Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Вне времени. Часть 2. Главы 7-9

Жанр: приключения, экшн, драма;
Персонажи: ОС;
Описание: Продолжение приключений двух кварианцев и их новых союзников в лице батарианцев, борющихся за свою жизнь на заброшенной базе, которую наводнили ужасные создания.
Статус: в работе.




Глава 7

Не считая стонов Пэкарта, мы шли в полной тишине 10 минут. Все были озадачены своими вопросами: Борена заботило, как выбраться отсюда, меня — что будет за той секретной дверью, Хана — как выполнить свой долг...
Решив, что тишина делает ситуацию ещё более безрадостной, Бэк решил скрасить поход.

— Да ладно, что такие кислые, да, мы бродим по неизвестной норе без термозарядов, а один увесистый батарианец не может идти, и нам приходится его тащить по очереди, но выше нос. По крайней мере, мы живы. Может, анекдот? Едет азари в аэрокаре, и тут в неё врезается...
— Заткнись, — коротко отрезал Борен.
— Ладно, не хотите анекдот, тогда по делу. Что это была за гигантская хреновина?
— Смесь турианца и крогана, крайне трудно завалить.
— И как звать эту тварь?
— Я её так и зову — тварь.
— А те горбатые и турианообразные, кто это? — уже не удержался я от вопроса.
— Горбатые — это бывшие батарианцы. Я их назвал каннибалами, потому что они жрут друг друга, когда ранены. Турианообразные — это то же самое, что и горбачи, только они используют щиты и обычное оружие; я их назвал налётчиками, — ответил Борен, словно на «отвали».
— Сафирон, твоя очередь нести раненого, — сказал Хан.

Я послушался; действительно, довольно тяжёлый.
Снова повисла неловкая тишина.

— Так ты биотик? — опять заговорил Бэк.
— Да, и что?
— Да ничего, просто я раньше не встречал батарианца-биотика. А что ты ещё умеешь? Сможешь жонглировать циркулярными пилами?

Борен только злобно прорычал.

— Нет? Ну так бы и сказал. Что вы спросили? Ничего? Ладно. Так значит, ты и Хан близкие родственники? А вы похожи.

Вокруг Борена образовалась синяя аура. Он еле держался, чтобы не ударить биотикой моего болтливого друга. И, скорее всего, так и случилось бы, если бы Пэкарт не попросил о небольшом привале.
Все члены нашего импровизированного отряда сели возле стен и, переводя дух, достали питьё и сухой паёк. У батарианцев был аппетитный жёлтый, пористый внутри шарик, вкусный, наверное, по сравнению с нашей «питательной» пастой, которая в изобилии была на Флоте. Будь это турианской едой, я бы без стеснения попросил кусочек.
Может показаться, что небольшая трапеза сейчас не к месту, но мы должны поддерживать тонус и силу духа, а что может взбодрить лучше, чем вкусная еда?.. Как там говорится в людской поговорке: «Война войной, а пожевать по расписанию», — вроде так звучит.
Мы разделились на компании для делёжки провизии. Ко мне и Бэку подошла Эния.

— Не хотите турианский морс?
— Спасибо, — принял я подарок. — А откуда он у тебя?
— Везла подруге-турианке, которая живёт в колонии, забыла из рюкзака вытащить. Но раз такое дело, то вот, попейте. Всяк лучше той дряни, которую вы сейчас едите.
— Спасибо... Эн... Ты извини меня за мои слова в той лаборатории, — расчувствовался Бэк.
— Проехали. Вы хорошо сражались. Вас всех так в Мигрирующем Флоте обучают?
— Нет, но почти все граждане должны пройти базовую боевую подготовку для прохождения Паломничества. Мы же прошли специальные курсы. Я разведчика, Бэк — боевого инженера.
— Забавно. Я вот обучалась в высшем учебном заведении техническим навыкам. Попутно изучила военные специальности. Потом пошла в патруль. На нашем корабле только я способна на, как у нас говорят, «чудеса техники», — она забавно хихикнула. — Это, считай, моё первое боевое задание. Честно говоря, приземлившись сюда, я и не думала, что получится пострелять, даже броню вот нормальную не надела.
— Ха, мы же только и хотели, чтобы всё прошло без лишних проблем: прийти, сделать дело, уйти. Да уж... — вздохнул Бэк. — Так Борен — брат Хана? — он кивнул на стоящего ото всех подальше наёмника «Светил».
— Да, Хан не так много о нём рассказывал. Единственное, что он упоминал, так это то, что они вместе были в рядах наёмников, но потом их дорога разделилась. Хан стал законопослушным гражданином, а Борен так и остался бандитом по найму.

Словно услышав наш разговор, Хан подошёл к нам.

— Эния, проверь состояние майора, он очень неважно выглядит.
— Есть! — батарианка, сделав какой-то жест, отправилась выполнять приказ.
— Так, друзья, если мы хотим выжить, то мы должны быть командой. Чтобы была команда, мы должны друг другу доверять, а чтобы мы могли друг другу доверять, мы не должны лгать друг другу. Рассказывайте без всяких выдумок, зачем вы здесь.
— Ладно, Хан, так и быть, — нехотя начал я — Наш флот, который находится на орбите вашей колонии, засёк странный сигнал на этой планете; мы подозреваем, что это геты. Нас послали сюда разобраться в этом.
— Геты? Этого ещё не хватало. А почему вы не доложили правительству колонии?
— Ага, доложили... Без обид, но знаем мы вас, батарианцев: начнёте нас обвинять в терроризме и обмане.
— Ладно, тут я могу вас понять. Кроме тех штыков в лабораториях нашли какие-нибудь ещё признаки пребывания гетов?
— Нет.
— Так... Чем ещё можете поделиться?
— Прости, но сейчас мы знаем не больше тебя.
— И на том спасибо, — батарианка вернулась, судя по её лицу, с плохими новостями. — Эния, как он?
— Часто кашляет кровью и, кажется, начал бредить. Я дала ему ещё панацелина, но это поможет только снизить боль, — с грустью сказала она. — Хан, мне жаль, но он вряд ли выживет, и из-за него мы только тормозим. Я думаю, нужно... ну...
— Я понимаю, но Пэкарт крепок — его хоронить ещё рано. Будем меняться чаще, или пускай его понесут два человека. Пускай с него снимут шлем и некоторые элементы брони. Ладно, мы и так потеряли много времени. Отдых закончен, подъём! — строго скомандовал Хан. — Сафирон, ты впереди всех, Борен за ним. Рого и Бэк, несите майора. Эния, замыкаешь цепочку. Всё, шевелитесь.

Лейтенант, что про него не говори, исполнял задачу командира на «отлично». В нём действительно чувствовался лидер, которому можно доверить свою жизнь. Я заметил, что остальные батарианцы могут разделить моё мнение о нём. Указанной цепочкой мы быстро шли к тайнику Борена. Глаза привыкли к постоянной темноте, нарушаемой лучами фонарей. Иногда, немного притормаживая, я успевал разглядеть кварианские иероглифы на стенах, но прочитать их было почти невозможно.
Шли достаточно долго. Как порекомендовал Хан, мы несли майора вдвоём, часто меняясь местами, но это несильно помогало. Когда отряд начал уставать, мы, наконец, добрались до схрона наёмника. Он был прикрыт зарослями, так что его бы мало кто нашёл, даже если бы знал о его примерном местоположении.

— Так, в ящике термозаряды, разбирайте. Тут ещё немного жратвы, — он указал на импровизированный стол из камня и пары деревяшек. — Чувствуйте себя как дома, хе-хе. Возьмите побольше гранат: кто знает, когда понадобится хороший «бум».

Бэк и Рого положили майора на заранее подготовленную подстилку и дали ему попить воды. Выглядел он крайне плохо.

— Хан, подойди, — еле слышно прохрипел Пэкарт. — Если вы выберетесь отсюда, передай это моей семье на Кхар'Шане.

Он передал ему старенький пистолет «Страйкер», как минимум пятилетней давности, такими уже давно не пользуются. Наверное, это было что-то вроде реликвии.

— Есть передать, — с понимающим взглядом ответил Хан.
— И если будет возможно, то вынесите меня отсюда: не хочу, чтобы эта дыра стала моей могилой.
— Он, возможно, бредит. Мы и без него не факт, что выберемся, а тут его ещё тащить, — некстати сообщил Борен.
— Прекрати, Борэн. Эния, введи майору ещё дозу обезболивающего. Пока ещё немного передохнём.
— Хан, нам нужно составить план, — предложил я.
— Что это ты, бродяга, тут командуешь?
— На себя посмотри, горе-наёмыш! — вступился Бэк.
— Заткнись, аквариумоголовый!
— Так, ну-ка прекратить, не хватало ещё здесь межрасовой ненависти, сейчас не время для выяснения отношений, — чуть ли не криком вмешался Хан.
— У тебя постоянно на что-то нет времени. Я-то, простофиля, думал, что ты, наконец, спросишь: «Как у тебя дела, брат? Как ты выживал тут, брат? Что ты делал всё это время, брат?», — с наигранной издёвкой проговорил батарианец.
— Отставить, Борен!
— А я не под твоим командованием! — вскрикнул наёмник, наклонив голову вправо. — Для тебя я гражданский и не подчиняюсь тебе.
— Для меня ты преступник, позорящий нашу семью! — уже не на шутку разозлился Хан.
— Если бы ты тогда не бросил меня, в час нужды, то, может, всего бы этого не случилось! Если бы ты помог мне, то мы бы отплатили по долгам и вернулись к честной жизни. А ты просто взял и ушёл, ничего не сказав мне.
— Нас заставляли убивать невинных, это стоило нескольких тысяч кредитов?!
— Даже если так, почему ты не связался потом со мной, почему ты избегал меня?
— Ты был по колено в крови, я знать тебя не хотел, убийца!

Наступила неловкая тишина: последний аргумент оказался шокирующим для Борена. Он растерянно смотрел на своего брата, пытаясь подобрать слова для ответа.
Вдруг в этой глухой тишине мы услышали тихий стук. Он повторялся каждые 5 секунд, становясь громче с каждым разом.

— М-может, обвал? — предположил Рого.
— Тихо...

После двенадцатого удара послышался скрежет металла, будто его разрывают на части.

— Проклятье! Я думал, у нас больше времени. Они скоро прорвут шлюз и придут сюда, — испуганно прошептал Борен.

Весь отряд начал переглядываться, пока все не остановили взгляд на Хане в ожидании приказов. Он, обдумав ситуацию, начал чётко отдавать приказы:

— Собирайте всё, что можно: термозаряды, гранаты, лекарства. Эния и Бэк, поднимайте майора, готовьтесь! Сафирон, подойди сюда; ты же разведчик, помоги составить план. Борен, ты тоже, — наёмник, забыв о ссоре, послушно подошёл к нам. — Итак, мы здесь, — он ткнул в небольшой квадрат на карте, занесённой в инструметрон, — через 1 километр и 200 метров будет указанное «Цербером» важное место. Если, не заходя туда, пройти ещё 500 метров, то мы окажемся в ангаре, откуда сможем выйти наружу.
— Ты же не собираешься заходить в запертую дверь, когда нас вот-вот настигнут хаски?! — возмутился Борен.
— Придётся, мы не должны упускать возможность разузнать о произошедшем здесь. По карте видно, что из той комнаты идёт ещё один проход, прямиком к первой лаборатории.
— Я ни разу не ходил по этому тоннелю, что если он обвален?
— Придётся рискнуть. Разделимся на два отряда: один пойдет прямо, а другой зайдет в комнату. Сафирон, сколько понадобится времени на открытие замка?
— От 2 до 5 минут, на флоте нас учили их вскрывать быстро.
— А ты сможешь её заварить?
— Да и отварить, если потребуется.
— Хорошо, если там окажется тупик, то второй отряд сможет отвлечь чудовищ, пока мы отвариваем шлюз и идём по первому тоннелю.
— В ангаре стоит вездеход. Бэк говорил, что сможет его починить.
— Отлично, пускай Бэк, Эния и Рого с майором уходят через прямой тоннель. Пока мы будем разбираться с секретной комнатой, они успеют залезть в вездеход, починить его и какое-то время сдерживать волну, — Хан после этих слов ещё несколько секунд молчал, перебирая в голове альтернативные варианты, но и этот план оказался неплохим. — Всё, собрались? Валим отсюда, по дороге объясню, если кому-то что-то непонятно.

Глава 8

Казалось, бежали целую вечность. Давно я так не бегал. А ведь второй группе добегать ещё половину пути с грузом в лице Пэкарта. Однако я ни разу не устал, даже наоборот, ощущал себя довольно бодро. Пока мы бежали, Пэкарт постоянно кашлял и болезненно вскрикивал. Как ни печально это признавать, но помочь ему уже нельзя. Тем временем мы отчётливо слышали приближение хасков: они нас догоняли.

— Давайте, бойцы, осталось немного, — подбодрил лейтенант.

Но потом случилось непредвиденное. Пэкарт достал запасной пистолет и начал угрожать им Бэку и Энии, чтобы те опустили его на землю. Наверное, ему совсем нездоровится, раз своих не узнаёт.

— Тихо, майор! Это мы. Вам что-то нужно? — начала успокаивать его Эния.
— Из-за меня вы не уйдёте отсюда... валите без меня... — из последних сил проговорил батарианский офицер.
— Нет, Пэкарт, нам нужно...
— Отошли от меня, — он начал целиться в нас. — Я чувствую, они близко. Мне уже не помочь: ноги отнимаются, пальцы еле слушаются... Если сдохнуть, то сдохнуть, как солдат. Отойдите от меня подальше, — мы послушались, после чего он кинул гранату «Инферно» между собой и нами. — Бегите, глупцы! Я их задержу.
— Пэкарт, проклятый идиот! — заревел Хан.

Он только хотел подойти к нему, как в огне показались первые хаски. Мы упорно пытались оттащить Хана от огня, и как только Борен дал ему пощёчину, лейтенант пришёл в себя. Он понял, что для майора уже всё кончено и это его последний бой.
Опомнившись, мы быстро рванули к цели. Позади был слышен грохот, крики, выстрелы и хриплый дикий хохот вперемешку с ругательствами. Пэкарт, пусть мы с тобой и не поладили, но ты достоин уважения, прости нас. Кила се'лай.
Отряд добежал до точки быстро, хасков ещё не было видно. Жертва майора была не напрасна.

— Вы трое, быстро наверх, вам ещё бежать 500 метров. Надеюсь, вы запомнили, что нужно делать. Сафирон, начинай, — скомандовал лейтенант.

Так, тут вроде не трудно, если знать перевод древне-кварианского, то раз плюнуть. Я сразу начал вспоминать наши уроки, обозначение каждого символа. В голове сами возникали образы этих знаков. Да, есть комбинация, теперь покопаться в схеме...

— Сафирон, они здесь! Быстрее! — начал орать Борен.

Не отвлекаться, так, перепрошить то, это удалить... жаль, тут Форрес нет, она в этом гораздо сильнее... не думай о ней, думай о взломе... Фух! Я весь мокрый от волнения. Ага, ещё немного...

— Сафирон!

Есть!

— Пошли, пошли, пошли, — протараторил Хан от напряжения.

Мы забежали в очень хорошо освещённую просторную комнату. И, кажется, там кто-то был, но сейчас главное заварить дверь, чтобы их задержать, а если есть угроза, то батарианцы с ней разберутся. Да уж, тут моих инженерных навыков явно не хватает, Бэк мог заварить шлюз гораздо быстрее. Вот! На первое время сойдёт. Когда я повернул голову, батарианцы стояли спиной ко мне, целясь в кого-то. Это был человек в бело-золотистой форме учёного.

— О, слава Богу! Вы пришли меня спасти! — обрадовался человек.

Он выглядел очень помятым: весь покрыт пятнами, волосы всклокочены, круги под глазами и запах, от которого даже мой шлем с воздушным фильтром не спасал.

— Руки за голову! Отойди на два шага назад! — приказал Хан.
— Что?! Вы не спасатели? «Светила»?! Вы выжили? Клянусь, это всё не я! Я не причём, я вообще техник, все эти превращения, я не делал этого! Прошу, не убивайте! — завёл истерику учёный.
— Успокойтесь, убивать мы вас не собираемся, если вы будете соответствующе себя вести. Кто вы?
— Меня зовут Эндрю Пиккет, я учёный, никому зла не причинял, я вообще был не в курсе, что они хотели вас убить... — снова завёлся человек.
— Угомонитесь! Вы здесь прятались всё это время?
— Да, я все три дня был здесь, уж подумал, что помру от обезвоживания, но друг сказал, что скоро мне помогут, зря я ему не верил.
— Какой друг? Где он?
— Его нельзя увидеть, только услышать, он много знает.
— Наш профессор оказался с приветом, — хихикнув, сказал Борен.
— Что тут было, чем «Цербер» здесь занимался? — спросил я.
— Это был не совсем «Цербер»: они действовали не по приказу Призрака.
— Какого ещё Призрака?
— Ой, я дурак, зачем рассказал! Забудьте. Мы действовали по приказу доктора Томаса Йорза. Он изучал влияние Жнецов на живой организм вместе с доктором Генри Лоусоном, но Йорза считал, что мы движемся медленно и непродуктивно, поэтому он профинансировал изучение на этой базе.
— Но почему на нашей бывшей колонии? И кто такие Жнецы?
— Разумная раса машин, уничтожающая всю жизнь в Галактике раз в 50000 лет, вы разве не знаете? Раньше кварианцы проводили здесь секретные изучения их технологий, пока геты не восстали.
— Невозможно! Откуда у вас эта информация?! — возмутился я.
— 2 года назад нам передал её кварианец с Омеги. Жнецы поработили разум церберовцев, они не понимали, что делают. Сначала они хотели проводить опыты с вживлением технологий на наёмниках, но потом сами стали машинами, а я не хотел становиться монстром. Но важно не это...
— Вы хоть что-нибудь поняли? — спросил Борен у меня и Хана.
— Погоди, ты хочешь сказать, что они превратили в хасков наёмников, потом и себя сделали этими тварями? Зачем?
— Я же говорил, машины поработили их разум. Церберовцы возомнили их богами, они хотели сравниться с ними.
— Всё, помолчи, дай подумать, — сказал Борен.
— Но есть кое-что очень важное...
— Цыц, потом, — профессор сжался и начал дрожать то ли от страха, то ли от злости. — Знаете, если бы я всё это не пережил, то я бы долго смеялся над его бреднями, — прокомментировал наёмник.
— Местами я готов ему поверить, но раса машин, уничтожающая жизнь раз в 50000 лет, порабощение разума — это какая-то чушь.
— Нет, нет, нет, нет, не чушь!!! Они скоро прибудут, все вы погибните, все! Мы случайно нашли надежду на спасение, но геты отобрали её у нас!
— Притормози! Геты были тут? — это уже меня заинтересовало не на шутку.
— Да, они забрали оружие, способное уничтожить одним выстрелом любой корабль, даже дредноут.
— Откуда оно тут?
— Давным-давно кварианцы, втихаря ото всех, разрабатывали его на основе технологий Жнецов. Мы нашли его и восстановили. Меня и ещё несколько человек посадили за этот проект; мы назвали его «Тринити». После того как тут произошла бойня, словно из неоткуда пришли геты и забрали его.
— Они тут причём? — спросил Хан. — Почему хаски не тронули их?
— Геты вместе со Жнецами. Новые машины подчиняются Старым машинам. А вы как думали, отчего гетам нужно было нападать на Цитадель? Жнецам нужна «Тринити», кто как не геты могут в идеале сделать всю работу?
— Если они служат Жнецам, то боюсь даже представить, что они смогут сделать, — предположил я.
— Куда они отправились?
— Скорее всего, в наш лагерь на холме.
— Почему именно туда?
— Там самая высокая точка в этой местности, оттуда удобнее наводиться на цель.
— Ещё чего не хватало. Когда выберемся, нужно запросить десант. Необходимо устранить эту гетскую угрозу.
— Папа-кварианец вызывает большого зануду, как слышите? — раздался знакомый голос из рации.
— Докладывай, Бэк, — спокойно ответил я.
— Мы добрались до вездехода, но дела тут оказались хуже, чем я думал. Чтобы он смог ездить, мне и Энии придётся покопаться, однако орудия оказались в порядке. Мы смогли замуровать проход, но хасков это надолго не задержит. У вас там что?
— Пополнение в команде. Скоро будем.
— Понял, до связи.
— Хочешь его взять? — спросил Борен.
— Придётся, у него есть много полезной информации, да и как-то жестоко оставлять беднягу тут, — вступился Хан. — Вы знаете, где выход из базы? Сможете показать?
— Да, я смогу вас туда отвести. Тут есть запасной выход; если вы открыли замок на этой двери, то сможете и на той. Тихо, друг, я знаю, что делаю! — внезапно вскрикнул учёный.

Замок действительно был несложный. Быстро взломав его, мы выбежали из этой комнаты к тоннелю. Эндрю вёл нас, а я на всякий случай держал его под прицелом. Дорога была недолгой. Где-то через пять минут мы оказались в первой лаборатории; если двигаться быстро, то путь назад через казармы будет недолгим.
Усталость пропала, когда я осознал, что скоро мы выйдем на поверхность. Надеюсь, больше не вернусь в это место. И вот я вижу, как естественный свет просачивается наружу. Несмотря на шлем, почувствовал свежий воздух. Но радость омрачилась, когда мы услышали выстрел. Должно быть, монстры прорвались через завал или нашли другой путь.
Вылетев пулей из тоннеля, Хан на бегу начал требовать доклад по обстановке.

— Лейтенант Ган, вы выбрались! У нас полная задница! Хаски лезут со всех сторон, а гигантская тварь разгребает завал. Пока они напирают слабо, но это пока. В пушке на вездеходе осталось 3-4 термозаряда для выстрела, — доложил Рого.
— Как у инженеров с ремонтом двигателя транспорта? — перебил Хан.
— Я спрошу, — сержант едва подошёл к машине, как ему ответили. — Ну, кварианец сказал, что если мы станцуем в кабине, а биотик пожонглирует пилами, может, будет работать, — со стеснением сказал батарианец.
— Бэк хочет сказать, что не знает, — пояснил я.
— Ладно, шутки в сторону, будем держать оборону, сколько сможем. Не допускайте, чтобы нас окружили. Эния, на пушку, делай выстрелы в крайнем случае; если не стреляешь, то помогай Бэку. Сафирон, стой на вездеходе, снимай каннибалов и турианцев; когда появится большая тварь, мы ослабим её, а ты добей. Остальным — делайте, что считаете нужным, но не подпускайте чудовищ к машине. Эндрю, в вездеход, и не вылезайте; если сможете помочь с ремонтом, то действуйте. Всем всё ясно?! По местам. И Сафирон, чтобы выстрел из Ки-шока был мощнее, зажми спусковой крючок и не отпускай 2 секунды. Это я так, на будущее.

В этот момент я почувствовал себя неловко. И как я сам не додумался до этого?
Пользуясь затишьем, мы проверили оружие. Кто-то сделал глоток воды, кто-то обдумывал план действий, а человек и вовсе словно молился. В воздухе повисло напряжение, а потом тишина, настолько давящая, что в ушах стоял гул. Странно, что даже тварь перестала разгребать завал. Ну же, тупые бош'теты, я готов. Преимущество теперь у нас, главное, чтобы Бэк не медлил. Словно услышав мои мысли, из трещины в стене показался первый хаск. Борен среагировал быстро: сделав взмах рукой, он зацепил монстра синей плетью и швырнул, ударив об стену. Позже появилось ещё двое, на этот раз Рого и Хан застрелили хасков. Через какое-то время активность чудовищ возросла, но убивать их не составляло труда. Но как только я расслабился, откуда ни возьмись появился налётчик и выстрелил в сержанта. Рого спас его щитом, но он сам от неожиданности чуть не упал, я же в ответ выстрелил в турианца. Как и предполагалось, щиты не помогли ему, и снаряд вонзился прямо в голову налётчика.

— Сафирон! — с упрёком вскрикнул Рого.
— Прости, я не думал, что он появится оттуда.
— Проклятье, у них есть свои ходы. Эния, оставайся в вездеходе и поддержи нас огнём. Смотрите все в оба. Не дайте им прорвать оборону. Осторожно, каннибал! — вдруг закричал Хан.

Я незамедлительно отреагировал и выстрелил в горбатого. После этого хаски волной ринулись к нам. Загрохотали наши орудия. Хан выстреливал заряд за зарядом из «Призрака», Борен расшвыривал уродцев по сторонам, Рого пытался попасть хаскам в голову, ну а я выцеливал вооружённых тварей. Задача усложнилось, но мы держались.
Каннибалы и налётчики падали от моих выстрелов один за другим. У меня никогда так хорошо не получалось поражать цели, словно мои навыки росли поминутно. Увидел, прицелился, выстрелил, перезарядил и по-новой. Все эти движения были словно на автомате. Видела бы меня Форрес. Она постоянно в шутку называла меня криворуким, потому что на стрельбище кварианка всегда набирала больше очков, чем я. Будь она здесь, наверняка бы начала вести счёт, кто скольких убил. Забавно, во всей этой кутерьме я продолжал спокойно стрелять и при этом размышлять. Я бы и продолжал это делать, если бы не раздался жуткий грохот.

— Вот и наш особый гость! — с улыбкой произнёс Борен, показывая на разгромившую стену тварь. — Эния, ты знаешь, что делать.

Башня вездехода повернулась и два раза выстрелила. Чудовище пошатнулось, но продолжило идти. Оно зарычало, и его глаза загорелись красным; кажется, я знаю, что сейчас будет. Тварь кинулась на вездеход и толкнула его. Машина выдержала и не перевернулась, но я повалился на землю. Из передатчика в шлеме донёсся голос Бэка:

— Эй, я тут вообще-то чинить пытаюсь! Да заткнись ты...

Я бы тебя послушал, Бэк, но у меня тут крупная мишень. Эния в последний раз выстрелила из орудия вездехода. От поражения залпом тварь опёрлась на руки, но несмотря на это готовилась к новому рывку. Второго удара транспорт не выдержит — вот тут мой черёд ответить. Как посоветовал Хан, я зажал спусковой крючок и не отпускал 2 секунды до щелчка. Выстрелить в череп, нужно выстрелить череп. Чудовище взмахнуло рукой... Давай! Дальше всё произошло словно в замедлении. Тварь ринулась на вездеход, но тут мой снаряд, выпущенный из гарпун-орудия, пробивает голову чудища и отрывает её от позвоночника. Она мертва. Я ошарашенно смотрел на поверженного врага, не веря глазам своим. Хаски продолжали напирать, но это меня сейчас не сильно заботило. Наверное, я бы долго смотрел на свидетельство своего триумфа, если бы не голос моего друга в передатчике:

— Сафирон, что за чокнутого ты ко мне подсадил! Сначала нёс какую-то чушь, но я терпел, потому что он помогал мне в ремонте, потом он набросился на меня ни с того ни с сего. За него не волнуйся: я уложил его спать своим фирменным ударом. Короче, что-то я отвлёкся; скажи всем, чтобы заканчивали веселье, я почти закончил, можем убираться отсюда.

Ну, наконец-то!

Глава 9

Я закричал во всё горло: «В вездеход!». Батарианцы тут же отреагировали и начали отходить к транспорту.

— Рого, за руль! Борен, быстрее, пока прикрываю! Остальные, помогайте огнём! — раскричался Хан.

Бэк бросил последнюю зажигательную гранату неподалёку от вездехода, чтобы затормозить хасков. Кила! Да сколько же вас здесь ещё?! Монстры, наверное, поняли, что это последний шанс достать нас, и вложили всю свою мощь в эту атаку. Но нас так просто не возьмёшь. Мы отстреливались, почти не целясь. Всё равно, убьёт ли выстрел хаска или нет, главное затормозить их. И вот последний батарианец залез в кабину, всё, пора...

— Жми, Рого! — прокричала Эния.

Двигатель машины завёлся, и мы погнали прямо к выходу, задавив ещё нескольких чудовищ. Хаски уже сильно отстали от нас, ещё чуть-чуть, и мы будем вне базы. Когда вездеход оказался снаружи, Рого включил максимальную скорость и со всех колёс погнал по равнине подальше отсюда.

— Мы выбрались, не могу поверить! — обрадовался Борен.

Все с облегчением выдохнули. От всей команды слышался лёгкий смех, шутки и разные впечатления. После я вкратце рассказал о психически нездоровом человеке и об ужасных опытах, проводимых террористической организацией «Цербер».
Отъехав достаточно далеко от базы, чтобы нас не догнали хаски, Хан попросил остановить машину.

— Хорошо, друзья, мы наконец-то выбрались. Вы прекрасно сражались, для меня было честью биться с такими прекрасными воинами. Но праздновать ещё рановато: давайте сначала улетим с этой планеты, — сказал Хан.
— Я только за, но сперва нужно помянуть майора Пэкарта, — предложила Эния.

Все одобрительно закивали. Батарианцы подняли свои фляги, а мы с Бэком тот туринский морс, который нам дала Эния.

— За Пэкарта, да найдёт он упокоение в загробной жизни, — сказал Борен, сделав глоток из фляги. «За Пэкарта», — проговорили остальные и тоже выпили из фляжки.

После скорбного молчания Хан отдал приказ связаться со своим патрульным кораблём, чтобы их забрали и прислали бойцов для зачистки кварианской базы и лагеря «Цербера». Несколько раз Эния пыталась отправить сигнал на корабль, но безуспешно. Батарианцы недоумевали, почему связь не работает. Патрульный крейсер без приказа командующего, которым был Пэкарт, не должен был покидать орбиту планеты. У Борена появилась мысль привести человека в сознание и расспросить, не имеет ли то самое оружие, о котором он рассказывал, какого-то отношения к обрыву связи. Батарианец шлёпал по лицу Эндрю, пока тот с испугом не открыл глаза.

— С пробуждением, — с ухмылкой сказал наёмник.
— Ты что творил, уважаемый? — влез Бэк. — Зачем ты на меня напал?!
— П-прости, он говорил мне, но я не слушал. Он говорил мне, но он слишком силён. Я должен рассказать Призраку, я должен, он поможет.
— Заткнись, расскажи об этом оружии поподробнее, — не стерпел Борен.
— М-м-м, как больно, — учёный с мукой взялся за голову. — Ладно, я расскажу. Это кварианское оружие, сделанное на основе технологий Жнецов. Когда мы нашли его, оно было в плохом состоянии, но мы восстановили его. После мы узнали, какую мощь несёт в себе «Тринити». Она одним залпом может вывести из строя даже дредноут любого размера.
— Как это «вывести из строя»? — поинтересовался Рого.
— Корабль сам по себе будет цел, но все системы выйдут из строя, в том числе и системы жизнеобеспечения. Весь экипаж погибнет.
— Ты же не думаешь, что... — с тревогой спросила Эния у Хана.
— Подождите, я свяжусь с Мигрирующим Флотом, может, они увидят на радаре ваш патрульный крейсер. Ещё я им отправлю сигнал об эвакуации, через какое-то время нас заберут, — предложил я.
— Я забыл кое-что сказать. Когда я был в своём убежище, за час до того, как вы пришли, на приборах я заметил электромагнитную активность в районе нашего лагеря. Мне жаль, но, скорее всего, вашего корабля уже нет. Геты успешно испытали наше оружие, — с некоторой циничностью сказал Эндрю.
— Н-нет, ты лжёшь! Этого не может быть! — запаниковал Хан.
— Наша флотилия, что с ней?! — заволновался Бэк.
— Сейбер ответил на моё сообщение. Они в порядке. Через полчаса за нами прибудет челнок. Вот ещё сообщение, — я быстро его прочитал. — Флот засёк дрейфующий батарианский крейсер. Простите, выживших нет, — со скорбью произнёс я.
— Проклятье!!! Проклятье! Всё из-за вас, церберовские уроды! — Хан накинулся на человека и начал его избивать.
— Хан! Хан, остановись. Я сама зла на него не меньше, чем ты! Мне тоже охота пустить ему пулю в лоб, но в нашей ситуации это не поможет, — благо Эния может вернуть Хану здравый смысл. Батарианец остановился.
— Прошу, н-не надо! Не бей меня. Я не хотел, чтобы это случилось.
— Человеческая сволота. Для любого оружия нужно проводить полевые испытания, на ком бы вы ещё испробовали свою новую игрушку? — интересную мысль предложил Борен.
— Я предупрежу флотилию, чтобы высадили десант. Надо уничтожить гетов и эту штуковину. Вот же бош'тет... Связь плохая, но, думаю, они получат сообщение.
— Нет! Без «Тринити» мы обречены на смерть, как вы не понимаете, Жнецы близко, с этим оружием есть шанс их остановить. И потом, десант не успеет прибыть сюда: «Тринити» перезаряжается спустя 4 часа после предыдущего выстрела. Догадайся, какой будет следующая цель.
— Только не это! — от осознания страшной правды у меня ком подкатил к горлу. — Геты, скорее всего, собираются уничтожить корабль-ферму, самую приоритетную цель. Тысячи кварианцев погибнут, — шёпотом произнёс я.
— Сколько у нас времени до следующего залпа? — спросил Хан.
— Два часа, — ответил церберовец.
— Мы не должны этого допустить. Ты, — Хан показал на учёного, — веди нас к лагерю. Сколько до него?
— Примерно сорок минут.
— Если попытаешься выкинуть какой-нибудь фокус, я лично превращу твоё лицо в кашу из мяса и костей. Поехали, Рого. Доктор Пиккет, прошу вас, сержант ждёт ваших указаний, — с серьёзным лицом сказал лейтенант.

Сержант завёл двигатель.

— Подожди, с чего бы нам рисковать жизнью ради них? Вернёмся в колонию и пошлём более подготовленный и обученный десант, — с цинизмом произнёс Борен.
— Потому что они рисковали своей жизнью, чтобы спасти наши, это будет неблагодарно, если мы им не поможем. И потом, не знаю, как ты, но мы, солдаты, поклялись защищать жизни невинных, пусть даже жизни не нашего народа, — я и до этого уважал Хана, но после этих слов он поднялся в моих глазах ещё выше.
— Да, ты прав, — извиняющимся тоном ответил Борен.

Остальная команда поначалу, как и Борен, не хотела идти на смерть после того, как только выскочила из её рук. В их глазах была видна обречённость, но вместе с этим и осознание: если не сейчас, то никогда.
После всего пережитого я не думал, что встречусь с гетами. Раньше я волновался за свою жизнь, теперь нужно волноваться за жизни тысяч кварианцев. Я с трудом осознавал, что если мы потерпим неудачу, то у гетов будет оружие, с которым остановить их будет невозможно. Теперь всё зависит от нас.


Отредактировано. Борланд


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 21.05.2014 | 679 | вне времени, Safiron_vas_saber | Safiron_vas_saber
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 40
Гостей: 37
Пользователей: 3

Iamboo, Йода, Доминирующее_звено
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт