Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Псы войны. Глава 3 - Рас­чё­ты и прос­чё­ты

Жанр: гет, ангст, экшн;                                                                                                                                             

Персонажи: Миранда Лоусон, Джеймс Вега, СУЗИ, Кай Ленг, Ария Т'Лоак, Стивен Хакет, Джек Харпер (Призрак), ф!Шепард

Аннотация: Ненависть и насилие могут породить исключительно ненависть и насилие в ответ - это давно известная истина.
Добро должно всегда побеждать зло - это все знают.
Только вот как поступить, если выясняется, что в этом извечном противостоянии "добро" - это вовсе не ты, а идеалы, за которые тебе приходится сражаться, не всегда оказываются такими уж идеальными?..

Статус: в процессе.

 




Нечистый твердит, рогатой качая башкою:
— Любая душа до краёв наполнена тьмою.
Тьмою...

© Василий К. «Сияй-Зияй»

 

Те нечастые дни, в которые утро капитана «Нормандии» начиналось не со стрельбы, виражей на челноке и чьего-то спасения, имели примерно одинаковое начало. Просыпалась она довольно рано, как минимум час посвящая утренней тренировке в своей каюте, которую Шепард не пропускала, даже если полностью вымоталась накануне или же и вовсе была ранена. Это было её железным правилом, и заставить её отступить от него пока что было не под силу даже нападению Жнецов. Потому как самое первое из железных правил командора гласило: дисциплины и беспрекословного подчинения приказам можно добиться, лишь безоговорочно следуя собственным приказам самолично.
Так или иначе, вся «Нормандия» была в курсе распорядка дня своего капитана, и никому даже в голову не могло прийти попытаться нарушить его. А однажды шутки ради вызвавший её на спарринг Джеймс Вега вскоре очень сильно пожалел об этом. И дело было даже не в разбитом носе, выбитом зубе, рассечённой брови и множестве синяков, которыми стройная и некрупная на вид командор с лёгкостью наградила его в первые же минуты боя. Нет, всё это, конечно, было довольно сомнительным удовольствием, но главная же загвоздка заключалась в том, что поединком Шепард осталась весьма довольна. А поэтому решила сделать подобный спарринг частью своей тренировки, и, как следствие – непременным и обязательным атрибутом каждого утра. Не то чтобы Вега был против поразмяться – наоборот, зачастую долгие перелёты без возможности по нескольку суток покинуть корабль утомляли его, а единственный спортивный атрибут – турник для подтягивания в доке челноков, уже порядком осточертел.
Просто утро в понимании командора начиналось около половины шестого. Не то чтобы в этом была какая-то острая необходимость – просто это была армейская привычка, и Шепард не видела смысла изменять ей. И Вега даже невольно вздыхал с облегчением, когда они на несколько дней останавливались на Цитадели, и он мог всласть отоспаться в какой-нибудь дешёвой гостинице. Для Шепард же те дни, в которые она просыпалась вне «Нормандии», тоже мало чем отличались от будней на корабле: командор точно так же рано вставала и по часу тренировала своё тело в спортзале, находящемся несколькими этажами ниже её квартиры, шла в душ, и лишь затем приступала к завтраку, кофе и утренним новостям.
Но сегодняшнее утро было несколько иным.
Квартира, которую снимала Шепард, по счастливой случайности не пострадала при нападении «Цербера» на Цитадель, однако же система водопровода и канализации самого дома, в котором она находилась, была серьёзно повреждена. А посему хозяин здания настаивал на выселении всех постояльцев, дабы он мог развернуть ремонтную кампанию. Разумеется, ни словом не заикаясь ни о каком возмещении предоплаченного времени проживания и хитро ссылаясь на статью «форс-мажор» в договоре. В иные времена Шепард непременно занялась бы выбиванием своих денег из ушлого предпринимателя – не то чтобы она так сильно нуждалась в них, просто это могло бы быть весьма неплохим развлечением. Но сейчас, в свете произошедших событий, у неё нашлось множество гораздо более важных и увлекательных дел, и было просто не до этого. И оттого эту ночь Шепард пришлось провести в гостинице, однако сетовать на этот факт ей было абсолютно некогда.
Вчерашний день можно было бы с уверенностью назвать удачным: несмотря на большие потери среди гражданского населения и значительные разрушения, она всё равно как всегда всех спасла – что давно уже стало для неё поводом для мрачной самоиронии. Ещё бы – ведь теперь Совет, который ещё год назад надменно закатывал глаза в ответ на её заявления об угрозе Жнецов, теперь был безмерно обязан ей, ведь если бы не её своевременное вмешательство – всё галактическое сообщество оказалось бы по уши в дерьме. И хотя иллюзий насчёт их лояльности всё равно питать не следовало, всё же этот факт бесспорно давал Шепард дополнительные рычаги воздействия на этих заносчивых ксеносов. К тому же перестрелка на Цитадели здорово развлекла её, живо напомнив о временах противостояния Сарену, а застрелить Удину и вовсе было отдельным удовольствием.
А вот закончился этот день не настолько прекрасно. Потому что приходить в больницу Гуэрта ей явно не стоило. Она ещё успела застать Тейна в сознании, однако иллюзий строить не приходилось – шансов выжить у него не было. И хотя Хильда была бесконечно далека от сентиментальности, всё же она ненавидела терять своих бойцов, к коим она без колебаний относила и Тейна, невзирая ни на его болезнь, ни на то, что он давно уже был не в строю. Но даже эта потеря не была бы для неё настолько болезненной, если бы не до сих пор стоящая перед глазами, будто наяву, препаскуднейшая ухмылка убийцы «Цербера», адресованная лично ей и лично ей бросающая вызов. Наверное, только поэтому она вообще пришла в больницу. И, наверное, только поэтому вместо того, чтобы вскинуть руку к голове и по армейской традиции в последний раз отдать умирающему бойцу честь, Шепард лишь склонилась к самому его лицу, проговорив недобрым полушёпотом:
– Когда я снова встречу убийцу – не если – когда – я передам ему привет от тебя и обязательно скажу, чтобы не был так горд своей победой. Потому как остановить его смог умирающий. Благодарю за отличную службу, Криос.
Не дожидаясь ответа, она молча покинула палату, а затем и больницу. Шепард видела много смертей, однако это вовсе не означало, что она желала видеть и ещё одну. Ведь у неё и без того было хоть отбавляй подобных воспоминаний. О том, как приходилось сознательно жертвовать целыми отрядами, посылая их на смерть, о том, как приходилось бросать раненых на поле боя, о том, как, отчаянно матерясь, она хлестала по щекам раненого солдата с оторванной ногой, пытаясь привести его в чувство, но не затем, чтобы спасти, а затем, чтобы напомнить ему о его долге. Потому что если он, полуживой и истекающий кровью, не останется здесь и не прикроет отход остальных – они полягут все…
Шепард встряхнула головой, отгоняя навязчивые воспоминания. В конце концов, практически все её решения были продиктованы железным здравым смыслом и ледяным расчётом, так что она никогда не жалела о них. И ей почти никогда не снились кошмары. Почти никогда.
При гостинице, в которой Хильде пришлось разместиться, или хотя бы поблизости от неё, не было ни одного спортивного зала, потому в это утро Шепард ограничилась лишь серией отжиманий, «боем с тенью» и поспешно приняла душ, не желая терять времени. Потому что сегодня не только это нарушало её привычный распорядок дня, но и то, что вместо утренних новостей ей повезло заполучить нечто гораздо более интересное. И, поудобнее устроившись в жёстком кресле вместе с ногами и небрежно поставив на подлокотник чашку с кофе, Шепард с интересом развернула любезно предоставленное ей адмиралом Хакетом досье.

Кай Ленг – так звали этого не в меру прыткого ублюдка, с которым ей пришлось столкнуться на Цитадели, и Шепард с минуту вглядывалась в высветившееся на датападе фото, а затем несколько раз подряд медленно произнесла вслух его имя, словно пробуя каждое слово на язык, и лишь затем приступила к чтению. Если верить записям, то он был очень опасным противником: бывший офицер Альянса, умудрившийся вступить в ряды вооруженных сил в шестнадцать лет, подав фальшивые документы, лейтенант N7, мастер рукопашного боя, непревзойдённый шпион и убийца, используемый «Цербером» для выполнения особо сложных заданий, да ещё помимо прочего, снабжённый модулями имплантатов класса «Фантом» – одной из последних и самых опасных разработок «Цербера». Также вчера она отправила запрос на информацию об убийце и Андерсону. И хотя в связи с тяжёлой ситуацией на Земле прямого сеанса связи добиться ей не удалось, сегодня Андерсон ответил на её сообщение, и информация из его уст оказалась не менее любопытной.
«Помни, Шепард: Ленг – редкостный ублюдок, и что бы ты о нём ни думала, как бы много ни узнала – всегда знай, что ты в любом случае недооцениваешь его и то, на что он способен», – было самым мягким из его высказываний, и для Хильды это звучало весьма многообещающе. Послужной же его список в самом «Цербере», обрывочная информация о котором также была предоставлена ей Андерсоном, и вовсе был впечатляющим: чего стоило одно только убийство Ленгом дочери Арии Т’Лоак, после которого оперативник умудрялся продолжать проворачивать на Омеге дела «Цербера», не оказавшись при этом порванным могущественной азари в мелкие лоскуты. А меж тем сама Шепард даже и не подозревала, что у королевы Омеги вообще была дочь.
Помимо этого список включал в себя такое множество записей о шпионаже, диверсиях, заказных убийствах, незаконном проникновении в самые охраняемые объекты, в том числе и в Систему Безопасности самой Цитадели, что у Шепард просто зарябило в глазах. А если учитывать, что была замечена и попала в досье хорошо если лишь десятая часть всей его деятельности, то Ленг являлся более чем достойным противником и, несмотря ни на что, заслуживал уважения. И, похоже, точно такого же мнения был о нём и сам Призрак: «Цербер» в своё время вызволил Ленга из тюрьмы, «Цербер» выкупил его из плена захватившей его группировки биотиков на Омеге… В то время как Альянс и пальцем не шевельнул, когда после атаки Коллекционеров её тело хотел присвоить себе Серый Посредник для передачи тем же Коллекционерам, или всё тот же «Цербер»… При мысли об этом Шепард лишь мрачно хмыкнула – несмотря на постоянную двойную игру, ей нравилось работать с Призраком, а идеалы «Цербера» в чём-то были близки и ей самой. Вот только средства их достижения в последнее время заставляли желать лучшего, и оставалось лишь сокрушённо разводить руками при мысли, что теперь они с Призраком оказались по разные стороны баррикад и работать отныне смогут только друг против друга.
Шепард закрыла досье, отложила датапад в сторону и одним глотком допила уже порядком остывший кофе. И, поднимаясь с кресла, невольно улыбнулась в предвкушении – если она правильно поняла и оценила своего нового противника, то он ни за что не простит ей своего провала на Цитадели. В том же, что вскоре им предстоит встретиться снова, она даже не сомневалась. Игра обещала быть очень интересной. И смертельно опасной.

                                                                                                      ***


Ленг раздражённо перелистывал страницу за страницей на датападе, совершенно не в силах ни на чём сосредоточиться. Настроение его было прескверным: приказ Призрака был чёток и ясен – не трогать Шепард. Она была нужна ему для отвлечения Жнецов, пока «Цербер» проводил исследования их технологий. К тому же, как ни крути, но сейчас она была единственной, кто заставлял в страхе поджавшее хвост галактическое сообщество хоть как-то шевелиться и противостоять угрозе. После того, как Ленгу пришлось покинуть Цитадель, он отправился на одну из небольших закрытых баз «Цербера», ожидая дальнейших распоряжений босса. Никаких приказов, впрочем, пока не поступало, Шепард продолжала ошиваться на Цитадели, как исправно сообщали ему в своих отчётах связные «Цербера», а поэтому Каю оставалось лишь ждать, коротая томительное бездействие за обработкой поступающих от осведомителей данных и за тренировками с ниндзято – благо, станция была отлично оборудована для этого.
Временами у Кая могли бы даже зародиться подозрения, что это бездействие являло собой его персональное наказание, устроенное ему Призраком в назидание за провал на Цитадели. Но всё же, Призрак мыслил слишком глобально, чтобы опускаться до такой мелочности, поэтому Ленг предпочитал думать, что босс просто даёт ему возможность отдохнуть перед очередным сложным заданием. Хотя отдых был самым последним, чего бы ему сейчас хотелось.
Кай расположился за терминалом со своей неизменной чашкой кофе, пролистывая поступившие сообщения, чуть внимательнее изучая одни и не читая уничтожая другие – удивительно, но разнообразный информационный мусор и массовый спам периодически умудрялись приходить даже на засекреченные адреса «Цербера», и оставалось лишь подивиться ушлости их адресантов. Время от времени начинало неприятно дёргать пульсирующей болью правое бедро, некогда простреленное Дэвидом Андерсоном и в своё время доставившее Ленгу немало проблем, что заставляло убийцу то и дело стискивать зубы – то ли от боли, то ли от неприятных воспоминаний. И хотя повреждённая мышца была давно уже заменена усиленными имплантатами из биосинтетического волокна, фантомные боли иногда всё равно возвращались к нему – как непреложное напоминание о неудачах в те моменты, когда ему вновь приходилось переживать нечто подобное. И сказать, что сейчас у него был весомый повод для этого, значило бы не сказать ничего.
По молодости, лет эдак пятнадцать назад, Ленг был уверен, что в мире есть любовь с первого взгляда или что-то в этом роде. Теперь же ему на себе довелось испытать, что существует также и «ненависть с первого взгляда» – и что штука эта прочищает мозги почище электрошокера. По крайней мере, иных причин, по которым проклятая стерва из Альянса всё никак не шла у него из головы, он не видел. И это заставляло его раз за разом мысленно прокручивать произошедшие на Цитадели события и в мельчайших подробностях представлять, как он мог бы всадить пулю в её белобрысую башку ещё там – в кабинете саларианской Советницы. Или когда они кувыркались на аэрокарах. Или же на подступах к лифту у Шалмар-плазы. Или на площадке посадки шаттлов, в конце концов – прямо промеж её нахальных голубых глаз, раз и навсегда стирая с её лица эту жутко бесящую самоуверенную ухмылку… Ленг опомнился, лишь когда из-под пальцев брызнули осколки раздавленной в кулаке кофейной чашки, а кожу ладони обожгло остатками кофе. Раздражённо выругавшись, убийца досадливо стряхнул с пальцев кофейные капли, ища глазами, обо что можно вытереть руку, когда датчик сообщений в очередной раз мигнул, высвечивая на экране заголовок: «Цитадель». Теперь новости оттуда приходили с некоторым запозданием, и это чрезвычайно нервировало Ленга, однако каково же было его удивление, когда вместо очередного отчёта он увидел вложенные в сообщение видеозаписи с камер наблюдения. С его камер наблюдения, установленных в старой квартире Шепард – он уже и думать о них забыл после нападения на Цитадель, ведь после списания дома из разряда жилых, не было необходимости даже демонтировать их, рискуя попасться кому-нибудь на глаза. Однако, судя по записи, Шепард ещё как минимум один раз возвращалась в квартиру через несколько дней после атаки – не иначе как забрать свои вещи.
Кай без промедления запустил запись. Капитан была в квартире не одна – с нею зачем-то была азари из её команды. И, судя по тому, как она неловко переминалась с ноги на ногу, в то время как Шепард сосредоточенно распихивала свои пожитки по карманам спортивной сумки, было вообще непонятно, что она здесь забыла. Да и вообще сложно было бы поверить, что командор позволила бы кому бы то ни было копаться в своих личных вещах. К тому же, насколько мог судить Ленг по всей имеющейся у него информации, Хильда не очень-то любила общество доктора Т’Сони, стараясь не брать её на выполнение тех или иных заданий без крайней необходимости. Впрочем, об отношении самой азари к капитану можно было бы сказать нечто диаметрально противоположное.
– Шепард… – наконец, нарушила тишину синекожая спутница командора. – То, что случилось с Тейном… Я так сожалею. Я почти не знала его, но тебе он был другом…
– Не был. Но я уважала его, – голос Хильды оставался ровным и спокойным, и всё так же невозмутимо она продолжала складывать в сумку свои немногочисленные вещи.
– Я понимаю, тебе сейчас тяжело, хоть ты ни за что и не покажешь этого… – азари приблизилась, собираясь положить руку ей на плечо, но в то же мгновение капитан резко развернулась, так что Лиара едва не отшатнулась от неожиданности.
– Лиара, хватит. Всё случилось так, как случилось, и я не вижу ни малейшего смысла обсуждать это по десятому кругу, – Шепард говорила жёстко, при этом лицо её было абсолютно непроницаемо. – Смерть Тейна была достойной воина, коим он и являлся, и если бы в тот момент его действия зависели бы от меня – я не раздумывая отдала бы ему приказ поступить точно также.
– Но… как же… – азари обескураженно развела руками, часто заморгав. – Даже если бы знала, что это будет стоить ему жизни?
– Принимать верные решения можно, лишь абстрагируясь от личности, – Шепард пожала плечами. – Мы можем оплакивать потери, но у нас нет права терять время на скорбь о каждом солдате.
– И у тебя это так просто получается, Шепард? – Лиара недоверчиво моргнула, и Ленг лишь саркастически хмыкнул, глядя на эту наивность – уж кто-кто, а она-то точно должна была бы хорошо узнать своего капитана, чтобы не удивляться подобным вещам.
Хильда на мгновение задержалась взглядом на полном разрушений пейзаже за окном.
– Как видишь, – коротко ответила она и вновь замолчала, с некоторой досадой глядя на простирающийся вдаль лепесток Цитадели – вид из окна был единственным, что ей нравилось в этой квартире.
Азари же, истолковав её молчание по-своему, не преминула воспользоваться возникшей паузой, чтобы вновь приблизиться и всё же легонько коснуться плеча Шепард пальцами в жесте участия.
Нужно было быть слепым, чтобы не заметить, что азари явно испытывает к своему командиру весьма недвусмысленный интерес, что заставило смотрящего в мониторы Ленга тут же скривиться от отвращения. Впрочем, к его удивлению, лицо Шепард в данный момент имело примерно такое же выражение. Казалось, она с трудом сдерживается, чтобы не стряхнуть руку Т’Сони со своего плеча. Но, по-видимому, у неё хватило выдержки и благоразумия не портить отношений с подчинённой просто потому, что все эти азари по своей природе кидаются на всех подряд без разбора.
Лучший оперативник «Цербера» выключил запись и откинулся в кресле, задумавшись. Кривить душой явно не следовало – к категории «без разбора» Шепард явно не относилась. Она была привлекательна, помимо необычной внешности и опасной хищной грации притягивая к себе своей силой и ледяной непоколебимостью. Кажется, этот недобиотик – майор Аленко – тоже пытался увиваться за ней, однако же, не требовалось трудоёмких размышлений, чтобы понять, что у него нет ни малейшего шанса. Ведь Ленг и сам мог наблюдать, как тогда на Цитадели Хильда едва не пристрелила его, когда тот попытался встать на защиту Удины, и не было похоже, чтобы рука её при этом хоть сколько-нибудь дрогнула. Только вот он сам, кажется, упорно отказывался понимать, что командор Шепард была ему явно не по зубам. И Ленг даже ощутил некоторое невольное злорадство, когда, просматривая последнюю поступившую к нему информацию, обнаружил в личном деле майора свеженький выговор «за несоблюдение субординации» за подписью самой капитана «Нормандии». Что ни говори – а на своём корабле Шепард была безоговорочным командиром, и ей дела не было до того, чтобы щадить чьи-то «чувства».
Впрочем, все эти подробности мало волновали убийцу. Гораздо интереснее сейчас был тот факт, что от тайных агентов «Цербера» в Альянсе до Ленга дошла информация, что после встречи на Цитадели Шепард точно также, как и он сам до этого, начала собирать сведения касательно его личности. Что ж, это было даже забавно. И Кай испытывал даже некоторое веселье, представляя, как много интересного мог рассказать ей о нём тот же адмирал Андерсон, знакомый с одним из лучших оперативников «Цербера» совсем не понаслышке.
С этими мыслями Ленг поднялся из-за стола и запустил робота-уборщика, чтобы тот ликвидировал осколки разбитой посуды и кофейные пятна на полу.
Из крупных операций «Цербера» сейчас полным ходом шёл захват Омеги, что дало бы им неплохую ресурсную базу, а также повысило их влияние в Системах Терминус, куда до сих пор не могли дотянуть свои руки ни Альянс, ни Совет Цитадели. Операция была масштабной, однако, несмотря на осточертевшее бездействие, Кай даже невольно порадовался, что не участвует в ней – слишком уж отвратительна ему была сама Омега, а её некоронованная королева Ария Т’Лоак и вовсе имела на Ленга не то что зуб – а все тридцать два клыка. И хотя было бы приятно в очередной раз утереть этой заносчивой азари нос, всё же было бы неоправданным риском появляться на Омеге без крайней нужды.
В уже немного приподнятом от этих мыслей настроении, Ленг направился в комнату отдыха – даже в глубоком космосе на станции неукоснительно соблюдался стандартный двадцатичетырёхчасовой земной день, и, согласно ему, время уже перевалило за полночь. Устроившись поудобнее, Кай откинулся на подушку, заложив руки за голову, и закрыл глаза.
Вопреки расхожему мнению, сон убийцы всегда был крепок и спокоен.


                                                                                                         ***


– Заид… – Хильда ослепительно улыбалась, но было в этой улыбке нечто настолько зловещее, что она могла бы с той же лёгкостью принадлежать не женщине, а дикому варрену. – Ты же знаешь – командор Шепард не просит – командор Шепард приказывает.
– А я в сотый раз повторяю тебе – если у меня и были какие-то связи с «Цербером», то только в качестве наёмника, да и те я уже все разорвал, – Массани раздражённо пнул валяющийся под ногами металлический ящик.
– Но ведь у тебя всё равно остались какие-то контакты. Имена и адреса связных, названия поставщиков оружия…
– Шепард, говори прямо – чего ты хочешь?
– Услуга за услугу, Массани. Подними все свои связи и передай информацию мне.
– Нет такой услуги, ради которой я согласился бы снова влезть во всё это дерьмо, – недобро ухмыльнулся Заид, однако, уходить не торопился – ведь, насколько он знал эту хитрую паршивку – она никогда не приходила торговаться с пустыми руками.
– Все комплектующие к твоей винтовке серии «Мститель», снятой с производства, – не обманула капитан его ожиданий, в ответ на его недоверчивый взгляд лишь самодовольно ухмыльнувшись. – Я же СПЕКТР, не забывай – я могу достать что угодно и когда угодно. Ещё зажигательные гранаты, топливо для огнемёта М-451 «Смерч», термозаряды, и далее по списку, запрос по которому ты выслал вчера в «Армакс Арсенал».
– Откуда, чёрт возьми…
– У меня свои каналы, Массани, – Шепард вновь ухмыльнулась. – А у тебя – свои. Так вот и воспользуйся ими.
– Твоя взяла, Шепард, – осклабился наёмник, протягивая женщине руку в знак того, что договорённость была достигнута.
Через минуту Заид уже отправился по своим делам, а Хильда так и осталась в грузовых доках, с ногами взобравшись на один из контейнеров и задумчиво провожая фигуру наёмника в вызывающе-яркой жёлтой броне взглядом.
Промотавшись по космосу несколько недель и не теряя времени даром, «Нормандии» удалось вырвать себе небольшую передышку и вновь вернуться на Цитадель.
Здесь уже вовсю шло восстановление, этажи патрулировала усиленная охрана, и Шепард не без удовольствия отметила, что людей среди них стало гораздо больше, чем было раньше.
«Еще несколько таких «спасений» – и солдаты Альянса займут половину мест в СБЦ, если не больше», – промелькнула у неё язвительная мысль.
Однако, волновало её сейчас совсем не это, а тот факт, что за всё это время «Цербер» не предпринимал более никаких серьёзных шагов, затаившись и, как подсказывала ей безошибочная армейская интуиция – готовя какую-то новую грандиозную пакость. И учитывая, что придумать что-то грандиознее нападе-ния на Цитадель нужно было ещё постараться, добра ждать не стоило.
И, даже несмотря на то, что и без выходок Призрака и его ручного попрыгунчика с мечом Жнецы не давали Шепард расслабиться или заскучать, эта неизвестность ужасно нервировала её, вынуждая делать не вполне логичные для неё вещи.
Дошло до того, что она даже отложила дипломатические переговоры с кварианцами ради того, чтобы неожиданно объявиться в лаборатории «Цербера» в скоплении Колыбели Сигурда и устроить там разгром.
И хотя похищенные оттуда её командой образцы технологии Жнецов пришлись Альянсу весьма кстати, Ленга там она, разумеется, не обнаружила.
Конечно, она понимала, что убийца был слишком осторожен, да ещё и слишком ценен для Призрака, чтобы его можно было так легко найти, однако это вовсе не означало, что не стоило и пробовать.
Вопреки ожиданиям, большая часть команды весьма спокойно и даже одобрительно отнеслась к тому нездоровому интересу, который их капитан проявила к новому противнику. Ещё бы – ведь все были злы на него за Тейна, и не было ничего удивительного в том, что командор также желала его смерти.
Однако же, когда она начала являться на тренировочное стрельбище с пачкой фотографий, распечатанных из его личного дела, и со зловещей ухмылкой начинала стрельбу лишь после того, как закрепляла их на каждой мишени, экипажу «Нормандии» стало уже по-настоящему не по себе.
Впрочем, командор Шепард не была бы собой, если бы и в этот раз снизошла до каких-либо оправданий своим действиям.
– Он ещё проявит себя, и я хочу знать, к чему нужно быть готовой, – лишь уклончиво отвечала она, не желая объяснять, что причина этого крылась в другом.
В том, что Жнецы – это, конечно, достойный противник, на противостояние которому необходимо было бросить все силы, однако – очень уж туманный. В то время как истинное удовольствие от противостояния можно получить лишь в битве с конкретным врагом – с противником, воплощённым в реальном человеке.
И что такого воодушевления и азарта, как сейчас, она не испытывала с самого противостояния Сарену.
И что это было для неё сродни наркотику.
Шепард ловко соскочила с контейнера, с кошачьей грацией коснувшись земли ногами.
Дел на сегодня предстояло ещё много, к тому же Хильда ещё так и не успела посетить любезно предоставленную ей шикарную новую квартиру на Сильверсан Стрип. И начать Шепард решила именно с неё.
Но, не пройдя и трети намеченного пути до лифта, она внезапно заметила за собой слежку.


                                                                                                     ***


Прошло около двух недель, прежде чем по приказу Призрака Ленг вновь вернулся на Цитадель. Благо – агентурная сеть «Цербера» в ней продолжала функционировать достаточно слаженно – почти никто из лояльных деятельности Призрака людей не раскрыл себя во время нападения, и теперь они продолжали свою работу без помех.
Как следствие – получить комплект фальшивых документов и вновь прилететь на Цитадель уже под чужим именем и личностью не составило для Кая ни малейшего труда.
Целью его задания на этот раз значилось наблюдение за действиями Совета и предупреждение их возможных действий против «Цербера» – а в том, что после такой неслыханной наглости, как прямое нападение на Цитадель, Советом будут приняты какие-либо радикальные контрмеры, сомневаться не приходилось.
И, конечно же, не менее важным было и продолжать наблюдение за Шепард.
Установить камеры наблюдения в её новой квартире, подаренной Альянсом, оказалось гораздо сложнее – уровень безопасности этого района был на порядки выше, чем в той маленькой квартирке, что Хильда снимала до этого. Однако, оперативнику «Цербера» всё же удалось разместить около десятка камер по периметру, пока хозяйка квартиры шаталась где-то в космосе. Это потребовало долгой подготовки и огромного труда, но убийца был собой вполне доволен – всё-таки свою работу он всегда выполнял мастерски, будь то убийство, диверсия или многодневная слежка.
С тех пор прошла почти неделя, а командор так и не появлялась в своих новых апартаментах, шляясь неизвестно где, а установить слежку за «Нормандией» было, всё же, уже за пределами компетенции Ленга.
Хоть и соблазн был очень велик.
Оставалось только надеяться на своего связного – лояльного «Церберу» офицера службы безопасности, который умело пользовался всей информационной сетью и исправно докладывал ему о перемещениях Шепард, когда она появлялась на Цитадели, или же когда ему удавалось перехватить отправленные ей приказы Альянса.
В связи со спецификой своей деятельности, дабы не быть замеченным в двойной игре, на связь он выходил крайне нерегулярно, и в последнее время от него слишком уж давно не было вестей, и это одновременно и раздражало, и настораживало Ленга.
Однако, вскоре терпение церберовца было вознаграждено – на исходе недели Шепард всё же объявилась.
Бесшумно открыв дверь и не включая света, она скинула сапоги на пороге и прошла вглубь квартиры. Одета она была по-граждански и выглядела довольно усталой, что, впрочем, вовсе не мешало ей пребывать в прекрасном настроении – даже нечёткое изображение с работающих в полумраке камер не смогло скрыть от Ленга её чрезвычайно довольной улыбки.
Неторопливо стягивая с себя одежду, Шепард небрежно бросала её прямо на пол по дороге в гостиную, и Каю оставалось лишь с ухмылкой наблюдать за устроенным для него бесплатным стриптизом. И не сказать, чтобы он остался недоволен и этим зрелищем.
Оставшись в одной только майке и нижнем белье, Хильда улеглась на диван в гостиной, расслабленно заложив руки за голову и с удовольствием потянулась.
Некоторое время она просто смотрела немигающим взглядом в потолок перед собой, машинально покручивая в одной руке нечто похожее на пульт от телевизора, какими они были давным-давно, ещё до изобретения техники, выполняющей голосовые команды.
– Левый угол потолка первого этажа, – вдруг произнесла она в пустоту, заставив убийцу вздрогнуть от неожиданности, – лестница – между десятой и одиннадцатой ступеньками, второй справа датчик дыма, слева под крышкой барной стойки, холл второго этажа, все три спальни… я ничего не упустила, Ленг? Ах да, ещё все три ванные комнаты. А я ведь даже и не подозревала, что ты такой извращенец…
Убийца ошарашенно сморгнул, не понимая – она действительно знает о наблюдении, или же просто так удачно блефует наугад?..
– По какому адресу ты находишься, Ленг? Я вышлю тебе подборку порножурналов, раз у тебя с этим такие проблемы… Не «Горячее созвездие», обещаю – никаких ксеносов, я их сама терпеть не могу. Ну?..
Следующие десять секунд тишины Кай отчаянно пытался понять, где же он прокололся, но так и не смог.
– И давно ты следишь за мной? – как ни в чём не бывало продолжала Шепард, непринуждённо закинув ноги на спинку дивана и демонстрируя во все ближайшие камеры свои крепкие икры и узкие ступни с красивой линией крутого подъёма. – Если бы я знала раньше – с радостью подсуетилась бы устроить для тебя парочку развратных оргий всей командой «Нормандии»… а то тебе там наверняка так скучно одному пялиться в мониторы, бедняжка… А, может, зайдёшь ко мне в гости, чтобы поболтать? Нам есть что обсудить, поверь. И я бы с радостью пришла к тебе сама, но увы – нужно отдать тебе должное – отследить сигнал с камер я так и не смогла – что-что, а прятаться ты умеешь…
Кажется, в её голосе послышалось что-то похожее на восхищение, но вот так и не покидавшая губ неровная глумливая усмешка не предвещала ничего хорошего.
– Сообщи мне в письме, если всё же решишься. Адрес ты знаешь, – вновь нарушила она тишину. – И кстати… своего связного можешь найти в районе грузовых доков. Правда, он теперь неразговорчив – кто-то перерезал ему горло, представляешь? Впрочем, СБЦ наверняка опередит тебя в поисках его тела, но это ведь не значит, что не стоит и пытаться? – на губах Хильды вновь зазмеилась жёсткая неровная усмешка, и тут же телевизионный пульт в её руках неожиданно коротко мигнул жёлтым светом.
В ту же секунду все экраны Ленга вырубились, пойдя серыми помехами.
Убийца лишь зло выругался, в бессильной ярости ударив кулаком по столу – видимо, «пульт» оказался портативной глушилкой, а значит, Шепард могла нейтрализовать камеры в любой момент. Но хитрая стерва предпочла сперва поглумиться, продемонстрировав своё превосходство.
Дьявол, как же он ненавидел эту женщину! Хотя, даже нет – не женщину. И даже не человека. Потому что эта коварная тварь не могла быть ни тем и ни другим.
На секунду Ленгу даже показалось, что Шепард просто издевается над ним и искусно блефует. Однако, верный способ проверить это моментально убедил его в обратном – напротив имени искомого оперативника в списке действующих сотрудников СБЦ, уже давно взломанном хакерами «Цербера», чётко и ясно значилось: мёртв.
И эта ситуация здорово осложняла дело – Шепард не знала и не могла знать, что в тело связного был вживлён микрочип, содержащий сотни информационных кодов и адресов «Цербера». Благодаря ему двойной агент мог почти из любого места связываться как со своей шпионской сетью, так и с Ленгом, не используя при этом никаких средств связи, которые возможно было бы отследить или прослушать.
Но надеяться на то, что ребята из СБЦ окажутся столь же недальновидными, не приходилось – они наверняка отправят тело на экспертизу для выяснения обстоятельств, а обнаружение чипа грозило Ленгу довольно чувствительным ударом по его информационной сети и вероятностью ареста многих агентов «Цербера» на Цитадели, а этого он допустить никак не мог.
Необходимо было выкрасть тело из хранилища СБЦ. И как можно скорее.
Выключив бесполезные серые мониторы, Кай глубоко вдохнул, изгоняя из головы лишние эмоции, и немедленно приступил к сборам.
Ленг уже имел опыт в подобном деле – не так уж давно из того же самого хранилища ему удалось выкрасть тело Пола Грейсона – бывшего агента «Цербера», предавшего организацию и Ленгом же убитого.
Правда, после того инцидента система безопасности хранилища была здорово модифицирована и многократно повышена, однако подобные мелочи никогда не были непреодолимым препятствием для лучшего убийцы.
Хотя его теперь уже бывший связной и был офицером службы безопасности, он не являлся настолько значимой персоной, как Грейсон, а поэтому на этот раз Кай принял решение не нанимать себе помощников и отправился в хранилище один. Лишний шум был ему ни к чему, к тому же ему было даже не обязательно забирать тело неудачливого агента – достаточно было лишь вырезать чип и забрать его с собой, или же просто уничтожить.
Не прошло и десяти минут, как убийца покинул свой наблюдательный пункт, тут же чёрной тенью растворившись в темноте искусственной ночи.
Менять внешность и пользоваться чужой личиной времени уже не оставалось, поэтому перед уходом Кай просто запустил в систему СБЦ программу-вирус, которая на пару часов должна была вырубить все камеры наблюдения в нужном ему отсеке – достаточно времени, чтобы сделать всё, что нужно, но не так много, чтобы успела подняться тревога.
После нападения «Цербера» организация безопасности на Цитадели была многократно повышена, а значит, несмотря на ночное время, не могло идти и ре-чи о том, чтобы разгуливать по улицам с мечом или винтовкой, и Кай ограничился лишь одним пистолетом и бессменным ножом в сапоге.
Однако же, отказываться от своей лёгкой брони или визора он не видел смысла – сейчас, скорее, больше подозрений вызвал бы человек в гражданском, нежели наоборот.
Проникновение в хранилище не вызвало у Ленга особых осложнений – вирус исправно глушил камеры, и, заранее озаботившись схемой ячеек и информацией о новоприбывших покойниках, он без проблем нашёл нужное место, в то время как ночное зрение визора помогало ему с лёгкостью обходиться без освещения.
Нужная ему комната состояла из огромного ячеистого шкафа во всю стену, в котором хранились ожидающие экспертизы тела, слабо мерцающего монитора в углу и небольшого анатомического стола на колёсиках, используемого для транспортировки тел, а ныне пустующего и небрежно прислонённого к стене.
Как и положено в морге, здесь было довольно прохладно.
Инструментон мерно зажужжал, взламывая код замка искомой ячейки.
Тело агента выглядело скверно – синюшное, почти обескровленное, с глубоко располосованным от уха до уха горлом… Видимо, как и сам Ленг, Шепард вовсе не боялась запачкать руки, когда это требуется.
И, чёрт её подери, она снова не блефовала.
Ткнув мертвецу ножом за левое ухо и немного провернув лезвие, оперативник извлёк на свет крошечную микросхему, покрытую загустевшей чёрной кровью, упаковал её в герметичный пакет, сунул в один из карманов брони и задвинул ячейку обратно.
Успел.
В тусклом свете монитора тревожно метнулись тени, и за невольно нахлынувшим облегчением Ленг не сразу сообразил, что он здесь не один. И лишь когда от стены неспешно отделилась стройная тень, шагнув ему навстречу с небрежно, по-ковбойски зажатым на уровне бедра пистолетом, он понял, как сильно недооценил командора Шепард и как сильно в ней ошибался.
Потому что она всё знала. Она поняла его план с самого начала, более того – рассчитывала, что он придёт.
И ждала его во всеоружии.

 

Отредактировано.SVS 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 13.07.2014 | 730 | 1 | Hjordis, Псы войны | Hjordis
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 19
Гостей: 18
Пользователей: 1

MacMillan
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт