Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Долгая дорога домой. Глава 2

Жанр: приключения.                                                                                                                                                                                        
Персонажи: ОС.
Аннотация: Это мир, в котором никогда не создавалось синтетиков, а Земля держала свои колонии в ежовых рукавицах, здесь никогда не было ни Призрака, ни Жнецов, зато появились безумные геты. Здесь Архангела воротит от этого имени, Шепард становится мятежником, эфир «шепчет» тысячелетние мольбы о помощи, а древние кварианские руины надежно хранят тайны давним давно забытой эпохи.




Бар утопал в табачном дыму. Сизые клубы плавали в темноте над столиками, словно мохнатые звери. Огромные аудиоэлементы, громоздящиеся в углу, выдавали мегаватты рева, напоминавшего звук продувки маршевых двигателей. Перед динамиками дым закручивался в водовороты и, не в силах противостоять ударам звуковой волны, растекался жиденьким туманом по ближайшим столам. 
У стойки было тесно. Местная шпана, собравшаяся в баре со всего южного района, еще только заправлялась ежедневной порцией топлива. Им предстояло принять на борт пару литров крепкой горючки, отвалить в свободное плавание и найти либо вечернюю дозу прихода, либо приключений на свою задницу. И судя по всему, до приключений было недалеко. 
Он усмехнулся, наблюдая, как рука бармена раздраженно скользнула под стойку. Он находился достаточно далеко, чтобы расслышать щелчок передернутого оружейного затвора, заставивший толпу резко отхлынуть. Это породило своего рода волну: первые ряды навалились на задние, боковые «рукава» раздались в стороны, кто-то сделал шаг назад, кто-то толкнул в ответ вперед, кто-то не удержался на ногах и разразился бранью, кто-то затеял склоку, один из посетителей, вырвавшись из толпы, налетел на официантку. Ее поднос поехал в сторону, и несчастный под раздирающий барабанные перепонки девичий визг бросился ловить падающие стаканы. Двинулся в его сторону грузный вышибала, давно мечтающий отыграться на ком-нибудь за устроенную утром выволочку начальства. 
— Не понимаю, как вы можете здесь жить... 
Он пожал плечами: как? Так. Больше негде. 
Омега — одно из очень немногих мест, где всем было глубоко наплевать, кто ты и чем занимаешься, пока ты не мутишь воду и следуешь единственному заведенному здесь правилу. Идеальное в некотором роде местечко. Своего рода наркотик — терпкий, липкий, опасный, не вызывающий тотального привыкания с первой дозы, но оставляющий где-то глубоко внутри тебя крючок. Ты сколько угодно можешь проклинать это место, можешь брать винтовку и проводить ночи в тщетных попытках сделать его чуточку лучше, можешь бежать хоть на край света в спокойные и чистые города, но если крючок Омеги уже зацепился за твою душу... В общем, если ты липовый герой, неудавшийся политик, не слишком честный бизнесмен, плохой вор, жестокий убийца, жалкий наркоман, нищий неудачник или просто ищущий приключений идиот — она будет ждать. 
— Знаете, звучит как рекламный слоган. 
Девушка напротив поежилась и, пытаясь скрыть неуверенность, быстро сцепила пальцы. Она была невысокой, изящной, хрупкой и, судя по голосу, еще очень юной. Матовое стекло шлема, сияющие за ним глазки, узорчатая ткань, обернутая вокруг головы и крутых бедер, пугающий дробовик за спиной... Слишком чистая и аккуратная одежда, немного нервные движения, полные брезгливой настороженности взгляды, бросаемые на окружающую обстановку, буквально кричали о том, что она здесь впервые, и как неприятно ей это место. 
Он вцепился в свой стакан, с трудом удерживаясь, чтобы не свести пальцы в точно такой же манере: заразная это штука, чужие безотчетные движения. Стоит кому-то начать покачивать ногой, постукивать по столу или крутить на пальце свободно сидящее кольцо, как спустя некоторое время ловишь себя на том, что и твои пальцы пытаются провернуть отсутствующую на руке безделушку. 
— Я так до конца и не понял, чего вы от меня хотите, мисс... 
— Тали’Зора нар Райя... Ну то есть еще не «Райя», конечно, но я очень надеюсь. 
— Мисс, кхм... Зора, — Гаррус удивленно моргнул. Она же не думала всерьез, что он будет каждый раз произносить это полностью? — Я никогда не был в той части космоса, а о гетах знаю только то, что они плохо переносят выстрел в голову. Плюс мой шлюп не предназначен... 
— У меня уже есть подходящий корабль! И команда, отправляющаяся в путь завтра. Мне не нужен ученый, со всеми исследованиями я разберусь сама и... не то чтобы я не доверяю им, их капитан кажется мне вполне разумным человеком, да и остальная команда выглядит... компетентной... 
Гаррус вежливо кивает, удивляясь, отчего же он внушает ей доверие больше, чем уже нанятая команда с их капитаном, поднимает взгляд от нервно движущихся пальцев: 
— И как часто вы видели их лица на портретах «их разыскивает СБЦ»? 
— Вообще ни разу! — кварианка энергично тряхнула головой, и снова заломив руки, вздохнула. — Послушайте. Они единственные, чья репутация не замарана кровью и кто согласился лететь «туда, не знаю куда», чтобы найти «то, не знаю что», при этом не раздев меня до нитки. Я сказала, что нас будет двое, просто чтобы они не думали, что в случае чего я буду легкой мишенью, но в Паломничество уходят в одиночестве. Я пробовала найти кого-нибудь из своих, но те, что находятся неподалеку от Омеги, не горят желанием влезать в авантюру, а те, что согласились сейчас слишком далеко и не успеют прибыть вовремя. Мне было отведено на сборы четыре дня и у меня уже почти не осталось времени. — Она запнулась и набрала в легкие побольше воздуха, словно опасаясь, что он может перебить ее. — И тогда мне посоветовали найти Архангела. Сказали, что он поможет. Я долго сомневалась, но потом увидела вас и вы точно такой, каким я вас представляла, поэтому... 
— Посоветовали? — он даже не заметил, как Тали’Зора вздрогнула, когда он низко зарычал. 
Гаррус ненавидел Архангела. Наверное с того самого момента, когда при штурме Валары один из ополченцев повел своих людей в безнадежную атаку с этим именем на губах. Он просил их остановиться, говорил, что отряд сомнут, что они не только не нанесут урон, они даже не задержат противника, но люди уперлись: «Как мы можем? Архангел еще сражается, значит, у нас есть шанс». И Гаррус взвыл. 
С тех пор он пытался забыть этого типа, пробовал налепить на него образ совершенно другого турианца, пытался не обращать на него внимания, менять имена, вновь и вновь возвращаться к тому, которое дали ему при рождении. Проклятье, да он готов был называться хоть Синемордым Слизняком, лишь бы Архангел остался в прошлом! 
— Кто? 
— Простите, я не знаю его имени, но... 
Но ублюдок преследовал его. Он был всюду. Смотрел из зеркала, шипел с восторженных языков, выплевывался проклятьем сквозь зубы, редко, но все же мелькал на газетных полосах, иногда на лицах тех, кто стремился стать на него похожим. Он скалился из-за его плеча, каждую минуту сладко нашептывая, для чего был создан, и что избавиться от него можно только пулей. 
— Это очень важно! Возможно, эта миссия прольет свет на некоторые моменты истории моего народа, возможно, это самая великая наша тайна, а с вами на борту «Анкея» мне нечего будет бояться, потому... 
Ладони свело так, что зажатый в них стакан пошел трещинами, но все же Гаррус нашел в себе силы не отправить его в полет по четко обозначенному адресу. Девочка определенно обладала талантом говорить нужные слова в нужное время. 
— ...что я верю вам! Вы сильный и смелый, я знаю, вы сможете защитить меня и... 
— Вы знаете? — он хрипло рассмеялся, почти утыкаясь носом в свои руки. — Действительно. Мы ведь с вами старые добрые друзья, мы столько пережили вместе, что вы, несомненно, в курсе того, как я могу защищать... Скажите, Тали’Зора пока еще не Райя, что вы вообще обо мне знаете? Обо мне, а не о том парне, за которым вас сюда послали. 
— Простите? 
Кое-как разжав руки, Гаррус поднялся. Кварианка настороженно наблюдала, как он подходит ближе и сдавленно пискнула, когда турианец облокотился ладонями на столешницу и спинку ее кресла, отрезая ей пути к отступлению, навис сверху. 
— Архангел — миф, — он наклонился так близко, что видел свое свирепое отражение и дыхание, причудливо оседающие на поверхности ее шлема. — И я чертовски устал повторять это снова и снова. Он никого не защищает, потому что его не существует, а тот, кем вы все так восхищаетесь всего лишь оказавшийся в нужном месте убийца. 
— Но вы... 
— Я не он! Держу пари, вы даже имени моего не знаете. Вы пришли сюда за глупой легендой, даже не потрудившись понять, насколько она правдива, кто стоит за ней. Это не очень красиво, знаете ли, — он молчал несколько минут, не мигая разглядывая ее, прежде чем опустил руки и отстранился. — Не знаю, о чем вы договаривались с капитаном «Анкея», но мой вам совет — забудьте. Забудьте и бегите. Если миссия вашего Паломничества действительно настолько важна, не стоит доверять ее стервятникам. 
Тали решилась сжать руками плечи и выдохнуть лишь тогда, когда Гаррус отвернулся и сделал с десяток шагов прочь от их столика. Ее знобило, хотя системы скафандра поддерживали идеальную температуру. 
Наверное, все дело было в турианце. Кто же знал, что он так горяч?.. Волна его жара при упоминании Архангела едва не сбила ее с ног. Его привыкли описывать как спокойного, расчетливого и хладнокровного мужчину с пронзающим взглядом... Ну ладно, насчет последнего она была полностью согласна. 
А как он переменился в лице после упоминания нанятого ею корабля? Жуть просто! Тали вытянула шею, пытаясь увидеть спину стремительно удаляющегося собеседника. Тот шел, мало заботясь тем, что на его пути кто-то окажется, и люди расступались перед ним даже раньше, чем задумывались об этом. Тут было дело не в репутации или имени — вряд ли многие знали его как Архангела, скорее уж в жарком раздражении, которым он окружил себя. Оно было невидимо, но ощутимо плотно, как электрическое поле, казалось, тронь — и эта искра убьет тебя. Но Тали видела его взгляд за секунду до того как Архангел отвернулся и знала, что даже разверзнись перед ним земля, он этого не заметит: слишком уж далеко сейчас были его мысли. 
Тали не представляла, что именно так взбесило туриаца, но чувствовала часть и своей вины. Эх, действительно стоило узнать о нем побольше, прежде чем сыпать просьбами и комплиментами... 
Она перевела взгляд на стакан, медленно истекающий ядовито-синей жидкостью через трещины на боках, и пару кредитов, брошенных им на столике за два напитка — джентльмен даже в бешенстве. 
Она вздохнула и поднялась. Похоже завтра на борту «Анкея» все же будет на одного пассажира меньше. 

* * * 

Гаррус тяжело перекатился на другой бок. Сон не шел. Архангел, мелькнувший в тусклой поверхности сложенной у тумбы брони, не таясь, хмурился, словно спрашивая: «какого черта ты творишь, приятель?» 
Четно говоря, он и сам бы хотел знать. 
— Архангел? И что это значит? 
— Это значит, — его собеседница откинулась на стуле, запрокинула голову, опасно балансируя на двух ножках. — Оочень крутой парень. 
Она усмехнулась в потолок и сложила руки на животе, будто бы только что наелась досыта. 
— Так его прозвали жители Мендуара, маленькой земной колонии, когда он отказался сложить оружие и не побоялся выйти против полчищ батарианцев. Конечно, он и не думал, что сможет в одиночку отбить целую колонию, но знал, что по крайне мере сможет здорово потрепать нервы четырехглазым ублюдкам! Он не ел, не спал несколько суток и практически все время находился в движении. Он прятался между домами работая в своем исключительном стиле «выстрел — труп», он попадал в стык пластин на броне, снимал щиты одним ударом... А капитан Ка’Сшик? Архангел всадил ему пулю точно в открытый рот, когда тот орал на своего подчиненного. И это из неудобной позиции, сквозь крохотное окно в «его резиденции». Великолепный был выстрел! Говорят, когда войска Альянса прибыли на Мендуар, батарианцы тряслись от страха за своими укрытиями, боясь попасть в его прицел. 
— Звучит знакомо... — он подозрительно щурится, пытаясь разгадать выражение ее лица, но все что он видит это горло и шевелящиеся губы. 
— О, да! Говорят у него прекрасные голубые глаза, а лицо исписано синими метками, что он свиреп как кроган и... 
— Так, стоп! Тебе придется объяснить мне это, Джейн, — она повернулась к нему и, хотя губы ее улыбались, в глазах не был ни смешинки. — Насколько я могу судить, глаза у тебя далеко не голубые и никаких меток... 
— Да. Зато у тебя есть все необходимое. 
— Я не... — он качает головой и осекается, когда искра понимания электрическим зарядом прошибает позвоночник. — О, нет-нет-нет! Я на это не подписывался. Меня никогда не было на Мендуаре! 
— У меня есть надежные свидетели, которые видели твое лицо, — она скалится, выделывая пальцами воздушные кавычки, — и двое из них клянутся, что ты лично толкнул их в укрытие, прежде чем сделать очередной роковой выстрел... 
— Но это же неправда! 
-...а теперь Архангел пришел на Валару и привел за собой своих товарищей — наемников в большинстве — чтобы вновь вступиться за еще одних несчастных колонистов. 
Гаррус склонил голову на бок, внимательно разглядывая свою собеседницу. Он всегда считал, что хорошо разбирался в людях, но разгадать женщину напротив никак не получалось. Она умела удивлять и делала это с завидной регулярностью. Но были и вещи, которые он знал наверняка — то, что тяжесть горячего кофе в чашке помогала ей сосредоточится и что она солдат. Не тот, который пушечным мясом бросается под пули, потому что ему приказали, а тот, что будет драться без перерыва несколько суток, потеряет половину своей крови, выполнит поставленную задачу, сохранит своих людей, отчитается командованию и только потом позволит себе помереть. 
И, черт возьми, он уважал это даже больше, чем признавался самому себе. 
— Рассказывай, Шепард, — он скрестил руки на груди. — Что происходит? 
— Мы больше не можем скрывать присутствие турианцев в наших рядах. Валара все еще земная колония, и Альянс в курсе, что найм такого количества солдат ей просто не по карману. Мы попросили Иерархию о помощи в обмен на разработку и поставку некоторых здешних ресурсов, условия не самые выгодные, но они гораздо приятнее, чем требования Альянса... Ты в курсе, что помимо этого потребовал ваш Примарх? 
— Конечно, просил не распространяться об этом, — он, не расплетая рук, пожал плечами, хмыкнул насмешливо. — Нам даже выдали обмундирование, в котором мы похожи на пиратов. 
— Просил не распространяться... — она задумчиво постучала пальцем по столу. — Это вполне себе разумное требование, ведь стоит командованию Альянса прознать про нашу маленькую сделку, и кончится все это может очень некрасиво. В лучшем случаи предъявлением Иерархии претензий о вводе вооруженных войск на земную территорию и выводом средств из промышленных турианских активов, а в худшем... 
Она запускает пальцы в коротко остриженные волосы, замолчав на минуту. Он следит за этим движением, и переводит взгляд на легшие у прикрытых глаз усталые морщинки, вдруг поймав себя на мысли, что размышляет: какой бы она была без них? Без этих кругов под глазами, потемневших от кофе зубов, с волосами чуть длиннее, чем линия подбородка, без скопившейся под ногтями грязи. 
Она чуть улыбается, покорно наклоняя голову вперед, когда он подходит и принимается осторожно разминать ее плечи. 
— Я не хочу развязывать еще один конфликт. 
— И ты решила избежать его Архангелом. Прости, но твоя выдумка обманет только глупцов. Нас слишком много для чьей-то личной банды, мы слишком хорошо обучены, вооружены, и свежих людей нам поставляют регулярно. Вряд ли это остается незамеченным. 
— Любой мятеж всегда основан на чувствах, Гаррус. Давно назревшее недовольство, вера в то, что может быть лучше, сильный, уверенный в себе лидер, решительные меры, быстрые удары, неожиданные победы — вот залог успеха. 
И Гаррус понимает недосказанное: медленно стягивающийся к очагу мятежа тяжелый флот, занесенный над головой, но все никак не опускающийся проклятый меч, экономическая и информационная блокада... Напряжение от неотвратимо приближающегося наказания способно заставить людей бросить оружие и побежать. 
— Когда кончается залог, в дело обычно идут символы и... Людям все время нужны символы, и если они подобраны правильно... Чем плох герой, приехавший на Мендуар повидать друга — тебе еще, кстати, предстоит придумать его — и оставшийся сражаться за его жизнь, герой, который и сейчас не смог пройти мимо? Нам нужен собственный Робин Гуд. Я не пытаюсь обмануть командование Альянса — это невозможно, но мне нужно, чтобы в Архангела поверила взявшаяся за оружие Валара, чтобы бойцы, зачищающие Мендуар в тот день, вспомнили надежду в глазах людей, когда те шептали своим спасителям это имя. Мне нужен тот, кто заявит Альянсу: «вы настолько не правы, что даже я, абсолютный чужак, не на вашей стороне и — да, глядите, как многих я привел с собой». И если у него получится, хоть на минуту, уронить зерно сомнений в наших противниках, я буду считать это победой, потому что тогда в самый решающий момент эта минута сыграет на нас. 
— Я плохой актер, Шепард, неужели нет других кандидатов? 
— Есть, но я доверяю тебе. К тому же ты лучший снайпер, которого я знаю, Гаррус, и если бы в тот день ты был там — то стал бы Архангелом. Это в твоем характере. 
— Ты не можешь... 
— Могу. 
Он, старательно подавляя рык, сжимает на ее плечах руки, с легкостью, забывая насколько сильнее ее: 
— Твое командование должно быть в курсе, кто практиковался в стрельбе по мишеням на Мендуаре, — его слова резкие, отрывистые. Он злиться, раздражен, и она прекрасно знает это. Окажись она на его месте, и была бы раздражена не меньше, но Шепард лишь тихонько вздыхает, так, чтобы это не было слышно — она не собирается просить у него прощения, так же, как не просила и разрешения. 
— Я не распространялась об этом, — сначала не до того было, — да и никто особо не допытывался. Хотя, вероятно, Андерсон догадывался, а потом... так хотелось забыть те несколько дней, что я просто заставляла себя молчать. Оказалось — не зря. 
— Это ничего не меняет! Ты по-прежнему тот человек, который пристрелил Ка’Сшика и не смог пройти мимо Валары. Ты. Не я. 
— Я неудачный пример героя, — она морщится, высвобождаясь от хватки его слишком сжавшихся ладоней. — Я предала доверие дорогих мне людей, пытаясь защитить незнакомцев, пошла против здравого смысла, я нарушила все правила и приказы, которым клялась следовать... 
— Если правила мешают выполнять свой долг, защищать тех, кто в этом нуждается, это — плохие правила! — он не замечает, как повышает голос и удивленно прижимает жвалы к щекам, понимая, что действительно имеет в виду только то, что сказал. 
— Да ты просто ужасный турианец!.. — она чуть улыбается, шутливо толкая его в плечо, и снова становится серьезной. — Правила создаются не просто так, просто иногда они... не работают как надо. Я полезна, я знаю, что делаю и поэтому, меня уважают, признают лидером. Но как не старайся, героя из перебежчика все равно не получится — тот, кто предал однажды, сделает это снова. И это известно не только мне... В любом случае, я уже пустила слухи об Архангеле в сеть, так что смирись Вакариан, теперь ты — наш герой. 
— И почему именно флот? Тебе однозначно стоило подумать о карьере политика, и, Шепард... — недовольно ворчит он и озадаченно замолкает, его плечи вдруг расправляются, а голова самодовольно склоняется к плечу. — Прекрасные голубые глаза говоришь? — почти мурлычет он. — Серьезно? 
И она смеется, поднимая руки вверх признавая поражение. 

Эта ситуация, этот голос, мотивы, крохотные морщинки у глаз, такие разные в моменты смеха и усталости... Сколько он не вспоминал их? Почти два года или около того... «Два года и двенадцать дней, — тут же поправляет его Архангел, и Гаррус фыркает. — Да и „не вспоминал" — не совсем точное определение, верно?» 
— Чего ты от меня хочешь? — он поднимается на кровати, пристально вглядываясь в перекошенное отражение Архангела. Оно молчит, отвечая ему не менее дружелюбным взглядом: «а ты не знаешь?». 
Гаррус перемещает руки на загривок и сцепляет пальцы в замок, склоняется ниже. Как он там говорил: забыть, разобраться или смириться? 
Четыре с половиной года с оглушительного провала на Валаре, три с небольшим после процесса на Палавене... Не забыть. 
Два года и двенадцать дней от того выстрела, после легкого толчка в плечо и ощущения ушедшей в цель пули, не желающего разгибаться, заклинившего на курке пальца, не понимающего, что второй попытки уже не будет. Так и не разобрался. 
Значит — смириться. 
«Отличная работа, приятель...». 
Да уж. Но он пытался, честно пытался не вспоминать и смириться, и даже думал, что уже получилось, а сегодня вот сорвался на девочку только потому, что та заочно верила Архангелу, так как он в свое время верил Шепард. Дурак? Дурак. Знал ведь что от прошлого не убежать, видел, что Шотте осталась жива, знал, что рано или поздно она снова появится на горизонте, что возникнет ситуация и... 
«Ждал». 
— Нет. 
И Архангел смеется, складывая руки на груди: 
«Точно ждал. Не пора ли перестать бегать и действительно со всем разобраться?». 
— И каким же это образом? Я вспоминаю ее смех и мне хочется вернуться в прошлое и задушить ее собственными руками, просто чтобы никогда не знать этого звука, меня трясет от одного упоминания ее имени, а ты хочешь чтобы я жил на ее корабле, видел ее каждый день, слышал этот проклятый смех... 
Гаррус озадаченно замолкает, разжимая руки, и поднимает взгляд, понимая, что Архангел ничего не говорил о «жить на ее корабле», эта мысль принадлежала ему. 
Он всматривается в полированную поверхность брони и не узнаеет себя. Грубое лицо, голубые глаза... хорошо, прекрасные голубые глаза, хищный изгиб жвал, клановый рисунок на лице. Все знакомое с детства, но по какой-то причине другое. Когда же именно он оказался в таком отчаянии, что собственное отражение стало ему собеседником, ожило настолько, что превратилось в Архангела? 
Он глядит на незнакомца с подозрительно невинным выражением лица никак не вязавшимся с его собственной внутренней бурей и, поднявшись, звонко щелкает его когтем по носу: 
— Тебе просто хочется еще раз встретиться со своим создателем. 
В ответ тот только деланно равнодушно пожимает плечами: 
«По крайне мере я честен с собой. А что здесь держит тебя?». 
Гаррус тихо ругается, возвращаясь в кровать, тщетно пытаясь выбросить из головы последние слова Архангела. Мерзавец умеет задавать правильные вопросы! 
Действительно: что? Идеально вылизанная крохотная квартира без окон прямо над баром, заполненная гулкими басами, которые ощущались ступнями ног? Тесная кухня, с пылившимся чайным набором на четверых, потрескавшейся краской на потолке, голыми стенами и рассохшимся столиком с вечно пустой вазой? Добрые друзья из «Синих Светил», «Затмения» и «Кровавой Стаи», правящая этой помойкой заносчивая синяя стерва? Ставшая второй кожей броня и вросшая в ладонь винтовка? Простоватый, вечно восхищающийся им Лантар и иногда остающаяся на ночь Лой? Обязательства? Работа? 
Гаррус всегда думал, что не приживется где-нибудь еще, что Омега то место — единственное — где ему суждено провести остаток своих дней. Он не думал, что их будет слишком много, был уверен, что рано или поздно он достанет местных воротил так сильно, что они соберутся с силами и навалятся на его берлогу всем скопом. 
Омега стала его символом, напоминанием, как он оказался в такой ситуации, наказанием, которое он назначил самому себе, и в какой-то момент Гаррус даже смирился с этим. Он просыпался, завтракал и уходил на работу, ругался с капитаном, позволял Архангелу брать в руки винтовку тогда, когда ночами, несмотря на все усилия бьющих снизу басов, начинал сходить с ума от тишины, он звонил Лантару, когда не хотелось пить в одиночестве, и Лой, когда было нужно почувствовать себя живым без долгих разговоров. Он засыпал, просыпался, завтракал и уходил на работу... 
Сколько времени уже он провел вот так? Хм, похоже, достаточно много, чтобы внушить себе мысль о том, что его место здесь, о какой-то там ответственности перед совершенно чужими людьми, и о том, что важность его нынешней работы не позволит ему уйти. 
Но на самом деле уйти всегда было просто. Используя деньги, репутацию или собственный транспорт можно было отправиться куда поближе или дождавшись подходящего экипажа немного дальше. 
«Вот и дождался» — мелькает в голове, и Гаррус смеется, закрывая лицо ладонями. Проклятье, кажется, пора действительно во всем разобраться!


Отредактировано.SVS


Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 05.11.2013 | 1074 | 14 | Amalur, Долгая дорога домой | Amalur
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 34
Гостей: 30
Пользователей: 4

Grеyson, bug_names_chuck, Darth_LegiON, Доминирующее_звено
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт