Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

I'll be yours. Пролог. Глава 1. One of a Kind

Бета: shtuchka 
Рейтинг: R
Жанр: драма, экшн, AU, романтика;
Персонажи: фемШеп/Тейн; фемШеп/Маар за кадром; Ирика; Кольят; ОС
Описание: Продолжение фика "Перекрёсток" 
Предупреждения: Ненормативная лексика, ООС
 
 
 



Месть уже совершилась, но отмщение рождает только новую месть, а битвы несут смерть © The White Queen


Он знал, что появиться здесь спустя столько лет и двойного предательства равносильно самоубийству. В лучшем случае, очень быстрому убийству. Но он бы не пришёл сюда, не имея в рукаве одного значительного козыря. Очень значительного. Мужчина понимал: либо его голова полетит раньше, чем он успеет что-то сказать, либо говорить надо очень быстро и по существу. Он бы не был агентом Серого Посредника, если бы не умел докладывать о нужной информации в сжатые сроки. Всего три слова — и ему гарантирована свобода.
Нет, с этим он торопится. Жизнь обеспечена точно, но, опять же, насколько интересующую информацию он преподнесёт и в каком настроении будет его босс. Если он выберется отсюда живым, информацию можно будет продать на сторону, и не одну. Многие до сих пор заинтересованы в убийстве Босса и многие желают перехватить власть над его разрозненной империей. И только он знает истинного убийцу Босса, только он сейчас может манипулировать умами, желающими вывалить крупную сумму за голову убийцы. Он поднял шум сразу же, едва до него донеслись слухи о Мааре, бравшем на себя всю ответственность за содеянное. Ха! «Твоя империя скоро рухнет, дрелл, едва Посредник узнает, что к чему». О-о, сегодня должен быть знаменательный день!

Едва он ступил в длинный затемнённый коридор, на его груди тотчас же заплясали красные точки от снайперских винтовок и раздался лязг затворов. Из динамика послышался грудной механический голос Посредника.
— Сколько лет, сколько зим! Весьма непредусмотрительно для тебя, Ферон.
— У меня есть к Вам разговор, Посредник, — дрелл склонил голову перед невидимым собеседником.
— Я очень на это надеюсь, дрелл.
— Я располагаю информацией, которая, несомненно, заинтересует Вас, но передать её я должен исключительно лично.
Динамик зашуршал. Доставлять информацию кратко, без лишних слов и оборотов. Первое правило в торговле. Будь то условие или угроза.
— Я знаю, кто убил Босса.
Голос в динамике дрогнул. Кажется, его ответ позабавил Серого, как и державших его на мушке наёмников.
— И это всё, что ты хотел мне сказать за два года своего отсутствия? После предательства, едва не стоящего мне чести?!
— Я знаю истинного убийцу.
— Довольно, дрелл. Своей ложью ты меня не проведёшь. Отведите его в комнату допросов.

Один из наемников нанес Ферону удар под дых, отчего тот согнулся пополам, хватая воздух и стараясь выдавить те самые три слова. Его взяли под руки и уже оттащили в сторону, когда дрелл хрипло прокричал:
— Босса убила Шепард!
Динамик пронзительно загудел, заставив наёмников остановиться. Некоторое время стояла тишина, а после на мониторе над дверью в коридор к Посреднику появились помехи.
— Следуй за ним.
Из раскрывшейся двери к дреллу подлетел дрон.
— Приветствую вас, агент Ферон. Следуйте, пожалуйста, за мной.
Наёмники расцепили руки и освободили дрелла, явно досадуя на отмену пыток. Ферон оправил одежду и проследовал за крутящимся на месте дроном. Свернув в противоположную сторону от нужного коридора, дрелл начал мысленно просчитывать пути отступления. Дрон вёл его не туда, куда обычно. Окончательно он убедился в этом, когда оказался около узкой двери без замка. Переговорный зал. Что ж, Посредник уже заинтересовался именем этой девицы, возможно, дальнейшее не менее поможет избежать смертной участи.

Ферон встал в круг на полу и стал дожидаться ответа. Противоположная стена начала принимать очертания тёмной комнаты с широким столом в центре и затемнённой фигурой, сидящей за ним. Лица видно не было, лишь в полумраке мерцали зелёные глаза Посредника, да свет, идущий от мониторов позади него, отбрасывал синевой на его широкие плечи. Итак, Серый Посредник — человек. Почему-то этот факт нисколько не удивил Ферона, хотя он представлял своего босса кем угодно, но никак не человеком. Однако сейчас было важно другое.
— Итак, — начал Посредник.
— Моя жизнь — мои деньги. Я заплатил очень много, чтобы остаться в живых после свершённых поступков, и я также счастлив буду окупить неудобства, причинённые Вам.
— «...Неудобства, причинённые Вам», — повторил Посредник и сцепил руки у подбородка. — Какого рода неудобства?
— Я поставил под сомнение честное имя Серого Посредника, — на этом месте Ферону очень захотелось опровергнуть собственные слова, но ничто так не тешит самолюбие Посредника, как признание своих ошибок и превознесение его имени. — Я пренебрёг правилами, запятнав репутацию Ваших дел. Я здесь, чтобы исправить эти нарушения, но ни в коем случае не стану препятствовать Вашему приказу о моём устранении.
— Ещё бы ты стал, — монотонно и равнодушно ответил Посредник. — Дело не в том, на чью сторону ты перешёл, и кто заплатил тебе больше. Ты поступил ровно так же, как и твой предшественник — продал меня и дело, за которое мы все стоим. Неужели ты думаешь, что имени убийцы будет достаточно для твоего помилования?
— Я не смел и помыслить такого, — Ферон стиснул зубы. «Будь ты проклят, Тейн Криос!»
— Так, значит Шепард?
— Так точно, Серый Посредник.
— Я внимательно слушаю тебя, дрелл.


Глава 1. One of a Kind

 

 

С того времени, как мы порвали друг с другом,

 

 

Жизнь больше напоминает самоубийство © Placebo — The bitter end
 

Сегодняшнее благотворительное мероприятие обещало успех. Во-первых, на нём соберутся все маститы бизнеса по добыче нулевого элемента, с которыми можно установить прочный контакт, а после заключить выгодные сделки; во-вторых, данное мероприятие представляло собой своего рода аукцион, где щедрые и жадные предприниматели оценят выставленные на продажу производства; и в третьих, он, наконец, избавится от львиной доли ненужных предприятий. Нет, ему не надоела власть, просто он устал.
Маар прикрыл глаза, поднял бокал в ответ на приветствие Шиалы и залпом осушил его. Отношения с азари закончились спустя всего лишь год попытки забыть прошлое. Шиала была умна и видела, что всего лишь является зеркалом — заменой, отдушиной после прошлых отношений. Она видела, как это истязает Маара и сама предложила всё завершить. Он был благодарен ей за понимание и терпение. Он искренне извинился перед ней, задаром отдав в её распоряжение целую сеть отелей на Иллиуме. От них он тоже чертовски устал. Настолько, что ему не хватало ни слов, ни сил объяснять причины разрыва азари. Он не решался на него, боясь затронуть глубокие чувства Шиалы.
Всё же то, чего он боялся, произошло. Он боялся причинять неудобства тому или иному клиенту, неохотно соглашался на невыгодные сделки, и вскоре начал понимать, что его дела прогорают, что его роль Босса сыграна. Власть стала отягощать, когда он понял, что все любезничают с ним лишь из-за его имени-звания, что в этих лизоблюдах нет ни капли уважения, лишь страх.
Да, когда-то он наводил ужас одним лишь взглядом, повышенным голосом. Этого было достаточно, чтобы клиент тут же передумал и принял обговариваемые условия в ущерб себе. То было раньше, а сейчас Маар мечтал об уничтожении империи Босса. Он ликвидировал всю контрабанду красного песка, пригрозив наркоторговцам самоличной расправой, если увидит на своей территории хотя бы одного дилера. Находившиеся в подчинении предыдущего Босса контрактники были отпущены на свободу. Маар лично проконтролировал избавление от печатей на их коже. Многие пожелали работать на него, многим он отказал, предоставив право на новую жизнь, вдали от криминала и разборок. В его власти остался лишь «Олимп» — головная база всего делопроизводства, «Застава» — снабжающая «Чёрных охотников» и другие группировки оружием, бронёй и имплантатами, и несколько дочерних предприятий по добыче нулевого элемента и гелия-3. Этого было достаточно, чтобы обеспечить себя на оставшиеся годы жизни. Но, увы, этого было мало, чтобы забыть о причинённой боли сразу двоим шесть лет назад.

Он не пытался связаться с ними, даже не подключал своего детектива к тому, чтобы узнать об их делах. Зачем? Он покинул Иллиум в надежде, что эти двое смогут понять друг друга, научатся слушать души и впитывать их пение. Научаться любить друг друга не только телом. Насчёт Тейна он не волновался: Криос-младший всегда был упорным, во всех начинаниях. Но Джейн... Она шла на поводу своих страстей, так далеко заведших её на опасный путь. Маар боялся, что вместо возвращения домой Шепард могла снова сбежать. От Тейна, от самой себя, от всего, что ее окружало и чего она боялась. Перед отлётом с Нос-Астры он всё же выяснил местонахождение девушки и со спокойной душой покинул планету. Со спокойной, конечно же, в кавычках. Он выставил Джейн за дверь, сравнил с её матерью, дерзко использовал и дал отставку. Это сломало в нем ту чёрствую черту, которой он некогда гордился. Именно поэтому ему сложно было сообщить о разрыве Шиале, именно это начало подтачивать его власть. Никакого бизнеса и миллионов кредитов не хватит, чтобы заглушить боль и чувство вины. Никакой алкоголь и сигареты не заменят вкуса и запаха той, которую любишь. Ни одна женщина не способна проявить к нему того же восхищения, каким благоговела Джейн. Он выменял ее чувства на власть, которая повернулась к нему спиной, явно не довольствуясь нынешней мягкотелостью нового Босса.
Из-за своих ошибок Маар потерял старшего сына, и поэтому не хотел потерять еще и Кольята. Ему было уже тринадцать лет, и он вовсю интересовался историей и политикой Раханы. После окончания школы Кольят был настроен заняться изучением медицины и науки и начать решение вопроса о восстановлении водного баланса на родной планете. Он был слишком юн для таких глобальных проблем, но таланта ему не занимать, а упорства — тем более. Маар стремился помочь своему сыну, а для его полной безопасности и реализации всех его планов необходимо избавиться от криминального бизнеса. Но сохранить при этом полезные контакты со многими клиентами.

За всё время благотворительного вечера Маар получил не одно выгодное предложение о сотрудничестве, а также несколько приглашений на деловые ужины по вопросам слияния клиентских компаний с «Заставой» и «И-зо & Г-3 Энтерпрайз». Каждый находящийся здесь желал отхватить от имперского пирога свой кусок. Маар терпеливо ожидал единственного предложения от личности не менее важной, даже более того, самого крупного его делового партнёра, Джанин де Роуврой дюк де Сент-Симон. Запомнить имя этой женщины для дрелла не составило труда, но произнести... Маар всегда удивлялся таким длинным именам, почему не назваться просто миссис Такая-то. Нет, нужно придумать сто приставок и дополнений. Таков французский язык, а фамилия Джанин указывала на аристократическое происхождение. Точнее, фамилия её покойного мужа. Встретиться с ней лично Маару ранее не предоставлялось возможности, но он хорошо знал Луи де Роувроя, главного акционера половины его империалистического капитала.
Маар без затяжных переговоров передал права сначала на одну компанию, а после и вовсе продал контрольные пакеты акций предприятий по добыче нулевого элемента именно человеку. Дрелл всё еще помнил улицы грязного Тауна, где встретил Клер, мать Джейн. Городок, некогда бывший промышленным центром по добыче газа и горных пород, сразу же обеднел, едва природные запасы исчерпали себя. Те, кто успел нажиться, жили припеваючи, другая же часть населения Тауна выживала в сырости и грязи.

Маару импонировали люди. Они хватались за каждую возможность поднять человечество до необходимых высот, показать Совету, что они тоже часть Галактики и ничем не отличаются от прочих рас. Взять в пример хотя бы Донована Хока. Он родился и вырос на отдалённой горнодобывающей колонии. Его мать вкалывала на заводе сверхурочно, брала дополнительные смены, чтобы прокормить пять голодных ртов. Отец давно уже сидел в инвалидной коляске и лишь ожидал, когда его «чёртова несносная жена» принесёт ужин. В двадцать лет, после шестилетнего прогибания спины на заводе, Хок уехал на Землю, и удача распахнула ему свои объятья, прочно связав с китайским преступным синдикатом. Всего лишь три года спустя Донован вернулся в родную колонию и вывез оттуда свою семью. Всех, кроме отца. Обида за мать, за то, как он, ничего не принося в дом, отбирал жалкие крохи у детей и набивал своё брюхо, сделала своё дело. Хок оставил отца умирать в наполовину опустевшей колонии.
Конечно, далеко не самый лучший пример подъёма из грязи в князи, учитывая, что грязь из самого Хока никуда не делась, но зато какой отличный пример упорства человека, не желавшего мириться с жестокой системой высшей иерархии! Маар не хотел подобного будущего для колоний, чьё население работало на заводах, добывающих нулевой элемент. Он не хотел, чтобы где-то были дети с огромными печальными глазами на худеньких личиках, чьи матери отчаянно бьются за выживание. Поэтому Маар охотнее шёл на сделки с людьми, нежели с теми же азари. Их вечность слишком длинна для получения «прямо здесь и сейчас» львиной доли предприятий. За их тысячелетия они ещё не раз создадут, перекупят, уничтожат сотни, а то и тысячи компаний. Чего ему только стоило заключение контракта с Нассаной Дантиус! Азари никак не желала расставаться с контролируемыми доставку красного песка на Иллиум доками, угрожая и пытаясь шантажировать дрелла. Не раз к нему наведывались наёмники и убийцы, которые либо уходили ни с чем (при хорошем раскладе), либо расставались с жизнью, либо вообще переходили на сторону Босса. Помог лишь случай. Нассану обнаружили мёртвой в ее собственной постели со свёрнутой шеей. Нет, Маар таким способом никогда не избавлялся от конкурентов, но подобный способ убийства был очень знаком ему. Он лишь молился Арашу, чтобы это не было делом рук Тейна.

Так вот, о Джанин. Никто из её подопечных или партнеров не встречался с ней лично. Переговоры велись от её представителя, некой Елены Блейк, контракты с подписью загадочной мисс де Роуврой также поступали от Елены. Кто-то намекал на ксенофобность Джанин, по причине которой она не вступала в личный контакт ни с одним инопланетянином. Но точно так же она не контактировала и с людьми. Быть может, она просто опасалась за свою жизнь. Её муж приобрёл много компаний и предприятий, передав в завещании все права ей. О подробностях его смерти также никто ничего не знал. Словно он просто умер — и всё. Маар надеялся, что хотя бы сегодня он встретится с той самой «распрекрасной девой из Эдема», как описывал её муж, и наконец избавится от последних корпораций. Ему очень не хотелось передавать права «левым» сторонам.
В открытые окна подул ветерок, принеся с собой лёгкую прохладу озера. При выборе выставочного холла Маар сразу же остановился на этом месте. Природа, тишина, потрясающий вид на столицу Бекенштейна и, главное, удалённость от центра. Путь неблизкий, но зато здесь точно ничто не нарушит звуков спокойной оркестровой музыки. Обилие изысканных закусок и дорогих напитков, атмосфера роскоши и удобств — всё, что нужно для хорошего настроения клиентов и партнёров. Не хватало только главного участника. Некоторые заинтересованные в приобретении пакетов акций клиенты подходили к Маару и высказывали своё восхищение организацией приёма. В особенности, о выборе места. Ведь они так устали от этого шумного и загазованного всевозможными запахами города и бла-бла-бла. Маар слушал их вполуха, кивая головой и желая приятного времяпрепровождения. Партнёры издалека кивали дреллу в знак своего расположения к покупке или просто приветствия. Ведь среди толпы не просто перездороваться и перезнакомиться сразу со всеми.

Маар подхватил новый бокал с подноса и отвернулся к окну. Если Джанин не появится, стоит ли подождать несколько дней или сразу же продать акции другим людям? Но кому? Хоку? О-о, нет, с него достаточно его коррумпированного бизнеса по реликвиям и антиквариату. Где он только находит предметы далёких столетий и образцы старых технологий? Призраку? Вот уж ему точно начхать на благоустройства предприятий и, случись что, Призрак даже пальцем не пошевельнёт. Оставить себе? Тогда уж пусть довольствуются мелкие сошки, а с него хватит. Маар поднес бокал к губам и замер. Он всегда чутко реагировал на происходящее вокруг. Так и сейчас гул голосов заметно стих, и внимание гостей устремилось на двери банкетного зала. Дрелл развернулся, вслушиваясь в звонкий стук каблуков в коридоре парадного входа. С противоположной стороны к нему на всех парах бежала Саманта, то замедляя, то убыстряя бег, в зависимости от количества вылетающих листов из толстой стопки документов.
— Босс! Сэр! На заводе «Г-3 Мануфакторинг» произошла авария. Процент разрушений...
Он не слушал девушку. Нахмурившись, он не отрывал взора от приближающейся фигуры женщины в сопровождении высокого, со светлой чешуёй, дрелла. Лицо женщины скрывала широкополая шляпа, из-под которой виднелась прядь огненно-рыжих волос. Маар замер. Да мало ли рыжих женщин на свете? Может, и немало, хотя в свете межрасовых браков рыжие, как и блондины, теперь считаются редкостью... но этот цвет он не спутает ни с каким другим. Дрелл протиснулся сквозь толпу к месту, куда направлялась гостья. Он слышал изумленные вздохи и тихие перешёптывания по поводу внешнего вида неизвестной женщины. Изумиться было чему: высокий воротник с кружевным шейным платком, скрепленный винтажной брошью, облегающий фигуру темно-синий жакет и узкая юбка, высокие каблуки. Весь дизайн костюма явно был позаимствован с «Амазонки» XVIII века и производил фурор посреди современной обстановки и традиционных одеяний.

Маар растолкал последних стоявших перед ним гостей, но так и не успел разглядеть лицо женщины. Она прошла к небольшому подиуму, и тут дрелл услышал её голос:
— Дамы и господа! Позвольте вам представить Джанин де Роуврой дюк де Сент-Симон, главу корпораций и холдингов семейного бизнеса Роуврой.
Этот голос!..
Женщина обернулась к толпе и подняла голову.
— То есть, меня, — она широко улыбнулась и обвела толпу взглядом.
Маар едва не выронил бокал. Это она, малютка Джейн! Девушка, поставившая на уши всю Галактику, перевернувшая с ног на голову всю его, Маара, жизнь; женщина, которую восхвалял Луи де Роуврой. Она стала изысканной и утонченной леди; как? Дрелл осёкся. Джейн и леди? Здесь что-то не так. Если она — Джанин, где Тейн? Почему он не с ней и как, чёрт побери, она вышла замуж за Луи?! Нет, этот вопрос стоял на втором месте после самого главного: где его сын?
Зелёные глаза дерзко и с вызовом смотрели на него, но улыбка сохранилась дружелюбная, открытая. Что стало с Джейн Шепард? На что он толкнул её шесть лет назад и как снова изменил её жизнь? Арашу, что же творится в голове этой девочки? Для Маара она всегда будет той маленькой Дженни, перед которой он предстал много лет назад.

— Мои дорогие и уважаемые коллеги! В этот непростой для нас всех период, когда одна корпорация воюет за власть с другой, давайте не будем забывать о самом главном: о тех людях, тех семьях рабочих, благодаря усилиям которых, наш бизнес процветает и позволяет купаться в роскоши.
Гости ошеломлённо переглянулись. К Джейн подошел официант и предложил бокал искристого вина. Она благодарно ему улыбнулась и продолжила:
— Без благоустроенных рабочих мест, без уверенности в завтрашнем дне и высокого материального достатка мы не сможем рассчитывать на совестливость рабочих и надеяться на их жертвы ради великой машины бизнеса. Мы должны понимать: наш успех целиком и полностью зависит от наших кадров, от их удовлетворённости в предоставлении и благоустройстве рабочих мест. Качество изготавливаемой продукции, высота предоставляемых услуг делает наши предприятия конкурентоспособными. Мы имеем наглядный пример в лице «Электроник Продакшн» — как реформа кадровой политики повлияла на процент прибыли корпорации.
Генеральный директор названной фирмы приветственно поднял свой бокал и учтиво склонил голову набок. Батарианец, а туда же — млеет перед похвалой. Что-что, а красиво говорить, точнее, пудрить мозги, Джейн умеет.

— Для меня честь быть в союзе с такими уважаемыми клиентами, как вы, и в будущем я надеюсь на долгосрочное сотрудничество с каждым. Двери моего офиса всегда открыты для вас, и любое предложение будет рассмотрено на выгодных для обеих сторон условиях. Я надеюсь на отзывчивость и понимание каждого из вас. Только от вас зависит благосостояние рабочих кадров, только для вас открыты пути к светлому успеху. Девиз моего покойного мужа гласит: «Мы за будущее» — , и на протяжении вот уже ста тридцати лет он неизменно показывает нам высоты многих холдингов и производств семейного бизнеса Роуврой. На сегодняшний день открыты предложения о слиянии с главным офисом «ЮМС», и я с превеликим удовольствием обсужу любые договорные условия с каждым.
Зал восторженно ахнул. «Юнион медикал синтетикс», вот чёрт! Главный производитель медицинского оборудования и синтетических заменяющих органов, а также с недавних пор корпорация запустила в производство новое поколение био-усилителей и открыла несколько исследовательских институтов. Сейчас к ним потянутся все, кто задействован в сфере био-имплантантов, кибернизации и, конечно же, добытчики нулевого элемента. Семейный бизнес «ЮМС» начался ещё в середине прошлого столетия и ни отец, ни дед, ни прадед Роуврой никогда не рассматривали и, уж тем более, не предлагали слияния со своей компанией. Для каждого присутствующего здесь заявление Джейн — как подарок на Рождество. Семейство Роуврой, должно быть, переворачиваются в своих могилах, проклиная тот день, когда последний живущий из знатной семьи переписал всё имущество и права на Шепард. Возможно, где-то и остались потомки старого рода, но кто осмелиться тягаться с Джейн? Тем более, после слияния это станет невозможным.

После речи к Джейн сразу же потянулись все заинтересованные в сотрудничестве толстосумы. Подступиться к ней было невозможно, и Маар, сохраняя терпение, молча ожидал, когда очередной бахвальщик покинет мадам Джанин. Но не тут-то было. Главы фирм и производств чуть ли не в очередь становились, желая угодить теперь уже самой влиятельной женщине, рассыпаясь в комплиментах и сочувствиях о покойном муже. Какой цирк! Джейн любезничала с каждым, охотно принимала любое предложение о слиянии и назначала дату встреч. Сразу всем! Интересно, как она потом будет разбираться с теми, кому откажет? Неужто примет все предложения и молча будет наблюдать за грызнёй корпораций? Ха, так сразу же отсеются слабые и можно делать более высокие ставки. «Что ж, Джейн, видимо ты ничуть не изменилась.»

Маар на мгновение отвернулся от созерцания конкурса кривляний перед Шепард за очередной порцией спиртного, а обернувшись, понял, что Джейн исчезла со своего подиума. Что за чёрт! Дрелл передал бокал подошедшей к нему Саманте, едва раскрывшей рот, чтобы сообщить о документах, и спешно направился к выходу. Звонкий стук каблуков относил его в воспоминание шестилетней давности. Боги видят, как он не хотел говорить тех слов! Маар протянул руку вперёд и почти ухватился за локоть женщины, когда та резко развернулась и выставила пистолет прямо в лоб дреллу.
— Здравствуй, Маар, — прошипела она, почти бросив его имя.
— Где Тейн? — выпалил он единственное, что его интересовало.
— Почём мне знать?
— Ты ушла от него?
— Я?! — её глаза яростно заблестели и расширились. — Думаешь, он принял меня после тебя?! Думаешь, ему было приятно касаться меня?! Я старалась наладить наши отношения, я замаливала свои грехи, так долго, сколько того требовалось, но ничто не помогло мне!
Маар прикрыл глаза. Как же так? Разве плохо он знал своего сына? Разве мог он подумать, что былое великодушие Тейна исчезнет, когда он узнает о предательстве? Он снова ошибся, снова испоганил жизнь тем, кого любит...
— Всё было кончено, едва ты сказал ему о нас. Зачем ты это сделал? Тебе мало было меня унизить, ты ещё и Тейну доложил?! — Джейн глубоко вздохнула и убрала пистолет. — Что теперь выяснять, всё в прошлом. И, несмотря на нашу встречу, ты тоже в прошлом.
Шепард развернулась к Маару спиной. Он схватил её за локоть: разговор ещё не окончен! Но на защиту от посторонних тут же встал сопровождающий Джейн дрелл. Он перехватил руку Маара и небрежно откинул её в сторону. Маар прищурился. Молодой, совсем еще сопляк, очередная забава для утех плотских желаний.
— Новая игрушка, да? — презрительно спросил он, глядя на Шепард.
— Прощай, Маар. Надеюсь не увидеться с тобой за морем.

Цокая каблуками, Джейн вышла из здания. Её телохранитель стоял напротив Маара до тех пор, пока стук её каблуков не затих на улице. Только тогда он неспешно развернулся и последовал за своей хозяйкой. Маар, сверля взглядом широкоплечего дрелла, стиснул зубы. К нему снова подбежала Саманта, не удержав таки листы и выронив их из рук.
— Трейнор! — Девушка вздрогнула от громкого строгого голоса дрелла. — Выясни, чем она занималась в последние шесть лет. С кем контактировала, в чём спала, с кем спала, что ела, где проводила свое время — всё! И найди моего сына!
Маар резко развернулся и прошёл в банкетный зал. Саманта подняла ворох бумаг, сдула упавшую на лицо прядь волос и сказала:
— Да, сэр.

Отредактировано: Архимедовна.
 



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 12.02.2014 | 962 | I'll be yours, AU, драма, Pierrot, романтика, Фем!Шепард, экшн, Тейн | Pierrot
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 11
Гостей: 11
Пользователей: 0

Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт