Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Приоритет - Сарен. Найти и уничтожить. Глава 8, часть 1

Жанр: приключения;
Персонажи: Шепард и Ко + ОС;
Аннотация: обычный парень по непонятным пока причинам попадает в слегка измененную вселенную Mass Effect. Он обладает знаниями о предстоящих событиях и возможностью эти события изменить. Вот только как он этим распорядится? Раскроется ли он перед кем-нибудь или будет исподволь направлять события в нужное русло? И удастся ли ему вообще что-нибудь изменить?
Описание:  Сарен мертв, геты разгромлены, Цитадель спасена, Совет выжил стараниями трех флотов Альянса и лично адмирала Хакета. Настало время политикам подвести итоги, наградить непричастных и наказать невиновных раздать награды отличившимся военнослужащим. Но прежде чем младший лейтенант ВКС Альянса Глеб Дубровский сможет получить причитающуюся ему награду, ему придется совершить очередной подвиг - справится с врачами и совершить побег из госпиталя.






Глава 8. Отпуск.

— Потому, потому что мы морпехи, 
Космос наш, космос наш родимый дом... 
Первым делом — огнестрельные потехи. 
— Ну а девушки? 
— А девушки потом. 
Авторские маразмы.

Хорошо лежать в больнице... Хорошо, да только скучно. Четыре дня тут уже прохлаждаюсь. Три дырки в ноге и выбитое праймом из сустава плечо. Завтра, блин, торжественный парад... тьфу, короче, празднования по случаю избавления Цитадели и Совета от гетской угрозы. Мне, блин, медаль должны дать, а врачи говорят, еще три дня не выпустят. Изверги в белых комбинезонах. Ну да ладно, Шепард там чего-то придумал в плане моей эвакуации сегодня вечером. А пока можно проанализировать принесенные им же материалы по корабельному сражению и последовавшей зачистке Цитадели.
Итак, в противостоянии флотов в принципе все ясно — наши первыми же выстрелами удачно выпилили гетские дредноуты, оставив синтетиков без основной огневой мощи, после чего тяжелые крейсера с самыми мощными щитами выдвинулись вперед, более слабые корабли сформировали за ними эшелон огневого прикрытия, а три наших дредноута принялись методично расстреливать корабли противника. Союзники вовремя усилили нажим, несмотря на повреждения той или иной степени тяжести большей части кораблей, не дав гетам полностью сосредоточиться на новоприбывшем противнике. «Путь предназначения» с Советом на борту отошел чуть назад, установив канал связи с флагманом Пятого флота «Килиманджаро», и принялся координировать действия остатков флота защиты Цитадели. Далее отожгли наши фрегаты: перебив малочисленные легкие суда синтетиков, попытавшиеся было остановить атакующих, они осуществили массированный торпедный залп и отвернули к союзникам. С таким количеством торпед противоракетные системы синтетиков справиться не смогли, было слишком много мишеней, тем более, что фрегаты воспользовались консервативным строением гетских кораблей — практически полным отсутствием бортовых орудий (все орудия на кораблях синтетиков были ориентированы по продольной оси), и сблизились на очень близкое расстояние. Безнаказанными наши лихачи, к сожалению, не остались — при прорыве погибли семь фрегатов, еще два геты достали торпедами при отходе. Зато в строю противника образовались гигантские бреши, геты потеряли до трети своих кораблей от торпед фрегатов. Тут же геты предприняли последнюю попытку нанести ущерб нашим флотам — рванули в атаку всем скопом и таки уничтожили три наших крейсера — легкие «Дели» и «Варшава» и тяжелый «Нью-Йорк». Из экипажей первых двух кораблей уцелело около трети, с «Нью-Йорка» не выбрался никто.
Эта атака дорого обошлась синтетикам — крейсера и дредноуты Альянса уничтожили почти всех. Два десятка попытавших было уйти кораблей просто были разорваны атаковавшими их штурмовиками. Сражение в космосе закончилось. Сражение за Цитадель же было в самом разгаре.
Следующим этапом была высадка десанта. Но для начала надо было разобраться с двухкилометровой дурой на вершине Башни. Первыми до нее добрались фрегаты четвертой эскадры. Жнец признаков жизни не подавал, пока корабли не подошли поближе. Тогда-то «Властелин» и ответил — огнем его аналога системы «ПОИСК» были сожжены два фрегата. Остальные разлетелись во все стороны, после чего учинили скоординированную атаку: сначала залп несколькими десятками торпед, выставленными на минимальную мощность, в точку примерно на километр выше Башни, и дальше к геометрическому центру кольца Президиума. Сумма факторов: слабая мощь торпед плюс расстояние, щиты Жнеца и противоторпедный огонь, не дали его уничтожить. Однако, далее фрегаты перешли к тактике «комариных укусов»: когда в тебя стреляют почти сорок кораблей, становится как-то неуютно. А затем самое странное — мощность Жнеца резко понизилась, он отключил все орудия и перешел в режим защиты, усилив щит. К тому времени подошла крейсерская эскадра Пятого флота. На предложения сдаться Назара, конечно, не ответил, кибератаку он также не начал по непонятным причинам, короче, бой для него окончился плачевно. Далее Альянсовские фрегаты оперативно зачистили пространство станции от сновавших туда-сюда дропшипов, и на лепестки посыпались десантные модули — спускаемая жестянка восемь на четыре метра со взводом пехоты или единицей бронетехники. Ну, а благодаря генератору эффекта массы и четырем реактивным двигателям на дне спуск неприятностей не доставлял. Зениток у гетов не было, ракетчиков, шаготанки и колоссы давили фрегаты, так что высадка прошла почти без потерь. А затем... Затем началась мясорубка под названием «штурм не укрепленных оборонительных позиций синтетиков, находящимся под управлением искусственного интеллекта». Вот тут все преимущества гетов проявились как никогда. Пехота понесла потери, дальнейшее наступление привело бы к еще большим жертвам. Поэтому за нашего десантного брата вступился флот. Два десятка легких крейсеров вошли во внутреннее пространство станции и принялись работать по целеуказанию с поверхности. Все просто: синхронизируешь тактический комп с канонирами ближайшего крейсера, прицеливаешься из винтовки в занятое гетами здание, на секунду задерживаешь взгляд на иконке отправки данных на визоре, и через секунд десять вышеупомянутое строение складывается как карточный домик. Конечно, кое-где геты сообразили взять заложников из местных, канониры при сканировании засекали живых органиков, и морпехам приходилось опять штурмовать занятые синтетиками здания, но таких случаев было не больше полутора десятков — геты сами лишили себя большего количества потенциальных заложников безудержной резней в первый час атаки. Итого: через сутки после начала сражения станция была зачищена. СБЦ потеряла восемьдесят процентов сотрудников, от кораблей флота защиты Цитадели, охранявших станцию, осталась треть, из чуть больше чем двадцати тысяч человеческих десантников тысяча сто восемьдесят два погибли, почти пять тысяч получили ранения той или иной степени тяжести.
Сегодня был четвертый день с начала конфликта, кольцо Президиума оперативно привели в порядок (греют душу проходы, заваленные взорвавшимся шаготанком и нашей взрывчаткой — мелочь, а приятно!), а завтра на утро назначили торжественные мероприятия. Совет пока что держал все подробности в тайне, но Шепард намекнул на награждение участников и принятие в Совет нового представителя. И явно не от волусов.
Справа в окне что-то двинулось. Я бросил туда взгляд и увидел проплывающий между лепестков Цитадели тяжелый крейсер Альянса. «Санкт-Петербург», или попросту — «Питер». Рядом с большой эмблемой Альянса систем приютился небольшой синий крест на белом фоне. Старая традиция — называя корабль именем какого-либо города, укомплектовывать его экипажем предпочтительно той страны, где город расположен, и добавлять флаг флота той страны. Конечно, если у страны не было флота — как, например, с легким крейсером «Прага», — то рисовали герб. Традицию набора экипажей в наши дни более-менее блюли Россия и Япония, все остальные отказались от этой затеи. Плюс сложновато набрать на флоте полторы сотни чехов на один крейсер. Да и на том же «Петербурге», как отец рассказывал, командует кавторанг(1) Ланевский, а старпом у него — командир десантной группы коммандер Фриц Мессершмитт. Прозвище и оперативный псевдоним — Мессер.
Зачесалось уже зажившее бедро. М-да, панацеллин, конечно, творит чудеса, но тут отдельное спасибо нужно сказать альянсовским ученым-медикам. Фишка в том, что каждый новобранец в вооруженные силы Альянса после подписания контракта проходит комплекс генетических модификаций. Ничего сложного и особо серьезного: увеличение болевого порога, незначительное ускорение реакции, ускорение свертываемости крови и ускорение выработки самой крови в случае ее потери. Никаких далеко идущих последствий эти модификации не несут, более того, по наследству они не передаются. В принципе последнее условие обязательно для всех военных модификаций — а то кто знает, что случится поколений через пятнадцать. Кроме того, существуют еще два этапа модификаций. Я знаю, как они распределены на литере N — спецназовской линейке, модификациями по другим воинским специальностям я не интересовался. Меньше знаешь — меньше узнает вражеская разведка в случае чего. Так вот, второй этап модификаций ждет меня при аттестации на уровень N3. Там уже будут более глубокие изменения — улучшения зрения, в том числе ночного, вновь увеличение реакции, стимуляция иммунитета и регенерации организма. Нет, конечно, нога оторванная у меня не вырастет, но заживать все должно как на собаке. Там еще много чего, связанное с укреплением мышц, костей и гвоздь номера — вживление под череп, к верхнему шейному позвонку, маленького такого биочипа. Затем этот чип выпускает сотни наноусиков, постепенно добирающихся до основных нервных каналов и лобной доли мозга. Этот апгрейд позволяет... мобилизовать ресурсы мозга путем его стимуляции. То есть в бою тебе постепенно становится легче думать, планировать, держать себя под контролем. Ты начинаешь быстрее соображать. Лишние эмоции и мысли отсекаются, мозг полностью сосредотачивается на действии.
И последний, третий уровень модификаций — при достижении уровня N7. И по этому поводу я также ничего не знал. И даже не интересовался. Не мое это дело пока что. Вот дойду до уровня N5, тогда да, начну узнавать. А сейчас не заморачивался.
Кстати, эти модификации — одна из причин, по которым в войсках Альянса не так много женщин. Во-первых, у них есть вероятность повреждения репродуктивной системы — восемнадцать процентов. Лишиться возможности иметь детей с вероятностью один против четырех. На это готовы далеко не все. Во-вторых, в спецназе женщин вообще почти нет — это уже связано с тем, что женский организм банально с вероятностью шестьдесят семь процентов не выдерживает генетических модификаций. Вариантов масса: стать инвалидом, превратиться невесть во что из-за пошедших вразнос мутаций, умереть... Вся суть в том, что женский организм изначально физически слабее мужского, что бы не говорили феминистки и прочие правозащитники, против природы иск не подашь. Поэтому модификации, рассчитанные на мужчин, могут при применении для женщин привести к непредсказуемым последствиям. Все варианты разработки генетических модификаций для женщин также ни к чему не привели — ученые так и не смогли добиться результата, равному модифицированному мужскому. А слабый боец — мертвый боец.
На инструментроне запиликал сигнал вызова. Кайден. Хм.
— На проводе, — произнес я, ответив на вызов. На раскрывшемся голоэкране отобразилось лицо лейтенанта.
— Глеб, готов к эвакуации?
— Еще спрашиваешь? Уже осточертело тут торчать. Ну, какой план?
— Сейчас узнаешь. Сначала в окошко выгляни. — Так, сдвигаем в сторону раму... Где-нибудь на планете в комнату тут же залетел бы лихой ветер, седьмой этаж как-никак, но на Цитадели с потоками воздуха были проблемы. Выглядываем в окно... Хм. Аэрокара не видно. Внизу... А вон они — Кайден и Лиара, рядом — Эшли, Тали и Гаррус. Кроган наблюдает со стороны около аэрокара.
— Ну и? Дальше что?
— Как что? Прыгай.
Я отошел на пару шагов от окна. Подумал. Выглянул — и правда, седьмой этаж, двадцать с копейками метров. Отошел. Подумал.
— Кайден, а тебя часом четыре дня назад не контузило? Или мигрень одолевает? Так желать смерти ближнего своего...
— Успокойся, все продумано, просчитано и испытано.
— А босс в курсе твоего плана?
— Нет. Он отдал приказ вытащить тебя из этой больницы, но не ограничил нас в способах и средствах.
— Гхм. Так вот, Кайден. Я, увы, не птица и даже не турианец. Летать я не умею. И вообще...
Договорить мне не дала открывшаяся дверь. В палату вошел врач-саларианец, увлеченно рассматривающий планшет. Затем доктор оторвался от экрана и обратил внимание на открытое окно и несколько встревоженного меня.
— Что у вас, больной? — недовольно спросил врач.
— Да вот понимаете, доктор, — к тому времени до меня дошел безумный план Кайдена, так что с побегом все было решено, — у меня тут друг под окном стоит. Он составил план, как сбежать из вашего замечательного учреждения, но для этого мне надо выпрыгнуть в окно.
Доктор подошел к окну, посмотрел вниз. Я тем временем шепнул Кайдену «Будь готов ловить» и закрыл канал связи.
— Боюсь, у вас приступ посттравматического синдрома. Вряд ли ваши друзья попросили бы вас выпрыгнуть в окно. Я попрошу вас вернуться в постель, — доктор нажал несколько символов на инструментроне. В палату вошли двое дюжих санитаров-людей. Ну наивные люди, чесслово! Мне уровень N2 полгода назад присвоили, я даже без руки этих санитаров раскидаю. Ну да ладно, избиение медицинских работников в мой сегодняшний распорядок дня не входит.
— Увы, доктор, но у меня сжатый график и дальше оставаться в вашем гостеприимном заведении я не могу. — С этими словам я сел на подоконник и, уже откидываясь назад, произнес: — Адиос!
Лечу. Целую секунду летел. Затем я вдруг засветился синим как Лиара или Кайден, понял, что резко сбросил все свои девяносто килограмм и завис в метре от асфальта. Передо мной сияла таким же синим светом Лиара, даже своей позой выражающая самоуверенность. Еще секунда — мои девяносто килограмм вернулись ко мне и я рухнул на заранее вставленные руки.
— Фига себе. Вы в следующий раз менее экстремальный план побега придумывайте, а то я чуть инфаркт микарда не получил.
— Ничего страшного бы не случилось. Этот самый инфаркт бежал бы в ужасе, как только узнал к кому пришел, — ощерившись в улыбке отпарировал Гаррус.
— Идем, нужно тебя переодеть, — сказала Эшли. — Не будешь же шататься по Цитадели в больничной робе?
Я оглядел свое одеяние. Конечно, белым халатом или пижамой даже не пахнет — свободный комбинезон серовато-белого цвета. Но таки да, не самая модная одежда.
— Рванули. А потом в кафе — жрать хочу, мочи нет. В этой больнице вообще не кормят.
— Больной! — донеслось сверху. — Не напрягайте ногу!
— Обязательно, доктор! — проорал я, сложив руки рупором. — Можете не беспокоиться! В ближайший месяц я к вам точно не вернусь!

***

— Я уже начинаю жалеть, что Совет выжил в этой заварухе, — два с половиной часа. Сто пятьдесят чертовых минут две тысячи разумных торчали на площади административного лепестка Цитадели. И все эти полтора часа эти бюрократы ГОВОРИЛИ. Хосспади, дай мне сил вытерпеть это испытание.
— Это еще что, представь, что такие собрания проходят каждый месяц. Народу, конечно, поменьше, но говорят как бы не больше, — «утешил» стоящий слева Гаррус.
— Сочувствую.
Всех присутствующих зрителей разделили на пять групп. Три группировки военных и правоохранителей — сводный отряд выживших и относительно здоровых СБЦ-шников, сводный отряд от флота защиты Цитадели — турианцы, азари и саларианцы, в центре — виновники торжества, морпехи и «моряки» Альянса. Еще две группы — гражданские и политики с высокими военными чинами. Нашу восьмерку выстроили сбоку, так, чтобы всем было видно. Конечно, разговаривать в такой ситуации не полагается, вон и Андерсон делает страшное лицо, заметив, что не попадает в объективы голокамер (в отличие, блин, от нас), но мне как-то фиолетово. А вот Гаррус нарушает дисциплину явно намеренно, с хорошо заметным удовольствием на лице.
Лиару, Тали и Рекса, стоящих слева, я не видел — Вакариан обзор загораживал. По поводу последних двух, кстати, скандал нехилый вышел — чинуши из ФЗЦ (2) поначалу вообще отказались пускать «потенциального виновника беспорядков» и «космическую бездомную». Босс даже не спорил, просто сказал: «Либо идут все, либо не идет никто. Ну, а прессе очень понравится тот факт, что спасители Цитадели не смогли присутствовать на награждении по причине расизма отдельно взятых лиц». Я сам не видел — с «белыми халатами» общался, но Кайден и Эшли очень подробно описали.
Ну наконец-то, пошло награждение. Первыми медальки получали местные. С ними разобрались быстро. В основном награждали «знаками отличия» (это если дословно переводить с турианского) «За проявленную в бою отвагу». Довольно высокая по статусу награда, кстати. Что-то вроде отечественного «Святого Георгия». Потом пошли наши. Тут торжественности было больше, и кроме наград от Совета сразу же шло награждение и от Альянса, так что многим досталось по две награды сразу. Капитана первого ранга Рональда Спирса, командира погибшего крейсера «Нью-Йорк», наградили посмертно Медалью Почета, высшей военной наградой США, уроженцем которых капитан и был. Все матросы и офицеры, погибшие вместе с ним, получили посмертно по Серебряной звезде. Всего на крейсере погибло сто четырнадцать человек — вся боевая вахта. Остальные моряки и морпехи остались на базе — когда корабль идет в бой, большая часть экипажа эвакуируется, если есть такая возможность, остается только дежурная вахта, несколько десятков человек в качестве запаса и старшие офицеры.
В конце концов, награждение дошло и до нашей героической восьмерки. Тали, Рексу и Лиаре дали по медали «За героизм» — награда, учрежденная собственно Советом тысячелетие примерно назад, плюс каждому досталось весьма крупное денежное вознаграждение — полстони тысяч кредитов. Гарруса наградили знаком отличия «За проявленную в бою отвагу» и также вознаграждение — видимо, турианское командование похлопотало за соотечественника, пусть и несколько беспокойного. Нашу же человеческую четверку просто осыпали «вкусняшками»: Эшли, Кайдену и мне дали медали «За героизм» и то же вознаграждение, плюс два ордена от Альянса «За выдающиеся боевые заслуги». Весьма высокая награда, кстати, третья по статуту в линейке наград Альянса. Мне досталась опять же «За героизм» и второй по статуту орден — крест «За мужество и самоотверженность». Ну, а Шепарда просто засыпали — «За героизм», «За проявленную в бою отвагу» (прецедент — первый человек, награжденный турианским командованием, даже интересно, как «прочеловеческая» партия в Иерархии продавила это награждение), и высшая боевая награда Альянса — крест «За выдающиеся заслуги в защите Альянса систем», плюс полтораста тысяч кредитов денежного вознаграждения. Ну, и всем нам присудили очередные звания. Уильямс дали старшего сержанта, мне лейтенанта, Аленко — штаб-лейтенанта, а Шепарду — чиф-коммандера. Прям праздник какой-то. Андерсону тоже «повезло», во время атаки гетов он скоординировал действия наших войск, расквартированных на Цитадели, и командовал ими вплоть до окончания операции — чуть более суток, так что ему дали внеочередное звание контр-адмирала Альянса. Удине, явно в пику Совету, который оперативно объявил нашего посла персоной «нон-грата», дали медаль «За выдающуюся помощь в деле защиты Альянса систем». Кстати, вряд ли Удина долго пробудет в «нежелательном» для Совета статусе — он-то прав оказался в конце концов. Осталось только, что бы Советники это признали, а это не окажется таким уж сложным делом, учитывая четвертого Советника, представленного на награждении — представителя от человечества Ким Сек Джи. Сухонький старичок-кореец, со стальной волей и принципами. Относился он к лагерю «ястребов», то бишь в случае какой-либо опасной ситуации частенько настаивал на силовом варианте ее решения, что не может не радовать — значит, флоту, возможно, можно будет вздохнуть посвободнее с таким Советником. А то как обычно: это нельзя, то запрещено, туда летать не пускают, колонии на границе с системами Термина толком охранять не дают. Ну, а дальше ничего интересного не происходило.

***


А после награждения начался фуршет. Огромное двухуровневое помещение — основной актовый зал Башни — был заполнен столами с разными яствами, как право-, так и левоаминокислотными. Эта часть мероприятия, пожалуй, как минимум не менее важна, чем предыдущая, даже более. Именно здесь будут идти переговоры между бизнесменами и чиновниками, будут знакомиться между собой военные и дипломаты разных рас. Хотя нас это мало касается. Шепарду, конечно, придется тяжеловато, первый человек-Спектр, спаситель Цитадели... Чертовски хорошее звено для построения связей между Альянсом и другими расами, в первую очередь Иерархией. Вот как раз поэтому босс удалился вместе с Андерсоном к группке старших офицеров — землян и турианцев. Мы же, будто сговорившись, решили держаться вместе. Тройка людей имела слишком мало, а точнее, вообще не имела знакомых среди других присутствующих. Тали и Лиара ужасно стеснялись, Тали понятно почему, а азари не привыкла к таким сборищам разумных, ну а Рексу было как обычно пофиг. Так что мы немного обобрали ближайшие «шведские столы» и ушли подальше от глаз в уголок.
— И долго эта часть мероприятия продлится, как думаешь? — Эшли легонько ткнула Гарруса в плечо.
— Часа два с половиной-три, — жуя какую-то все еще шевелящуюся гадость ответил турианец.
— А уйти пораньше не выйдет? — потирая лоб, спросил Кайден. У биотика с утра опять была жуткая головная боль, но тот стоически терпел, время от времени выпивая несколько глотков какого-то настоя от Чаквас из маленькой фляжки.
— Неа. Это тебе не вечеринка. Если уж пригласили и ты изволил прибыть, будь добр присутствовать до конца. Сам не понимаю смысла этой традиции, но что поделаешь...
— Внимание! — шепотком воскликнула Ли. — К нам движутся потенциальные собеседники.
И правда, трое турианцев и одна азари. Все в мундирах — военные.
— Приветствуем, — проговорила азари. Видимо, в их компании она была за главного собеседника. — Тоже с нетерпением ждете окончания этой тягомотины?
— Ага, — ну, а ну нас я самый болтливый. — У нас еще в планах на сегодня завалиться в какой-нибудь кабак и налиться спиртным по самую макушку.
— Вы, кстати, тот самый отряд, что постоянно сидел на хвосте у Артериуса? — поинтересовался турианец с оранжевыми метками на лице.
— Точно. Подчиненные Шепарда, — дальше последовало представление. Наши новоявленные собеседники несли службу в ФЗЦ, на турианском и азарийском крейсерах соответственно.
— Ваш флот прибыл как никогда вовремя, — Таина, та самая азари, делилась впечатлениями по космическому сражению. — Щиты нашего крейсера уже почти сдались. Честно говоря, мы все были удивлены оперативностью, быстрыми и четкими действиями ваших подразделений.
— Приходится постоянно быть наготове. Это еще с момента атаки на Мендуар — флоты, базирующиеся в Скоплении Исхода находятся в получасовой готовности к выходу. Тем более из систем Термина постоянно всякая шваль прилетает, реагировать нужно чертовски быстро. Иначе есть вероятность прибыть на пепелище, — Эш тоже не стала отмалчиваться.
— Тем не менее, — возразил Вармин, один из турианцев, земляк Гарруса. — Ваша скорость и четкость делает вам честь. С момента перехода ваших кораблей не прошло и двадцати стандартных секунд, а геты уже потеряли свои дредноуты. Маневр был выполнен безукоризненно. Даже подозрительно безукоризненно.
— Да ладно, — отмахнулся я, — скажи еще, ваше высшее командование никогда не отрабатывало сценарии штурма наших систем и планет, в том числе и Земли. Штабисты обязаны спланировать и отшлифовать все, даже самые невероятные возможности. У нас на Земле, например, еще две сотни лет назад, когда многие люди считали, что мы единственная разумная раса, отрабатывали стратегию обороны при нападении инопланетян. Тем более, что разрабатывали планы не только атаки на Цитадель, но и планы ее защиты.
— Да, отрицать не стану, мы готовились к вероятному конфликту с людьми. Но теперь это уже в прошлом. Вашу расу приняли в Совет, менее чем через три десятилетия после первого контакта. Пока рекорд. И я, честно говоря, рад, что мы сейчас гарантированно по одну сторону баррикад.
— А уж мы-то как рады.

*** 
Цитадель, на следующий день.


В общем и целом, вечер удался. Мы, как и планировали, после фуршета отправились отмечать в... ну, не то чтобы совсем уж злачное место, но о Мишленовских звездах там явно не слышали. А что бывает, когда в такого рода заведение вваливается толпа военнослужащих (подобрали коллег по дороге), пусть и разных рас, но похожих по духу? Правильно — случается эпический мордобой солдатни с местными гопниками, ну или как их там. Тем более, что как раз в той кафешке (мир праху ее стен) собралась какая-то банда. И вот, кто-то из криминалов совершил самую страшную ошибку в своей жизни, а именно: позволил себе резкое высказывание в адрес турианских военных. Его услышали за соседним столиком, где отчаянно спорили наши и турианские морпехи. Думаю, если бы не криминалы, мы поубивали бы друг друга, но... Драка была страшная. Мой мозг в то время уже был не слабо затуманен алкогольными парами, так что несколько раз я промахнулся. Один раз по соседу-турианцу, чесслово, нечаянно!! Помню, Тали оттеснили в угол, Рекс взял на себя троих соплеменников, мы, два десятка военных морд, принялись было с азартом месить два десятка криминалов. И даже не успели огорчиться малочисленностью противника, как в помещение ворвались еще десятка полтора бандитов. Дальше произошедшее я помню плоховато. Помню, что били не калеча — враги тоже не применяли ни кастетов или ножей, ни иного оружия, помню Лиару на столе, награждающую биотическими пинками кого попало, пока разъярённую синюю фурию кто-то не стащил с этого стола. Помню Эшли, возникающую то тут, то там, азартно колотя кого ни попадя. Различий она, как мне запомнилось, не делала. Единственным, кто не принял участия в нашей вакханалии, был Кайден. Будучи в состоянии опьянения он ушел в какой-то угол, а затем принялся оказывать первую медицинскую помощь пострадавшим. Потом из-за наших широких и не слишком спин выбралась Тали. С того момента мое низкое мнение о кварианцах, выпускающих малоприспособленных к большому миру подростков в этот самый большой мир, резко изменилось. Постоять за себя их по крайней мере учат. Да, и на будущее: больше Тали так напиваться не давать. Она же совершенно теряет над собой контроль! Эшли? Да Уильямс по сравнению с ней маленький, нежный хомячок. Кварианка бросалась абсолютно на всех, досталось не только Рексу, но и Кайдену, оттаскивающему очередного турианца. А потом пришел лесник и всех разогнал. Ну, в смысле, СБЦ прибыли. Многие успели разбежаться, в том числе и мы, волоча за собой упирающуюся кварианку. И хорошо еще, что Шепарда с нами не было, а то бы драка точно долго не продлилась.
Ну, а теперь я, опустив взгляд, стоял в его каюте.
— И что вы скажете в свое оправдание, лейтенант? — спокойным тоном обратился ко мне босс, не отрывая взгляд от планшета. — Четырнадцать сломанных конечностей, тридцать восемь выбитых зубов, гематомы — я даже цифр таких не знаю, три растянутых щупальца у ханара, — Шепард с усталым вздохом отложил планшет на стол. — Медузу-то вы где взяли?
— А я-то тут причем, босс? Ханара я не трогал. Турианцев бил, саларианцев бил, людей бил, ханара не бил.
— Ты мне-то сказки не рассказывай, не бил он. Зачем вы вообще ввязались в эту драку? Тем более, сразу после награждения?
— Сначала кто-то из местных вякнул, упомянув то место, в котором он видел военных. Наши и турианцы за соседним столиком обиделись и отправились выяснять. Потом к местным присоединились товарищи, а кто-то из наших, по-моему, служащий с «Иводзимы», крикнул: «Наших бьют!!!». Ну и всё.
Шепард тем временем сел за стол, подпер рукой лоб, пару секунд подумал, затем махнул в мою сторону рукой и приказал собрать все десантное отделение у него. Минуты через три вся семерка стояла в помещении.
— Итак, после нашего громкого приключения Цитадели начальство расщедрилось и выдало отпуск всем членам команды. Эш, Глеб, Кайден, с вами понятно — отпуск в приказном порядке, так что завтра уже будем на Терра Нове. Гаррус?
— Вынужден отказаться, Шепард. На Цитадели сейчас большой напряг с сотрудниками СБЦ, а я, как оказалось, все это время был в неоплачиваемом отпуске. Дело об убийстве Фиста закрыли по приказу неизвестного Спектра, — на этом месте Вакариан сделал многозначительную паузу, затем продолжил. — Так что я остаюсь. С Салеоном мы разобрались, и можно продолжить работу без старых висяков и призраков прошлого, — не понял, когда это они успели разобраться с Салеоном?
— Жаль, конечно — на Терра Нове замечательные пляжи. Но на твоем месте я бы поступил также. Тали?
— Сожалею, но я также вынуждена отказать, Шепард. Наша погоня за Сареном закончилась, мое Паломничество тоже подходит к концу. Я, пожалуй, останусь на Цитадели, а затем сяду на попутный корабль до Мигрирующего флота.
— Я просмотрю список кораблей, в ближайшее время отправляющихся к Мигрирующему флоту и забронирую тебе место от Спектра. Долетишь с ветерком и в безопасности. Рекс, тебя, я так понимаю, спрашивать бесполезно?
— Именно. Пора вспомнить мои корни. Генофаг можно излечить. И к моменту излечения кроганы должны иметь свое государство, которое в том числе и предостережет их от повторения старых ошибок. А сейчас у меня есть небольшое личное дело. Нужно найти кое-что, что принадлежит мне по праву.
— Если тебе понадобится помощь, только свяжись. Лиара?
— Я, пожалуй, пока останусь с вами. Исследовательская партия на Теруме разгромлена, и мне нужно время, чтобы разобраться со всей информацией и решить, что делать дальше. Да и отпуск — отличный вариант. Нужно отдохнуть, развеяться.
— Замечательно. Уверен, на Терра Нове тебе понравится. Все свободны. Тали, Гаррус, Рекс, вздумаете уйти не попрощавшись — найду и персонально отомщу. Дубровский, не сойдешь на берег, пока не приведешь себя в порядок. Фон-нарщик.
Вот же ж язва. Ну, фингал. Ну, большой. Но обзываться-то зачем?..

***


Адмирал Хакет обживал новый кабинет. По итогам боя его повысили, сделав главнокомандующим ВКС Альянса Систем, тем более, что адмирал флота Бауэер скончался от инфаркта в своей каюте примерно через час после отстранения от должности. Сейчас несколько уборщиков вытаскивали лишние вещи из кабинета командующего ВКС. И никто не обратил внимания на походя смахнутый в корзину маленький шарик на каменной подставке с чем-то серым внутри. «Азарийская игрушка», — подумал рядовой.




Прмечание автора.
(1) Капитан второго ранга.
(2) Сокращение от Флота Защиты Цитадели — а то надоело постоянно печатать.
"Инфаркт микарда" - не опечатка, как можно было подумать, а цитата из советского фильма "Любовь и голуби". 



Отредактировано: Rogue_Godless.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 23.11.2013 | 1401 | 9 | м!Шепард, Гаррус, Рекс, Кайден, Эшли, Тали, Лиара, Optika20 | Optika20
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 114
Гостей: 104
Пользователей: 10

АР-Гектар, Alzhbeta, Grеyson, shepard1a, Kobonaric, Wipe, Darth_LegiON, Доминирующее_звено, Gothie, stalkerShepard
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт