Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

The Razor's Edge. Глава 5

Жанр: боевик, драма;
Персонажи: мШепард, Лиара, Джокер, Эшли и другие члены команды;
Статус: в процессе;
Аннотация: Новеллизация Mass Effect 2, история жизни одного Спектра, большая часть которой связана с самыми темными страницами в истории Галактики. Если ты уже один раз умирал, перед тобой неизбежно встает вопрос: «Ради чего стоит жить?» Ответ на этот вопрос нужно найти во что бы то ни стало ради спасения Галактики.
 

 




Шепард повернулся на кровати и вздохнул. Единственным освещением комнаты был пустой аквариум, бросающий бледно-голубые блики на всю окружающую обстановку. Прошла уже почти неделя с тех пор, как он очнулся после своего двухлетнего сна, или, по крайней мере, он предпочитал так думать. Сама мысль о том, что он был мертв целых два года, и о том, где он все это время находился, не относилась к разряду идей, на которых хотелось сосредоточиться. Понимая, что больше не заснет, он поднялся, подобрал брошенную на диване рубашку и направился к своему личному терминалу, собираясь поработать. Каждую ночь, кроме той, что последовала за появлением Гарруса на борту, он просыпался, по меньшей мере, один раз. Картины Акузы, крушения «Нормандии», разрозненные фрагменты видений протеан проносились через его мозг, как гоночные машины по треку, и их шум был слишком громким, чтобы он мог спокойно спать.
Он лениво уставился в дисплей, просматривая и сортируя сообщения, потом откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Призрак обещал продолжать поиски информации о членах его бывшей команды, но кто знает, говорил ли он это только для того, чтобы держать Шепарда в тонусе, или потому что о них действительно не все было известно. О Рексе он не слишком беспокоился: если кто-то в этой Галактике и мог выжить и чего-то достигнуть, то только этот упрямый, хитрый кроган. Но вот другие… Гаррус за два года превратился в настоящего лидера бандитской группировки и остался жив только благодаря своевременному вмешательству Шепарда и профессионализму медицинской бригады. И это не считая психологических и душевных шрамов, которые он тем временем приобрел и которые были не так хорошо заметны, как физические.
Не прибавляло оптимизма и то, что он не имел никаких, даже обрывочных, сведений об Эшли и Лиаре. Он не сомневался в том, что Эшли попытается выйти на связь; она была хорошим солдатом, а это было как раз то, что делают хорошие солдаты. Другое дело Лиара. Когда они нашли ее, она была увлеченным исследователем, а за несколько коротких месяцев в космосе превратилась в опытного бойца и ценного члена команды. Тали могла беспокоить его даже больше, чем Лиара, если бы он не встретил ее на Пути Свободы. Она была такой же неопытной, как молодая азари, но без той самоуверенности, присущей членам одной из самых уважаемых и могущественных рас в Галактике. Однако теперь ему было ясно, что она достигла значительных результатов, пока он отсутствовал, это следовало из того, как она командовала своими людьми в колонии и как она отреагировала на его появление. Она хорошо контролировала себя и даже, как ему показалось, что-то скрывала.

Он непроизвольно сжал руку в кулак, когда просматривал отчет о своих действиях, приведших к поражению Сарена на Цитедели и уничтожению Властелина, читал рапорты членов команды и участников событий. Простые маленькие буковки следом за именем, которое резануло, как ножом. «Кайден Аленко: погиб в бою». По большому счету для целого мира смерть Кайдена была уже историей, частью легенды о той трагической войне против самонадеянного Спектра, возомнившего себя непобедимым. Но для Шепарда всех этих лет просто не было, он чувствовал себя так, как будто всего месяц назад произнес те роковые слова, приказал этому человеку умереть ради успеха всей миссии, а возможно, и всей Галактики. Этот груз должен был уже стать легче. Не стал.

— Хотелось бы мне знать, что бы ты сказал об этом, Аленко, — спросил он у темноты в глубине комнаты. — Ты всегда был рассудительным. Мог бы ты подумать, что работа на «Цербер» ради блага человечества будет иметь смысл? Что имело смысл умирать ради этого…

Он всегда шел этим путем, собирал вокруг себя людей и пытался бороться с врагом, о котором большинство даже не слышало, и еще меньше этому врагу противостояло. Коллекционеры были как раз таким врагом — неизвестным, с превосходящими технологиями и непонятными целями. С трудом верилось, что эта миссия не обернется для них всех путешествием в один конец, даже если они найдут способ последовать за Коллекционерами туда, откуда те пришли, чтобы поразить их в самое сердце. Он очень хотел, чтобы рядом с ним была его прежняя команда, но прямо сейчас он ничего не мог поделать, а мог только думать о том, что они и так получили уже достаточно.

Шепард встал, тряхнув головой. Пора заняться чем-то более продуктивным; к этому времени Гаррус обычно просыпается, а бывший Спектр успел соскучиться по их совместным тренировкам. Гаррус, должно быть, теперь достаточно поправился, и несколько хороших раундов ему не повредят, равно как и лишняя пара царапин на коже. Кроме того, они еще не успели проверить, на что способна та самая дорогостоящая «церберовская» кибернетика, и вообще, он надеялся, что физическая разрядка приведет в порядок его перегруженный мозг и расставит все по своим местам. Сейчас не время для размышлений, с кровью на своих руках он разберется позже. Единственное, чего он боялся, что ему будет трудно ее смыть, когда пыль наконец осядет.

 

***

 

— Джокер, это группа высадки, готовься нас подобрать. Военачальник Окир не смог к нам присоединиться, но у нас контейнер для погрузки на «Нормандию», и он очень большой, — сказал Шепард в коммуникатор. Радио пискнуло один раз, подтверждая передачу, а потом разразилось серией тресков, и это, видимо, означало, что Джокер его понял. Взглянув на массивного крогана, заключенного в контейнере, Шепард в очередной раз подумал, не был ли он сумасшедшим, решив принять эту штуку на борт. Однако Окир был готов умереть за него, за этот свой совершенный образец. Одного этого было достаточно, чтобы Шепард захотел взять этого «малыша» с собой.
— Хм-м. Да. Очень интересно. Не знаю, что и думать. Беру назад свои предыдущие заявления насчет «ученых кроганов». Совершенно очевидно ошибался.
— Что вы выяснили, Мордин? — спросил Шепард, останавливаясь позади саларианца, который с интересом просматривал записи, оставленные Окиром.
— Восхитительно! Военачальник Окир работал с тысячами генетических образцов. Некоторые очень старые, — начал объяснять Мордин. — Не преувеличивал, когда назвал его «совершенным солдатом». Он придал этому выращенному в пробирке экземпляру генетические и физические качества дюжин наиболее известных и способных кроганских индивидуумов. Теоретически он попытался создать настолько совершенного крогана, что его природная приспособляемость должна была преодолеть генофаг без всякого дополнительного лечения. Не вылечить других кроганов, а создать «более сильного» крогана.
— Что? Преодолеть генофаг? — удивленно переспросил Гаррус, неожиданно заинтересовавшись разговором настолько, что отвлекся от возни со своей «горячо любимой пушкой».
— Наверное, это было бы здорово; приговорить кроганов к медленному упадку было несправедливо.
Внимание саларианца переключилось на Шепарда:
— Несправедливо? Речь не идет о справедливости. Логично. Лучшее из возможных решений с минимальными потерями. Все другие варианты могли привести к открытой войне, тысячам, возможно, миллионам смертей. Во время моей работы в ГОР уже объяснял свое отношение к генофагу, рассматривалось множество мнений, но генофаг был лучшим решением. Моделировал разные аспекты контроля над популяцией Тучанки: естественные хищники, сложный климат.
— Вы не думали о том, что тысячи мертворожденных детей и бесплодных женщин тоже могут относиться к потерям? — бросил Шепард.
Мордин нахмурился:
— Должны понять, Шепард, рассматривал тысячи переменных. Отслеживал симуляции. Скорость размножения кроганов просто невероятна, война с саларианцами, турианцами была бы неизбежна. Все остальные симуляции выливались в войну, агрессия кроганов просто не поддавалась контролю. Делал, что необходимо, даже если другие были не согласны.
— Он прав, Мордин. У моего отца облезли бы пластины, если бы он услышал мои слова, но то, что вы сделали с кроганами… я не думаю, что так можно поступать с кем-либо. Вы убиваете преступника, потому что он угрожает вашей безопасности, но вы не обрекаете его на медленную смерть, — сказал Гаррус. — Шепард говорил мне, что иногда нужно делать то, что необходимо, но нельзя это затягивать. Нужно закончить это быстро и чисто.
— Попытайтесь как-нибудь просто поговорить с кроганом, Мордин, а не изучать его с помощью программ и симуляторов, — сказал Шепард. Хотя холодное суждение ученого покоробило его, он совсем не испытывал настоящего праведного гнева, он испытывал нечто похожее перед миссией по поимке Сарена. Только сражаясь бок о бок с Рексом, он действительно осознал весь ужас от потери одной вещи, в которой каждая из встреченных им рас нуждалась более всего: надежды. Он печально улыбнулся. — Когда они не пытаются вас убить, они вполне могут поддержать хорошую беседу.
— Это правда. Рекс всегда надирал мне задницу, когда мы играли в эту проклятую человеческую игру, как ее… покер, да? — спросил Гаррус, стараясь по примеру Шепарда немного смягчить ситуацию. — Этот уродливый кусок мяса был сообразительнее, чем я думал, но всегда притворялся.
После этого они вернулись к своим делам. Закрепили капсулу с кроганом на транспорте, добавили к этому кое-что из отбитых у наемников припасов и вернулись на «Нормандию». «Цербер» мог оплатить любой счет, но Шепард придерживался мнения «невостребованное — значит, ненужное». Хотя это совсем не было похоже на политику «Синих светил», которые всегда предъявляли свои законные требования на все, что находили, а у любого, кто выживал после столкновения с ними, пропадало всякое желание доказывать обратное.
Говоря по правде, наемники к тому времени были уже здорово измотаны техническими проблемами, к которым периодически добавлялись повторяющиеся снайперские выстрелы. Шепард был приятно удивлен боевыми способностями Мордина. Он начал уважать саларианских солдат еще на Вермайре, но все равно не ставил их в один ряд с кроганами, турианцами и даже людьми. Мордин был быстр, ловок и умен. Каждый его выстрел достигал цели, каждое техническое умение использовалось с максимальной эффективностью. Он пользовался ограниченным набором оружия, и его броня не позволила бы ему выстоять в длительном бою, но его способности вызывали уважение.
— Так что… рассмотрел вашу точку зрения, коммандер. Решение принять нелегко. Однако взаимоотношения людей и кроганов до сих пор не изучал, — сказал Мордин после нескольких долгих минут молчания.
— Ну так, я полагаю, это всего лишь вопрос времени.

 

***

 

Через два часа «Нормандия» снова легла на курс, направляясь к очередному пункту назначения из обширного списка, предоставленного Призраком. Шепард стоял в конференц-зале, где Джейкоб и Миранда спорили касательного последнего «новейшего» члена экипажа, временно запертого в одном из небольших помещений грузового трюма. В течение некоторого времени Шепард молча выслушивал аргументы. В конце концов, было какое-то милое разнообразие в том, что Миранда ругалась с кем-то другим, а не с ним. Раз или два за прошедшую неделю он пробовал поговорить с ней как с нормальным человеком, и ему удалось вытащить из нее некоторые сведения из истории ее жизни. То, что он узнал, отчасти объясняло ее потребность все контролировать, и теперь он мог понять, почему она всегда думает немного вперед, хотя все еще не полностью ей доверял. Она по-прежнему оставалась слишком преданной «Церберу».
— Ты честно думаешь, что ему стоит спуститься туда и разбудить этого суперкрогана, который получил самое быстрое образование за свое самое короткое существование?
Джейкоб пожал плечами:
— Эта штука размером почти с ИМИР и, вероятно, такая же прочная. Я думал, мы пытаемся собрать команду из лучших. А кроган, созданный, чтобы стать лучшим среди своей расы, — это звучит вполне подходяще.
Она раздраженно повернулась к Шепарду:
— Коммандер?
Он изогнул бровь. Во всяком случае, она обратилась к нему как к последней инстанции вместо того, чтобы принять решение самой и заставить их подчиниться.
— Я еще не принял решение. Он потенциально опасен, но мы должны попытаться извлечь любую пользу, какую только сможем.
— Если вы собираетесь его разбудить, вы должны взять охрану; мы не знаем, как он себя поведет, — сказала она.
— Это правда, но он все-таки кроган. Я, может, и не эксперт, но у меня есть одна хорошая идея, и я надеюсь, что она сработает. И еще, Миранда, ты понадобишься мне, когда я отправлюсь за этой личностью по имени Джек. Какие бы договоренности не заключил «Цербер», неплохо было бы иметь при себе его официального представителя. Я все еще не уверен насчет этого конкретного случая.
— Он не отправил бы нас туда, если бы не считал, что каждый из кандидатов лучший в своем роде. Я верю в здравомыслие Призрака.
— Тем лучше для нас. Все свободны.
Миранда кивнула, а Джейкоб, как обычно, бодро отсалютовал. Сколько раз Шепард говорил ему, что фактически он не является его командиром и не требует подобных формальностей от экипажа, но в то же время подозревал, что молодой человек черпает некую уверенность в этом ритуале. Покидая конференц-зал, Шепард намеревался немного пройтись и привести в порядок свои мысли, но ноги сами понесли его в грузовой трюм, прямо к кроганской капсуле, наполненной зеленоватой жидкостью. В голове лениво шевельнулась мысль, а что посоветовал бы Рекс, окажись он здесь. Он почти слышал его глубокий, хриплый голос.
А пошло оно все к черту! Если он настоящий кроган, то выживет при любых обстоятельствах. В любом случае стоит попробовать.
Он тряхнул головой и улыбнулся:
— СУЗИ, есть ли что-то такое с этим кроганом, что мне следует знать? Какие-то дефекты или проблемы?
— Ответ отрицательный, коммандер. Судя по информации, содержащейся в моих базах данных, это совершенный образец крогана. Однако я не могу оценить уровень его умственного развития. Я бы посоветовала вам быть чрезвычайно осторожным. Вы не желаете, чтобы я вызвала Гарруса и Джейкоба в грузовой трюм?
— В этом нет необходимости, — произнес он и выпрямился, сцепив руки за спиной. — Открывай капсулу, СУЗИ.
— Выполняю, коммандер, — отозвался ИИ. Если бы Шепард не был уверен в обратном, то подумал бы, что услышал оттенок упрека в ее голосе. Он подождал, пока сложная система завершит положенный цикл, пока закончатся все щелчки и жужжания и густая жидкость медленно стечет в сборную емкость. В первые мгновенья ничего не происходило, а потом камера с шипением разгерметизировалась. Кроган качнулся вперед, как будто собирался упасть, но его глаза внезапно открылись. Одним плавным движение массивная туша погасила инерцию и подняла голову. Зрачки расширились, глаза бледно-голубого оттенка делали его поразительно похожим на человека, и он немедленно бросился вперед. Даже приготовившись к такому повороту событий, Шепард был застигнут врасплох. Он был массивен, и он был быстр.
Кроган придавил его к стене, приблизив морду вплотную к его носу, и взглянул в глаза:
— Человек. Мне нужно имя.
— Коммандер Джон Шепард, фрегат «Нормандия», — ровным голосом ответил он, не отрывая взгляда от глаз крогана.
— Не твое имя, человек. Мое. Картины Окира дали мне знания, умения, способности… но нет связи. Нет причины. Его последние слова… военачальник, наследие, грант? — он усмехнулся, его губы искривились, показались мелкие острые зубы в широком рту. — Грант. Это просто, это не имеет другого смысла. Это подойдет.
— Ну хорошо, Грант. И что ты собираешься теперь делать?
— Я Грант, — повторил он, как будто пробуя слово на вкус. — Я создан, чтобы сражаться с сильнейшими и стать великим, но картины Окира непонятны. Я не присягал на верность ему, его клану, его целям. Я хочу битвы. Покажи, чего ты стоишь, человек, и попробуй одолеть меня, если думаешь, что сможешь.
— Если бы я хотел, ты был бы уже мертв, Грант, — сказал Шепард, впервые прерывая зрительный контакт, чтобы многозначительно посмотреть по сторонам. Его тяжелый пистолет «Хищник» был прижат к пластине кроганской брони, как раз напротив его шеи. Он вернул взгляд и рявкнул: — А теперь назад, солдат, или мы найдем способ проверить, насколько быстро регенерирует самый совершенный кроган.
Грант немедленно подался назад, отступил на шаг и одобрительно кивнул.
— Мир в одной руке, оружие в другой. Не показываешь ни страха, ни колебания. Ты стоишь своей команды, человек. Я последую за тобой. Я предполагаю, что ты найдешь много достойных врагов.
— Ты не будешь разочарован. У нас важная миссия: отыскать расу, называемую Коллекционерами, и дать им бой в их собственном логове.
— Я получил некоторые знания об этих Коллекционерах из моей капсулы, — кивнул кроган. — Ты не пожалеешь.
Шепард улыбнулся:
— Я рад. Добро пожаловать на «Нормандию». Пойдем, я представлю тебя экипажу.

 

***

 

Несколько злобных взглядов приветствовали неуклюжего крогана, но открытой неприязни никто не проявлял, даже Миранде на этот раз было ясно, что Грант не просто в некотором роде безумная машина для убийства. Размышляя на эту тему, Шепард подумал, что поступил очень правильно, когда взял на борт сначала Гарруса и Мордина. Рожденный из пробирки боевой кроган в качестве первого инопланетного члена экипажа вызвал бы слишком большой шок на корабле «Цербера». Он уже заканчивал знакомить Гранта с инженерным отсеком, когда кроган заявил, что это судно вполне подходит для воина и что он собирается вернуться в грузовой трюм, чтобы обдумать все события прошедшего дня.
— Знаешь, подруга, это один большой кошмар. Видеть, как он проходит через дверь, было так же удивительно, как то, что командующий офицер действительно нашел время, чтобы посетить нас собственной персоной, — сказал Кен. В первый же день своего пребывания на борту «Нормандии» или чуть позже Шепард посетил все основные отсеки корабля, в том числе представившись двум ведущим инженерам, Кеннету Доннелли и Габриеле Дениелс. Он был совершенно очарован этой парочкой, они были чрезвычайно компетентными и немного чудаковатыми. Кен был шотландцем, поэтому никогда не мог смолчать, даже если от этого зависела его жизнь, и Габби делала все возможное, чтобы удержать его от чрезмерной болтовни.
— Кен, — прошипела Габби, — тебе обязательно отпускать свои лицемерные замечания про босса каждый раз, когда он появляется?
Мужчина изобразил взгляд, полный притворного сожаления:
— Я не сказал о нем ничего плохого, наоборот. Обычно начальство просто игнорирует нас, чумазых мартышек.
— Чтобы корабль функционировал, необходим каждый член экипажа, а не только люди в больших кожаных креслах, за исключением одной моей хорошей знакомой, — сказал Шепард, а затем поправился: — И, кстати, насчет чумазых мартышек: она смогла бы разобрать двигатели «Нормандии» на части, а затем собрать их снова из половины деталей, и они были бы вдвое эффективнее.
— О, мне бы понравилась такая девушка, — усмехнулся Кен.
Шепард уже собрался объяснить им насчет Тали, как вдруг по интеркому зазвучал голос Джокера:
— Коммандер! Тут входящий вызов от Призрака. В списке очередности отмечен категорией Альфа. По крайней мере, я именно так интерпретировал то, что все эти мигающие красненькие огоньки пытаются мне сказать.
— Понял. Уже иду, — быстро отозвался Шепард через интерком инженерного отсека.
Он поспешил из технического отсека к лифту, нетерпеливо ожидая, пока бесстрастный механизм со своей методичной скоростью доставит его к месту назначения. Он вошел в конференц-зал, и меньше чем через две минуты стол погрузился в пол, и активировалось устройство голографической связи. СУЗИ уже объясняла ему принцип работы системы, но это было все равно что объяснять собаке, как работает телефон. Все, что он понял, это то, что какие-то квантовые частицы как-то перестраиваются и позволяют установить мгновенное соединение, и что эта штука ужасно дорогая.
Призрак сидел в той же самой позе, как и тогда, когда Шепард впервые был ему представлен, сигарета ручной работы в его руке выпускала в воздух колечки дыма. Странно светящиеся глаза внимательно смотрели на него.
— Шепард, прямо сейчас у нас, может быть, появился шанс. Пропала наша колония на Горизонте.
— Вы говорите так, как будто это хорошая новость.
— Это самое очевидное доказательство того, что мы подверглись нападению, — сказал Призрак. — Не будьте близоруким. «Нормандия» ближе к месту происшествия и быстрее, чем все корабли Альянса, вы сможете быть там через несколько часов. Доктор Солус уже разработал систему защиты от роя ищеек Коллекционеров?
Шепард покачал головой:
— Нет, но в последнем разговоре со мной он упомянул, что уже близок к этому. Я прикажу Джокеру двигаться с максимальной скоростью.
— Хорошо. Пора показать Коллекционерам, что человечество не собирается просто стоять в стороне, когда ему грозит опасность.
— На этот раз я с вами согласен, — ответил Шепард и закончил сеанс связи.

 

***

 

Корабль Коллекционеров висел над колонией, как огромный столб. Он был тусклого коричневого цвета, бесформенных очертаний и выглядел, как сглаженный обтекаемый кусок камня или дерева. Шепард оставил «Нормандию» на орбите с включенными стелс-системами, спустился на поверхность в челноке и пролетел ниже уровня обнаружения. На землю они высадились в полном боевом вооружении и с включенными щитами, первыми за ним последовали Грант и Джейкоб, за ними вышел Гаррус. Миранду он оставил командующей на «Нормандии».
— Вы уверены, что ваши модификации сработают, Мордин?
— Все тесты дали положительные реакции. В реальном бою могут встретиться новые вариации, с интересом понаблюдаю за результатами, — отозвался тот, его голос звучал преувеличенно бодро в относительной безопасности технической лаборатории «Нормандии».
— Замечательно, — проворчал Шепард и махнул рукой вперед. — Выдвигаемся. Грант, ты удерживаешь позицию. Не открывать огонь до тех пор, пока я не отдам приказ или сам не начну стрелять. Устроим сюрприз этим чертовым ублюдкам.
Они быстро перемещались, отыскивая обходные пути внутри безжизненной колонии. Внутри периметра, охраняемого большими башнями лазерной защиты «Гардиан», стояла тишина. Если бы не маячивший вверху корабль Коллекционеров, это место вполне походило бы на притихшую колонию Путь Свободы.
— Ни одной живой души, Шепард. Я думал, мы собираемся в настоящую битву, — сказал Грант, осматривая пустые здания.
— Еще не вечер, у Шепарда хорошо получается находить неприятности, — отозвался Гаррус.
Несмотря на нетерпение, Грант продолжал выполнять приказ, обследуя свой сектор вместе с Шепардом, в то время как Гаррус и Джейкоб осматривали противоположную сторону. Буквально через несколько минут Джейкоб произнес в коммуникатор:
— Коммандер, вам лучше на это посмотреть.
На ступеньках одного из домов неподвижно лежал человек, его руки были подняты, как будто он защищался от нападения. Глаза мужчины были открыты, а зрачки сузились под воздействием света. Было похоже, что он полностью в сознании, но совершенно парализован. То, что он испытывал, должно быть, было ужасно.
Шепард посмотрел прямо на него:
— Мы вытащим вас отсюда. Пошли, я хочу найти этих тварей, пока они не сделали это с кем-нибудь еще.
Тишина взорвалась почти мгновенно, как только они миновали комплект больших двойных дверей в восточной стороне колонии. Коллекционер, напоминающий по форме огромное насекомое, обернулся на звук движения и поднял что-то, определенно похожее на оружие.
— Вижу его! — рявкнул Грант и выстрелил из дробовика. У Коллекционера не было ни единого шанса, заряд угодил ему прямо в грудь. Его соплеменники бегом направились к ним, и еще больше опускалось на землю, жужжа крыльями.
— Бейте их точно и быстро! — скомандовал Шепард. Он поднял винтовку и открыл огонь, выпустив очередь прямо в один из четырех светящихся глаз своей жертвы.
Площадь потонула в огне, около полудюжины первоначально приземлившихся врагов были уничтожены, прежде чем смогли оказать сопротивление. Грант и Джейкоб вели прямой огонь из дробовиков, воспользовавшись тем, что их щиты и броня были достаточно прочными и прикрывали их, а Гаррус поливал врагов непрерывным огнем из штурмовой винтовки. Однако, несмотря на обещанный сюрприз, Шепард заметил, что количество врагов быстро увеличивается.
В ухе возник голос СУЗИ:
— Коммандер, я обнаружила, что лазеры системы «Гардиан» полностью функциональны, просто требуется некоторая коррекция в наведении на цель, и я могу ее обеспечить. В центре площадки, где вы сейчас находитесь, расположен служебный терминал. Вы могли бы оттуда подать питание в систему.
Шепард бросил взгляд в центр площадки. Терминал представлял собой слегка приподнятую платформу, бетонная стена в форме полумесяца прикрывала ее с одной стороны чуть больше, чем с другой. Дело начинало принимать интересный оборот.
— Начинай подготовку, СУЗИ! Гаррус, заградительный огонь! Джейкоб, Грант, захватить и удерживать центр площадки!
Двое солдат начали наступление, устраняя Коллекционеров на пути к терминалу, Гаррус и Шепард продвигались медленнее, поддерживая непрерывный шквал огня из винтовки и автомата, чтобы сдерживать натиск врагов, которые смыкались позади них. Как только они спрятались за низкой стеной, Грант достал штурмовую винтовку и открыл сдерживающий огонь, пока Джейкоб с помощью биотики подтягивал поближе несколько тяжелых контейнеров, чтобы обеспечить дополнительное укрытие.
Шепард кивнул Гаррусу, и они побежали вперед, к центру, плотно прижимаясь к укрытиям, потому что выстрелы из винтовок Коллекционеров сыпались на них смертоносным дождем. Шепард опустился на колени перед терминалом, быстро активируя инструметрон, чтобы запустить цикл включения генераторов питания. Движок процентной шкалы пополз по дисплею с раздражающей медлительностью.
— Мы должны удерживать эту позицию до тех пор, пока генераторы полностью не зарядятся. Только тогда СУЗИ сможет активировать систему защиты, — крикнул Шепард, быстро поднимаясь и выпуская заряд в одного из приближающихся Коллекционеров.
Снайперская винтовка Гарруса щелкнула, и еще один враг упал, но все-таки, заменив магазин термозарядов, турианец покачал головой:
— Босс, мне кажется этих жуков здесь больше, чем у нас патронов.
— Хаски! — заревел Грант. По-видимому, знания, вложенные Окиром, оказались более глубокими, чем предполагал Шепард. Дюжина шаркающих монстров показалась в одном из проходов, набирая скорость и устремляясь к цели. Коллекционеры использовали отвлекающий маневр, чтобы перегруппироваться и занять более выгодные позиции.
— Эти больше похожи на… машины, чем те, из научных отчетов, что нам показывали, — заметил Джейкоб. Прижавшись спиной к стене, он перезаряжал дробовик.
— По-моему, это подтверждает две вещи: то, что хаски — не создания гетов, и то, что Коллекционеры определенно связаны со Жнецами, — ответил Шепард. Выглянув из-за укрытия и выстрелив в очередного Коллекционера, он кивнул в сторону приближающихся хасков. — Джейкоб, давай! Гаррус, левый фланг! А я зачищу правый.
Турианец кивнул, сделал последний выстрел из снайперской винтовки и отбросил теперь уже бесполезное оружие в сторону. Взглянув вниз, Шепард активировал одну из гранат и подождал Джейкоба. Через мгновение по телу Джейкоба пробежало голубое мерцание, и ближайшие хаски беспомощно взлетели в воздух. Шепард бросил гранату в самую гущу плывущих хасков, и они немедленно исчезли во вспышке горячего белого пламени. Он выскочил из-за укрытия и выстрелил в Коллекционера, попытавшегося обойти их с фланга. Винтовка Гарруса отбивала ровный ритм с другой стороны — он делал то же самое.
Винтовка Шепарда только что выплюнула дымящийся термозаряд, когда он заметил Коллекционера, показавшегося из-за угла высокого контейнера. Не имея времени на перезарядку, он развернул винтовку и ударил ею противника по голове. Тот пошатнулся от удара, но быстро опомнился. Шепард отпустил винтовку и, выхватив из ножен на спине боевой клинок, шагнул к Коллекционеру. Тот попытался ударить его странным, очень неприятного вида штыком своей винтовки, но Шепард блокировал удар левой рукой и нанес резкий удар в коленный сустав врага. Его усилия были вознаграждены отвратительным хрустом. Он дернул ствол винтовки вниз и, шагнув мимо уже поверженного Коллекционера, вонзил клинок в основание его шеи.
Огонь уцелевших дронов вырвал Шепарда из секундного оцепенения, заставил его выхватить пистолет и вновь открыть огонь. Выпустив полмагазина в напирающих врагов, он наконец отступил под хрупкое прикрытие у подножия терминала. Один из дронов попытался применить похожую тактику с другой стороны, но был тут же ликвидирован смеющимся Грантом. Его раздробленное тело являло собой прямое свидетельство того, сколько шансов имеет среднестатистическое существо, решившее вступить в ближний бой с кроганом
— У меня пусто, коммандер, — сказал Джейкоб, опуская дымящийся дробовик. Шепард заметил, что Гаррус справа от него тоже отступает.
— Ничто так не бодрит с утра, как самоубийственная миссия, — прокричал Гаррус между выстрелами.
В противоположность им Грант чувствовал себя вполне в своей тарелке:
— Сейчас-сейчас! — кричал он. — Вот это бой!
— О’кей. Мы покидаем позицию. Гаррус, приготовься пробиваться к челноку! Ты идешь первым, я прикрываю тыл!
Турианец открыл было рот, чтобы возразить, как вдруг пронизывающая до костей вибрация перешла в слышимый диапазон и перекрыла грохот боя. Через секунду в их наушниках возник знакомый женский голос:
— Коммандер, система «Гардиан» полностью заряжена и готова к бою.
— Задай им жару, СУЗИ!
Небо прорезали огненные линии. Полдюжины оборонительных лазеров активировались одновременно, смыкаясь на корпусе судна Коллекционеров. Огонь по позиции защитников терминала внезапно смолк: очевидно, атакующим стало не до них. Оборонительные лазеры ударили снова, и на корпусе судна полыхнули взрывы. Огонь совсем прекратился… а затем земля вздрогнула. Судно Коллекционеров поднималось, удаляясь с линии огня, преследуемое выстрелами с защитных башен системы «Гардиан».
— Глядите, они отступают, коммандер, — сказал Джейкоб.
— Да уж, отступают, — усмехнулся Гаррус.
Возобновившиеся выстрелы оборвали дальнейшие комментарии. Коллекционеры, оставшиеся на земле, отступать и не думали, наоборот, они сконцентрировали все внимание на притихшей четверке. Шепард установил последний термозаряд, остальные последовали его примеру. Он защелкнул свежий магазин на «Хищнике»:
— О’кей. Посмотрим, как у них получится убить нас. Мы еще здесь, и нам терять нечего. Готовы дать ближний бой?
Грант отозвался свирепым рыком, Джейкоб и Гаррус просто кивнули. Каждый достал холодное оружие: Джейкоб — такой же клинок, как у Шепарда, Гаррус — более длинный зазубренный нож. С громким криком Шепард перемахнул через низкую стену, непрерывно паля из пистолета. Трое членов его команды немедленно последовали за ним. Неожиданная смена тактики с оборонительной на подобный блицкриг, по-видимому, обескуражила нападавших. Несколько беспорядочных залпов ударило в щиты, не причинив особого вреда.
Их живучий кроган даже не остановился: он с разбега врезался в одного из дронов, невзирая на встречный огонь. Атака закончилась тем, что Коллекционер ударился о стену с неприятным звуком, а Грант сгреб руками следующего ближайшего к нему врага и ударил им о ту же стену. Гаррус и Джейкоб тем временем сражались с другой группой из трех дронов, резали и крушили их. Оружие и кулаки быстро покрывались липкой кровью.
Шепард прикинул расстояние до цели, пригнулся, чтобы увернуться от выстрела. Сильный удар кулаком в грудь заставил Коллекционера отшатнуться назад, но прежде чем Шепард размахнулся для последнего удара, Коллекционер заговорил каким-то странным низким голосом:
— Устанавливаю прямой контроль.
Ноги дрона оторвались от земли, его тело вспыхнуло неизвестной энергией, которая лучами прорвалась наружу и заставила его снова взлететь. Вскочив на ноги, Шепард отшвырнул пустой пистолет. Тело дрона все еще пульсировало вспышками той же энергии, когда он вновь коснулся земли. Треугольная голова медленно повернулась к Шепарду, две пары глаз горели огнем. Существо сделало волнообразное движение рукой, и сгусток энергии, будто излучающейся из его тела, ударил прямо в грудь Шепарда, опрокинув его наземь. Все его тело запылало, как в огне, он с огромным трудом поднялся на ноги. Коллекционер, казалось, смотрел на него с презрением:
— Мы предвестники вашего возвышения. Тебе не избежать своей судьбы, Шепард!
Коммандер, пошатываясь, поднялся на ноги. Существо обратилось к нему по имени. Оно знало, кто он такой.
— Кто ты?
— Глупец! Мы Предвестник. Мы ваше завершение. Мы ваше спасение через уничтожение, — заявил дрон, возвышаясь над ним.
Плавным движением Шепард метнул нож, и тот вонзился глубоко в грудь дрона. Взглянув вниз, Коллекционер выдернул лезвие из своей груди и отбросил его в сторону. Поднял согнутые руки, между которыми снова засветилась неведомая энергия:
— Ты не сможешь мне навредить, Шепард.
Виденные ранее картины снова вспыхнули в мозгу коммандера. Страдания умирающих существ неизвестной расы, пытающихся спастись, были такими яркими, что ему самому захотелось кричать от боли. И теперь он все понял, эти хаски… эти технологии. Перед ним был не Коллекционер — во всяком случае, стоящее перед ним существо больше не было Коллекционером. Каким-то непостижимым образом он стал Жнецом или, по крайней мере, его ужасным голосом. В глазах потемнело, зрение стало нечетким, но Шепард все же успел заметить какое-то движение позади того, кто называл себя Предвестником. Он стиснул зубы и, собравшись с силами, практически выплюнул слова:
— Я, может быть, и не смогу. Но я не один.
Грохот штурмовой винтовки застал Предвестника врасплох, ведь он был сосредоточен на том, кто находился перед ним. Он покачнулся под шквалом огня, обернувшись к новому источнику опасности и поднимая руку для удара. К несчастью для Предвестника, его планы были грубо нарушены живым снарядом — разъяренным двухсоткилограммовым кроганом, который врезался в него на полном ходу. Даже имея чрезвычайные способности, он не смог предотвратить такое стремительное, сокрушающее столкновение с Грантом. Кроган схватил тело Коллекционера поперек спины и, оторвав от земли, отшвырнул его назад через изрешеченную пулями бетонную стену ограждения терминала.
— Ты разрушил только форму. Ты не можешь мне навредить, — произнес Предвестник уже после того, как тело с хрустом ударилось о землю, дернувшись от нанесенных повреждений. Кроган низко рыкнул и опустил ногу на его голову, рассудив, что конец наступит только тогда, когда все тело превратится в пепел. Шепард почувствовал, как чьи-то руки подхватили его, помогая подняться на ноги, боль быстро покидала его тело, оставляя только не проходящее ощущение жжения. Он со стоном потер глаза.
— Я думал, чудес не бывает.
— Они бывают, Шкипер.
Шепард резко поднял голову. Сердито поморгал, пытаясь сфокусировать взгляд:
— Эш?
Перед ним стояла старший лейтенант Эшли Уильямс в стандартной броне Альянса, точно такая же, как и в тот день, когда он впервые встретил ее на Иден Прайме. Такая же, какой он ее запомнил, темноволосая и загорелая, со строгой линией губ, на которых редко появлялась улыбка. В руках она держала штурмовую винтовку «Мститель», ствол которой все еще слегка дымился. Отмахнувшись от Гарруса и Джейкоба, он шагнул к ней и тут же заметил, как она автоматически приняла стандартную позу Альянса для ближнего боя: левая нога вперед, ствол «Мстителя» слегка приподнят. Он смущенно остановился и попытался заговорить:
— Я понимаю, что это сюрприз, просто…
— Я не верила, что эти слухи могут оказаться правдой… Я не могла поверить, что ты жив… — промолвила Эшли. Она просто констатировала факт, но слова почему-то прозвучали как обвинение. — Два года, Шепард. Два года мы думали, что ты мертв.
— Я и был мертв, Эшли. Ты думаешь, если бы я мог, я бы не попытался связаться с вами? Я имею в виду… Подожди, ты знала, что я жив?
Сомнение промелькнуло на ее лице вперемешку вместе с целым рядом других эмоций. Она покачала головой:
— До нас доходили только слухи, но я отвергала их, как всякие рассказы о привидениях или разные пропагандистские штучки. А еще до нас дошли слухи, что «Цербер» замешан в историях с похищениями на наших колониях, поэтому я здесь. И вот я обнаруживаю здесь тебя, и ты работаешь на «Цербер»! Мы не одну неделю сражались с этими ублюдками, которые проводили свои грязные эксперименты, а ты возвращаешься живой и заодно с ними!
— Я не заодно с «Цербером», Эшли! Я работаю с ними, потому что они вернули меня к жизни, в то время, как Альянс, по-видимому, не только не побеспокоился вспомнить, за что мы сражались, но и не удосужился защитить свои собственные колонии, — ответил Шепард, неожиданный гнев зазвенел в его голосе. Он тряхнул головой, отгоняя его. — Я знаю, это ненормально, но ты же видела, что здесь произошло. Я пытаюсь остановить этих тварей, этих Коллекционеров, а «Цербер», по-моему, единственная организация, которую это интересует. Я собираю новую команду, и мне нужны люди, которым я могу доверять.
— И ты предлагаешь мне к вам присоединиться? Я солдат Альянса и всегда была и буду им. Ты говоришь уверенно, как и всегда. Но откуда ты знаешь, что они не манипулируют тобой? Не контролируют тебя? Ты же видел те ужасные вещи, которые они делали!
— Так ты думаешь, что они и меня контролируют, Уильямс? — вмешался Гаррус. — Надеюсь, ты не забыла своего старого турианского приятеля? Шепард всегда был готов отдать все за нас, и это стоило ему жизни. А теперь он вернулся, и ты фактически называешь его изменником, когда он просит тебя о помощи.
Ее подбородок дрогнул, суровый взгляд слегка смягчился при этих словах Гарруса. Шепард заметил, как она сжала челюсти:
— У меня есть приказ, который я обязана выполнять. Я должна отправить рапорт командованию и Совету о том, что здесь произошло. Им решать, кто прав, а кто нет.
— И это все? А как же вся кровь, которую мы проливали вместе, друзья, которых мы потеряли? — спросил Шепард.
— Это лучшее, что я могу сделать, — ответила Эшли, ее голос стал менее жестким, хотя скрытый гнев и боль все еще присутствовали в нем. — Сегодня я спасла тебе жизнь… Этого, конечно, недостаточно, чтобы мы были квиты, но, повторяю, это все, что я могу. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь. Потому что когда придет время, и мы получим приказ выступить против «Цербера»… я не стану колебаться. Даже ради тебя.
— Надеюсь, до этого не дойдет, — отозвался Шепард тусклым голосом. — До свидания, лейтенант Уильямс.
Она ничего не ответила, просто повернулась и направилась в порт, к одному из поджидающих ее челноков. Грант и Джейкоб благоразумно помалкивали в течение всей встречи, либо потому, что им нечего было сказать, либо потому, что осознавали, что это дело их не касается. Несколько долгих мгновений группа стояла молча, и в воздухе повисла неловкая тишина. Нарушил ее сам Шепард, ударив кулаком один из ящиков и свалив его на землю. Металлическая поверхность отозвалась громким эхом. Наконец он произнес хрипло и мрачно:
— Джокер, готовься подобрать нас. Я устал от этой чертовой планеты.



 

Отредактировано: Alzhbeta.


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 13.10.2014 | 629 | мШепард, jekob, Эшли, грант, Гаррус, The Razor's Edge | jekob
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 34
Гостей: 28
Пользователей: 6

Kailana, Grеyson, Vitae, ARM, bug_names_chuck, RedLineR91
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт