Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Afterlife. Статус кв(о). Финал. Шах, мат и послематчевый разбор партии (часть 1)

Жанр: приключения, детектив;
Персонажи: ОС;
Статус: закончено;
Описание: Никто не верит Вайлет, преступник делает неожиданный ход, Вайлет не верит самой себе, но перенастраивает ловушку и выигрывает партию.





В наступившей паузе, казалось, было слышно, как скрипят мысли присутствующих, да бегают фотоны, электроны и прочая микроскопическая нечисть в цепях ставшими вдруг ненужными инструметронов. 
Тишину разорвала Тара’Олли. Паладин криво усмехнулась и породила три громких хлопка ладошами. Кварианцы обычно чуть иначе выражают овации, но в данном случае, надо отдать должное, женщина высказала мысли большинства. Какие именно? Неверие с огромной долей иронии. 
— Хороший ход, комиссар, — произнесла паладин. — Зана пропала, так давайте повесим всех собак на нее, раз уж не удалось найти преступника. У вас в Комиссии все так работают? Если да, то было весьма опрометчиво с моей стороны называть вам подобных спектрами от человечества. 
— Я ждала такой реакции, — спокойно произнесла Вайлет. — Правда, не от вас, а от вашего любовника, капитана Датто’Мессы. 
Маленький зал кают-компании разом выдохнул. Похоже, Датто с Тарой удалось сохранить свою маленькую тайну — большинство и не подозревало, что статный паладин спит с их капитаном. 
— Вот, значит, вы как, — вздохнул капитан. — Что ж, мне наука. Не доверять личное некомпетентным следователям. То, что вы некомпетентны, только что хорошо выразила... Эх, сказал бы, ваша коллега, но что-то мне говорит, что это будет изрядным преувеличением в вашу пользу, Вайлет. 
— И еще раз повторюсь, я ждала такой реакции, — сказала Блад. — Мне очень важно, чтобы здесь и сейчас не осталось ни одной тайны, поскольку у нас тут с вами вечер уничтожения этих тайн. То есть не вечер, а утро, конечно же. 
— Тогда у меня вопрос, — произнесла азари со своего виртуального подиума. — Если Илану убила Зана, то кто убил саму Зану? Я правильно понимаю, что она без вести пропала, и, судя по следам насилия, нет поводов сомневаться, что девушка мертва? 
— К слову, хороший вопрос, — внезапно поддержал своего вечного визави адмирал Аррано. — Кто убил Зану? 
Вайлет окинула изумленным взглядом сначала одну, затем другую голографическую картинки. 
— Я не говорила, что ее кто-то убил, — произнесла дознаватель. — Во всяком случае, в последние три дня и конкретно на этом корабле программистку Зану’Солли никто не убивал. 
— Но она же пропала! — воскликнул Датто. — И ее инструметрон... 
— Я знаю эту историю, — прервала капитана Блад. — И ее инструметрон я сама вам и принесла. 
В наступившем молчании особенно отчетливо раздалось хихикание паладина. 
— Что смешного, Тара? — спросил Датто. 
— Получается, что Зану грохнула или Полани, или комиссар. Еще более вероятно, что по сговору друг с другом. Первая тут отсутствует, а вторая вроде как олицетворяет правосудие. Хорошая получается картина. 
— Ты бредишь, Тара, — подала голос бабушка Даро. — Я не готова опровергнуть твою бредовую версию прямо сейчас, но это реально шизофренический бред. 
— Да шучу я, — паладин, наконец, перестала хихикать. — Просто картина сама по себе бредовая. Зана, видимо, похитила сама себя, чтобы потом грохнуть азари. И инструметрон сама себе вырвала, да. 
— Вы не поверите, но все именно так и есть, — произнесла Блад. — И я готова это доказать. 
— Милости просим, — снова хихикнула Тара. 

Блад снова активировала инструметрон, покопалась в каталогах и, найдя нужную папку, бросила ее содержимое в виртуальный приемник головизора. Фигуры матриарха и адмирала померкли, и вместо них появилась какая-то сложная визуализация. По всей видимости, картинка иллюстрировала какую-то очень запутанную органическую формулу. От обилия химических связей просто рябило в глазах. 
— Что это за муть? — спросила паладин. 
— Это химическая формула плазмы крови одного существа... Я называю таких гомункулами. 
— Чего? — хором спросили Датто и бабушка Даро. 
— Два года назад, — начала объяснение Блад, — я работала по делу одной преступницы-азари. Матриарх Т’Нару, вы, должно быть, в курсе тех событий. Алина Гросс, конечно же, оказалась никакой не преступницей, зато в ходе следствия наша с вами общая знакомая Айнора Пассанте передала мне кое-какие свои зацепки относительно очень таинственной личности. Я его называю Редактором, сама же Пассанте знает его под именем Нанимателя. Не буду вдаваться в подробности, но тогда я впервые столкнулась с искусной подделкой под человека — гомункулом. Существо практически полностью повторяет реального живого человека, даже разговаривает в точности, как он, имеет его привычки и особенности — вплоть до запаха изо рта. Вот только создано искусственно и на чуть иной молекулярной модели. Увы, в руки мне попала только кровь да очень сильно тронутая разложением плоть. Из последней не удалось ничего узнать, материя очевидно была уже долгое время как в динамике. А вот плазма крови, которая, как вы знаете, состоит из воды и взвешенных в ней белков с прочей шелухой, довольно стабильна. Детальный анализ органического наполнения плазмы определил, что кое-какие белки гомункула имеют нехарактерное поведение. При гидролизе они вместо того, чтобы распасться на аминокислоты, начинают, наоборот, соединяться в сложные группы — за это отвечают какие-то там дополнительные связи. Таким образом осуществляется защита от случайного гидролиза в присутствии ферментов, которые у гомункулов в точности такие же, как и у их прототипов. Честно, я досконально не разбиралась в химии процесса, но наши полицейские медики были в восторге от этой дряни. Говорят, структура присоединенных к белкам структур позволяет гомункулу органически реагировать на коротковолновое излучение и, более того, формировать дискретные связи-переключатели. Одним словом, это ходячая электронно-вычислительная машина и сверхчувствительный радиоприемник в одном флаконе. 
— Какое это имеет отношение к Зане? — спросил окончательно запутанный Датто. Бабушка Даро, напротив, следила за объяснениями комиссара с нескрываемым интересом, подстегнутым регулярными взглядами на химическую формулу. 
— Совершенно прямое, — ответила Блад. — Вы помните, я передала вам инструметрон Заны, прямо скажем, в не самом эстетичном виде. 
— В кровище, проще говоря, — согласился капитан. — А что? 
— А то, что немного этой крови я взяла на анализ, — улыбнулась Вайлет. — Похитила кварианской кровушки, так сказать. Угадайте, что я обнаружила в плазме? 
— Тут и гадать нечего, — сказала врач. 
Бабушка Даро внимательно присмотрелась к изображению. 
— Я отсюда вижу оптическую изометрию по отношению к человеческим молекулам. На формуле — белки нашей, кварианской крови. Только аминокислотные остатки вместо обрывков на ветвях ионной связи дополнены какой-то ерундой. Не могу понять, что это такое. 
— Это и есть те самые усовершенствования, позволяющие гомункулу быть живой машиной под чьим-то внешним управлением, — объяснила Блад. — Два года назад так действовал агент Редактора. Он пытался похитить кое-какую информацию, важность которой в настоящее время проверяется моими коллегами в Комиссии по этике и, возможно, военными. Насколько мне известно, ведут изыскания и на Титане. Верно, госпожа Т’Нару? 
Картинка с химической формулой съежилась, впуская в себя изображение азари. 
— Да, мы занимаемся этим случаем, — нехотя произнесла матриарх. — На всякий случай мы выкупили ту самую пирамиду, с которой все началось. Честно скажу, пока результаты исследований не обнадеживают. 
— Что в переводе с азарийского, — вклинилась паладин, — означает: мы нашли до бош’тета всего интересного, но ни с кем делиться не собираемся. 
Датто взглянул на женщину. Тара’Олли с нескрываемым интересом следила за рассказом Вайлет и, казалось, даже позабыла о главной теме сегодняшнего утра — убийстве азари. 
— Я бы с удовольствием ответила чем-нибудь столь же едким, — вздохнула матриарх, — но ваш случай, паладин Олли, просто клинический. Даже обижаться на вас — непозволительная растрата эмоций. 
— Погодите, погодите, — раздался голос адмирала Аррано, и Блад тут же вернула в свет виртуальную картинку с кварианцем. — Я окончательно запутался, госпожа следователь. То есть вы хотите сказать, что Зана’Солли — не человек? В смысле... заплюй бош’тет этот ваш английский... В смысле, Зана — не кварианка? 

Вайлет покачала головой. 
— Когда-то, быть может, и была такой. В конце концов, надо же было с кого-то брать образец. Я думаю, все случилось примерно два года назад, когда Полани стала замечать за Солли просто какой-то неестественный уровень здоровья. Повторюсь, уже больше двух лет соседка нашей девочки ни разу не болела. Для вас, вечно гиперимунных несчастных, это какая-то вопиющая патология, я наводила справки. 
— Да, это для нас ненормально, — произнес адмирал. — Даже для тех, кто прошел через генетическую имунотерапию. 
— И это еще не все, — добавила Вайлет. — Насколько мне известно, у нашей статной красавицы не было ни одного ухажера. 
В зале повисла пауза. 
— Э-э-э, — Датто поднял взгляд на дознавателя. — А какое это имеет значение, Вайлет? 
— Вы, должно быть, знаете, что азари умеют влиять на органиков, — объяснила Вайлет. — Они на рефлекторном уровне ощущают сексуальные желания любого органического существа, и если к нему предрасположены, то вырабатывают... 
Азари оборвала женщину: 
— Это не подтверждено клиническими исследованиями, комиссар! 
— Вашими — быть может, — улыбнулась Блад. — Но саларианские ученые предоставили соответствующий доклад еще до войны. Не стоит стыдиться своей любвеобильной природы, матриарх. В конце концов, так вы защищаетесь от генетического вырождения. 
— Я не понял, так что там с азари и сексуальностью объекта? — уточнил адмирал Аррано. — Что, ваша знакомая азари не смогла унюхать сексуальность у того самого объекта? 
— Именно так, — Блад согласно склонила голову. — Алина Гросс как-то призналась мне, что странным образом не ощущает сексуального следа от объекта своей деятельности. Да, Алина была компаньонкой, совсем забыла сказать. 
— Какой оригинальный для азари выбор карьеры, — не удержалась Тара’Олли. — Нет-нет, я ничего. Сижу, слушаю. Продолжайте, комиссар. 
— Да уж почти и нечего продолжать, — сказала Блад. — Как Алина не унюхала сексуальности от того человека, так же объясняется и полное отсутствие ухажеров у лже-Заны. Несмотря на то, что внешность девушки... Словом, ох, а не внешность. Вам Полани, наверное, всю плешь уже проела своими комплексами на эту тему. 
— Не без этого, — улыбнулся Датто. 
— Ладно, — паладин опять хлопнула в ладоши. — Все понятно, Вайлет. У меня тогда всего один вопрос: где Солли, если ее никто не убивал? Я так мыслю, что инструметрон она сама выдрала, чтобы за ней нельзя было проследить, верно? 
Вайлет кивнула. 
— Ну и где тогда нам искать убийцу? — спросила Тара. — А главное, остается без ответа еще один, пятый вопрос. Как именно она проникла в камеру азари? Вы же сами сказали, что туда точно никто не заходил. 
Блад тепло улыбнулась кварианке, словно бы та и не обвиняла ее три минуты назад в вопиющей некомпетентности. 
— Еще я сказала, что вы поселили Илану в каморке технического помещения. А это значит, что это помещение связано с основными техническими тоннелями сетью так называемых бот-проходов. То есть узких, под семидесятисантиметровых дронов тоннелей. А кто из экипажа корабля имеет столь потрясающую пластику, что его отправили по техтоннелям вместе с замухрышкой Полани? 
— Кила! — бабушка Даро вскинула руки. — Датто, а ведь верно! Помнишь, когда мы подыскивали пару Полани, я еще удивлялась, как это у Заны получается так сгибаться! Невероятная пластика. Я еще подумала, что у девчонки патология суставных сумок и решила провести диагностику по возвращении. 
Вайлет продолжила. 
— Я уверена, что если мы обследуем задвижку техтоннеля в камере содержания азари, то легко обнаружим следы недавнего демонтажа и последующего монтажа. Все очень просто на самом деле. Дело было так: Зана поняла, что план изоляции экипажа в шлюзовом помещении корабля проваливается. Во-первых, они сами с Полани выбрались, но девчонку можно было бы и убрать как ненужный атрибут. Наверное, Зана... То есть лже-Зана и планировала тихо-мирно грохнуть Полани где-нибудь в реакторной зоне. Но когда Полани спустилась в коридор из техтоннеля, там она заметила следы моего присутствия. По понятной причине я до того не афишировала своего нелегального путешествия на «Салим». Гомункул понял, что сделать все тихо не получится. А может быть, просто досконально знал, кто же на самом деле попал на корабль. Вообще, там славная история была с внешним вирус-полем, и по всем правилам игры я должна была разбиться в лепешку о внешнюю обшивку грузовика. Но этот план не сработал. Гомункул таким образом понял, что на корабле весьма неприятный соперник, и решил скрыться. А чтобы сделать это насовсем, устроил членовредительство с оставленным на месте инструметроном. Он только не предусмотрел, что я уже знаю, как отличить реального кварианца от фальшивого. 
Дальше еще проще. Выследить нас с Полани, воспользоваться отличным подарком в виде поврежденного бота высшей защиты, вытащить из него криогенный контур — и, вернувшись в техтоннели, убить азари. 
— Зачем? — задал резонный вопрос адмирал Аррано. — Чем несчастная азари мешала этому вашему гомункулу? 
— Сейчас я этого не скажу, — спокойно произнесла Вайлет. — Это тема отдельного расследования, и поверьте, я его уже веду. Сейчас же нас интересует личность убийцы Иланы, и я ее вам огласила. 
— Было бы очень неплохо получить и саму личность, — заметила матриарх. — Пока это все только ваши слова плюс куча формул из пробирки. Даже если вы правы, я как официальный представитель Автономии Титан требую у капитана корабля выдачи мне этой... этого гомункула. Я думаю, не будет очень сложно найти его в этих ваших техтоннелях. Вы ведь уже восстановили своих ремонтных дроидов? 
— Почти всех, — согласно кивнул Датто. — Я немедленно отдам распоряжение на активный поиск по всем техническим зонам. Спроектируем ловчую сеть, никуда эта тварь от нас не денется. Пустим туда полевых, нематериальных дронов. Их заморозкой не возьмешь. 
В помещении тут же заголосили на десяток голосов. Мардеш со своими ребятами тут же сдвинулись вместе, что-то отрисовывая на инструметронах, бабушка Даро вернулась к рассмотрению изрядно съежившейся, но все еще видимой схемы с формулами, молодежь во весь голос обсуждала свое участие в проекте... Только паладин как-то странно смотрела на Вайлет, иногда переводя взгляд на застывших у гермостворок охранников-спасателей. 
— Вы ведь полагаете, что искать нужно совсем близко, так? — внезапно спросила паладин. — Вы же не просто так отрубили нам всю связь и замариновали в кают-компании. 
— Вы отличный детектив, госпожа Олли, — улыбнулась Вайлет. — Конечно же, начинать поиск нужно не с техтоннелей, а с этой комнаты. Будет очень глупо выпустить отсюда гомункула, который знает о планах его поимки. 
Гул голосов стих, словно по мановению волшебной палочки. 
— Вы подозреваете кого-то из нас? — робко, словно стесняясь собственных слов, спросила корабельный врач. — Вы в своем уме, Вайлет? 
— В своем, — кивнула женщина. — Здесь всего четыре кварианца, чьи лица открыты для идентификации. Капитан, Мардеш, сэра Олли и вы, госпожа Даро. Остальные члены экипажа наглухо запакованы в шлем-маски, и только у одного прозрачный лицевой щиток. 
— Что вы предлагаете, Блад? — спросил Датто. — Мы же не можем каждого отводить под охраной в медблок, где он обнажит нам свою, так сказать, сущность? 
— Нет, не предлагаю, — Блад по-прежнему улыбалась. — На первом этапе каждый из «запакованных» по очереди снимет шлем-маску. Я сильно сомневаюсь, что гомункул может менять телосложение и внешность, поэтому первыми обнажат свои замечательные фарфоровые личики присутствующие тут дамы. Как я вижу, таковых здесь шесть, и пятеро из них так или иначе могут пройти за Зану. Вы, сударыня, уж извините, слишком стройны для нашей красотки. 
Каала’Ли смущенно потупила взор. Ростом она была чуть выше маленькой Полани, и примерно такого же телосложения, разве что чуть шире в плечах. 
— Если никто из них не окажется внешней копией программистки, — продолжила Вайлет, — мне придется сделать экспресс-анализ крови каждой из вас. Оборудование у меня с собой. Не найду маркеров гомункула у женщин — приступлю к проверке мужчин. Начнем вот прямо с вас, капитан. А ребята из числа спасателей присмотрят, чтобы чего не случилось. Не беспокойтесь, все четверо — люди, мужчины, и к тому же, я их уже проверила. 
— Ну и как вам мужчины-спасатели? — ехидно, совсем по-человечески подмигнула паладин. — Прошли проверку? 

*** 

Отсутствие результата — тоже результат. 
Все присутствующие в кают-компании оказались самыми что ни на есть настоящими кварианцами. Вайлет поначалу сомневалась, что стоит проверять и «запакованных мужчин», однако сами члены экипажа отнеслись к тесту с большим энтузиазмом, и послушно снимали шлемы и даже сцеживали через специальные штуцеры машгора по чуть-чуть крови. Признаться, цвет изрядно озадачил Вайлет — кровь кварианцев оказалась ярко-красной, чуть-чуть светлее, чем у людей, но в целом практически идентичная по колеру. Хотя по логике вещей кварианцы должны были истекать сине-голубой жидкостью — как и родственные им турианцы. Однако ж поди ты, оказалось, что у них кровь также, как у людей, основана на железо-, а не медесодержащем гемоглобине. 
Тем не менее, неважно, какого цвета кровь кварианцев, все они оказались абсолютно чисты. В том числе и по внешности. Блад еще в каюте Полани скачала с видеорамки девочки все фотографии Заны’Солли, после чего ВИ инструметрона обработал их, создал трехмерную модель и прикинул допуска на изменение с помощью подручных средств. Ни одна из кварианок и близко не оказалась похожей на Зану. То есть, сама Вайлет, быть может, и спутала бы с красавицей Заной такую же красивую Тару’Олли, но ВИ, которому Вайлет скормила трехмерные фотографии всех присутствующих, упрямо твердил, что лиц, похожих на гомункула, в помещении нет. 
— Что теперь, госпожа следователь? — поинтересовался Датто. — Мы можем, наконец, приступить к поискам этого вашего гомункула? 
Влад почесала подбородок. 
— Нет, — решительно заявила женщина. — У нас еще остались не протестированными четверо кварианцев. 
— Четверо? А почему не пять? — засмеялась Тара’Олли. — Вайлет, вы их что, в багаже возите, что ли? Откуда неучтенные кварианцы в таких количествах? 
— Девушки-инженеры в составе экипажа спасательного бота — две штуки, — Вайлет принялась загибать пальцы. — Плюс два кварианца на моем корабле. 
— Что? — спросил капитан «Салима», внезапно оказавшийся совсем близко. 
Все кварианцы в кают-компании давно уже повскакивали с мест, перемешались, и в сутолоке Вайлет даже не заметила, как к ней подобрался Датто’Месса. 
— Вы привезли с собой двух кварианцев и не сказали нам об этом? — продолжил капитан. — Ну, один из них — это Гила’Альтис, как я понимаю. Не самая удобная персона для Флота и Коллегии адмиралов, скажу я вам. Но второй-то кто? 
— Вы его хорошо знаете, Датто, — произнесла Вайлет. — Это Дирак’Син. Тот, с кем вы знатно поцапались пару недель назад. 
— Кила! — капитан возвел очи горе. — А Раэля’Зоры или пары гетов у вас на яхте на завалялось? Вы просто кладезь неприятностей, госпожа комиссар. 
Вайлет рассмеялась и хлопнула кварианца по плечу. Не самый хилый по кварианским меркам мужчина чуть не присел от такого знака внимания, а Вайлет, по-прежнему улыбаясь, произнесла: 
— Нет, но я знаю, где можно достать Кара’Данну. Хотите, привезу? 
— Что-что? 
Умение внезапно оказываться рядом, наверное, генетически присуще всем кварианцам, и особенно паладинам. Только что Тара’Олли была в другой части помещения, о чем-то разговаривала с корабельным врачом, и тут на тебе — словно с неба свалилась, причем точнехонько между Вайлет и капитаном. 
— Вы сказали, знаете, где находится Кар’Данна? — спросила паладин. 
— Ну да, а что? — пожала плечами Вайлет. — Мы же с вами уже разговаривали об этой персоне. Помните, еще я упомянула про... 
— Да-да, я помню, — прервала ее Тара. — Только вы и словом не обмолвились, что знаете, где именно сейчас Кар. 
— Не знаю, но могу узнать. 
— Прошу вас, узнайте, — попросила паладин. — Считайте это личным мне одолжением. 
— Хорошо, — согласилась Блад. — Будет время, займусь. А пока нам нужно разыскать четырех оставшихся непротестированных кварианцев. 
Блад по-прежнему не снимала нулификацию. Да, конечно, все присутствующие в комнате оказались чисты, но мало ли... Вайлет подошла к одному из спасателей и попросила того спуститься в бот и привести в кают-компанию парочку инженеров-кварианок. А также передала с мужчиной весточку Гиле, чтобы она хватала в охапку Дирака и тоже спешила на место общего сбора. 
Спасатель козырнул и ушел. 

В помещении остались только кварианцы и четыре человека, три из которых по-прежнему блокировали все выходы из кают-компании. 
— Вайлет, можно вашего внимания? — раздался голос. 
Блад огляделась в поисках говорящего, но никого не обнаружила. Чуть позже сообразила, что голос прозвучал у нее в интеркоме, и это оказалась Галили Т’Нару. Вайлет к стыду своему и забыла, что азарийский матриарх до сих пор сидит на связи с «Салимом». Как и кварианский адмирал, впрочем. 
Вайлет отошла в более-менее свободный угол помещения. 
— Я вас слушаю, матриарх, — произнесла Блад в интерком. 
— Наши аналитики, которые следят за вашим процессом, выдают тревожные данные. 
— Вы контролируете мои действия? — спросила Блад. — Уверяю, это лишнее. У меня все под контролем. 
— Нет, не контролирую, — вздохнула матриарх. — Если бы это был контроль, вы бы сейчас все делали по моей указке, а следили бы за этим пяток десантниц азари. Просто хочу предупредить, наша аналитическая группа считает, что вы только что сделали ошибку. 
— В чем? 
— Вынесли информацию о проверке кварианцев за пределы изолированного помещения. 
— Если вы о том спасателе, то он совершенно точно ничего никому не скажет, —уверенно произнесла Блад. — Он просто приведет сюда недостающих кварианцев. 
— В этом и проблема, — снова вздохнула матриарх. — Вы недооцениваете соображалистость кварианцев в общем, и этого вашего генерального врага, Редактора — в частности. Есть все поводы полагать, что его глаза и уши находятся за пределами кают-компании, и сейчас они насторожились. Еще раз предупреждаю: будьте готовы! Этита поделилась со мной текущими данными по расследованию — из тех, что вы ей сообщили, разумеется. Сама она не верит в теорию Пассанте относительно этого вашего Редактора, да и я, признаться, не очень. Но наши аналитики считают, что враг вполне реален, и он действительно очень быстро думает. Но самое главное — у него точно есть глаза и уши на одном из трех кораблей. И пока ваше расследование было изолировано внутри кают-компании и личного терминала, все было хорошо. Но сейчас, повторюсь, вы открыли ему доступ к информации. 
— Все равно не понимаю, каким образом он... 
— Вайлет Блад! Вайлет Блад, вы меня слышите! 
Мягкая, но тяжелая ладонь резко опустилась на плечо женщины, и та рефлекторно развернулась в боевую стойку. 
Вайлет выдохнула. Перед ней стоял один из спасателей. Лейтенант Питер Эндрюс, если верить нашивке на костюме. 
— Питер, нельзя же так пугать! 
— Извините, госпожа комиссар, у нас проблема. 
Вайлет прищурилась. 
— Какого рода? 
Питер перевел связь на узкий луч и рассказал, какого рода проблема. 
Проблема оказалась неожиданно серьезной. Вайлет была вынуждена признать, что недооценила врага. Гомункул, или как там его, оказался куда умнее, чем виделось Блад — он не стал дожидаться начала облавы и, судя по внезапно замолчавшей «Белленоре», обосновался на яхте. По-видимому, взял в заложники Гилу и Дирака. Впрочем, насчет последнего Вайлет не была уверена. Когда она выходила с яхты, инженер оставался, так сказать, в глубоком подполье, и, возможно, лже-Зана даже не знает о его присутствии. 
А может быть, все вообще иначе. Тоже вероятно, но тогда Вайлет немного ошиблась с определением главного врага. Но это тоже поправимо — план расследования был многовариантным. 
Блад сжала зубы и, не сдержавшись, стукнула кулаком по стене. 
— Твою мать! Рапорт на Землю немедленно. Нам нужно подкрепление. 
— Комиссар, — в голосе спасателя сквозила обида за неверие в собственные силы. — Мы и сами справимся, тут всего одна паскуда... 
— Вы не понимаете, Питер! — Блад рывком схватила инженера за панель управления на грудной пластине. — Нам нужна космическая поддержка — кораблями! Дело уже вышло за границы «Салима», это же очевидно! Гомункул, или кто там его контролирует, если он не идиот, уже захватил «Белленору»! 
— Так точно, госпожа комиссар, — отозвался спасатель. — Запрос на подкрепление будет отправлен в ближайшие пару минут. Но раньше, чем через пару часов, ожидать корабли ВКСА не стоит. Мы очень далеко от ближайшей опорной базы. 
— Что у нас тут случилось? 
Опять эта невидимая Тара’Олли! Теперь уже бессмысленно скрывать подробности. Вайлет нужна вся поддержка, которую может оказать экипаж грузовика. 
Блад не очень вежливо отодвинула паладина с дороги, метнув короткую фразу «Сейчас узнаете». 
— Господа кварианцы! — провозгласила Блад, выходя в центр кают-компании. — Минутку внимания! 
Шебуршание, гомон, негромкие разговоры стихли в мгновение ока. Все были напряжены и не скрывали этого, поэтому отнеслись к анонсу Блад более, чем внимательно. 
— Тот, кого мы ищем, — Блад невесело улыбнулась, — оказался чуть шустрее, чем я полагала. Наша лже-Зана, как мне стало известно, добралась до моей яхты и, похоже, взяла в заложники Гилу’Альтис. Контакта с кораблем нет. Я ожидаю ультиматума в ближайшие пять-десять минут. 
— Очень профессионально, госпожа паладин-регулятор, — раздался голос адмирала Аррано. — Я направляю к вам несколько перехватчиков с группой захвата. Будут в течение часа. 
— Мои девочки уже в пути, я говорила, — отозвалась азари. — Будут через сорок минут. 
— Большое спасибо, — без тени иронии произнесла Блад. — наши военные тоже будут, но боюсь, они успеют лишь к шапочному разбору. 
— Каков план действий, комиссар? — озвучил общую для всех мысль капитан Датто. — Хочу предупредить, что благодаря вашим стараниям, самое раннее через полтора часа весь экипаж начнет испытывать гиперимунный ответ. Часа через два половина из нас будет в лежку, если не принять мер. 
— Будем надеяться, успеем, — ответила Блад. — Доктор Даро, вы можете сейчас же спуститься в медотсек и заняться приготовлением имуноблокиратора Гото? На всех членов экипажа, не прошедших имунотерапию. На случай, если история продлится больше, чем два часа. 
— Безусловно, — кивнула врач. — Сейчас же займусь. Кали, за мной — мне нужен ассистент. 
Вайлет дала знак спасателям, и те пропустили парочку кварианок. 
— Датто, — Блад повернулась к капитану. — Отправьте техников к магнитным шлюзам. Мне нужно, чтобы «Белленора» ни в коем случае не смогла отстыковаться. Если нужно, хоть приварите яхту к «Салиму». 
Капитан кивнул главному инженеру. 
— Будет сделано, — подал голос Мардеш. 
— Далее, — продолжила Блад. — Всему экипажу занять места в каютах и сидеть на связи. Никаких шатаний по коридорам, понятно? Мы уже знаем, на что способен гомункул. И есть подозрение, что криогенный модуль до сих пор при нем. Охрана — разблокировать помещение. 
Капитан что-то сказал на хелише, и кварианцы в строгом порядке, без суеты и лишних движений, за минуту очистили помещение. В кают-компании остались только капитан Датто, паладин Тара, Мардеш и пара незнакомых Вайлет кварианцев в глухих костюмах. Ну и три спасателя в своей инженерной броне. 
Блад разблокировала волновую функцию. Теперь надобности в скрытности не оставалось. 

Да, это ошибка, была вынуждена признать комиссар. Первая большая ошибка. И весьма обидная — Вайлет просто недооценила решительность противника. Враг не стал ожидать ходов Вайлет и сделал движение первым. Что ж, на будущее наука будет. 
— Комиссар, — подал голос один из спасателей. — Исходящий из «Белленоры». 
— Наконец-то, — выдохнула Вайлет. — Быстро сообразила, чертовка. Выводи на головизор, чего уж там. 
Сотрудник КЧС кивнул и тронул инструметрон. Картинка на голографическом проекторе моргнула, и перед взглядом изумленной Блад возникла вовсе не зловещая фигура Заны-гомункула, а... инженера Дирака’Сина собственной персоной! 
— Дирак, это вы? — капитан Датто уставился на изображение своего как минимум недруга. 
— Да, это я, капитан, — спешно произнес кварианец. — Давайте отставим пока личное. На потом, когда разберемся с ерундой, которую я тут наблюдаю. 
— Что у тебя, Дирак? — спросила Блад. — И где ты сам? 
— Сижу в самой глухой жопе яхты, комиссар, — усмехнулся инженер. — Я, наконец, наладил гравитационный модуль и уже было собирался вылезти на жилую палубу, чтобы объяснить этой пигалице, как надо работать, но... В общем, хорошо, что сначала подключился к системе внутреннего обзора. Тупо хотел узнать, куда идти унижать старшую Альтис, а оказалось, что на корабле еще одна кварианка — причем с вашим, Блад, оружием! Не могу ее опознать в костюме. 
— Черт! — выпалила Вайлет. — Она добралась до моего шкафчика. Там не замок, а какой-то анекдот... 
— Ну, не знаю, до чего она добралась, — прервал Вайлет инженер. — В общем, у нее в руках здоровенная пушка, она ею загнала Гилу в рубку и сейчас они готовят отстыковку. Я подозреваю, эта кварианка собирается угнать яхту. Сама она, впрочем, в пилотаже не разбирается совершенно — гоняет нашего маленького лейтенанта. Вайлет, что у вас там вообще произошло на грузовике? Мне вовсе не улыбается отсюда улетать в компании с незнакомой дамочкой, у которой фиговое настроение и огромный пистолет. 
Вайлет вкратце рассказала. Без особых подробностей, но так, чтобы Дирак осознал ситуацию. На весь рассказ ушло меньше минуты. 
— Понятно, — инженер активировал инструметрон и что-то настучал на нем. — Значит так, Вайлет. Я сейчас опять спускаюсь на нижние палубы и начинаю инженерный саботаж. Никуда эта зараза не улетит, обещаю. 
— Дирак! — нахмурилась Блад. — Она далеко не дура. Может и сообразить, что на корабле, кроме нее, не один, а два человека. 
— Сунется — ей же хуже, — мрачно ответил инженер. — Я тоже не отверткой деланный. Найду, чем удивить этого вашего гомункула, или как там ее. 
— Хорошо. 
— Нет, не хорошо, — Дирак посмотрел прямо в камеру. — Если то, что вы рассказали, правда, то с лже-Заны станется грохнуть нашу пигалицу компьютерную. 
— Не грохнет, — встряла в разговор паладин. — Вы же сами сказали, что ей нужен пилот. А кроме Гилы корабль вести некому. 
— Для меня это не очевидно, паладин, — возразил Дирак. — Может быть, эта ваше лже-Зана просто придуривается, экономит время и гоняет на предстартовой подготовке кварианку. А летать и сама умеет. 
Вайлет призадумалась. В словах Дирака, безусловно, была какая-то доля правды. И, безусловно, Блад обязательно бы прислушалась к кварианцу, если бы не кое-какие мелочи, которые формировали новую, еще более интересную картину происходящего. Большая часть этих мелочей пока была неизвестна никому, кроме нее самой, и вот это было самым рискованным. Блад не особо верила людям, это верно. Но с другой стороны, именно сейчас ей остро не хватало рук, ног и прочих частей тела. Что поделать, придется рискнуть и довериться окружающим. 
Но, конечно, это будет не старый инженер, застрявший на нижней палубе «Белленоры». 
— Хорошо, — сказала Вайлет. — Дирак, держите «Белленору» на привязи. Мы тут со своей стороны тоже кое-что придумаем. 
— Добро, — инженер кивнул и отключился. 
С десяток секунд никто из присутствующих не решался что-либо произнести. Вайлет заметила, что камера голографического коммуникатора до сих пор активна, и, потянувшись к инструметрону, вновь вывела на головизор фигуры азари и кварианского адмирала. 
— Весело там у вас, — произнесла матриарх. — У наших аналитиков есть пакет тактических рекомендаций по работе в условиях захвата заложников. Могу выслать. 
— Спасибо, матриарх, — ответила Вайлет. — Но я справлюсь сама. Не впервой. 
— Как считаете нужным, — учтиво кивнула азари. — Я с вашего позволения отключусь. Работайте. Наш корабль будет на месте через тридцать семь минут. Капитан, адмирал. 
Фигурка азари моргнула и схлопнулась. Вайлет заметила, что Аррано что-то хочет сказать, и встала напротив сканера. 
— Адмирал? 
— Азари недоговаривает, — сказал Аррано. — Вайлет, я не могу вам приказывать. Но очень прошу — не допускайте азари на борт «Салима». Это в высшей степени нежелательно. 
— В чем проблема, адмирал? — спросила Вайлет. — Вы боитесь, голубокожим тут понравится, и Датто их не выгонит? 
Адмирал лишь отмахнулся. 
— Не в этом дело, комиссар — буркнул кварианец. — Извините, я не могу вам рассказать всей подоплеки. Но если вам хоть чуть-чуть дорога честь кварианского Флота и всех знакомых вам кварианцев, пожалуйста, найдите гомункула и выдайте убийцу азари до того, как их десантницы ломанутся на грузовик. 
— Похоже, я знаю, в чем дело, — кивнула Блад. — Хорошо, сделаю все возможное. Но тогда вы у меня в долгу. 
— Сочтемся, комиссар, — произнес Аррано и тоже отключился. 
Датто тронул Вайлет за плечо. 
— Что за бош’тет? — спросил капитан. — Что такого азари не должны увидеть на моем корабле? 
Вайлет сбросила трехпалую ладонь с плеча. 
— Не влезайте не в свое дело, капитан, — посоветовала Блад. — Это грязная, грязная и еще раз грязная политика. Держитесь от этого подальше. 

*** 

Ребята Мардеша сделали все возможное и невозможное, перепрограммировав системы магнитного удержания, но, если уж начистоту, это были полумеры. Тяги «Белленоры» вполне хватило бы разрушить стыковочные системы и благополучно отделиться от «Салима». Конфигурация состыкованных кораблей была такова, что хабом являлся самый большой корабль — грузовик. И уже к нему были прикреплены и яхта с одной стороны, и спасательный бот — с другой. Поэтому все, что требовалось, чтобы отстыковать «Белленору» — это отделиться собственно от «Салима». Корабль спасателей был вообще не при делах. 
Связи с яхтой по-прежнему не было, если не считать регулярных отчетов Дирака, в которых он сухо и малопонятно рассказывал, как саботирует системы корабля. Судя по этим отчетам, шансов на самостоятельные полеты у лже-Заны с каждой минутой становилось все меньше и меньше. 
Вроде бы, отлично. Время играет на них. Через полчаса прибудут азари — с целым кораблем десанта и катером планетарной обороны. По соглашению об Автономии азари запрещалось иметь собственные военно-космические силы, однако Ассамблея не могла контролировать инженерные изыскания голубокожих. Поэтому получались вот такие фонетически-смысловые ублюдки — боевые фрегаты, названные как можно более плюшево. Под катером планетарной обороны азари, насколько было известно Вайлет, понимали боевой фрегат ограниченного радиуса действия, без ССД большой дальности, но вооруженный дальше некуда и с очень, очень сильным бронированием. 
Больше всего бесила невозможность установить связь с Гилой, а еще — подспудное чувство, что вот только что, буквально несколько минут назад, Вайлет сделала Вторую Большую ошибку. 
Она точно что-то пропустила. Как пропустила вчера аномальное здоровье Заны. Но разговор с Мортимером с утра натолкнул ее на потерянную мысль. Может быть, снова вызвать комиссара по этике? Черт побери, нет времени погружать его во все подробности. И опять же, далеко не факт, что Мортимеру удастся натолкнуть Вайлет на утерянную мысль вторично. 
Блад вышла из кают-компании и перешла в ПИЦ, который на «Салиме» называли просто рубкой. Там она обнаружила капитана, незнакомого кварианца и... Полани. Капитан стоял позади группы пилотских кресел, незнакомый кварианец занимал одно из них — пилота-навигатора. Молодая программистка сидела чуть поодаль, на месте связиста. Она же первой и заметила Вайлет. 
— Комиссар! — вместо приветствия крикнула девушка, наполовину вылезая из кресла. — Почему вы не сказали, что на яхте моя сестра? Я... Я вам почти уже начала верить, а вы... 
— Цыц! — вяло отмахнулась Вайлет. — Это была просьба Гилы, Альтис-младшая. 
— Ну и что? — не унималась Полани. — Все равно, вы могли бы хотя бы... 
— Полани! — поднял голос капитан, поворачиваясь к Блад. — Отставить истерику! 
— Но... Я... 
— Я сказал, отставить, офицер Альтис! 
— Е... есть, сэр. 
Девушка еще раз метнула гневный взгляд на комиссара, и отвернулась к приборам. 
— Связи с «Белленорой» по-прежнему нет, комиссар, — произнес капитан. — Это даже к лучшему, да? Время играет на нас, ведь так? 
— Я в этом не уверена, — мрачно произнесла Блад, терзаемая сомнениями. — Капитан, а на «Салиме» есть что-нибудь, что может подсказать нам, сколько людей сейчас на «Белленоре»? Сканер какой-нибудь, или программный код, не знаю. 
— Зачем вам это? — удивился Датто. — Ясно же как божий день, что там ваша парочка кварианцев и эта... этот гомункул. 
— И все же? — не унималась Блад. — Есть какая-нибудь возможность подтвердить это? 
— Капитан, мы можем использовать масс-детектор, — подсказала Полани. 
— Он не среагирует на столь малые тела, — отозвался безымянный для Вайлет кварианец в кресле навигатора. 
Вайлет вздрогнула. Ну конечно же, как она могла забыть! 
— Полани, раз ты за связиста, дай сеанс со спасателями, — приказала Блад. — Личный канал командира! Приват с двойной криптозащитой. 
— Сделано, — отозвалась девушка. — Говорите, командир спасателей на связи. Извините, без видео — слишком долго кодировать. 
Вайлет подошла к месту связиста, на котором обосновалась Полани. 
— Комиссар по этике Вайлет Блад — командиру спасательного бота. Как слышите. 
— Слышу четко и ясно, комиссар. Капитан Ван Чжихао на связи. 
— Капитан, у вас есть гравиметрический сканер? 
— Так точно, комиссар. Новейшая модель, апгрейдили меньше полугода назад. 
— Вы можете посчитать количество биологических жизненных форм на пристыкованной к грузовику яхте? 
— Без проблем, комиссар. Минутку. 
Вайлет задержала дыхание. Сейчас решалось многое, если не все. Впервые в жизни она совершала какие-то действия чисто по наитию, без какой-либо фактологии в поддержку этих действий. Даже без оформленных в каких-то документах сомнений, без чего-либо формального, что и отличает настоящего следователя от каких-нибудь, прости господи, Шерлоков Холмсов, рожденных воспаленным сознанием древнего беллетриста. 
Вайлет никогда не сомневалась в том, что любое действие рождается вполне определенными причинами. И что любое процессуальное действие — есть окончание цепочки размышлений, которые в любом случае базируются на фактах, фактах и снова фактах. Но сегодня что-то сломалось в этой машине. Вайлет поняла, что если она будет использовать факты, факты и ничего, кроме фактов, то упустит что-то важное. Главное. И как бы не решающее. 

Это очень неприятное чувство, надо признать, изрядно возбуждало бывшего следователя. Это как перерождение из куколки в бабочку. Если то, что грызет Вайлет изнутри, подтвердится вот в ближайшие несколько минут, то из просто хорошего дознавателя Вайлет Блад, развернув прекрасные крылья интуиции, выползет что-то, чему сама женщина еще не знает названия. 
Она станет настоящим комиссаром? Бред. Она уже он, пусть и по временному патенту. 
Она станет великим сыщиком? Еще больший бред. Профессия сыщика умерла в тот момент, когда на горизонте появился Редактор, способный изменять улики, уничтожать реальные или создавать фальшивые алиби, умеющий кроить виртуальную реальность так, что вслед за ней вспучивало и реальность настоящую. 
Нет, она... 
А, черт бы ее побрал. Неважно, кем она станет. Лишь бы только скоблящее ее нутро подозрение подтвердилось! 
— Комиссар, есть доклад по жизненным формам на яхте, — раздался голос, и Блад вздрогнула. Слишком многое сейчас решалось. 
— Я слушаю. 
— На космическом корабле зафиксировано присутствие двух биологических объектов. Судя по первичному показанию, оба кварианцы примерно схожего телосложения. Масса первого — пятьдесят два килограмма плюс-минус полкило. Масса второго — сорок шесть килограммов. Погрешность та же. 
— Оружие при ком-нибудь есть? — уточнила Вайлет. — Металлокерамическая пушка весом около девятисот граммов. 
— Да, что-то похожее имеется у первого объекта, который тяжелее. 
— Спасибо, капитан. А теперь слушайте внимательно. Немедленно герметизируйте шлюз стыковки с грузовиком. Не пропускать никого, то есть вообще никого ни в какую сторону. Полная изоляция корабля. Это приказ. От этого зависят ваши жизни, капитан, да и не только ваши. 
— Понял вас, комиссар. Активирую инкапсуляцию. Готово. Прошу передать кодовое сообщение, по которому будет отменен приказ. 
Вайлет повернулась к кварианке. 
— Полани, будь добра, набей на корабль спасателей какой-нибудь особо зубодробительный код-неберучку, и ключи от него вышли мне. Мне и только мне, понятно? 
— Есть, комиссар. 
В голосе девочки не особо много уважения, но Полани держится на дисциплине, вбитой в нее, наверное, с молоком матери. Капитан Датто’Месса все-таки молодец — отличного специалиста воспитал. Будь проклято это воспитание. 
— Код получен, комиссар, — это капитан спасателей. — Ждем дальнейших распоряжений. 
— Конец связи. 
Вайлет дождалась, когда лампочка коммуникатора погаснет, и с облегчением стукнула кулаком в ладонь. 
Бинго! 
Теперь уж ты не уйдешь, хитрожопый агент Редактора. Ишь чего задумал, обмануть великую Вайлет Блад! Ха-ха три раза. 
Да, надо признать, эту самую великую Вайлет Блад только что чуть было не поимели, как малолетнюю шлюшку в подворотне. Вот славное бы случилось начало службы на Комиссию — с такого-то эпического провала. Нет, дело даже не в провале, а в том, что ее, дознавателя с тридцатилетним стажем, чуть было не обвел вокруг пальца один единственный кварианец. 
Но теперь уже действительно все. 
Осталось только разобраться с гомункулом. Уж эта-то то тварь точно никуда не делась. Да и куда ей деться? 
— Датто! — позвала Вайлет. — Я отменяю приказ сидеть экипажу по местам. 
— М-м-м... — протянул Датто. — Странное решение, но я всецело подчиняюсь паладину-регулятору. Немедленно разошлю приказ по интранету. 
— Это еще не все, — продолжила женщина. — Поднимайте всех, кого можете, и пока они еще на ногах после моего тестирования, начинайте ловить гомункула. Он совершенно точно где-то в технических тоннелях грузовика. Выкатывайте всех ботов, каких поднимите, и гоните эту тварь к ближайшему шлюзу в космос. В общем-то, неплохо бы ее схватить живой, но я подозреваю, что ее хозяин этого не позволит. 
— Комиссар! 
— Да, Полани, — Вайлет повернулась к девушке. 
— Комиссар, я..., — кварианка глубоко вздохнула. — Я хотела спросить, а это точно... ну, это ведь в самом деле уже не Зана, а? 
Вайлет подошла к кварианке и положила руку ей на плечо. Как сегодня утром. 
— Да, Полани, — сказала Блад. — Мне жаль, но это искусная подделка. Боюсь, твоей подруги уже года два как нет в живых. 
— Я..., — Полани всхлипнула. — Я не верю, комиссар. Она... Она еще три дня назад была совершенно нормальной. 
— Извини. 
Блад убрала руку и повернулась к капитану. 
— Датто, вы начали охоту? 
— Так точно, паладин-регулятор. 
В глазах Датто, внимательно следившего за разговором женщины с Полани, застыла какая-то странная смесь жалости и гордости. Вряд ли капитан сам понимал, насколько сильно он в погоне за «взрослением» своей подопечной изуродовал психику Полани. По человеческим меркам, такого капитана надо бы вернуть в прошлое лет полтысячи и вздернуть на рее за негуманное отношение к детям. Полани, хоть и совершенно взрослая по кварианским меркам, а с некоторых пор уже и не девственница, все равно остается ребенком — лишенным родителей, и потому сильно затормозившим в развитии дитя. Вайлет с огромным трудом удерживалась от того, чтобы забрать девчонку с собой на Землю, сделать ей там имунотерапию и передать в какую-нибудь хорошую семью. 
Нельзя вот так... «использовать ресурс». При всех прелестях кварианского общества развитого социализма, при отсутствии коммерческой эксплуатации одних людей другими, жизнь на кварианских кораблях оставалась по-волчьи жестокой. Тут нет власти капитала, верно. Есть власть капитана — далеко не господа бога, к слову. 
Здесь все получают все необходимое для жизни. Здесь ценят личные таланты и помогают подниматься по социальной лестнице в соответствии с объемом этих талантов. Здесь нет очевидной нищеты и бедности одних, подчеркнутых зажиточностью и богатством других. Здесь все равны, хотя некоторые и равнее. 
Но кое-что здесь просто отвратительно. 
Здесь используют людей, не спросив на это их разрешения. Тупо забивают в голову безусловное подчинение, местами доходящего до слепого. Здесь нет различия между взрослым и ребенком. Научился сам чинить машгор — уже взрослый. Член экипажа, мать твою. Ты несешь точно такой же груз ответственности, как и остальные, и только попробуй вякни. Здесь успешность командира измеряется количеством, образно говоря, поставленных под ружье бойцов. Здесь человеческая жизнь — личный ресурс наставника-капитана. Здесь неугодных, несогласных с общепринятой системой ценностей, выбрасывают в утиль, что порождает вот таких Зан или Гил — молодых особей, которые в погоне за протестной романтикой или становятся изгоями, как Альтис-старшая, или вовсе погибают ни за грош, как подруга Полани. 
Нет, все-таки права была Вайлет, вечерами обдумывая и осмысливая увиденное на кварианском корабле. Этой расе не нужны подачки со стороны человечества. Этой расе нужен огромный пендаль, смачный удар по жопе — чтобы в условиях шоковой терапии запустилась, наконец, система естественного отбора. В сто тысяч раз более злая и жестокая, чем нынешняя социалиалистическая утопия, но зато правдивая и честная. Создающая настоящих героев: спорных, острых и колючих, но — героев. Раэль и Тали’Зора, Хан’Геррель, Заал’Корис, Даро’Зен. Все те, кто своим ярким сверканием вел кварианский народ вперед. Сквозь кровь, пот и слезы, гекатомбы жертв — но вперед. К чудовищной мясорубке на орбите Ранноха. К победе над Жнецами или уничтожению как вид. Словом, к хорошо видимому ориентиру. 
Но не как сейчас — движение ради поддержания жизни в непонятном статусе то ли союзников, то ли любимой игрушки реальных победителей, властителей местного болотца под названием Солнечная система — людей. 

— Комиссар, входящее сообщение с «Белленоры». 
Вайлет вздрогнула, отрываясь от своих мыслей. 
Ну вот и все. Финал этой истории. 
— Переводи сюда, Полани. 
Девчонка отстучала что-то на своем пульте, и экранный модуль над головой Вайлет зажегся привычным голубым светом оперативной видеосвязи. 
— Дирак, — коротко сказала Блад. — Или Зесса? 
— Вайлет. Или Виолетта? — ответил тем же инженер. — Ты оказалась умнее, чем я думал. 
— Да, я такая, — кивнула женщина. — Засек пробивку гравитационным сканером? 
— Конечно, — кивнул Дирак. — Признаться, я напрочь забыл о том, что ваши спасательные суда в плане метрологии покруче иного исследовательского крейсера. 
— И что теперь, Дирак? 
— Теперь я улетаю, — спокойно ответил кварианец. — Ты сорвала мне план по захвату «Салима» с его азарийским ядром. Признаю, в этом ты меня переиграла. Хорошая партия, Вайлет, ты просто не давала мне возможности занять нужные клетки поля. Поздравления, комиссар, ты отличный специалист. Я рад, что у людей есть такие мастера. Нет, в самом деле рад. 
— Конечно же, никакого саботажа на «Белленоре» не было. 
Вайлет говорила скорее утвердительно, чем вопросительно, но Дирак’Син, тем не менее, утвердительно кивнул. 
— Конечно же. Как не было и проблем с гравитационным компенсатором. Доступ к системе мне нужен был для того, чтобы изолировать Гилу-старшую в ее каюте. 
— Ты мог просто убить ее, — сказала Блад. — У тебя моя пушка. 
— Убить Гилу? — удивленно переспросил Дирак. — Девчонку, которую я знаю с пузыря? Родную дочь моего лучшего друга? Да ты рехнулась, Блад. Я не убийца. 
— Скажи это Илане Барриус. 
— Мне срать мимо калоприемника на азари и всю их подноготную, — инженер стукнул кулаком о панель связи. — Пусть они хоть в полном составе прыгнут на звезду, слезинки не пророню! Но при всем этом, чтобы ты знала, я не убивал Илану! 
— Конечно, — усмехнулась Блад. — Ее по твоей команде грохнула марионетка Редактора. 
Дирак рассмеялся. 
— Ты все еще носишься с этой идеей, Блад? — сквозь смех спросил инженер. — Неужели ты еще не поняла, что нет никакого Редактора? Есть азарийский заговор против кварианцев, вот и все. И есть наше, кварианское, неприятие навязанных нам правил игры. Навязанных азари, которые тонко воздействуют на вас, людей. А уже через вас — на нас. 
И потом... Весь этот смертельный рейд «Пути предназначения» — он весь, от корки до корки строился на необходимости максимально ослабить наш народ, вот и все. Голубокожие настолько влились в ваше общество, Блад, что вы даже не замечаете, как вами рулят матриархи Совета! 
— Что за бред! — вклинился в разговор Датто. — Дирак, ты с ума сошел! Какие еще матриархи, ты что? 
— Я-то в своем уме, — совершенно спокойно произнес инженер. — А вы, друзья, в чьем? Ты ведь вскрывала архивы азари, Блад, верно? Ну, которые по «Пути предназначения». 
Вайлет кивнула. Да, конечно, она ознакомилась со всеми документами Титана, до которых у нее, как паладина-регулятора дошли руки. Безусловно, там было далеко не все, но в целом историю азарийского дрендноута она знала. Потому как владела информацией не только от азари — той, которую ей позволили прочитать. Но и от Земли — шикарной базой Комиссии по этике, где история «Пути предназначения» описана совершенно нейтрально и максимально полно. 
— Тогда ты должна согласиться со мной, — продолжил Дирак, — что азари в этом своем механическом левиафане, этом порождении злого деструктивного гения, каким-то невозможным способом смогли создать барьер отторжения, который сохранил за «Путем предназначения» большую часть функций ИИ. Это же очевидно, Блад, раскрой глаза! Азари — единственная раса в Галактике, кто смогла создать дредноут звездного класса, который управляется жалкой горсткой персонала! Невозможно представить «Путь» без развитой, сознающей себя системы искусственного интеллекта. Именно этот ИИ и предал органиков, перешел на сторону Жнецов еще до того, как этот ваш бравый капитан Шепард раздолбил синтетическую жизнь потоком красного излучения! 
— Нет, ты точно бредишь, — вздохнул Датто. 
Дирак не обратил внимания на слова капитана. 
— Я был там, Блад! Слышишь, я был на «Пути», когда эта дрянь, подчинив себе капитана, прошла сквозь строй кварианских кораблей. Ты слышишь, Блад? Я это видел самолично! Я видел, как лопались прочные корпуса кораблей-ферм. Как сгорали в плазменных облаках радиоактивного выхлопа мои сородичи. Тогда я еще считал самих азари жертвами собственного детища, жертвами построенного ими же техномонстра. Я даже немного сочувствовал им, представляешь? Я думал, что голубокожие наступили на те же грабли, на которые в свое время наступили и мы, создав гетов. Я был уверен, что Совет матриархов, узнав о случившемся, пригонит свой десант и возьмет штурмом звездолет. Спасет всех нас, а потом пошлет рапорт вашему адмиралу Хакету, и он вместе с остатками турианского флота раздолбит по моим разведданным эту ужасную машину! Ко всем дребеням, к бош’тету, еще дальше! 
Да если бы и не спасли — неважно! Я сидел внутри этого стального монстра и ждал, лелеял тот момент, когда от меня ничего не останется — вместе с этим технологическим кошмаром. Но этого не произошло, Вайлет. Этого. Не. Произошло. 
— Мы знаем, что этого не произошло, — ответила женщина. — Ты еще жив. 
— Да, я жив, — Дирак уронил голову. — И я знаю, почему. Потому, что азари предали нас всех. 
— Кого это нас? — спросила Блад. 
— Остаток экипажа «Пути», кто смог спрятаться от одержимости нового капитана. 
— Нового? — нахмурилась Вайлет. — Что значит нового? 
Дирак поднял шлем и глянул прямо в камеру. 
— До прибытия синекожих девчонок двенадцать минут, Вайлет, — невесело усмехнулся инженер. — Если ты думаешь, что они оставят меня в живых, ты самый наивный человек во Вселенной. Я слишком много знаю, чтобы рассчитывать на такую щедрость со стороны азари. Нет-нет, не надо обещать мне защиту и правосудие. Вайлет, ты просто не знаешь, на что способны галактические ведьмы. Встанешь между мною и Советом матриархов — тебя сметут, как пылинку. И никакой статус паладина тебе не поможет, как не помог он всем тем азари, которые молили Титан о пощаде, но были преданы своими же. 
Я улетаю, Блад. Не волнуйся за девчонку. Я посажу Гилу в спасательный челнок и выкину где-нибудь недалеко от пояса Койпера. Там ее найдут наши. Я не чудовище, Вайлет. Монстры — они совсем с другой стороны. И я клянусь тебе, Вайлет, я сделаю все возможное, чтобы уничтожить их. Прощай, игрок. У нас с тобой ничья разменом. Ты не дала мне «Салим», а я угнал у тебя «Белленору». И вот честно, я очень доволен таким результатом. 

Связь разорвалась. Спустя секунду резкий толчок чуть не отправил Вайлет и Датто на пол. Капитан упал на колено, Вайлет умудрилась удержаться на ногах. 
— Яхта разрушила стыковочный узел! — крикнул кварианец в кресле навигатора. — «Белленора» отходит от нас и готовится к прыжку! 
Вайлет глянула на татуировку. Действительно, десант азари не успевает. Всего на десять минут, но не успевает. Впрочем, это неважно. Расставленная Вайлет ловушка все равно сработает, пусть и не против того, на кого была настроена. 
Блад достала из кармана в подкладке курточки нейтринный коммуникатор, активировала его и отправила единственное кодовое сообщение. На таком расстоянии от «Белленоры» совершенно неважно, где именно находится яхта. Поток практически неуловимых нейтрино догонит ее хотя бы и в миллионе километров. Главное, чтобы корабль не ушел в сверхсветовой прыжок, а он не сделает этого, пока не отойдет от грузовика на должное расстояние. Дирак, в отличие от гомункула, действительно не убийца, и уж тем более он не собирается вредить своим соотечественникам. 
Когда «Белленора» застыла в полутора километрах от «Салима», Дирак подал питание на основной контур нуль-ядра, выводя изящную яхту в стремительным прыжок. К великому несчастью для Дирака, инструкции, оставленные Вайлет для тогда еще совершенно свободной в своих действиях Гилы’Альтис, были просты и понятны любому кварианскому инженеру. Вайлет просто приказала Гиле заминировать гиперпривод яхты и установить на мину нейтринный детектор-детонатор. 
Любой кварианец — мастер инженерного саботажа, это очевидно. Гила в этом смысле была достойной дочерью своего народа. Небольшая модификация в двигательном отсеке — и на «Белленоре», получив сигнал нейтринника, сдетонировал небольшой заряд взрывчатки, уничтожив контур питания нуль-ядра. Яхта разом потеряла возможность двигаться хоть как-нибудь быстро. И починить это за оставшиеся шесть минут до прибытия азарийского подкрепления совершенно невозможно. 
Вайлет стояла в рубке грузовика и смотрела, как во всполохах вторичного излучения вываливаются из сверхсветовых прыжков элегантные и смертоносные корабли азари. Как и обещала матриарх Т’Нару, два судна: десантный транспорт, набитый натасканными на космический абордаж азари-коммандос, и корабль огневой поддержки, он же катер планетарной обороны — ощерившийся орудиями и сверкающий защитными полями фрегат. 
Вайлет широко улыбнулась, глядя на замершую в неподвижности яхту. Теперь судьба «Белленоры» была решена окончательно и бесповоротно. Игра закончилась. 
— Шах и мат тебе, игрок хренов, — произнесла Блад.


Продолжение следует...

Отредактировано. Докторъ Дре



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 01.12.2013 | 859 | RomanoID, Afterlife | RomanoID
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 52
Гостей: 46
Пользователей: 6

Ice_Bullet, Belisenta, Батон, ARM, bug_names_chuck, Darth_LegiON
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт