Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Afterlife. Статус кв(о). Финал. Шах, мат и послематчевый разбор партии (часть 2)

Жанр: приключения, детектив;
Персонажи: ОС;
Статус: закончено;
Описание: Вайлет подводит итоге, сводит концы и делает неожиданный ход после окончания партии, а паладин Олли только смеется.





Суда не планировалось. Планировалась финальная беседа с задержанным, назначенная на начало второго. Судить Дирака будут потом, по всем правилам межрасового трибунала. Сильно, сильно позже. И скорее всего, проходить по делу кварианец будет не обвиняемым, а свидетелем. 
И вот это было самым неугодным для Вайлет. Да-да, парадокс в том, что Вайлет было совершенно без необходимости отдавать кварианского мятежника под суд. Просто потому, что межрасовый трибунал, как и положено формальному органу, разбираться с Дираком будет так же формально. То есть нудно, долго, по существу и вообще. 
А Вайлет после памятного себе перерождения в рубке кварианского грузовика, навсегда для себя решила отказаться от атрибутов формального правосудия. Оно сковано догмами и процедурами, оно не способно взглянуть за рамки скрупулезно выписанных обвинений. Обвинений, созданных мастерами крючкотворства... ничего не смыслящими в реальной справедливости, в правосудии, где первая половина слова не от «право», а «правда». 
Дирака взяли под стражу свои — это было тем малым, что удалось осуществить Вайлет, защищая инженера от карающей длани азарийского спецназа. Настроены девочки матриарха Т’Нару действительно решительно, и не случись на месте экипажа человеческого спасательного корабля, кто знает, может быть, паранойя Дирака и материализовалась бы в реальности. Пока же старого кварианца держали под усиленной охраной, состоящей из двух вооруженных кварианцев и пары спасателей в их непробиваемых инженерных костюмах. В руках одного из них был пистолет Вайлет — тот самый, который она отобрала у Дирака. Сама Блад подозревала, что на борту безымянного спасательного бота есть куда более серьезные игрушки, но уговаривать капитана показать их не было никаких сил. 
Вайлет, как и бывало после особо сложного дела, выдыхалась на глазах. И сама себе давала отчет, что продержится без полноценного релакса самое долгое часов десять-двенадцать. Дело даже не в физической усталости. Нет, просто Вайлет вымоталась эмоционально. Она знала многое, почти все. Но даже этого не хватало, чтобы свести все воедино, завязать правильный узел и, размахнувшись от души, разрубить его одним движением. 
Но самое плохое, что от нее вновь ускользнул Редактор. Вернее, оборвалась единственная ниточка, ведущая к этой таинственной личности. Экипажу грузовикам совместно с десантом азари удалось выкурить гомункула из техтоннелей, но лже-Зана, как и предрекала Блад, предпочла покончить жизнь самоубийством. 
Точнее, не так. Хозяин лже-Заны предпочел пожертвовать очередной пешкой. И сделал это мастерски. Пропустив соотечественников, гомункул выпрыгнула за спинами передового отряда и от души наградила одну из десантниц потоком криогенного излучения. 
Конечно же, азари успела закрыться биотическим щитом, и дело ограничилось обмороженной конечностью. И конечно же, остальные две азари из передового отряда расплющили лже-Зану скоординированным ударом биотики. Жахнуло так, что выгнуло одну из стен корабельного коридора. То, что осталось от гомункула, можно было аккуратно сложить в небольшой чемоданчик. Что и было сделано подоспевшими азари, которые чувствовали себя на кварианском корабле как дома. Правда, длилось это недолго — ровно до момента, когда на место происшествия прибыли корабли ВКСА. И в каком составе! Тяжелый крейсер прорыва, два фрегата с новейшей абляционной броней и командный корабль Штаба флота, на которым к шапочному разбору пожаловал аж сам адмирал Ли Хакет-младший. 

Правда, даже это не остановило азари, и они решительно забрали себе жертву — тело гомункула. После чего сделали ручкой и свалили на Титан. Останавливать их никто не собирался. 
А у Вайлет, как назло, напрочь пропала мотивация идти в радиорубку, вызывать Совет и ругаться с голубокожими и требовать возврата тела лже-Заны. Если совсем честно, Блад отлично понимала, что если уж Совет матриархов вцепился в убийцу азари, то вырвать дохлого гомункулуса из голубых ручонок практически нереально. 
Все это было очень, очень плохо. 
Просто потому, что Вайлет все-таки ошиблась, подозревая за Дираком должность таинственного Вдохновителя. Координатора, стоящего крайне близко к Редактору. В реальности Дирак не имел никакого отношения к таинственному Редактору, и в той памятной, перехваченной Гилой, переписке оказался вовсе не Вдохновителем, а Куратором. Рядовым исполнителем. Третьей персоной, Радетелем, разумеется, являлась лже-Зана. Единственное, в чем старый инженер действительно был замешан по самое забрало шлема — в принадлежности к кварианскому «сопротивлению». 
Но инженер напрочь отрицал свою принадлежность к «смутьянам», как именовали паладины тех, кто противится воле Коллегии адмиралов и Ордена. А поскольку очевидных грешков за Дираком так и не обнаружили, то самое страшное, что грозило старому инженеру — поражение в правах и отправку на какой-нибудь задрипаный космолет-помойку типа «Салима». Но все это будет очень, очень потом. Инженеру еще года два-три участвовать в процессе. И далеко не в том качестве, как этого хочется некоторым. 
Тара’Олли была недовольна. Это если очень мягко сказать. На самом деле паладин просто рвала и метала, поняв, что Дирак не собирается ни в чем признаваться и на него фиг чем надавишь. Обвинение в похищении Гилы тоже было шито белыми нитками, поскольку формально кварианец никого не похищал и даже не покушался на это. Лишь ограничил свободу перемещения Альтис-старшей, заблокировав силовыми полями дверной замок каюты девушки и стабилизировав ими же переборку от вскрытия с помощью резака. Азари, понятное дело, не имели к Дираку никаких претензий (к вящему недоумению последнего, к слову), оставив кварианцев разбираться друг с другом. 
Прибывшие командиры ВКСА вообще не поняли, зачем их сдернули с места. Адмирал Ли Хакет-младший, как и положено, походил и понюхал, но было видно, что сам военный не очень хорошо сознает, зачем его сюда пригнали волей Комиссии по этике. Он очень вежливо пообщался с Вайлет, но по всему выходило, что никакого пиетета адмирал к ней не питает. И тем более не собирается выслушивать ее более, чем положено по протоколу. Вайлет даже не стала рассказывать ему про историю с Редактором и о роли лже-кварианки в этом деле. 
Корабли ВКСА отчалили еще до того, как на место прибыли почему-то опоздавшие кварианцы. Чуть позже стала понятна причина — кварианский конвой ожидал чрезвычайного и полномочного посла из базовой ставки Мигрирующего флота, что располагалась в поясе Койпера. Так случилось, что чрезвычайным и полномочным оказался давешний приятель азари — адмирал Моор’Аррано вас Дразер нар Райа. 
От азари, к счастью, матриархов не было, но по случаю успешного завершения дела вершители судеб двух народов запланировали совместное совещание на полдень по общесистемному. Шишки азари грозились быть виртуально. Пригласили туда и Вайлет, но у нее, совершенно честно, не было ни малейшего желания рассказывать кому-то «как это было». 

До полудня оставалось еще больше часа, и Вайлет решила напоследок тряхнуть полномочиями и посетить Дирака в его камере. 
Блад спокойно добралась до каюты, где содержался пленник, охрана, узнав следователя, послушно разошлась и открыла дверь. Вайлет прошла внутрь и села за стол. Дирак сидел на кушетке, по своей привычке поджав ноги. Хлопнула дверь, щелкнул замок. 
— Я в тебе ошибся, Блад, — спокойно произнес кварианец. — Ты не просто хороший следователь. Ты лучшая в своем деле. 
— Есть и получше, — отмахнулась Блад и положила перед собой пластину портативного терминала. — Ты тоже молодец. Я до последнего думала, что ты предатель всего рода кварианского, мерзавец, двуличная скотина и вообще бесчеловечный подонок, отлично прячущий свою звериную натуру. 
— Я понимаю, — кивнул Дирак. — Гила перехватила переписку Вдохновителя с Куратором и Радетелем, да? 
Вайлет утвердительно промолчала. 
— У меня плохие новости для тебя, — произнес инженер. — Я даже не знаю, кто такой Вдохновитель. Он появился пару лет назад, я думал, он кто-то из адмиралов-изгнанников. 
— Адмиралов? 
— Ну да, — инженер покрепче обхватил коленки руками. — Всего во время Большой чистки изгнали двух адмиралов. Кара’Данну и Модо’Дераша. О первом как-то сразу все забыли, а второй несколько раз светился на периферии, даже в Пояс астероидов залетал, говорят. Но тамошним как-то все равно, кто к ним захаживает, поэтому паладины в очередной раз все профукали. 
— Расскажи лучше, как ты вообще оказался втянут в это ваше Сопротивление? 
— Ага, сейчас, — рассмеялся Дирак. — Так я себе с пола взял и поднял обвинение. Нет, извини, Блад, ничего я тебе на этот счет не скажу. 
— Ты ведь понимаешь, что Паладины могут затребовать для тебя сканирования памяти? Мозговыверт — не самое достойное окончание разумной жизни. Потом только растительная, овощем. 
— Пусть, — кварианец махнул рукой. — Я хотя бы буду точно знать, что никого не предавал. 
— А ты не предавал? 
— Нет. 
— А как же та фальшивка, где Датто обвиняет тебя во всех смертных грехах? — прищурилась Блад. — И, к слову, имеет полное на то право. 
— Ты сама сказала, это фальшивка. 
— Я не про это, — поморщилась Вайлет. — Я про то, что просто так подобного рода документы не появляются. Тебе ведь эта штука пришла анонимно, одновременно с тем, как она попала в руки Датто, верно? 
Кварианец неопределенно пожал плечами. 
— Может, и одновременно. Но это фейк, и я могу доказать это в легкую. 
— Вторая фальшивка пришла так же? Та, в которой негодяй уже Датто’Месса? 
— Да, — сказал Дирак после секундного молчания. — Это было очень... неожиданно. Я, признаться, немного ошалел. Сначала даже подумал, что это правда, уж очень все было лихо подкручено друг к другу. А потом снова глянул на компромат в мою сторону и понял, что первая фальшивка при взгляде со стороны ровно такая же качественная. Вот только насквозь кривая. Я только после беседы с Датто это понял, к сожалению. Тогда же догадался, что это сигнал от этого самого Вдохновителя. Мол, не дергайся, я могу любого праведника очернить. Это случилось как раз после того, как я впервые отказался сотрудничать с этим Некто. 
— И ты решил все-таки сотрудничать? 
— Я решил его обмануть. Я вроде как согласился, и даже передал Вдохновителю кое-какие контакты... Ну, ты понимаешь. Я не буду говорить, какие именно, но ты поняла, да? 
Вайлет кивнула. Она поняла. Дирак имел в виду, что передал Вдохновителю кое-какие контакты того самого Сопротивления, от сотрудничества с которым сам инженер всячески открещивается. 
Кварианец продолжил. 
— Самая большая херня произошла с этим якобы заминированным кораблем. Вот тут я реально накосячил. Тогда я еще не понял, что под Датто копают точно так же, как под меня. И если в моем случае кто-то собирался выйти на... ты поняла, да? То в случае с Датто пытались надавить на, так сказать, действующую власть нашего народа. Мне это ни хрена не понравилось. 
— Я смотрю, ты отлично владеешь мусорным английским, — усмехнулась Блад. — И говоришь почти без акцента. 
— Пришлось, — хохотнул инженер. — Я без малого двенадцать лет среди людей провел. Нахватался. 
— Так что дальше? — спросила Блад и откинулась на стуле. — Тебе не понравилось, что кто-то копает сразу под два среза кварианского народа. Что ты решил делать? 
— Я уже говорил, я решил обмануть этого Некто. К слову, я совершенно уверен, что за Вдохновителем стоят азари, и не пытайся меня переубедить. Так вот, я для видимости согласился работать с ним, поставив условием, что он поможет мне вернуть «Салим». 
— Зачем тебе эта древность? 
— Неважно, — инженер поежился. — Считай, это ностальгия. Я хотел вернуть себе корабль, и все. 
— И для этого ты чуть было не угробил весь экипаж? 
— Чего? 
Дирак встрепетнулся и чуть не ударился шлемом о койку второго яруса, нависающую над головой инженера. 
— Ты с ума сошла! — повысил голос Дирак. — Я о том, что «Салим» подхватил этот жнеческий вирус, узнал уже от тебя! Когда ты на корабль проникла и обнулила ему центральный ВИ. 
— Ну хорошо, — примирительно произнесла Вайлет. — То есть, допустим, к этому ты никак не причастен. Тогда скажи, что это за «проект», который ты вызвался курировать? Или начнешь отнекиваться, что в перехваченной Гилой шифровке Куратор — это вовсе не ты? 
— Не буду, — покачал головой Дирак. — Проект — это собственно захват судна. Но извини, тут я тебе больше ничего не скажу. Не потому, что не верю тебе, Вайлет. Я вижу, ты охотишься за своими демонами, и я тут ни при чем. Но любую информацию, даже сейчас тобой протоколируемую, могут использовать другие... силы. А ты, извини, как-то весьма близка к азари. Они вполне могут тебя развести, Вайлет. Ты и сама не поймешь, как все произошло. 
— Сомневаюсь, что меня можно развести несколько раз подряд. 
— Да? — усмехнулся кварианец. — Тогда давай вспомним, кому в итоге досталась Лиарина дочка? А ведь ее пытались тайно провести в пространство Ассамблеи не кто-нибудь еще, а паладины. Подсунула свой нос разведка ВКСА. Ты же и вовсе тащила на себе едва ли не самую сложную часть. А наш голубопопик — в итоге у азари. И повторюсь, начали-то все вообще паладины. Или ты еще не поняла, что мятежный Кар’Данна — это один из агентов Ордена? 
— Поняла, — кивнула Блад. 
— Молодчина, — подбодрил ее Дирак и продолжил. — А знаешь ли ты, что вообще вся Большая чистка стала возможна лишь потому, что этот гад с самого начала был засланцем со стороны паладинов? Он буквально на тарелочке выложил сыскарям Ордена все контакты, пароли и явки. 
— У тебя зуб и на Данну? 
— Нет. У меня — нет. 
Кварианец отрицательно помотал шлемом. 
— Я не участвовал в этой комедии. Вот честное скаутское. Уже тогда было понятно, что вся эта игра в шпионов и заговоры обречена. Мне совершенно не улыбалось попасть под плотный колпак Ордена, и я свалил сразу же, как только запахло идотизмами типа «мы свергнем наше правительство и ликвидируем кровавую длань паладинов». Сказки для малолетних романтиков. Выходить на баррикады против стократно превосходящего тебя противника, да еще из числа своих же? Высшей пробы идиотия. Я всегда говорил, что враг — он извне. Он может подкупать кого-то из наших — чем угодно. Он может даже давить на Коллегию. Но его истинная сущность — не кварианская. 
— Да, я уже поняла, — вставила Блад. — Его сущность азарийская. 
— Это единственное разумное объяснение, Вайлет. Все остальные не выдерживают критики. 
— Я пока не вижу разумных доводов в пользу этого разумного объяснения, Дирак, — сказала женщина. — Ты ослеплен ненавистью к азари, это очевидно. Причем не к самим голубокожим, а к их наиглавнейшим, к матриархам. 
— А по-твоему, я должен лизать им их голубые татуированные задницы? — изумился Дирак. — Они предали своих же! Больше ста молодых, полных сил девчонок, с которыми мы рука об руку бились со Жнецами. Половина погибла, будучи преданными Титаном. Впрочем, о чем это я... Не было тогда никакого Титана. Штаб-квартира азари располагалась на каком-то из уцелевших крейсеров, кажется. Оттуда и прибыло это убийственное молчание. Которое загнало в гроб большую часть из тех, кого я знал и на кого надеялся, как на самого себя. И как мне после этого относиться к азарийским голубокожим? 
— Расскажи свою историю времен «Пути предназначения», — попросила Блад. — Это ведь ты не скрываешь? 

Кварианец взял паузу почти в минуту. Сменил позу, свесил ноги с койки, облокотился локтями на колени, положив шлем на ладони. 
Наконец, произнес: 
— Не знаю, Вайлет. Тебе я, наверное, рассказал бы все. Но боюсь, ты сама не знаешь, куда и в какие руки после этого попадет информация. Это сильное оружие, человек. Я не хочу, чтобы у тебя его кто-нибудь забрал или выкрал. 
— А если я гарантирую тебе, что все, тобой сказанное, останется между нами? — спросила Вайлет. 
— Интересно, это как же? — усмехнулся кварианец. — Ты уверена, что вот за этой стеной не стоит объемно-резонансный датчик, который сейчас пишет все то, о чем мы с тобой толкуем? 
— Смотри сюда. 
Вайлет вынула из внутреннего кармана куртки нулификатор волновой фукнции и положила на стол перед Дираком. 
— Знаешь, что это такое? 
— Знаю, — кивнул мужчина. 
— Смотри, я настраиваю прибор на сферу нулификации в десять метров. Этого достаточно? Могу сделать пятнадцать. 
Дирак оживился. 
— Не знаю, откуда у тебя эта штука, — произнес кварианец, — но если ты в самом деле... 
— На самом деле, Дирак, — оборвала его Блад и улыбнулась. — Дело в том, что ты мне нравишься, старый хрыч. Я верю, что ты не замышляешь преступных замыслов против своих сограждан. Да, я понимаю, что ты с радостью накинешься на матриархов азари, только возникни у тебя такая возможность, но также я отлично понимаю, что ты ошибаешься. Дело не в азари. Не они — корень зла. Ни тогда, пятьдесят лет назад, ни теперь. И знаешь, почему я в этом уверена? 
— Почему? 
— Потому, что они сами до поноса боятся того, кого я называю Редактором. Тетка Пассанте с Цереры вообще срет фиолетовыми кирпичами, считая его человеческим ИИ, который рано или поздно в очередной раз сметет всю органическую жизнь в Галактике. Матриарх Этита считает это создание проявлением доселе неизученных нами галактических сил, но тоже весьма опасается. Ты понимаешь, куда я клоню? 
— Не очень, — признался собеседник. 
— Я к тому, что есть нечто, что одинаково лихо гадит всем в Солнечной системе. Пока меньше всего страдаем мы, люди, но просто потому, что нас нереально больше, чем всего «младшего народа», вместе взятого. Но поверь, у меня есть доступ к кое-каким разведывательным данным. Искажение реальности этим Редактором ощущается даже на Земле. Плюс два года назад эта тварь хладнокровно убила почти два десятка моих коллег. Многие из них были мне друзьями. Дирак, ну поверь же, дело не в межрасовой сральне как таковой! Дело в том, что кто-то пытается нас рассорить. Заставить смотреть друга на друга с подозрением, враждой, жаждой мщения за несуществующие обиды. Вспомни историю с двумя фальшивками, ну же! 
Кварианец снова забросил ноги на кровать, обхватил их руками и крепко задумался. Молчал Дирак минут три, после чего с неохотой кивнул. 
— Наверное, ты права. Включай свой нулификатор. 
Блад щелкнула кнопкой — на приборе загорелся веселенький голубой огонек. Цифра рядом с ним показывала, что в радиусе десяти метров от антенны устройства вырождаются любые упорядоченные данные. 
В общем, называть прибор нулификатором волновой функции не совсем корректно. Если бы он и в самом деле глушил все ЭМ-волны, то нарушал бы и деятельность нервной системы органика. Нет, все проще — он просто вносил совершенно невскрываемый хаос в любые электронные цифровые схемы, до которых дотягивался излучением. На органические цепи, работающие аналоговым образом, он почти не влиял. 
— В общем, я уже знаю, что там вам рассказала эта азари, старички из экипажа проболтались, — произнес Дирак. — В действительности же на «Пути предназначения» все было чуть иначе. А именно... 

***

Дирак был тем самым молодым кварианским техником, с помощью которого азарийский дредноут уничтожил Жнеца класса «Властелин», но в процессе этого сам был заражен боевым вирусом Жнецов. Последний привет от умирающего исполина. Будь азарийский корабль менее интеллектуальным, взять его электронным способом было бы сложно. Но сверхмощная интеллектуальная система корабля, близкая к самосознанию себя в качестве личности, отлично подходила для атаки «кодом Жнецов». 
После того, как на корабль высадился десант баньши и вырезал тучу народа, капитан корабля действительно немного повредилась рассудком. Ее временно изолировали, а дредноут после этого, на остатках энергетического баланса, удалось вытащить к ближайшему коммуникационному бую. Офицеры сумели связался со штабом азари, но это уже ничего не решало. Временно избранная новым капитаном азари, как оказалось позже, была под влияниеи некой тайной силы. 
Вайлет, слушая рассказ Дирака, понимала, что эта безымянная азари была марионеткой Редактора. Такой же, как Бергер на Марсе и Зана’Солли на кварианском корабле. Именно новый капитан инициировала прорыв через строй из двадцати шести кварианских кораблей, а та немногочисленная часть экипажа, кто высказался против, была банально вырезана корабельными ботами. Тут явно прослеживался аналогия со случившимся на «Салиме». Разве что технические навыки кварианцев позволяли им на равных сражаться с сервисной мехатроникой, да и сами боты были вовсе не военного класса. А вот азари, среди которых лишь единицы были подготовленными боевиками, а грамотных технарей вообще было сосчитать по пальцам двух рук, внятного сопротивления организовать не смогли. Дирак, пользуясь своим познаниями в технике, смог избежать «зачистки» на борту и затаился. Он даже сумел подключиться к обзорной системе корабля, и лично видел весь тот ужас, когда новый капитан прорывался через кварианский строй. Уже тогда было ясно, что кораблем в реальности управляют всего несколько азари — собственно безумный капитан и парочка-другая самых отмороженных командос, для которых череда смертей настолько приглушила четкость морали и какие-либо ориентиры совести, что им уже было все равно, кого и зачем убивать. Скорее всего, они тоже каким-то образом оказались подчинены таинственной силе, управляющей дредноутом. 
Дирак’Син сумел собрать оставшихся вне влияния. Таких было чуть больше сотни, и все они были совершенно не готовы противостоять своему капитану. Кварианец и не ставил такой задачи. Он лишь попросил поддержки в путешествии к узлу связи дредноута, откуда связался с Советом матриархов. Тогда он и рассказал руководителям азари о помешанности нового капитана, о возможной его одурманенности и о том, что системы корабля не подчиняются оставшимся в своем уме азари. 
Но Совет матриархов, шокированный недавней трагедией, ответил совершенно неадекватно. Вместо того, чтобы пойти на перехват своего детища, предпочел трусливо замолчать сам факт того, что на корабле еще остались здравомыслящие азари. По сути, Совет просто бросил сотню человек на погибель. Дирак’Син сам сообщил текущие координаты дредноута, но верховные азари воспользовались этим по-своему элегантно: натравили на «Путь предназначения» остатки человеческо-турианской эскадры (тогда турианцы были заодно с людьми). Дирак’Син понял, что ему уготована смерть от своих же союзников, и он предпринял отчаянный шаг — решил захватить дредноут в одиночку. Надежд на оставшуюся сотню деморализованных девчонок у него уже не было. Но для начала нужно было разобраться с капитаном-марионеткой — и Дирак совершил свое первое и последнее в жизни убийство. Именно его с окровавленным кинжалом и видела Илана Барриус — к слову, одна из тех, кто в итоге выступил против капитана-марионетки. 
Затем, когда с капитаном было покончено, Дирак, пользуясь малочисленностью экипажа и существенными повреждениями корабля, захватил контроль над зараженным ВИ дредноута. Как поняла Вайлет, именно в этот момент его и заметил Редактор, который следил за происходящим с помощью «органов чувств» корабля. Дирак рассказал, что с ним говорил сам «Путь предназначения», якобы обретший самосознание. Но в действительности это был, конечно же, Редактор. Вайлет хорошо изучила отчеты по вскрытию системы ВИ дредноута, которая в конце концов почти вся досталась людям. В этих отчетах указывалось, что виртуальный интеллект остается именно им, и границы, отделяющей его от ИИ, не переступил. 

Возвращаясь к событиям собственно атаки на «Путь», человеческо-турианская эскадра поначалу даже пыталась выйти на связь с кораблем. Увы, на тот момент Дирак уже настолько повредил ВИ, что внешняя связь упала оконачательно. Чуть позже Дирак без особых проблем вырубил ВИ, в его терминологии — «убил синтетический разум». Потом пытался было выйти на связь с эскадрой с помощью портативных эмиттеров, но было слишком поздно. Терпение людей и турианцев, подталкиваемых азари, закончилось, и объединенная эскадра открыла ураганный огонь по дредноуту. 
Дираку удалось спасти несколько десятков азари, реактивировав систему отстрела спасательных капсул, предназначенных для высшего офицерского состава. По дредноуту уже несколько минут как вовсю молотили орудия человеческо-турианской эскадры, и количество жертв среди азари резко подскочило. Не хватало капсул, и тогда кварианец начал грузить азари в разведкатера — их было четыре штуки. Плотно упаковав два из них, Дирак взялся загружать третий ранеными, и только закончил, как повреждения корабля достигли главных реакторов, и все системы «Пути» вырубило окончательно. Не спасенными там, внутри корабля, оставались еще не меньше шестидесяти человек. Дирак затолкнул в последний из оставшихся разведкатеров контуженную Илану Барриус и буквально чуть ли не в ручном режиме выпихнул катер с разваливающегося дредноута. После чего активировал свой пустотный скафандр и затерялся в рядах спасательных капсул. Через полтора часа его подобрали спасательные боты турианцев. В общей неразберихе (турианцы совершенно искренне не понимали, зачем нужно расстреливать беззащитный дредноут, а потому спасали всех подряд со свойственной им благородностью, усиленной чувством вины за случившееся) ему удалось что-то наплести командиру турианского крейсера, и спустя несколько дней Дирак вернулся в Мигрирующий флот. Ну а поскольку турианцы вскоре после этого случая «крепко повздорили» с Альянсом, данные о присутствии Дирака’Сина на «Пути предназначения» канули в межзвездную пучину вместе с остатками турианского флота. 
Дальнейшую историю азарийского дредноута Дирак уже не знал. Зато знала Вайлет, которой по долгу службы пришлось несколько десятков часов провести в служебных архивах Комиссии по этике, записях азарийских летописцев, и даже в секретных картотеках ВКСА. 
Почти уничтоженный дредноут мировым соглашением азари, кварианцев и людей было решено распотрошить и разделить как военный трофей. Большая часть, как уже было сказано, досталась кварианцам — в обмен на то, что Коллегия адмиралов согласилась не требовать от азари контрибуции за уничтоженные корабли-фермы плюс еще один тяжелый крейсер, практически уничтоженный «Путем предназначения». То есть Коллегия адмиралов уже после войны тупо разменяла сотни жизней своих граждан на возможность помародерствовать всласть на азарийском дредноуте. 
Азари со своей стороны тоже показали себя «в лучшем виде», банально отведя на смертный эшафот сто шесть измученных, психических подавленных членов экипажа дредноута. Совет матриархов, шокированный действиями капитана корабля, даже не попытался защитить достоинство и жизни рядовых офицеров «Пути». Те из них, кто остался в живых благодаря отваге и решительности Дирака’Сина, были преданы межрасовому суду и осуждены как военные преступники. Однако по тайному соглашению между азари, людьми и кварианцами, все эти несчастные отправились отбывать наказание на Титан, который к тому времени уже отдали в ведение азари. Скорее всего, все «осужденные» заранее знали, что являются разменными пешками в этой мерзкой партии. Но лояльность азари матриархм едва ли уступает по силе лояльности кварианцев своему народу. Поэтому «осужденные» полностью признали свою вину, раскаялись, и поскольку среди них не было высших офицеров (они остались умирать вместе с кораблем), никто из девчонок не получил действительно строго наказания. Да и то, скорее всего, на Титане с них сняли какую-либо ответственность за случившееся. В обмен на строгое молчание и абсолютное подчинение Совету матрирахов, конечно же. 
— Ага, — произнес Дирак, когда Вайлет закончила свою часть. — Теперь мне понятно, как на «Салиме» оказалось ядро от «Пути предназначения». 
— Ты ведь за ним сюда прилетел, верно? — прищурилась Блад. — Сам корабль тебе неважен, тебе нужно его гигантское ядро, так? 
— Ну а если и так, то что? — с вызовом спросил кварианец. — Это мой корабль, Вайлет. Я имею на него полное право. Я восстанавливал эту лоханку, когда большинство из ныне ее населяющих еще не родились. Я вложил в «Салим» столько пота и крови, что... А, что тебе рассказывать. Ты наземная, все равно не поймешь, что для нас корабль. Это... Это дом. Да нет, что дом. Больше, чем дом. Целая планета, сжатая до размеров космического корабля. 
Вайлет присмотрелась повнимательнее к старому инженеру. 
— Какого рода кровь ты имеешь в виду, Дирак? 
— Что? 
— Ну, ты сказал, что проливал кровь, — пояснила Блад. — Это фигура речи, или ты действительно пострадал на восстановлении корабля? 
— Ну... — кварианец поерзал. — Было дело, когда меня еле оживили. 
— Расскажи. 
— Тебе не интересно. 
— Ошибаешься. 

Дирак’Син встал с кровати, подошел к столу и, развернув стул спинкой вперед, оседлал его, как скакуна, обхватив спинку руками. 
— Это было вскоре после удара метеоритом. Я еще не отошел от шока и находился в предтрибунальном карантине. Мне запретили покидать корабль, и даже поставили молодого, но самонадеянного до кровавого насморка надсмотрщика. Он при этом как-то особенно внимательно присматривался к кораблю, и мне это не нравилось. 
— Надсмотрщика звали Датто’Месса. 
— Верно, — кивнул Дирак. — Справедливости ради скажу, что капитаном его назначили уже сильно после. А тогда мы просто смотрели друг на друга голодными варренами. И вот, я решил, что если так и дальше будет продолжаться, то кто-нибудь из нас точно потеряет все шансы быть капитаном корабля в виду своей скоропостижной смерти. И я взялся за восстановление зоны нуль-ядра. Ему тогда крепко досталось. Навел справки, узнал о том, что на Земле спроектировали и начинают испытания системы СОМ. Ну, я закинул удочки, предложил свой корабль в качестве испытательной платформы. Нужно было хоть чем-нибудь заняться, понимаешь? 
— И дальше? 
— И дальше я, идиот безмозглый, полез самостоятельно помогать монтажникам устанавливать эту зверь-систему. А какой из меня, простите предки, монтажник? В общем, не уследил за центром тяжести и рухнул с девяти метров на сваленную в кучу силовые балки. Одна из них ударила ровно в забрало шлема и отколола кусок черепа вместе с половиной лица. Бабушка Даро вместе с лучшими хирургами Флота, которых удалось затребовать на место, собирали мне голову по кусочкам. 
— И с тех пор ты носишь односторонне прозрачные шлем-маски. 
— Да, — кивнул кварианец. — Зрелище, поверь, то еще. По сути, у меня вся правая сторона башки — что тыква у прайма гетов. Сплошные трубочки, клапаны, лампочки и датчики. Мороки с ними по техобслуживанию — корабль-ферма и спасательная шлюпка. 
Вайлет замолчала. 
Вот честно, ей больше нечего было сказать. Дирак, как и ожидалось, оказался сукиным сыном, но, так сказать, своим сукиным сыном. К Редактору отношение имел самое опосредованное, да и нелюбовь к азари у него имела вполне очевидное происхождение. И похоже, старый инженер уже и сам начал сомневаться в том, что, что его курс верный. Вайлет не видела глаз кварианца, но слышала в его голосе тот самый надрыв, который случается с людьми на начальном этапе переоценки ценностей. 
Но главное — Дирак был человеком. Настоящим, со всеми слабостями и сильными сторонами. Возможно, он был куда больше человеком, чем пушистый и послушный Датто’Месса, который по решению высшего командования готов стелить ковровую дорожку под ногами свеженазначенного паладина-регулятора. 
Пожалуй, если бы не убежденная азарифобия, Вайлет поставила Дирака’Сина в один ряд с такими колоссами, как Заал’Корис, к примеру. 
— Дирак, — негромко произнесла Вайлет, словно не доверяя волновому нулификатору. — Хочешь, я тебя вытащу? 
Кварианец замолчал больше, чем на минуту. Все это время он внимательно разглядывал Вайлет. Наконец, сказал: 
— Я тебя знаю, Блад. Ты ничего не делаешь просто так и, главное, без пользы для себя. 
— Для меня польза, чтобы такие, как ты, оставались подальше от политического дерьма. Считай, это моя маленькая мстя всем режимам управления сразу. Ну что, хочешь, я помогу тебе оставить этих политикосов с носом? Поверь, я способна. Вот до половины второго у меня точно остаются полномочия паладина-регулятора. А с ними я тут, не поверишь, просто царь и бог. 
— И что от меня требуется? — кварианец смешно склонил шлем, словно милый песик. Вот только Вайлет-то знала, что кусается этот песик ой как. 
И ей очень хотелось, фигурально выражаясь, напоследок насрать на пороге всех этих напыщенных вершителей судеб. Этих адмиралов, матриархов и прочих договорщиков, разменивающих политическую стабильность, на жизни простых сограждан. Тех, кого эти вершители судеб должны защищать, но никак не менять на пресловутый статус кво. 
— Ничего не требуется, Дирак, — сказала Вайлет. — Впрочем, вру. Я дам тебе все материалы, которые я собрала на Редактора. Вот вообще все, без утайки. Ты просто обещай мне с ними внимательно познакомиться. Выводы будешь делать сам. 
— И все? — настороженно спросил инженер. — Вот просто прочитать все, что ты мне дашь, и никаких больше обещаний? 
— Никаких, — Вайлет в упор смотрела на блестящее, темно-багровое забрало шлем-маски кварианца. — Данные у меня с собой. Если согласен, открывай накопитель инструметрона на запись. Хоть загружать инфу-то тебе не запретили? 
— Ха! — выдохнул Дирак. — Пусть еще попробуют совладать с системой защиты моего инструметрона. Руки коротки и слишком маленький член! 
— Так ты согласен? 
— А ты как думаешь? 

***

— Что значит отпустила? 
— Вот это и значит, адмирал. Она говорит, Дирак’Син не виновен ни в чем, что подсудно межрасовому трибуналу. 
— Да к бош’тету межрасовый трибунал! Это наш, кварианский преступник! 
— Да, я тоже так думаю. Зря, что ли, я четыре года гонялась за духовным отцом Сопротивления? 
Тара’Олли заложила руки за спину, пародируя перед начальством человеческую стойку «смирно». В этом была особая фишка. И адмирал Аррано, и сама паладин отлично знали, что женщина не обязана вытягиваться перед суровым адмиралом в струнку. И оба знали, что оба знают. И тем более интересно было Таре подразнить этого здоровяка. В конце концов, нечасто спектру кварианского народа удается хлопнуть по носу зазнавшегося политикоса. 
— И как вы..., — голос адмирала сорвался, и он чуть было не дал петуха, выражаясь человеческим языком. — Как вы позволили этой... этому... Да Кила! Как вы вообще осмелились дать им уйти, Тара! 
— Сэра Тара, с вашего позволения, — проворковала паладин. 
— Нет, ну это... 
Адмирал сокрушенно покачал шлемом. Может быть, он бы даже не выдержал и занялся любимым для себя рукоприкладством, благо репутация соответствующая, но только не в случае с боевым паладином. Одна Тара раскидает с троих таких, как адмирал Моор’Аррано. И адмирал это знал. И паладин знала, что он знает. 
И это лишь добавляло веселья. 
— Короче, Тара... Сэра Тара, — произнес, наконец, Аррано. — Не надейтесь, что вам это сойдет с рук. Вам с вашей... вашим... Этой громадиной человеческой, короче. Я возвращаюсь в ставку Коллегии, и поверьте, разбор полетов будет такой, что мало никому не покажется. 
— Как считаете нужным, адмирал, — Тара разве что не зевнула в лицо разъяренному Аррано. — Я тоже составлю свой собственный рапорт для Стола. И думаю, мы в чем-то с вами даже сойдемся. В определениях там, еще в чем-нибудь. И да, подождите, не перебивайте. Конечно же, я ничуть не умаляю своей ответственности за исчезновение Зессы’Шина. Вот только прошу вас в своем рапорте отметить, что паладин-сыщик по Кодексу Круглого стола обязан беспрекословно подчиняться паладину-регулятору. 
— Я знаю, — буркнул Аррано. 
— Я знаю, что вы знаете, адмирал, — широко, почти по-человечески улыбнулась женщина. — И наверняка вы знаете, что именно вы и наделили полномочиями паладина-регулятора, комиссара Вайлет Блад. Человека.


Окончание следует...

Отредактировано. Докторъ Дре



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 01.12.2013 | 867 | 2 | Afterlife, RomanoID | RomanoID
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 48
Гостей: 46
Пользователей: 2

Nightingale, Malina
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт