Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Afterlife: Властелин Глубин. Глава 14 (Часть 1)

Жанр: приключения, детектив;
Персонажи: ОС;
Статус: в процессе;
Описание: Вайлет не ждет гостей, но дожидается гостьи в компании с богиней.

 




Вайлет подвигала пальцами. Почти не болит, и то хлеб. Шевелятся же вообще идеально, стрелять ничто не помешает.
Блад очень хотелось пострелять. Желательно — в того, кто отдал распоряжение о ее ликвидации. В то, что Вайлет сдали свои же, комиссар не сомневалась ни на минуту. Вот прямо с тех пор, как ее в полубессознательном состоянии перевезли с места посадки «катапульты» в один из ведомственных госпиталей Комиссии по этике. Там Блад узнала, что она, оказывается, «лишняя». То есть полностью разжалованная, обвиненная, судимая заочно и приговоренная к ликвидации.
Сейчас бардак немного рассосался, ей вернули иридиевый жетон и даже немножко извинились. Вайлет понимала. Бюрократия везде бюрократия, и Комиссия по этике не исключение. На местных служивых Блад зла не держала. Врачам же, восстановившим ее правую руку буквально за пару часов, была и вовсе готова поклониться в пояс. Да, придется месячишко походить в изолирующей перчатке, а еще регулярно посещать терапевта и процедурный кабинет, но это совершеннейшие мелочи.
А вот ту тварь, которая сдала ее, Комиссара по этике, переместив виртуальную папочку из каталога «Активные» в папочку «Лишние», разыскать необходимо. Вот прямо-таки остро необходимо. Потом. Когда будет время. И когда с Редактором будет покончено, тогда можно будет плотно заняться его пешками.
Вайлет была уверена, нужные люди уже усиленно ищут, но этого женщине для спокойствия не хватало. До одури хотелось поискать самостоятельно, и желательно без свидетелей как в процессе поиска, так и потом, когда найдет... Но все, хватит. Сейчас куда важнее другое — вернуться на Атлантиду и помочь команде Алена Мортимера не попасть в ловушку. После беседы с Айнорой Пассанте, а точнее, после не случившейся катастрофы в джетсете Блад словно бы прозрела. Ей вдруг стало понятно, как совместить несовместимые функции Жнеца, хорошо известные Ассамблее и всему сообществу Солнечной системы, с особенностями Редактора, за которым Блад гоняется скоро уж пару лет.
Но для этого нужно сначала выбраться из медицинского изолятора, где Вайлет держат, словно прокаженную.
— Комиссар Блад, к вам посетитель, — раздался голос в интеркоме.
Вайлет обернулась на звук.
— Кого там черти несут?
— Вас хочет видеть матриарх Этита, — ответил интерком. — Она прибудет через несколько минут.
Ого! Вайлет тоже не против пообщаться с матриархом. Да что там не против, она очень даже хочет пообщаться с азари! Потому как сейчас все сходилось к тому, что именно Титан не раскрыл свои карты полностью. Совет по-прежнему занимается тем, чем привыкли заниматься голубокожие — интригами и манипуляциями, замаскированными под великую дипломатию.
Ну, так думалось Вайлет. И пока хорошо так думалось.
Этита пожаловала не одна. Через стеклянную стену изолятора Блад видела, что матриарха сопровождают две десантницы при полном параде: увешанные щитами, кончики пальцев подсинены притоком крови. Девочки явно на взводе и в любой момент готовы обрушить на врага шквал биотики — только покажите цель. Какое счастье, что Вайлет в своем прозрачном загоне никак не тянет на врага. Хорош враг в больничной пижаме...
Двойная шлюзовая дверь трижды свистнула пневмоприводом, впуская азари в помещение. Четвертый по счету свист надежно изолировал комнату временного содержания, где то ли выздоравливала, то ли сидела под арестом комиссар по этике.
Матриарх оглянулась, оценивая небогатую обстановку. Кроме белых стен, выгородки санузла, терминала на стене и неширокой лежанки, на которой сидела Блад, в помещении ничего больше не было. Даже окон. К понятию «изолятор» в Комиссии относились серьезно и не делали разницы между изолятором медицинским и тюремным.



— Здравствуйте, Блад, — произнесла азари, подходя к лежанке.
— И вам не хворать, — усмехнулась Вайлет и, не слезая с кровати, пожала голубокожую ладонь. — Я так понимаю, карантин, или как там это называли, с меня уже сняли?
— Карантин? — не поняла азари.
— Ну, полную правовую изоляцию, — пояснила Блад. — Мне вернули жетон, но по-прежнему держат за преступницу, как...
— Мне известно о покушении на вас, комиссар, — прервала Этита. — К сожалению, Комиссия слишком бюрократизирована. Но поверьте, делается все, чтобы как можно быстрее реабилитировать ваше доброе имя. Досье на вас уже перенесено обратно в доверительный список, если это вас успокоит.
Блад склонила голову и с невеселой улыбкой покачала ею. Потом снова подняла взгляд на азари.
Этита сегодня предпочла военную одежду. С той лишь разницей, что матриарх не носила оружия (скорее всего, его у всех трех голубокожих отобрали на входе в медучреждение), а на костюме десантницы не блестели генераторы кинетических щитов. Плотный, тугой комбинезон со вставками-усилителями, сделал и без того не пышную фигуру азари совсем сухой. Вайлет поняла, что сейчас Этита больше всего похожа на свою подругу — Айнору Пассанте. Даже прищур глаз такой же. Разве что Айнора обладательница серо-голубых радужек, а глаза матриарха — красно-коричневые. Наследие папы-крогана, если верить одной легендарной воровке на пенсии.
— Что вам надо, матриарх? — прямо спросила Блад.
— Меня послали допросить вас, — также прямо ответила Этита.
— Тогда вы опоздали, — усмехнулась Вайлет. — Меня допрашивали уже раз девять.
— Я допрошу по-другому.
— Пофлиртуете со мной? — губы комиссара тронула еле заметная агрессия. — Не надо. Меня и так уже считают азарифильной лесбиянкой.
— Некоторые называют это и флиртом, — задумчиво ответила Этита. — Вы знаете, что такое Объятия Богини, комиссар?
Вайлет подождала секунду и еле заметно, но утвердительно качнула головой.
— Это те же Объятия Вечности, — словно не заметив согласного жеста Вайлет, продолжила матриарх, — только более персонифицированные. Когда азари говорят «Обними Вечность», они лишь синхронизируют низшую нервную деятельность, получая доступ к ДНК партнера и его базовому эмоциональному состоянию. Иной раз удается увидеть какие-либо картинки, тоже в основном эмоциональные.
— Я знаю, — сказала уже вслух Вайлет.
Но Этита словно игнорировала комиссара.
— Но Объятия Вечности не дают азари контроля над глубинным «я» своего партнера, — продолжила свое объяснение матриарх. — Объятий Вечности достаточно для секса. Но недостаточно для полного слияния. И вот слияние это называется Объятиями Богини. Немногие люди испытали его.
— Шепард, — подсказала Блад.
— Да, — в глазах Этиты снова появилось осмысленное выражение, и матриарх снова начала замечать собеседника. — Лиара многократно обращалась к Богине за даром посредничества между своим собственным внутренним миром и миром легендарного Спектра. Вы понимаете, к чему я?
Вайлет устало вздохнула.
— Мне и секса с вами не хочется, матриарх, — негромко произнесла Блад. — Соитие старух не самое аппетитное зрелище.
— Хорошо, что вы понимаете неизбежность того, что неизбежно.
— Кто вас послал, Этита? — спросила Блад.
— Вы узнаете об этом от Богини, — жестко ответила матриарх. — Не советую сопротивляться. Будет только больнее.
Блад засмеялась.
— Чему вы радуетесь?
— Прям как в старые добрые времена, — сквозь смех произнесла комиссар. — Мне было тринадцать, но я уже отрастила себе задницу и грудь, как у больших плохих девочек. А кроме того, уже была на втором курсе кадетского училища. С хорошими оценками по начальному курсу боевого самбо. Это такое русское джиу-джитсу, может, вы знаете. Боевые искусства.
— И что тогда произошло? Когда вам было тринадцать?
— Один похотливый самец-препод подумал, что было бы неплохо опробовать мою свеженькую задницу в деле.
— И он сказал «не сопротивляйся, будет больнее», так?
Вайлет подняла голову и прямо посмотрела в «кровавые» глаза азари.
— Да. Было больно. Ему.
— Я не причиню вам вреда, Вайлет, — уверила Этита. — Просто не сопротивляйтесь.
— И не думаю, матриарх. Что нужно сделать? Хотите, раздвину ноги?
Этита сокрушенно покачала головой.
— В этом нет необходимости, — сказала азари, подойдя к комиссару вплотную и положив ладони на виски Вайлет. — Обними Вечность!
Руки матриарха вспыхнули голубым, и сияние тут же переметнулось сначала на голову комиссара, а затем и на нее всю. Этита напрягла ладони и прикрыла глаза.
— Откройся Богине! — произнесла азари за мгновение до того, как биотическое сияние поглотило уже обе фигуры.
Блад коротко вскрикнула...

— Это и есть Объятия Богини? — произнесла Блад, оглядываясь. — Если так... и если учесть, что ваша Богиня — собирательный образ протеан, то приходится сделать вывод — душонка-то у древних насекомых была весьма черненькой, матриарх.
Полная, абсолютная темнота без малейших проблесков света. Ни пола, ни потолка, ни стен. Эталон пустоты — межзвездный вакуум — не годился этой Тьме и в подмастерья. Космос блестит, манит, он полон звезд и светится, как рождественская елка в канун праздников. Здесь же, во внутреннем мире азарийского биотического колдовства, нет ровным счетом ничего. Даже не так.
Тут.
Нет.
Ни. Че. Го.
Только фигура матриарха Этиты в полутора шагах от Вайлет. Несмотря на абсолютную тьму вокруг, азари отлично видна и словно бы освещена со всех сторон сразу — мягким, рассеянным, не оставляющим теней светом из ниоткуда.
— Извините за театральное представление, Блад, — вздохнула Этита. — Ваш изолятор находится в зоне риска. Я не могла дать знать вам даже полунамеком, что ничуть не сомневаюсь в вашей лояльности.
— Ага, — поняла Вайлет. — То есть вам просто нужно было сообщить мне что-то такое важное, что...
— Именно, — перебила ее азари. — Блад, нам нужно торопиться. Наше субъективное время ускорено примерно в девятнадцать раз, но все равно, если я задержусь в изоляторе более, чем на полторы-две минуты, это может вызвать подозрение.
— Подозрение кого?
— Врага, — прямо ответила Этита. — Редактора в вашей терминологии.
— Понятно, — кивнула комиссар. — То есть у нас где-то полчаса на все про все. Начинайте, матриарх. Я внимательно слушаю.
Азари склонила взгляд к полу, и рядом с земной женщиной и двуполой тессиаркой возникло по небольшому, но удобному креслицу с обивкой голубого бархата.
— Присаживайтесь, Блад, — азари кивнула на сиденье. — В ногах правды нет.
— А в чем правда, матриарх? — спросила Блад, устраиваясь напротив азари. — Я вот считаю, что точно не в вас. Но рассказывайте-рассказывайте, я вся внимание.
Матриарх Этита с улыбкой покачала головой и рассказала...

— То есть вы со своими тайными проектами доигрались, — подвела резюме Вайлет. — Дождались, пока враг проникнет в самую верхушку Ассамблеи, и теперь не знаете, что делать.
— Оба раза мимо, Блад, — не согласилась азари. — Во-первых, враг там был изначально. В смысле, сильно до того, как мы узнали о существовании Жнеца.
— А во-вторых?
— Во-вторых, — подняла взгляд азари, — Мы знаем, что делать. Мы просто упустили тактическую инициативу, в результате чего чуть не потеряли вас.
— Это вы мне говорите после того как признались, что Комиссия по этике, не говоря уж обо мне, скромном офицере — ваша девочка на побегушках?
— Не утрируйте, Блад.
— Я не утрирую, — нахмурилась комиссар. — Ваш Совет сборище старых тупых кальмарих, Этита! Яснее ясного же было, что любая операция, планируемая с самого верха, с Президиума Комиссаров, обречена на слив через бюрократическую систему. Причем не абы чего, а систему чиновников Ассамблеи — величайшей бюрократической машины человечества со времен изобретения римского Сената!
— Мы недооценили возможности врага, признаю, — склонила голову Этита. — Да, это проблема.
— Нет, матриарх! Вы переоценили свое влияние на людей, вот в чем проблема!
Комиссар вскочила с кресла и в волнении заходила перед оставшейся в кресле азари.
— Этита, я же вам лично говорила о Редакторе еще полтора года назад! Об этом прямым текстом телеграфировала ваша подруга-параноик. И вы, зная все это, доверились нашим ассамблейщикам? Да Богиня вас раздери, где ваша хваленая осторожность и осмотрительность, азари?
— Вайлет...
— Да восьмой десяток лет уже Вайлет, что?
— Вайлет, присядьте.
— Да идите вы...
Блад не поняла, что произошло. Только что она, нависая, стояла над азари, и вот — снова сидит в уютненьком голубеньком креслице. Хорошо еще не спеленатая по рукам и ногам.
— Успокойтесь, комиссар!
В кроваво-красных глазах матриарха уже никакого, прости господи, азарийского ми-ми-ми. А темно-голубая кожа вдруг расцвела целой россыпью резких, контрастных красных штрихов — в основном вокруг глаз. Взгляд же Этиты если и уступает в энергетике боевым излучателям Жнецов, то ненамного. И лишь пока.
Вайлет поняла, что перегнула палку. Действительно, нельзя считать идиотом одного из старейших матриархов азари. Народа почти бессмертных космический колдуний.
— Мы учитывали эту возможность, — произнесла Этита.
Глаза голубокожей снова приняли свой естественный тусклый, красно-коричневый цвет, а кожа снова стала однотонной, темно-голубой, почти синей.
— И конечно, мы предусмотрели возможность внутреннего саботажа, — продолжила Этита. — Именно эта возможность и сыграла, к сожалению. Но у нас есть абсолютно доверенные люди. Я вот беседую с вами — доверенным лицом.
— Для кого?
— Что? — не поняла матриарх.
— Для кого доверенным? — переспросила Блад. — От лица кого вы сейчас со мной говорите, Этита? Совета? Вас и доктора Пассанте? Или от лица лично вас, разыгрывающей свою карту?
— От лица межрасовой коллегии по сотрудничеству.
— Что-то не верится, — заметила Блад. — Вот не знаю почему, но не верится.
— Знаете, в чем главная трудность в Объятиях Богини? — внезапно сменила тему азари. — Она не дает возможности врать. Если я скажу неправду, вы это сразу же почувствуете. И наоборот. Если вы будете неискренни — это почувствую я.
Вайлет Блад откинулась на спинку и рассмеялась.
— То есть это все-таки заговор Совета, — констатировала комиссар.
— Только отчасти, — ответила голубокожая.
— И в какой части, позвольте полюбопытствовать?
— В той, которая не касается Жнеца, который на глубине в четыре тысячи двести метров.
Этита откинулась на спинке кресла.
— Поймите же, — продолжила Этита. — Я высокопоставленная азари, хоть и кость в горле многим Советницам. Но я не могу выдать вам все тайны наших... кальмарих.
— А если я сейчас попрошу вас объяснить, в чем смысл заговора, вам придется сказать правду? — поинтересовалась Блад. — Иначе я почувствую ложь?
— Я не буду вам ничего рассказывать, — отрезала Этита. — Вы же знаете. Азари не врут. Они просто недоговаривают. Это напрямую касается Объятий Богини, но и в обычной жизни мы исповедуем тот же принцип.
— Хорошо, — Блад примирительно подняла ладони с подлокотников. — Не буду пытать насчет Жнеца и не Жнеца. Зайду с другой стороны. Вы сами, лично, верите, что именно он и есть Редактор?
— Нет.
— Почему?
— Жнец не может производить гомункулов — это раз.
— А что, есть еще и два? — опешила Блад.
Комиссар полагала, что это единственный и достаточный аргумент в пользу того, что Редактор — это не Жнец. Или не только Жнец.
— Есть, — кивнула азари. — Я для того и здесь, чтобы донести до вас еще кое-какую информацию. Сразу говорю, я сейчас буду излагать свою собственную позицию, а не мнение Совета. В чем-то мы солидарны с Советницами, но есть и принципиальные расхождения во взглядах.
— Я слушаю.
Азари прикрыла глаза и расслабленно откинулась на спинку кресла, рожденного ее собственным сознанием.
— Жнец, которого нашла Трия, гораздо старше, чем большинство разумных машин. Ну, тех самых, которых Шепард одним махом превратил в инертную недвижимость.
— Насколько старше?
— Точно не знаю. От нескольких сот миллионов до миллиарда лет.
— Что???
Вайлет округлила глаза. Матриарх же спокойно продолжала, не размыкая век.
— Этот Жнец попал на Землю тогда, когда ваша планета только формировалась и была совершенно непригодна для жизни.
— Откуда информация?
— У нас есть реестр Жнецов и сопутствующие ему идентификационные сигнальные записи. Это один из тех успехов, которые сопутствовали операции «Перевербовка». Эту операцию Совет матриархов проводил пятьдесят лет назад. К сожалению, операция пошла не так, как мы рассчитывали. Попытка электронного подавления обездвиженного Жнеца нашим новейшим супер-оружием, квазиразумным дредноутом «Путь предназначения-2», закончилась провалом. Жнец контратаковал и захватил ИИ нашего корабля. Дальнейшее вы знаете. Все знают, увы. В особенности кварианцы.
— Двадцать шесть?
Матриарх Этита, не открывая глаз, кивнула.
— Да, — сказала азари. — Жнец подчинил себе большую часть систем корабля. Запаса нулевого элемента на дредноуте хватило для того, чтобы обеспечить индоктринирование части экипажа, преимущественно старших офицеров. К счастью, в системах ИИ был не сам Жнец, а лишь проекция его личности — то, что мы называем боевым вирусом. Он же, хоть и в чрезвычайно ослабленной форме, поместился в памяти компьютера азарийского катера, а затем, когда катер обнаружили кварианцы, атаковал системы «Салима».
— То есть Дирак действительно говорил с Жнецом? — догадалась Блад. — Кварианец не врал, на «Пути-2» он реально общался с разумом машины?
— С его проекцией, — повторила азари. — И, к слову, именно ограниченность вируса не позволила повлиять на разум кварианца. Алгоритм был настроен на одурманивание только азари. Жнец не мог предусмотреть, что в экипаже азарийского дредноута окажется кварианский инженер.
— Получается, что Дирак спасал азари как минимум дважды, — задумчиво произнесла Блад. — Сначала не дал поработить весь экипаж дредноута, а затем...
— Да, — прервала женщину Этита. — Получается, что так.
— Продолжайте.
— Продолжать, собственно, нечего. Когда мы добрались до остатков «Пути», инфосистема корабля была раздолбана саботажем Дирака’Сина и примкнувших к нему технических специалистов из числа не индоктринированных азари. Сам боевой вирус был уничтожен — кварианцы большие мастера борьбы с синтетическими формами жизни, включая программные. Совету удалось извлечь из систем ИИ только обрывочные данные, включая полный поименный список Жнецов и их идентификаторы. Своего рода позывные, которыми каждый из них отличает одного Жнеца от другого. Ведь внешне эти машины абсолютно идентичны, если не считать генетических вливаний собранных в Жатве рас.
— Шепард видел человекоподобного Жнеца...
Азари открыла глаза.
— Подобного рода эксперименты Жнецы проводили неоднократно, — объяснила Этита. — В марсианских архивах Лиара Т’Сони обнаружила записи, в которых говорится о нетрадиционных конструкциях Жнецов, но давно уже известно, что это лишь внутренняя часть, так сказать, душа кибермашины. По размеру протожнец в сотни раз меньше, чем его боевая форма. А итоговой внешностью Жнеца является копия строения тела Левиафана.
— И что в итоге, матриарх?
— В итоге я сказала то, что сказала. Тот Жнец, за которым Ассамблея, Мигрирующий флот и Совет матриархов ведут охоту, попал на Землю много миллионов лет назад. Мы не знаем обстоятельств. Известно лишь, что Жнец обездвижен, истощен, и лишен большей части своей силы, с помощью которой он контролирует сознание разумных рас.
— Откуда уверенность? — нахмурилась Блад. — А если это уловка?
— Все может быть, — философски пожала плечами матриарх. — Но мы работаем над проектом уже девять лет, Вайлет. Вместе работаем. Титан, Земля, кварианцы. Было много, очень много экспериментов. Извините, в том числе и с участием добровольцев. Нам удалось приблизиться к пониманию механики индоктринирования. У нас были кое-какие записи моей супруги. В последние месяцы жизни Бенезия чувствовала, что теряет контроль над собой. Спешно начала исследования, но, увы, ей не удалось выйти даже на середину пути — она просто не успела. Зато ее дело продолжили в Совете. Наша ученая группа разработала химический препарат, который позволяет притупить чувствительность разума к управляющим действиям Жнеца.
— Хорошая новость, — произнесла Вайлет. — Чур я первый доброволец на испытания.
— Одного препарата мало, чтобы победить, — охладила пыл комиссара Этита. — Недостаточно лишь сдержать ментальную атаку врага. Необходимо уметь атаковать самому.
— И что для этого нужно? Еще одно колдовское снадобье?
— К сожалению, для этого нужно уметь понимать Жнецов, — вздохнула Этита. — И нет никакого снадобья, чтобы этому научиться.
— Так что же тогда делать?
— Нужно иметь под рукой тех, кто умеет говорить со Жнецами. Кто слышит их, как слышал капитан Шепард, например.
Вайлет помрачнела.
— Тогда дохлое дело, — подвела итог комиссар. — Боюсь, даже трем «Церберам» не воскресить капитана.
— В этом нет необходимости, — сказала азари. — Умение понимать ментальный язык Жнецов, которым, к слову, в совершенстве владели и протеане, передается с ДНК.
— Поясните.
— Вы забыли о дочери Лиары Т’Сони?
Вайлет вторично за недолгий разговор буквально впала в ступор. Конечно же, как она могла забыть о маленькой круглопопой Джоаночке?
— Так что, это правда? — выдохнула Блад, не веря до конца. — Джоана действительно дочь Шепарда и Лиары?
Азари с улыбкой кивнула.
— И наша задача подготовить Жнеца к тому, чтобы она, прибыв на глубину, выпотрошила этого сукина сына. Заставила слушаться нас.
— Нас?
— Людей, азари и кварианцев, — пояснила Этита. — Это действительно совместная и невероятно тайная операция трех рас, Вайлет. Я не вру, комиссар, вы можете это почувствовать. Мы действительно работаем совместно.
Вайлет прислушалась к своим ощущениям. Действительно, ощущение «неправильности» ее не посещало. На всякий случай женщина решила подстраховаться.
— Соврите что-нибудь.
— Луна сделана из зеленого сыра, — улыбнулась азари.
— Ну а посерьезнее?
— Марианну Картэн подослал Совет матриархов, чтобы умыкнуть у Ордена Джоану Т’Сони.
— Да, я вам верю, — кивнула Блад. — В смысле, последним фразам не верю, а вот в остальном — да. К слову, об Ордене. Какова его роль в истории с Джоаной?
— Капитан Кар’Данна — агент Паладинов. И мы проморгали это, когда кварианец тащил Джоану в Солнечную систему. В итоге Флоту стало известно о способностях девочки, и это дополнительно связало руки тем Советницам, кто хотел раскрутить проект «Глубина» самолично, без участия других рас. Нам пришлось еще плотнее сотрудничать и с Ассамблеей, и с Мигрирующим флотом. Не скажу, что Совет принял это с радостью.
Вот в этой части истории Вайлет на секунду усомнилась. Нет, Этита не врала — это совершенно точно. Но процент того самого «умолчания», по ощущениям самого комиссара, внезапно прыгнул в стратосферу.
Однако времени на детальный допрос азари действительно не было.
— Ну хорошо, — кивнула Блад. — А зачем вам Алина?
— Она хорошо переносит ментопротектор, — сообщила азари. — Она — навес над тараном, которым мы вскроем Жнеца физически. Алина будет прикрывать вашего коллегу, комиссара Мортимера. Он специализируется на проникновениях, вам известно?
— Очень смутно, — призналась Блад.
— Алина и Мортимер выйдут в экзоскафах к Жнецу. Девочка будет прикрывать от ментального подавления. Ну а Ален Мортимер, вооруженный нашими знаниями о физической структуре Властелина, найдет шлюз и вскроет его. К счастью, в Солнечной системе столько дохлых Жнецов, что и мы, и вы, и даже кварианцы изучили их конструкцию детально. Необходимые данные Мортимеру мы передали, дело за ним.
Азари картинно посмотрела на инструметрон, словно бы интересуясь, который час. Вайлет Блад поняла невербальный сигнал.
— И Джоана...
— Да, — кивнула матриарх. — Она будет говорить с Жнецом.
— Но...
— Джоана — дочь Лиары, — объяснила Этита. — А Лиара была в Объятиях Богини с Шепардом. Который, если вы забыли, имел генетическую адаптацию под ментальный инфокод Протеан, который те позаимствовали у Жнецов.
— И...
— И в результате Джоана может говорить с Жнецом. Как и ее отец. Но в глубину я пошлю внучку не раньше, чем Алина с Аленом взломают его изнутри, обеспечат безопасность Джоане.
У Блад был еще один вопрос, который касался способностей уже второй «исключительной» азари. Но, момедлив секунду, Вайлет не решилась вызнавать об Алине больше, чем она о ней уже знает.
Преступная халатность офицера на службе, связанная с личным отношением к объекту расследования. Вайлет краем сознания понимала, что не права, и что она должна выпытать у Этиты все...
Но не получалось.
Не хотелось.
Боялось.
— Ну хорошо, — комиссар закинула ногу на ногу. — А зачем вам нужна была я?
— Вы превосходно отвлекали врага, — улыбнулась азари. — Для Жнеца вы были самым главным раздражителем. Реагируя на ваши укусы, он, надеюсь, проморгал основную угрозу.
— То есть все мои потуги найти геолокацию Редактора — псу под хвост?
— Ну почему же? — пожала плечами Этита. — Вы дополнительно подтвердили, что источником искажения виртуальности является объект, расположенный по месту глубинного захоронения Жнеца. И мы в результате точно знаем, кто и, главное, каким оружием работает в наших коммуникациях. Наконец, вы своими действиями побудили Айнору активировать работу над «антиредакторским алгоритмом», и в итоге у нас теперь есть способ верифицировать потоки информации.
Вайлет почесала подбородок. Кое-что в построениях матриарха ей не нравилось. Вернее, кое-что Этита просто игнорировала...
— Но кое-что все равно не ясно, — наконец, сформулировала свое сомнение комиссар. — Как объяснить появление гомункулов? Жнецы не пригодны к созданию новой жизни. Вы сами об этом сказали в начале разговора.
— Да, это нам неясно, — согласилась азари. — Именно поэтому я с вами и беседую при посредничестве Богини.
— В смысле? — не поняла Блад.
— В том смысле, что вы нужны нам на глубине, комиссар, — совершенно серьезно, без тени улыбки сообщила матриарх. — Во-первых, я уверена, там нас ожидают уже не безмозглые хаски, а разумные индивидуумы. Гомункулы, полностью подконтрольные Жнецу, но думающие своим умом. Может быть, даже анти-вы есть.
Азари улыбнулась и продолжила:
— Во-вторых, возможно, вы сможете найти завод по производству этих тварей. Это второстепенная задача, но тоже важная. Короче, Блад... — Матриарх Этита пристально взглянула в глаза комиссара. — Вы готовы возглавить группу прорыва? Нам нужен кто-то, кто обеспечит силовое прикрытие Алины и Алена, когда они, наконец, доберутся до Жнеца и проникнут на борт древней машины. У нас было много вариантов, включая десант азари, но...
Азари хитро улыбнулась.
— У нас нет никого, кто может в одиночку взять на абордаж боевой крейсер. А вы на это способны.
— Я работала не в одиночку, — ответила Блад. — Со мной был талантливый кварианский инженер.
— Ну так возьмите себе сколько угодно кварианских инженеров, — рассмеялась азари. — Кварианцы к вашим услугам. Все персональные формуляры, как с Большого флота, так и из Ордена. Только назовите имя.
Вайлет призадумалась. Но ненадолго.
— Этого имени нет в ваших формулярах, — сообщила Блад. — Но я знаю, кто пойдет со мной. Мне нужно только разрешение рассказать ему то, что вы рассказали мне.
— Да пожалуйста, — отмахнулась матриарх. — Если вы гарантируете порядочность этого кварианца, то сообщайте все, что посчитаете нужным.
Вайлет Блад поднялась из кресла и обернулась, оглядывая бездонную темноту вокруг.
— Где здесь выход, матриарх? — спросила Блад. — Мне пора за работу.
— Посредничество Богини окончится через минуту, — отозвалась азари. — На этот раз больно не будет, уверяю.
— Спасибо, — буркнула Блад.
Ей до сих пор было стыдно за тот девчачий визг, который она позволила себе в момент перехода в личное пространство разума матриарха. Нет, ну кто же в самом деле думал, что ее на миг окунут в кислоту? Другим образом описать свое ощущение от погружения в Объятия Богини комиссар не могла.
Матриарх Этита спросила:
— К слову, так кто же этот ваш анонимный кварианец?
Вайлет обернулась к азари.
— Хороший парень, — улыбнулась комиссар. — Классный специалист. Вам понравится.

Продолжение следует...

Отредактировано: Архимедовна.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 01.11.2014 | 793 | RomanoID, Afterlife: Властелин глубин | RomanoID
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 13
Гостей: 12
Пользователей: 1

MacMillan
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт