Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Между отчаяньем и надеждой. Глава 3

Соавторы: Hjordis;

Персонажи: Гаррус/ф!Шепард;

Рейтинг: NC-17;

Жанры: Гет, романтика, ангст, психология; 

Аннотация: Редкие потрескивания, чья-то чужая волна, голос с характерным дребезжанием сквозь кварианский шлем,отголоски случайно пойманной песни по радио - наверное, с Земли?.. И зеттабайты белого шума. И бесконечная тяжесть - тишины. 

Статус: закончен




Пока Гаррус безмолвно сидел в своей каюте, сканируя все возможные радиочастоты, остальные члены «Нормандии» работали над починкой корабля, зависшего в кольцах Сатурна. А дел, как оказалось, было невпроворот. Последнее сканирование систем корабля показало повреждения в ядре, правда, некритические. Хотя, это с какой стороны посмотреть.
Из-за сильной вспышки энергии, что выпустил «Горн», система центрирования ядра повредилась, в следствие чего поле эффекта массы, которое позволяло «Нормандии» двигаться на сверхсветовой скорости, отключилось. Восстановить все автоматически было невозможно из-за нехватки энергии. Выход оставался один — чинить вручную.
Основными работами занимались только двое: Тали’Зора и Грег Адамс. Остальные же, кроме, разве что, Явика, им во всем помогали. Хоть SR-2 и была двойником первой «Нормандии», однако кое-какие изменения в схеме ядра присутствовали. И если бы не Лиара, которая в свое время так удачно обзавелась чертежами новой «Нормандии», кто знает, как бы все обернулось. Трейнер и Джокер, в свою очередь, занимались устранением неполадок в навигации и внутренней системы корабля. А Явик, пожалуй, впервые за все время его присутствия на корабле признал полезность СУЗИ.
Доктор Чаквас, ничего не смыслящая в инженерном деле, сидела в своем кабинете, исправно снабжая измученную подобным графиком работы команду обезболивающим и стимуляторами. Работа шла полным ходом. И лишь один турианец утопал в своих воспоминаниях. Нет, его никто не винил в отсутствии помощи по починке корабля, не винили даже в том, что на сканирование частот уходила большая часть остатков энергии «Нормандии». Все понимали его, быть может, не так хорошо, как стоило, но понимали...
Гаррус сидел, вслушиваясь в мерное и однотонное шипение приемника, мерцание света погружало турианца в очередное воспоминание. Самое дорогое, самое приятное, наполненное любовью и страстью. В то, которое он, пожалуй, никогда не сможет забыть. Воспоминание об их первой ночи.

Гаррус пришел к ней в каюту с каким-то дешевым напитком, скованный смущением и страхом сделать что-то не так. Он говорил сумбурно, быть может, неправильно... но когда турианец увидел улыбку на ее лице, смеющиеся зеленые глаза, ощутил запах ее тела — все то волнение, что сковывало его, словно исчезло. Он прикоснулся к плечу Айданны, нежному и мягкому, словно шелк, и для вопросов, правильно ли они поступают, поддавшись этому порыву, необъяснимо тянувшему их друг к другу, попросту не осталось места в его голове...
Каждое её прикосновение сводило с ума... Шепард без особого труда могла нащупать нить блаженства на коже турианца. То ли оттого, что знала Гаруса уже много лет, то ли хорошо подготовилась, изучая физиологию туринцев. Вместе с ней его тело напоминало одну большую эрогенную зону, распаленную и жаждущую эту женщину.
Тихие и нежные поглаживания его гребня сменялись томными поцелуями.
Никто бы не устоял. И Гаррус не смог. Он прикоснулся к ее шее и медленно стал вести рукой вниз к ее груди, настолько медленно, насколько только мог половозрелый турианец сдерживать себя.
Хоть он и прочел немало литературы о искусстве людского секса, без эксцессов не обошлось. Оторвавшись от мягких губ Шепард, Гаррус стал целовать ее шею. Турианец осторожно стал играть языком с набухшими сосками Шепард, слегка покусывая их. И в тот момент, когда с губ Айданны сорвался первый стон наслаждения, Гаррус решил перейти в полное наступление. Он начал стараться еще больше, стоны слышались все чаще, а пелена накрывала его с головой. Турианец до такой степени растворился в теле Шепард, что не заметил, как укусил ее за сосок со всей силы.
— Гаррус!
— Я что-то сделал не так? — встревожено поднял голову турианец.
— Дорогой, это очень чувствительное место. Не мог бы ты быть немного более нежным и аккуратным? — улыбнувшись, спросила Айданна и дотронулась рукой до его щеки.
Но ответ не заставил долго ждать. Быстро поборов возникшую неловкость, Гаррус снова наклонился к ее соскам, на этот раз стараясь быть предельно осторожным. Немного поиграв с ними, он спустился к ее чреслам. Нежно облизывая и слегка покусывая ее половые губы, Гаррус снова услышал тихие стоны. Двигаясь сначала медленно и по мере нарастания ее стонов, увеличивая темп, он стал играть с ее клитором. От всего этого процесса турианец возбудился еще сильнее. Когда стоны Шепард стали громкими и надрывными, он приподнялся на руках и навис над ней.
— Гаррус... — недовольно произнесла Шепард.
— Что? — ухмыляясь, ответил он.
— И это все?
— Нет...
— Тогда чего ты ждешь? — с улыбкой спросила она.
— Я хочу запомнить твою улыбку, — ответил он и вошел в нее.
Это чувство турианец никогда не забудет. Ее влагалище было таким мягким и теплым. А сама она выгнулась, словно кошка. Ее ноги обвивали его талию, а бедра двигались в унисон задаваемому им ритму. От наслаждения у Гарруса перехватывало дыхание, а сердце учащенно забилось. Руки его сжимали ее грудь, отчего дыхание ее становилось все более сбивчивым. Не желая прозябать на вторых ролях, Айданна перевернула его на лопатки. Она двигала своими бедрами сначала медленно, а затем наращивая темп. Перед его взором открывалась невероятная картина. Во всяком случае невероятной она была именно для него. Изгибы талии, красивая нежная грудь, рыжие волосы, спадающие на плечи и бархатная кожа. Он положил свои руки на ее талию и от наслаждения утонул в ощущениях. Он утопал в них, словно пятилетний мальчишка, получивший заветную игрушку. Казалось бы, нет ничего необычного в сексе, но эта женщина... Эта женщина делала секс симфонией.
Гаррус смог открыть глаза лишь в тот момент, когда почувствовал, как Шепард спорхнула с него и направилась прямиком к эрегированному члену.
И после этого турианец не смог себя контролировать. Он схватил ее за огненно рыжие волосы, пытаясь задать темп. И снова пальцы погрузились в водопад ее прядей, он то сжимал их в порыве наслаждения, то отпускал. Движения ее становились все напористей, все сильнее он чувствовал приближения такого близкого конца.
Нет, он не хотел останавливаться на этом. Приподнявшись с кровати и взяв Шепард под подбородок, Гаррус притянул ее к себе и впился в ее губы. Он целовал ее не в силах оторваться, он словно дышал ей, дав себе немного времени, для продолжения.
Повернув ее к себе спиной, он снова вошел в нее, положив свои руки ей на бедра. Он был осторожен, боясь сделать что-нибудь не так, двигаясь медленно. Но порыв страсти с примесью непреодолимого желания вновь обрушились на него словно волна цунами. Толчки становились все резче и быстрее. Он приподнял тело Шепард так, что ее спина касалась его груди, и стал целовать и покусывать ее шею, не замечая, как укусы становились сильнее. Толчок, мгновение — и горячая волна наслаждения пронеслась по его телу.
Обессиленные и запыхавшиеся, они оба рухнули на кровать. Гаррус повернулся набок, лицом к Айданне, и поправил прядь ее волос, чтобы та не мешала смотреть в изумрудные глаза. Он еще никогда не видел настоящих изумрудов, но отчего-то ему казалось, что эти самые глаза с лёгкостью могут посрамить их в своём сиянии и глубине чарующей зелени.
— Я сильно отличаюсь от турианских женщин? — Шепард склонила голову набок. Она улыбалась.
— Да.
— И чем же особенно?
— Всем.
— Это не ответ.
Гаррус чуть помедлил, но вряд ли раздумывая над ответом — скорее, просто подбирая слова.
— Ну хорошо. Ты лучше.
— Вот как? Лучше, чем представительницы твоего собственного вида? — Айданна лукаво усмехнулась, лишний раз убеждая Гарруса в том, что её вопрос с самого начала был с подвохом.
— Шепард, ты лучше, чем представительницы любого вида. Потому что ты — лучшая женщина на свете. Моя женщина.
— И ты ещё будешь говорить, что ты не романтик...
— И это была только половина. Вторая часть... менее словесная... — Гаррус вновь притянул девушку к себе. Кажется, ответом она осталась более чем удовлетворена.


Из воспоминаний Гарруса оторвало характерное шипение в наушниках. Сначала он подумал, что и впрямь сошёл с ума. Снова ее голос... Но если его и могло обмануть коварное воображение, то приборы уж точно не врали: сигнал был слабым, обрывочным, но был!
— ...оман... Шеп... флот ...янса ...прашиваю эвакуа... шит меня ...нибудь?.. Повто... ман... ард... Ащщ... шу мать... как же... льно...
«Она жива! Жива!» — вот все, что крутилось у него в голове. Да он смог, наконец таки смог! Он нашел ее! Резко подскочив из-за стола он было уже помчался в инженерный отсек, когда встретил выходящую из лифта уставшую Тали.
— Гарр... — не успела она договорить, как турианец ее перебил.
— Тали! Я... Я нашел ее! Нашел! Понимаешь?! Нам надо лететь! Срочно!
— Как? То есть, да, конечно, мы только все починили, — Вакариан не мог видеть за стеклом шлема её лица, однако же готов был поспорить, что в поблёскивающих светлых глазах кварианки надежда явственно боролась с желанием наконец-таки закатать невменяемого товарища в смирительную рубашку. Но надежда всё же победила: — Я сообщу Джокеру!
Когда кварианка покинула его каюту, турианец облокотился о стену. Он боялся... боялся того, что это может оказаться всего лишь сном, иллюзией навеянной его не утихающей надеждой, и лишь холод металлической стены был подтверждением, что это не сон.
— Все системы готовы, мы вылетаем! — раздался голос Джокера. — Мы найдем ее Гаррус.
Три долгих часа турианец не находил себе места, блуждая в своей небольшой каюте и проклиная время за его неторопливое течение. В ногах ощущалась дрожь, да и не только в ногах. Казалось, что все его тело — это натянутая до предела струна, которая в любой момент может порваться. Не в силах больше ждать, Гаррус сам отправился к Джокеру.
Не обращая никакого внимания на окружающих, турианец прошел мимо столовой и подошел к лифту, нажав кнопку вызова. Казалось, все было настроено против него, ведь даже лифт что, как правило, приходит очень быстро, сейчас не торопился.
— Гаррус, — тихо послышался из-за спины голос азари, — я понимаю что сейчас это может показаться грубым и бессердечным, но я хочу тебе кое-что сказать. То что Шепард выжила это чудо, но... пойми мы ведь можем и не успеть прилететь вовре...
— Замолчи! Ты, как никто другой, знаешь, что она сильная! Она справится!
— Гаррус, но... — азари положила руку на плечо турианца.
— Мы успеем, Лиара! Успеем! — грубо ответил Гаррус и убрал ее руку.
В ту же минуту двери лифта распахнулись и Гаррус зашел.
— Я знаю это! — сказал он и нажал на кнопку.
Поднявшись на верхнюю палубу, Гаррус отправился к Джокеру.
— Джокер, еще долго лететь? — раздраженно спросил турианец.
— Слушай, я все понимаю. Она всем очень дорога, но...
— Джокер!
— Двадцать минут. Можешь сам взглянуть, — ответил пилот и указал на иллюминатор.
Перед взором турианца предстала ужасающая картина. Казалось бы, еще вчера, здесь был последний и самый важный бой. А сейчас вокруг царил хаос. Жнецы, обломки кораблей зависли в мертвой пустоте и лишь где-то тихим эхом раздавались отголоски минувшей битвы.
От Цитадели и Горна остались лишь покореженные куски метала, парящие в безмолвной темноте. Гаррус никогда не видел Земли так близко как в этот момент. Наверняка она была прекрасна... до войны. Тот огонь, что полыхал на ней несколько дней назад немного стих, но все равно не перестал быть столь пугающим и в то же время завораживающим.
Проложив курс на место, откуда доносился сигнал Шепард, Джокер начал снижение корабля.
Как только «Нормандия» коснулась земли, Гаррус немедленно отправился к точке сигнала. То что он увидел, спустившись на землю не поддавалось описанию. Серые нависающие руины, тела бойцов различных рас хаотично разбросанные по выжженной земле. Где-то неподалеку слышны стоны, видны силуэты, стремящиеся на помощь каждому выжившему. Огонь, полыхающий на остатках зданий, искрящиеся провода, и руины... везде сплошные руины и свист ветра, что разносит прах павших солдат, провожая их в последний путь...
Гаррус не отрывал взгляд от инструметрона, что мерно отпикивал дистанцию до исходящего сигнала. Когда турианец подошел то не увидел ничего, кроме очередных серых руин. Сердце его с болью сжалось — нет это не могло быть ошибкой, он ведь все точно рассчитал и настроил! Он же слышал её! Словно заведенный, он стал убирать камень за камнем, в надежде на то, что она там. Отчаянно передвигая куски бетона он искал ее, пока не услышал очень тихий еле слышный стон. Неведомая сила наполнила его и он все с большим рвением прокладывал дорогу. Пока не увидел обгоревшую руку...
— Вега, Лиара ну помогите же мне!
В ту же секунду Лиара с помощью биотики подняла последний и самый большой кусок бетона.
— Это она! — крикнул турианец. — Носилки... Нужны носилки! — крикнул он и снова повернулся к Айдане. — Только не умирай держись, мы вытащим тебя, держись, — бормотал он.


***

 

 

— Живи, живи, живи! — как заведённый повторял он. — Не смей умирать! Не смей, слышишь меня?! Я пережил твою смерть уже дважды, я не выдержу ещё одного раза... Я... Пожалуйста... не уходи...

Гаррус, сидел возле кровати Айданны не отпуская ее руку ни на секунду. Доктор Чаквас уже не один раз подходила к нему и отправляла его поспать, но он словно боялся. Боялся снова отпустить ее. Но в конечном итоге после нескольких дней проведенных возле ее койки и заверений Чаквас, что все будет хорошо и ее состояние стабилизировалось, Гаррус отправился в каюту капитана чтобы, хоть немного поспать.

Лифт неспешно двигался вверх, а силы Гарруса медленно, но верно покидали его, унося сознание в далекий мир грез. Словно на автомате, турианец вышел из лифта и вошел в каюту капитана, когда его взор приковала серебристая прямоугольная табличка, лежавшая на столе.
Наверное, если бы не смертельная усталость, Гаррус расхохотался бы в голос. Однако же сил хватило лишь на то, чтобы широко улыбнуться, подхватить табличку и поспешить с нею на инженерную палубу.
...пожалуй, у Явика сегодня наконец-таки будет удачный день — уж эту-то штуку Гаррус позволит ему выкинуть в шлюз без малейшего сожаления.
 

Отредактировано: Scavenger

 

 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 17.07.2014 | 930 | Между отчаяньем и надеждой, Йенифер, Hjordis | Йенифер
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 60
Гостей: 56
Пользователей: 4

Kailana, Лунь, Grеyson, bug_names_chuck
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт