Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Между отчаяньем и надеждой. Глава 2

 Соавторы: Hjordis;
Персонажи: Гаррус/ф!Шепард;
Рейтинг: NC-17;
Жанры: Гет, Романтика, Ангст, Психология; 
Анотация: Редкие потрескивания, чья-то чужая волна, голос с характерным дребезжанием сквозь кварианский шлем,отголоски случайно пойманной песни по радио - наверное, с Земли?.. И зеттабайты белого шума. И бесконечная тяжесть - тишины. 




Удивительно, как много абсолютных мелочей вдруг стали для него чертовски важными: перекинуться парой слов после ужина, постоять вместе у иллюминатора, вглядываясь в испещрённую мириадами звёзд черноту в необычайно уютном общем молчании, легонько коснуться её плеча в разговоре. Кажется, всё это происходило уже не один десяток раз, и эти простые действия стали уже чем-то вроде ежедневного ритуала, но отчего-то он никак не мог забыть тот момент, когда по случаю жары вместо обычной униформы капитан надела лёгкую безрукавную майку, и вместо шершавой ткани его ладонь впервые прикоснулась к её коже.
Гаррусу нечасто выдавалось прикасаться к людям — как правило это были редкие рукопожатия ещё в бытность его службы в СБЦ, и ощущения от контакта с шероховатыми и жёсткими ладонями, принадлежавшими в основном мужчинам, не вызывали в нём ни малейших эмоций.
Плечо Айданны же оказалось удивительно гладким и нежным, словно тонкая шёлковая ткань, но при этом тёплым и мягким. Прикосновение это было настолько приятным, что в голове за мгновение ураганом успела пронестись неконтролируемая буря спонтанных желаний: прижаться, потереться о её плечо щекой, задрать майку и крепко прижать к себе, чтобы почувствовать её собственной кожей, телом к телу... Последняя безумная мысль привела Вакариана в такое замешательство, что он спешно отдёрнул руку, словно обжегшись.
Шепард сделала вид, что ничего не заметила, однако, всё же заметно смутилась.


От воспоминаний Вакариана оторвал еле слышный женский голос... знакомый голос. По телу пронеслась горячая волна энергии, руки нервно затряслись. Гаррус судорожно стал увеличивать мощность сигнала, выворачивать звук на максимум.
В надежде, что это она.

На мгновение все внутри него перевернулось от одной только мысли, что наконец-то нашел ее, он смог... Но, как только сигнал стал приобретать четкость, все его надежды испарились. И снова холодная мгла нависла над ним, окутывая своим покрывалом отчаянья. Прошло уже три дня. Целых три дня после того, как они чудом смогли избежать гибели. Три дня, казалось бы, это всего ничего, однако для него это равносильно месяцу или даже вечности. Но что он знает о вечности? И все это время, не переставая, не отвлекаясь, день и ночь он сидел за радиоприемником, слушая и сканируя все возможные частоты. Не раз Лиара приходила к нему и умоляла его остановиться. Ответом ей всегда было лишь молчание. Разве он мог остановиться, после всего что было?..
Нет. Ни за что, он не позволит себе остановиться. Он чувствует, что где-то там, на просторах необъятной вселенной, на одной из миллиона радиочастот он найдет ее голос, услышит его. Ведь она не может покинуть его второй раз. Только не так, не сейчас.
И снова боль пронзает голову. От недосыпа и постоянного напряжения мысли все путаней, воспоминания все чаще. И мерное шипение, изредка разбавляемое какими-то голосами. И снова река памяти уносит его к далеким берегам...


Очередное задание вновь увенчалось успехом. Синдонис был мертв и это стоило того, чтобы отметить это событие в «Загробной жизни» на Омеге. Вся команда была в сборе, все веселились и просто отдыхали. Даже Миранда, которой всегда были присущи собранность и серьезность, не оставалась в стороне. Они выпивали не столько за умиротворение Гарруса и наказание предателя, сколько просто для того, чтобы хоть немного развеяться. Просто потому, что пусть многие и не показывали своих тревог, не признавались в том, что испытывают страх, но все прекрасно понимали, на что они подписались. Не зря с самого начала заданию дали название «Суицидальная миссия». Никто не знал наверняка, сможет ли он вернуться, так почему же им не повеселиться сейчас? Ведь, быть может, потом на это у них и не будет времени...
Спустя нескольких часов безудержного веселья и рек алкоголя, что лились сегодня нескончаемым потоком, команда стала потихоньку расходиться. Остались лишь Айданна и Гаррус, умиротворенно сидящие за барной стойкой. Томный ритм басов отбивал свой темп, разносясь по телу приятной вибрацией.
Неспешно текущая беседа постепенно сходила на нет до тех пор, пока уже клевавшая носом Айданна и вовсе сонно не обмякла на своем стуле, неожиданно уткнувшись щекой Гаррусу в плечо.
Вакариан мельком глянул на стакан перед ней — Айданна практически не притронулась к выпивке, но, видимо, многодневная усталость всё же взяла своё.
Прикинув, что совсем скоро на щеке капитана появится чёткий отпечаток его брони, а шея затечёт от неудобного положения, Гаррус медленно стянул перчатки, стараясь как можно меньше шевелиться, аккуратно приподнял Шепард от своего плеча и уложил себе на колени, осторожно подложив ладонь ей под голову.
Конечно, бар был вовсе не лучшим местом для сна, но, глядя на в кои-то веки безмятежно расслабленное лицо командора, Гаррусу до ужаса захотелось подарить ей хотя бы полчаса спокойствия. Потому что, видят Духи, она заслужила во сто крат больше, и Вакариан был рад, что сейчас в его силах было дать ей хоть малую толику этого.
Вторая ладонь опустилась на рассыпавшиеся по его коленям пламенно-рыжие волосы и почти машинально принялась невесомо поглаживать их, медленно пропуская шелковистые пряди между пальцами и наслаждаясь внезапно снизошедшем на него чувством необычайного покоя.

— А знаешь, Гаррус, — неожиданно произнесла Айданна совершенно не сонным голосом, словно продолжая прерванный разговор, но так и не открывая глаз, — мне сложно представить хоть кого-либо, кому я доверяла бы больше, чем тебе. Все эти интриги «Цербера», недомолвки, игры по чужим правилам, недоверие Совета... во всём этом хаосе, кажется, только рядом с тобой у меня есть возможность хоть немного побыть собой, хоть на мгновение расслабиться, выдохнуть... Спасибо, что ты со мной.
— Тебе не за что благодарить меня, Шепард, — усмехнулся турианец, не прекращая своего неторопливого занятия. — Ведь это я должен быть благодарен тебе за то, что в своё время ты вытащила меня из бюрократического ада и показала мне то место в мире, где я могу быть по-настоящему полезен.
— И тем не менее — я благодарна, — Айданна безмятежно, будто бы и правда во сне, улыбнулась. — Не пойми меня неправильно, но... Просто мне очень хорошо рядом с тобой.
Пальцы в очередной раз погрузились в шёлк рыжих прядей. И ещё раз. И снова, заставляя их искриться в мигающем свете неоновых ламп.
— Мне тоже, Шепард. Мне тоже.


— Гаррус! Гаррус, ты слышишь меня? — послышался отдаленный голос.
Турианец приподнял голову и обернулся. Это была Тали, робко стоявшая в дверях его каюты.
— Да, — тихим и хрипловато произнес Гаррус, встряхнув головой, чтобы хоть немного прийти в себя и продолжил: — Ты что-то хотела?
— Я волнуюсь за тебя. Ты уже три дня не выходишь.
— Все хорошо, — с нажимом ответил он и снова повернулся к приемнику.
— Я хочу помочь тебе! Мы хотим помочь тебе!
— Я не нуждаюсь в помощи.
— Гаррус...
— Тали, я же сказал — все хорошо. Не надо... Прошу, не мешай мне!
— Я лишь хочу помочь... — ответила Тали и вышла из каюты.
Он понимал... Но не мог или просто не хотел допускать никого до приемника. Гаррус боялся пропустить хоть малейший сигнал, хоть что-то, что могло подтвердить — она жива. И он не мог поручить это крайне важное для него дело хоть кому-либо другому... Гаррус снова обернулся. Перед его взором открывался вид на столовую, отчего воспоминания нахлынули с новой силой. Они были еще ярче, словно это вовсе и не воспоминания. Словно он каким-то чудом вернулся в прошлое...

Дверь медотсека была приоткрыта.
— ...нет, вы не понимаете! — привлёк его внимание громкий и явно не вполне трезвый голос Шепард. — Для меня ведь не было этих двух лет! Для меня всё это было только вчера: преследование Сарена, геты, «Властелин», крушение «Нормандии»...
— Разве это что-то меняет, командор? — ничуть не более трезво отозвалась ей в ответ доктор Чаквас, и Гаррус с запозданием припомнил, что не далее пары часов назад видел Айданну входящей в медотсек со здоровенной бутылкой дорогого бренди, прикупленного ею на Омеге накануне днём.
Прикинув, что сейчас будет не лучшее время, и приняв решение не беспокоить в кои-то веки решивших расслабиться капитана и доктора, Гаррус заключил, что пара таблеток обезболивающего вполне сможет отложить его проблему до утра, и уже собирался развернуться и уйти, но отчего-то медлил.
— Меняет, — с нетрезвой непреклонностью отрезала Айданна. — Потому что я виновата. Пока я два года расслаблялась под наркозом, он... Я не должна была этого допустить.
— Помилуйте, командор, для вас теперь и смерть не является уважительной причиной? — хохотнула Чаквас, вновь наполняя бокалы.

Конечно, подслушивать было не самым благовидным занятием, но с тревогой услышав за плеском алкоголя тяжкий вздох Айданны, Гаррус решил на всякий случай задержаться ещё на минутку. Да так и остался стоять у двери, раскрыв рот и затаив дыхание.
— Когда я встретила его там, на Омеге — вот тогда я почувствовала себя живой, а не очнувшись на операционном столе «Цербера» двумя месяцами раньше. А когда его ранили... да лучше бы я снова умерла. Я... Я на что угодно пошла бы, лишь бы с ним этого не случилось.
— Но ведь всё закончилось благополучно, разве нет? — удивлённо возразила доктор. — Да, шрамы, возможно, останутся на всю жизнь, но...
— Но ведь главные шрамы не на теле. То, что с ним произошло — предательство, гибель всего отряда... чёрт... Если бы я только могла забрать его боль... Простите, доктор. Наверное, мне не стоит этого говорить.
— Нет ничего дурного, командор, в том, что вы так переживаете за него — он ведь ваш друг, вы много пережили вместе...
— Да. Друг. Лучший. Единственный. Самый близкий. Самый... лучший...
— Командор?..
— Давайте выпьем ещё, доктор. За... дружбу.
— Кажется, вы что-то не договорили, командор?

Повисла тишина, нарушаемая лишь плеском вновь наполняющего бокалы бренди и гулкими ударами Гаррусова сердца, отсчитывающего медленные тягучие секунды. Вакариан очень боялся, что оно стучит слишком громко, что по ту сторону двери могут услышать его присутствие, но он позабыл об этом, когда, спустя несколько мучительно безмолвных минут, тихий и усталый голос Айданны произнёс:
— Да. Возможно, я слишком много выпила и дело в этом, но... мне кажется, это никогда не было настолько кристально ясно, как сейчас, даже для меня самой... Похоже... я... Нет... Все это очень глупо. Вы знаете, ведь этот язвительный и такой обаятельный турианец мне очень дорог... я, видимо... влюбилась... И, видимо, гораздо раньше, чем встретила его на Омеге... Простите, доктор, что вам приходится это выслушивать — кажется, я слишком пьяна и болтаю лишнего...
Наверное, даже светошумовая граната не смогла бы произвести на Вакариана большего эффекта.
— В ваших словах нет ничего плохого, командор. Плохо лишь, то, что вы говорите об этом мне, а не...
— Довольно. Слишком... Слишком много откровенности за один вечер. Слишком много для меня. Слишком. Прошу прощения, доктор Чаквас, но, кажется, я и впрямь чересчур пьяна.
Послышалась какая-то возня, и Гаррус, почувствовав неладное, мигом нырнул за угол. И очень вовремя, потому что в следующее мгновение дверь открылась.
— Спасибо за приятный вечер, доктор, — проговорила Шепард, обернувшись через плечо, — Надеюсь, мы сможем как-нибудь повторить его.
— Следующая бутылка за мой счет, командор, — тепло улыбнулась ей в ответ собеседница, и капитан шатающейся походкой отправилась к лифту.

Подождав, пока все стихнет, Гаррус осторожно вышел из-за своего укрытия, украдкой покосившись в приоткрытую дверь медотсека и обнаружив доктор Чаквас уже крепко спящей на одной из кушеток.
Кажется, сегодня он вполне сможет обойтись без обезболивающего.
А вот душ, пожалуй, совсем даже не помещает.
Холодный.


Тусклый свет в его каюте начал мигать, вырывая турианца из эфира воспоминаний. Снова напряжение. После вспышки энергии, что выпустил Горн, «Нормандия» чудом осталась цела, хоть ее и забросило на Сатурн. Двигатели отказали из-за нехватки энергии. А последние ее остатки уходили на поиск хоть какого-нибудь сигнала от Шепард. Кто-то считал его занятия пустой тратой сил и мощности, но только не он. Упрямо сканируя частоту за частотой... Он искал, и надежда не покидала его ни на минуту...

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 09.07.2014 | 701 | Между отчаяньем и надеждой, Йеннифер, Шепард, Гаррус | Йенифер
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 53
Гостей: 45
Пользователей: 8

Dredd1875, Kailana, Grеyson, Broken_Man, XIX, Ksu, bug_names_chuck, stalkerShepard
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт