Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Afterlife: Властелин глубин. Глава 8 (Часть 1)

Жанр: приключения, детектив;
Персонажи: ОС;
Статус: в процессе;
Аннотация: Операция начинается. Нет, не так.
Операции начинаются. И вовсе не те операции, где врачи восстанавливают здоровье. Совсем другие операции. С куда большим количеством крови — случайной и неслучайной.

 




2236 г. Всеазиатская резиденция Ассоциации поставщиков потребительских товаров, Новый Шанхай, Великий Китай, ТАР (1) , планета Земля.

Палладий мог навести ужас на любого джерка (2) со стороны, однако со своими сотрудниками кварианец вегда был если и не вежлив и учтив, то уж точно никогда на них не давил. Так было и на этот раз. Персональный ассистент Ли Шеншен, докладывая начальнику очень, очень плохие новости, чувствовал себя в полнейшей безопасности. Ассистент знал, что новости плохие. Но был он уверен и в том, что Палладий умеет держать удар. Иначе бы кварианец не занял пост, который занял.
— Спасибо, Ли, — кивнул Палладий. — Это все?
— Все, шеф.
— Свободен.
Ассистент ушел, кварианец стоически выдержал паузу, дожидаясь, когда за Шеншеном закроются двери. После этого совершенно спокойно открыл панель управления системами безопасности, вошел в меню управления внутренними следящими системами и отключил все устройства наблюдения — от видеокамер до сенсорных датчиков.
Потом точно так же спокойно встал, взялся за спинку своего монументального рабочего кресла и... метнул сорокакилограммовый снаряд в ближайшую стену. Взвыли сервомоторы машгора, фиксируя предельный уровень перегрузки — Палладий лишь зло усмехнулся.
С креслом он чуть-чуть промахнулся — оно задело огромный аналитический экран на полстены. Что-то хлопнуло внутри, устройство заискрило, по поверхности пошли помехи, после чего услужливая автоматика вырубила питание и подала на инструметрон Палладия сообщение о внезапной неисправности средств отображения информации.
Кварианец недрогнувшей рукой расстегнул браслет накладного ВИ и, коротко размахнувшись, пустил его в том же направлении, что и кресло чуть раньше. Это вам не сорок килограмм, с этим зарядом сервоприводы костюма справились играючи. Блестящей молнией инструметронный расширитель ударил в стену чуть левее многострадального экрана и буквально брызнул электронными компонентами. Хлопнул, не выдержав, зарядник нулевого элемента. Дернула мировой эфир рябь гравитационного возмущения. В воздухе запахло озоном.
Палладий присел на стол, закрыл свои «незрячие» белесые глаза и медленно выдохнул. Припадок ярости, бессильной злости и отчаяния сходил на нет. Услужливый машгор выбрасывал в кровеносную систему седативные, снижая пульс и приводя в порядок дыхание. Щемящее чувство где-то под грудью отпускало, кварианец, наконец, мог дышать, не превозмогая больше физическую боль.
Лиза Эндека мертва.
Госпожа вас Терра никогда уже не ответит гордым отказом на его очередной подарок.
Труп девушки обнаружили водолазы СБА, которые по заказу Прокурора обследовали морскую акваторию возле места исчезновения Лизы. Убийца, кем бы он ни был, не заморачивался запрятыванием следов. Ублюдок решил, что предоставленных доказательств причастности этого жалкого турианца-охранника достаточно, чтобы Палладий поверил в достоверность сей высококачественной шняги. Непонятно уж, в каком дерьме и цейтноте оказался неведомый враг, что скормил кварианскому гению такую сырню. Палладий до сих пор не пришел к пониманию того, как можно было подделать такой колоссальный массив информации, но он отлично чувствовал, что все эти якобы доказательства — полная ерунда. Дрянь, дерьмо варрена, не стоящие внимания.
Те крохи информации, которые удалось переслать людям Прокурора до нападения, лишь подтверждали подозрения Палладия — какой-то охрененно мыслящий о себе умник решил бросить вызов легенде кварианского народа. Пусть сам кварианскй народ и называет легенду страшной сказкой, которую ни в коем случае нельзя допустить к повторению, а лучше навсегда забыть.
Пусть их — Палладию дышать в горячке на всех недоброжелателей. Он сам себе сила. И пусть никого не обманывает его должность наемного сотрудника Ассоциации. В конце концов, дела регионального менеджера можно на время переложить на помощников. Настоящих помощников, верных парней и девчонок, работающих не за страх, а за совесть. Никто из команды Палладия никогда не был обделен вниманием, уважением и, наконец, деньгами. Ребята справятся. Среди них есть даже один талантливый парнишка с Флота — Палладий питал определенные планы на этого неплохого хакера, проявляющего хорошие организаторские способности.
А вот эта ублюдочная тварь, посчитавшая себя умнее Палладия — она еще умоется собственным программным поносом. Он найдет эту мерзоту и заставит сожрать ее собственные внутренности. По одному за каждый день неслучившейся жизни Лизы Эндеки.
Палладий нажал на сенсор интеркома.
— Вал?
— Я слушаю, шеф, — на экране появилось лицо его первого зама.
— Мне нужно уехать на неделю-две, — сообщил кварианец. — Подготовь мне космоатмосферный шаттл и команду надежных ребят.
— Команду какого рода?
— Такого рода, чтобы я мог рассчитывать на их точность. Во всех смыслах, — сказал Палладий и добавил: — И молчаливость.
— Хорошо, шеф, — кивнул зам. — Я бронирую вылет с Пудуна-северного на шесть вечера. Команда будет готова к двум.
— Спасибо, Вал.
Палладий выключил интерком.
Кварианец знал, что он сейчас нарушает добрый десяток инструкций Ассоциации. Но никакие инструкции никогда не становились барьером на пути урожденного Доана’Гора вас Катива. Собственно, эта железобетонная решимость прорываться несмотря ни на что, и привела опального, разыскиваемого на Флоте ренегата на вершину человеческого общества. Палладий всегда знал, чего он хочет, и как этого достичь.
Сейчас он остро хотел найти того, кто убил Лизу Эндеку.
Главное найти. Ну а что с ним делать... Это он будет решать потом.

***

2236 г. «Копье Атлантов», космоатмосферный аэропорт Атлантиды.

В диспетчерском пункте на мгновение поселилась паника. Никто из местных в здравом уме и помыслить не мог, что на Остров вот так просто заявится тот, имя которого стало нарицательным.
Прилетел Палладий.
Палладий прилетел.
Палладий, Палладий...
Боги и демоны, сдристните в тень. Не мешайтесь под ногами того, кто меняет реальность по собственному разумению и кого грешники боятся куда больше, чем неминуемого темного посмертия. Праведники, правда, тоже боятся. По той же самой причине, что и грешники — всем известно, что Палладий вообще никогда (!) не является лично туда, где впоследствии не происходят ну очень неприятные события. Последний случай, когда кварианец-легенда посетил Остров, на годы вперед оставил тут след массового террора — люди Палладия устроили кровавую охоту за криминальными авторитетами Европы. Причем на Атлантиде началась просто форменная война с применением тяжелого оружия и орбитальных бомбардировок, а вот на континенте...
Власти десятка стран до сих пор держат имя Палладия в списке непрощаемых преступников, по которым плачет исключительная мера наказания. И это не из-за действий кварианца, чьи агенты за две ночи перебили двести восемьдесят два планетарных чиновника. Это из-за атмосферы страха и ненависти, которую оставил за собой Палладий. Это из-за чувства полной беспомощности власть предержащих, охрана которых расписалась в полной беспомощности.
Есть, правда, маленькое «но». Тот «ужас», которые все продажные СМИ культивировали экзабайтами информационных репортажей, зомбификацией зрителя и прочими механизмами воспитания общественного мнения, большей частью населения воспринимался диаметрально противоположно. Меры, предложенные господином Палладием, поддерживались простым населением, как в Западной Евразии, так и на Атлантиде.
Геноцид бюрократов, Охота на криминал, Война с продажным сословием — как только не называли события тех дней люди, далекие от руководящих постов. Нет-нет, Палладий не был современным Робин Гудом, отнюдь. Он не обещал отнять у богатых и раздать бедным. Палладий знал жизнь, и отлично понимал, что богатства в руках бедных приводят только к переделу розданного, крови, войне и, как апофеоз сего процесса, превращению самых жестоких и сильных бедных в «новых богатых». И уж точно подобного рода авантюры не приводят к равенству и братству.
Но в мафиозных войнах за Атлантиду от рук наемников кварианца не погибло ни одного невиновного. И более того, миллионы человек, подключившись к нелегальному каналу вещания «Апокалипсис», организованному людьми Палладия, узнавали всю подноготную продажной корпоративной швали, криминальных авторитетов и прочих товарищей, решивших под шумок вывести чудо-остров из-под контроля Ассоциации.
По государственным каналам Планетарной Сети шли бесконечные сопли о «международных террористах». Собирались советы безопасности, коллегии администраторов, президиумы конгрессменов, конгрессы президентов и прочие бессмысленные собрания. А Палладий просто делал свое дело, методично уничтожая врага и выплескивая в Сеть исчерпывающую информацию о своих жертвах.
Не надо было даже врать или подменять данные. Те, кто продался планетарному правительству, самостоятельно, без помощи со стороны оставили столь феерическую летопись своего мракобесия, своих этических и экономических преступлений, что Палладию даже не пришлось распространять информацию — она вирусным образом расходилась сама. В странах Северной Африки, столетиями изнывающих под игом «экспедиционных корпусов Евразийского союза», остров Атлантида внезапно приобрел статус почти волшебной земли, на которой справедливость стоит выше законов, писанных продажными бюрократами. О том, что справедливость эта основана на штыках СБА, а судебные заседания больше похожи на конвейер по изготовлению обвинительных приговоров, простые люди предпочитали не вспоминать. Никому из них не грозили обвинения по растрате миллиардов или крышеванию теневых тотализаторов с многомиллионными оборотами. Никто из простых работяг Евразии, восстанавливающих старушку Европу после войны, и помыслить не мог о том, чтобы занять место выше бригадира интернациональной рабочей группы. Или о том, чтобы заиметь жилище получше, чем нынешняя потрепанная, лишенная примитивных удобств ячейка в жилом контейнере, которые в беспорядке нагромождены рядом с очередной «стройкой века».
Сам Палладий не считал себя заступником простого народа. Он выполнял свое дело — восстанавливал справедливость так, как считал нужным. В свое время Ассоциация стала ведущим инвестором строительства Острова Победы. И когда переименованный в Атлантиду курорт оказался под угрозой экспроприации бюрократическо-криминальной Сверхсистемой Западной Евразии, последовал ответ со стороны Ассоциации.
Ассоциации производителей потребительских товаров. Но чаще — просто Ассоциации.
Организации, воздвигнутой на тяжком труде миллиардов тех самых простых работяг, восстанавливающих экономическое могущество Земли. Организации далеко не благотворительной, жесткой. И даже жестокой к тем, кого не устраивают однажды озвученные правила игры.
Отличие Ассоциации от послевоенного бюрократического сословия состояло прежде всего в том, что у первой были те самые четкие Правила игры. И верные псы Ассоциации, как, например, Палладий, отстаивали эти правила. Крайне нетактично, с полным пренебрежением к законодательству Европы. Этому замечательному законодательству, сто раз переписанному в согласии с сиюминутными желаниями нового правящего класса — нуворишей, спрыгнувших с разваливающейся колесницы Альянса.
Словом, в стародавние времена Палладия нарекли бы крайне левым. Сам же кварианец не считал себя ни левым, ни правым, ни центральным. Он просто знал, что нужно сделать — и делал это. На последствия ему было, как выражаются жители Флота, «дышать в горячке».
Собственно, пример такого отношения к работе внезапно и обрушился на диспетчерский пульт «Копья Атлантов» — главной посадочной площадки Атлантиды.
Тяжелый космоатмосферный шаттл, сияющий в огнях силовых полей, вооруженный не хуже корвета времен войны, в сопровождении четырех истребителей класса «Торнадо» сел на армированную масс-полями полибетонную площадку, наплевав на какие-либо указания с вышки. Единственный комментарий, который позволил себе пилот космоатмосферника, заключался в лаконичном: «Сажусь, обеспечьте зону безопасности». Истребители кружили поблизости, распугивая случайно пролетающие мимо воздушные экипажи.
Не успел улечься неизбежный в таких случаях бардак в аэродромных службах, как Палладий выкинул очередную шутку. По внутренней Сети Атлантиды прошла директива, полностью закрывающая воздушное пространство над Островом, а также наглухо блокирующая местные коммуникации за пределами Атлантиды. То есть связь с Большой Землей закрывалась совсем — бригадам инженерной поддержки предписывалось физически отключить Остров от связи с любыми внешними узлами. Включая спутниковые каналы, вплоть до метеорологических.
Предписание было подписано лично Палладием. Надо ли пояснять, что техники бросились исполнять указание «того-о-ком-не-говорят» чуть не быстрее, чем это предписание до них довело руководство инженерной службы.
Немногие из сотрудников Атлантиды, еще помнящие события двенадцатилетней давности, лихорадочно принялись звонить родным и близким, призывая их немедленно перевести на Остров или на портативные носители все деньги на внешних банковских счетах за пределами Атлантиды. Слишком хорошо знающие люди помнили, чем грозит недовольство Палладия, не склонного к излишнему гуманизму или либерализму. И еще лучше они знали, чем грозит европейской экономике шалости безжалостного к чужим счетам и кошелькам кварианца.

2236 г. Центральный сектор Атлантиды. Блок управления.

Дверь за делегацией Палладия закрылась. Кварианец оглядел встречающих.
В зале приема было с десяток ответственных лиц Атлантиды, включая четырех эсбэшников, которые то ли с недовольством, то ли с завистью косились на личную гвардию Палладия.
Двенадцать упакованных в штурмовые костюмы персонажей. Даже неизвестно, какой расовой принадлежности солдаты. Слышали, что кварианец не делит людей по цвету кожи или еще по каким физиологическим признакам. Единственным критерием для Палладия является эффективность. И преданность.
В данном случае — боевая эффективность. И абсолютная преданность.
Поэтому все двенадцать оснащены так, как не снилось ни одной частной армии в мире. Ассоциация содержит свой собственный исследовательский центр, объединяющий и земные, и азарийские, и кварианские технологии. Судя по обманчиво стройным фигурам гвардейцев Палладия, в основе их боевых костюмов — легендарные легкие когмашгоры кварианского народа. Во всяком случае, двое из двенадцати упакованы в оболочки, оснащенные дополнительной парой манипуляторов на плечах. Управлять такими могут или киборги высокой степени аугментации, или дети Мигрирующего Флота.
Количество же разнообразного оружия и вовсе может вынести мозг любого оголтелого милитариста.
— Добро пожаловать, господин Палладий...
Кварианец резко остановился и своим пугающим белесым взором уставился на клерка, осмелившегося открыть рот.
— Какое еще добро? — спросил Палладий.
— Ну, это...
Казалось, клерка сейчас хватит удар.
— Какое, я спрашиваю, добро, ты, офисная крыса? — повторил кварианец. — У вас тут убивают близких мне людей, мистер. И натравливают следствие на невиновных, пускают его по ложному следу. А потом атакуют следователей. Это по-вашему добро, мистер джерк?
— Нет...
— Ну и захлопни пасть! — рявнул Палладий, потеряв интерес к несчастному, зеленому от страха клерку. — Где новый распорядитель?
Из нестройного ряда встречающих вышел высокий молодой человек в деловом костюме. Его звали Адам Болдуин — до этого он был заместителем Влада Рэнску. Того самого Влада Рэнску, тело которого выловили в одном из каналов после того, как он имел несчастье пообещать Палладию, что уладит все спорные вопросы. Поговаривают даже, что Рэнску сам себя пристрелил, сидя на парапете набережной, но никто из тех, кто знал Влада, в это не верил. Слишком уж любил себя бывший распорядитель Атлантиды.
Надо отдать должное его бывшему заместителю, держался тот хорошо. Во всяком случае, не трусил уж очень откровенно.
— Кто такой? — повернулся к вышедшему из ряда Палладий.
— Адам Болдуин, — представился мужчина. — Новый распорядитель Острова. Вчера приступил к выполнению своих новых служебных обязанностей в соответствии с протоколом...
— Хорошо, Адам Болдуин, — прервал его Палладий. — Пойдем к тебе в кабинет, ты мне расскажешь, что у вас тут творится. Все остальные свободны, кроме начальника инженерной службы. От него — отчет по экстерминации Острова.
Стоило наводящему ужас кварианцу в сопровождении нового распорядителя и нескольких охранников скрыться за дверью, как один из строя встречающих тотчас отделился от ропочущей группы и поспешил к противоположному выходу из холла. Это был высокий, сухощавый мужчина с бледным, чуть нервным лицом офисного работника.
Выбравшись из помещения, он добрался до лифта, после чего опустился на одну из инженерных палуб, хитрым маршрутом проследовал до небольшой подсобки, открыл дверь, скользнул внутрь и закрыл створку за собой на простой, примитивный механический замок.
Потом мужчина повернулся к задней стене подсобки, протянул руку и сбросил покрывало со сферического предмета, на поверку оказавшегося полуметрового диаметра шаром со сложным, зеркально-перламутровым рисунком на внешней поверхности. Шар, словно дожидаясь, мелко завибрировал, а внутри его зажегся еле заметный, тусклый огонь.
— Палладий прибыл, — сказал мужчина, обращаясь к шару. Глаза человека застыли, словно бы говорящий резко ослеп, а голос приобрел неживые, синтетические нотки. — Все готово, господин. Можно начинать операцию.

***
Когда на место перестрелки триумфально явилась, наконец, летучая группа СБА, все уже давно закончилось. Неслабо испуганные шансом превратиться мелкую кровавую кашицу, бандиты были уже повязаны и, подпирая лбами стену офисного здания, молчаливо зрили спинами в стволы направленных на них пистолетов-пулеметов. Оружие, понятное дело, держали в своих изящных, но неимоверно сильных руках две десантницы азари. Остальные синекожие вместе со свалившейся с неба Комиссией по этике, кто занимался ранеными (увы, одну из девчонок-азари спасти не удалось), кто беседовал на протокольные темы. Предводитель отряда Комиссии, здоровенная бабенция, увешанная оружием, что новогодняя елка, далеко не сразу уделила время на беседу с командиром летучей группы СБА.

Летучая группа — это не только термин, определяющий оперативность отряда эсбешников. Суть в том, что Оперативные группы СБА, имеющиеся в распоряжении каждого Секторального управления, действительно летучие. Все две дюжины человек, входящие в ОГ, оснащены персональными левитирующими костюмами. Даже космопехи Ассамблеи пока еще не имеют таких штучек.
И пусть подавится тот, кто скажет, что подобные костюмы печально известны по аналогичным штучкам «Цербера». Не надо сравнивать террористическую организацию с опорой право... Ну хорошо, пусть с опорой просто порядка.
Командира ОГ звали Ньютон Шремп. Закончив раздачу приказов своим людям, он, наконец, дождался, когда здоровая ассамблейщица уделит ему внимание. Да, здорова, дура, этот космический Комиссар. Шремп ничего не имел против больших женщин, но эта ростом была почти с него, а в плечах, поди, даже и шире. Комиссар, в отличие от Ньютона, не носила тяжелой брони, обходясь только массивным бронежилетом с каким-то совершенно нескромным количеством карманов, клапанов и подвесок оружия.
Под мышками у женщины висели два тяжелых ПП неизвестной Шремпу модели. Справа на груди дулом вниз располагался изящный и пробивной как черт знает что «Глушитель-28». Еще один ПП, на этот раз хорошо знакомый эсбешнику «Ураган» военной модели, располагался на правом бедре женщины, а из-за плеча выглядывало рябое от частого пользования дуло штурмовой винтовки — какая-то из моделей «Розенков». Шремп не очень хорошо разбирался в стволах космических оружейных мегакорпораций. Вот с местными, земными «Эйкеями» он был знаком изрядно. Продукция же «Розенков», чьи заводы расположены сплошь в космическом пространстве, на планете спросом почти не пользовалась. Из-за своей запредельной, воистину космической цены, разумеется.
— Что вам? — спросила женщина. — У меня мало времени, лейтенант. Давайте кратко.
— Здравия желаю, комиссар, — Шремп бросил ладонь к виску и обратно. — Меня зовут Шремп, я...
— Я знаю, кто вы, — прервала мужчину представитель Ассамблеи. — Ну а я — комиссар Блад. Скажите спасибо, что мои ребята мониторили эфир этой части острова, иначе бы порешили здесь еще много кого. И все до вашего приземления на грешную землю.
— Говорю спасибо, — без тени улыбки произнес Шремп. — Мы прибыли строго по регламенту, но понятно, что могли бы и опоздать, поэтому — спасибо. А теперь расскажите, уважаемая, какого черта космическим богам справедливости вдруг понадобилось... как вы говорите, на грешной земле?

Несмотря на брутальный внешний вид и не самые приятные манеры, Блад оказалась вполне вменяемой теткой. Оказалось даже, что Вайлет (так звали эту стокилограммовую громаду) в свое время служила во Флоте. Правда, давно. Ньютон еще не поступил в училище, когда женщина уже выкушивала прелести гарнизонной службы полной ложкой.
Комиссар, понятное дело, не стала распространяться о том, какого черта она делает на пусть и плавучей, но все же земле Атлантиды. Зато кратко и лаконично поведала невеселую историю пары господ из «Арриго Секьюрити», а также ребят Прокурора и самого Дэна Квайчжина. Из объяснений Вайлет офицер Шремп сделал вывод, что начинается какая-то жопная жопа, от которой по всему желательно держаться подальше. Поэтому Ньютон не стал мешкать и, запросив уже стационарный транспорт, погрузил туда под охрану всех пятерых выживших.
Катер улетел, а ему на смену пожаловали два бронеаэрокара с отрядом СБА числом в одно отделение, а кроме того, по воде, наконец, добралась до места происшествия следственно-оперативная группа. Ей Шремп отдал трупы и, по соизволению комиссара Блад, данные с личных терминалов тех ребят из охраны Прокурора и девчат с Голубого острова, которым было чем поделиться.
Раненых комиссар Блад решительно забрала себе. Тем более что в компании громадной женщины была замечена и смазливенькая голубая мордочка — понятно, что азари тут же спелась со своими сородичами, и весь коллектив азари-командос дружно перешел под командование Вайлет Блад. Ну, Ньютон так это понял.
Раненые тоже остались при них. Минуты через две после посадки очередного челнока СБА с воды пожаловала целая делегация азари на небольшом глайдере. Пара десантниц погрузилась на корабль, остальные в компании уцелевших охранников Прокурора сопроводили раненых на личный челнок Комиссии. На том Ньютон Шремп и попрощался с Комиссаром по этике. Только спустя несколько часов молодой офицер узнал, с кем ему довелось перемолвиться. Знал бы раньше — ленивым «здравия желаю» ни в жизнь бы не обошелся.

Застенки СБА, что бы ни говорили про них обыватели Атлантиды, ничем особым не выделяются. Изолятор как изолятор. Ни мрачной атмосферы пыточной, ни высокотехнологичного лоска современных пенитенциарных заведений. Во-первых, потому что на Острове не практиковали тюремно-исправительных наказаний особо широко: большая часть реально серьезных преступников просто исчезали в неизвестном направлении, остальные же отправлялись на глубину. Единственная на весь остров тюрьма, крайне слабо «населенная», находилась на четыреста метров ниже уровня моря, и служила скорее пугалом, чем реальной обителью скорби.
А в Секторальном управлении СБА из всех застенков был только изолятор на двенадцать человек в одиночках и еще на полсотни — в общих камерах. В одиночки, крайне дорогостоящие в эксплуатации благодаря блочно-стенным конструкторам, обычно помещали совершенно невменяемых и опасных товарищей. Остальных, включая и членов ОПГ, запирали в общие камеры.
С этими пятью бандитами, по которым вообще еще ничего не было ясно, кроме того, что они напали на Прокурора, решили особенно не церемониться, и разместили в общих. По двое в пару десятиместных камер, и еще одного — в оставшуюся незанятой пятиместную. Офицеры Следственного управления еще не то чтобы не явились, но даже вряд ли были извещены о случившемся на Северо-западе. То есть, куковать до начала допросов боевикам было как минимум одну ночь, а может, и все две.
Тут надо объяснить, с чего бы это такое манкирование служебными полномочиями в структуре, которая повсеместно считается чуть ли не эталоном ответственности и оперативности. Карты СБА спутал визит Палладия.
Собственно СБА не является ни личной гвардией менеджера Ассоциации, ни даже подчиненной ему структурой. Однако все без исключения офицеры-эсбешники знают, что кварианец никогда (!) не появляется на Острове без веской причины. А каждый раз, как появляется, работы у СБА тут же прибавляется.
Нет ничего удивительного, что высшее командование Службы безопасности Атлантиды, едва прознав про визит Палладия, начало тут же тасовать патрули и вытаскивать людей из увольнительных и отпусков. Срочно затребовались обратно резервы, которые по ситуации «мирного времени» были сданы в аренду наиболее кредитоспособным клиентам Атлантиды, включая даже некоторых мафиозных боссов. Подчищались протоколы, фальсифицировались отчеты, начальники всячески пытались прикрыть задницу от пусть даже и случайного, но все равно весьма неприятного внимания Палладия.
Словом, маленький бюрократический бедлам, без которого не может обходиться никакая структура. Именно по этой причине оперативный рапорт наверх о задержанных как минимум на полсуток оказался никому не интересным. И как раз поэтому ситуация развилась так, как развилась...

Все произошло в начале девятого вечера. Ровно в пересменок дневных и ночных дежурных в изоляторе Северо-западного Секторального управления СБА.
Никакого нападения не было. Охрана на входе клялась, что никаких посторонних в здание попасть даже теоретически не могло — шлюзовые двери не открывались. Однако факт остается фактом: ровно в восемь ноль семь в блоке «А» вырубило энергию. Целиком и полностью, включая систему автономного питания. Позже оказалось, что неизвестный саботажник попросту взломал щит управления распределения потоками электричества.
В полной темноте одна за одной открылись и тут же закрылись двери трех камер предварительного содержания. Логи показали, что использовалась персональная карточка Директора управления. Сам директор, в это время находящийся на встрече Палладия, понятное дело, об этом не ведал, да и карточку свою держал при себе.
Когда аварийная бригада восстановила подачу энергии, все заключенные в упомянутых трех камерах были давно и безнадежно мертвы — нервно-паралитический газ высокой концентрации действует быстро. В каждой из камер обнаружили и контейнер — обычную газовую шашку, которую можно купить на любой барахолке. Кто именно подбросил отраву, выяснять долго не пришлось. Камеры наблюдения, работающие автономно, зафиксировали саботажника в инфракрасном диапазоне.
Предателем и убийцей оказался... Директор Управления. Тот самый, которого как минимум сорок человек в это время видели в Центральном секторе, потеющим под холодным и мертвым взглядом Палладия.
Ньютон Шремп вернулся в Управление только под утро. Как раз несколько часов назад он закончил знакомиться с теми крохами официальной информации, что имелась в сети Атлантиды по комиссару Блад. Еще офицер поискал информации в открытом доступе — и к своему удивлению обнаружил, что общество знает об этой особе куда больше, чем сверхсекретные файлы СБА.
Узнав от коллег о том, что случилось в изоляторе, Ньютон не колебался. Уединившись в техническом помещении, офицер включил коммуникатор и попытался связаться с администрацией Комиссии. У Шремпа не было прямого номера ассаблейщицы, но она, в конце концов, Комиссар! Уж ее-то начальство наверняка знает, как достучаться до своего агента.
Однако планам лейтенанта поведать Блад о случившемся не суждено было сбыться. Коммуникатор показывал полное отсутствие сетевого трафика вне Острова. То есть, все коммуникации Атлантиды работали, но вот связи с внешним миром не было. Ни с Большой землей, ни с космосом.
— Жизнь становится все интереснее, — пробурчал Ньютон, выключая коммуникатор и выходя из технической подсобки.
Чуть замешкавшись с устройством, лейтенант не заметил сухощавую фигуру в форме клерк-офицера СБА. Бледная физиономия офисного сотрудника было совершенно мертва — словно и не принадлежала человеку. С точно таким же никаким выражением лица темная фигура щелкнула приводом силового клинка и одним движением вонзила невидимое лезвие под лопатку коллеги.
Ньютон Шремп даже не понял, что произошло. Мгновенный укол со спины — пара секунд, чтобы повернуться... А затем на лейтенанта СБА навалилась слабость, и мужчина против воли сначала упал на колени, а затем и рухнул навзничь. Оставшиеся восемь секунд, пока мозг судорожно цеплялся за остатки кислорода в остановившемся кровотоке, Ньютон Шремп просто пытался понять, что происходит. Но так и умер, не осознав ужаса грядущих событий.
Может быть, это даже и к лучшему, что не осознал.

***

2236 г. Атлантида. Западный сектор. Отель «Электра».


— Алина, ты преувеличиваешь, — с улыбкой произнес Ален Мортимер. — Я уверен, это просто неприятный момент, ничего более.
— Ну, если можно назвать преувеличением обвинение в убийстве независимого специалиста, то да, я преувеличиваю! — с жаром ответила азари. — Ален, не ты ли мне говорил в свое время, что все случайности не случайны?
— Когда я это говорил?
Пока азари металась по шикарному номеру, узнав по новостной сети о подозрении в адрес ее контрактера, комиссар спокойно сидел на угловом диванчике, лениво потягивая «Предрассветный сол». Совсем по чуть-чуть, скорее чтобы занять время, а не опробовать целую бутылку редчайшего марсианского.
— Когда мы с тобой летели на Марс, забыл? — напомнила азари. — И я вот сейчас уверена, с турианцем беда.
— Не считаешь жителя Палавена способным на убийство человека? — риторически спросил Мортимер.
— Не считаю Минара-Арриду Лабракуса способным на убийство невиновного! — ответила Алина. — Его дружок кроган, быть может, может отмочить и не такое. В запале. По сутолоке. Но не турианец.
— Я думаю, все уладится, — произнес темнокожий мужчина. — Ты же сама читала, официальное обвинение не предъявлено.
— Читала, читала...
Азари вздохнула и уселась, наконец, рядом с компаньоном.
— Только у нас мало времени. Если информация от Этиты корректна, то Жнецу осталось всего ничего. Даже эти твари смертны, то есть имеют свой ресурс, я хочу сказать. Нам нужно добраться до его мозгов до того, как они начнут отключаться из-за нехватки энергии.
— Время пока есть, — заметил Ален. — Неделя-другая уж точно. Я думаю, к этому моменту наш контактер все-таки оправдается окончательно и выполнит свою часть контракта. Ни разу не видел турианцев, сознательно рвущих свои обязательства.
— А много их видел?
— Кого? — не понял Ален.
— Турианцев, — пояснила азари.
— Достаточно, — кивнул комиссар. — На Земле, правда, их по пальцам пересчитать, но многие ведут бизнес в ближайшем космическом окружении. Преимущественно Марс и тела Внутреннего круга. Не поверишь, некоторые служат в Ордене Паладинов.
— Вот уж действительно не верю, — усмехнулась Алина. — И что, хорошо служат? Вроде бы, турианцы априори агностики. Внушить им орденскую веру нереально.
— А никто и не внушает, — Мортимер вновь отхлебнул вина. — Их берут солдатами. У солдат не спрашивают, во что они верят или не верят.
Разговор двух компаньонов прервал вызов с терминала.
Азари порывисто вскочила, склонилась над планшетом на столе и активировала связь.
— Сарена Гросс на связи, — произнесла синекожая девушка, не скрывая облегчения.
На экране виделась знакомая физиономия турианца. Судя по обстановке, говорил он из своего офиса. Алина успела заметить стойку с рекламными каталогами «Арриго Секьюрити» на заднем плане.
— Здравствуйте, Сарена, — произнес турианец. — У меня хорошие новости. Батискаф готов к погружению, мы заканчиваем погрузку припасов. И мы даже нашли инженера, который готов взяться за обслуживание ваших «Тритонов».
— Отлично! — улыбнулась азари. — Мы с моим компаньоном пожалуем к утру. Скажем, в семь. Вас устроит?
— Абсолютно, — турианец вернул улыбку, правда, в плотоядно-турианском исполнении. — Можете уже сейчас отправлять «Тритонов» на второй причальный комплекс Северо-западного сектора, блок Б, причальная стенка сто сорок четыре.
— Отлично! — повторила Алина. — У вас все хорошо?
— У меня? — удивленно развел мандибулы турианец. — А что со мной станется?
— Ну, я имею в виду неприятности с расследованием...
— Ах, это, — Аррида засмеялся. — Не берите в голову. Обычная ошибка бюрократической машины. Перед нами с Ригом уже извинились. Все хорошо, мы готовы выполнить контракт. Итак, завтра в семь?
— Да, — кивнула азари.
— Хорошо, тогда жду гостей. Спокойной ночи, госпожа Сарена.
— Спокойной ночи!
Связь прервалась.
Азари повернулась к компаньону. Ален Мортимер тщательно закупоривал початую бутылку марсианского.
— Вот видишь, — не поднимая взгляда, произнес человек, — Я же говорил, что все обустроится. Можешь идти спать, а я пойду проверю разгрузку «Тритонов» и отправлю их в порт.
Азари с благодарностью кивнула темнокожему и действительно отправилась к себе в номер. Оставшийся в одиночестве Ален Мортимер поднялся с дивана-уголка, подошел к терминалу, которым только что пользовалась азари, выбрал нужное меню и внимательно пересмотрел запись разговора несколько раз. Кое-что наладил в инструметроне, и снова пересмотрел запись. Удовлетворительно хмыкнул и удалил из памяти терминала разговор с турианцем.
После этого мужчина в самом деле отправился в док временного хранения, где томились до времени два глубоководных костюма «Тритон-АДС-2» азарийской постройки. Техника техникой, а проверить исправность девайсов не помешает. В конце концов, от совершенства этих костюмов будет зависеть их с Алиной жизнь, когда они спустятся на дно океана. Правда, Ален уже знал, приключение начнется совсем не так, как думает его компаньон. Точнее, приключение уже началось. И началось весьма неприятно. До семи утра очень мало времени, и вряд ли им с азари предстоит сегодня вдоволь выспаться.
Но пусть Алина отдохнет хотя бы пару часов. Это время у них еще есть. Главное, чтобы Вайлет поняла, догадалась, что к чему. К сожалению, связаться с коллегой Ален Мортимер сейчас не имел никакой возможности.

Продолжение главы (Часть 2) следует...

===
Примечания:

1) ТАР — Тихоокеанско-азиатский регион
2) Джерк (сленг.) — клерк-тупица, корпоративная задница. Высшая форма ироничного отношения к корпоративным сотрудникам не самого высокого уровня.

 

 

 

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 05.07.2014 | 827 | RomanoID, Afterlife | RomanoID
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 85
Гостей: 80
Пользователей: 5

Alone2050, ARM, bug_names_chuck, Azula, unklar
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт