Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Mass Effect: Ренегат Глава 4 "Неподкупный коп"

Жанр: приключение, экшн;
Персонажи: Джон Шепард, оригинальные МЕ1;
Описание: Лейтенант-коммандер Джон Шепард первым из людей удостоился назначения в Специальный Корпус Тактической Разведки. Но и задание у него не из простых — выследить и ликвидировать предателя, легендарного Спектра Сарена Артериуса. У этой игры не бывает правил, и он должен собрать всю свою волю, чтобы не уподобиться тому, кого призван уничтожить. Чтобы не стать новым Ренегатом... 
Статус: в процессе.

 




Глава 4
«Неподкупный коп»

Космическая станция «Цитадель»
Туманность Змея
11 апреля 2183 года
11-00(8-14 по общегалактическому времени)

Распрощавшись с товарищами, Джон отправился прямиком по адресу, указанному в визитке, предоставленной ему Телой. Офис таинственного мистера Вона располагался в Президиуме, всего в нескольких минутах ходьбы от центрального лифта Башни Совета. Продвигаясь неспешным прогулочным шагом, Шепард мысленно переваривал всю известную на данный момент информацию. Он не сомневался, что Вазир решила воспользоваться удобным случаем и смахнуть фигуру Сарена, ослабив тем самым позиции Иерархии. Артериус, судя по всему, обладал немалым весом в Корпусе Тактической Разведки, и его дискредитация давала серьезные козыри Азарийской Республике в противостоянии возросшему после Войны Первого Контакта влиянию турианцев. Вот только у Джона сложилось стоическое впечатление, что на сотрудничество с ним ее толкнули не только политические причины. Во-первых, потому что Спектры превыше всего ставили интересы Совета, из чего следовало, что признание Сарена военным преступником в той, или иной мере отразится на всех трех расах, имеющих в нем своих представителей, что косвенно подтверждалось прекращением официального расследования. С другой стороны, если доказательства все-таки найдутся, азари с гордостью смогут сказать, что приложили этому руку через действия Спектра Вазир. Подобные ходы легко просчитывались, и, хоть и не имели открытых последствий в силу отсутствия повода для ответных действий пострадавшей стороны, определенную прохладу в отношения добавляли. Подобные прямолинейные провокации для мягкой, но чрезвычайно эффективной азарийской политики были, прямо скажем, несвойственны. А в то, что азари руководствуются искренним сочувствием к пострадавшим подданным Альянса и хотят торжества правосудия любой ценой, Шепард, будучи реалистом, верил еще меньше.

Во-вторых, хотя в СпеКТРе и не было заявленных руководителей, а каждый агент отчитывался лично перед Советом, структура организации подразумевала лидерство неформальное. Образно говоря, чем более эффективно действовал агент, тем большим доверием проникались к нему Советники и уважением — сослуживцы. Естественно, подобные веяния стимулировали появление банальной зависти. Вполне возможно, что Вазир слишком долго пробыла в тени Сарена, и ей попросту надоело быть вечно второй. К сожалению, у Джона было слишком мало информации о том, какие на самом деле настроения царят в Корпусе, чтобы говорить об этом со стопроцентной уверенностью, но такой вариант, как минимум, имел право на существование.

И, наконец, в-третьих, ослепительная азари могла действовать в интересах какого-либо частного лица. За свою долгую карьеру Сарен нажил достаточно влиятельных врагов, которые могли захотеть воспользоваться ситуацией. Правда, такой игрок должен был обладать немалым ресурсом и разветвленной агентурной сетью, если сумел привлечь к своей операции Спектра. И это при том, что с момента атаки на Иден Прайм прошли всего сутки, и о возможной причастности к ней Артериуса знали единицы. Правда, не стоило исключать, что Вазир могли использовать втемную. Джон мысленно выругался. Ощущение, что его пытаются сделать пешкой в чужой игре, становилось все сильнее. Самое поганое во всем этом было то, что Шепард прекрасно понимал, что особого выбора у него нет. Конечно, он мог повернуться спиной к огромной световой вывеске «Барла Вон — финансовые консультации» и отправиться на «Нормандию» в надежде на то, что Удина и Андерсон подключат имеющиеся в их распоряжении ресурсы и смогут накопать что-нибудь на Спектра-ренегата. Но Джон терпеть не мог сидеть без дела и четко осознавал, что с каждой пройденной минутой Сарен опережает его все больше и больше. Были ли тому причиной видения, вызванные маяком, или врожденный инстинкт охотника, но Шепард чувствовал — механизм истории запущен и времени на раздумья больше нет. Глубоко выдохнув, командор решительно вошел в гостеприимно разъехавшиеся створки дверей системы «Welcome».

Вопреки его ожиданиям, в приемной не оказалось даже ВИ-секретаря. Строго говоря, и самой приемной у финансового консультанта тоже не было. За дверьми Джона ждала одна-единственная, хоть и весьма просторная, комната, весь интерьер которой состоял из установленных вдоль стен по обе стороны от входа банковских терминалов, да сборного стола с рядом голографических мониторов в дальней части помещения. Именно за ним едва виднелась волусская макушка, принадлежавшая, по всей видимости, достопочтимому Барла Вону. Джон бросил быстрый взгляд по сторонам, но не заметил ни других посетителей, ни каких бы то ни было средств слежения.

— Так, тааак, кто же тут у нас? — до ушей Шепарда донесся жужжащий звук привода кресла с автоматической регуляцией высоты, и из-за стола показалось еще часть пухленькой тушки волуса, увенчанной маленькой головкой с мигающим клапаном аммиачного респиратора на дыхательном соединении костюма. — Лейтенант-коммандер Шепард, я полагаю? Безмерно рад познакомиться с вами лично. Знаете, когда я в первый раз услышал об Акузе и Торфане, то проникся к вам искренней симпатией.
Шепард скрестил руки на груди.
— Я на Цитадели всего несколько часов, но у меня уже сложилось впечатление, что здесь все, всё, про всех знают. Как будто я хожу с прикрепленной на груди табличкой, на которой выбита моя биография. И не скажу, что мне это по душе.
— Я финансовый консультант, и у меня много влиятельных клиентов, — развел руками волус, — и я обязан знать, когда на станцию прибывают персоны вроде вас. А специфика деятельности подразумевает максимальную осведомленность о тех, с кем мне, возможно, предстоит иметь дело.
— Тогда у вас преимущество, — Джон еще раз рассеянно огляделся, в надежде обнаружить хотя бы какое-нибудь подобие стула, — потому как я вас не знаю ровным счетом ничего.
— Ох, прошу прощения, человек, — толстячок покачал головой в притворном расстройстве, — Меня зовут Барла Вон, как я уже говорил, я финансовый консультант. Приятно познакомиться, командор Шепард.
 Волус пробежался пальцами по одной из консолей, и за спиной Джона из тщательно укрытой в полу ниши выдвинулся самосборный стул. Встроенный ВИ просканировал фигуру посетителя, определяя его расу, рост и массу, а затем быстро отрегулировал нужную высоту сиденья. Шепард осторожно присел на кажущуюся невероятно хрупкой конструкцию.

— Значит, финансовый консультант..., — протянул Шепард.
— Галактическое финансирование — невероятно сложная наука. Вы только представьте себе — сочетание законов и постановлений десятков независимых экономических систем. Будучи экспертом в этой области, я делюсь своими знаниями за определенную плату. Также я предлагаю услуги высшего разряда для тех клиентов, кто не хочет привлекать к себе особого внимания. Тихо и эффективно — таково мое кредо, — Джону на секунду показалось, что Барла Вон даже немного раздулся от гордости. В прямом смысле слова.
— Звучит весьма подозрительно, — усмехнулся командор.
— Все что я делаю, умещается в рамки галактического права, — заверил его волус. — Предположим, один ханарский дипломат подал ходатайство об уменьшении тарифов на ханарские товары. Как вы думаете, какова будет реакция общественности, если всплывет, что он вкладывает деньги в кампании, занимающиеся экспортом? Даже если его подлинные мотивы были благородны, его, скорее всего, обвинят в использовании положения для получения личной выгоды. А я избавляю от подобных... неудобств.
— Я достаточно повидал на этом свете, чтобы не верить в такие проявления благородства. Не говоря уже о том, что таким образом зависимость от вашего участия в операции увеличивается вместе с объемом хранимой тайны.
— Секреты моих клиентов — неприкасаемая тема. Вы слишком недоверчивы, землянин. Будем надеяться, что судьба не обременит вас настолько большим состоянием, что вам могут понадобиться мои услуги. Впрочем, вряд ли вас ко мне привело желание поспорить о моральных ценностях, не так ли?
— Именно. Мне сказали, что вы, будучи агентом Серого Посредника, можете обладать необходимой мне информацией, — кивнул Джон.
— Какая изумительная прямота, — искренне восхитился волус, — крайне редкое достоинство на Цитадели. Что ж, вы правы. Действительно, мой главный заработок — вовсе не финансовые операции, а информация. Вот, скажем, сегодня я получил некоторые инструкции касательно вашей персоны и незамедлительно связался со Спектром Вазир. И вот вы здесь, командор. Не потому что так захотели я или вы. А потому, что это нужно Серому Посреднику.
— Я слышал, что его... гхм, помощь, недешево стоит, — осторожно поинтересовался Шепард.
— Именно так, — утвердительно кивнул волус, — и скажу честно: в обычных обстоятельствах вряд ли она была бы вам по карману. Но сейчас ситуация исключительная, поэтому кое-что будет вам предоставлено бесплатно. Но сначала я хотел бы поинтересоваться: что вы знаете об этом месте, командор?

Короткая ручонка торговца информацией описала небольшой полукруг над головой.
— Больше, чем мне хотелось бы, но меньше, чем мне нужно на данный момент. В двух словах — мне здесь не нравится. Если вы, конечно, имеете в виду всю станцию, а не только ваш кабинет, — отрезал Джон.
— Честный ответ, — усмехнулся Барла Вон, — Поверьте, это лишь первое впечатление. Поначалу она пугает и настораживает, но ровно до тех пор, пока вы не поймете, какие возможности здесь предоставляются. Это исключительное место, подходящее для исключительных людей. Таких, как вы, и таких, как я. Слабые здесь не задерживаются. Порой мне кажется, что она сама выбирает, кого стоит оставить, если вы понимаете, о чем я. Сарен пробыл здесь долго. Очень долго. И, я вас уверяю, он прекрасно понимает, что может дать контроль над Цитаделью.
— Он атаковал Иден Прайм, человеческую колонию, а не станцию Совета, — скептически ответил Шепард.
— Сейчас — да, но кто знает, что у него на уме? Я бы не стал списывать подобный вариант развития событий. Впрочем, это лишь мои домыслы, а я, как вы, наверное, уже успели заметить, не военный. Но вернемся к информации. Сарен долгое время вел дела с Серым Посредником. До недавних пор.
— Что же изменилось?
Барла Вон как-то особенно тяжело вздохнул.
— Сарен. Он переступил черту, протянул руку к тому, что ему не принадлежит. Начал давить на агентов посредника. Задумывать авантюры, пагубно отражающиеся на бизнесе. Фактически, это открытое противостояние. Ни одно существо в галактике, находясь в здравом рассудке, не станет ссориться с тем, кто владеет информацией, способной смещать правительства, если на это нет веских причин. Спектра Артериуса можно назвать как угодно, но только не безумцем. Один из переметнувшихся к нему агентов — Майкл Карвер, по прозвищу «Фист», владелец «Логова Коры».
— Допустим, — Джон старательно подавил зевок. — Каким образом это поможет мне?
— Мистер Карвер решил сменить флаг аккурат перед налетом на Иден Прайм. Занятное совпадение, не правда ли? Несколько дней назад Сарен устроил погоню со стрельбой на основной транспортной магистрали. Его целью был некто Ричард Холлоуэй, контрабандист из Систем Термина. По данным Серого Посредника, именно от него Артериус узнал о находке Альянса. Как вы думаете, кто сдал беднягу Спектру? — волус с хитрецой посмотрел на собеседника.
— Фист, — коротко ответил командор, — и если у кого-то и можно выбить информацию о делишках Сарена, так это у него.
— Именно. Но это еще не все. Серый Посредник отправил к Карверу посланника с пламенным приветом. Сегодня вечером он прибудет на Цитадель. Встретьтесь с ним, возможно, он знает еще что-то. Это наемник, один из лучших. Зовут его Урднот Рекс.
— Кроган? — Шепард пристально посмотрел на волуса, ища подвоха.
— Да, но достаточно необычен. Сначала говорит, потом стреляет, а не как у них принято.

Командор встал, разминая затекшие за время разговора ноги.
— Честно говоря, я ожидал немного другого.
— Я вам сказал, что Спектр поссорился с Серым посредником. Учитываю цену — вполне неплохая сделка, — сдержанно ответил волус, всем своим видом показывая, что разговор окончен.

*****

Гаррус Вакариан, будучи личностью целеустремленной, остался недоволен решением Совета прекратить расследование деятельности Сарена. И дело было даже не в том, что с момента их последней встречи за Спектром остался должок, который он хотел вернуть. Поначалу турианец отнесся ко всем обвинениям с изрядной долей скептицизма, не веря, что Артериус мог решиться на подобный шаг, да еще и изрядно наследить. Но чем глубже он погружался в пучину финансовых отчетов опального Спектра, тем больше находил свидетельств того, что деятельность его весьма дальновидного соотечественника выходила далеко за рамки операций Корпуса. Поистине бесконечное количество запросов по установленным агентами каналам создавали ощущение, что не осталось в галактике уголка, куда бы турианец не засунул свой нос. Подобная активность подразумевала немаленькие финансовые возможности. Гаррус знал, что финансирование агентов шло из двух источников: сам Корпус поддерживался дотациями Совета, плюс каждый из оперативников спонсировался расой, к которой принадлежал. Вакариан нутром чуял, что нащупал ту самую ниточку, потянув за которую, можно попытаться распутать сплетенный подозреваемым клубок. Дабы отсечь лишнее, он, переступив через собственные принципы, связался с отцом. Несмотря на то, что ему пришлось выслушать немало за время их получасового разговора, турианец сумел узнать главное — за последние пять лет Иерархия не то что не увеличила, а даже уменьшила суммы, выделяемые на своих представителей в Корпусе. Это подтвердило его предположение, что Сарен сумел найти независимые источники финансирования. В этом не было бы ничего странного, если бы не объемы проделанной Сареном работы. Все говорило о том, что подозреваемый провел блестящую информационную и технологическую подготовку, а значит, Иден Прайм был лишь началом. Но вот началом чего? Для того, чтобы найти ответ на этот вопрос, Гаррусу был жизненно необходим доступ к делам Корпуса, проходящим под грифом «Совершенно Секретно».

Теперь, после категорического отказа Совета, он был вынужден пялиться в экран голографического монитора в пустом кабинете, раз за разом мысленно перебирая крупицы имеющейся у него информации. Директор Паллин, зная о деятельной натуре своего подчиненного, завалил его бумажной работой, но у турианца не было никакого желания ковыряться в бесконечных отчетах. После очередной попытки заполнить осточертевшую форму проведенного допроса, Гаррус плюнул и, свернув приложение, открыл сводку происшествий за последние сутки, в надежде отыскать что-нибудь интересное. Быстро пробежав глазами по списку, он тяжело вздохнул. Ничего выходящего из ряда вон: наркотики, грабежи, контрабанда. Его взгляд зацепился за отчет одного из офицеров ОТК*. Во время утреннего рейда была обнаружена партия незаконно ввезенного оружия. Далее шел внушительный перечень конфискованного товара. Самым первым по списку шло именно то, что привлекло его внимание: восемь ручных пушек «Палач». Гаррус нахмурился. Крупнокалиберные пистолеты данной модели использовались, в основном, представителями человечества и потому встречались достаточно редко. Турианцу сразу припомнилась перестрелка, от которой его так некстати отвлекли. Он еще раз внимательно перечитал отчет. Склад, на котором была обнаружена контрабанда, принадлежал некому Элайе Кэлуму, торговцу, и, согласно базе данных СБЦ, по совместительству одной из шестерок Майкла Карвера. Герметичный транспортный кейс с пушками оказался вскрыт, то есть часть груза вполне могла дойти до адресата. Либо Кэлум мог решить заработать в обход своего босса, что Гаррусу показалось гораздо менее вероятным. В любом случае, ведущему это дело Харкину стоило об этом узнать. Турианец размял затекшую шею и вызвал по внутренней связи кабинет, где вчерашняя смена. После двух длинных сигналов ему ответил Челлик, находящийся, как всегда, в прекрасном расположении духа.
— Инспектор Вакариан, дико рад вас слышать.
Гаррус укоризненно покачал головой, словно его собеседник мог это увидеть воочию.
— Привет. Харкин на месте?
— Какой ты нудный порой, дружище. Надо бы тебе слетать в отпуск на Палавен. Горы, девушки, хорошая еда..., — Вакариан многозначительно закашлялся, и Челлик, поняв, что старый знакомый не в настроении, сменил тон на деловой: — Понял, понял. Нету его. Просмотрел видеозапись с вчерашнего происшествия, и, как ошпаренный, куда-то свинтил.
— Какую запись? — заинтересованно переспросил детектив.
— С одной из магистральных камер, ближайшей к переулку, где подстрелили кварианку.
— Не знаешь, куда он мог податься? Передатчик отключен, — Гаррус на всякий случай еще раз перепроверил. — Уже час как.
— Предполагаю, что в «Логово Коры», но точно не могу сказать. А зачем тебе понадобился этот прощелыга?
— Да так, хотел кое-что уточнить, — уклончиво ответил турианец. — В любом случае, спасибо.
— Всегда пожалуйста, — усмехнулся Челлик и отключился.

Вакариан призадумался. В СБЦ считалось дурным тоном лезть в чужие расследования, но он слишком хорошо знал, что из себя представляет Харкин, чтобы спускать все на тормозах. Недолго думая, турианец залез в святая святых СБЦ — систему тотального видеонаблюдения, контролирующую тысячи камер по всей станции. Быстро найдя в трехмерной схеме интересующую его улицу, он отмотал запись на момент времени, предшествовавший вчерашнему происшествию. Сам переулок, в котором произошло преступление, был вне зоны охвата камеры, но поворот к нему от пешеходной дорожки, идущей вдоль транспортной магистрали, просматривался прекрасно. Поначалу Гаррус не увидел ничего необычного и ускорил воспроизведение, пока в поле зрение камеры не попала медленно бредущая вдоль дороги кварианка. Девушка казалась немного потерянной, что, впрочем, было неудивительно, учитывая ее первый визит на станцию. Полностью погрузившись в свои мысли, она не заметила, как из приземлившегося чуть поодаль аэрокара вышли два человека, в которых детектив опознал вчерашних пострадавших. Один из них за несколько быстрых шагов догнал кварианку, подхватил ее под локоть. Широкая спина затрудняла обзор, но по положению его руки Вакариан понял, что один из «Палачей» в этот самый момент уперся девчонке в бок. Турианец отметил про себя, что место было выбрано идеально — в это время суток прохожих почти не было. Поравнявшийся с ними подельник кивком указал на поворот в злосчастный переулок, куда и потащили деморализованную жертву.
— Почему же ты промолчала, девочка? — скрипнул зубами Гаррус, наблюдая, как все трое исчезают из поля зрения камеры.
Турианец еще раз просмотрел запись. Его внимание привлекла человеческая фигура на другой стороне дороги. Сначала он подумал, что это всего лишь спешащий по своим делам обычный прохожий, пусть и в немного странном серо-черном костюме с низко надвинутым капюшоном, но в момент нападения она резко притормозила, явно изучая то, что происходило в нескольких десятках метров от нее. Затем, будто приняв какое-то решение, быстрым шагом направилась к указателю перехода, проходящего под аэротрассой. Около самого широкого спуска незнакомка воровато оглянулась и... исчезла.
— Да какого черта здесь творится? — выругался Вакариан, попутно делая вырезку из записи с крупным планом таинственной женщины. Сделав это, он связался с дежурным техслужбы.
— Детектив Вакариан. Посылаю изображение, проверьте все имеющиеся совпадения по базе данных. Пока объявите фигуранта в розыск. Человек, женщина, рост около 5,5 футов, отсутствие сетевой идентификации, возможен незаконный въезд. И подготовьте автоматический аэрокар.
— Принято, детектив. Какая конечная точка для системы навигации?
— «Логово Коры».

*****

Харкин был чертовски доволен собой. Никогда ранее его служба не приносила ТАКИХ дивидендов. Потягивая дорогой виски из фигурного стакана, он мысленно представлял себе, как сможет развернуться. На днях старина Элайа подкинул ему хорошую идею по поводу поддельных въездных карт, но на раскрутку предприятия требовались немалые вложения. Теперь же этот вопрос был решен, и Харкину оставалось с блаженным видом потягивать благоухающий напиток и довольно щурится от осознания собственной прозорливости. Из грез его вырвал хриплый голос, обладателя которого он узнал сразу:
— Сколько?
— Не понимаю о чем ты, Гаррус, — Харкин криво усмехнулся и сделал большой глоток.
— Все ты понимаешь, — турианец стоял, скрестив руки на груди, по другую сторону круглого столика. — Сколько заплатит тебе Фист, если ты сдашь ему кварианку?
— Ты слишком часто суешь свой турианский нос в чужие дела, Вакариан. Впрочем, в любом случае это лишь твои догадки...
— Я так не думаю, — оборвал его Гаррус. — Ты видел запись, и знаешь, на кого работали эти двое. И судя по тому, что ты сейчас здесь, вывод напрашивается сам. Зачем ему девчонка?
— Не имею ни малейшего представления, — отбросил Харкин лишнее притворство, — да это и не имеет особого значения. Чем их меньше тут шатается, тем спокойнее. И если ты думаешь, что меня начнут мучать угрызения совести, то я тебе напомню: менее суток назад ИИ, созданный этими ублюдками, уничтожил несколько тысяч моих соотечественников.
— Не приплетай сюда Иден Прайм. Все, что тебя интересовало — сколько конкретно приземлится лично в твой карман. Про свои чистые помыслы и праведный гнев кому-нибудь другому будешь рассказывать. Я слишком хорошо знаю, кто ты и что ты.
— Как ты достал меня своей моралью, чертов упрямец, — зло прошипел продажный коп. — Оглянись вокруг и распахни глаза пошире. Я открою тебе страшную тайну — все вокруг тебя берут. Некоторые, вроде меня, ищут личную выгоду, другие, вроде Паллина и Бейли, стараются выжать максимум пользы для охраняемого ими социума, но смысл от этого не меняются. Берут все и всегда. Кроме тебя. Ты же Гаррус Вакариан. Непримиримый. Истовый защитник обожаемого тобою закона. Единственный в своем роде неподкупный коп, готовый разбить собственный лоб об стену, на которой еще не обсохли мозги тысяч других глупцов, пытавшихся изменить саму природу общества. Так вот, кое в чем ты ошибся. Я не сдам кварианку Фисту. По той простой причине, что я уже это сделал.
Гаррус одним движением сгреб противника за грудки и притянул к себе, опрокинув стакан с виски.
— Если с головы Мишель упадет хоть волос...
— До этого не дойдет, если док не будет строить из себя героя. — После этих слов турианец отбросил оппонента назад, обратно на мягкий диван.
Несколько секунд мужчины буравили друг друга яростными взглядами.
— Это была последняя капля, — сквозь зубы выговорил Вакариан, — я доложу обо всем произошедшем Паллину, пусть он решает, что с тобой делать.
После этих слов он быстро направился к выходу. Харкин зло сплюнул, глядя ему в спину.
— Беги, беги, защитник обиженных. Надеюсь, ты успеешь, и Риз с парнями кончат тебя вместе с кварианкой. А ты что стоишь, дура, — сорвался он на наблюдавшую за всей картиной встречи официантку, — тащи новый стакан.

*ОТК — Отдел Таможенного Контроля.

Отредактировано: Архимедовна.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 31.12.2013 | 2131 | 9 | Truart, Mass Efect: Ренегат, Тейн Криос, Тали'Зора, Гаррус Вакариан | Truart
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 19
Гостей: 18
Пользователей: 1

MacMillan
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт