Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Mass Effect. Forward unto Dawn. Глава 7. "Однажды в Америке... И на другом конце галактики".

Жанр: драма, приключения, боевик.                                                                                                                                  Персонажи: ОС, Шепард и Ко.
Аннотация: Продолжение фанфика "Приоритет - Сарен".
Описание: Жил себе в славном городе Бостоне детектив полицейский. Молодой был, целеустремленный, намеревался защищать закон и порядок и ловить преступников до посинения (чьего - не уточняется). Но выпала добру молодцу другая судьбинушка - дорога дальняя (на одну из пограничных колоний) да управление шерифово. И встретил он там другого добра молодца... а что дальше - читайте в главе.




«Он забил его бензопилой... Вот ублюдок».
Из кинофильма «Очень русский детектив».

 

 

Бостон, Земля, через шесть месяцев и три недели после увольнения лейтенанта Дубровского.

Полицейские готовились задержать подозреваемого в убийстве и краже. Доказательства его вины были неоспоримы, камера засекла его самого и его аэрокар на соседней улице, хотя подозреваемый утверждал, что в этот вечер он находился дома, а во дворе его дома был обнаружен закопанный тайник с украденными драгоценными камнями из лавки убитого им ювелира. Дождавшись, пока подозреваемый выйдет с места его работы, к нему подошли два вышедших из машины детектива полиции с несколькими патрульными.
— Детектив Хасс, это детектив О'Брайан, полиция Бостона. Мистер Вачовски, вы арестованы по обвинению в убийстве Эндрю Гринвальда, — произнес молодой парень с полицейским значком на лацкане куртки. Черноволосый, среднего роста, немного худощавый, с приятным и располагающим к себе лицом, он был подающим большие надежды офицером... отделения полиции, меньше года назад переведенным на должность детектива. Его напарник был примерно сорокалетним мужчиной с большими залысинами, оттеснявшими назад светлые волосы, с твердым и решительным лицом классического «американца с картинки».
— Вы имеете право хранить молчание, — продолжил Хасс (см. ссылку на фото внизу), хватая онемевшего от неожиданности Вачовски и довольно грубо прислоняя его к стене, готовясь застегнуть наручники, — все, что вы скажете, может — и поверьте мне, будет — использовано против вас в суде. Вы также имеете право на адвоката и еще множество других прав, которые вам подробнее зачитают в участке.
— Ч-что? В-вы о чем вообще? Я никого не убивал! Я вообще стрелять не умею.
— Во-первых, мистер Вачовски, я ничего не говорил о способе убийства мистера Гринвальда, — хладнокровно ответил Хасс, застегивая наручники. — Во-вторых, как вы тогда объясните наличие на вашем заднем дворе украденные у ювелира драгоценности. Между прочим, с вашими отпечатками.
— В машину его, — скомандовал О'Брайан. — Отлично выполнил работу, Макс. Восьмое успешное дело подряд за полгода — мало кто из «старичков» может похвастаться тем же.
— Да ладно, Шон, как будто мы не вместе это дело расследовали, — с довольной миной отозвался Хасс.
— Ну, всю основную работу ты сделал сам, посчитаем: нашел запись с машиной Вачовски, нашел мотив, в конце концов, нашел главную улику — украденные камни. В общем, все сделал сам. Я лишь послал запрос на определение отпечатков с камней да вызвал парней, — Шон кивнул на патрульных.
— Ну да, нечего и говорить — я крут, — весело и самодовольно усмехнувшись, ответил Макс. — Ладно, с меня сегодня пиво в честь успешного завершения восьмого дела.
— А вот это даже не обсуждается, — ухмыльнулся в ответ О'Брайан. — Ты Элис-то предложение уже сделал?
— Собираюсь сегодня, — ответил Хасс, достав из кармана маленькую, обшитую бархатом коробочку и пару раз подкинув ее в воздух. — Договорились встретиться в восемь. Планы на свадьбу мы еще наметим позже, но твоя роль в качестве шафера не обсуждается! В конце концов, мы знакомы уже шесть лет, и именно ты затащил меня в полицию!
— А то ты недоволен! Здоровая зарплата, служебный аэрокар, право на ношение и применение оружия, личный кинетический щит и интересная работа!
— В принципе ты прав, дружище. Ладно, сегодня в баре в шесть. Не опаздывай!

***

— Здорово, Макс! Поздравляю с восьмым делом!
— Да, классно сработал, Хасс!
— Отличная работа для новичка!
Все встреченные в участке офицеры приветствовали Макса с напарником и, не обращая внимания на задержанного, шумно поздравляли молодого детектива. В каждом участке свои традиции. Здесь, например, детектив переходил из разряда новичка на уровень бывалого и умелого копа после восьмого успешного дела. Исток данной традиции затерялся в десятилетиях, но она укоренилась.
Вскоре арестованный обрел временное пристанище в камере, а Макс с Шоном, проведя первичный допрос и несколько раз поймав его на лжи, отправились писать отчеты по задержанию. Два сдвинутых вместе рабочих стола детективов находились в одном из самых удобных мест — в углу между двумя стенами, одна из которой была прозрачной и открывала прекрасный вид на Бостон. Раньше это было рабочее место Шона и детектива Портера, его бывшего напарника, полгода назад ушедшего на пенсию. После чего О'Брайану доверили молодого новичка, только-только переведенного из патрульных и прошедшего дополнительный краткий лекционный подготовительный курс. Остальное пространство довольно большого зала было также заставлено рабочими местами других полицейских детективов.
— Так как решил, Макс? — поинтересовался Шон, набирая текст на проецируемой на стол клавиатуре(1), — Остаешься в нашем участке после испытательного срока?
— Ага. В колониях мне делать нечего. Да и Элис вряд ли согласится переехать. — Речь шла о весьма популярной ныне возможности перевода на службу в колонии Альянса с сохранением звания. На Фронтире категорически не хватало подготовленных копов, поэтому каждому сотруднику полиции предоставлялась возможность отправиться защищать закон и порядок туда, где это было труднее многих других мест. Хотя многие копы заслуженно считали земные мегаполисы самыми опасными в плане криминалитета местами. — Непривычные природа, атмосфера, флора и фауна, отсутствие нормальных крупных городов и сопутствующим им благам цивилизации в виде высококлассных ресторанов и даже мест проживания... мало людей, много преступников и постоянная вероятность налета работорговцев... Это я уже молчу про неотесанных ребят из флота, там, где неподалеку базы.
— Так бы и сказал, что боишься трудностей, — хмыкнул Шон.
— Да ладно? А то у нас тут просто райские условия для работы. Помнишь, в прошлом месяце брали логово банды? Тогда даже SWAT'а было мало, нам всем пострелять пришлось. Кому тогда плечо навылет прошили, не напомнишь?
— Да, — О'Брайан с невеселой улыбкой потер упомянутую часть тела, — а Мактавишу повезло куда меньше.
— Я о том и говорю, Шон. У нас тут как бы не поопаснее, чем на Фронтире. И каждый коп, отправившийся в колонии, оголяет участок фронта здесь, на Земле. Я не говорю, что они делают неправильно, или... черт, запутался. Короче, правительству давно пора обратить на это внимание и для начала предпринять пропагандистскую кампанию с целью увеличения численного состава полиции. А потом уже забирать копов на Фронтир.
— Хасс, О'Брайан, — к столу неспеша подошел капитан Коннорс, заместитель командира участка, — отличная работа. Накрыли гада по горячим следам. Признательные показания уже получили?
— Пока нет, сэр, но долго он запираться не станет, — ответил Шон. — У нас достаточно фактов и улик, чтобы припереть его к стенке. Собственно, признание и не нужно, если он не хочет скостить себе срок — доказательства железобетонные.
— Это хорошо. Убийство ювелира наделало немало шума в прессе — это был весьма уважаемый в городе человек, и то, что дело раскрыли так быстро, прибавит нам очков в глазах общественности. Кстати, восьмое удачное дело подряд, а Макс? Поздравляю, парень, если будешь работать так и дальше, то через десяток лет возглавишь участок, обойдя меня в очереди, — усмехнулся тридцатитрехлетний капитан полиции.
— Сесть в кресло и просиживать задницу, гоняя подчиненных и раз в месяц выезжая на места преступления? Болтать с журналистами и посещать все публичные мероприятия? Спасибо, сэр, я как-нибудь в полевом составе перебьюсь.
— Хороший настрой, Хасс. Счастливо оставаться, парни.

***

В начале восьмого часа вечера (2) Макс вышел из бара, оставив напарника и еще нескольких копов отдыхать после окончания рабочего дня, и отправился в парковую зону. Сердце пело и летело, и кольцо кармашек грело. Они с Элис встречались уже два года, последние семь месяцев жили вместе у нее — просто от ее дома было ближе как до колледжа, так и до участка Хасса. Она была студенткой медколледжа, училась на последнем курсе и готовилась к выпуску и поступлению на работу в госпиталь. И для отдельно взятого детектива полицейского департамента Бостона была лучшей девушкой во всей галактике.
Они с Элис договорились, что он встретит ее у колледжа после окончания занятий, и они пройдутся по городскому парку. Там-то он и сделает ей предложение руки, сердца и всего, что к ним причитается.
К колледжу он подъехал на полчаса раньше окончания последней лекции — подвез одноклассник, совместивший управление аэрокаром с обменом новостями. Как раз когда друг высадил его в паре кварталов от учебного заведения, начал лить мелкий, но весьма частый дождик, грозя перейти в затяжной ливень, так что Макс поспешил спрятаться под зонтом и подняться на крытый надземный переход — несмотря на конец двадцать второго века, колесного транспорта на Земле было довольно много. А с этого перехода открывался отличный вид на мокнущую улицу. К счастью, в этом районе города было на что посмотреть, в отличие, например, от окраинных трущоб или промышленного района.
До конца занятий оставалось примерно десять минут, когда Макс заметил хорошо знакомую фигуру с длинными светлыми волосами до середины спины (см. ссылку на фото внизу). Он еще успел удивиться тому, что Элис прогуливает лекцию — раньше за ней такого не числилось, когда увидел, что она идет не одна. Ее сопровождал неизвестный Максу парень — высокий рост, коротко стриженные черные волосы, подкачанная фигура. Рука сжала коробочку с кольцом — Элис буквально повисла на его руке, идя под дождем, чего она, кстати, никогда не делала с Максом. При первых же каплях дождя она всегда спешила в ближайшее укрытие. С наблюдательного пункта Хасса было отлично видно, что она щебечет с парнем со счастливым видом. Последние надежды на то, что это ее родственник или давний друг разбились после того, как она привстала на цыпочки, закинула руки ему на плечи и надолго зависла в страстном поцелуе. Через минуту она отлипла от губ парня, попрощалась с ним и, чуть ли не порхая над землей от счастья, поспешила в здание колледжа. Еще спустя пару минут Макс расправил-таки уже сведенные судорогой пальцы, пару раз подбросил коробочку с кольцом, посмотрел на нее и, широко размахнувшись, швырнул в проем между ограждением и крышей перехода. Затем развернулся и решительно зашагал прочь.

***

На следующий день в начале одиннадцатого утра он сидел в кабинете начальника участка, читавшего его рапорт об увольнении. После случая у колледжа он добрался до дома Элис, быстро собрал все свои вещи и оставил ключ-карту в квартире. Никаких записок он не оставлял, встречаться с Элис тем более не собирался. В душе прочно поселилась сильнейшая обида, которую многие, чувствовавшие ее, ошибочно принимали за пустоту.
-Ты уверен, Макс? — спросил капитан Брэддок, прочитав его заявление. — Насколько я знаю, еще вчера ты собирался остаться в этом участке. Что изменилось?
— Все изменилось, сэр. Прошу простить меня за то, что я не объясняю причин — это личное. Но, уверяю вас, мое решение взвешенное и обдуманное. Я намереваюсь отправиться в колонии. Куда — пока не решил. Надеюсь, вы подскажете.
— Точно? Ты все решил? Может быть, мы чем-то поможем тебе? Возможно, ты передумаешь?
— Нет, сэр. Решение окончательное. На Земле меня ничего не держит. — Капитан вздохнул. Он видел немало таких вот юнцов, безапелляционно уверенных в своей правоте. Собственно, и он когда-то был таким же. Парень все для себя решил, и передумать его никак не заставишь. Да и если он не подпишет заявление, Хасс просто отправится в офис главы полицейского департамента, а уж там ему подпишут все, что угодно, при условии, что он отправится на Фронтир.
— Могу тебе посоветовать Элизиум или Иден Прайм. Это сравнительно недалеко. Если желаешь именно на Фронтир, то лучше всего подойдет Валерия. Там весьма близкий к Земле климат и двадцатидевятичасовые сутки при четырестадвухдневном году.
— Пусть будет Валерия.
— Хорошо. — Капитан подписал заявление. Дальнейшая процедура увольнения полицейского должна была занять весь день до вечера. — Когда отправляешься?
— Завтра, сэр. Сегодня сдам дела Шону и все.
— Я так понимаю, проводы тебе не нужны? Тогда удачи тебе на Фронтире.

***

Волнение Элис постепенно перерастало в панику. Макс не отвечал на вызовы, его коммуникатор был отключен. Напарник Макса, О'Брайан, на ее звонки не отвечал, номеров других его коллег она не знала, а когда позвонила в его участок на следующий день после шутки-подставы, то услышала, что «детектив Хасс больше не работает в этом участке». Макс забрал из их квартиры все действительно нужные ему вещи и большую часть одежды (благо ее всего было две большие сумки), в его старой квартире по прежнему жили съемщики. Родители у него погибли в аварии два года назад, других родственников не было. Сегодня, на третий день после организации операции «Контрольный поцелуй» она большую часть времени провела за обходом и обзвоном всех мест, где мог находиться Макс, но толку от этого было чуть меньше ноля. В полностью расстроенных чувствах она вернулась домой уже в темноте, застав там неожиданного гостя.
— Ну что, стервозина? Добилась своего? — с гневом спросила ее родная сестра Гвен, уперев руки в бока. Гвен совсем не была похожа на Элис — рыжие коротко стриженые волосы, чуть более полная, чем худышка-сестра, на два дюйма ниже. (см. ссылку нам фото внизу)
— Ты о чем?
— О чем? А то ты не в курсе? Макс сегодня вечером улетел с планеты. Довела парня, ведьма? — с прежним гневом спросила она. Можно было бы удивиться такому отношению девушки к парню ее сестры, если не знать, что Макс учился с Гвен в одной группе в криминалистическом университете, и рыжая была единственным другом застенчивого и вечно взлохмаченного парня. Решив «сделать из него человека», Гвен плотно взялась за воспитание парня и вскоре на полном серьезе начала считать его своим младшим братом — коего у нее никогда не было. А затем на одной вечеринке он познакомился с ее сестрой. И понеслась.
— К-как улетает? — опешила Элис. — Куда улетает? Зачем улетает?
— Ты еще спрашиваешь! — воскликнула Гвен, — Сама позавчера на его глазах целовалась с каким-то неизвестным типом, а теперь спрашиваешь? Я, конечно, знала, сестренка, что ты та еще ведьма, но такого...
— Погоди-погоди! Это было не всерьез! Я просто хотела заставить Макса поревновать! В качестве отместки за сорванный вечер на той неделе, когда он опоздал из-за своих отчетов! И вообще, откуда ты про это знаешь?
— У работников окружной прокуратуры свои каналы, — отмахнулась Гвен. — Дура, я ведь тебе говорила, Макс — не один из этих непробиваемых дуболомов. Он парень очень ранимый и больше всего в жизни ненавидит предательство, а ты просто смачно плюнула ему в душу! Вчера он уволился и отправился в одну из колоний, Бог знает куда, ищи его теперь по всей галактике. Эй, чего это ты делаешь? — Элис, не дослушав до конца разговор, мигом сбегала за парой огромных баулов и принялась носиться по комнатам, определяя, что в них сложить.
— Как что? Отправляюсь за Максом, естественно, — не глядя в сторону сестры, ответила Элис и ринулась к гардеробу.
— Стой-стой, попридержи лошадей. Ты уверена, что собираешься полететь к нему? Нет, сформулирую иначе. Ты уверена, что он тебе нужен?
— Само собой уверена! — возмутилась блондинка. — Я без него и жизни не мыслю. Кстати, да — и правда, не мыслю. — Последние слова она прошептала несколько удивленно и наморщилась, собираясь расплакаться.
— Стоп-стоп-стоп! — скомандовала Гвен, беря ситуацию полностью под свой контроль. — Хорошо, раз ты действительно так считаешь, то Макса нужно найти. Но делать это надо с умом.
— Да-а-а-а... — Элис уже ревела в три ручья. — А мы-ы даже не зна-аем, куда он улете-е-ел! А в его участке мне точно никто не ска-аже-е-ет! Ы-ы-ы-ы...
— Я сказала, спокойно! — рявкнула Гвен. Старшая сестра всегда была более волевой, чем пусть иногда и лихая и безбашенная, но в целом более чувствительная младшая. — Куда он отправился, я смогу выяснить, кое-какие задумки у меня уже есть.
— Точно сможешь? — всхлипывая, спросила Элис.
— Дура, забыла, где я работаю?
— Не называй меня дурой! — в Гвен полетела подушка.
— Нет, ты именно, что дура — вспомни, из-за чего весь сыр-бор?
— Да-а-а... Я ду-у-ура-а-а-а... — Вновь полились слезы.
— Успокойся, кому говорят. Дальше, определись, чего ты хочешь: вытащить Макса обратно на Землю или отправиться к нему?
— К нему! — без раздумий ответила Элис. — Я давно размышляла над тем, чтобы свалить с Земли, но Макс никуда улетать отсюда не собирался.
— Тогда так — закончи обучение, на границах хорошие врачи нарасхват, заверши все необходимые дела на Земле и готовься к перелету. Я найду, кому можно продать квартиру, и выясню, куда смылся Макс. Примерно через месяц ты улетаешь.
— А если он не захочет меня ви-иде-е-еть?
— Ты мало того, что дура и истеричка, ты еще и совсем не знаешь мужиков. Он тебя любит, поэтому и улетел с Земли, чтоб ты ему еще больше сердце не разбивала. Я уверена, что если ты ему все объяснишь, то он тебя простит. Хотя дуться будет долго, а припоминать этот случай — так вообще всю вашу оставшуюся жизнь, — улыбнулась Гвен.

***

Планета Валерия, город Кловердейл, участок шерифа. Спустя шесть дней после увольнения Хасса.

 

Система охраны общественного порядка на Валерии на первый взгляд показалась Максу несколько странноватой. Крупных городов с населением более сотни тысяч человек на планете было всего три, там работали нормальные отделения полиции. В более мелких городках, как в Кловердейле, который, кстати, населяло около полусотни тысяч человек, полиция была каким-то странным образом объединена с институтом шерифства. Если быть точным — официально она считалась службой шерифа, но по сути своей представляла собой нечто вроде обычного полицейского отделения. Только что полицейского спецназа в городе не было — ближайшая группа SWAT находилась в паре тысяч миль севернее, в Нориксе. Управление было двухэтажным зданием с двухуровневым подвалом. Наземный этаж включал в себя приемную и кабинеты большей части помощников шерифа — патрульных и детективов, как их называли бы в обычном отделении полиции. Второй этаж — пара лабораторий экспертов — не возить же улики в Норикс на экспертизу? Так что, хоть в экспертном отделе было маловато сотрудников, работали они на славу. Также здесь находились брифинг-зал, архивы и пара кабинетов «отдела по связям с общественностью» — полдюжины человек, мающихся бездельем и придумывающих своим коллегам с первого этажа разного рода проблемы типа присутствия на городских праздниках, дней открытых дверей и тому подобную чушь. Первый подземный уровень был разделен на две части. Справа находился изолятор для задержанных и морг. Слева, в помещениях с лучшим качеством отделки, раздевалки с двумя душевыми комнатами. Второй подземный уровень — арсенал, тир и серверная.
Шериф Ренар — ярко выраженный итальянец с французской фамилией — встретил новичка лично и, что нельзя не отметить, весьма благожелательно (см. ссылку на фото внизу). Среди помощников шерифа было крайне мало сотрудников, способных вести расследования, поэтому прибытие молодого, но уже опытного детектива было весьма кстати. Макс еще не успел найти место жительства, и в этом шериф пообещал ему поспособствовать. Заодно пообещал приставить его к отличному напарнику, который с его талантами (неизвестными пока Максу) должен был послужить отличным дополнением к аналитическому уму Хасса.
Бывший детектив, а нынче без пяти минут помощник шерифа города Кловердейл, закончил очередной обход своего будущего кабинета. По осмотру той половины рабочего стола, что принадлежала вероятному напарнику, он успел составить мнение о нем: мужчина, лет двадцати трех-двадцати восьми, белый, темноволосый, среднего роста (на столе находилась залитая кофе копия досье — благодаря пролитому напитку буквы разобрать было нельзя, кроме фамилии, совпадающей с указанной шерифом, фото тоже слегка размыло). Немного рассеянный (на его половине стола царил легкий беспорядок, переходя на чистую вторую половину), фанат оружия и музыкального жанра рок (плакаты на стенах). Скорее всего, не женат и бессемейный (нет ни фото, ни сувениров, коими обычно украшают рабочие места нормальные копы). Закончив анализ, Макс почесал затылок с мыслью: «Кто же вы, мистер...».
Его размышления прервал несильный, но хорошо слышимый сквозь открытую дверь кабинета удар в дверь. Распланирован наземный этаж был просто: вход с малой стороны прямоугольного (если смотреть сверху) здания, широкий коридор, по обе стороны которого были расположены кабинеты сотрудников, после последних прямо — кабинеты шерифа и пары старших помощников, перед ними — лестницы на второй этаж и первый подземный уровень, рядом с редко использующимися лифтами.
Услышав удар, копы обернулись и посмотрели на вход, благо почти все двери были открыты, а стены, смотрящие в коридор и кабинеты соседей, были наполовину прозрачными. Затем раздался второй удар. Макс отметил, что никто из помощников шерифа и не думает нервничать, когда раздался третий удар, и непрозрачная дверь, больше похожая на корабельный защищенный люк, — снаружи управление смахивало на крепость — разъехалась в обе стороны. В проем сначала вошел скрюченный в три погибели человек с наручниками на руках, головой которого, судя по наливающимся гематомам, и стучали в дверь, а затем державший руки задержанного в болевом захвате парень, в котором Макс опознал своего будущего напарника. Среднего роста, темноволосый, из формы помощника шерифа на нем был только значок, пришпиленный к ремню, опоясывающему черные шорты с косым срезом штанин. Довершали наряд черная же футболка с косыми срезами (даже воротник был скошен) и черные же сандалии. За правым ухом притулилась конструкция, в коей детектив опознал обычный полицейский визор «Намбу» тип 48 в сложенном состоянии.
Вошедший вслед за арестованным коп в черном ласковым тоном произнес задержанному:
— Ну что ж ты, Торьел, так неаккуратно-то, а? С третьего раза только в голограмму замка попал. Точнее надо быть, точнее, хотя Бог любит троицу, нихт вар? — с этими словами он с силой приложил вышеупомянутого Торьела о пустой столик.
— Ой, что ж ты на ногах-то не держишься? Меньше надо спиртного употреблять, мой неадекватный друг. — Друг, явно находясь в состоянии алкогольного опьянения, орал что-то явно угрожающее, правда, после удара об стол предпочел заткнуться и заскулить.
— Лови подачу! — вышедший из кабинета незнакомый чернокожий сотрудник резко кинул копу в черном теннисный мячик, который тот тут же передал обратно. — А чего ты пришел-то? Ты ж выходной сегодня.
— Для меня не будет покоя, пока в этом городе творится беззаконие, — пафосно приосанился его собеседник. — А если без шуток, ты же знаешь, я живу в паре домов от этого ублюдка, вот его соседка Бетси меня и вызвонила. Теперь сукин сын не отвертится, мало того, что я взял его с поличным, так он на меня с ножом попер.
— У-у-у... — протянул чернокожий, — судья Мэйхем засадит его далеко и надолго. Попал ты, Торьел, — он похлопал задержанного по плечу, но тот лишь рявкнул что-то маловразумительное.
— Ладно, запру его в обезьяннике, пусть проспится, — заявил будущий напарник Макса и потащил добычу на первый подземный, кивая чему-то в такт головой — когда он проходил мимо своего кабинета, не обратив внимания на Макса, тот заметил в левом ухе бусинку наушника медиапроигрывателя.
— Так что ты за человек, помощник шерифа Дубровски? — задумчиво почесал нос Хасс.

***

— Здорово, малой. Стало быть, старик назначил тебя мне в напарники, — заявил Дубровский, вваливаясь в кабинет.
— Типа того, — осторожно отозвался Макс.
— Хорошо. Глеб Дубровский, можно просто Глеб, если не сложно произносить, — осклабился собеседник
— Макс Хасс. Можно просто Макс или просто Хасс, — улыбнулся в ответ детектив и протянул руку для пожатия ладони Глеба. Правда, улыбка стерлась с его лица сразу же, как левая ладонь Дубровского, сжавшись в кулак, не сильно, но ощутимо врезалась ему в живот.
— Ты чего? — заслуженно возмутился Макс.
— Мало приспособлен к жизни на Фронтире, — констатировал факт напарник. — Извини, друг, но тут тебе не Ванкувер. Будь внимательнее и осторожнее. Итак, ты детектив, так ведь?
— Вроде того, — ответил Хасс, все еще тая чуточку обиды на напарника. Хотя в целом он понимал, что Глеб прав — здесь надо быть настороже.
— Это прекрасно. У нас тут нормальных следователей всего трое, маловато для городка.
— Так вроде и город-то небольшой? Полсотни тысяч жителей всего.
— Полсотни-то полсотни, но ты учти комплекс шахт в двухстах километрах к северу, где находится рабочий городок на четыре сотни взрослых, брутальных шахтеров, космопорт в шестидесяти километрах к северу, на котором из-за его удаленности от больших городов любят садиться всякие мутные личности, и батальон пехоты Альянса на южной окраине. Это, конечно, не морпехи, — лицо Глеба слегка окрасилось пренебрежением, — но при желании они тоже отжечь способны.
— Мда... — почесал в затылке Макс. — Взрывоопасная смесь.
— Во-во. А теперь представь, что может произойти в какой-нибудь из выходных, если у одной из групп что-нибудь случится, и они встретят на узкой улочке кого-нибудь из двух других. Смекаешь?
— Вполне. И часто у вас такое происходит?
— Ну, я тут работаю около полугода, причем в основном в качестве носителя и раздатчика грубой физической силы, и действительно серьезное ЧП — крупная поножовщина в порту — произошло лишь один раз. Но, как говорят ветераны, пять-шесть раз в год обязательно что-нибудь да происходит.
— Ясно. Слушай, а ты до полиции... тьфу, до управления шерифа где работал?
— Открытое акционерное общество «ВКС Альянса», подотдел морская пехота, — Глеб задрал рукав футболки и продемонстрировал соответствующую татуировку на правом плече. — Правда, некоторое время назад случилось небольшое разногласие с конкурирующим предприятием, впрочем, тоже работающем на Альянс, и пришлось искать новое место работы. Потом, может быть, расскажу подробнее. А ты как оказался в этом уголке почти истинной свободы?
— Личные причины. Может, потом как-нибудь поподробнее расскажу, — усмехнулся Макс.
— Лады, — поднял руки напарник. — У каждого есть свои секреты и скелеты в шкафу. Итак, я сегодня формально выходной, ты еще не работаешь, да и рабочий день подходит к концу, так что предлагаю свалить. Не надо тут размахивать руками и разговаривать разное, — жестом руки остановил он открывшего было рот Макса. — Всем по барабану, кто и где шатается, если он при этом не нарушает закон. Пошли. Я так понял, квартиру ты себе пока не нашел?
— Нет. Остановился в мотеле.
— Забей на мотель, пока можешь пожить у меня. Заодно расскажу о городке и самых значимых жителях, кого я сам успел узнать, конечно.
— А ты не будешь...
— Не буду. И приставать тоже не буду, не беспокойся, мне больше женщины нравятся.
— Да я не об этом!
— Тогда считай это превентивным успокоением. Все, пошли-пошли-пошли.
Жил Дубровский на окраине города, в двухэтажной конструкции из стандартных жилых модулей — это при том, что даже самые ленивые уже отстроили себе более-менее нормальные дома.
— Свет! — скомандовал Глеб, входя в дом. — Знакомься, это мои питомцы. — Он указал на большой аквариум, в котором плавали четыре весьма крупные рыбины незнакомого Максу вида и расцветки — не иначе как неземные.
— Все четыре местные, зовут Шкипер, Рико, Ковальски и Прапор, — поочередно указал Дубровский на каждую рыбину. — Правда, не уверен, кто есть кто. Тут еще где-то Альварес бродит, но он кот и гуляет сам по себе.
— Весело. У меня домашних животных не было.
— И зря, — нравоучительно поднял палец напарник. — Животные оживляют дом и улучшают в нем атмосферу. Особенно хороши кошки, на втором месте идут собаки — нормальных размеров и пород, а не современные жертвы вивисекции.
Обставлен дом был скромно, но до спартанского уровня не дотягивал. Мебели достаточно много, хоть и недорогой, голостена модели прошлого года, коротковорсные ковры на полу. Большая часть обстановки не современного стиля «нова модерн», больше мягкости в мебели и меньше острых углов.
— Так, там диван, — Глеб указал в соседнюю комнату. В отличие от многих других домов и жилых модулей, его жилище не было огромным помещением практически без перегородок, так называемой квартирой-студией — все комнаты были разделены легкими дверями (по сравнению с тяжелыми внешними, что является обычной практикой для жилых модулей). — Спать будешь на нем. Завтра-послезавтра шеф подыщет тебе квартиру, устроишь переезд. Ты работаешь с завтрашнего дня?
— Ага.
— Хорошо. Тогда завтра познакомишься с коллегами — не со всеми, конечно, а то замучаешься лапы жать — и поедем показывать тебе город.
— Лады. А сейчас чем займемся?
— Хм... Есть одно местечко неподалеку, погнали. Я там частенько сижу по вечерам. — Макс вновь отправился вслед за напарником.

***

Местечко оказалось баром «Под щупальцем». Снаружи он выглядел, как может выглядеть обычный жилой модуль, раскрашенный в сине-белые цвета, правда, уже давно поблекшие, а внутри оказалась вполне себе приятная обстановка, стилизованная под земную старину — ни тебе разноцветных осветительных полос, разноуровнего светящегося пола с изменяющейся геометрией и прочих современных прибамбасов. Вполне себе нормальная барная стойка со стульями, несколько столиков с прилагающейся «сидячей мебелью», пара столов бильярдных, несколько древних игровых автоматов с ровесником-проигрывателем. Поначалу Макс думал, что искать причину такого названия бара придется либо на стенах заведения в виде голо и фото, либо проводя дознавание среди местных завсегдатаев, но он разгадал эту загадку, едва глянув за стойку, и несколько оторопел.
— Чего? — уставился на него Дубровский. — Азари никогда не видел?
— Нет, почему, видел пару раз, но тут... На земной колонии, Фронтире? — За стойкой стояла щупальчатая синекожая в белой футболке и неизвестно в чем ниже. Лицо чистое, без отметин, ближе к кончикам щупалец — широкие золотые колечки.
— Здорово, Ри, — махнул Дубровский азари.
— Привет, дуболом, — меланхолично отозвалась та. — Как обстановка? Пираты еще не напали?
— Пока нет, — усмехнулся Глеб. — Видать, прослышали, что я поселился на планете, и теперь копят силы. Знакомься, мой новый напарник, Макс Хасс. Прямиком с Земли.
— Здорово, — протянула изящную руку азари. Для этого ей пришлось наклониться над довольно широкой барной стойкой, вследствие чего внимательному взору Макса оказалось приоткрыто содержимое декольте футболки, отвести взгляд от которого стоило ему больших усилий.
— Привет, — несколько неуверенно пожал он руку инопланетянке.
— Макс, это Риета, она держит этот бар еще со времени основания колонии, то есть... Сколько там уже?
— Шестнадцать лет, четыре месяца и восемнадцать дней, — так же меланхолично отозвалась Риета, доставая из-под прилавка бутылки с пивом. — И если быть точным, то я оказалась здесь за полгода до прибытия первого транспорта.
— Ага, точно. Ри у нас жертва кораблекрушения. Она жахнулась на этой планете непонятно из-за чего, корабль в хлам, система связи отправилась в страну вечной тишины в эфире, и пришлось бы ей тут куковать более полутысячелетия, либо пустить себе пулю в лоб, если бы не прибыл колониальный транспорт. А потом просто улетать не захотела. — Глеб забрал бутылки, дотянулся до пакетиков с картофельной соломкой и принялся не спеша уничтожать запасы алкоголя, протянув бутылку напарнику.
— Можно поинтересоваться, почему? — поинтересовалась любознательная детективская натура Макса.
— Здесь тихо и спокойно. Чего отсюда улетать-то? Конечно, может быть, лет через полтораста-двести я и передумаю, но пока что мне здесь нравится, несмотря на бешеных копов с их бзиками.
— Это она обо мне, — махнул соломкой Дубровский.
— И что у тебя за бзик?
— Он считает, что на колонию обязательно должны напасть пираты, — ответила азари. — Тот факт, что до Аттического Траверса Богиня знает сколько парсеков, не отменяет его уверенности.
— Поверьте моему богатому на знакомство с этим отребьем опыту, — взмахнул очередной соломкой Глеб, — эти подонки обязательно явятся на планету. Рано или поздно, они захотят пограбить города и угнать пару тысяч голов живого товара, и к этому надо быть готовым.
— А у тебя есть веские причины так полагать? — заинтересовался Макс.
— Неа, — отозвался напарник. — Кроме той причины, что я постоянно появляюсь в тех местах, где обязательно что-то случится.
— А ты не подумывал, что ты просто притягиваешь неприятности? — по-прежнему меланхолично поинтересовалась Ри.
— Неа, — осклабился Дубровский. — Вот кто точно притягивает неприятности, так это один из моих командиров. Есть один такой коммандер, вот у него постоянно — куда не ступит его нога, там обязательно либо что-нибудь уже случилось, либо вот-вот случится.
— Не хотел бы я служить под командованием ходячего несчастья, — задумчиво прокомментировал Макс.
— Эй! Не смей оскорблять моего командира! Притом, постоянно было весело. Да и потерь мы не несли — простреленные плечи, и ноги и контузии не в счет.
— Кстати, — слегка оживилась Риета. — Слышала, ты взял Торьела?
— Есть такое. Ублюдок опять избивал Мари. Жена Торьела, она его и любила, и боялась до смерти, — пояснил Глеб, — правда, на этот раз он перешел границу, и Мари не была против ареста. И мало того, что я взял его с поличным, так он и на меня с ножом кинулся. Придурок.
— Давно пора, — произнесла азари. — Я ему несколько месяцев назад сделала внушение своими методами, — она покрутила рукой, окутавшейся легким синим светом, — но, видимо, урока он не понял.
— Ага, — отозвался Дубровский. — Мистер Мэйхем его зашлет на айс-шарик руду добывать лет на двадцать пять.
Вечер прошел неплохо. Глеб познакомил Макса еще с несколькими его друзьями или просто знакомыми. Сам Макс успел узнать, что шерифа в городе весьма уважают, и что отличается он поистине бульдожьей хваткой во всех вопросах — от поиска сбежавших из столицы заключенных до выбивания средств оттуда же на установку дополнительных камер наблюдения и найма гражданских охранников в школы, банки, присутственные места и т. п. В общем, город ему понравился. Вот только кое-чего здесь не хватало, а точнее — кое-кого. Макс повернулся на бок под одеялом и постарался выкинуть из головы образ Элис.



(1) Такие технологии существуют уже и сейчас, но для работы необходимы специальные перчатки с датчиками.
(2) Не забывайте, у американцев все не как у людей — даже время считают неправильно.

http://s009.radikal. ru/i308/1407/1b/fd8fabe26941.jpg — Макс Хасс. Бессовестно стыренный мною персонаж из «Гримм». Единственно — переименованный.
http://s017.radikal. ru/i444/1407/fc/857277a85ab7.jpg — Элис.
http://s010.radikal. ru/i313/1407/e3/205aa5fea965.jpg — Гвен, сестра Элис.
http://s019.radikal. ru/i640/1407/09/80e413a98223.jpg​ - Шериф Ренар. Бессовестно стыренный мною персонаж из «Гримм». Единственно — на другой должности.

Оффтоп:

http://s017.radikal. ru/i416/1407/c3/9c7060c23cf7.jpg — Наконец-то нашел фото, более-менее подходящее под мое представление о Г. Дубровском. Если брать за его изображение, то в самый разгар Жатвы.

 

 

 

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 08.09.2014 | 999 | 2 | Optika20, Forward unto dawn | Optika20
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 36
Гостей: 33
Пользователей: 3

Соловей, Dreamer, Докторъ_Дре
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт