Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Afterlife: Властелин глубин. Глава 9 (Часть 2)

Жанр: приключения, детектив;
Персонажи: ОС;
Статус: в процессе;
Аннотация: 
Даже на самых именитых мастеров-кукловодов находятся те, кто называет их просто куклами.

 

 




— Комиссар, у нас какая-то ерунда со связью, — раздался в интеркоме обманчиво мягкий голос Трии.
— В чем проблема?
— Нет связи с большой землей. Вообще. Похоже, Атлантида экскоммуницирована. Есть очаги и внутреннего блэкаута.
— Используй спутники, в чем проблема?
— Не могу выйти на сателлит-шлюзы, — спокойно произнесла Нувани. — Полная детерминация местных сетей. Работает только внутренняя сеть Атлантиды, какие-либо внешние узлы просто отключены. Похоже, физически. А системы нашего катера мне сейчас недоступны — нужно возвращаться к кораблю.
Азари вещала из «Андромеды», от которой до служебного кораблика Вайлет добираться не меньше получаса. Сама Блад, сопровождаемая турианцем и кроганом, на утлом глайдере добиралась до центра Северо-западного листа, огибая его с западного направления. Женщина не страдала водобоязнью, но при взгляде на то, как просел корпус кораблика под совместной тяжестью Блад, Джундора Рига и Арриды, в голову комиссара то и дело забегали позорные мысли о нежелательном открытии купального сезона.
— Не иначе, Палладий шутит, — вклинился в разговор Аррида. Он, конечно же, не слышал голоса азари, но из ответных реплик Вайлет понял, о чем речь. — В его прошлый визит все было точно так же. Полный экстерминатус. Две недели сидели отрезанными от Европы. У кого был доступ к военным спутникам — шиковали.
— А гражданские? — Блад удивленно вскинула брови. — Воздушный канал не перекрыть!
— Палладий может, — усмехнулся турианец. — Он их просто перегрузил фальшивым трафиком, заставив администраторов орбитальной группировки отключить прием инфопотоков по лучу направления Атлантиды.
Внезапно в разговор встрял кроган. Вайлет послышалось уважение в его голосе:
— Палладий — крепкий сукин сын, — произнес Риг и добавил после секундной паузы. — Ну, когда дело касается электроники.
— Как и многие кварианцы, к слову... — уточнил Аррида. — Вайлет, мы через пять минут будем на месте. Вы точно хотите присутствовать?
Блад уверенно кивнула.
Конечно же, она хотела присутствовать. Однажды ступив на дорогу, сворачивать было уже совершенно не комильфо. Она должна... Нет, просто обязана встретиться с той, с кем рассталась столь... странно. Чтобы разузнать, что Алине Гросс понадобилось на Атлантиде, и почему ее сопровождает Мортимер. Да еще в тайне от Вайлет.
Шел второй час ночи. Вайлет, как и обещала самой себе, дала погулять своим ребятам, но лишь стукнуло одиннадцать — экипаж малого разведкатера Ассамблеи, временно выданного в распоряжение комиссара, собрался у корабля. Блад не стала придумывать многоходовки: честно и открыто соврала, что против Ассамблеи ведется информационное воздействие. Что они здесь для того, чтобы его прекратить. Был раскрыт пакет «Б-прим», сорвана пломба на отдельном грузовом отсеке катера, и все члены экипажа получили в свое распоряжение оборудование, которое позволит хотя бы частично защититься от каверз Редактора.
Вайлет тоже экипировалась. Под оборудованием понимался довольно увесистый блок экспериментального высокочастотного масс-передатчика. В принципе, это была примитивная аналоговая радиостанция, но сигналом являлись не электромагнитные волны, а гравитационные. Почти шестьсот кубических сантиметров нуль-элемента и мощные аккумуляторы позволяли создавать очень сильные гравитационные возмущения сферического фронта. В отличие от кварианских нейтринных коммуникаторов, тайну производства которых Флот охраняет рьяно, гравитационный коммуникатор ограничен в дальности действия. Разработчики гарантируют связь на расстоянии двух-трех километров, не больше. Но на этом расстоянии заглушить или подменить сигнал невозможно даже теоретически, не имея под рукой нескольких десятков нуль-ядер крейсерского типа, работающих скоординировано.
В Комиссии были уверены, что до такого уровня таинственный Редактор еще не дошел. Вайлет эту уверенность не разделяла, но все лучше, чем ничего...
Их глайдер вот уже десять минут назад как остался у причала, и сейчас Блад в компании с парочкой из «Арриго Секьюрити» дворами пробиралась к высотке «Армали» — лучшего отеля Северо-западного сектора. Турианец сказал, что проникнуть в гостиницу незамеченным практически нереально, но у него есть приглашение от постояльцев и кое-какие связи среди обслуживающего персонала. Общаться с людьми — не проблема. Самое главное для команды сейчас — не попасть в зону внимания систем наблюдения.
Аррида внимательно выслушал вводную по Редактору от Блад и совершенно спокойно признал, что все это вполне укладывается в картину его мировосприятия. На Атлантиде не раз и не два замечали совершенно невозможные, казалось бы, сбои или ошибки в электронных системах наблюдения и мониторинга. Но всякий раз объясняли это или глюками не сведенного по-человечески ПО производства разных фабрик и даже рас, или же проказами Палладия. Даже не находясь на Острове, кварианец оставался внутри местных информационных систем. С его-то уровнем инженерной подготовки, да с ресурсами Ассоциации — это не проблема.
Чуть раньше турианец и кроган, наконец, дорвались до оружейки. Понятно, что теперь они уже надолго забудут ходить безоружными или откладывать пистолет в сторону по просьбе кого-либо.
Риг обзавелся удивительно компактным дробовиком местного, земного производства, а также нестандартной моделью «Ярости». Вайлет хорошо знала этот ПП, но в кроганской версии у него была сильно переделанная рукоятка (под могучую лапищу Рига, ясное дело), а кроме того, ствол на два-три калибра больше стандарта и калибров на пять-десять длиннее. Уже не ПП, а какая-то скорострельная крупнокалиберная пушка. Пистолет-пулемет кроган, как и многие из его расы, носил не на бедре. Там он, учитывая широко расставленные ноги Рига, мог цепляться за окружающие предметы. Кроган повесил «Ярость» на бок — под левую руку. Блад не сомневалась, что случись нужда, Риг вытащит ПП и начнет валить по-македонски, с двух рук — дробовиком и пистолетом одновременно. Вот посмотреть бы!
Впрочем, о чем это она? Какой посмотреть!? Нафиг ей стрельба! Да будет мир и покой во всем мире! Ну или хотя бы на отдельно взятой Атлантиде.
Броней кроган не пользовался. Все, что Риг надел поверх комбинезона и своей цветастой кроганской тряпки, это нейтрально-серого цвета разгрузка с диким количеством карманов для термоэлементов и петель для гранат. Собственно, гранаты тоже были — что называется, в количестве. Но на фоне кроганской тушки они просто терялись.
Турианец не пренебрег легким бронежилетом с импульсными кинетическими щитами — Блад знала эту модель, ею пользовались полицейские всего послевоенного мира. Габариты бронежилета позволяли надевать его как под костюм, так и поверх. Дешевая и легкая защита неплохо оберегала от любого гражданского оружия и, если повезет, могла притормозить гиперзвуковую иглу из какого-нибудь пистолета-пулемета. Увы, заряды из ручных пушек или штурмовых винтовок этот бронежилет совершенно не замечали.
В выборе оружия Аррида сильно удивил комиссара. Словно полемизируя с напарником, предпочитающим проверенную классику, турианец вышел из склада, распихивая по карманам пиджака обоймы с древними пороховыми зарядами.
Вайлет знала, что газодинамическое оружие переживает на Земле второе рождение. Нулевой элемент безумно дорог, а ни один современный пистолет без него не стреляет. Неудивительно, что повсеместно на планете снова стали появляться громкие, вонючие пушки, бросающие смерть при помощи расширения газов.
Аррида экипировался двумя крупнокалиберными пистолетами «Эйкей-СТ». На одном, с кастомным удлиненным стволом и со складным полуприкладом, красовался древний колиматорный прицел. Второй пистолет был в стоковой конфигурации, но Блад опять-таки не заметила интерфейса стрельбового комплекса.
— Интересные пушки, — заметила Вайлет турианца. — Не боишься остаться без боезапаса?
— Патронов на четыре минуты ожесточенного боя, — отозвался Аррида. — Если прижмут так, что мы четыре минуты будем отстреливаться, то в любом случае дело труба. И потом, мы не воевать пошли.
— Ну, мало ли, — пожала плечами Блад.
Сама комиссар взяла с собой все тот же стандартный набор, к которому привыкла еще на Марсе: одна винтовка, один ПП и один крупнокалиберный «Глушитель». Все стандартное, с унифицированным боепитанием, и надежное, насколько это вообще возможно.
— Аррида прав, — внезапно пробасил кроган. — Если встретим то, что я не вынесу секунд за двадцать семь, то останется только отступать.
— Это сказал кроган? — Вайлет, не выдержав, рассмеялась. — Я думала, кроганы вообще не знают слова «отступление».
Ответ Рига оказался на удивление рассудительным.
— Те, кто не знают, — отозвался кроган, — своей дуростью уже ни с кем не поделятся. И слава предкам. Моему народу не нужны палящие во все стороны идиоты. Умение думать еще никому не мешало. А уж в бою тем более.
— Потому наш Риг до сих пор и жив, — добавил Аррида, и не было похоже, что турианец шутит. — Доводилось ему тут попадать на... Скажем так, не самые ожидаемые силы противника. Давно, еще когда Атлантиду только построили, Периметр лишь начинали обживать... Ну, тут разное было. В общем, тогда мы с ним и познакомились.
— Ага, познакомились, — хмыкнул Риг. — Этот мелкий засранец скорешился с целой толпой наемников, никому о том не сказав. А я был с другой толпой, поменьше. Раз эдак в шесть. Знатная была рубка, особенно если вспомнить, что Аррида, шельмец, растащил своих дружков по укрепленным точкам. Ну они нас и встретили, почитай, целым афинтеатром...
— Амфитеатром, — автоматически поправил турианец.
— Да пофиг, — отмахнулся Риг. — Я тогда единственный быстро сообразил, что надо делать ноги.
— И сделал? — поинтересовалась Вайлет, заинтересованная рассказом крогана.
— Сделал, — недовольно бросил кроган. — За Арридой полгода гонялся. Хотел объяснить, как восхищен его тактическим мастерством. Ну, стоя над остывающим трупом, понятное дело.
— Я так понимаю, что-то пошло не так? — спросила Блад.
— Да, не так.
Больше Риг ничего не сказал.


***

Что Тарс уже ничего не скажет, Палладий понял еще до того, как на коммуникаторе погасла иконка последнего из охранников. Азари не мелочились — антигравитационный снаряд не оставлял шансов оказавшимся поблизости. Если старые, довоенной еще конструкции осколочные выстрелы расцветали цветком, запуская осколки, в общем-то, в случайном порядке, то аграв-снаряд насыщал воздух смертью с дивной равномерностью.
Четверо были обречены — это не обсуждается. Только Дор — один из всех! — понял, что дело нечисто, едва проанализировал движение стволов орудий. И за какие-то несчастные несколько секунд взломал систему защиты голубокожих. Увы, недостаточно тщательно, чтобы спасти товарищей. Но достаточно хорошо, чтобы все понять и буквально вытолкнуть командира за челнок... и умереть, прикрывая Палладия от потока смерти.
Кварианец не ощущал себя виновным в происходящем. А параллельно отчетливо понимал, что в этом самом «не ощущаю» нет ничего предосудительного. Реакция азари была настолько нетипична для хладнокровной расы, и кроме того, настолько несоразмерна угрозе, что... Палладий пока не понимал, что происходит.
Это не значит, что кварианец плавал в версиях. Нет, просто не видел той одной, которая объясняет все. Единственное, что было под рукой у Палладия — это загадочная предсмертная фраза Дора, что азари чем-то заражены. Что они видят не то, что есть на самом деле...
Палладий не понял, что именно имел в виду полукиборг. То ли что заражены именно азари, то ли что заражены их электронные системы. Последнее, конечно, намного вероятнее, и, наверное, из этого и нужно исходить. Допустим, кто-то взломал защитную систему Голубого острова и заставил камеры и радары видеть что-то нереальное. Ну и что? Азари сложно обдурить, особенно их командиров. Попробуй обмани того, кто прожил пару-другую сотен лет, и половину из них провел на службе. Причем не на абы какой службе. Может быть, кто-то и не верит, но голубокожие — далеко не такой уж миролюбивый народ. Нет такого отряда коммандос, который не хлебнул лиху в какой-нибудь заварушке. Не прошедший несколько боев, не спаянный настоящей свалкой коллектив никогда в жизни не утвердят в картотеке регулярных войск.
Что должны были увидеть азари, чтобы испугаться настолько, чтобы...
Нет, этого он сейчас не узнает. И гадать бессмысленно.
Палладий в очередной раз сверился со схемой на планшете инструметрона. Вот здесь, за поворотом должен быть небольшой пустырь, к которому дугой снижается транспортная кишка труботрама. Останется только подняться по лестнице на крышу, вызвать капсулу, и все... Теперь нужно вернуться на свой защищенный корабль и...
Световой поток ударил по глазам не хуже гравишокера в лоб. Палладий судорожно дернулся назад, закрывая глаза от слепящего света, но тут же искаженный динамиком голос приказал:
— СБА! Упасть на землю! Руки за спину!
— А пораньше не могли? — пробурчал кварианец, все еще закрываясь от тактических фонарей эсбэшников. — У вас тут снайперы, гранатометчики и...
Договорить Палладию не дали. Ближайший из тройки приземлил бронированный кулак на плечо кварианца, и региональный менеджер всемогущей Ассоциации рухнул на давно уже не чищенный бетон пустыря, где устроили засаду эсбешники.
Кварианец с удивлением обнаружил себя на коленях. Руку напрочь отсушило. Причем, что самое обидное, левую. Палладий не мог даже воспользоваться инструметроном. Впрочем, против трех оперативников СБА, да еще на прицеле у парочки из них, особо не повоюешь. Эсбешники молча держали Палладия в прицелах своих табельных ПП. Кварианец мог бы отрубить им канал управления и прицеливания, но с расстояния в пять метров промахнуться сложно даже по-старинке, без электронных помощников. Да что там прицелы... Дал очередь слева направа — и все, конец тету (1).
— Ответишь ведь, дурик, — промычал сквозь зубы Палладий, поднимая взгляд на ближайшего боевика. — Или не признал еще, дылда?
Ответом было умелое разоружение (минус один ПП, минус засапожный вибронож) с последующим пинком. Самым мерзким образом — бронированным ботинком в грудь. Палладий упал навзничь, крепко приложившись логтем левой, онемевшей руки. Сейчас в этом был и плюс — боли от удара кварианец не почувствовал.
Отнявший у него пушку оперативник оглядел трофей, потом опустил оружие и присмотрелся к его былому владельцу. Один из оставшихся двух эсбешников чуть опустил ствол.
— Слышь, а это же и в самом деле... — произнес оперативник. — Нет, ты смотри, это же реально Палладий!
— Вот те на, — отозвался тот, который пинал кварианца. — То есть это что? Азари таки не спрыгнули с катушек?
— Ну, наконец-то, — выдохнул Палладий и попытался подняться.
— Замереть! — «второй» тут же вскинул оружие. — Тебе же хуже, кукла!
«Первый» убрал пистолет кварианца на резервный подвес куда-то за спину, нож просто отшвырнул в сторону, после чего активировал связь.
— Шестая группа — Сектору. Мы взяли Палладия. Да, все как сказали голубые. Да, понял.
Оперативник повернулся к кварианцу.
— Поднимайтесь, господин Палладий. Вы задержаны.
Кварианец усмехнулся.
Задержан — не арестован. Всякие там задерживатели давно уже даже и не препятствие. Пожалуй, он даже не будет особенно издеваться над этим рукасто-ногастым наглецом, посмевшим дважды ударить самого Палладия. Просто уволит к бош’тету с работы, затем наймет нужных людей, которые сначала разможжат боевику плечо, а затем вомнут грудину до контакта с позвоночником. И отправят в госпиталь — думать на тему того, что иногда надо сначала думать, а потом бить...
Мысли Палладия снова были невежливо прерваны. Доселе молчащий «третий» подошел к встающему кварианцу, поднял бронещиток и, нахмурившись, спросил:
— Где последний?
— Чего? — на самом деле не понял кварианец.
— Где ваш подельник, господин Палладий? У нас информация, что здесь, в районе пакгаузов, были еще как минимум два ваших приспешника. Один с гранатометом, второй со снайперской винтовкой военного образца. Гранатометчика загрызли киски с острова. Где третий?
— Да ты бредишь! — чистосердечно ответил Палладий. — Всех моих людей азари положили еще у челнока! Я не знаю ни про какого снайпера.
— Да, мы в курсе, — кивнул «третий». — Вы почти успели разнести азарийский воздушный КПП из безоткатки. Что вам за это, двойной виски и эскорт-девочек? Давайте, Палладий, сдавайте своих. Я тут давно уже работаю, кое-что знаю. Уверен, вы снова выкрутитесь...
Мужчина, пользуясь тем, что бронещиток шлема открыт, сплюнул под ноги Палладию.
— Но шестерку мы возьмем. И раскрутим уже всерьез.
— Всерьез?
Кварианец прищурился, хотя людям просто показалось, что бельмоглазая маска лишь чуть-чуть прикрыла жесткие сферические веки.
— Хватит, Палладий, — произнес все тот же «третий». — Атлантида устала от вашего своеволия. И Ассоциация тоже. У нас приказ с самого верха — вашим боссам тоже надоело отмываться от дерьма и крови каждый раз, как вы куда-нибудь приедете наводить порядок.
— Бред какой-то, — Палладий, пряча свою кварианскую улыбку, покачал головой. — Форменный бред. Ладно, мальчики. Считайте, вам сегодня несказанно повезло. Довелось поручкаться с самим Палладием... Пошли, посмотрим, кто там вдруг настолько осмелел, что кидается такими страшными...
Палладий не договорил. Его снова прервали, и вновь совершенно нетактичным образом.
Голова «третьего» лопнула, словно перезрелый фрукт, упавший на асфальт с высоты двадцатиэтажного дома. Кровяные брызги, сфокусированные открытым бронещитком шлема, пульнули вперед тошнотворным горизонтальным фонтаном.
«Второй» пережил своего товарища ненадолго. Боец еще ошеломленно крутил головой, когда бронебойная пуля в полнейшей тишине ударила в нагрудник эсбешника. Вспышка кинетического барьера лишь красиво почтила память еще одного самоуверенного солдатика, понадеявшегося на тяжелую силовую броню.
На этот раз Палладий уже увидел, откуда прилетела смерть. Своим сверхскоростным кварианским зрением он заметил, как выгибается защита бойца «цветочком», бросает вперед брызги расколотой брони вперемешку с перетертыми в фарш внутренностями. На этот раз, правда, обошлось без кровавого душа Шарко.
Второе тело, вернее, его остатки, рухнуло рядом с первым.
Пауза между первым и вторым попаданием — одна секунда и семьдесят три сотых. Палладий ударил в третьего, последнего оперативника СБА, через полторы секунды. Обе фигурки, — громоздкая, в силовой защите, и тоненькая, в легком машгоре, — покатились по земле.
Стена, возле которой только что стоял «третий», брызнула осколками, вспухла пылевым грибом. Краем глаза Палладий успел заметить, как что-то искрануло приметным сине-фиолетовым всполохом. Но сейчас не время. Разбираться со следами он будет потом, благо что ВИ машгора фиксирует все, что видит его хозяин.
Под рукой у кварианца не было ничего, кроме собственного инструметрона. Нет, чувствительность к левой руке так и не вернулась, но, падая, он умудрился приземлиться прямо на предплечье. Судя по тому, как что-то хрустнуло в суставе, последствия ему не понравятся. Но сейчас начхать в горячке на последствия — главное, вот он, инструметрон! Левая рука Палладия оказалась прямо на затянутом в броню торсе «третьего».
Две лежащие у стены ангара фигурки. Стреляй — что легче? Однако неизвестный снайпер промедлил. Ни Палладий, ни бедолага-эсбешник, не знали, в чем причина. Хотя уж кто-кто, а кварианец мог бы и догадаться. Яснее ясного, что задачей стрелка было не убить Палладия, а подставить его. Крепко так подставить, выставив виновным не только в атаке Миссии азари, но и в циничном отстреле пущенных по следам боевиков СБА.
Но как уже было сказано, кварианец не думал на эту тему. Он просто работал с инструметроном и, наконец, активировал нужную программу...
Так микросборщик еще никто не использовал. Палладий импровизировал, как поступал всегда, когда попадал в паскудные ситуации. Правда, никогда еще до этого он не рисковал жизнью настолько уж прямо...
Мощные батареи запитали нуль-элементное ядро инструметрона, электронная обвязка начала модулировать поля массы, превращая гравитацию в тонкий, хирургически точный инструмент. Во избежание нарушения сплошности нуль-ядра контуры безопасности предотвращают случайный контакт полей массы с ядром инструметрона. Эта надстройка не отключается, иначе о последствиях может узнать слишком много зрителей вокруг — в радиусе пары километров.
Палладий не собирался никого развлекать. Но сохранить свою шкуру целой хотелось как-то уж неприлично сильно, поэтому кварианец просто обнулил настройки системы безопасности, после чего запустил хаотичный режущий режим инструметрона. Все, что оставалось, это выбросить устройство в сторону неизвестного стрелка.
Где именно сидит снайпер, кварианец уже знал. Ну хорошо, может, и не знал, но предполагал с достаточной долей уверенности. Крыша пакгауза чуть левее приметной сигнальной башни, своими маячками хорошо видной на темнеющем вечернем горизонте. Палладий извернулся и, до предела нагрузив сервомоторы машгора, зашвырнул инструметрон в сторону снайпера.
Конечно, он не старался добросить свой метательный снаряд до убийцы. Но этого и не было нужно.
Всепроникающие ножи масс-полей врезались в оболочку шарика из нулевого элемента. Это, конечно, не корабельное ядро, полыхнувшее на несколько миллионов километров, когда дурачок Дирак’Син протаранил собой «недодредноут» кварианских сектантов-шовинистов. Но в инструметроне Палладия тоже было достаточно энергии. Когда спошность среды ядра оказалась нарушена, и шарик нулевого элемента потерял монолитность, вся накомпленная в нем энергия разом перешла в лучистую форму. Сверкнуло так, что Палладий чуть не ослеп — и это с закрытыми глазами, с головой, повернутой в другую сторону от взрыва, и, к тому же, от отраженного света! Каково же пришлось неведомому снайперу, наблюдающему за полетом непонятной штуки через десятикратную (а то и больше) оптическую систему своей чудо-винтовки...
Впрочем, Палладий знал, каково пришлось. Все пространство перед стрелком разом превратилось в одно маленькое Солнце. Гигаватты энергии, сфокусированные оптикой, прожгли глаз, мозг и черепную коробку несчастного еще до того, как до него долетел хлопок нуль-аннигиляции.
— $%#@!!! — рявкнул эсбешник, отворачиваясь от ядра эксплозии. Тут же начал трясти головой и шевелить руками — Да что это...
Палладий не торопился просветить во всех смыслах темного бойца. Бронещиток шлема у него был совершенно глухим, и смотрел на мир эсбешник исключительно техническим зрением. Надо понимать, что первые миллисекунды вспышки до зрения бойца все-таки донеслись, но сразу после этого все оптические сенсоры приказали долго жить. Теперь, пока не снимет шлем или не откинет щиток, эсбешник совершенно слеп.
Сам кварианец тоже вовсю гонял цветного тета (2). Но хотя бы что-то видел. Достаточно для того, чтобы самостоятельно подняться и, не дожидаясь, пока на ноги встанет и ходячий броневик, шмыгнуть за ближайший угол.
Стены налетали на Палладия, немилосердно стуча по голове, по локтям (а в левом, как назло начало заканчиваться «шоковое обезболивание»), по коленям... Плавучая земля под ногами то и дело казалась подвижной... Но кварианец упорно бежал, сам не зная куда. Штатный коммуникатор умер вместе с накладным инструметроном, а оригинальное устройство, вшитое в левое предплечье, Палладий потерял уже много лет назад.
Корабельный врач, исполняя приказ Коллегии Адмиралов, удалил инструметрон молодого Доана’Гора вас Катива. Впрочем, нет. Корабельное имя Доан’Гор потерял еще до операции, когда его поставили вне закона Мигрирующего Флота и объявили изгнанником. А у изгнанника не может быть атрибутов настоящего кварианца, включая инструметрон-имплантат. По сути, хирург удалил ему часть тела. Ни один из последующих инструметронов, даже сверхмощных или невероятно интеллектуальных, так и не стал для Доана’Гора таким же родным, как тот окровавленный кусок электроники, небрежно брошенный на стерильный поднос в операционной комнате.
Палладий сам не понял, как снова оказался на берегу. Вырвавшись из очередного, бесконечного уже по счету прохода между складами, кварианец едва успел остановиться, чтобы не бухнуться в теплую воду Атлантического океана.
Он стоял на небольшой «набережной». Если можно так назвать узенькую, в метр-полтора шириной дорожку. С одной стороны — серые громады складских помещений (здесь, на Атлантиде их слишком много, чтобы вокруг каждого ставить забор), с другой — темное ночное море. То ли поздний вечер окончательно превратился в ночь, то ли глаза кварианца все еще не восстановились после вспышки, но дальше десяти метров Палладий ничего не видел, как не старался. Пройдя чуть вперед, кварианец уперся в стену пакгауза, перегородившего тропинку-набережную. Ну а отойдя назад, Палладий обнаружил запертую дверь в противоположный склад. Причем запертую конкретно, на примитивный электромеханический замок. Будь при нем инструметрон, дверь стала бы анекдотом. Увы, сейчас кварианец не был в состоянии взломать даже прикроватную тумбочку.
Идти обратно?
А где уверенность, что по его следам уже не мчится пара-другая летучих групп СБА? Опять же, неизвестно, что своим ребятам скажет этот ротозей, чью ни в бош’тет никому не нужную жизнь кварианец спас. Не исключено, что постарается обелить себя, понапридумывает там что-нибудь... Да и придумывать ничего не надо. Сначала подельник Палладия застрелил двоих из снайперки, а затем сам кварианец что-то такое сделал с инструметроном, что ослепил третьего оставшегося и...
И ведь все склеится, винти их бош’тет!
Кварианец присел на набережную, свесив ноги над водой. В полутора метрах внизу плескались ленивые темные волны. Луна, земной спутник (ух, здоровое же небесное тело!), только вырастала из новолуния. Тоненькая, почти невидимая загогулина не была способна разогнать ночную тьму, что уж говорить о подсветке сверху...
Луна...
Когда Палладий еще носил другое имя, когда был нужен и важен, когда эта тварь из Коллегии Адмиралов только присматривалась к имуществу семьи Гор, лишенной своего главы, кварианцы мечтали о Луне. Нет, совершенно серьезно. Официальные лица Флота несколько раз просили Ассаблею... Нет, тогда еще Альянс... Словом, кварианцы просили отдать им земной спутник.
Нет воздуха? Не беда. Даже двенадцати тысяч кораблей (из числа тех, которые можно «прилунить» без последствий) хватило бы, чтобы построить на Луне самый великий космический город в истории Галактики. Кварианцы привыкли жить в кораблях, это не проблема. Более того, у большинства из них уже развилась полноценная агорафобия. Каждый Паломник проходит через реабилитационный курс, позволяющий с наименьшими издержками привыкнуть к обилию открытых пространств.
Нет энергии? Да не проблема. Те же двенадцать тысяч судов, будучи заякоренными на планете, дадут достаточно энергии. Опять же, на огромном спутнике прародины человечества целая одна шестая тяжести от земной, то есть почти одна пятая гравитации родного Раноха. Вот, опять же, расходы на гравитирование можно порезать на эту одну пятую...
Ресурсы? Ваш спутник содержит достаточно ресурсов, чтобы кварианцы начали торговать со всей Солнечной системы. Алюминий, железо, магний, гелий-3 — уже этого достаточно, чтобы открыть промышленное извлечение. Кварианцы не горняки, это конечно, но они быстро учатся, а люди до сих пор так и не занялись освоением Луны. Да, конечно, там нет нулевого элемента, да и с благородными металлами не густо. Но это же не значит, что нужно сложить руки!
Нет, люди не отдали космическому народу Луну. Варрен на куче костей, винти их бош’тет. И сам не знает, что с ними делать, и других не подпускает...
Но это было давно. И уже почти неправда. Рухнул Альянс, но люди выкарабкались и построили новую человеческую империю. Да и Флот уже не тот... Не тот Флот. Сдох, не дождался возвращения Палладия глава Коллегии адмиралов. Но успел уничтожить семью... Не физически, конечно, а как и положено циничной сволочи с адмиральскими погонами, крючкотворством и бюрократией. У сволочей это называется «расформировать реестровую запись за неимением продолжателей семейных традиций».
Нет продолжателей, бош’тет вам в пузырь! А как они могут быть, если единственного из них вы лишили имени и корабля, а потом выкинули в космос на убогой спасательной капсуле?
Нет больше родового имени Гор. Нет тех, кто может напомнить предателям кварианского народа о чести и достоинстве. Палладий остался единственным из семьи Оро’Гора — капитана «Залитиры». Сей капитан считал атаку на «Путь предназначения» самоубийством, и решительно выступил против суицидного поступка капитана другого корабля. Того трусливого на самом-то деле подонка, который «рвался в бой», а на деле просто хотел покрасоваться перед начальством. Кого ничему не научила трагедия адмирала Герреля.
Пусть никогда звезды не услышат имени этого кварианца!
А ведь все могло быть иначе. Сотни человек могли остаться в живых. Тысячи не лишились бы своих родных, друзей, любимых. Если бы одна толстокожая отрыжка варена не посчитала «ниже своего достоинства прятаться от сумасшедшей синекожей идиотки».
Ладно, это все дела прошлые. Сейчас Палладию остро хотелось понять, что делать дальше.
Кварианец быстро, но без спешки, провел ревизию оставшихся у него припасов и оснащения. Так. Полдюжины патронов с концентратом декстро-питания (еще бы найти пресной воды), автономный хронометр с системой спутниковой навигации (очень важно, да), полевая аптечка (полная), ремкомплект для полевого восстановления дронов (совершенно неактуален после потери инструметрона), две ампулы ультраиммунала (если начнет шалить организм, подвергшийся не самой легальной имуннотерапии).
О, и еще одно!
Палладий изумленно разглядывал пакет, вынутый из одного из набедренных карманов. Кварианец сам уже забыл, что у него есть эта штука — хорошо спрятанное, да так и не обнаруженное шакалами с Флота наследство отца. Штука хорошая, полезная, дорогущая — как десяток мощных инструметронов.
И настолько же бесполезная здесь, на Земле.
Нейтринный коммуниктор. Тайна кварианского народа. Созданный столетия назад, это один из самых охраняемых секретов Мигрирующего флота. Говорят, к созданию первого прототипа нейтринкома приложил руку адмирал Корис-первый — пра-пра-пра-прадед героя Войны. На сегодня это самое надежное, самое дальнобойное... и самое сложное в обращении коммуникационное устройство в Галактике.
Проблема не в формировании модулированного потока нейтрино. С этим как раз нет проблем, нейтринные излучатели создают многие расы, и люди в том числе. То есть породить сигнал из потоков нейтрино и насытить его полезной информацией — легко. Куда сложнее поймать этот сигнал и убедить элементарные частицы поделиться энергией, то есть что-то сообщить.
Нейтрино — одна из самых слабо взаимодействующих частиц во Вселенной. Чтобы заставить ее с чем-нибудь законтачить (а значит, проявить себя и ту информацию, которая с ней передается), в былые времена требовались миллиарды кубометров воды. И то регистрировались только высокоэнергетические нейтрино, да и то криво, поскольку проклятые неуловимые частицы очень любят переходить из формы в форму, а таковых у них несколько. Дело улавливания нейтрино двинулось с места, когда для их поимки стали использовать масс-поля. Нейтрино проявляют себя только в слабом или гравитационном взаимодействии, поэтому поймать их высокоэнергетической гравитационной аномалий реально. В теории.
Вот-вот... «В теории», как любят... То есть любили говорить кое-какие жители Галактики.
Но не саларианцы, не азари, и тем более не люди овладели этими мелкими неуловимыми пакостниками. Только кварианцам удалось создать такой алгоритм работы с масс-полями, который позволил извлекать из модулированного нейтринного потока полезную информацию.
Но даже создав нейтринный поток и научившись вычленять из него информацию, до создания нейтринкома нужно сделать еще один шаг. Нужно научиться точно позиционировать излучатель и приемник.
Как и электромагнитные частицы, нейтрино летят по прямой, никуда не сворачивая (оставим в покое квантовую термодинамику с ее мозголомными вероятностными моделями). Поэтому приемник должен находиться строго вдоль луча нейтрино, испускаемых передатчиком. Да, можно пустить довольно широкий луч, но каждая дополнительная угловая секунда нейтринного конуса — это экспоненциально растущие энергозатраты и неизбежное падение дальнобойности. Нет-нет, все нейтрино долетают до финиша, не вопрос. Просто разрежение потока может привести к тому, что частиц просто не хватит, чтобы надежно передать нужную информацию. Весь принцип «улова» строится на избыточности передаваемой информации, а на больших расстояниях, когда на квадратный метр приходится всего несколько частиц, с избыточностью проблемы.
Теперь должно быть понятно, почему Палладий рассматривал свою старую флотскую игрушку, наследство отца, со смесью приятного удивления и плохо скрываемого раздражения. Как использовать нейтринный коммуникатор здесь, на поверхности Земли, он понятия не представлял. В конце концов, просто некому отправить сообщения, даже если бы он знал, куда именно отправлять.
Впрочем, оставалась одна возможность.
Палладий включил устройство, проверил заряд и не сдержал разочарованного выдоха. Увы, батарея еле теплилась.
Но Палладий не был бы инженером-самородком, если бы не решил очередную головоломку. По-квариански улыбнувшись лишь кончиками губ, Палладий достал ремкомплект для дронов, разобрал устройство и аккуратно подцепил из гнезда радиоизотопную батарею. Теперь оставалось соорудить элементную обвязку, согласовав уровни напряжения, но для кварианского инженера это не составило проблемы — опять же, пригодились детали из ремкомплекта.
Наконец, все было готово. Батарейку пришлось положить на землю и прикрыть крышкой ремкомплекта — реактор изрядно фонил. Коротенькие проводки от преобразователя змеились к батарейному отсеку коммуникатора. Палладий нажал на сенсор и произнес в микрофон:
— Всем, кто слышит. Говорит Доан’Гор вас Терра. Говорит региональный менеджер Ассоциации. Говорит Палладий с Атлантиды. Сообщаю, что на острове начинаются беспорядки. Против меня была произведена провокация, повлекшая смерть пяти моих людей и одной азари. Мне удалось уйти, но провокация повторилась. Я снова ушел, но похоже, запас везения кончился и у меня.
Кварианец невесело усмехнулся своей фразе и продолжил:
— Подозреваю, что какая-то сила в пределах Атлантиды пытается устроить хаос, сталкивая лбами различных игроков. Цели этой силы мне непонятны. Мой коллега перед смертью зафиксировал воздействие на азари или на их электронные системы. Подозреваю, против азари также ведется игра. Есть еще подозрение, что в игре в темную также и Ассоциация — во всяком случае, у меня есть поводы так думать. Прошу передать информацию уполномоченным лицам всех рас, проживающих в Солнечной системе, а также распространить это предостережение в планетарных правительствах Земли.
Палладий глянул на запас энергии. Максимум на полминуты.
— В настоящее время я нахожусь где-то на западном берегу Северо-западного листа, недалеко от Миссии азари. Координаты скину по запросу, энергии немного, но на пакет хватит. За мной, судя по всему, охота. Буду держаться. Буду благодарен тому, кто позволит мне взять за яйца ту сволочь, что устраивает бедлам на Острове. Палладий, конец связи. И... кила’селай!
Прибор сердито мигнул оранжевым огоньком и пискнул, выключая контур нейтринного эмиттера. Собственно, передающий контур и требовал наибольшего количества энергии. Блок улавливания нейтрино работал от собственного нуль-элементного микрореактора, и в дополнительном питании не нуждался.
Энергии на передачу почти нет. Максимум, что может сообщить Палладий, это в коротком цифровом пакете сбросить получателю свои текущие координаты. Это несложно, часы-навигатор легко подключить к передатчику, здесь даже инженерные таланты не нужны. Только вот кому сообщить — вот вопрос. Кварианец настроил коммуникатор на сферический сигнал, а так его дальнобойность уменьшалась до нескольких тысяч километров. Палладий сильно сомневался, что в этой окружности вдруг окажется какой-нибудь из сородчей, причем не абы кто, а с доступом к нейтринным технологиям. То есть, если честно, офицер рангом не ниже капитана корабля.
— Похоже, ты переиграл сам себя, дружище, — произнес Палладий, болтая ногами над невидимой водой. — Все что нужно, чтобы вывести из игры неуязвимого Палладия, это запугать его каким-то несчастным снайпером, какими-то тремя идиотами в скорлупках брони... Стареешь, дружище Палладий.
Кварианец, не торопясь, рассовал все приборы по карманам, и поднялся на набережную. Рукой он уже более-менее шевелил, да и боль поутихла — машгор старался. Но по-прежнему немного мутило, и опять казалось, что остров под ногами качается.
— Пошли, говнюк, — сам себе приказал он. — Пошли искать выход, ты, отродье старого варрена. Подумаешь, какие-то там боевики СБА... Подумаешь, снайперы-невидимки...
Палладий сделал два шага в тот лаз, из которого выбрался на набережную-обманку, когда раздался противный писк. Не понимая, в чем дело, кварианец наклонился, осматривая машгор. Наконец, источник был выявлен. Палладий смотрел на безобидное устройство, словно на мезонную бомбу.
Чуть дрогнувшим пальцем нажал на сенсор приема информации.
Тихонечко и звонко, почти на пределе слышимости, загудел микрореактор. На экране коммуникатора зажегся спокойный голубой огонек и молодой голос произнес. На хелише!
— Говорит паладин Полани’Альтис вас Дирак нар Бамбург нар Салим. Я приняла ваше сообщение, Доан’Гор вас Терра. Пересылайте пакет с координатами, я вылечу за вами. Я недалеко, тоже на Северо-западном листе. Держитесь. Кила’селай.

Продолжение следует...

=====
Примечания:
1) Конец тету (кварианск.) — полный аналог «абзац котенку».
2) Гонять цветного тета (кварианск.) — полная аналогия «видеть зайчика».

 

 

Отредактировано.SVS 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 02.08.2014 | 934 | 2 | RomanoID, Afterlife: Властелин глубин | RomanoID
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 14
Гостей: 14
Пользователей: 0

Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт