Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Afterlife: Властелин глубин. Глава 10 (Часть 1)

Жанр: приключения, детектив;
Персонажи: ОС;
Статус: в процессе;
Аннотация: Уцелевший штурмовик СБА дает показания, Вайлет встречает, наконец, старую знакомую, но не очень рада этому, кварианка приходит просто поболтать о своем, о девичьем, но внезапно получает помощь от азари.

 




2236 г. Новая Атландида. Северо-западное секторальное управление СБА.

Эркки Яарикоски терпеливо ждал, когда вернется дознаватель. Уже трижды он рассказал в подробностях весь эпизод с этим клятым Палладием, но следаки службы внутренней безопасности по-прежнему пытали Эркки бесконечными допросами. Кому-то там наверху очень не верилось в то, что своими глазами видел лейтенант летучей группы СБА.
А Эркки действительно все видел своими глазами — вплоть до момента, когда автоматика шлема вырубилась от вспышки. Лейтенант довольно быстро справился с управлением и восстановил техническое зрение, но кварианского пройдохи рядом уже не было. Не было и спущенного сверху цифрового следа его инструметрона, по которому летучая группа нашла преступника в лабиринтах припортовой зоны.
Открылась дверь, в кабинет снова вошел дознаватель. С этим человеком Эркки уже виделся — смуглый, с пышными усами второй лейтенант юстиции присутствовал на первом из допросов. Правда, так и не проронил ни одного звука за всю получасовую беседу с «временно задержанным до выяснения причин» лейтенантом летучей группы.
Дознаватель прошел за стол, непочтительно бросил на столешницу планшет, сел на скрипнувшее кресло и, откинувшись на спинку, пристально посмотрел на задержанного.
— Ты уже сказал все, что знал, — начал дознаватель. Речь у него была жесткая, но скорее от природы его голоса, чем из-за отрицательного настроя к допрашиваемому. — Там наверху твои слова проверяют и перепроверяют, но мне уже ясно, ты не врал.
— Спасибо, — не удержался от колкости Эркки.
— Пока благодарить не за что, лейтенант. Тебе грозит дисциплинарка за нерасторопность в задержании преступника. Но это все ерунда.
Дознаватель отмахнуся ладонью.
— Давай так. Ты сейчас сам расскажешь, что тебе думается по всему этому. Мне хочется знать, как ты видишь случившееся.
— Это поможет расследованию?
— Безусловно, — кивнул усатый. — Начинай.
— С чего?
— С самого начала. Вот прям с момента, когда вам поступила ориентировка на Палладия. Рассказывай все, что вспомнишь, и что тебе кажется важным или непонятным. Будем разбираться вместе.
Эркки взохнул и поерзал в кресле. За последние четыре часа он и так наговорил больше, чем иной раз произносил за месяц. Никто не мог назвать лейтенанта Яарикоски разговорчивым. Здоровый, почти два метра ростом белобрысый скандинав не был ни душой компании, ни приятным собеседником. Однако подмечать важное и рассказывать об этом он умел.
— Первое, что насторожило, — начал Эркки, — детали ориентировки. Ну, я к тому, что не замечали Палладия в любви к насилию просто ради насилия. Когда спустили, что кварианец якобы грохнул десантницу-азари, я и не поверил даже.
— Почему?
— Ну, как почему... Да потому, что кварианцы сейчас стараются этот свой топор войны с голубокожими подальше заховать. Даже в космосе, где им нечего делить. А уж на Земле они и вовсе типа друзья навсегда. Ну, хотя бы на словах. Палладий, конечно, сукин сын. Но он кварианский сукин сын. Ну не уличали его в работе против своих же. Все так называемые преступления, в которых он якобы причастен, исключительно местного уровня.
— Его изгнали из Флота, — напомнил дознаватель.
— Знаю, — Эркки согласно кивнул. — Но изгнали за кровную месть, насколько мне известно. Его семью действительно хорошо так подставили. Неизвестно, что бы я сделал, в такую задницу попади.
— Хорошо, — произнес усатый дознаватель. — Первое, что тебя настораживает, это обвинение Палладия в личной вражде к голубокожим. Что дальше?
Эркки отпил из графина, любезно предоставленного ему одним из сотрудников ССБ.
— Дальше совсем беда, я уже говорил, — продолжил Эркки. — Азари клялись и божились, что разнесли безоткатку военного образца. Якобы ею люди Палладия пытались унитожить КПП на Голубом острове. Да ерунда, ну видно же! Ну, во-первых, эту двухметровую дуру уж точно не в челноке Палладия возить. Ее и раньше то сверху на броню прикручивали, и то мешалась. Во-вторых, ее не найдешь даже на черном рынке — древность древняя, довоенных времен еще. Наконец, вообще просто глупо стрелять по КПП только для того, чтобы выстрелить по КПП. Генераторы силового щита находятся глубоко на острове, проход туда закрыт и уничтожение КПП ничего не даст.
— Номер два, — сказал дознаватель, — это бессмысленность той атаки, в которой обвиняют Палладия. Я правильно понял?
— Именно, — подтвердил Эркки. — Ну реально беспонтовое действие. А Палладий вроде как с головой дружит и не совершает бессмысленных поступков. К слову, я слышал, остатки орудия так и не нашли?
Дознаватель отрицательно покачал головой.
— Ну и далее, — продолжил Эркки, — что-то настораживает вся эта ерунда с обстрелом Миссии из гранатомета и снайперки. Мы когда на след Палладия вышли, ну, по цифровому следу его омни-тула, нам подробностей не сообщили вообще. Ну, странно ведь. Я как ща помню, по правилам подачи оперативных вводных до оперативного подразделения должны доводиться численность и оснащение тех, за кем оно ведет охоту. А я о снайпере узнал, только когда азари кинули инфу в общую сеть, а мы уже кварианца сторожили. Узнай мы раньше, не погибли бы Рихард и Семецкий.
— Как думаешь, — спросил дознаватель, — Палладий лично отдавал приказ на устранение твоих товарищей?
— Нет, — категорично ответил Эркки. — Не было никакого приказа. Ну, во всяком случае тогда. И вообще, мне показалось... Ну, как будто кварианец даже обрадовался, что мы его тормознули. А Семецкий вообще прямым текстом сказал — не верит, будто Палладия вообще можно прищучить. Ну поймите, у нас задача вообще была — доставить кварианца в штаб, и все. Ну мы четко и дали понять, что это именно задержание, даже не арест. Чего ему было нас вываливать? Того, кто вытаскивает тебя под охраной из передряги! Ну, глупость же вообще...
Дознаватель покрутил планшет на столе.
— Ты говорил, что Палладий прыгнул на тебя перед третьим выстрелом, — произнес усатый.
— Да, говорил.
— Это была попытка атаки?
— Я и это говорил — нет, не атака. Я вообще думаю... Ну, похоже, Палладий скорее даже спасал меня, чем атаковал. Результаты баллистики готовы? Что там с третьим выстрелом?
Дознаватель поднял планшет, полистал дело и, явно в нарушение субординации, кинул книжку по столу в сторону Эркки. Тот поймал устройство, перевернул к себе и взглянул на содержимое планшета. Отчет баллистической экспертизы однозначно показывал, что Эркки Яарикоски находился на траектории полета высокоскоростной крупнокалиберной пули, выпущенной из новейшего «Арбалета» производства «Эйкей Индастриз». Оружие не то, чтобы редкое, а редчайшее. Астрономической стоимости. Даже легендарная «Розенков» пока не представила аналога этой пушке.
— То есть... — начал Эркки.
— Да, — прервал его дознаватель. — Кварианец своим чудо-зрением засек, откуда стреляют, и сбил тебя с траектории пули за полсекунды до того, как некого Эркки Яарикоски должно было разворотить крупным калибром. Считай, что обязан ему жизнью.
— Интересно, — произнес Эркки, отпихивая планшет обратно дознавателю. — Тогда нахрен он меня ослеплял?
— Он ослеплял не тебя, — ответил усатый мужчина. — Мы закончили анализ соскобов с грунта и стен, и теперь уже понятно, что Палладий взорвал свой инструметрон, предварительно швырнув его в сторону снайпера. Позицию мы тоже нашли — на крыше одного из пакгаузов. Увы, когда добрались до места, там уже никого не было. Следы стрельбы видели — три выстрела как минимум.
— «Арбалет» имеет нестандартный термокомпенсатор увеличенной емкости, — подсказал Эркки, увлекавшийся в свое время спортивной стрельбой на большие дистанции, и до сих пор отслеживающий новинки бенчреста (1).
— И еще корректируемые пули в антитрассирующем поле, — добавил дознаватель. — Увы, все, что мы нашли — это молекулярная пыль от износа ствола. Ну да ладно, мы отвлеклись. Скажи, кто-нибудь из вас троих использовали грубую силу в отношении кварианца?
— Я использовал, — признался Эркки. — Сначала по руке с инструметроном ему сунул — нахрен мне уперлось его техническое умение. Словом, от греха подальше. Ну, а потом легонько пнул ногой в грудь, когда он борзеть начал.
— То есть Семецкий и Рихард его не трогали?
— Нет.
— Понятно.
— А мне вот что-то не очень, — признался Яарикоски. — Я к чему. Ну, вводная о его приспешнике, которую нам выдали перед началом операции, она же белыми нитками шита. Если снайпер и работал вместе с Палладием, то явно по своей инициативе. А может быть, даже против желания босса? К слову, сняли генный отпечаток с пушки?
— Нет, — дознаватель покачал головой. — «Арбалет» не нашли. Палладий добрался до места стрельбы первым, взял пушку, после чего кварианца забрал корабль.
— Корабль? — удивился Эркки. — Какой корабль?
— Какого-то Паладина. Они вместе с Палладием прилетели на Копье Атлантов, и там вообще черт знает что началось.
— Что? — напрягся Эркки.
— Не знаю, — пожал плечами дознаватель. — Тамошними делами занимается группа спецов группы «А», нас туда не пускают. Известно только, что кто-то из этого корабля лично пристрелил одного сержанта СБА, а потом Паладин выпустил антипротонный хвост и умчался в неизвестном направлении. У него внутрисистемный космический катер. Его можно спрятать от любого сканирования. Ну и кварианцы на борту, тоже не будем забывать. Эти хитрецы любую нашу технику обдурят как два пальца.
— То есть Палладий ушел? — спросил Яарикоски.
— Да. Но теперь ему здесь не рады.
— В смысле?
— В том смысле, что если бы даже акционеры Острова не дали добро на отлучение кварианца от дел по Атлантиде, ему бы все равно устроили веселую жизнь. Тебе в самом деле интересно?
Эркки Яарикоски было интересно. Когда еще такое кино в реальной жизни случится?
Поймав кивок допрашиваемого, следователь снова откинулся на спинку кресла и объяснил:
— СБА двенадцать лет гавкает строго по приказам Палладия, кому-то это нравится, кому-то нет. Но СБ всегда выполняла приказы этого товарища. И понятно, что когда он начинает в заслуги за это отстреливать тутошних людей, никакие приказы сверху не запретят объявить Палладия вне закона. Формально или неформально. Ты тут не очень давно, но думаю, кое-какие правила игры уже знаешь. СБА не вмешивается в чужие дела ровно до тех пор, пока другая сторона придерживается правил игры. Основное — бойцы СБА неприкасаемы. Точка. Рубеж. Палладий перешел границу. Ты согласен?
— Нет, — Эркки отрицательно качнул головой.
— Почему?
— Палладий ни при чем, — уверенно произнес Яарикоски. — Его самого подставили, по ходу...
— Кто? Ассоциация? Его работодатель? Или азари, с которыми кварианцы сейчас разве что в десны не целуются — хотя бы на публике? Ты в курсе, что много лет назад Палладий подорвал катер с четырьмя азари, одна из которых была офицером на втором «Пути предназначения»? Азари, когда мирились с кварианцами, особо оговорили список тех персон в скафандрах, которые остаются непрощаемыми врагами Титана.
— Не знаю, — уже менее решительно произнес Эркки. — Но у меня не прописывается в голове... Ну, что делает этот бельмоглазый хрен в скафандре. Я не верю в сумасшествие Палладия. А в своем уме то, что сейчас ему шьют, он не сделает. Да, я с ним не квасил, его не знаю особо — это верно. Но он прямолинеен. И по своему честен, как я мыслю. Ну, такие люди не будут палить во все подряд из безоткаток, следы которых потом таинственно исчезают. Тут что-то не то и не так.
— Интересно, — произнес дознаватель после минутной паузы. — Скажи, лейтенант, ты сильно дорожишь своим местом?
— В каком смысле?
— В прямом. Тебе очень важна эта работа в СБА? Ты же из космопехов. Дембельнулся по отторжению имплантатов, то есть не по своей воле. Нормально живется на суше?
— Я смотрю, вы меня наизнанку уже высветили, — усмехнулся лейтенант СБА. — Вы кто? Планетарка? Евразийская разведка?
— Бери выше, лейтенант, — впервые за весь разговор улыбнулся усатый. — Сильно выше. Вот прям до звезд как выше.
Мужчина встал и, оставив планшет на столе, вышел из помещения для досмотров. Эркки опустил взгляд на устройство, которое как раз в этот момент моргнуло, на секунду высветив узнаваемый по всей Солнечной системе символ. Тут же стало все понятно: и интерес усатого к кварианцу, и осведомленность в делах самого Эркки.
— Военная разведка ВКСА, мать твою, — тихо произнес Яарикоски. — Ну-ну, космонавт, зачем же вербовать столь топорно? Я бы и сам к вам пришел, только свистните. Межзвездный вакуум из крови не выпаришь, вы же знаете, господа космики. Знаете, черти, на что меня ловить... И поймали.

***

Вайлет в очередной раз пообещала себе конкретно заняться физической формой. Своей собственной. С переходом на сидячую работу в Комиссии ее вес разом выскочил за центнер, и только вбитые в мышцы наноимпланты до сих пор оставляли женщину быстрой и подвижной. Лишись она мехатронной помощи изнутри, то наверняка представляла бы собой толстую коровенцию на выпасе. Нет-нет, нужно срочно переходить на нормальную армейскую диету и заниматься своим телом уже не по полчаса два раза в день, а серьезно, с полной отдачей и по нормальной методике, как бывало в армии.
Все эти мысли витали в голове Блад все время, что они вместе с турианцем и кроганом поднимались по бесконечной лестнице на какой-то там небесный этаж отеля «Армали». Турианец оказался верен своему слову и провел их тайными тропами в обход систем электронного слежения. Те из них, которые не удавалось миновать, Аррида блокировал со своего инструметрона. Тревоги пока не было — видимо, маленький турианец предварительно договорился и с охраной гостиницы. Одному богу известно, во что это стало банковскому счету «Арриго Секьюрити».
Они поднялись уже на тридцать шестой, то есть протопали как минимум семьдесят два лестничных пролета. Плюс еще добавить несколько штук с цокольного этажа, откуда начала свое восхождение команда из турианца, человека и крогана. Оставалось еще два этажа.
— На тридцать восьмом не шумим, — предостерег Аррида. — Я не знаю, какая там сейчас охрана, эти ребята мне уж точно не отчитываются.
— А как же твои связи? — не выдержала Блад.
— У любых связей есть предел прочности, — ответил турианец. — Частные покои VIP-класса охраняются настоящими бульдогами. Нам не надо с ними драться, к счастью. Но они могут заблокировать группу вооруженных гостей, этого нам тоже не надо.
К сожалению, связи с Алиной и Аленом не было. То есть она как бы имелась, но полностью под контролем Редактора, а светить свое расположение группе Арриды совершенно не хотелось. Поэтому общение с охранниками на этаже следовало свести к минимуму, и обязательно без шума. Турианцу удалось отключить видеосигнализацию в проходах, но сканеры стрельбы и биотические сигнализаторы оставались в деле, и с этим приходилось считаться.
На этаж они проникли чисто. Коридор отеля здесь загибался, и пожарная лестница выходила в почти глухой тупик. Там и сосредоточились Вайлет сотоварищи. Блад сняла с груди «Глушитель», проверила систему подавления шума и выдвинулась вперед вместе с турианцем. Последний перенастроил инструметрон на дистанционное сканирование, конструктор еле слышно пискнул, исторгая из себя маленького полупрозрачного дрона-разведчика. Бот нырнул за поворот, и Аррида всмотрелся в экран инструметрона. Вайлет, нависнув над турианцем, тоже заглянула.
Ситуация была неплохой. Постоянного поста рядом с дверью гостиничного номера, где остановились Биби-землянка и комиссар, не наблюдалось. Единственный на весь коридор охранник лениво прохаживался туда-сюда, также лениво сканируя пространство стандартным противодиверсионным наноскопом. Аррида дождался, когда охранник скроется за поворотом, после чего бесшумно подбежал к нужной двери и нажал на кнопку звонка. Блад, присев на колено, держала коридор под прицелом. Где-то позади чуть слышно сопел кроган, баюкая свой дробовик. Понятно, что эта грохочащая штука исключительно на крайний случай, однако наличие столь серьезного бойца в тылу все равно придавало уверенности.
Наконец дверь открылась, и Аррида ужом шмыгнул в образовавшуюся щель. Секундой спустя показалась голова турианца, он призывно кивнул команьонам.
Вайлет добежала до двери споро и тихо, а вот кроган умудрился задеть своим горбом за старомодный осветительный плафон на стене коридора. Тот немедленно отозвался возмущенным «бам», и Джундор Риг ракетой рванулся мимо Вайлет и застывшего в дверях Арриды — прямо к повороту, за которым недавно скрылся охранник.
Миг — и вышедший на шум человек тотчас получил знатный крюк прикладом в голову. Вайлет подумала, что это гарантированный труп, но судя по тому, как аккуратно Риг тащил потерявшего сознание бойца, дело окончилось простым вырубанием.
— У нас теперь очень немного времени, — сообщил Аррида, когда кроган вместе со своей ношей зашел в дверь номера, и створка закрылась за его спиной. — Ровно до следующего сеанса связи. Поэтому извините, госпожа Гросс-Войд, но детально беседовать нам придется в другом месте.
— Минимум двадцать минут есть, — заметила Блад, не отрывая взгляда от азари. — Раньше обыскивать номера не начнут — это против правил приличия в столь пафосных заведениях. А я смотрю, наша дорогая гостья в других селиться не привыкла.
— Я тоже рада вас видеть, Вайлет, — улыбнулась Алина.
Азари в скромной позе (ноги сведены, ладони по сторонам от бедер, спина прямая) сидела на плетенке для хранения чемоданов. Но, понятное дело, восседай голубокожая красавица хоть на куче металлолома, менее привлекательной она от этого не стала бы. За прошедший год Алина совершенно не изменилась, разве что сменила цвет стик-тонера, которым подрисовывала себе фальшивые брови. Раньше рисунок был угольно-черным, сейчас же брови чуть в фиолетовый оттенок.
Статная фигура, разумеется, изменений не претерпела совершенно. В азари по-прежнему было около ста восьмидесяти сантиметров грации, разве что теперь она несла их с еще большим достоинством. Привычка сидеть с опущенными вдоль туловища руками у Алины сохранилась, а вот с вызовом вздергивать носик — исчезла. Голубокожая смотрела на гостей совершенно нейтрально, без четко выявленных эмоций.
Одета на этот раз Алина Гросс (она же Сарена Войд) оказалась словно прямо сейчас навстречу приключениям. Походный брючный костюм из дорогущей «вечной замши» и с множеством карманов, изящные шнурованные сапожки на средней высоты каблучках и — удивительное дело! — короткополая шляпка со свободновисящей тесемкй под аккуратным голубым подбородком. Цветовая схема отличалась нейтральностью — темно-серый костюм, черные сапоги и кремовая шляпа.
А вот оружия при азари Вайлет не заметила совершенно. Видимо, азари хватало той боевой поддержки, которую ей организовывал спутник.
Блад перевела взгляд на Алена Мортимера.
А вот этот тип не изменился вообще никак. На этот раз темнокожий мучжина с платиново-белой шевелюрой обошелся без вызывающих светлых нарядов. На комиссаре был строгий темный костюм из баллистической ткани, темная же сорочка без галстука и ботинки «Путешествие» с адгезионно-климбинговой системой и автоматическим поддержанием внутренних температуры и влажности. Эта модель, впрочем, своей стогостью и выверенным дизайном позволяла носить себя и с классическими мужскими костюмами. Ну и понятно, Ален не вставал из постели, не взяв с собой что-нибудь смертоносное, чем он владел (по слухам) в совершенстве. Какая конкретно пушка сейчас у Мортимера, саму Вайлет не особо заботило.
— Рада видеть? — переспросила Блад азари. — Ну что ж, уже хорошо. Не буду спрашивать, почему ты с этой радостью дождалась моего визита, а не навестила тетку-полицейского сама.
— Так получилось, Вайлет, — ответила азари. — То, что я узнала на Марсе... Скажем так, несколько вывело меня из равновесия.
— И что же узнала?
— За двадцать минут не расскажу, Вайлет, — улыбнулась азари. — Давайте лучше прольем свет на то, что вы хотите от меня с Аленом. Да так сильно, что напросились с моими контрактерами.
— Для начала правды, — сказала Блад. — Я хочу знать, что Комиссия затеяла с тобой, Алина, и какую роль в этом играет мой коллега.
— Это не Комиссия затеяла, Блад, — вклинился в разговор Мортимер. — Данное предложение поступило от госпожи Сарены. Ну или Алины, если тебе так привычнее.
— Что за игры в имена? — нахмурилась Вайлет.
— Я сменила имя, Вайлет, — объяснила азари. — Теперь я Сарена Войд. Теперь и надолго. Это имя не комфортно для меня, но оно более... более правильное.
Блад оперлась спиной о стену.
— Ну хорошо, — произнесла женщина. — Сарена так Сарена. Что такого ты узнала на Марсе, что за моей спиной договорилась с Комиссией?
— В оставшиеся пятнадцать минут не расскажу, — снова лучезарная улыбка. — Поймите, Вайлет, не было никакого «за вашей спиной». Я столкнулась с явлением, которое меня пугало. А вы только-только приступили к работе на Комиссию, и плодотворно, надо сказать. Я в целом в курсе событий на кварианском грузовике, у меня есть информаторы на Флоте...
— У тебя или у аферистки Пассанте?
— У нас обеих. Тетя Айнора очень много для меня сделала, вы не поймете. Это наше, сугубо азарийское... Не уверена даже, что правильно перевожу то определение, которое определяет наши с ней родственные отношения. Но поверьте, этот человек мне близок, и он попросил меня кое-что выяснить. Я начала копать и поняла, что в одиночку не осилю. Вы как раз были в отпуске, и я не собиралась портить еще и эту его часть, поэтому я связалась с тем, кто показался мне заслуживающим доверия. Вы ведь доверились Алену однажды, правда? Это было для меня лучшей рекомендацией, и я не просчиталась. Мы с Аленом сейчас на финальной стадии нашего дела. Увы, не все гладко. Покушение на уважаемого Арриду, появление Прокурора и Палладия спутало нам карты...
— Короче, госпожа Войд... — подал голос упомянутый Аррида.
— Да, короче, — азари склонила голову. — Короче — при моем посредничестве, при неявной информационной поддержке Совета матриархов и при попустительстве кое-каких высших чинов Ассамблеи нам с Аленом удалось определить расположение последнего, быть может, единственного на всю Галактику Жнеца класса Властелин. Это и есть объект вашей операции «Глубина», Вайлет.
— Что? — Блад опешила. — Объектом операции является Редактор! Я выслеживала его все это время!
— Одно другое не исключает, Блад, — произнес Мортимер. — Ты отлично поработала, комиссар, я горжусь тобой. Но все решится здесь и сейчас, и увы, без твоего участия. Даже мне придется остаться в стороне.
— Не понимаю...
— У нас нет времени на разговоры, Блад, — сказал Ален. — Господа Риг и Аррида помогут нам исчезнуть с Острова и добраться до дна океана, где азарийская разведка обнаружила Жнеца. Он совершенно беспомощен, военные провели роботизированное сканирование и убедились, что Жнец критически поврежден и не может ни двигаться, ни атаковать. Все, на что его хватает, это подмена виртуальной реальности и каверзы, с которыми тебе пришлось иметь место, Блад. Он не в состоянии даже одурманивать — только воздействовать на информационные потоки и, по-видимому, создавать гомункулов. Но Алине он повредить не в состоянии, поверь. Как и доктору Пассанте.
Вайлет прошла к азари и присела рядом с ней на плетенку. От голубокожей тянуло прохладой — температура тела здоровой азари меняется в широких пределах, но сейчас Алина была явно холоднее человека.
Вот оно, оказывается, как. Это не Комиссия использует в темную молодую азари. Это сама Алина Гросс решила подтащить мощнейшую человеческую спецслужбу для решения своих проблем. Что бы ни говорил Ален Мортимер, Блад душою понимала, что все случившееся — продукт явно азарийских интриг. Возможно, Алина в этом заговоре вообще на ролях пешки. Пусть и проходной, но все же пешки. А рулят всем голубокожие тетки с Титана.
Это было из разряда тех прозрений, которые нельзя объяснить холодным расчетом, фактами, сопоставлением. Это именно интуиция следователя, которая много лет выручала Блад. Поэтому бессмысленно пытаться отговорить Алена Мортимера от продолжения операции. Он уверен, что все идет по заранее согласованному плану, по утвержденной им схеме. Ну или не им, а высшим руководством Комиссии, неважно.
На самом деле все идет так, как нужно исключительно Совету матриархов, все существо Вайлет голосило об этом. И это, как назло, не объяснить и не доказать милейшим товарищам.
Например, не объяснить молодой и наивной азари, которая сама себя втянула в заговор своих соотечественниц.
Совет матриархов нашел что-то еще, в этом Вайлет не сомневалась. Что-то, что вынуждает голубокожих колдуний вынимать со дна моря горячий уголь чужими руками. Если информация о Жнеце правдива, значит, он нужен Совету матриархов. Для какой-то еще цели, которая до сих пор неизвестна людям, кварианцам, кроганам, турианцам...
Даже турианцу Арриде, который просто делает свое дело. Да, не все пошло хорошо, но он выкарабкался и снова на своем прямом, как стрела, пути служения. Ради денег — да. Ради чести — безусловно. Ради любви — возможно. В конце концов, он тоже нашел былую потерю... Рад ли он этому, как «рада» сейчас Вайлет? Неизвестно.
Кроган. Ну, тут все просто. Покажите цель и скажите «фас» — и от цели не останется кровавых кусков. В этом все кроганы, кроме очень немногих, канувших в историю. Поначалу Вайлет казалось, что за Ригом стоит какая-то особая история, выделяющая его среди бестолочи сородичей. Но, наверное, показалось...
Комиссар Мортимер. Вероятно, хочет блестяще провести последнюю перед выходом на пенсию операцию. Все идет к тому, что у него это получится. Ален весьма неглуп, но именно это «последнее дело» давит на него, заставляет спешить и относиться к происходящему недостаточно критично. Мортимер не хочет знать, что является таким же инструментом, как и азари. И потому не подозревает об этом. В отличие от Вайлет, у которой служба далека от пенсионного рубежа.
— Аррида, — Блад повернулась к турианцу. — Вы знали о Жнеце до сегодняшнего дня?
— Только догадывался, — ответил маленький турианец. — На земле очень мало ценностей, путь к которым оплачивают столь щедро, как это делают мои уважаемые контрактеры. Жнец так Жнец, почему нет? Я только приветствую, если последнюю из этих тварей отпрепарируют и заставят служить Ассамблее миров. Моему народу это уже никак не повредит.
— Риг, — Блад перевела взгляд на крогана. — Ты веришь, что люди или даже азари, захватив Жнеца, будут использовать его во благо всех рас Солнечной системы?
— Да побоку, во что я верю или не верю, — отозвался кроган. — Я бы с удовольствием взорвал бы к дребеням эту тварь, но если мне платят за то, чтобы она поделилась там какими своими секретами, то почему нет? Моей расе до этого уж точно нет дела.
— Ну а вы, Ален, вы так до сих пор и не поняли, что вас используют для совершенно иных, вам недоступных целей?
Мортимер белозубо улыбнулся.
— В тебе говорит обида и ревность, Блад, — произнес мужчина. — Я уже сказал — это межрасовый проект. Нет никаких темных целей. Если интересно, в настоящее время идет совместная с азари и кварианцами подготовка документальной базы об использовании ресурсов последнего оставшегося в живых Жнеца. Паладины кварианского Ордена уже накопили достаточно данных, чтобы мы попытались заставить Жнеца выдать нам секрет сверхскоростного перемещения по Галактике. Ты должна быть в курсе, что раса этих могучих машин умела обходиться без Ретрансляторов и обходить Галактический вихрь, закручивающий маршруты дальних сверхсветовых прыжков. Это и есть основная цель операции, Вайлет. Все расы Солнечной системы выиграют от того, если мы заставим Жнеца подчиниться.
— И как вы это сделаете, интересно? — спросила Вайлет. — Вежливо попросите?
— Начнем с этого, — кивнул Мортимер. — В конце концов, Жнец разумен. Он знает, что мы уничтожили всю его расу и он последний. Он понимает, что в одиночку не в состоянии продолжить Жатву. Его можно убедить послужить органикам так, как он миллионы лет служил синтетикам, а еще до этого — опять же органикам Левиафанам. Он только машина, Вайлет. Его можно убедить фактами. Ну, а если не получится, у нас есть способ убедить его иначе. Извините, Вайлет, я не могу открыть вам этот инструмент, ставки слишком высоки.
Блад покачала головой. Ей все было ясно. Комиссар, а раньше просто полицейский дознаватель, отлично видела тот путь в никуда, которым уверенно шла Комиссия. Объяснить это на сознательном уровне у Вайлет, хоть режь, не получалось. Остается только одно...
— Хорошо, мальчики и девочки, — произнесла Вайлет Блад, поднимаясь со своего сиденья. — Я все понимаю. Не буду мешать вам. Не буду мешать тебе, Алина.
Рука Вайлет легла на плечо азари. Плечо нервно дернулось.
— Я продолжаю искать Редактора. Вы ошибаетесь — это не Жнец, поэтому я продолжаю искать. Вам мешать не буду. Инженер по-прежнему ваш, если что. У госпожи Нувани никаких обязательств передо мной, так что смело обращайтесь. С «Тритонами» она разберется. Если что, вы знаете, как меня найти. И если что, Ален подскажет. Время рассудит, кто из нас прав. Алина, очень рада была свидеться с тобой, честно. Я вижу, что ты идешь своей дорогой, и желаю тебе удачи на пути. Он не будет легким, и я уже понимаю, на нем нет место детским игрушкам. Но если что, я всегда готова поддержать тебя... Сарена Войд. Удачи.
Блад козырнула на прощание Алену Мортимеру, кивнула по очереди турианцу и крогану и повернулась к двери.
Раздался голос азари. Вайлет слушала, не оборачиваясь.
— Вайлет, я не играла тогда в игрушки, — произнесла голубокожая. — Я была молода, дурна и слаба, не отдавала себе в чем-то отчет. Но это не было игрой.
— Рада слышать, — ответила Блад и тронула дверной сенсор.
Комиссар вышла из номера, оставив там четверых «миссионеров».
Неприятно бросать тех, кого она в других условиях вполне могла бы назвать друзьями. Однако «друзья» уверенно шли по ошибочному пути навстречу неприятностям, и Вайлет не сможет им помочь, оставаясь в одной с ними команде. Чтобы гарантировать четверке успех, необходимо в кратчайшие сроки разобраться с Редактором. Для этого у нее есть все или почти все. И самое главное — просьба Айноры Пассанте приглядеть за Трией.
Вот это и есть один из важнейших ключей. Голубокожий параноик не стала бы просить внимания Вайлет, если бы и сама не подозревала что-то. До сих пор Трия так и не призналась в работе на матриарха Этиту, и это весьма волновало Вайлет. Как бы ни была мать Беглянки оторвана от принятия решений в Совете, она остается матриархом, причем с весьма сильным весом в сообществе азари. Необходимо в кратчайшие сроки раскрутить ее эмиссара — это очень важно.
А после можно посетить и саму Пассанте.
Что-то в речи Алины Гросс подсказывало комиссару, что не все так просто в родственных отношениях молодой и старой азари. Определение «тетя Пассанте» ну никак не вызывало доверия у Вайлет. Ну вообще никак. Значит, будет серьезный разговор с азарийским параноиком.
Но сначала нужно найти Трию Нувани.

***

«...таким образом ожидается, что режим экстерминации, наложенный Палладием, будет снят в течение ближайших нескольких часов...»
«Пособники террориста пока не найдены, но СБА утверждает, что это дело пары дней...»
«...и мы до сих пор не знаем, что послужило причиной. Очевидно одно: из просто психопата называющий себя Палладием превратился в психопата-убийцу...»
«Власти Португалии уже заявили о преимущественном праве на контроль за Атлантидой, однако их претензии нашли стойкое неприятие у других стран атлантического региона по обе стороны океана. Дальнейшая судьба острова будет решена по итогам межправительственной ассамблеи в Глазго осенью этого года...»
«Китайская Народная Республика категорически отвергает обвинения в пособничестве терроризму и финансовой поддержке радикальных ячеек Ассоциации, к которым очевидно относился и объявленный в розыск кварианский преступник...»
«...мы не будем ожидать в сторонке. Третий флот готов к выдвижению в зону конфликта с целью предотвращения кровопролития и поддержания истинно демократических процедур определения прав преимущественной собственности...»
Трия выключила терминал.
Вот повезло так повезло оказаться в самом центре очередной человеческой заварушки. Кто бы мог подумать, что легенда кварианского народа, мятежный Доан’Гор поднимет такую бучу. Все новостные каналы только что и обсуждали, как Палладий спрыгнул с катушек, а мировые правительства уже облизывались в превкушении нового раздела сладкого пирога Атлантиды.
Нувани достаточно молода для азари, но ее двух с лишним сотен лет вполне хватало, чтобы усмехнуться, глядя на это безумие. Ассоциацию много раз обезглавливали и лишали влияния, но каждый раз находились новые аферисты, которые вытаскивали мегакорпорацию на вершину корпоративной пищевой пирамиды.
До Палладия европейской зоной Ассоциации руководил Генрих Макферсон. По сравнению с кварианцем он был сама душевная доброта. Однако стараниями Макферсона в Европе процветала работорговля, а поток дешевых синтетических наркотиков из азиарского региона бил довоенные рекорды один за другим. Когда регионального менеджера Ассоциации, наконец, повязал Евразпол, оказалось, что милейшей души человек лично искалечил и убил не меньше восьмидесяти темнокожих наложниц, до которых оказался большим охотником. Обезображенные трупы даже не удосуживались как-нибудь бесследно убирать. Все они обнаружились в одном массовом, постоянно пополняемом захоронении недалеко от лондонского гетто.
Палладий, пришедший на смену Макферсону, был куда жестче на публике, но куда порядочнее в этическом смысле. Европейскую наркоторговлю при нем засунули глубоко в подполье, где ей и место. Телами несогласных наркодиллеров выкладывали слово «ассоциация» на центральных площадях провинциальных городков Европы. С продажей живого товара кварианец покончил вообще жесточайшим образом — захватил наиболее уважаемых и респектабельных работорговцев мужского пола, кастрировал и продал арабским шейхам. Публично рассказав (и показав) всему миру о содянном — собственный телеканал Палладия под названием «Апокалипсис» вещал круглосуточно и собирал миллиардные аудитории. Проклятый кварианец умудрялся даже зарабатывать на рекламе, которую беззастенчиво втыкал в сетку вещания, сопровождая ее огромным дисклеймером: «Далее последует реклама, доходы от которой пойдут на нужды честных трудяг по всему миру».
К Палладию можно относиться как угодно. Можно критиковать за слишком уж левые политические взгляды, что вообще говоря, для выходца из тотально социалистического Мигрирующего флота вполне нормально. Но в любом случае он далеко не идиот, и с психикой у него все хорошо. Поэтому Трия лишь фыркала, слыша очередную дичь по новостным каналам. Нувани понимала, что кто-то банально решил отщипнуть у Ассоциации сладкий кусочек Атлантиды. Или даже ее всю. Возможно, что у кого-то это даже получится, все-таки Ассоциация не имеет таких мощных армий, которые до сих пор на вооружении мировых правительств. Однако мегакорпорация по производству потребительских товаров, словно паук, окутала своими липкими финансовыми нитями всю планету. Сейчас заправилы Ассоциации дадут выговориться экранным варренам, после чего аккуратненько нажмут на какие нужно рычаги, и планы по очередному разделу острова-курорта благополучно просаботируются в бесконечной бюрократической возне.
Куда интереснее другое. Документальные свидетельства говорят, что Палладий действительно попал в переделку. По нему стреляли, он стрелял в ответ. Очень хочется понять, что там на самом деле произошло. Тем более, по азарийским каналам прошли слухи, что Палладий штурмовал мост, ведущий на Голубой остров! Вот в последнее Трия не верила совершенно. Нужно быть абсолютно безголовым, чтобы пытаться силой протаранить Миссию азари на Земле. Тут дело даже не в возможности сего действия как такового. Дело в элементарных последствиях. Девочки Тессиары и прочих эскорт-агентств имеют связи в таких высоких кругах земных администраций, что безумца, решившегося причинить вред азари на Земле, будут искать всем миром, забыв о размолвках и вражде. Азари — слишком дорогой товар, чтобы кто-либо на планете решился потерять расположение голубокожих.
У Трии почти не было знакомств на Атлантиде, если не считать за таковое недолгий — пару лет — роман с одним из офицеров СБА. Это было шесть лет назад, когда на Атлантиде все было чуть иначе: проще и понятнее. Вполне возможно, сейчас этот человек занимает высокий пост в местной службе безопасности. И вполне возможно, он еще помнит, что такое Объятия Богини, а потому поделится информацией, интересующей старую знакомую.
Нувани прошла к терминалу коммуникатора и, покопавшись в своей памяти, ввела номер абонента. К счастью, ее былая страсть оказалась на месте, то есть дома. Впрочем, где ему еще быть в начале третьего ночи?
— Трия? — вместо приветствия выкрикнул мужчина.
Как и следовало ожидать, он стоял перед камерой коммуникатора в ночной одежде — то есть совершенно без нее. Годы чуть подвыровняли некогда рельефную мускулатуру человеческого самца, но не смогли затереть буквально подавляющую физическую мощь мужчины.
— Да, это я, — улыбнулась азари.
На ней из одежды был лишь купальник фасона «напылила из баллончика». Азари только что вернулась из бассейна, где тренировала навыки в бесшумном плавании. По ночному времени единственным зрителем был только охранник, который проглядел Нувани все ягодицы до седалищных костей.
— Из твоей реплики следует, — произнесла азари, — что ты сейчас в одиночестве. Вряд ли супруга или девушка одобрила бы столь бурную реакцию на мое появление в экране.
Мужчина засмеялся.
Трия впомнила этот смех и непроизвольно сжала бедра. Слишком сильна оказалась ее связь с этим здоровяком, так похожим на Джеймса... Слишком сильно ее тело помнило те ощущения, которые Михал Зрадыч дарил ей.
— Трия, какими судьбами?
— Поверишь, если скажу, что соскучилась?
— С первого звука! Куда мне ехать?
На этот раз засмеялась Нувани. Тело очень хотело эмоций пятнадцатилетней давности, но разум Трии отчетливо сообщал, что в сложившихся обстоятельствах восстановление отношений с былым обожателем несвоевременно. Не разжимая бедер, азари все-таки послушала голос разума.
— Михал, мы обязательно вспомним былые деньки, но сегодня я по другому поводу. Скажи, ты по-прежнему работаешь в СБА?
— Да, — мужчина кивнул. — Майор юстиции, дознаватель юго-восточного секторального управления.
— Тогда ты, быть может, сумеешь мне кое в чем помочь.
— В чем угодно, милая госпожа, — снова разулыбался Михал. — А если продиктуешь адрес, вылечу вот прямо через две минуты. У меня есть отпуск на четыре дня, и я все это время гарантирую тебе помощь самого разного вида. Ты меня знаешь, моя помощь всегда своевременна и безвременна.
Азари вежливо отулыбалась озабоченному самцу. Нет, Михал и раньше немного ехал крышей на сексе, но сейчас, видимо, вообще долгое время сидит без женского общества, поэтому его настойчивость просто напрягала.
— Безусловно, — сказала Трия. — Потом, когда у меня будет время. А сейчас небольшая просьба с моей стороны, хорошо?
— Не вопрос!
— Скажи, ты знаешь что-нибудь, что там за буза с Палладием?
— Кварианцем из Ассоциации?
— Именно.
— Слышал, что его кто-то крепко подставил. Сейчас мы ждем разблокировки внешних коммуникаций, тогда станет более понятно.
— То есть кварианец не сошел с ума, как говорят в новостях?
— Новости для лохов и обывателей, — категорично отрезал мужчина. — Правда же в том, что кварианца кто-то хорошо так прокинул около азарийской Миссии. Наши ребята уже побывали в гостях у твоих соотечественниц. Голубки разговорились — по всему получается, что кто-то хорошо так, крепко скопрометировал Палладия.
— Скомпрометировал?
— Да, — майор СБА кивнул. — Кое-кто из наших еще верит официальной версии. Что кварианец спрыгнул с катушек. Но большая часть офицеров, допущенных до служебной информации третьего класса, пришли к выводу, что кому-то нужно было вывести Палладия из игры. В общем, у него это получилось. Официально кварианца разыскивают не только на Острове, но даже и в Китае, где раньше он себя чувствовал как у Христа за пазухой. Поднебесники не хотят ссориться с Европой, а реального мнения высшего руководства Ассоциации пока не было. Есть только акцептированная Ассоциацией розыскная грамота на Палладия.
— То есть боссы его сдали?
— Можно и так сказать. Хотя правильнее было бы дождаться личного визита кого-нибудь из них на Остров. В любом случае пока кварианец вне игры. Ну а рядовой состав СБА с некоторых пор очень его не любит. Во всей сегодняшней заварухе у нас три трупа, и все со следами кварианского присутствия. Ребята очень хотят раскатать это белоглазое чучело на солому и тряпки.
— Тряпки и что? — не поняла Трия.
— Не обращай внимания — это из фольклора, — улыбнулся мужчина. — Так ты точно не нуждаешься в моей компании сегодня и сколько захочешь?
Нувани провела рукой по низу живота. За десятилетия жизни на Земле она научилась ценить жесткий, животный секс двуполой расы и даже получать от него удовольствие — невиданное дело для азари. Сейчас ее тело было явно не против изрядной доли жестокости. Но... Но у нее слишком мало времени. Увы, телу придется немного подождать.
— Как только я закончу с делами, я тут же дам тебе знать, — соврала Трия. — До встречи, Михал.
— Пока!
Нувани выключила коммуникатор и, наконец, разжала бедра. В отличие от весьма примитивных в сексе человеческих самок, азари не может получить удовольствие, не ощущая нервную систему партнера. Это как раз та самая причина, вызывающая дружный хохот азари, которые пытаются приобщиться к человеческой порнографии с голубокожими в главных ролях.
Но сейчас невозможность разрядиться выводила из себя.
Трия порывисто вскочила с плетеного креслица перед коммуникатором, сорвала с себя купальник из тончайшей синтетической паутины, и, взяв короткий разбег, плюхнулась на кровать. Сейчас, то есть ночью, уже ничего не сделаешь. Чтобы приблизиться к решению задачи, нужно дожидаться утра. Люди говорят, что утром в голову приходят более мудрые мысли, чем вечером.
Пожалуй, с этой идиомой она не будет спорить, признавая за забавными двуполыми существами право на житейскую мудрость.

Трия уже проваливалась в глубокий здоровый сон, когда ее разбудил дверной звонок. Азари оторвала голову от подушки и прислушалась. Нет, не приснилось. Вот он, снова тонкий «треньк» у двери.
Как была, в чем мать родила, Трия встала и подошла к входу в свой номер. Глянула на притолочную камеру и удивленно округлила сонные глаза. Кого-кого, а такую гостью она уж точно не ожидала.
Дверь она открыла, решив не одеваться. В конце концов, формально они с кварианкой вроде как обе одного пола. Понятно, что вид обнаженной голубокожей красавицы — не совсем то, что ожидала увидеть Полани, но на эстетические чувства маленькой Паладинки Трие было, честно говоря, наплевать.
— Здравствуйте... здравствуй, Трия, — произнесла, наконец, девушка. Голову она держала опущенной, и сейчас наверняка с удивлением обнаруживала, что у азари, как и у кварианцев, всего по три пальца на ступнях ног.
Ничего не поделаешь, специфика голубокожей расы не делает различий между инопланетянами. Каждый из них находит свои собственные «схожести» в облике самих себя и азари. Чудесный дар протеан, за который тессиарским девам приходится расплачиваться репутацией вида, озабоченного собственным размножением.
— Заходи, Полани, — Трия посторонилась. — Заходи, не стой изваянинем кварианской печали. И да, на самом деле у азари по четыре пальца на руках и ногах. Видишь, я поделилась с тобой страшной азарийской тайной, и теперь ты обязана открыть мне тайну кварианского народа.
— К-какую? — удивленно спросила девушка, заходя в номер.
— Это тебе виднее, — улыбнулась Трия. — Ты же из нас двоих кварианка. Давай, колись, какая ваша самая главная тайна?
По всей видимости, Полани в упор не понимала, что Трия шутит. Это, в общем, неудивительно. Сама Нувани ловила себя на мысли, что ее чувство юмора стало куда ближе к грубому человеческому, чем к оригинально тонкому азарийскому.
Ну, а у кварианцев, как известно, чувство юмора вообще мало отличается от кроганского.
— Ладно, шучу я, — произнесла Трия.
Не спеша прошла к одежному шкафу и накинула легкомысленный короткий халактик с какими-то гривастыми-усатыми ящерицами. Потом уселась на диван, уперевшись руками в матрац и закинув ногу на ногу.
— Рассказывай, — приказала азари.
— Что?
— Зачем пришла, разумеется, — рассмеялась Трия. — Ни в жизнь не поверю, что ты пожаловала средь ночи просто поболтать. Или повеселиться с голубокожей девочкой, например.
— Нет-нет, — пробубнила кварианка. — Я пришла... Ну, в общем, чтобы...
— Сядь, — Нувани похлопала ладошкой (в глазах кварианки наверняка трехпалой) по дивану. — Спокойно, без сутолоки. Что случилось?
Садиться на предложенное место кварианка не стала. Отошла к дальней стене и, подперев ее спиной, скрестила руки на груди и узрилась в пол.
— Я не знаю, что мне делать, — призналась девушка, не поднимая взгляда. — Сегодня я спасла соотечественника, реально спасла. Но при этом нарушила тучу земных и не только законов. И самое главное, я не знаю, имела ли я право отпускать того, кого спасла.
— И кто был этот загадочный сородич? — как можно более нейтрально спросила Трия, а сама внутренне сжалась как пружина. На Земле много кварианцев, которые нуждаются в спасении (хотя бы от самих себя), но очень немногие из них настолько грешны, что правильная до зубовного скрежета молодая Паладинка сомневается, правильно ли она сделала.
— Это Доан’Гор. Палладий по местному.
— Оп-па! — мастерски изобразила удивление Нувани. — Ты вытащила из заварушки самого Палладия?
— Ну да... — почти прошептала девушка. — Это не совсем то, чем можно гордиться перед оценочной комиссией по Паломничеству. Доан изгнанник.
— Я знаю, — кивнула азари. — Но ведь его жизни была реальная угроза?
Кварианка кивнула.
— Он признал, что ты спасла его зад... жизнь?
Снова утвердительный кивок.
— Ну и что ты маешься, дитя печали? — рассмеялась азари. — Ты сделала то, что должна была сделать. Спасла жизнь своему. Кстати, он хоть симпатичный?
— Он кварианец.
— Понятно, — Трия с трудом удержала очередную улыбку.
По большому счету, последний вопрос был излишним. На неподвижном лице этой фарфоровой куколки непостижимым образом проявилось тотальное западание на героического героя, которого молодая Паладинка спасла от смертельной смерти, и теперь Полани наверняка строит себе в уме счастливое счастье на много-много лет.
Эх, молодость! Когда-то и Трия была такой романтичной дурой.
— Ну, а от меня-то что хочешь? — спросила азари.
— Я хотела узнать... Ну, то есть хотела спросить, у вас... У тебя нет знакомых высокопоставленных знакомых... Кила! Я бубню как лопочущий идиот!
— Отличная цитата и очень к месту, — заметила азари. — Извини, дорогая, у меня нет знакомых азари, которые бы впряглись за того, кто сознательно убивал наших сородичей.
— Ясно, — ответила кварианка и вздохнула. — Извините... Извини за ночное вторжение, Трия.
Девушка было дернулась к выходу, но Трия продолжила:
— Зато у меня есть очень серьезный человек из расы землян. И у нее имеется опыт общения с вашим братом... Ну и сестрой, конечно.
Азари широко улыбнулась, глядя на то, как оживает гладкое и неподвижное личико кварианки. Похоже, Трия сделала невозможное — научилась «читать фарфор». Немногим это удается.
— А она сможешь защитить До... моего сородича? — с сомнением в голосе спросила кварианка. — Ему угрожает какая-то совершенно непонятная сила, от которой мне страшно. Да и он тоже боится, хотя не показывает виду. Он остался совсем один, и я боюсь, он не справится... Он не привык действовать в одиночку.
— Она сможет защитить кого угодно, — уверенно сказала Трия. Погоди, я сейчас оденусь, и мы пойдем к ней на корабль. Там я тебя с ней познакомлю, и ты все расскажешь.

Продолжение вот-вот...

===
Примечания:
1) Бенчрест — спортивная стрельба из винтовки со станка на дальние дистанции.

Отредактировано: Архимедовна.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 03.10.2014 | 586 | RomanoID, Afterlife: Властелин глубин | RomanoID
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 11
Гостей: 11
Пользователей: 0

Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт