Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Сожаление: Она умерла!

Жанр: драма;
Персонажи: ОС;
Статус: завершено;
Описание: Первоначально данное произведение писалось для «Блиц-турнира», но по определенным причинам не дошло до конкурса. Тем не менее хочу представить на твой суд, дорогой читатель, этот рассказ.
Итак, на съемках элкоро-ханарского фильма…
 





Он смотрит на своего врага, не моргая. Его мышцы напряжены до предела. Подлый ханар обвивает своими щупальцами его возлюбленную. Прикрывается ей, словно щитом. Одна из конечностей противника сжимает пистолет. Ханар начинает разговаривать с ним:

— Этот, мать вашу, хочет, мать вашу, чтобы вы, мать вашу, пригнали сюда звездолет, мать вашу, и перевели, мать вашу, миллион кредитов на счет, мать вашу, иначе, мать вашу, этот отправить эту женщину, мать вашу, к Вдохновителям, мать вашу! Этот не шутит, мать вашу!

Он долго выслеживал преступника, но опоздал на каких-то пару минут. И теперь, вместо того, чтобы арестовать ханара, он должен спасти заложницу.

— Отчаянно: Не слушай его, любимый.

Он смотрит на ту, ради которой он жил все эти годы. Ту, с которой он прожил долгую и счастливую жизнь. Со временем она стала еще красивей, чем раньше. Он знал, что не может ее потерять, но все-таки долг для него был превыше всего.

— Сурово: Ты арестован, Паредис.
— Этот, мать вашу, предупреждал!

Ханар направляет пистолет на его любимую и стреляет. Заложница падает на пол, на полу начинает образовываться лужица крови. Ханар сбегает, но ему нет никакого дела до преступника. Он подходит к погибшей возлюбленной и говорит:

— Задумчиво: Она умерла. О боги, за что?
— Стоп-стоп-стоп! — слышит он позади голос саларианца. — Остановите съемку.


***


Нитлас Вари без интереса наблюдал за сценой, которую играли актеры. Саларианец не первый год работал режиссером, поэтому уже на этапе съемок мог безошибочно определить, что фильм ожидает провал. Нитлас чувствовал себя подавленно, он уже смирился с той мыслью, что лавры победителя снова достаются выскочке Стивенсу.

Вот уже долгих четыре года длилось негласное соревнование между саларианцем и режиссером, которого звали Эндрю Стивенс. Трудно понять, когда именно их взаимоотношения превратились во вражду. Вероятно, причина крылась в том, что фильмы, выходившие из-под руки Эндрю, частенько сравнивали с творчеством Нитласа и наоборот. Так или иначе, со временем их творчество плавно превратилось в попытки перещеголять друг друга. Однако на протяжении последних двух лет Нитлас терпел одно поражение за другим. Критики будто вступили в сговор против него: они пели дифирамбы очередному бездарному кино Стивенса и все как один отказывались видеть глубокий философский смысл в произведениях Нитласа, называя его фильмы «неудачными», «бездарными» и «скучными». Сам Нитлас был категорически не согласен с подобными формулировками. С каждым новым поражением саларианца желание утереть нос Эндрю разгоралось лишь сильнее. Но похоже, что этот фильм стал последней каплей для него. Он твердо решил завязать с режиссерской работой после окончания съемок.

Изначально собственная задумка показалась Нитласу гениальной — снять детектив, актерский состав которого будет состоять исключительно из элкоров и ханаров. Две самые безэмоциональные расы должны были показать свое актерское мастерство и удивить зрителя. На деле же вышло совсем иначе: из ханаров актеры были весьма посредственные, а когда элкоры говорили свой текст, всей съемочной группе хотелось спать.

— Малевентис, постарайся держать Хиват уверенней! — Нитлас вскочил со своего места и принялся кричать на актера-ханара. — Такое чувство, что это не она у тебя в заложниках, а ты у нее!
— Этот постарается, — монотонным голосом ответил актер.
— Хиват, ты можешь падать быстрее и натуральнее? В твою смерть никто не поверит!
— Недовольно: Я — элкор!
— Зрителю все равно! — негодовал саларианец. — Ему хочется верить актерам! А твои попытки изобразить смерть могут вызвать только отвращение, но никак не скорбь!

Нитлас повернулся к актеру, игравшему главную роль. Он был элкором, звали его Вамик. Нужно заметить, что из всего актерского состава именно Вамик вызывал наибольшую головную боль у режиссера. С ним была просто беда: он постоянно путал слова и интонации. Каждый дубль, в котором присутствовал Вамик, приходилось переснимать по несколько десятков раз. Саларианец безумно хотел разорвать контракт с элкором, но не мог найти другого актера на его роль.

— Теперь ты, Вамик, — саларианец разговаривал с актером, как с маленьким ребенком. — Скажи, что должен чувствовать детектив, когда из-за собственной глупости на его глазах погибает любимая женщина?
— Неуверенно: Страдание?
— Именно! — наигранно обрадовался Нитлас. — Страдание! Постарайся в этой сцене изобразить страдание, договорились?
— Неуверенно: Попробую.

Режиссер вздохнул и вернулся в свое кресло. Он обменялся взглядами со своим сородичем Лореком, который работал кинооператором. Лорек, по всей видимости, разделял мнение режиссера относительно Вамика. Нитлас вновь с сожалением подумал о том, как бы ему хотелось отменить съемку и «заморозить» фильм, но это было невозможно: рекламная компания новой киноленты уже была запущена, а трейлер к фильму ежедневно скачивали миллионы пользователей Экстранета. Стоит отметить, что ровно через день после запуска рекламной компании Нитласа в Экстранете появился трейлер к новому фильму Стивенса «Коммандос-азари 4: Милые и опасные». Поэтому прекратить съемку для саларианца означало признать свое поражение перед бездарным режиссером, снимающим второсортное кино для обывателей.

— Мотор! — скомандовал Нитлас.

Лорек включил камеру, и актеры вновь вернулись в свои образы. Малевентис на фоне элкоров по-прежнему казался жертвой, а не хищником. Вот он говорит свою реплику. Теперь очередь за Хиват. Затем — Вамик. Снова Малевентис. Ханар стреляет. Хиват падает значительно лучше, чем в первом дубле.

— Удивленно: Она умерла. О боги, за что?
— Стоп! — приказал Нитлас.

Ему хотелось придушить Вамика собственными руками. Он подошел к нему и принялся втолковывать:

— Понимаешь, Вамик, главный герой должен испытывать чуть ли не вселенскую скорбь! Должен верить в то, что твоя любимая только что погибла от рук негодяя, за которым ты охотился последние несколько лет! — саларианец и сам не заметил, как принялся жестикулировать, пытаясь объяснить элкору элементарные вещи. — Ты должен это прочувствовать! Должен говорить от чистого сердца, понимаешь?
— Нейтрально: Понимаю.

Нитлас удрученно вздохнул. Чего он ожидал от этого увальня? Каких чувств? Режиссер махнул рукой и сказал:

— Мотор!

Саларианец смотрел на Вамика и вновь погружался в свои мысли. Вчера Нитлас заметил, что элкор как-то странно себя вел в присутствии Хиват. Один из актеров-элкоров объяснил режиссеру, что Вамик втайне влюблен в Хиват. Нитлас не был уверен, что элкоры вообще способны на это чувство, но принял новость с воодушевлением, пока не осознал, что высокое чувство не помогает элкору справляться со своей ролью. Вот и сейчас Нитлас наблюдал за жалкими попытками Вамика выдать хоть какую-то правдоподобную эмоцию.

— Сожаление: Она умерла. О боги, за что?

Для Нитласа не было секретом, что элкоры общаются между собой через запах и инфразвук. Однако саларианец подозревал, что даже когда Вамик общается со своими сородичами, он путает запахи.

Режиссер взмахнул рукой, повелевая оператору прекратить съемку. Лорек послушно остановил запись, словно ждал этого момента.

— Уже лучше, Вамик! — похвалил саларианец. — Но ты должен добавить больше трагедии! Попробуем еще раз?

Следующие два часа Нитлас узнал, что, увидев смерть любимого человека, можно испытывать такие чувства, как «смятение», «веселье», «сомнение», «легкое недовольство», «любопытство» и «легкий сарказм». Последняя эмоция поставила Нитласа в тупик.

— Может быть, сделаем небольшой перерыв? — предложил Лорек, которому палитра чувств Вамика изрядно поднадоела.
— Согласен, — Нитлас и сам хотел немного отдохнуть от изнурительных съемок. — Возможно, Вамику нужно просто отдохнуть.

Но после перерыва актерская игра элкора ни капельки не улучшилась.


***


Когда Нитлас объявил, что снимается последний на сегодня дубль, никто уже не верил в то, что у Вамика получится выразить нужную эмоцию. Съемочная группа работала вполсилы, все были измотаны, и каждому хотелось, чтобы съемочный день поскорее закончился.

Нитлас последний раз за день крикнул: «Мотор!». Перед ним вновь разыгралась эффектная сцена, которую губили никудышные актеры. Речь Малевентиса. Хиват. Вамик. Малевентис. Ханар стреляет. Хиват падает.

«Чем ты нас удивишь на этот раз, Вамик?», — ехидно подумал режиссер.

Именно в этот момент произошло то, чего Нитлас (да и любой другой член съемочной группы) ожидал меньше всего.

Всему виной была атмосфера усталости, царившая на съемочной площадке. Ассистент оператора — скромный волус, имени которого никто не помнил — неудачно закрепил один из осветителей (приспособление для модификации освещения), расположенных под потолком. В другой день он, возможно, заметил бы свою оплошность, но сейчас ему хотелось как можно скорее убраться со съемочной площадки, поэтому волус не обратил внимание на свою фатальную ошибку.

Крепление, на котором держался осветитель, было зафиксировано не до конца. Все бы ничего, да только с каждым новым выстрелом Малевентиса из бутафорского оружия издаваемый грохот сотрясал эту хлипкую конструкцию.

Осветитель состоял из, собственно, устройства, являющегося источником света (в киноиндустрии такое устройство называют скримом) и насадки, которая позволяла направлять свет в определенное место, а не рассеивать его по всей съемочной площадке. Насадка представляла из себя лепестковую конструкцию, сделанную из плотного металла. Каждый из «лепестков» насадки был острый, словно лезвие меча.

Волей злого рока финальный аккорд прозвучал во время съемок последнего дубля. Балка, на которой держался осветитель, задрожала от очередного выстрела, и крепление соскочило с металлической поверхности. Так уж вышло, что источник света был зафиксирован над тем местом, куда секунду назад упала игравшая свою роль Хиват. Осветитель рухнул точно на бедную актрису. У нее не было ни единого шанса: когда на нее обрушилось устройство, она лежала на полу и, учитывая габариты элкоров, физически не могла спастись.

Толстая кожа Хиват не спасла ее от смерти. «Лепестки» вонзились в ее тело, стоило осветителю столкнуться с незадачливой актрисой. Хиват погибла почти мгновенно. Из ран начала течь настоящая кровь, более темная и густая, нежели та жидкость, которую использовали на съемках кино.

Несколько секунд все без исключения изумленно наблюдали за погибшим элкором, лежавшим на съемочной площадке. Нитлас не успел прийти в себя, когда его внимание привлек Вамик. Элкор устремился к своей возлюбленной с невиданной для своего вида скоростью. Оказавшись рядом, он склонился над ее телом и пробасил:

— Отчаяние: Она умерла! Нет, это невозможно! Она умерла! Я не верю! НЕТ!

Вамик взревел. Саларианец никогда не видел таких искренних эмоций у элкоров. Несмотря на то, что речь Вамика по-прежнему не изобиловала эмоциональностью, Нитлас увидел в своем актере ту скорбь, которую режиссер так ждал от него. Казалось, что печали элкора нет конца. Он наконец-то смог проявить настоящие, искренние эмоции.

— Ты снимаешь? — шепнул саларианец Лореку.
— Ш-ш-ш! — шикнул оператор и показал на свою камеру.

Нитлас удовлетворенно кивнул. О чем он думал, глядя на боль, которую испытывал Вамик? Он не сочувствовал элкору, ему было наплевать на ту трагедию, которая произошла в жизни этого гиганта. Смерть Хиват также не беспокоила хладнокровного саларианца. В конце концов, какое ему дело до гибели какой-то никчемной актриски? О последствиях произошедшего инцидента он также не задумывался. У Нитласа была целая армия адвокатов, которая без труда защитила бы его честное имя в том случае, если ему будет грозить судебное разбирательство.

Нет, Нитлас думал совсем о другом. Он видел перед своими глазами хвалебные отзывы критиков, он чувствовал на себе завистливый взгляд Стивенса. Руки его уже сжимали золотую статуэтку, врученную саларианцу «за лучший фильм». Он буквально ощущал прохладу металла в своих ладонях. Теперь он наконец-то победит своего оппонента. Вамик сумел внести неоценимый вклад в киноленту. Эта сцена определенно станет культовой, ее будут еще долго обсуждать, а связанная с этим эпизодом трагедия лишь добавить ажиотажа к фильму Нитласа.

А еще саларианец подумал о том, что следует увеличить гонорар Вамику. Ведь именно ему Нитлас будет обязан своим успехом. Как оказалось, даже среди элкоров могут встретиться настоящие актеры.

Вамик аккуратно поднял мертвую Хиват своими лапами и прижал к себе. Он не сводил глаз с погибшей актрисы, и казалось, что элкор может простоять так целую вечность. Он был погружен в собственное горе, и больше его ничего не интересовало.

— Стоп, снято! — едва слышно прошептал Лорек.



 

Отредактировано: Alzhbeta.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 02.11.2014 | 953 | 6 | ханар, NAotW, фильм, Элкор, Сожаление: Она умерла!, блиц-турнир | NAotW
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 12
Гостей: 11
Пользователей: 1

Alone2050
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт