он не знает, что теперь делать дальше. Слабость, беспомощность — он ли это? Как такое могло случиться с опытным солдатом? Возможно, он все еще под действием церберовских препаратов? А может, все это происходит у него в голове, и он все еще в кресле Гемиса? Нет, не похоже. Слишком болит спина. Туман в голове постепенно рассеялся, позволив начать анализировать обстановку.
Пока лейтенант боролся со своим телом, он напрочь забыл об азари, и только сейчас Вега бросил мимолетный взгляд на Бриссу, неподвижно лежащую на расстоянии вытянутой руки, но оказалось, что это расстояние не так и легко было преодолеть.
Джеймс вновь уперся руками в пол и на карачках подполз к азари, склонился над ней и робко посмотрел в ее бледное, маленькое лицо, напоминавшее сейчас кукольную маску. Оно было пугающе безжизненным, губы сжаты в тонкую линию, зрачки расширены настолько, что не было видно ни намека на белки глаз. Сейчас она выглядела более пугающее, чем тогда, когда он увидел ее впервые. Вега аккуратно приложил ухо к груди матриарха, пытаясь расслышать сердцебиение, заодно и почувствовать движение груди, но ничего не смог уловить. Все чувства оказались притуплены или не в них дело, а в том, что нечего было чувствовать?
Вега положил пальцы на запястье левой руки азари, затем правой — пульс отсутствовал. Тогда он аккуратно попытался нащупать какое-нибудь подобие сонной артерии на шее Бриссы, но и тут было тихо — никаких признаков жизни. Если до этого у него была хоть какая-то надежда, что матриарх всего лишь без сознания, теперь все сомнения исчезли. От досады Вега хмыкнул и, едва сдерживая слезы, с силой ударил кулаком в пол. Ему было безумно жаль эту маленькую, но великую азари, с которой он был знаком так недолго. Судьба свела их вместе лишь на короткий момент, и он, лейтенант Вега, не смог её уберечь. Грош цена таким защитникам.
Как он ни крепился, в конце концов почувствовал, как комок медленно подступил к горлу, а глаза резко увлажнились. Как не старался, пытаясь сдержать крик, ему не удалось подавить стон — протяжный и полный безысходности. Он был в отчаянии, остатки сил покинули его. Он сильно устал от всего этого.
Джеймс поднял лицо к потолку и почувствовал, как глаза наполняются слезами. Внутри него вдруг стало пусто. Все недавние события ушли на второй, даже на третий план. Вега был зол на себя за то, что он жив, а она нет. Он вновь взглянул в ее широко открытые, пугающе черные глаза, провел рукой по шершавой, плотной коже щеки. Кровь на шраме запеклась и не оставила на пальцах Джеймса ни следа. Вега подложил левую руку под затылок азари, а пальцами правой закрыл веки Бриссы, после чего аккуратно положил голову обратно на пол. Еще раз взглянув на матриарха, он сложил ее руки на груди.
С трудом поднявшись, он еще раз осмотрелся. Слегка пошатываясь, лейтенант вернулся назад и уткнулся в перегородку, которой несколько минут назад здесь еще не было. Для пущей уверенности он толкнул ее. Теперь стало понятно, почему наступила тишина. Заслонка была настолько толстая, что не пропускала звуки снаружи, или, возможно, Атласы замерли по ту сторону и ожидают, когда им отдадут приказ прикончить Вегу? А может пустят газ и отравят? И кто опустил эту перегородку? Приказ Хелоувелла или же сработала аварийная система безопасности? А может, кто-то хотел помочь Веге и его напарнице? Но кто? Кто знает, что они здесь? Шепард? Даже если так. Как он получил доступ к системе «Цербера»? СУЗИ. Конечно СУЗИ. А если они здесь вообще не причем?
Мысли бешено крутились в голове лейтенанта. Появилась надежда, да и к тому же он все еще жив. Вега медленно набрал полные легкие воздуха и шумно выдохнул.
Спина дико болела, но теперь Вега вспомнил о панацелиновом инъекторе. Укол пришелся в шею слева, Джеймс не рассчитал сил и перестарался, прижав прибор так, что раздался хруст. От укола он поморщился, но боль стихла сразу, как только ниниды приступили к работе.
Не дожидаясь, пока лекарство полностью его излечит, он вернулся к телу азари, склонился над ней и хотел поднять на руки, чтобы убрать из коридора, но невольно вздрогнул: ее глаза были открыты, хотя несколькими минутами ранее, он собственной рукой опустил её веки.
Вега упал на колени, приподнял руки азари и прижался ухом к груди Бриссы. Ничего. Как и раньше, Джеймс не услышал ни дыхания, ни сердцебиения. Он еще раз взглянул в лицо азари и на этот раз отпрянул. Она смотрела прямо ему в глаза. Ее взгляд был осмысленным и слегка встревоженным, а зрачки приняли нормальный вид.
— Что вы делаете, Джеймс? — слабым голосом, прошептала она.
— Я... Я думал... Думал, что вы... — сбивчиво ответил он, все еще не веря в то, что азари говорит с ним. На мгновение ему показалось, что ему это привиделось, и он закрыл глаза, затем вновь их открыл. Азари все так же смотрела прямо на него. Видимо, слова Джеймса до нее не дошли. Брисса явно не поняла, о чем говорил человек, к тому же он так ничего и не успел сказать. Постепенно ее лицо вытянулось, а глаза округлились. Матриарх приоткрыла рот, но задохнулась и закашлялась. Руки азари начали медленно ощупывать свое тело.
— Ты хотел сказать — мертва? Что за вздор! Если бы нас было так легко убить, наша раса уже давно вымерла, — не прекращая себя изучать, азари закрыла глаза, затем резко открыла их, в тот же момент шумно втянула ноздрями воздух. Ее губы тут же скривились в болезненной ухмылке. — Хотя... Примерно так себя и чувствую, — ответила Брисса, картинно закатив глаза и сморщив носик.
— Как? — уточнил Вега.
— Как будто меня убили, — тут же ответила азари.
— С вами все в порядке? — Вега не знал, что ему делать.
Рука Бриссы остановилась на правой ключице. Азари резко втянула воздух ртом и на лице, буквально на мгновение, промелькнула гримаса боли. Матриарх умела контролировать свои эмоции даже в тех ситуациях, где не требовалось блюсти лицо — как сейчас.
— Я бы так не сказала, — через силу ответила она и вновь сморщилась, ощупывая кость. — О, Богиня. За что все это мне?
— Не было пульса, дыхания. Я же проверял! — все еще не верил глазам Джеймс. Азари все так же встревоженно смотрела на него.
— Думаешь, у тебя бред, и я тебе привиделась? — Брисса попыталась приподняться, но ничего не вышло.
— Не было пульса, — вновь начал Вега.
— Джеймс, вы абсолютно не знакомы с физиологией азари, — устало закрыв глаза, ответила матриарх. — Врожденный механизм защиты. При потере сознания мозг замедляет метаболизм. Поэтому нам трудно утонуть, захлебнувшись, или... В моменты опасности кожа уплотняется. Видите эти чешуйки? На ощупь они гладкие, даже мягкие, но когда они сжимаются, кожа становится плотной. Поэтому мы не боимся выходить в космос в одной дыхательной маске, хотя, для надежности, я бы предпочла крепкий скафандр. Каждый такой подвиг — сильный стресс для организма.
Вега смотрел на нее, не моргая.
— Неужели непонятно? — капризно процедила Брисса.
— Как? Как вы себя чувствуете? — лейтенант вышел из оцепенения, склонился над азари.
— Подозреваю, что так себя чувствуют те, кого почти убили, — спокойно ответила матриарх, — Да я же об этом уже говорила.
— Но... — начал было Вега.
— Я пошутила, — на лице Бриссы буквально на мгновение появилось виноватое выражение лица, но тут же сменилось гримасой боли. Сейчас она даже не пыталась справиться с эмоциями. Ей было действительно очень больно, но тем не менее, она тут же взяла себя в руки. — Что случилось? Я потеряла сознание. Сколько времени прошло? Куда делись эти чудовищные машины?
— Болит только здесь? — Джеймс пропустил мимо ушей все ее вопросы и задержал руку над ключицей азари.
— Такое ощущение, что я вся — сплошная боль. На меня случайно не наступила та ужасная машина? От такого чешуйки не защитят, — Брисса сморщила нос и еще раз попробовала поднять голову.
Джеймс молниеносно достал инъектор и бесцеремонно вколол лекарство в шею азари. На ее лице появилась усталая улыбка. Она закрыла глаза.
— Так лучше, — вздохнула она.
Вега вколол лекарство с другой стороны шеи Бриссы. Азари удовлетворенно выдохнула, но и улыбка исчезла с ее лица. Казалось, она уснула и даже грудь ее не шевелилась. Джеймс попытался вспомнить, а видел ли он хоть раз, чтобы грудь азари вздымалась? Да чему там было выпирать после того, что с ней сотворил «Цербер».
Джеймс несколько минут наблюдал за ней и наконец не выдержал:
— Матриарх?
— Что? — она резко открыла глаза.
Лейтенант облегченно выдохнул.
— Так что случилось? Сколько я была без сознания? — вновь спросила азари.
— Минут пять—семь. Может больше. Не знаю. Я сам получил по голове и слабо ориентируюсь во времени. Одно могу сказать наверняка: нас здесь заперли. Загнали в ловушку. Вероятно, перегруппировываются и стягивают силы. Вы их хорошо напугали.
Матриарх внимательно посмотрела на него.
— Никакого выхода нет, — ответил лейтенант глядя ей в глаза.
— Почему они не убили нас сразу? — азари вновь открыла глаза. Ее взгляд был устремлен в потолок.
— Предполагаю, что они чувствуют свое превосходство. Возможно, хотят захватить живыми, раз до сих пор не убили, — Вега проследил за взглядом Бриссы, пытаясь понять, что же она интересного обнаружила на потолке, но кроме искореженных сингулярностью светильников там не было ничего заслуживающего внимания. Однако, Джеймс невольно отметил про себя, что Атлас и тут бы себя чувствовал вольготно: позволяли и высота, и ширина коридора.
— Помогите мне подняться, — азари протянула Джеймсу свои маленькие руки, но он, все еще думая об Атласе, просто проводил их взглядом. — Джеймс, придите уже наконец в себя. Грустить будем потом, когда выберемся отсюда.
— Простите... Я все еще не верю, что вы... — начал он.
— Жива? Надеюсь с этим никаких проблем? — в интонациях азари почувствовалось недовольство.
— Проблем? — Вега удивленно поднял брови.
— Да. Проблем. Этических, религиозных, межрасовых, в конце концов гастрономических, — Брисса теряла терпение. Джеймс действительно выглядел заторможенным, а ей не терпелось действовать. Только она сама не знала, что именно нужно делать, но азари была твердо уверенна, что ей больше не хочется сидеть на холодном полу, особенно после того, что её только что списали со счетов.
— Вы даже не представляете, как я рад тому что вы живы, — Вега растянул губы в улыбке. Азари исподлобья взглянула на него и едва сдержала ухмылку.
— Действительно рады? — Он тут же кивнул в ответ.
— Так-то лучше, но может быть вы все же поможете мне подняться, или я так и буду валяться на полу? Хочется отметить, что азари моего положения просто так на полу не валяются. По крайней мере, в нашем мире так не принято. Проявите уважение.
Вега протянул Бриссе руки, и та тут же вложила в них свои узкие ладони. Джеймс даже не успел потянуть ее на себя — азари сама проворно уселась, поджав под себя ноги. Только сейчас Джеймс увидел, что в пылу боя матриарх потеряла не только бейсболку, но и левый ботинок. Тоже самое заметила и Брисса. Она пошевелила маленькими пальчиками ног и смешно оттопырила большой палец. Джеймсу показалось это забавным, но он попытался спрятать улыбку. Ситуация была не из веселых, но все-таки, когда Брисса скорчила недовольную гримасу, Вега криво усмехнулся.
— К черту обувь! — азари стянула с ноги правый ботинок и швырнула в стену. — Мы же не на Новерии и не на Кейлиранском глетчере.
Вега отрешенно кивнул, не вдаваясь в подробности, о каком таком глетчере говорит азари, осмотрел ее с ног до головы, а когда встретился с Бриссой взглядом, она спросила:
— Надеюсь, пока я была без сознания, у вас было время оценить наши шансы на спасение? — Азари строго взглянула на человека, но в ответ тот лишь отрицательно покачал головой.
— Совсем ничего? — Хоть Вега и внимательно следил за Бриссой, он задумался и вновь пропустил мимо ушей ее вопрос. Несмотря на сложившуюся ситуацию, он испытывал легкую эйфорию от того, что азари жива. Возможно, это было всего лишь действием панацелина. Тем не менее, он обратил внимание, что в ее голосе вновь появились недовольные нотки. И вообще, после своего воскрешения азари вела себя несколько иначе.
— Признаюсь, я даже не думал об этом, — коротко ответил лейтенант. Он не хотел упоминать о минутах слабости и отчаяния. Правда и сейчас он все еще не видел путей спасения, никаких. Даже то, что рядом с ним биотик, каких он еще никогда не видел, не вселяло больших надежд, что она сможет справиться с массивной перегородкой, а других путей он не видел.
— О чем же вы думали? — чуть не задохнувшись от недоумения, поинтересовалась Брисса, с недоверием уставившись в глаза человека.
— О том, что чертовски голоден, — ответил Вега и тут же почувствовал, как у него засосало под ложечкой.
— Зачем вы напомнили мне о еде? — азари сморщила нос и тяжко вздохнула.
— Простите, матриарх, — тут же извинился Джеймс. — Я сам уже не помню, когда ел в последний раз.
— Зовите меня просто Брисса. Официоз сейчас неуместен. К тому же, вы видели меня без обуви, — усмехнувшись, ответила она. — Если вы считаете, что оказываете мне уважение, хочу вас разочаровать. Матриарх — не титул и не звание. Это лишнее и немного обидное напоминание о возрасте азари. По крайней мере для меня, как актрисы. Как вы называете своих пожилых женщин?
— Бабушка, — тут же ответил Джеймс.
— Хм, бабушка, — медленно произнесла азари. Веге показалось что она просмаковала каждый звук этого слова. Из ее уст слово прозвучало мелодично. — Звучит так же отвратительно, как и матриарх.
— Еще так называют женщину, у которой есть внуки, — добавил он.
— Внучки у меня есть, — ответила азари, ненадолго задумавшись и опустив взгляд. — Но все равно не хочу, чтобы меня называли матриархом, а уж тем более бабушкой.
— Хорошо, Брисса, как скажете, — согласился Вега, скорее от нетерпения. Его наблюдение подтвердилось: азари стала более разговорчивой, требовательной и даже капризной, но он постарался отнестись в этому с пониманием, тем более что сам до сих пор чувствовал себя не в своей тарелке. — Нас заперли. Нам некуда отсюда идти...
Матриарх, не торопясь, приблизилась к перегородке, разделявшей их и поле боя, откуда им пришлось спешно ретироваться, и прислонила обе ладони к холодному металлу. Несколько секунд она стояла неподвижно, пока Джеймс с интересом наблюдал за ее действиями. Он отметил, что ее заплечный мешок больше не тревожил его взгляд. Казалось, он слегка уменьшился в размерах, но из-за плохого освещения это могло и показаться.
Тем временем, Брисса отступила на несколько шагов по коридору, ведущему в лабораторию Гемиса, что-то мысленно прикинув, и уже более уверенно отступила еще метров на пять. Вега, не дожидаясь предупреждения, поспешил встать рядом с азари и даже чуть-чуть за ее спину: как раз вовремя.
Без какой-либо подготовки Брисса метнула в преграду голубой шар, превратившийся в большую зону сингулярности от пола до потолка. Азари внимательно изучила ее и отступила еще на несколько шагов назад, слегка задев Вегу плечом. Он пошел следом.
— Сейчас будет громко, — не вкладывая никаких эмоций в эту фразу, произнесла матриарх. Вега инстинктивно прикрыл глаза.
Азари сформировала еще один биотический шар, но в этот раз по направлению к зоне сингулярности полетел сгусток деформации. Как и обещала Брисса, шум был оглушающий, но она предусмотрительно создала перед собой биотический барьер.
Когда все стихло, в коридоре стало еще темнее — ударной волной уничтожило остатки потолочных светильников, осталась подсветка, идущая на стыках стен и пола, но светильники были настолько блеклыми, что лишь мешали видеть то, что было под ногами.
Матриарх уверенно направилась к перегородке, но, по-видимому, результаты ее не обрадовали.
— Из чего это сделано? — недовольно пробубнила она и оглянулась на Вегу, следовавшему за ней. Тот пожал плечами.
— Попробуем иначе, — сказала она и почти что бегом вернулась на позицию, где они стояли до взрыва. Джеймс, как приклеенный следовал за ней.
На этот раз азари создала совсем маленькую зону сингулярности.
— Энергия та же, но плотность в тысячу раз больше, — пояснила она Джеймсу. Вега кивнул, хотя Брисса и не могла этого увидеть.
Взрыв получился громче, но азари не стала создавать биотический щит. Она вновь вернулась к перегородке.
— В принципе поддается, но... — она пальцем поковырялась в небольшом отверстии, оставленном биотическим взрывом.
— Бесполезно, — сочувственно сказал Джеймс.
— Малодейственно, но не бесполезно. Оно поддается. Немного, но поддается, — Брисса костяшкой пальца постучала по металлу перегородки. — Это слишком долго. Не уверенна, что у меня хватит сил. Нужно что-то более мощное.
— Пушки у нас все равно нет, — как бы в шутку сказал лейтенант.
Азари посмотрела на него, затем направо. По ее взгляду Вега догадался, что она собралась делать дальше.
Дверь лаборатории Гемиса, подхваченная биотическим полем, быстро приближалась к ним, но Джеймс обратил внимание, что Брисса даже не подняла руку или хотя бы пошевелила пальцем. Казалось, что она может управлять биотическими потоками силой мысли.
Вега предусмотрительно вернулся в коридор, ведущий в лабораторию, где они встретились с азари, уселся на пол и прислонился к стене. Он не верил, что Бриссе удастся проломить заслонку, но в душе надеялся, что ошибается. По крайней мере, матриарх хоть что-то пытается сделать.
Тем временем азари развернула дверь углом к препятствию и запустила снаряд. С неприятным металлическим скрежетом дверь упала на пол, а заслонка отдалась низким гулом. Брисса тут же оказалась рядом с местом столкновения. В темноте Джеймсу не было видно, что там происходит, но по гневным интонациям было ясно, что азари в бешенстве, а, значит, ничего не вышло. Но это не остановило матриарха. Еще несколько раз, в разных комбинациях, она пыталась пробить преграду, правда, и эти все старания оказались тщетны. Уставшая Брисса неторопливо подошла к Джеймсу и молча уселась с ним рядом. Вега ничего не сказал.
— Все равно должен быть какой-то выход, — через некоторое время заговорила азари.
Джеймс промолчал и в этот раз.
— Почему вы ничего не говорите? — Брисса встала на одно колено и заглянула в глаза человеку. В ее взгляде он прочел надежду, даже мольбу, но не увидел ни капли отчаяния. Ему нечего было ответить. Вега опустил взгляд.
— Так ведут себя земляне? Опускают руки? Сразу сдаются и прижимают задницу к полу? — не унималась азари. Теперь в ее голосе слышались гневные нотки.
— Вы попробовали, и что? Мы уже на свободе? — скорее устало, нежели злобно, ответил Вега.
— Нужно посмотреть, что там, — Брисса махнула рукой в сторону коридора. — Что-то же должно было быть за дверью?
Не дожидаясь ответа, она направилась в темноту, по пути окутав себя сильным биотическим свечением, которого хватало, чтобы осветить пол и стены коридора. Джеймс покорно двинулся следом за ней.
— Фу, — брезгливо выкрикнула Брисса, когда под ее босыми ступнями что-то мерзко захлюпало.
— Кровь, — догадался Джеймс, идущий сзади.
Азари обернулась, но ее выражение лица было нейтральным, как будто она хотела показать человеку, что кровь ее мало беспокоит.
Вега обогнул ее, взяв инициативу в свои руки. Теперь он шел первым, поборов желание взять азари на руки, чтобы она больше не пачкала ноги. Через несколько метров Вега обо что-то споткнулся. Включив инструментрон, в его тусклом свете он едва различил сильно деформированный костюм центуриона, а рядом с ним сплющенный контейнер с турелью. Подняв руку с инструментроном над головой, лейтенант прямо перед собой увидел стену, с темными отеклыми пятнами вплоть до потолка, до половины заваленную изуродованными трупами церберовцев и всем тем, что попало под мощный пресс. Джеймс обернулся к азари, но матриарх и сама оценила ситуацию.
— Просто стена, — констатировал человек.
— Отойдите, Джеймс, — попросила она, но не дожидаясь, когда человек сдвинется, пустила короткую, но мощную ударную волну. Трупы разбросало по бокам, освободив проход к стене.
— Здесь панель замка, — азари указала на едва видимую из-за крови безжизненную панель на правой стене.
— Должно быть, ее раздавило, — предположил Вега.
— Сможете открыть? Соединить провода, подергать за что-нибудь? — тут же спросила Брисса.
— Я попробую. Подержите инструментрон, — Джеймс потянулся, чтобы снять с руки прибор.
— Не стоит, — Брисса остановила его правой рукой, а в левой ладони вспыхнул робкий огонек биотической энергии. В момент он разросся до солидных размеров, а энергия освещения возросла в несколько раз. Теперь можно было все спокойно рассмотреть.
Вега ничего не ответил, но тут же приступил к работе. Он аккуратно, чтобы не поранится, убрал острые куски разбитого пластика. Внимательно осмотрев внутренности, лейтенант не увидел там особых повреждений, тогда он поднес к панели инструментрон и послал сигнал на открытие. Стена, представлявшая собой тупик коридора, медленно поползла вверх.
Джеймс снял пистолет с держателя на правом боку и направил его в сторону двери, а сам отступил на пару шагов назад, прикрывая собой Бриссу:
— Я первый. Вдруг там кто-то есть?
— Не возражаю, — ответила азари, не дождавшись приглашения, сама спряталась за могучую спину Джеймса, но одним глазком выглядывала из-за него, чтобы ничего не упустить.
Вега, осторожно ступая по липкому от крови полу, двинулся к открывшемуся проему, держа перед собой пистолет. Как только они переступили линию двери, по периметру от пола до потолка зажглись огни, а в глубине помещения загорелись потолочные светильники.
Всё помещение было заставлено ящиками и контейнерами, но, судя по отсутствующим крышкам, все они были пустыми.
— Склад, — с разочарованием произнес лейтенант.
— Склад чего? — поинтересовалась азари и вышла из-за спины человека.
— Пустой тары, — ответил он.
— Я что-то слышу, — напряглась Брисса и укуталась биотическим полем, выставив правую руку вперед, готовая спустить на врага смертельную энергию.
— Не стреляйте, я не вооружена, — послышался испуганный женский голос.
— Выходи, только медленно, — приказал Вега.
Из-за ближайшего контейнера с логотипом «Цербера» показалось голова девушки с короткими черными волосами. Она медленно показала обе руки и осторожно встала в полный рост.
— Ты здесь одна? — спросил Джеймс, внимательно глядя в глаза незнакомке.
— Да! Я уточняла перечень, когда все началось. Я испугалась и спряталась, — тут же ответила девушка.
— Она лжет, — азари вспыхнула биотическим огнем еще ярче и как раз вовремя: из-за ящика с противоположной стороны выскочил штурмовик и открыл беглый огонь, но Брисса уже успела создать биотический щит и пули в нем завязли, лишь слегка прогнув преграду. Азари выбросила руки вперед ладонями, щит молниеносно двинулся вперед, сминая всё на своем пути.
История повторилась, но теперь, вместо двери, прессом послужил биотический барьер.
— Жаль, что не успели ничего узнать, — сказал Джеймс, но матриарх вновь взмахнула руками, на этот раз в обратном направлении.
Когда все обломки ровным слоем расположились на полу, Вега выхватил винтовку — штурмовик оказался не один. Лейтенант не стал дожидаться, когда враг придет в себя и методично расстрелял лежащих в мусоре церберовцев — их было четверо.
Джеймс обернулся к Бриссе, но она с полувзгляда поняла, что он от нее хочет. Её руки взметнулись вверх, и вместе с этим движением все, что лежало на полу, тут же взмыло вверх, ударилось об потолок и рухнуло вниз.
— Ах, вот ты где, — улыбнулся Джеймс, но ухмылка получилась недоброй, видимо потому, что он был зол и не собирался этого скрывать. Девушка в форме «Цербера» лихорадочно отползла в угол помещения, периодически оборачиваясь, но смотрела она не на него, а на азари. Вега еще раз осмотрел пол и, не увидев ничего подозрительного, двинулся за беглянкой.
— Не подходи ко мне, — истерично заорала та, сильно прижимаясь спиной к стене, как будто пыталась вжаться в нее. — Не трогайте меня.
Джеймс на мгновение остановился, но Брисса все взяла в свои руки. Трепыхающаяся девушка оторвалась от пола и медленно проплыла мимо него. В ее глазах он увидел нескрываемый ужас. Вега вновь улыбнулся прямо в ее лицо. Он хотел, чтобы она боялась еще больше, чем сейчас.
— Как нам отсюда выбраться? — Церберовка находилась на расстоянии вытянутой руки от азари. Тем не менее, вместо ответа она плюнула в лицо матриарха.
Джеймс не успел ничего сказать, как девушка молниеносно взмыла вверх и со всего размаха ударилась об потолок, а затем, уже без признаков жизни, рухнула в кучу мусора. Вега медленно перевел взгляд на Бриссу, стоящую над неподвижным телом. Лицо азари было надменно каменным, губы сжаты, а взгляд — холодным. Она только спокойно убила человека и нисколько об этом не сожалела. Возникла неловкая пауза, но человек побоялся смотреть в глаза азари. Ему стало немного не по себе, и чтобы хоть как-то выйти из сложившейся ситуации, он склонился над трупом, обыскал карманы, но не нашел никакого оружия.
— Она бы все равно ничего бы не сказала, — матриарх, наконец, нарушила тишину. — Мне знаком этот взгляд. Взгляд фанатика. Взгляд полный ненависти.
Вега ничего не ответил. Сейчас он переключился на тела штурмовиков, собирал термозаряды и извлекался из их костюмов инъекторы с панацелином.
— Вы меня осуждаете? — все тем же холодным тоном продолжила азари.
— Нет, — не оборачиваясь ответил человек. — Вы нас в очередной раз спасли.
— Спасибо, что не осуждаете меня, Джеймс, иначе наше общение могло бы подвергнуться серьезному моральному испытанию.
— Это я должен вас благодарить, Брисса, — все так же не поворачиваясь, ответил лейтенант.
— Понимаю, — азари подошла к нему и положила руку на левый наплечник. Джеймс слегка вздрогнул и резко встал. Все-таки он испытывал дискомфорт и сам себе нехотя признался, что от азари исходит волна опасности.
— Здесь ничего не было кроме пустой тары и этих, — Вега кивнул на трупы церберовцев.
— Значит нам больше нечего здесь делать, — азари убрала руку с плеча человека и направилась в темный коридор.
— Теперь куда?
— Осталось проверить второй путь, — Брисса махнула рукой вперед. — Там.
— Вы сказали второй. А есть третий путь? — уточнил Вега. — Заслонка очень толстая. У вас уже ничего не получилось...
— Я имела ввиду лабораторию, откуда мы сбежали, но там нам точно делать нечего. Все же, предлагаю посмотреть, что там, — Брисса вновь указала на дверь, где прятались фантомы и немезиды.
— Туда, так туда, — покорно кивнул Вега.
— Идем, — азари достаточно резво двинулась вглубь коридора, проворно обходя и перепрыгивая через обломки бывшей баррикады.
— Не торопитесь, матриарх... Брисса, — Джеймсу пришлось прибавить шаг, чтобы не отставать от нее.
— Ножик! — Брисса наклонила и подняла с пола меч фантома, затем вытянула перед собой руку с клинком лезвием вверх, закрыла левый глаз и оценивающе осмотрела находку. — Легкий, острый. Думаю, он мне подойдет.
— Вы умеете обращаться с таким оружием? — удивился Джеймс.
В ответ азари со свистом рассекла воздух клинком, описала полукруг над головой, одновременно переступая, оказалась с боку от лейтенанта, затем картинно приставила кончик меча к его боку в районе печени. Все это она проделала с невероятной точностью, быстро, но очень грациозно, как будто исполняла па неизвестного Джеймсу танца. Вега лишь удивленно открыл рот. Брисса дала исчерпывающий ответ на его вопрос. К тому же этот ответ был однозначным и весомее тысячи слов.
— Когда-то я увлекалась холодным оружием. Этот нож слегка длиннее, чем принято у нас, но он легкий и... — азари без размаха рубанула по краю искореженного ящика. Лезвие без труда прошло до половины ящика... — прочный и острый. То, что нужно.
— Почему вы называете его ножом? — удивился Вега. — Это же меч.
— Меч, нож. Трудности перевода. В нашем языке это нож и неважно, какого он размера. Этот даже больше, чем принято у азари.
Брисса переложила клинок в левую руку и слегка отвела его в сторону, в то время как острие с неприятным звуком заскользило по стене, высекая редкие искры. Джеймс прямо на ходу, уже привычным движением сменил термозаряд в винтовке, затем взялся за пистолет. Он понимал, что азари может обойтись и без оружия, но ему было спокойнее, когда он сам хорошо вооружен. Это придавало уверенности.
Тем временем азари приблизилась к двери, пытаясь понять, где тут ручка или сенсор.
Джеймс подошел к ней, активировал инструментрон, затем стал им водить около двери, а после и по самой двери.
— Хм, — разочарованно промычал он. — Интересно, что тут хранит «Цербер»?
— Не поддается? — Брисса посмотрела на человека. — Может попробуем проверенным способом?
Вега отключил инструментрон, а правой рукой уперся в дверь. В этот момент что-то глухо щелкнуло, и дверь скрылась в стене справа.
— Может так? — не скрывая торжества, ответил он.
— Хм, — пожав плечами, ответила азари, — так даже лучше. — И не дожидаясь ответа, первая переступила через невысокий порог. Веге послышалось разочарование в тоне Бриссы.
— Подождите, может там опасно!
Вега перепрыгнул через порог и оказался в небольшом, слабо освещенном помещении. Не опуская винтовки, он быстро осмотрел комнату с потолка до пола и, когда удостоверился в том, что опасности нет, опустил руку с оружием.
— Что это? — азари указала на дверь напротив входа.
— Похоже на шлюз, — пришел к выводу Джеймс.
— Шлюз? Разница в давлении или... — начала Брисса.
— Или карантинный отсек, а за дверью какая-нибудь гадость или того хуже, — продолжил Вега. — Мне это не нравится все больше и больше. От «Цербера» я не жду приятных сюрпризов.
— Любопытно, — не обратив внимания на замечание человека, сказала азари, не спеша подошла к двери и с интересом посмотрела на терминал. Как только она оказалась совсем близко, терминал ожил.
— Введите код доступа, — прозвучал синтетический голос непонятной половой принадлежности.
Азари нахмурилась и обернулась к Веге, но в ответ он только пожал плечами. Тогда пальцы Бриссы забегали над виртуальной клавиатурой, на которой кроме цифр были и буквы, а значит код мог оказаться значительно сложнее. Впрочем, в этом у Джеймса не было никаких сомнений, что «Цербер» постарается защитить свою собственность. Значит, они не были так сильно уверены в неприступности своей крепости, если даже здесь поставили защиту. Или просто сюда не всем разрешалось входить? С одной стороны, Вега был заинтригован, но с другой стороны — от «Цербера» можно ожидать чего угодно. Скорее всего, это мог быть только первый уровень авторизации.
Палец лейтенанта инстинктивно прижался к спусковому крючку винтовки, хоть он был уверен в том, что азари не удастся подобрать код.
— В доступе отказано, — все тот же искусственный голос вывел лейтенанта из размышлений.
— О, Богиня, дай мне сил, — Брисса тыльной стороной правой руки провела по сухим губам. — Дай мне терпения не взбеситься и не разнести здесь все вдребезги.
— Брисса, а у вас раньше были подобные приступы ярости или...
— Я просто пошутила, — усталым голосом ответила азари. — Или вы думаете, все эти штучки стимулируют мою агрессию?
— Это «Цербер». Они все делают в угоду себе, но это вовсе не означает, что они будут заботиться о ком-то еще. Я видел и знаю, на что они способны, — уверенным тоном ответил Джеймс.
— Вы меня боитесь или мне показалось? Могу вас уверить, я не чувствую ни злобы, ни жажды убийства. Сейчас я испытываю сильное чувство голода. Может, от этого я слегка раздражена? Или ваша раса стойко переносит голод? Азари не такие, если вы еще не поняли. Чтобы восполнить силы, затраченные на биотические фокусы, нам нужно питаться регулярно, но и это еще не все: питание должно быть обильным. Конечно, мы не умрем с голоду сразу, но это все отражается на нашей биотической мощи! — она внимательно посмотрела в лицо человека. Ее взгляд был напряженным, и сейчас Веге она уже не казалась опасной, как несколько минут назад, на складе. Азари была серьезна, и только теперь Джеймс слегка устыдился своих опасений.
— Я не хотел вас обидеть, — начал он.
— Я не настолько взбалмошна, чтобы обижаться на ерунду. Конечно же, я не обиделась, тем более на вас. Ничуть. Меня больше волнует, как нам пройти внутрь, — примирительным тоном ответила Брисса.
— Понятия не имею. Нужно знать код доступа, но мне кажется, что я знаю, у кого можно спросить. Надеюсь, он уже оклемался, — Джеймс усмехнулся.
— Кто?
— Гемис, — ответил Вега.
Азари вопросительно посмотрела на него.
— Тот доктор, чью лабораторию вы разнесли.
— Ясно, — кивнула Брисса.
— Как я понял, это лабораторная часть крепости, а он тут, надеюсь, не последний человек.
— Идем, — Брисса уже выходила из комнаты шлюза, когда Вега заметил над входом камеру наблюдения. Не задумываясь, он уничтожил ее точным выстрелом из пистолета.
***
— Почему эта камера не передает звук? — Хелоувелл был разочарован тем, что он не слышал, о чем говорили Вега и азари. Еще больше он был зол, что они оба были живы и, как показалось полковнику, абсолютно невредимы.
— Сэр, это обычный регистратор. Такие устанавливают в коридорах и служебных помещениях. Он фиксирует, кто входит и выходит из операционного блока, — ответил седовласый офицер, который, несмотря на седины, выглядел лет на тридцать, не более.
— Этот Вега действует мне на нервы. Я бы собственноручно сломал ему хребет, но пока рядом эта тварь, мы рискуем потерять еще больше людей, — холодным тоном процедил полковник.
— Мудрое решение, сэр! Призраку это может не понравиться, — Хелоувелл улыбнулся, услышав голос Ланы Роу. Мило, что она его поддерживает и к тому же не нарушает субординации. Полковник вспомнил о своем романтическом настроении и планах на вечер, а также мысленно проклял всех, кто спутал его планы. Только сейчас его больше всего тревожило, что он скажет Призраку. Придется оправдываться. Наверняка полковник не единственный источник информации здесь, на Омеге. Но если Призраку уже доложили, почему он сам не связался с Хелоувеллом, не потребовал отчетов? Это пугало больше всего.
От мыслей его отвлекли помехи на мониторе.
— Что случилось? — спросил он у офицера, сидевшего напротив монитора.
— Он уничтожил и эту камеру, — сухо ответил тот. — Какие будут приказы?
— Что у нас с мехами? — поинтересовался он.
— Два серьезно повреждены. Неисправности в управлении экзоскелетом, а у второго не отвечает система ведения огня, — быстро и предельно четко отрапортовал другой офицер. — Третий почти не пострадал, но пилот сообщает, что бронебойные патроны не справляются с биотическим щитом азари.
— Кусок дерьма, — процедил сквозь зубы Хелоувелл.
— Вы о пилоте? — уточнил все тот же офицер.
— Я о той груде металлолома, не способной справиться всего с одной инопланетной тварью, — ответил полковник.
— Ваши приказы?
— Пусть охраняет лабораторный блок. Если он не справится, я лично пристрелю его как предателя, — Хелоувелл мрачным взглядом обвел всех присутствующих, не задержавшись ни на ком конкретно.
— И еще, передайте разведотряду, чтобы вернули Атласы на базу. Они мне будут нужны здесь.
— Что-нибудь еще, сэр?
— Обо всех изменениях докладывать немедленно, — он надел шлем и вышел из комнаты управления безопасностью комплекса.
***
Доктор Гемис с трудом приподнялся с пола и безумным, блуждающим взглядом осматривал то, что стало с его лабораторией. Первое, что бросилось ему в глаза — зияющая дыра в том месте, где еще недавно была, казалось, неприступная дверь. Левой рукой он потрогал ушибленный подбородок, а правой бессистемно шарил по полу, то и дело натыкаясь на разбросанные всюду медицинские инструменты и фрагменты сломанной мебели. Его мутило: явно сотрясение мозга от удара затылком или же от подарка Веги. При воспоминании о Джеймсе, Гемис невольно скрипнул зубами, но тут же застонал от боли: челюсть была явно выбита. Значит, помимо сотрясения мозга, у него еще и вывих челюсти. Или перелом? Он еще раз осторожно пошевелил нижней челюстью. Боль была сильной, но в меру терпимой. Доктор крепко зожмурился и вправил челюсть. Ему было настолько больно, что в глазах было темно, даже после того как он их открыл. Делая короткие вдохи носом, он медленно возвращался в норму. Эту проблему ему удалось решить.
Как только Гемис попытался встать, его нога подвернулась. Он чуть не вскрикнул от боли, потом осторожно обследовал больное место: лодыжка заметно припухла, а на ощупь кожа буквально горела.
Доктор все еще был дезориентирован во времени, но, будучи человеком по природе своей собранным, быстро привел свои мысли в порядок, затем активировал инструментрон. Оказалось, что прошло не более получаса, как Гемис был в отключке. Не то чтобы он специально засекал время, когда получил в челюсть, просто сразу обратил внимание на три пропущенных вызова, как раз в это самое время, причем все три были от полковника. Сейчас он начал восстанавливать ход событий, а когда все встало на свои места, доктор услышал шаги в коридоре. Он мысленно выругался, что сразу же не связался с Хелоувеллом, начал озираться вокруг, пока не увидел на полу штурмовую винтовку «Разоритель». Быстро, насколько смог, подволакивая правую ногу, он на карачках пополз к оружию, поднял его и снял с предохранителя. Индикатор показал, что термозаряд еще не использовался. Гемис еще не знал, чьи шаги он слышит, но исправность и полная боеготовность винтовки придали уверенности доктору. С легкой улыбкой он переключил оружие в бронебойный режим.
В комнату первым вошел Вега, но, тут же оценив ситуацию, быстро ушел с линии огня, чуть не сбив Бриссу с ног:
— Он уже оклемался. Держит вход под прицелом, — начал он.
Азари, поджав губы и слегка прищурив глаза, решительно взглянула на Вегу снизу вверх, а ее тело быстро окутало поле темной энергии, настолько густой, что через мгновение лейтенант не мог разглядеть даже очертаний ее лица. Он готов был поклясться, что никогда раньше не видел такого, но он не сильно удивился, ведь это была Брисса — азари измененная «Цербером». Биотическое поле сейчас напоминало плотный и толстый костюм, внутри которого была маленькая, хрупкая азари. За счет толщины поля казалось, что голова матриарха была на уровне плеча Веги. Любой другой, кто не присутствовал при этой метаморфозе, с легкостью был бы сбит с толку, если не напуган. Гемиса явно ждал сюрприз.
Все эти мысли пролетели в его голове за считанные секунды, когда Брисса прошмыгнула мимо, быстро вручив ему рукоять меча, и так же шустро скрылась в проеме входа в лабораторию Гемиса. В то же мгновение раскатисто прогремела автоматная очередь. Вега узнал по звуку грозное оружие «Цербера»: сам совсем недавно ощутил в своих руках всю мощь и знал, какую разрушительную силу имеют пули, когда их используют в бронебойном режиме.
Джеймс взял свою винтовку на изготовку и вошел вслед за азари. Он увидел, что Брисса даже не пыталась уйти с траектории огня. Она просто шла навстречу доктору, который пытался отползти назад, но уперся в перевернутый стул. Все это время он, не переставая, стрелял в неведомого ему врага практически в упор, но все было тщетно. Вега видел ужас в глазах Гемиса, но когда винтовка «Цербера» выплюнула использованный термозаряд, ужас доктора сменился отчаянием. Он несколько раз судорожно нажал на спусковой крючок, но все было напрасно.
— Вставай, — приказала ему Брисса. Биотическое поле вокруг нее стало светлеть, и теперь Джеймс вновь мог видеть ее, точнее спину азари, с уродливыми трубками, идущими от головы и скрывающимися по одеждой.
Казалось, Гемис облегченно вздохнул, поняв, с кем он имеет дело. Джеймс злорадно усмехнулся, так как предполагал, что встреча доктора с азари не сулила ничего хорошего для церберовца, учитывая тот факт, что несколько минут назад Брисса хладнокровно убила безоружную девушку.
— Ах, это вы. До смерти меня напугали, — его речь была неразборчивая и сбивчивая. Он смотрел то на азари, то на человека, вставших напротив него. Отсюда, с пола, даже азари, возвышаясь над доктором, выглядела внушительно, если не грозно.
Вега проследил за взглядом Гемиса, усмехнулся и опустил винтовку стволом в пол.
— Нам нужен код доступа, — холодным, тихим голосом продолжила азари.
— Код доступа? Какой код? Куда? Я ничего не знаю. Я только здесь, в лаборатории... — Гемис перешел на визгливый, истерический фальцет, но Вега опознал в его голосе фальшивые нотки.
— Он врет, — тут же сказал он Бриссе.
— Вижу.
Азари нахмурилась и склонилась над Гемисом. Несколько секунд она внимательно смотрела ему в глаза и добилась желаемого эффекта. Хоть доктор и старался не подавать вида, она увидела, что он напрягся, и на лбу проступила мелкая испарина. Брисса медленно опустила взгляд на худые ноги человека. Поймав ее взгляд, доктор стыдливо прикрыл голые колени.
— Как мы накажем обманщика в этот раз? — нарочито медленно спросила она и обернулась к Веге.
— Полностью доверяю вашему выбору, Брисса. Но могу ему еще раз врезать, если пожелаете, — поддержал игру азари Джеймс.
— Может, не надо? О каком коде вы говорите? — Гемис внутренне сжался, когда азари нарочито хищно медленно осмотрела его сверху вниз, как будто выбирала место, куда нанести удар. В то же время ее глаза начали темнеть. Она резко подняла голову и уставилась в глаза доктору. Тот отпрянул и перевел взгляд на Вегу, и в его глазах Джеймс прочел мольбу, но вместо усмешки лейтенант постарался удержать на лице каменное, неприступное выражение.
Тем временем Брисса сделала пас рукой. Гемис почувствовал, что медленно отрывается от пола. Он с силой схватился за спинку стула, от чего его пальцы захрустели в суставах, но стул стал подниматься вместе с ним. Когда голова доктора оказалась на уровне груди азари, она резко зажала его виски между ладоней.
— Я высосу из тебя всю память, даже если придется лишить тебя жизни, — зловеще прошептала Брисса.
Такого отчаянного визга Вега не слышал, пожалуй, никогда. Гемис зажмурился и визжал, пронзительно и высоко. Казалось, он перешел на ультразвук. Его тело затряслось и губы задрожали.
— Говори, пока не поздно, — выкрикнул Джеймс. — Она не может контролировать силу. Еще не научилась, поверь.
— Не надо! Не надо! Я все вам расскажу! — Доктор зарыдал надрывно. В этот раз Веге не показалось что Гемис лукавит. Тот был действительно напуган, если не до смерти, то уже точно до полусмерти.
— Слушаю, — более спокойным тоном ответил лейтенант.
— Прошу прощения, о каком именно коде вы хотите узнать? — робко спросил доктор.
— Код от двери с шлюзовой камерой, — Брисса опустила руку, освободив Гемиса.
— Ах, это. Один код вам ничего не даст. Там требуется биометрическое подтверждение, — ответил Гемис.
— Идем, — Вега взял доктора за руку в районе подмышки.
— Моя нога, — вскрикнул церберовец.
Джеймс посмотрел на азари, но та выходила из образа, приводя размер зрачков в нормальное состояние. Вега подставил доктору плечо, в ответ тот недоверчиво посмотрел на лейтенанта.
— Что не так? — Вега постарался придать голосу гневные интонации.
— Мне нужен панацелин, — осмелев, вымолвил Гемис.
— Закончился, — не поморщившись соврал лейтенант, поймав себя на мысли, что испытывает садистское удовольствие от того, что его мучителю больно.
Гемис внимательно посмотрел в глаза Веге, но тот спокойно воспринял взгляд доктора. Гемис все понял, но побоялся возразить, а вместо этого скосил взгляд на азари, чьи зрачки приняли нормальный вид, но выражение ее лица не сулило ничего хорошего.
Вега снова подставил плечо и взял доктора за талию. Гемис смиренно последовал за ним, а Брисса пошла сзади, поигрывая мечом.
Путь до шлюза занял намного больше времени, чем предполагалось. Все трое молчали: Гемис с интересом разглядывал коридор, оценивал масштабы разрушения, подсчитывал количество трупов, встреченных по пути и пришел к мысли, что поступил разумно, когда не стал упорствовать. Если эти двое сотворили здесь такое с вооруженными до зубов солдатами «Цербера», то что можно было ожидать ему, безоружному и покалеченному?
Несмотря на тишину, Вега правой рукой держал на прицеле перегородку, с которой так долго возилась Брисса. Он опасался, что та могла в любой момент подняться и впустить в лабораторный отсек свежую партию солдат. Но, вопреки ожиданиям, они благополучно добрались до шлюза.
Не дожидаясь приглашения, доктор ввел код авторизации. Рядом с консолью открылась панель, к которой Гемис тут же приложил правую ладонь.
— Доктор Гемис, проводится сканирование сетчатки глаз. Пожалуйста, встаньте прямо, не шевелитесь и не моргайте, — прозвучал синтетический голос.
Гемис выполнил требования системы безопасности.
— Доступ разрешен, доктор. Добро пожаловать в операционный блок. Не забудьте пройти антисептическую обработку и взять дыхательную маску.
— Я могу идти? — с надеждой в голосе спросил доктор.
— Вперед, — Вега слегка подтолкнул его вперед, в открывшуюся дверь.
— Как скажете, — безропотно ответил Гемис.
***
— Полковник, разблокирована дверь в операционный блок. Доктор Гемис, сэр!
— Чертов ублюдок, — процедил Хелоувелл. — Он впустил их внутрь.
— Ваши приказы?
— Активировать разморозку объектов Х из последней поставки!
Тянуть время уже не имело смысла. Хелоувелл направился в комнату связи, проговаривая про себя речь прошения об отставке. Правда, он сам не припоминал, чтобы кто-то из «Цербера» выходил в отставку. Разве что вперед ногами. То, что Призрак его не простит, было уже и так понятно. Одно радовало, что полковник вряд ли окажется на месте Петровского.

Отредактировано: Архимедовна.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 07.01.2015 | 1465 | 13 | м!Шепард, Ария, батон, Реванш, Лиара, приключения, экшн | Батон
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 49
Гостей: 38
Пользователей: 11

Dredd1875, АР-Гектар, Alzhbeta, Grеyson, shepard1a, Kobonaric, Wipe, Darth_LegiON, Доминирующее_звено, Gothie, stalkerShepard
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт