Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Долгая дорога домой. Глава 6

Жанр: приключение;
Персонажи: ОС;
Аннотация: Это мир, в котором никогда не создавалось синтетиков, а Земля держала свои колонии в ежовых рукавицах, здесь никогда не было ни Призрака, ни Жнецов, зато появились безумные геты. Здесь Архангела воротит от этого имени, Шепард становится мятежником, эфир «шепчет» тысячелетние мольбы о помощи, а древние кварианские руины надежно хранят тайны давним давно забытой эпохи.





Об UR-674 можно было сказать многое: холодный, каменный, забытый, угрюмый... Брошенное Джокером «унылый» было чрезвычайно далеко от истины, но никак не выходило из головы. Несмотря на обилие дневного света, он был довольно темен. Солнечные лучи, разбиваясь о скалы, кувырком катились вниз по обеим их сторонам, и неровные длинные тени кидались в узкие, короткие ущелья и застревали там, перекинутые с одного края на другой темными мостками.
Небольшие деревца взбирались по горам вверх, вгрызаясь тонкими щупальцами корней в породу там, где только могли зацепиться, шумели, и больше всего этот шелест темно-багряных листьев напоминал рассерженное змеиное шипение; бледной взвесью плескались внизу «тяжелые озера». Сидя в «Мако» и выглянув в щели-бойницы, можно было увидеть, как от соприкосновения с энергетическими полями бронированной машины крупинки тяжелых элементов вспыхивали на миг, и, уносясь назад, и впрямь были похожи на роившиеся стаи насекомых.
Серо-синяя туша Сутана висела по правую сторону, закрывая собой четверть горизонта, и выгибалась, точно линза огромного микроскопа. Бродил около нижнего полюса планеты «зрачок» большого белого вихря, отчего «взгляд» Сутана, казалось, был направлен вниз и в сторону, прямиком на старый кварианский комплекс.
UR... был красив. По своему, конечно. Тяжелыми, скрипящими столбами гор, узкими, разбитыми временем тропами, скулившими на них ветрами, грохотом далеких обвалов, игравшим на листьях солнцем, шершавыми стволами деревьев с покрывшим их темно-зеленым мхом, «волнами» тяжелых озер, порой вспыхивавших крошечными огнями, полосами полных влагой облаков, воплями неизвестных птиц...

«Унылый. — Ин повторила про себя это слово, и тяжело выдохнула: в маске, закрывшей половину ее лица, было душно. — Унылый...»
Дэн назвал планету мертвой, старпом — тревожной, Лиара — брошенной, Грюнт — скучной. Гаррус пробормотал что-то невнятное, и Ин была уверенна, что это какое-то ругательство. Она пыталась подобрать собственное сравнение, но проклятое «унылый» настойчиво цеплялось за язык.

— Вот он! — Голос Тали звенит, перекрикивая промозглый ветер. Она указывает рукой вперед, и Гаррус, бросая туда один хмурый взгляд, встряхивает плечами, удобнее устраивая на них сумку. Он продолжает спуск, стараясь идти как можно легче, но все же видно, что этот переход дался ему нелегко.
Тропа, по которой они идут, резко виляет в сторону, огибая груду камней, Ин ускоряет шаг, и наклон тропы быстро превращает его в бег. Она перескакивает с камня на камень и огибает препятствия, заставляя полы плаща биться о ноги, пыль окутывает облаками ее ступни при каждом шаге, и небольшие «тяжелые лужицы», скапливающиеся на относительно ровных участках, под ударами сапог выплескиваются из своих берегов. Ин резко тормозит, подняв тучу пыли, пошатнувшись, взмахивает руками, и, ухватившись за ближайшее деревцо, гасит до нуля свою скорость.
 
Она всегда любила горы. И было неважно, насколько километров они поднимались над землей, были ли покрыты зеленью или закованы во льды. Она любила в них все: их величие, гордость, мрачную решимость, стойкость, любила лица, складывающиеся в складках породы и то, как они не прощали ошибок.
Она улыбнулась, едва удерживая рвущийся с губ смех — ей всегда казалось, что в таких местах за спиной вырастают крылья. Иначе, как еще было объяснить ту упоительную уверенность, что стоит только хорошенько оттолкнуться и, расправив руки, прыгнуть, как вместо острых камней встретишь лицом лишь мягкую перину гуляющего внизу ветра.
Поэтому нет ничего удивительного в том, что до подножия горы она добирается первой. Здание, к которому она подошла, было старым, толстые стены почти рыжими, Ин стукнула по ним рукой ради интереса, вслушиваясь в тихий, глухой звук. Надземный этаж комплекса, с одной стороны погребенный давним обвалом, увенчанный короной молодой поросли деревьев на крыше, уже пустившей корни в накопившуюся здесь за столетия землю, казался гигантским прыщом.

Встав неподалеку от капитана «Анкея», Тали дает себе лишь несколько минут отдыха — ровно столько, сколько нужно Гаррусу, чтобы подойти ближе и опустить ее рюкзак на землю — и сверяется с планом здания.
Беглое сканирование показывает относительную целостность конструкций, не считая пары особо проржавевших мест на крыше здания, отсутствие рабочих систем внешней защиты и серьезную поломку запирающего механизма двери. Тали вздыхает: она до последнего надеялась попасть внутрь простым способом.
Она проходится вдоль стены, следуя за сигналом на своем инструметроне, находит «узел» и, пометив его, подтаскивает к себе свою сумку, начиная извлекать на свет ее содержимое. Ин вытягивает шею и усмехается — неудивительно, что турианцу было тяжело! — плазменный резак, метров восемь высококачественного кабеля, четыре батареи, несколько носителей данных, элементы питания, фильтры воздушной очистки, различного рода переходники...
— А вы предусмотрительны, Тали! — Женщина улыбается, беря в руки одну из множества микросхем.
— Я постаралась подготовиться к худшим вариантам. Ну, ко многим из них, — отзывается Тали и, выпрямившись, протягивает Гаррусу небольшую походную лопату. — Вот.
— Что мне...
— Обычно ею копают, Гаррус. — И быстрее, чем тот успевает продолжить, Ин чуть наклоняется, насмешливо хватаясь за ручку воображаемого инструмента. — Ну, знаете, берут в руки и...
— Я умею пользоваться лопатой! — Турианец дергает жвалами, прожигая ее взглядом. — Просто пытался спросить, что именно мне копать?
— Механизм двери не работает, так что снаружи ее не открыть, поэтому мы войдем через крышу, но для начала ее придется раскопать — там много земли.
— Всю?
— Нет, только над одним из проржавевших участков, лучше над тем дальним — он больше. Затем проломим в этом месте крышу, спускаемся вниз, подаем питание на замок с той стороны... Когда появится питание, необходимо будет ввести код авторизации.
— Консоль завалена камнями.
— Я знаю, капитан. Поэтому я и искала кабели, вот эта точка. — Тали указывает на отмеченное ею место. — Стену, я, конечно, не прорежу, но до изолированной полости с кабелями добраться смогу. Подключусь напрямую, игнорируя консоль, и подтвержу открытие дверей.
— Что ж, вы явно знаете, что делаете, Тали, так что командуйте. — Ин шутливо вытягивается в струнку, но кварианка кивает ей со всей серьезностью, протягивая еще один садовый инструмент.
— Тогда не ленитесь, капитан.
Как словом, так и делом.

Резак в руках Тали тухнет. Оставив неровные черные окалины, он проел в стене комплекса небольшую плешь, позволив ей подобраться к «трубе». Отложив инструмент в сторону, добираясь до проводов, кварианка вскрыла ее чем-то сродни большому консервному ножу. Отделив один из небольших кабелей, она пережала его высоким кольцом перемычки с «носиком» для небольшого щупа.
И на этом ее работа закончилась. Вынуть из рюкзака специальный пенал, по сути, портативную консоль величиной с ладонь, вставить щуп в «нос» перемычки, подсоединяя его к проводу и с приходом энергии вбить код допуска было минутным делом.

Тали вздыхает, в который раз сцепляя пальцы, она понимает, что давно протоптала уже небольшую дорожку перед дверью и стала объектом внимания Гарруса, но ничего не может с собой поделать — мысль «скорее, пожалуйста, скорее» вьется в голове назойливым волчком. Но дела у команды «землекопов» идут не слишком хорошо. Слой земли оказывается суше и тверже, чем это кажется на первый взгляд, а проржавевший участок потолка не таким уж и ржавым. Капитан Шотте выпускает в него несколько пуль, после чего отверстия от выстрелов приходится соединять резаком, разводить в стороны подручными средствами и ударами тяжелых сапог загибать вовнутрь рваные края получившейся дыры.
— Все в порядке? Вы нервничаете.
— Все хорошо, правда. — Тали заставляет себя остановиться. Смех выходит таким натянутым, что девушка морщится, потирая лоб рукой. — Просто волнуюсь. Вы только представьте, сколько времени сюда не ступала нога кварианца?
Гаррус смотрит так иронично и пристально, что она невольно сжимается, ожидая уличения во лжи, но турианец только задумчиво хмыкает и отворачивается.
— Я здесь, если что. Расслабьтесь.

Так уж вышло, что в дыру пришлось лезть Ин. Кандидатура Тали отпала сразу после того, как стало ясно, что несмотря на тщательное выравнивание края проделанного лаза все еще чертовски остры, а плечи турианца, закованные в тяжелую броню, просто туда не пролезут.
— Я на месте, нашла нужную точку, активирую дрона. Энергия пошла.
Несколько долгих секунд ничего не происходит, затем пенал, подключенный напрямую к кабелю, оживает. Тали бросается к нему, спешно настукивая пальцами хитрый код. Один, два раза, три...
— Ничего не происходит...
— Я вижу, Гаррус, и не понимаю в чем дело, код должен был... стоп! Ну, конечно же, он сработал!.. Капитан, помните одну из тех батарей, что я вам дала?
— Эээ... да, вот она.
— Поищите еще один разъем, предположительно в самом нижнем ряду, он должен выглядеть...
— ...как два скошенных квадрата с четырьмя стерженьками по бокам? Я знаю, как выглядят разъемы под энергетические батареи, Тали. Ага, нашла.
— Вставляйте!
— Это сработает? — Ответом ему служит неприятный металлический скрежет.
— Комплекс давно заброшен. — Тали поднимается, отсоединяя свой пенал, и дает Гаррусу знак подобрать рюкзак. — Механизмы давно никто не включал, плюс им нужно еще сдвинуть груду заваливших двери камней, а энергии на это требуется гораздо больше, чем есть у одного дрона.
Ин отступает из неровного прямоугольника света, пропуская внутрь оставшуюся часть команды, и ободряюще кивает Тали: «Хорошая работа!». Туннель перед ними широким коридором уходил вперед, воздух был пыльным и старым, от пола тянуло по ногам прохладой. Тали создает еще одного дрона, и тот маленьким солнцем пристраивается чуть впереди.

Здесь было тихо. Тишина казалась большим свернувшимся в клубок зверем, гулкое эхо катившихся по коридору шагов чудилось его глубоким размеренным дыханием, и по молчаливому согласию они тоже молчали, рассекая темноту копьями фонарных лучей, стараясь не мешать сну здешней хозяйки.
В какой-то момент змейка на электронной карте, переламываясь под прямым углом, издает писк, и Тали уверенно сворачивает в эту же сторону. Игнорируя небольшие комнатки и глухие «коленца» в коридоре, проходит прямо и застывает перед одной из дверей.
— Спустили оборудование. Насколько можно судить, конструкции не самые надежные, но в ближайшие сто-двести лет не развалятся. Последний этаж — одно сплошное «тяжелое болото», видимость отвратительная.
— Вы спустились?
— Нет, считываем показания с датчиков. Подъемник слишком низко, не достать, а высаживаться вместе с оборудованием... дураков нет.
— Ясно. Про... — Ин морщится и отходит на шаг, крепче вжимает бусину микрофона в ухо: на этот раз Тали не стала возиться с взломом, просто вырезав из двери запирающий механизм, и та оглушительно воет, когда взявшись за получившуюся дыру, Гаррус раздвигает ее створки в стороны. — Продолжайте. Постараемся подать на подъемник энергию.

Запустить генераторы удается не сразу. Старая техника фырчит и плюется искрами. Тали вскрывает панели, лезет в механические внутренности едва ли не по пояс, пережимает провода, меняет выгоревшие разъемы, перепаивает контакты, тихо ругаясь по-квариански, то и дело ныряет в рюкзак за новыми схемами, кромсает на части принесенный с собой кабель. Его приходится тянуть от одной машины к другой, однажды для этого приходится продолбить в стене приличную борозду...
Ин, безропотно приняв на себя роль «подай-подержи-принеси», наблюдает за ней внимательно, ничуть не стесняясь своих взглядов — она имеет на них полное право. Она не спорит ни с одним решением, не высказывается ни по одной возникшей проблеме, не вносит никаких предложений... Ей нужно увидеть своего компаньона в деле, узнать ее способ решать проблемы, посмотреть, сможет ли она переламывать сложившуюся ситуацию, переупрямить старые машины, способна ли принимать решения и исправлять собственные ошибки.
И ко времени, когда генераторы погнали по жилам кварианского комплекса энергию — процентов тридцать от первоначальной мощности, но и этого было вполне достаточно — капитан уже знала: девочка молодец. Талантлива, умела, обстоятельна, изобретательна, четко понимающая стоящие перед ней задачи и не менее четко — собственные возможности.

Вызванная с помощью инструметрона проекция спустившегося на три этажа под землю комплекса расцветает белыми искорками, раскрашиваются в красный поврежденные отсеки, куда так и не дотянулась энергия, мерцают зелеными отрезками открытые двери, редкими желтыми квадратами — лифты и подъемники. Капитан неприхотлива и, более-менее обеспечив энергией один из них, отводит питание от всех остальных — ей несложно пройтись пешком. Лучами расходятся от центра «Аре» длинные высокие коридоры, и они проходят такой луч насквозь, игнорируя уходящую вниз широкую лестницу и призывно мигающие замки дверей.
Ин иногда заглядывает в них из любопытства и, так и не зацепившись взглядом за что-нибудь интересное, спешит догнать Тали и Гарруса, уверенно ушедших вперед. Она вздыхает, поднося руки к голове и потирая замерзшие уши: всю энергию, которая не ушла на питание командного зала «Аре», освещение, двери и подъемник, они пустили на вентилирование, и потоки холодного воздуха, пропущенного через фильтры, медленно, но верно наполняли комплекс, выдувая из внутренних помещений «тяжелые озера».

Командный зал «Аре» — просторное помещение, до потолка заставленное «гробами» вычислительной техники, всевозможными экранами и панелями — мрачно. Большинство старых ламп лопнули от внезапного тока энергии и теперь лежат на полу хрустящими под ботинками осколками, а их остатка не хватает, чтобы в полной мере осветить большое помещение.
— Есть идеи, что это за место? — Изображение на одном из экранов, подключенных к закрепленным в коридорах камерам, дергается и искажается, никак не вводясь в фокус, и Гаррус задумчиво стучит по нему когтем.
— Скорее всего, наблюдательный пост, но точно сказать пока не могу, — качает головой Тали. — Язык кваринаский, но какой-то... незнакомый. Наверное, один из старых диалектов, может быть даже шифр. Я не знаю, я не лингвист.
Капитан Шотте кивает, неторопливо нарезая по залу круги, водя пальцем по пыльным консолям, из-за плеча Тали разглядывая старые закорючки на экране. Ее не особенно волнуют эти полуправды и недомолвки — «Анкей» получил плату не за то, чтобы копаться в кварианских тайнах, а Ин всегда уважала своих клиентов.

Горошина микрофона в ее ухе чуть слышно потрескивает и то, как щелкает по каналам связи статика, ей совсем не нравится.
— Тали, есть возможность использовать внутреннюю связь?
Девушка, на секунду замерев, отнимает руки от клавиатуры и уходит к дальней стене. Щелкает какими-то тумблерами, трогает пальцами какие-то кристаллы, что-то сканирует и вновь качает головой:
— Боюсь, что нет, капитан. Эта часть системы не подлежит восстановлению, я могу наладить новую линию связи, но на это потребуется несколько часов.
— Что-то не так?
— Лиара пропускает уже второй сеанс связи. Кай тоже молчит.
— Может быть, это все горы? — Гаррус пожимает плечами, несколько неровно, словно от пробежавших мурашек.
— Может быть, это все горы... — Ин прикусывает губу, невидящим взглядом рассматривая что-то за его плечом, и турианец с трудом перебарывает в себе желание обернуться. — Пойду, спущусь вниз, проверю как у них дела. Если мы разминемся, где вас искать?
— Второй этаж, северный коридор. Мы будем примерно здесь...
Инструметрон капитана пищит, сообщая о получении новой отметки, но Ин даже не смотрит на него. Гаррус следит за ней до тех пор, пока темнота не скрывает женщину из вида. От него не укрылся тот факт, что, поворачиваясь спиной, она расстегнула кобру на бедре.
— Все...
«...в порядке?» — хочется спросить ему, но Тали’Зора, так же молча провожающая глазами капитана «Анкея», расплетая тревожно сжатые пальцы, указывает ему на рюкзак «идемте, Гаррус» и решительно направляется в луч коридора, противоположный тому, куда ушла капитан Шотте, добавляя едва слышно: 
— Времени мало.
Вопрос «для чего?» так и остается невысказанным, и почему-то Гаррус не сомневается, что получит на него ответ в самом скором времени. С их уходом просторное помещение вновь погружается в тишину, нарушаемую едва слышным гудением включенных приборов, и уже некому увидеть, как на экране, немногим ранее заинтересовавшем Гарруса, капитан Шотте пересекает небольшое помещение, скрываясь на лестничной клетке и как спустя минуту за ней следует рослая механическая фигура, освещая себе путь небольшим налобным фонарем.

* * *

Второй этаж комплекса практически не отличается от первого, и она преодолевает его легко и без затруднений, а вот третий оказывается намного грязнее, темнее, свет в его коридорах оказывается желчно-желтым и тусклым и, кажется, создает сумрака больше, чем разгоняет. Он то и дело моргал, и нервные тени окружающих предметов косо ложились на стены коридора. Какие-то трубы тянулись по потолку, гудящие провода — по стенам, и стягивались к коробкам, на табло которых некогда анализировались сигналы, принесенные этими проводами.
Неясная тень кралась за ней по пятам, и Ин то и дело косилась за спину на очерченный на стене силуэт. Темное пятно было кривым и так не походило на нее, что чудилось капитану притаившимся врагом. Это ощущение только усиливали гнездившиеся на стенах электронные стукачи — малюсенькие видеокамеры, и, не смотря на то, что работала из них хорошо если половина, ощущение слежки не пропадало.
Иногда коридор, по которому она шла, расходился влево и вправо мрачными и неприглядными туннелями-близнецами и обширными залами с железными монстрами в них, ощетинившимися всевозможными лезвиями, усиками, ножками, клапанами, рычагами, щупами, воронками... Капитан старалась обходить такие места стороной: почему-то ей казалось, что стоит только повернуться к ним спиной, как они оживут и начнут гоняться за ней по темным подземельям.
Старательно игнорируя повороты и закутки, в которых зловеще лился сверху неприятный свет, Ин шла вперед, стараясь не позволять бурному воображению рисовать на стенах тени бандитов, чертей, монстров из детских кошмаров и прочую гадость, непременно поджидающую за поворотами.

Первый сюрприз, кстати, ее встречает именно там — за поворотом. Лестница, ведущая на четвертый этаж комплекса, оказывается завалена. Коробки, металлические коробы разнообразной техники с щупальцами выдранных с корнем проводов, листы железа, прутья гнутой арматуры тяжелой грудой высятся до самого потолка. Ин недоуменно присвистывает, приближаясь к ней вплотную: — грамотная застава! — тяжелое, устойчивое основание, штыри арматуры, словно старые армейские штыки, редкие просветы «верхних этажей» кучи между ящиками, призванными упасть и повлечь за собой лавину...
Ин осторожно тянет за один из них, но штырь толщиной с большой палец поддается совсем чуть-чуть и тут же застревает, зацепившись за что-то внутри завала, заставив его угрожающе заскрипеть. Она сразу же бросает это занятие и торопливо отходит прочь. Так, ясно... просто так завал не разобрать, а если приложить для этого достаточно сил, куча рухнет вниз и шанс на то, что ей удастся вовремя выскочить из-под нее, стремится к нулю.
«Проклятье. Так, ладно, лифт, у нас все есть еще лифт... В крайнем случае, вернусь обратно. — Она криво усмехается, кладя руку на ребристую рукоять пистолета. — Рановато что-то для паники, капитан!..»
Да, она помнит, что сама распределяла энергию таким образом, чтобы не тратить ее на все подряд, но каждый, кто хоть раз застревал в лифте, прекрасно знал об одной старой как мир лазейке, позволяющей подобраться к аварийным системам, обмануть сегмент безопасности и заново направить энергию в системы минуя основной блок управления. Знала об этом и Ин.

Вот только воспользоваться этим знанием ей не удалось. Еще на подходе к лифтовой кабине капитан почувствовала едкий, щекочущий ноздри запах. Он был слаб, почти уничтожен потоком воздуха, избавлявшим коридоры от «тяжелых озер», но даже этого было достаточно, чтобы заставить волосы на ее голове зашевелиться. И последние метры до лифта она преодолевает бегом, на ходу вынимая из-за спины винтовку.
В галактике существует лишь одно оружие, бьющее сухо, почти бесшумно, оставляющее после выстрела такой запах и подобные следы на металле. Ин отворачивается от поврежденной кабины, запуская на инструметроне сканер ближайшего пространства, и морщится, когда тот мерзко пищит, загораясь красным. Ей очень хочется вновь вжать бусину микрофона в ухо, но она знает, что это лишнее — отрубить связь, забить помехами радар, разделить, перекрыть все выходы кроме одного... Команда «Анкея» уже пару раз встречалась с этим способом загнать в ловушку.
Что ж, может быть радио и бесполезно, но сообщить об опасности можно и другим способом. Выбрав взглядом одну из дверей коридора, Ин наводит на нее винтовку и до упора жмет на спусковой крючок, и грохот выстрелов разлетается по этажу, сжирая старую тишину, отражается от стен, звенит в вентиляционных решетках, множится звонким эхом и мощными раскатами уходит вверх.

Отредактировано: Архимедовна.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 20.12.2013 | 1075 | 3 | Долгая дорога домой, Тали, Шепард, Гаррус, Amalur | Amalur
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 36
Гостей: 33
Пользователей: 3

Nightingale, Kailana, Grеyson
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт