Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Наш ответ Кейси Хадсону. Глава 2. Часть 3

Жанр: приключения, боевик;
Персонажи: Шепард, Андерсон, Удина, Сарен, Совет Цитадели;
Статус: в процессе;
Аннотация: Наш современник в теле капитана Шепарда.
Первое заседание Совета Цитадели. ГГ начинает сворачивать с канона.

 



Система Вдовы, космическая станция «Цитадель». 2183 год н. э.


Первое, что пришло мне в голову: «Если это Малый зал, то каких размеров Большой?» Тут можно полк разместить с полным комфортом, да еще и места для сушки портянок на всю толпу хватит! Особенно поразила стена, которая отделяла зал от приемной. Снаружи она смотрелась монолитом из какого-то металлизированного полимера серебристого цвета, а изнутри оказалась прозрачной! Настолько прозрачной, что вокруг нее возвели специальные поручни, чтоб увлекшиеся спорами посетители не сошлись с ней в лобовом столкновении. Допустим, кроган после этого только нос почешет, а какой-нибудь саларианец может и копыта откинуть. Уж больно они хлипкие, во всяком случае, на вид.

Архитектор, который проектировал это помещение, явно не был человеком. Или слегка не в себе, потому что нагородить такое нормальным людям в голову точно не придет. Сами Советники стояли на специальном помосте в центре зала, который больше всего напоминал доску, с которой на пиратской шхуне сбрасывали на корм акулам незадачливых пленников. Точно такая же располагалась напротив, но ниже метра на два, так что даже самый маленький член Совета свысока взирал на самого рослого просителя. Особый цимес этой городушке добавлял тот занимательный факт, что под «досками» простиралась бездонная пропасть метров в пятьсот глубиной, на дне которой были отчетливо заметны пролетающие аэрокары. А перил не было! Другой вопрос, что, даже упав в нее, разбиться было невозможно. Поскольку Зал Совета располагался точно на оси вращения станции, и центробежная сила не могла создать нужное притяжение, здесь работали стационарные установки искусственной гравитации, настроенные особым образом. Шагнув с «доски», можно было пролететь максимум метров десять, а потом просто зависнуть в воздухе, пока за тобой не придут спасатели или врачи из психбольницы. Чтобы избежать совсем уж досадных недоразумений, помост Советников отгородили прозрачным полем эффекта массы. Память Шепарда услужливо подсказала массу баек из Экстранета, в которых толпа диванных знатоков соревновалась в остроумии по поводу мощи этого барьера. Большинство сходилось на щите крейсерского класса. Чтобы пробиться через такое препятствие, главному калибру «Нормандии» потребовалось бы с десяток прямых попаданий. Ну а если фрегата у вас под рукой не имеется, а пожать Советникам ручки очень хочется, то можно рвануть ядерную бомбу на пару мегатонн. Говорят, помогает.

Удина не стал затягивать со вступительной частью. Едва произнеся положенные дипломатическим протоколом приветствия и заверения, он обрушился на Совет с обвинениями в бездействии и игнорировании просьб Альянса о совместных действиях по пресечению агрессии гетов. Пустился в пространные рассуждения о солидарности органических рас перед лицом угрозы вторжения синтетиков. Вскользь упомянул брошенных Советом на произвол судьбы кварианцев, для которых восстание гетов едва не закончилось полным истреблением. Настаивал на налаживании взаимодействия и обмена информацией между спецслужбами. Несколько раз плюнул в сторону Батарианской Гегемонии, просто так, из любви к искусству. После того как он плавно свернул к разбору личности Сарена Артериуса, по знаку азарийского советника Тевос в зале появилась голограмма Спектра-предателя. Совет дал ему возможность лично послушать, какие обвинения против него выдвинуты, и опровергнуть их. Но до этого дело так и не дошло. Сдали нервы у турианского представителя Спаратуса.

Пока Удина вещал, я внимательно наблюдал за Советниками. На их лицах, даже учитывая сложность понимания мимики инопланетных рас, было отчетливо заметно раздражение и безразличие к просьбам и аргументам человеческого посла. И я прекрасно понимал, почему. Все дело в том, что просьб и требований у людей была масса, а вот аргументов и доказательств практически нет. К тому же инопланетники вовсе не горели желанием умирать за интересы Альянса. Если бы не дипломатическая выдержка и такт Тевос, которая дважды сумела легким касанием руки остановить турианского Советника, речь Удины оборвали бы гораздо раньше.

— Довольно, посол! Мы слышали достаточно для того, чтобы принять решение. Ваши обвинения в адрес Спектра Артериуса несостоятельны. Вы поставили под сомнение репутацию одного из лучших агентов Специального Корпуса на основе показаний мелкого жулика! Слово уважаемого члена общества, чья преданность Совету доказана множеством боевых операций, в которых он рисковал собственной жизнью, против слова преступника! Понимаете ли вы всю смехотворность и оскорбительность ваших обвинений, посол? О нет, разумеется, ваш свидетель не врет! Проверить это не составило труда. Но, господин Удина, вы забыли добавить, что в ходе первого же допроса выяснилось, что он не в состоянии отличить одного турианца от другого! О чем мы вообще тут говорим, если представители вашей расы не могут различить даже особей одного с вами вида? Как бишь их там, китайцы, которые для вас все на одно лицо? По голосу опознать тоже не получается, поскольку он искажен несовершенной аппаратурой. Вы знаете, дорогой посол, сколько в Галактике турианцев по имени Сарен? По официальной статистике, доступной любому пользователю Экстранета, их около сорока тысяч! И на основании вот этого вы хотите привлечь к суду Спектра Совета?!

Конечно же, Доннелл Удина не был дураком. Он прекрасно понимал это изначально. Но у него работа такая — с умным лицом пороть всякую чушь, если это необходимо для блага человечества. А вдруг прокатит? Всякое может случиться. Сарен мог перейти дорогу не только людям, и помощь могла прийти с совершенно неожиданной стороны. Не пришла.

— Может ли Альянс рассчитывать на помощь в борьбе с гетами?

В дело вступил молчавший ранее представитель саларианцев Валерн:

— Совет считает инцидент на Иден Прайме внутренним делом Альянса Систем.
— Инцидент?! Тридцать две тысячи погибших разумных Совет считает всего лишь инцидентом?!

На этот раз возмущение Удины было не наигранным. Да и мое тоже. Цинизм, конечно, дело хорошее, но у всего должен быть предел. Он и был, вот только для землян и их оппонентов его значения сильно разнились. В подтверждение этого в дело вступила тяжелая артиллерия в лице азарийской представительницы. Несмотря на формальное равенство Советников, азари всегда были самыми равными, на протяжении всей истории существования Совета Цитадели оставаясь своего рода старейшинами, авторитет которых значил очень многое. Заметную роль играла и личность Тевос. Матриарх азари была фантастически красива и умна, а ее бархатный голос оказывал на мужчин и женщин других рас практически гипнотическое воздействие, заставляя даже прожженных политиканов жадно ловить каждое слово. Когда ей или ее соплеменникам что-то было нужно, она просто приходила и брала, и никто не мог сопротивляться ее воле. Ситуацию спасало лишь то, что цивилизация азари долгое время находилась в состоянии равновесия, скорее даже стагнации, и их желания были невелики. Все, что им нужно, они уже давно взяли, никого не спрашивая.

— Вы не ослышались, посол. Совет считает события на Иден Прайме инцидентом и внутренним делом человечества. У нас есть основания предполагать, что агрессия гетов была спровоцирована действиями террористической организации землян — «Цербер», которая уже успела прославиться на всю Галактику своей нетерпимостью к другим расам. Альянсу следует более внимательно следить за своими подданными. Рано или поздно их ксенофобия может привести к гораздо более печальным последствиям.

Последний гвоздь в крышку гроба «солидарности органиков» взялся вбить Спаратус:

— Мы не виноваты в том, что армия и флот Альянса оказались не в состоянии защитить свои владения. Мы не виноваты в том, что человеческие лидеры ведут безответственную политику, идут на поводу у популизма и демагогии, оставляя своих колонистов беззащитными перед возможным нападением. Ведь это уже не первый инцидент, приведший к большим жертвам, не так ли, посол? Как видим, со времен побоища на Мендуаре и так называемого Скиллианского блица ничего не изменилось. Человеческие колонии по-прежнему защищены явно недостаточно. Так чего же вы хотите от нас, если сами не желаете ничего делать? Когда вы в следующий раз придете просить Совет о новой планете для колонизации, мы напомним вам о сегодняшнем дне. Не сомневайтесь.

Вот об этом и предупреждал Удина, говоря о потере авторитета. Разоренная колония и тысячи жертв станут лишь орудием в руках бесчестных конкурентов. Когда речь идет о месте под солнцем, никто не будет страдать сентиментальностью. Наоборот, на костях ваших погибших спляшут победный танец и будут упоминать о былом унижении при каждом удачном случае. Посол скрежетал зубами, но возразить ничего не мог. Аргументов у него не было. Видя некоторое замешательство Удины, в разговор решил вмешаться капитан «Нормандии»:

— Ну а как быть с информацией из маяка протеан? Ведь коммандер Шепард…
— Капитан Андерсон, какая неожиданная встреча.

Голограмма Сарена Артериуса изогнулась в издевательском поклоне.

— Занятно. Сразу два неудачливых кандидата в Специальный Корпус в одном месте и в одно время. И снова во всех бедах винят кого угодно, но только не себя. Чем я вновь не угодил вам? Вы уже повторяетесь, Дэвид. На этот раз вы решили отомстить мне при помощи показаний мелкого воришки и страшных снов землянина? Забавно. Очень забавно. Что вы придумаете в следующий раз?

Чувствуя, что Андерсон сейчас взорвется и наговорит много лишнего, о чем в дальнейшем придется жалеть не только ему, я слегка придержал его за руку, а потом мягко оттолкнул в сторону, выйдя на передний план.

— Прошу прощения за вмешательство. Уважаемый Совет, я имею официальное поручение военного командования Альянса донести до вашего сведения ранее не озвученную информацию, которая может существенно повлиять на исход дела. Это не займет много времени.

Для Советников моя просьба оказалась несколько неожиданной. Они пребывали в полной уверенности, что им известен полный расклад. Не менее удивленными выглядели Дэвид и Удина. Они попросту не знали о моих договоренностях с адмиралом Хакетом. Выдержав небольшую паузу, Тевос посмотрела на саларианского представителя, который после недолгих раздумий одобрительно кивнул. В ответ Спаратус только недовольно развел руками, как бы говоря, мол, что с вами поделаешь, раз вам так хочется, давайте потратим еще немного времени на бесполезные препирательства.

— Совет готов вас выслушать, коммандер. Надеюсь, ваша информация действительно ценна.

Вот и хорошо. Наконец у меня появился шанс осознанно повлиять на ситуацию, спрыгнув с тех рельс, что были уготованы судьбой настоящему Шепарду. Если у Удины доказательств было маловато, то у меня они имелись. Жаль только, что не так много, как хотелось бы.

— Благодарю. К сожалению, то, что Спектр Артериус так дипломатично назвал страшным сном землянина, не моя выдумка и не последствия тяжелой травмы. Артефакт протеан, который принято называть маяком, не что иное, как один из элементов коммуникационной системы погибшей цивилизации. Один из ее немногочисленных остатков. Это нечто среднее между хранилищем данных, роутером и терминалом публичного доступа к аналогу нашего Экстранета. Трудность заключается в том, что коммуникационные технологии протеан развивались иначе, чем наши. Они пошли по пути усиления техническими средствами своих природных способностей. Ни одна из ныне живущих рас не обладает чем-то похожим. Наши ученые просто не осознавали принципиальную возможность подобного, а потому и не вели исследований в этом направлении. Протеане были способны без применения специальных устройств, одним лишь касанием передавать предметам своеобразный слепок своих воспоминаний, включая чувства и эмоции передающего. Тот, кто просматривал этот слепок, получал возможность воспринять информацию как бы от лица разумного — непосредственного участника событий. Чтобы лучше понять, как это работает, представьте себе воспоминания дреллов, как известно, обладающих абсолютной памятью, которые можно целиком передать собеседнику посредством «объятий вечности» азари. Как вы понимаете, неподготовленный органик не способен выдержать такой чудовищный объем информации и эмоциональный всплеск от ее передачи. Чтобы получить данные из артефакта без критических последствий для центральной нервной системы, его необходимо особым образом активировать и применить специальный адаптер. Геты и загадочный турианец по имени Сарен знали об этом. Им без труда удалось активировать маяк и воспользоваться частью его функций. К счастью для нас, устройство протеан сильно пострадало от времени, и, по всей видимости, нападавшим не удалось извлечь все необходимые им сведения. Однако это не помешало запрограммировать артефакт таким образом, чтобы первый, кто решится подойти к нему достаточно близко, был гарантированно уничтожен мощнейшим выбросом информации. Мозг просто не выдержит такого напряжения. Мне и сержанту Уильямс удалось выжить лишь по счастливой случайности, поскольку удар пришелся по нам двоим, его мощности оказалось недостаточно. После информационной атаки сработала вторая часть программы гетов, которая дестабилизировала работу энергетического источника артефакта, что привело к его полному уничтожению.

Я сделал секундную паузу, чтобы проследить за реакцией Артериуса. Пока ему удавалось искусно скрывать свои эмоции. Его фигура излучала спокойствие и уверенность в своей безнаказанности.

— Самым важным для нас результатом является осознание того факта, что ВСЕ ранее найденные аналогичные артефакты протеан на самом деле содержат гораздо большие объемы данных, чем считалось ранее. До этого момента наши ученые смогли обнаружить и расшифровать лишь ту часть информации, что была специально адаптирована для рас, не обладающих природными возможностями создателей маяка.

Первым понял чрезвычайную важность моих слов Валерн. В этом нет ничего удивительного. Разум короткоживущих в сравнении с остальными расами саларианцев был заточен под принятие быстрых решений по крупицам информации. Именно поэтому они были прекрасными аналитиками и спецагентами.

— Коммандер, вы уверены? Если вы правы в своих предположениях, это станет важнейшим открытием за последние несколько сотен лет. Но почему сержант Уильямс, попав под воздействие маяка, не получила тех же воспоминаний, что и вы?

Тевос и Спаратус полностью превратились в слух. Несомненно, они понимали, что если мои слова окажутся правдой, то тряхнет всю Галактику. Хорошенько так тряхнет, до самых печенок. Трудно даже представить, информация о каких технологиях и событиях содержатся в артефактах. Если всего лишь малая часть данных позволила десятку цивилизаций обрести технологию межзвездных перелетов, то нет никаких сомнений в том, что оставшаяся будет не менее ценной. Удина и Андерсон были удивлены ничуть не меньше. Они вообще оказались в дурацком положении, узнав информацию чрезвычайной важности в числе последних.

— Отсутствие видений у сержанта Уильямс легко объяснимо. Когда я оттолкнул Эшли от артефакта, он только начал закачку данных в ее мозг. Хм… Как бы попроще объяснить… Представьте себе, что вы скачивали информацию с Экстранета и соединение внезапно оборвалось. Сержант получила больший объем данных, но маяк не успел их активировать. Или инсталлировать, если для вас так понятнее. Мне же досталась малая часть, включая, если так можно выразиться, файлы запуска. Как я уже говорил ранее, эта случайность спасла нас обоих. Что же касается уверенности в моих словах, то ее разделяю не только я. Альянс уже создал специальную научную группу для исследования данного феномена. Моя группа на Иден Прайме вела запись всех событий, включая инцидент с маяком. В момент контакта с артефактом за ним вели наблюдение в активном режиме сканеры двух боевых скафандров и БМП. Обширный объем информации дали медицинские обследования нас с сержантом Уильямс. Теперь, когда мы знаем принципиальную возможность подобного способа передачи данных, разработка нужной технологии — лишь вопрос времени. Насколько большого, я не знаю. Все в руках наших ученых.

Я ничуть не лукавил. Будь у нас больше времени до вторжения, эта технология позволила бы всем расам сделать качественный технологический рывок. Увы, Жнецы ждать не будут. Чуть больше чем через три года орда свихнувшихся машин придет нас убивать. И этой орде нет никакого дела, успели мы разобраться, как работают протеанские артефакты, или нет.

— Альянс передаст Совету собранные данные, коммандер?

Тевос попыталась перевести разговор в практическое русло, оторвав всех нас от бесплодных мечтаний.

— Я не уполномочен вести подобные переговоры. Однако, учитывая, что мне позволено было донести эту информацию до уважаемых Советников, подобное развитие событий более чем вероятно. Думаю, это могло бы стать предметом для переговоров.

Неожиданно я заметил, как шевельнулась голограмма Сарена. Похоже, до него дошло, что он может стать разменной монетой в намечающемся торжище. Ничего, сейчас я тебя вообще в асфальт закатаю, сволочь!

— К сожалению, маяк и протеанские технологии — не самая большая проблема. Наша главная проблема — вот это.

Я сделал шаг вперед и активировал небольшой голопроектор, интегрированный в инструметрон. Перед взором Советников предстала трехметровая вращающаяся проекция Жнеца. Надо отдать должное Шепарду, хоть он и не был транжирой, но уж если покупал какую-то вещь, непременно брал дорогую и качественную. Сейчас это играло мне на руку, поскольку аналогичными возможностями обладали далеко не все коммуникационные устройства. Не тащить же мне на заседание стационарный проектор?

— Это пространственная модель корабля, атаковавшего Иден Прайм, построенная на основании информации, собранной моим отрядом, записей датчиков «Нормандии» и ряда других источников. Все эти данные были переданы для обработки и анализа «Newport News Shipbuilding» — крупнейшей верфи Альянса Систем и основного разработчика крупных боевых кораблей. В оценке данных были задействованы ведущие инженеры и мощнейший в своем классе ВИ-проектировщик. Пока анализ поверхностный, в их распоряжении было слишком мало времени, но наши инженеры сделали далеко идущий вывод. При известных технологиях и материалах существование подобного корабля невозможно. Неизвестный дредноут, а наши аналитики считают, что это именно линейный корабль, обладает колоссальными размерами. Больше двух километров в длину и около трехсот пятидесяти метров в диаметре в самой широкой части. Из боевых кораблей всех известных рас с ним сопоставим лишь азарийский линкор «Путь предназначения», среди гражданских судов имеются и заметно более крупные экземпляры, но боевой ценности они не имеют. Массу покоя определить не удалось, поскольку нет ни малейшего представления, из каких материалов он построен, но на основе его объема и ряда других показателей эксперты пришли к нескольким выводам. Как вам известно, крупные корабли всех рас пространства Цитадели хоть и имеют возможность в критической ситуации входить в верхние слои атмосферы, для посадки на планеты не предназначены. Их конструкция просто не выдержит подобных нагрузок. Но для дредноута гетов это не преграда. Анализ траекторий и скорости взлета и посадки показывает, что повторить подобное не в силах даже наши крейсеры новейшей постройки. Специалисты верфи провели теоретическое моделирование корабля, обладающего похожими характеристиками, но созданного по имеющимся технологиям и из существующих материалов. Главный вывод — он просто не помещается в заданные объемы корпуса. Наш корабль был бы на треть больше, втрое массивнее «Пути предназначения», а энергетическая и двигательная установки, способные придать ему возможность садиться на планету, минимум в шестнадцать раз должны превосходить по мощности аналогичные устройства на новейшем турианском дредноуте типа «Неукротимый». Приблизительную цену подобного чудовища удалось подсчитать лишь в первом приближении, но уже сейчас очевидно, что она сопоставима со стоимостью постройки целого флота.

Советники прониклись. Особенно Спаратус, который в прошлом был боевым генералом.

— В шестнадцать раз? Невероятно. Просто невероятно.
— Согласен с вами, невероятно. Однако я видел этого монстра собственными глазами, так же хорошо, как вас сейчас. И это далеко не все его сюрпризы. Дредноут синтетиков во время атаки не применял свое вооружение, поэтому о его характеристиках приходится лишь гадать. Но во время посадки на планету нам удалось замерить интенсивность защитного поля. Его щит способен выдержать одновременный бой с двумя линкорами Альянса типа «Килиманджаро». Проблема в том, что мы не знаем, предельные это значения или нет. Возможно, его силовой барьер еще мощнее, чем мы думаем, но даже этих знаний достаточно, чтобы понять: для его гарантированного уничтожения необходимо не меньше трех-четырех дредноутов наших рас. Увы, даже это еще не все. Нами зафиксирована работа станции РЭБ колоссальной мощности. По всей видимости, она расположена именно на этом корабле. У нас нет ничего подобного даже в проекте. Вам уже известно, что синтетики использовали технологию блокировки сверхсветовой связи, принципиальную возможность которой отрицают все современные ученые. Оказалось, что их системы слежения превосходят все, что у нас имеется. Новейшая маскировка «Нормандии», которую мы сами толком обнаружить не можем, для них вовсе не помеха. Укрыться от сканеров синтетиков удалось лишь в атмосфере планеты. Попытка преследования привела к удручающему выводу, что столь массивный корабль обладает в космическом пространстве динамическими характеристиками, сходными с нашими новейшими крейсерами. Наш фрегат едва поспевал за ним, а в гонке на большие расстояния он бы без труда оторвался. При таком постоянном ускорении наш запас топлива был бы израсходован всего за пару суток полета. Все эти факты говорят, что тот, кто способен построить подобный корабль, в техническом и научном плане на порядок превосходит все расы пространства Цитадели.

Совет пребывал в задумчивости. Совсем недавно они чувствовали себя вершителями судеб, а тут вдруг оказалось, что существуют те, кто плевал на все их решения. Просто потому, что у этого неизвестного есть большой-большой дредноут, который может безнаказанно разнести в щепки целый флот, а у них такой игрушки не имеется.

— Кстати, наши эксперты подметили одно странное обстоятельство. Большой корабль, атаковавший Иден Прайм, буквально напичканный чудесными технологиями, резко выделяется на фоне остальных гетов. Боевые платформы синтетиков, уничтоженные моей группой, практически идентичны тем, что участвовали в Утренней войне. За двести лет с момента ее окончания они почти не претерпели изменений. Их стрелковое оружие и средства связи хоть и совершенные, но не имеют решающего преимущества. Дроны лишь немного превосходят свежие земные разработки. Десантные боты выполнены из известных нам материалов. В них нет ничего сверхнеобычного. Просто новое и качественное оружие и системы. Не более того.
— И о чем это говорит? К чему вы клоните, Шепард? — в голосе Валерна послышались нотки раздражения.
— Да о чем угодно. Начиная с того, что дредноут — их новейшая разработка, имеющаяся в единственном экземпляре. Что это может быть древний корабль, который геты попросту нашли и используют в собственных целях. А может, это вообще не их линкор. Мы же не видели, кто там за пультами сидит. Может, это их неизвестные нам союзники?
— В ранних отчетах вы утверждали, что в ваших видениях фигурирует большое количество таких кораблей и хаски. Вы настаиваете на этом? — раздражение Валерна явно усилилось.

Теоретически я мог прямо сейчас рассказать Совету, что ждет нас в будущем. Что этот дредноут не имеет никакого отношения к гетам. Что это Жнец собственной персоной, один из тех свихнувшихся машин, что каждые пятьдесят тысяч лет вырубают под корень всю разумную жизнь в Галактике. Угу, а через пять минут сюда придут люди в белых халатах и наденут на меня смирительную рубашку. Ну уж нет! Не привык я голой грудью на амбразуру кидаться. Вот гранатомет найду, тогда и поговорим!

— Советник, вы же знаете, какой стресс пришлось испытать моему организму после контакта с маяком. С уверенностью я могу утверждать лишь о тотальном геноциде протеан. О том, что их истребили военными методами. Видения множества кораблей и хасков могут быть наложением моих воспоминаний о недавнем бое на информацию из артефакта, которая приобрела столь причудливую форму.

Мои слова его немного успокоили.

— Возможно, зерно истины в этом есть, коммандер. Многие руины протеан содержат отчетливые следы интенсивных боевых действий. Но кто мог уничтожить триллионы разумных, государство которых раскинулось по всей Галактике? Чья военная мощь была так велика? И куда они бесследно исчезли вслед за протеанами, вообще не оставив о себе никаких археологических памятников и артефактов?

Насчет того, что Жнецы не оставили никаких следов, я бы мог и поспорить. Особенно если знать, что внутри такого следа в сорок четыре километра длиной мы сейчас и находимся, а построенной ими транспортной сетью тысячелетиями пользуются все разумные расы в Галактике. Только кто же мне поверит, если все наши яйцеголовые в один голос утверждают, что «Цитадель» и ретрансляторы массы построили протеане?

— Несколько минут назад вас ничуть не смущало, что, по словам наших ученых, могучая цивилизация, заселившая сотни звездных систем, попросту вымерла за ничтожный промежуток времени. Или перешла в другое состояние — в кавычках. Эмигрировала в иную Галактику или измерение. Если это допустимо для одних, то почему запрещено для вторых? В чем разница?

Возражений на эту тираду саларианец не нашел.

— Если вы не против, я продолжу? Мало иметь хорошие корабли и передовые технологии. Нужно обладать решимостью и желанием их использовать. И геты доказали, что такие качества у них имеются. Их не смущает даже применение оружия массового поражения. Аналитический отдел штаба флота Альянса подготовил предварительный анализ атаки на Иден Прайм. Он свидетельствует, что главной и единственной целью нападения синтетиков являлся протеанский артефакт. Все остальные действия нападавших были предприняты лишь с целью скрыть их истинные намерения. И им почти удалось это сделать. Лишь по счастливой случайности, благодаря которой там в нужный момент оказалась «Нормандия», мы хотя бы знаем, ради чего едва не уничтожена целая колония. Если бы не наш фрегат, все улики бесследно испарились в огне ядерного взрыва. Наши аналитики также утверждают, что геты не искали именно этот маяк. Они искали артефакт с определенными свойствами. Находка на Иден Прайме была первой за последние несколько десятилетий, в которой фигурировало работающее коммуникационное устройство протеан. То, что она случилась именно на человеческой планете — лишь случайное стечение обстоятельств. Нет никаких сомнений, что, будь маяк обнаружен на планете, допустим, Турианской Иерархии, планета с находкой была бы тут же атакована.
— Вы не можете утверждать подобного, Шепард! — Спаратус был явно раздосадован моим сравнением.
— Неужели? А вы можете утверждать обратное, Советник? Не питайте иллюзий. Гетам зачем-то нужно коммуникационное устройство протеан, и они пришли за первым, что было найдено, не оглядываясь на последствия своих действий. Если бы подобный корабль атаковал одну из ваших дальних колоний, от нее остались бы точно такие же руины, как от Константы. Конечно, если совершенно случайно рядом не оказалось бы трех-четырех линкоров с эскортом. Какова вероятность подобного совпадения, решать вам. Если исключить божественное вмешательство и магию, то она где-то в районе ноля целых и ноля в периоде.

Турианец, конечно, был зол, но возразить по существу ничего не мог. Факты были слишком наглядны и очевидны.

— Мы подошли к очень важной проблеме — мотивам гетов. Альянс привлек к изучению данной проблемы самых уважаемых специалистов в области логики искусственного интеллекта. Как и все ранее озвученные, в связи с недостатком времени их выводы поверхностны и неполны. Однако они на удивление единодушны. Дело в том, что, даже получив свободу воли и способность мыслить, ИИ при принятии решений не руководствуются чувствами и эмоциями. Они исходят из фактов и вероятностей. Такой проблемы, как непродуманные и скоропалительные решения, принятые в угоду чьим-то амбициям, желанию отомстить или обогатиться и так далее, для них не существует в принципе. Для нас это означает, что атака на Иден Прайм была результатом осознанного и тщательно взвешенного выбора гетов. Другими словами, атаковав земную колонию, они НЕ могли не понимать, что их агрессия может вызвать войну с объединенными силами всех органических рас, как это уже было во времена нашествия рахни. Так почему же они все-таки решились на атаку, коль скоро опасность большой войны на истребление так высока? Почему они пошли на применение силы, даже не попытавшись договориться? На самом деле ответов не так уж и много. И все они довольно безрадостны для нас. Первый и самый очевидный: их военная мощь настолько велика, что они нас попросту не боятся. Всех нас вместе взятых. Второй: информация из маяка протеан в случае попадания в наши руки несет угрозу для их существования. Настолько серьезную, что для обладания ею они не остановились перед угрозой тотальной войны. И третий вариант: кто-то другой, неизвестный нам несет для гетов еще большую угрозу, чем наши объединенные силы, и без данных из артефакта устранить эту проблему они не могут. Какой из ответов больше по душе — личное дело каждого, но все они несут угрозу для наших рас. Мы должны понять, что геты приняли решение и будут выполнять его любыми средствами, не останавливаясь перед гибелью тысяч органиков.

Уж не знаю, насколько Советники мне поверили, но то, что они эти слова услышали и запомнили, я видел очень отчетливо.

— Возвращаясь к анализу атаки на Иден Прайм, следует отметить еще один крайне важный вывод наших аналитиков. Целый ряд фактов и событий однозначно указывает, что геты взломали наши военные коды и имеют возможность получать информацию напрямую из военных сетей. Уважаемый Советник Валерн, вы не проконсультируете нас, насколько сложно осуществить подобное? Ведь ваша раса признанный лидер в этой области.

Моя маленькая лесть очень понравилась саларианцу, и он ответил практически без промедления:

— Смотря каких кодов, коммандер. Их оперативный взлом и чтение сообщений вообще невозможен. Даже на расшифровку информации, зашифрованной простейшими кодами, применяемыми военными, может потребоваться от пары часов до нескольких суток. Существует набор шифров, взлом которых без знания нескольких ключей, способа шифрования и специальной аппаратуры принципиально невозможен. Без этих составляющих зашифрованное сообщение представляет собой бессмысленный набор символов, а иногда даже отдельных молекул, атомов или кварков. Я ответил на ваш вопрос?
— Благодарю. Да, вы ответили на мой вопрос. Таковы технические возможности наших рас. А вот геты считают иначе. Наши аналитики уверены, что синтетики способны оперативно взламывать коды и читать сообщения едва ли не раньше нас. Или у них заранее имеется все то, о чем вы сказали ранее. И ключи, и способы шифрования, и специальная аппаратура. Это и целый ряд других обстоятельств указывает, что у гетов имеется обширная сеть шпионов и агентов влияния, которые занимают существенное положение в иерархии наших государств. Именно наших, а не только Альянса. Было бы наивным предполагать, что у синтетиков имеется разветвленная разведсеть у людей, которые появились в пространстве Цитадели всего несколько десятилетий назад, и ее нет у саларианцев и азари, с которыми они находятся на грани войны почти два столетия. Так что знайте, они взломали и ваши коды, а их агентура сидит и в ваших начальственных кабинетах.

Я повернулся к турианскому представителю и демонстративно осмотрел его с ног до головы.

— Уважаемый Советник Спаратус, после всего, что вы здесь услышали, ответьте для себя на один вопрос. Что говорит официальная статистика Экстранета по поводу того, как много турианцев по имени Сарен знакомы со Спектром Найлусом. Настолько близко знакомы, что опытный оперативник в боевой обстановке, в условиях непосредственного соприкосновения с противником счел возможным выйти из укрытия, подойти к нему вплотную, перекинуться парой фраз, после чего снять шлем, отключить щит и повернуться спиной? Чтобы тут же получить пулю в голову! А ведь есть не менее интересные вопросы, которые Альянс даже не ставил на повестку дня. Почему агент Специального Корпуса, увидев загадочного Сарена, который к тому моменту стоял в окружении толпы гетов, устроивших резню на человеческой колонии, десятка трупов людей, насаженных на «Зубы дракона», не открыл огонь на поражение, не запросил подкрепление и не послал ни единого сообщения на «Нормандию»? Вместо этого он спокойно вышел ему навстречу, чтобы поприветствовать и перекинуться парой словечек, как будто в нескольких километрах от него не гибли сотни мирных колонистов. Обиделся? О, да, я очень надеюсь, что он обиделся. А ты что же думал, морда турианская, я тебе так просто прощу унижение посла человечества? Моего Посла?! Что посеешь, то и пожнешь! Не я это начал.

— Давайте подытожим. Итак, органическая раса подверглась немотивированной агрессии гетов. Выбор в качестве объекта нападения земной колонии был лишь совпадением. Атаке могла подвергнуться планета любой расы, на которой был бы обнаружен особый артефакт протеан. Нападение было совершено с применением оружия массового поражения и повлекло большие жертвы среди мирного населения. Нападавшие действовали осознанно, целеустремленно и решительно. Их атака была великолепно организована и подготовлена. В ходе открытого боевого столкновения было выявлено подавляющее техническое превосходство синтетиков по целому ряду направлений. Противник обладает обширной агентурной сетью и техническими средствами разведки, позволяющими получать оперативную информацию из первых рук и даже влиять на принятие решений. Поскольку артефакт оказался поврежден и гетам не удалось получить нужные им данные, есть все основания предполагать, что нападения будут продолжены в дальнейшем. Все эти обстоятельства несут значительную угрозу для всех рас пространства Цитадели и требуют немедленных мер реагирования. Я также уполномочен уведомить Совет, что Альянс Систем не намерен скрывать от общественности все обстоятельства атаки на Иден Прайм. Как вы понимаете, это может вызвать массу неуместных вопросов со стороны независимых СМИ. И прежде всего о бездействии Совета.
— Вы нам угрожаете? — голос Тевос буквально пылал гневом. Впрочем, мне показалось, что он был наигранным.
— Угрожаю? Нет, что вы. Я лишь предполагаю, как ситуация может развиваться в дальнейшем. Нам угрожают геты и их чудовищный дредноут с целым ворохом новейших технологий. Нам угрожает запрет Совета на разведоперации за Вуалью Персея. Нам угрожает то, что мы ровным счетом ничего не знаем о противнике, который запросто может вырезать целую колонию и взорвать в ее центре атомную бомбу. Ведь мы не имеем ни малейшего понятия, сколько таких линкоров имеется у гетов. Один? Десяток? А может, их пара сотен? Нам угрожает то, что несколько дней назад мы даже не подозревали, что кто-то из органиков контактирует с гетами. Что их агентура сидит в наших штабах и роется в секретных документах. А я не угрожаю. И Альянс не угрожает.

Похоже, Тевос услышала то, что хотела. Я предлагал ей торг, а не загонял в угол. И азари мой жест оценила.

— Чего вы хотите от нас, Шепард?
— Я? А чего может хотеть от Совета Цитадели неудачливый кандидат в Специальный Корпус? Я, как и миллиарды разумных во всей Галактике, жду от своих лидеров ответственных решений, продиктованных ситуацией. Но это я, а Альянс свои требования озвучил раньше.

На несколько минут в зале повисло молчание. Советники о чем-то тихо шептались и переглядывались. Сарен испепелял меня тяжелым, как гранитная скала, взглядом. А за спиной, подобно грозовой туче, нависал Удина, у которого к не в меру разговорчивому коммандеру появилась масса неотложных вопросов. Наконец Советники что-то решили, и Тевос заговорила своим волшебным голосом:

— Совету необходимо время для принятия решения. В заседании объявляется перерыв. Посол, вас и ваших спутников я попрошу подождать в приемной.

Чинно раскланявшись, мы двинулись на выход. Едва переступив порог, я почувствовал на своем локте руку Удины.

— Шепард, почему мне не сообщили все эти данные? Как это понимать? Мне не доверяют?

Я лишь устало махнул рукой.

— Бросьте, Доннелл. Вы задаете вопросы не тому человеку. Адресуйте их тем, кто принимает решения. Адмиралу Хакету, например. Это его епархия. Если хотите знать мое мнение, то вам просто не успели все это передать и объяснить. Мы работали несколько суток в тесном взаимодействии. Последние данные с верфей поступили за несколько минут до того, как мы с Дэвидом поехали к вам на встречу. Просто я был в теме, а вы нет. Отложить заседание Совета мы были не в силах. Короче, действовали по обстановке, как это предписывает Боевой Устав.

Посол заложил руки за спину и о чем-то задумался.

— Вы сильно рисковали, Шепард. Совет не привык, что его загоняют в угол. Впрочем, надо отдать вам должное, вы очень изящно вывернулись.

Я уселся на первый попавшийся диванчик и с удовольствием вытянул слегка затекшие ноги:

— Если бы я мог передать хотя бы часть того, что этот проклятый маяк закачал мне в голову, вы бы поняли, что такое настоящий риск. А так…
— К черту!

В отличие от нас с Удиной, Андерсон выглядел бодрым и одухотворенным:

— Ты проехался по ним катком, Джон. Они даже вякнуть ничего не сумели! Я доволен! Ох, как я доволен! А Спаратуса вообще мордой в парашу окунул! Век его побитую рожу не забуду!

Посол наигранно закатил глаза, как бы говоря, фи, опять вояки со своим казарменным юмором, а мы с Дэвидом разразились смехом на пару минут.

— Если Совет поможет нам несколькими эскадрами, мы так по гетам вмажем, что они надолго забудут дорогу к нашим колониям!

Доннелл с какой-то жалостью в глазах посмотрел на капитана «Нормандии»:

— Никакого удара не будет.
— Как не будет? Почему?
— Из-за батарианцев, разумеется.

Андерсон растерянно уставился на нас двоих. Эх, Дэвид. Ты отличный малый. Прекрасный солдат и капитан. Твое место на мостике корабля или в окопах. А здесь тебе делать нечего. Сожрут с потрохами. Политика — не место для идеалистов и мечтателей со взором горящим. Вы либо потеряете все, не в силах противостоять бесчестным интригам, либо ввергнете нас в страшную войну, упершись рогом в свои идеалы.
Пытаясь загладить неловкую ситуацию, я попытался ответить на его вопрос как можно более мягко:

— Послушай, все очень просто. Мир между нами и Батаринской Гегемонией находится в шатком равновесии. Батары хотят, чтобы мы ушли из Скиллианского предела, который они считают своей исконной территорией, а люди, наоборот, откусить еще больше. И продвигаются все дальше и дальше с каждым годом. Единственное, что останавливает батарианцев от военного решения проблемы, — наш флот. Он превосходит их числом и качеством. Но не намного. Любая наша боевая операция, способная привести к большим потерям в крупных кораблях, может вывести ситуацию из-под контроля. Они ударят в спину, понимаешь? Не упустят своего шанса. А ты предлагаешь втянуться в войну с гетами? Ты в курсе, как они поступили со своими создателями-кварианцами? Хоть они не смогли или не захотели преследовать их корабли с беженцами, всех, кто остался на планетах и станциях, они полностью истребили. И детей, и женщин, и стариков. Всех. И ты предлагаешь усугубить конфликт с таким жестоким противником, имея флот батаров в тылу? Нам с тобой сейчас впору пойти в церковь и молить Бога, чтобы какой-нибудь идиот на Арктуре не догадался помахать шашкой. Да и куда ты бить собрался? Послать флот туда — не знаю куда, чтобы нарваться на десяток таких же чудовищ, как на Иден Прайме? Мы ведь даже убежать от них не сможем!

Андерсон понуро молчал, переваривая новый для него пласт информации. Удина же, наоборот, разулыбался и с подколкой в голосе проговорил:

— Шепард, вам все же всерьез стоит задуматься о карьере политика. Мне кажется, говорить у вас получается лучше, чем стрелять.

Я судорожно перекрестился и замахал руками:

— Ну уж нет! Увольте меня! Я лучше под бомбами посижу, чем в этом террариуме киснуть. Не мое это. Необходимость и желание — разные вещи. Пусть каждый занимается своим делом, я своим, а вы своим.

Нашу светскую беседу прервало появление секретаря Совета. Советники решили не замыливать вопрос и договорились довольно быстро. За несколько минут в зале ничего не изменилось. Те же лица, те же «доски», та же пропасть под ногами и даже голограмма Сарена была на месте, продолжая сверлить меня взглядом, полным ненависти и презрения. Вперед, как обычно, когда требовалось придать словам больше весомости, вышла Тевос:

— Совет принял решение. Спектр Сарен Артериус, расследование по факту вашего возможного участия в нападении на человеческую колонию Иден Прайм будет возобновлено. Вам надлежит в течение семи стандартных суток, начиная с этого дня, прибыть на Цитадель для дачи показаний. Также, начиная с этого дня, на период расследования вы будете ограничены в перемещениях в пределах предоставленных вам апартаментов, а ваши полномочия агента Специального Корпуса приостановлены до его завершения. Вам также будет запрещено пользоваться средствами связи и общаться с кем-либо, кроме следственной группы. Если по истечении установленного срока вы не прибудете на «Цитадель», ваша вина будет считаться доказанной со всеми вытекающими последствиями. Вы свободны, мы больше не задерживаем вас.

Сарен так и не соизволил произнести ни единого слова, не удостоив Советников даже прощальным кивком. Зато он одарил меня еще одним очень многообещающим взглядом, после чего просто отключился от связи. Между тем Тевос продолжила:

— Для расследования всех обстоятельств дела будет создана специальная следственная группа при участии представителей и технических специалистов Службы Безопасности Цитадели и всех заинтересованных сторон. К вопросам о принятии агента-человека в Специальный Корпус Тактической Разведки и об оказании военной и иной помощи Альянсу Совет вернется сразу же по завершении расследования и оглашения его официальных результатов. Азари сделала небольшую драматическую паузу и завершила:

— Решение оглашено и вступает в силу немедленно. Подробности будут в ближайшее время переданы посольству Альянса через секретариат. На этом заседание завершено. До свидания, господа.

Ну что же? Бой был тяжелым и не принес абсолютной победы. Но история этого мира уже свернула с накатанной колеи. Оставалось лишь толкать тяжеленный воз наших проблем в нужном направлении. В нужном МНЕ направлении. А пока мне пора идти. Как можно быстрее идти, ведь под угрозой жизнь как минимум троих очень нужных мне товарищей.



 

Отредактировано: Alzhbeta.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 26.12.2014 | 762 | слава, андерсон, мШепард, Наш ответ Кейси Хадсону, Удина, Сарен | Слава
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 11
Гостей: 11
Пользователей: 0

Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт