Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Пепел. Глава 4. Zulu/X-Ray. Часть 5

Жанр: Sci-Fi, экшн, дарк;
Персонажи: собственные и заимствованные;
Предупреждения: ксенофобия, насилие, ненормативная лексика;
Описание: Немезида и Танатос.






Немизида-187: Статус?
Фантом-1: Нас атаковал «Феникс»: предатели рассредоточились по территории поселения, приоритетом является космопорт. Огневая поддержка ожидается в соответствии с инструкциями!
Немизида-187: Их же там всего десяток!
Фантом-1: Тринадцать и они в слепой зоне. Будь осторожна, Таль, каждый из них Пес Аида, помноженный на два!
Немизида-187: Принято. Селкет blackout.
Режим радиомолчание: online.

Талия одела шлем, тут же было установлено беспроводное соединение между её расширенным зрительным центром и системами тактического сканирования костюма. Угол обзора 360°, восприятие всего оптического и электромагнитного спектров, отслеживание движущихся объектов любых размеров — и всё это бесполезно против камуфляжной системы «Свой среди чужих».
«Пипец, как иронично».
Данной стелс системой комплектуется только тактическая броня агентов «Фантом» и «Немезида». В активном режиме оперативника можно отследить только благодаря «паутине общности», в центре которой сидит в своем кресле Mr. Cigarette-Smoking Man. Какой умник установил «ссч» на тяжелую броню «Феникс» — неизвестно. Но и неважно, главное, придётся положиться на визуальный контакт. Old school rules.
«Хорошо хоть маскировки у них нет».
Селкет активировала термооптический камуфляж. Превосходство во всём — в отличие от серийных моделей, данная маскировка надежно и бессрочно укрывает носителя до полного истощения КЩ, даже ведение огня никак не влияет на обнаружение. И это, как нельзя, кстати — последняя фраза Ани слегка обеспокоила Талию. Естественно, ни о каких страхах и сомнениях не могло быть и речи. Но всё же — «Пес Аида, помноженный на два»?


Ретроспектива.

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА СТАНЦИЮ «ОМЕГА». ПОЖАЛУЙСТА, ПОДОЙДИТЕ ДЛЯ ИДЕНТИФИКАЦИИ ЛИЧНОСТИ. НЕ ДВИГАЙТЕСЬ. ОЖИДАЙТЕ... ОФИЦЕР ТАЛИЯ РА’СЕЛКЕТ, УРОВЕНЬ ДОСТУПА ГАММА-КИЛЛА-06. ВНИМАНИЕ: УРОВЕНЬ ДОСТУПА ОБНОВЛЕН ДО БЕТА-КИЛЛА-01. ДОПУСК РАЗРЕШЕН. ПРИЯТНОЙ НОЧИ И ПОМНИТЕ: ЧЕЛОВЕЧЕ...

— Да, да, да. Заткнись уже! — девушка подобрала свою сумку и направилась к точке сбора. Голограмма ВИ исчезла, вместе с дезактивацией сторожевых турелей.
«Что-то маловато охраны для главной пристани».
Двери стыковочного отсека закрылись за спиной Талии, и её взору предстал обливион во всей своей красе. Подземный мир, залитый светом вечной зари и наполненный дурным воздухом, всегда утопающий в суете, ныне являл оплот безжизненной пустыни. Ни одной живой души, но множество душ мертвых. Инстинкты шептали — здесь была кровавая баня, запах смерти ещё не выветрился, эхо криков ещё не стихло, тени погибших ещё не ушли.
«Уютненько».
СТОЙ. КТО ИДЕТ?
У входа в командный центр стояли наизготове два робота, какие-то «ЛОКИ» что ли. Оба целились в девушку М-27 «Ятаганами».
— Офицер Талия Ра’Селкет, — сообщать жестянкам что-либо ещё не имело смысла, если, конечно, они подключены к сети «Цербер». На всякий случай Талия не шевелилась, кто знает, на что этот металлолом запрограммирован. Откуда вообще в организации взялись механизированные войска?
СБОР НАЗНАЧЕН НА 5:00
— И где тут можно расслабиться и отдохнуть? Четыре часа. — Спорить и требовать пропустить было бесполезно, поэтому стоит поискать место для ожидания. И желательно с более приятной обстановкой, может даже с выпивкой.
НЕ ДОСТАТОЧНО ИНФОРМАЦИИ ДЛЯ ОБРАБОТКИ ЗАПРОСА
— Blow me! — разъярённая Талия направилась к торговому кварталу.
НЕ ДОСТАТОЧНО ИНФОРМАЦИИ ДЛЯ ОБРАБОТКИ ЗАПРОСА

Селкет обошла все торговые лавки, полностью опустошённые, изредка ей встречались роботы, никак не реагировавшие на её присутствие, и больше никого. Даже трупов не было. Станция-призрак. Примечательно, что на все рекламные стенды и вывески были залиты лозунги и пропаганда «Цербера».
«Фанатики и ксенофобы? Нет, не слышали».
В конце концов, внимание девушки приковала дверь в VIP-зал клуба: не заперта и без охраны. Быстрым шагом Талия направилась прямиком к ней, а подойдя, удивилась отсутствию элементарных сканеров-привратников. Свободная зона на оккупированной территории — что-то новое. Не колеблясь ни секунды, Селкет открыла дверь и вошла внутрь. Мрак. Похоже, помещение обесточено. Вдруг девушке послышался странный звук, знакомый до неприличия — так обычно заманивают в темные углы незадачливых салаг. Талия решила подыграть, сразу после фойе слева находился бар, еле освещенный одной единственной лампой. Их было двое. Роль бармена исполнял какой-то здоровяк, он в чем-то копался под стойкой и делал вид, что не замечает девушку. Профилактика оружия — без вариантов — Селкет очень хорошо знает эти движения. Роль же посетителя играл другой бугай, он сидел напротив без выпивки и смотрел в сторону непрошеной гостьи. Талия не видела его глаз, но чувствовала его взгляд.
«Простите парни, вы не в моем вкусе».

— Ты кто такая? — «посетитель» слез со стула и медленно подошел к Талии. Зеленые глаза с вертикальными зрачками на фоне черной кожи очаровывали своим фатализмом. Вблизи здоровяк оказался ещё больше. Никакой брони и оружия, только стандартная униформа оперативников, как всегда без знаков различия.
— Пришла на кастинг, — страх перед крупными мужчинами в темных замкнутых помещениях Селкет убила в себе ещё в одиннадцать лет вместе с любвеобильным папашей. Однако что-то заставляло её нервничать. В «Цербере» у всех мозги набекрень, и она не исключение, но о своих проблемах ей известно. А это кто?
— Какой ещё кастинг? — выражение лица оставалось неизменным, оно не выдавало никаких мыслей, тем самым всё больше убеждая Талию, что она вошла не в ту дверь. Загробная жизнь — в кавычках или без? Во взгляде боевика читалась смерть — такое Селкет уже много лет видит в зеркале, взгляд того кто сильнее, того кто на пару ярусов выше в пищевой пирамиде. Она его целиком, он решает, когда и как она умрет. Сопротивление бесполезно.
— Это ведь ночной клуб, а ночному клубу нужны танцовщицы. Ну, так вот она я, — по своим скромным оценкам Талия играла бесподобно и очень убедительно, они понятия не имеют о её страхе. Страхе, который девушка уже не пытается отрицать.
— Первый раз вижу танцовщицу с «Богомолом», — кажется, этот отморозок решил досмотреть представление до конца. Ну что ж:
— Ты об этом? — Как Талия и предполагала, ни один не отреагировал на распаковку снайперской винтовки, — так это муляж, реквизит для представления.
— Покажи, — «посетитель» вернулся к бару, но не сел на стул, а просто оперся локтем о стойку. «Бармен» поднял глаза, и внутри Селкет что-то дрогнуло. Искусственные глаза светились двумя крошечными красными огоньками, а так как лицо «бесславного ублюдка» оставалось в тени, это создавало определенное впечатление. Страх только что удвоился.
«Ясно. Значит, всё-таки убьют. Сначала поиграют, а потом прикончат».

Вся проблема множества отдельно действующих и никак не связанных ячеек состоит в том, что агенты одной группы никогда не доверяют агентам другой. Конспирация переросла в манию преследования, а мания перешла в форму паранойи. Профессиональное психическое расстройство, которое штатные медики довольно часто упускают из виду, считая излишнюю подозрительность нормой.

— Музыку можно? — легко и непринуждённо Талия зафиксировала винтовку в вертикальном положении, поставив на сошку дулом вниз, приклад поравнялся с её лицом.
Заиграла музыка. Громко. Пульсация динамиков ввергала пространство в идеальный искусственный ритм, подчиняя себе течение времени, подавляя любые биоритмы и выстраивая их в новом порядке. Ощущение собственного сердцебиения пропало за вибрацией мониторов. На несколько минут Селкет целиком и полностью погрузилась в танец, вошла в транс, пытаясь очаровать зрителей. И ей это удалось — она чувствовала на себе уже знакомые мужские взгляды. Оба не отрывали от нее глаз, жадно следя за каждым движением, каждым изгибом. Нарастающие возбуждение девушки по безотказному природному механизму перекликалось с желаниями мужчин. Теперь они в её власти и даже не догадываются об этом. Против физиологии не попрешь, осталось только выбрать подходящий момент. Первым сдохнет «бармен», потом очередь «посетителя», а после можно будет поискать выпивку. Молниеносно, поперек ритма Талия, ухватив рукоять, резким ударом ноги перевела винтовку в горизонтальное положение — выстрел. Музыка стихла, а в глазах потемнело.

Раскадровка: Селкет, полагаясь на интуицию и отточенные годами рефлексы, направила винтовку на «бармена». И только в момент выстрела обнаружила, что его нет за барной стойкой. Более того «посетитель» тоже пропал из поля зрения, так как в девушку летел стул. Не было никаких шансов уклониться, слишком поздно она заметила приближение мебели. Хрясь — М-92 «Богомол» выбило из рук, а саму Талию повалило на пол. Только она собралась подскочить, как в голову уперлось что-то тяжелое и холодное.
— Неплохо, — «посетитель» пару раз хлопнул в ладоши. — Это я про танец. Как тебя зовут?
— Офицер Талия Ра’Селкет, — «бармен» стоял прямо над девушкой и тыкал в неё М-5 «Фалангой», именно поэтому Талия решила уточнить, что она не «вольный стрелок», а полновесный агент «Цербера».
— Я Асад, старший офицер штурмовой бригады «Псы Аида», это Жрец, — бугай кивнул в сторону боевика, держащего девушку на прицеле, — а тот, кого ты не заметила, Снеговик.
В трех метрах от бара находилась мягкая зона, и на диване действительно кто-то лежал.
«Блеск? Мечник?»

О «сворах» и «упряжках» в организации ходило много слухов и даже одна легенд. Но те, кто служил в «Цербере» достаточно долго, знал — это всего лишь сказки-страшилки, очень качественно проработанная дезинформация, призванная держать врагов в страхе или, как минимум, на дистанции. И тому есть доказательства:
1. Оперативники, ответственные за так называемые теракты хорошо известны в рядах организации, а те, что не вернулись — были специально подготовленными разовыми агентами. Ни первые, ни последние к «псам» не имеют никакого отношения.
2. Никто никогда не слышал о каких-либо крупномасштабных штурмовых операциях, проводимых неизвестными бойцами специального назначения. Даже учитывая, что скрытность — это визитная карточка «Цербера».
«У галактики много глаз и ушей».
3. Реальная боеспособность организации заключается в профессиональных кураторах и рекрутерах, которые тактически безупречно собирают ударные отряды для выполнения наиболее опасных и затратных операций. При этом всегда соблюдается строгая секретность, а при необходимости по окончании миссии все хвосты зачищаются.
4. Базы, на которых бывала Селкет, являлись исследовательскими центрами или складами, и нигде не было даже намека на казармы. Охрана на объектах осуществлялась в основном автоматическими системами и немногочисленными стражами.
5. По слухам курс подготовки длится около пяти лет. Значит, где-то есть тренировочный лагерь, о котором никто не знает. Лагерь, в котором никто не был, о котором никто даже не слышал.
6. Опять же согласно слухам, бригада состоит из полутора сотен боевиков, спрашивается: где они все прячутся?
7. Даже конспиративная структура «Альк-Аида» не может скрыть подобное подразделение внутри собственной сети, тем более на протяжении многих лет.
«Мистика какая-то».
Тем не менее, те кому надо, «псов» знают и бояться. Как такое возможно — сами церберы не верят в их существование, зато все остальные уверенны в обратном? Или в этом вся суть?
«Заставь врага поверить...»

— Приятно познакомиться, — сердце Талии провалилось куда-то под пол. Допрыгалась.
— У тебя есть имя покороче, позывной? — Асад совершенно равнодушно протянул девушке руку, предлагая подняться.
— Верлейн, — Селкет не стала отвергать великодушный жест, встала на ноги и с раздражением заметила, что Жрец уже снова стоит за стойкой бара и делает вид, что не покидал своего места.
— Это из-за волос? — повернувшись к девушке спиной, Асад, как ни в чем не бывало, направился обратно к бару. Талия подобрала винтовку, собрала её и пошла следом. Надо срочно выпить.
— Да, — Селкет была просто без ума от кроваво-красного цвета своих волос — это поднимало ей настроение каждый раз, когда она смотрелась в зеркало. Будто завсегдатая заведения, девушка уселась поудобнее на высоком стуле и старалась показаться максимально расслабленной.
— Стул не протри, — Жрец, как выяснилось, копался в какой-то базуке, что еле умещалась на столе.
— Пинту эля, пожалуйста, — Талия начала приходить в себя и находила данную суровую компанию вполне себе «миленькой».
«Бармен» совершенно спокойно, что вызвало у девушки большое удивление, полез к бутылкам. Селкет перевела взгляд на Асада — угрюмый бугай пристально изучал узор на столешнице.
— А откуда вы знали, что я промажу? — Талия сделала пару больших глотков и окончательно успокоилась. Все мы тут профи с «тонким чувством юмора».
— Не знали, как и ты, верно? — Асад говорил очень тихо, не отрываясь от созерцания только ему ведомого, а вот Жрец буквально испепелял Селкет своим взглядом. Девушке снова стало не по себе. Еще пара больших глотков.
— Повторите, пожалуйста, — Талия подвинула пустой стакан «бармену» и попыталась остудить его пыл миловидной улыбкой, мгновенно переросшей в хищный оскал.
«Не ты один тут умеешь глазки строить».

— Ты рано, — Асад усердно пытался что-то рассмотреть в пустоте, Талия отчетливо чувствовала его напряжение. Жрец тем временем наполнил стакан и подвинул его посетительнице.
— Была неподалеку, — теперь Талию заинтересовало оружие, которым занимался «бармен». Судя по конфигурации, это была тяжелая во всех отношениях снайперская винтовка. Бронебойная, скорее всего, для поражения военной техники.
«На Омеге есть военная техника?»
— Это модификация гетской «Вдовы», — не надо быть семь пядей во лбу, чтобы догадаться: снайпера явно заинтересует снайперская же винтовка. Жрец поднял оружие и положил перед Талией. — Полюбуйся.
Ничто так не сближает людей, как попытка убить друг друга. Неудавшаяся, конечно.
— И в чем модификация, — Селкет уже имела дело с М-98 «Вдовой»: тяжелая, неудобная, да ещё оставляет в воздухе после выстрела видимый невооруженным глазом след. Отделы по разработке передового вооружения в один голос заявляли, что это устаревшая модель — геты пользовались ей исключительно из соображений безопасности, не желая выдавать секретов своих технологий. И этому есть подтверждения — вне Вуали Персея все синтетики вооружены в основном трофейным оружием, те же, на кого напарывались разведывательное отряды в пределах Вуали, использовали что-то другое, что-то новое. Даже не энергетическое.
— Уменьшена отдача за счет снижения бронебойной составляющей: теперь сбить «Летуна» или остановить «Мако» не получиться. Зато максимум, что грозит стрелку — вывих. Тем не менее, любой бронекостюм прошьет насквозь... и следующий за ним. Термозаряд разделен на три выстрела за счет уменьшения кинетической составляющей, так как опять же перегружать КЩ военной техники не требуется. 100% гарантия — один выстрел, один труп.
— Плюс стильный черный цвет, беру, можно не заворачивать, — Талия, не скрывая восторга, попыталась поднять винтовку и сильно огорчилась: — Очень смешно.
— Это экспериментальная серия, в основном для стационарных огневых позиций... Ну или для кроганов, — Жрец с усмешкой убрал оружие обратно под стойку.
— Что тут вообще происходит? — Селкет надоело ходить вокруг да около.
— Осада, — Асад, кажется, наконец, нашел, что искал, он оторвался от стойки и направился к мягкой зоне. Через несколько шагов здоровяк скрылся во мраке. Талия проводила его взглядом, посмотрела на вновь «меня-тут-нет» Жреца, пожала плечами, запустила руку под стойку и, зацепив первую попавшуюся бутылку, пошла за собеседником.
— Детали? — Селкет еле различала силуэты «псов»: Снеговик занимал полностью одну половину углового дивана, и, судя по дыханию, спал; на другой половине сидел Асад, Талия не переставала чувствовать на себе его взгляд.
«Вот же озабоченный, уже всю успел облапать и на каждой части тела оценку поставить».

Девушка поставила выпивку на столик, а сама плюхнулась в кресло. Снова устроилась поудобнее и потянулась к бутылке.
«Ну, трави».
— На базе коллекционеров, в одном из исследовательских центров имел место саботаж. Это спровоцировало утечку образцов биологического оружия. Из всей упряжки выжил только Снеговик. Свору под командованием Петровского направили стабилизировать ситуацию, нейтрализовать угрозу и пресечь все возможные утечки информации. К моменту нашего прибытия образцы БО добрались до «Омеги». Как только первостепенные задачи были выполнены, Призрак приказал захватить станцию, установить карантинную зону и развернуть исследовательские центры. В настоящее время «Цербер» полностью контролирует «Омегу». Инженерные войска установили силовые поля, все обитаемые уровни станции блокированы и изолированы друг от друга. Для огневой поддержки захвачены, перепрограммированы и модернизированы ударные мехи корпорации «Затмение». Кроме того, ведутся работы по перевооружению оборонительных систем самой станции. Образцы БО локализованы. Исследовательские центры работают в штатном режиме. Ожидается смена вахты.
Селкет сама не заметила, как за один присест выпила полбутылки рома. Рассказ Асада далеко выходил за рамки стандартного брифинга и ещё дальше — за рамки уровня допуска Талии. Что тут, черт возьми, было?.. Так, в 5:00 на «Омегу» прибудет подкрепление, численность личного состава неизвестна, но прибудет два крейсера. В последние месяцы «Цербер» усиленно вел вербовку и набор рекрутов. Отсюда возникает вопрос, ответ на который, возможно, и есть причина откровения старшего офицера.
— Потери?

******

Призрак не хотел ждать, пока будут готовы «улучшенные» войска: ему была нужна «Омега», ему были нужны адъютанты — и он отдал приказ. Девяносто человек, девяносто церберов против всей станции... И они справились, несмотря на предательство командования, отсутствие подкрепления и дичайшие потери... Шесть дней Верлейн провела в пьяном угаре с тремя последними Псами Аида, так как сложившаяся ситуация не требовала их участия. Шесть дней бок о бок с живыми мертвецами, в которых не осталось ничего, кроме скорби и памяти о павших братьях. Сосуды треснули и теперь уже никогда не будут наполненными. Они уже ни церберы и вряд ли когда-то ими станут вновь. Не в этой жизни... Селкет отозвали для «интеграции», спецов же Петровский решил придержать у себя. Снеговик так и не проронил ни слова, Жрец на прощание отдал «Черную вдову», а Асад вполне ожидаемо, но как-то зловеще признался: «У тебя шикарное тело, Верлейн!» — будто сказал каннибал любимому лакомству.

******

Немезида, использую реактивную тягу, длинными прыжками перемещалась с крыши одного здания на другое. Нужно было торопиться, так как школа, будь она неладна, находилась достаточно далеко от космопорта, и девушке предстояло преодолеть полтора клика. На индикации дальнего сканирования пока всё глухо, в тоже время «сеть» буквально кричит о потерях. Неудивительно — почти 90% бойцов, участвующих в операции, «добровольцы».
КОНТАКТ
632 метра, юго-запад, пять штурмовиков бригады «Центурион» ведут бой с двумя неопознанными противниками. Тактическое сканирование выделило все возможные снайперские позиции в радиусе пятиста метров от места боя. Селкет направилась к ближайшему гнезду — четырехэтажное здание, 430 метров до целей, сектор обстрела 3°, двадцатиметровый «тир».
«Никуда не уходите, мальчики, я скоро буду».
Через пятнадцать секунд Талия была уже на точке; девушка стояла на краю крыши в полный рост и наблюдала. Дым не помеха, но у неё будет только один выстрел — шансы поразить подряд обе цели стремятся к нулю. Поэтому она уже присмотрела следующую наиболее выгодную позицию... Взрыв, выстрелы стихли.

Селкет приготовилась: расставила ноги для стрельбы из позиции «стоя» и расчехлила винтовку. Вес уже не являлся для неё критическим критерием. Как и ожидалось, обе черные фигуры никак не отражаются в системах сканирования. Тяжелая броня, нон-визуальные шлемы, никаких признаков КЩ или ББ, вооружены «Разорителями».
«Где они взяли эти StG?.. Ты что делаешь?»
Один из фениксов подошел к раненому центуриону и склонился над ним. Ренегат снял шлем и что-то сказал умирающему церберу, тот ответил. И эти слова Талия услышала внутри себя — они прозвучали у неё в голове громко и четко. Второй феникс так же склонился над поверженным воином человечества и опустил мертвецу веки.
«Смерть предателям».
Выстрел. Голову одного из фениксов разнесло на куски, второй скрылся из виду, но это было уже неважно — Селкет направлялась к позиции № 2. На всякий случай немезида спустилась на землю, чтобы не мерцать в лучах света. Если второй смертник действительно такой спец, как думает Талия, он будет двигаться в тени к предполагаемой второй позиции стрелка. Вычислить её нетрудно, вернее их — на местности есть всего две точки, с которых простреливается первое гнездо. Да, это риск, но у него нет других вариантов — чтобы уничтожить снайпера, для начала его надо обнаружить, и в данной ситуации единственный способ это сделать — «ловля на живца».

Спустя минуту после первого убийства Талия заняла позицию на пятом этаже жилого дома, она оказалась недалеко от места «свалки», хотя и не наблюдала его — как-никак ей необходимо продвигаться в сторону космопорта. Осталось дождаться появления цели и нажать на крючок. Следить одновременно за двумя ложными точками, расположенными на расстоянии 257 метров друг от друга, не составляло труда. Скорости реакции немезиды достаточно на мгновенное реагирование при появлении цели на любой точке. Плюс — теперь у неё более, чем одна попытка.
«Ах ты, умный ублюдок».
Талия обнаружила цель — боец продвигался строго между ней и ловушками, от здания к зданию через здания. Похоже, он никуда не спешит и хочет обойти её с фланга. Неплохо, если черная фигура войдет в следующий дом, Талия потеряет цель, и её позиция станет бесполезной.
«Не в этой жизни».
Выстрел. Касательное попадание выбило феникса из равновесия. Выстрел. Цель поражена, но необходим контроль — Селкет попала в спину, и предателя опрокинуло прямо в дверной проем. Визуальный контакт потерян.
Вдруг девушке послышался странный звук, знакомый до не приличия — так обычно заманивают в темные углы незадачливых салаг.
ДЕЖАВЮ
Словно кукла на шарнирах — сначала на 180° резко развернулось туловище, направляя «Черную вдову» в незваного гостя, потом голова. Визуальное восприятие сложилось с изображением визора — есть цель. Из темного угла материализовалась черная фигура, на мгновение Талии показалось, что это Асад — чертовщина какая-то — у бугая не было оружия, шлема... и глаз — на скулах и щеках засохли кровавые слезы. Немезиду что-то парализовало. Он её не видит и не может отследить — но «смотрит» ей прямо в глаза через шлем. И что более важно — он её ждал.
— Ты кто такой? — одно нажатие кнопки, и разряженная снайперская винтовка перестроилась в двухметровый бердыш с внушительным клинком. Селкет совершила три упреждающих оборота над головой, шумно рассекая воздух, и приняла боевую стойку, занеся холодное оружие за спину.
— Смерть, — пустота глазниц восставшего из мертвых отсекла Талию от бытия.


Каратели. Владислав, Мэгэт и «где ты взял веревку?»

Наплечник разлетелся на несколько осколков, центральный и верхний левый усилители ББ повреждены без возможности восстановления. Второй выстрел был абсолютной неожиданностью. Но феникс выжил и отделался лишь парой царапин и испорченным настроением.
«Бог есть».
Мэгэт направился к позиции стрелка, уже никак не скрывая своё перемещение, он двигался напрямик. Над поселением висела какая-то странная тишина. Неужели всё закончилось? Только феникс собирался войти в дом, как раздался звук бьющегося стекла. Оперативник поднял голову и, увидев падающее тело, отскочил в сторону и вскинул винтовку. Это лишнее. Перед Мэгэтом в метре от земли повис труп худощавой девушки. Наверняка она была уже мертва, когда её решили выкинуть из окна, предварительно обмотав шею верёвкой. Зачем? В паре метров от повешенной в землю воткнулся охрененный топор, а следом приземлился Владислав.
— Ты цел? — даже если бы Владислав видел немой вопрос в лице «раскрывшегося» напарника, он всё равно бы его игнорировал.
— Да. Я так понимаю, это штука не однозарядная, — Мэгэт подошел к бердышу и попробовал взять его в руки. — Тяжеловат.
Найдя нужную кнопку, феникс перестроил холодное оружие обратно в энергетическое.
— Ты был прав — это «Вдова». Слегка доработанная. — Мэгэт собрал винтовку и протянул «тубус» охотнику.
— Есть новости? — Владислав убрал трофей за спину. Он был абсолютно спокоен, отсутствие зрения и даже самих глаз его никак не волновало. Касательное попадание разбило шлем, словно керамическую сферу, оптические имплантаты были разрушены, однако акустические не пострадали. Соединение в основании шеи между носителем и ВИ костюма всё еще поддерживается — зрительный центр головного мозга получает «картинку» с сонара. Хреновую, но хоть так.
— Джеферсон, Гилпен и Сойер пропали. Первый на территории космопорта, там Хименус орудует, последние двое в соседнем квадрате. К. и Франко уже приступили к поискам, — Мэгэт подошел к повешенной и снял с неё шлем. Голубой оттенок лица резко контрастировал с ярко-красными волосами. Глаза девушки всё ещё светились мертвым огнем.
«У неё нет век».


Танатос. Джеферсон, Хименус, Мисс Рак’ша, Анна Уильямс и «girls band».

ВЛАДЕК M.I.A.
ГИЛПЕН M.I.A.
СОЙЕР M.I.A.

Центральный коридор разделял модуль трейлера на две части; он предназначался для инспекции груза, поэтому каждые двадцать метров по обе стороны располагались двери. Заперты, а бесшумно открыть их нельзя. Это преимущество, так как сам коридор — это настоящая западня: ширина два метра, высота два с половиной. Для оперативника в тяжелой броне это все равно, что быть запертым в клетке. Джеферсон, держа «Разоритель» наготове, шел к комнате техобслуживания, которая располагалась в центре модуля. Феникс отчетливо видел дверь в конце коридора и не спускал глаз с боковых, одновременно прислушиваясь к замкам сзади — врасплох застать цербера не получится. В третий раз раздалось уже привычное «воркование». С полной уверенностью можно заявить — это не звук, а ментальный импульс, сигнал обнаружения разумных существ. Инстинкты подсказывали — таким образом фантомы выслеживают добычу. Хищницы совсем близко, Джеферсон чуял их запах — Уильямс не смогли смыть с себя следы Селены. Никто бы не смог.
«Кто же играет в кошки-мышки с гончим псом?»

Словно отвечая на его вопрос, в десяти метрах от оперативника появилась Анна Уильямс. Просто из неоткуда. Феникс замер.
— И снова здравствуй, — Анна шла навстречу размеренной походкой «от бедра», в левой руке она держала шлем, в правой был меч. Феникс не шевелился. Старшая Уильямс на ходу надела шлем, зажгла визоры, пару раз крутанула мечом в воздухе, проверяя баланс. За три метра до оперативника Анна, не сбивая такта, остановилась, перенесла вес тела на правую ногу, а левую отставила в сторону. Правая рука и меч вытянулись в одну прямую параллельно линии изгиба «талия-бедро-икра». Девушка наигранно проверила маникюр на левой руке и перевела взгляд на Джеферсона:
— Последнее слово?
Раздались поочередно ещё два «воркования» — боковые двери за спиной феникса открылись и тут же заперлись обратно.
«У каждого пса три головы...»
— Вы все умрете. Сейчас! — Джеферсон сложил «Разоритель» за спину и принял боевую стойку. Последнее, что он услышал в жизни, был мелодичный смех Анны Уильямс.

******

Всё, наконец, стихло. Все, кто хотел жить, бежали как можно дальше от космопорта, бежали без оглядки. Сбитые с толку, без понятия, что происходит — людьми двигало лишь одно желание: выжить, во что бы то ни стало. Голые инстинкты, никак не подкрепленные жизненным опытом, вряд ли кто-то из них потом вообще вспомнит, что тут произошло. Зато дышать стало свободней. Хименус уже подходил к выходу на посадочную площадку, как вдруг кто-то буквально влетел в зал ожидания.
— Мать твою, Рак’ша, я чуть тебя не убил, — феникс подошел к слегка запыхавшейся девушке. — Ты в норме?
— Нет, я ни хрена не в норме! Вы что, 6л**ь, там устроили?! Вся площадка как одна большая разделочная доска мясника! Вы же типа супер-спецы, не могли обойтись без жертв?! Это ведь люди!!! Не какие-то сраные пришельцы, а люди — homo sapiens, мать их так!!! Вы совсем дол6анулись?
Хоть Вивьен и пребывала в чуточку перевозбужденном состоянии, она прекрасно понимала, что всё ей сказанное лишь формальность перед собственным эго. Девушка высказала свое «против» вслух и теперь официально «как бы» не имеет ничего общего с этой кровавой баней.

— Поусли? — Хименус как будто вообще её не слышал.
— Убит фантомом, фантом убит им... и я прострелила суке голову для... как его?
— Контроля, — феникс «раскрылся» и зачем-то смерил Рак’шу взглядом с ног до головы. — А ты как сюда попала?
— Бегом, — откровенно кладя болт на все меры безопасности, Вивьен тоже сняла шлем. — Душновато тут, а?
— До диспетчерской один клик, — во время подлета к X-Ray Хименус от начала до конца наблюдал за ритуалом плетения косы, а тут вдруг она исчезла. Наверно, фантом отрезал, теперь неудивительно, откуда у девушки хватило духу выстрелить, даже в труп. Волосы для женщины — это святое.
— Я быстро бегаю, и ещё быстрее, когда от этого зависит жизнь.
— Жизнь... Там турель снаружи была.
— Была и есть. ВИ выдал сообщение, что в моем распоряжении автоматическое орудие, но... ээ... «для корректировки целей требуется код авторизации». Ты случаем не в курсе?
— Нет... А не при исполнении ты много пьёшь? — Хименус выглядел совершенно серьезным.
— Есть немного, а что?
«Да и сейчас бы не помешало».
«Везет дуракам и пьяницам, вот что».
— Значит так, бери это, иди наружу, наведи на турель. Как только появится сообщение «Внимание. Дружественный огонь», жми на кнопку. — Хименус вручил девушке «Разоритель», указал на кнопку «Факел» и на всякий случай забрал М-6 «Палача». — Давай, дуй. Да, и одень чёртов шлем! Как только турель подорвется, сразу назад.

Размышления на тему как правильно принимать приказы: «да, сэр» или «так точно», или «принято к исполнению», или «будет исполнено», или коротенько «есть», а может «да, хозяин» или «как прикажете, господин» — Вивьен решила отложить на потом и поспешила обратно на улицу, как бы ей этого не хотелось. Видеть смерть на операционном столе, смерть, вызванную её собственным вмешательством, её собственными просчетами в проектировании мисс Рак’ша привыкла. В медицине теория от практики всегда отличается всего лишь одной неизвестной переменной — количеством трупов. Естественно, ей было жаль, но испытывать горечь утраты, угрызения совести — нет уж, увольте. Испытуемые сами знали, на что идут, им была известна степень риска, они знали обо всех возможных последствиях. Наверное... Но это уже их проблемы.

«Я что, оправдываюсь? Перед собой? С чего бы? Как сказал профессор, мы все слуги науки, а слуги не отвечают за свою непостоянную хозяйку. Да, именно так».
ВНИМАНИЕ! ДРУЖЕСТВЕННЫЙ ОГОНЬ
Смерть в виде искромсанных тел ни в чем не повинных людей, смерть ни за что, смерть как декорация заднего плана — к этому Вивьен не собиралась привыкать, однозначно. Быть в этом замешанной — тем более. Выстрел. Взрыв.
«Сплошное месиво!»
Девушка набралась смелости и вгляделась в окружающие её тела и то, что от них осталось. На некоторых застыли гримасы ужаса, некоторые было невозможно опознать, а некоторых для начала пришлось бы собирать по частям. Было и такое, что Вивьен не смогла определить за человеческие останки. И всё залито кровью, сплошь и рядом одни оттенки красного. Рак’ша нехотя посмотрела себе под ноги — ботинки полностью заляпаны и не грязью. Тут девушка поняла, что не дышит, более того — она задыхается.
«Долбанный шлем, будь ты проклят!»
Вивьен спешно скинула шлем, но это не избавило её от удушья. Внутри груди две железные руки сжимали её легкие, а третья уже нежно обхватывает сердце и собирается его сорвать, как спелый плод.
«Да хрен тебе!»
Рак’ша с силой ударила себя прикладом «Разорителя» сначала в грудь, будто заставляя легкие и сердце работать, а потом ещё сильнее в живот. Девушку вырвало.
— Молодец! А теперь отдай, — Хименус появился неожиданно, отобрал у Вивьен StG и направился к модулю, бросив напоследок через плечо: — Иди в медблок на второй уровень, может понадобиться твоя помощь... И да, не забудь шлем.
«Издеваешься, сука?»
— Я всё слышу, — феникс вошёл в модуль.

Сообщение о пропаже Джеферсона Хименус получил чуть ли не одновременно с подрывом турели. Согласно спецификациям костюмов это означает, что ВИ носителя вышел из строя и не отвечает. Либо перегрузка системы синхронизации, либо мгновенное уничтожение брони целиком. Феникс почему-то склонялся ко второму варианту.
«Прости, брат, но мы оба знаем — чудес не бывает. А вот что за хрень такая тебя замочила — это вопрос».
Два фантома рвались к Джеферсону со спины. Один бежал по стене и собирался атаковать феникса сверху, другой, совершив бросок-перекат, готовился нанести удар снизу. Оба двигались синхронно и согласованно, оба находились на одинаковом расстоянии от жертвы — один в углу между стеной и потолком, другой в углу между стеной и полом. Мечи были наготове: тот, что шел сверху, отрубит голову, тот, что снизу — перерубит ноги. Будто этого было недостаточно, в лоб Джеферсона атаковал третий фантом, который без лишних выкрутасов, просто летел в лоб, нацелившись пронзить сердце феникса. Безусловно, все трое поразят цель одновременно. Цель же не шелохнулась, «единственный настоящий цербер» из четырех присутствующих смиренно стоял в ожидании трех «старух» с мечами, вытянув перед собой руку. В кулаке Джеферсон что-то сжимал.
«Неплохая композиция для памятника на могиле. Стильно. Немного наигранно, но стильно. Надо будет запомнить».
Хименус «раскрылся», опустил «Разоритель» и, вооружившись М-6 «Палачом», расстрелял все четыре ледяные фигуры.
— Прощай, брат... И до скорого.


Timeout. Лоялисты.

Вода сбега в сток, унося с собой мысли и время — горячая, почти обжигающая, она смывает всё и не смывает ничего.

«- Ливер? Опять? Он что издевается? — Ещё во время перелета Рак’ша популярно объяснила, что она не является врачом, практикующим медиком или санинструктором. Она просто умеет управлять некоторыми медицинскими модулями. Точка.
— Можно и так сказать. Он у нас заговоренный: трахается со смертью, но не кончает, — Бравос сидел раскрытый между двумя кушетками и чему-то улыбался.
— А с Пинкли что? — Какой изысканный подкат. Но голову кружит не галантность, а перенапряжение.
— Ерунда: пара царапин, кровопотеря и истощение. Я бы сам им занялся, но тут нормальной автоматики нет, да и крови донорской, что кот насал. — Феникс подошел к Вивьен и помог ей сесть, не дав упасть.
— Есть хочется, — живот свело, в глазах начало темнеть».

Жар, объятия пара, аромат геля, струи воды, обволакивающие тело — момент застыл теплом и нежностью, дрожь и зябкость растворились.

«- Готово: осколки извлечены, раны зашиты, катализаторы восстановления крови подключены, питательные инжекторы поставлены. Через пару минут очнутся. — Действие стимулятора заканчивалось.
— Тут вроде всё, держи... Тебя проводить? — Бравос очень ответственно отнёсся к списку Рак’ши. Собрал необходимое в один небольшой кейс.
— Не стоит, следи за показаниями состояния, — мондраж понемногу спадал, а скоро и сама Вивьен упадет».

Питательная паста суточной дозировки, поливитаминный комплекс, антидепрессант, седативное, стабилизатор гормонального фона (будь он проклят) и антигистаминное — внутрь, внутривенно, внутримышечно, полтора литра воды сверху. Броню на пол, вещи и бельё в прачечную. Еле соображая, на ватных ногах в душевую.
Водоворот не отпускал ни на мгновение, Вивьен Рак’ша нависала прямо над ним, наклонившись вперед и упираясь ладонями в стену. Напор воды медленно прижимал её к полу, колени подгибались, а руки скользили по кафелю. Вместе с водой в воронку засасывало её беспричинные слезы и лишнюю кровь. Девушка закрыла глаза и отдалась беспомощному одиночеству.
Огонь — он поглощает людей, сдирает кожу, расплавляет мышцы, обращает кости в прах, лопает глаза, упивается предсмертными воплями... Лед — он заковывает, продираясь в самые потаенные уголки души, простирает кристаллические корни. Смерть сеет хаос, а хаос порождает смерть. Наконец, крови стало столько, что всё стало монотонным, багровым. В этом пространстве погибели блуждали тени, черные фигуры, не обращающие никакого внимания на потерянную, они говорили на своем непонятном языке, смеялись своими зловещими голосами и улыбались своими безликими улыбками. Со временем теней становилось всё меньше и меньше, пока не осталась одна. Как и у остальных фигур, у этой не было лица, но отчаянная чувствовала на себе чуждый взгляд. Тень начала приобретать объём и пульсирующие очертания, словно это тень пылающего человека. На груди проступили завихрения огня такого же черного, как сама тень, но отчего-то всё же различимого. Два языка откололись от фигуры и переплелись в нечто знакомое прямо перед глазами пробужденной.

— Харэ отмокать, — Бравос стоял прямо над вжавшейся в угол душевой кабины Вивьен и предлагал подняться. Рак’ша ухватилась за протянутую руку и встала на ноги, снова ясная голова и полное сил тело. Легкость и спокойствие — её нашли и вытащили, не прошли мимо, не бросили.
— Есть способ вытравить страх раз и навсегда?
— Карантин, — феникс развернулся и направился к выходу. — Идем.
— Там учат не бояться? — Вивьен поравнялась с Бравосом, взяла его под руку и тихонечко прижалась.
«Не хочу быть одна».
— Там делают из людей солдат, — выйдя из душевой, феникс отстранил от себя девушку, закрылся и пошел прочь. — Одеться не забудь.
ПИПЕЦ!!! Я ЖЕ ГОЛАЯ!!!
Тапочки остались в челноке, а броню надевать не хотелось (да и где она вообще?), поэтому в столовую Вивьен пришла босиком. В душевой она провела около двух часов, фениксы же за это время восстановили боевую кондицию и завершили необходимые дела. Используя уцелевшие костюмы мертвых, церберы подлатали костюмы живых, забрали оставленное Владеком снаряжение и сожгли тела погибших товарищей.

— Дай посмотреть, — забыв о своих заверениях, что она не врач, Вивьен подошла к Владиславу. — Нейроконтакты не повреждены.
— Надо было у Поусли глаза изъять, — Франко сидел отдельно ото всех. Вместо подноса с едой перед ним лежали винтовка и дробовик, а рядом какие-то запчасти.
— Омерзительно, — Вивьен демонстративно отвернулась обратно к Владиславу и продолжила изучение ран. По спине пробежали мурашки.
— Может трофейные его больше устроят, мне кстати тоже не помешали бы новые глаза, — имплантаты Сойера нуждались в калибровке и, может быть, в мелком ремонте.
— Не факт, что они подойдут, это ведь не имплантаты, а модифицированные живые глаза, — Вивьен отошла от слепого и молчаливого феникса и села за стол, прямо напротив Сойера. — Прости, без оборудования ни чем не могу помочь.
— Забей, — цербер махнул рукой.
Наконец Рак’ша заметила, что все давно уже поели и теперь просто сидят и молчат. Неужто и таким монстрам нужно немного передышки, чтобы привести в порядок мысли. Или они просто считают количество убитых, чтобы обновить татуировки. Хотя ни у кого кроме К., Вивьен не видела личного счета. Да и оружие у всех под рукой.
— Они уже здесь, — Владислав «закрылся» и распаковал «Разоритель». Остальные последовали его примеру.

Отредактировано: Архимедовна.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 10.11.2013 | 906 | 3 | Gothie, Пепел, Цербер | Gothie
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 12
Гостей: 10
Пользователей: 2

Hellrider, Alone2050
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт