Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Приоритет - Сарен. Найти и уничтожить. Глава 7

Жанр: приключения;
Персонажи: Шепард и Ко + ОС;
Аннотация: обычный парень по непонятным пока причинам попадает в слегка измененную вселенную Mass Effect. Он обладает знаниями о предстоящих событиях и возможностью эти события изменить. Вот только как он этим распорядится? Раскроется ли он перед кем-нибудь или будет исподволь направлять события в нужное русло? И удастся ли ему вообще что-нибудь изменить?
Описание: настал решающий момент. Сарен высадился на Илосе, группа коммандера Шепарда следует за мятежным СпеКТРом по пятам. Как развернется битва за Цитадель? Как проявит себя флот Альянса? И какая роль ждет младшего лейтенанта ВКС Альянса Дубровского в этом сражении?





От автора. Ф-фух, вот и добрался наконец-таки до концовки первой части игры. Но это не есть концовка первой части моего фанфика, до этого этапа очень далеко. В дальнейшем будет описан промежуток между битвой за Цитадель и началом охоты на Коллекционеров. Спасибо всем читателям, особенно - тем, кто критиковал мой опус, тыкал носом в ошибки. Отдельная благодарность редакторам, пусть я и не всегда с Вами согласен, все равно спасибо за правки.
Заранее отвечаю на возможный вопрос: точное описание событий, последовавших после сражения (дипломатические и т. п.) в восьмой главе.


Глава 7. «Полундра!»


«Драка будет страшная.
Сегодня – в бой идут одни старики».
Маэстро, «В бой идут одни старики».


В рубке связи нашего фрегата в который уже раз проходил военный совет. Кэп Киррахе также поучаствовал, мы рассказали ему все, что знали о Жнецах, так что ушел он в раздумьях. Лиара уже покопалась в полученных Шепардом данных, и сейчас мы занимались обсуждением дальнейших действий. 
— В топку Совет! — заявил я. — Эти гребаные бюрократы скажут нам сидеть и не рыпаться, в то время как Сарен вот-вот найдет Канал — если уже не нашел, конечно. И мы до сих пор не знаем, что это такое. 
— Согласен, — произнес Гаррус. — Я знаю их методы. Скорее всего, они опомнятся только когда геты вышвырнут их из кресел. Голосую за отправку на Ил. 
— Тем не менее мы должны отправиться на Цитадель — у меня есть недвусмысленный приказ. Однако, после стыковки оставайтесь на борту. Возможно, улетать придется быстро. И еще — это, возможно, последний шанс для тех, у кого есть желание оставить эту погоню. На Вермайре нам повезло, но дальше такое везение вряд ли повторится. 
— Ага. Факторы везения — хорошая память лейтенанта Дубровского и инженерные навыки специалиста Тали’Зоры. Кстати, спасибо еще раз, Тали. И не переживай босс, вряд ли кто-нибудь сойдет с борта. Полгруппы связаны присягой, у остальных к Сарену личные счеты. 
— У меня нет личных счетов к Сарену, — ответила кварианка. — Но на Мигрирующем флоте считается позором покинуть капитана, когда ему нужна помощь. Я с вами. 
— Говоря честно, другого я и не ожидал, — Шепард скрестил руки на груди и оперся о переборку. — Глеб, что у нас по снаряжению? 
— Готовы к небольшой войне, босс. Вольфрам, гранаты, взрывчатка, девятнадцать непочатых полониевых контейнеров, батареи к броне, сухпайки. Кстати о броне — серьезных повреждений ни у кого нет, со всеми имеющимися царапинами можем справиться своими средствами. 
— Кайден, полевые медикаменты? — Аленко у нас был полевым врачом, с его-то многогранным образованием. 
— Полный набор. Пополнения не требуется, — у нашего биотика был очередной приступ мигрени, так что он был краток. 
— Если кому-нибудь что-нибудь требуется, самое время сказать об этом сейчас. 
— Есть один вопрос, Шепард, но он вполне подождет до окончания нашей миссии, — высказался Гаррус. Видимо, вопрос касается одного хирурга с сердечным именем. 
— Тогда все свободны. 
Шепард отловил меня около капитанского мостика в БИЦ. Точнее, затащил на оный мостик. 
— Значит, ты идешь за мной только из-за присяги? И больше не из-за чего? 
— Конечно, нет. Тут много факторов. Защита человечества — то, чем мы, военнослужащие Альянса, собственно, и должны заниматься. Хорошая компания. Дружба. У меня всегда было мало друзей. Сначала я жил с семьей, а живем мы в уединении. Обучался дистанционно. Затем учебка. Там я стремился занять лучшие стартовые позиции, а ты, думается мне, знаешь, как в учебках относятся к выскочкам. 
— Поколотить не пытались? — добродушно-насмешливо спросил Шепард. 
— Пытались. Только пытаться поколотить лучшего во всей роте по рукопашной подготовке так себе идейка. На троечку. Потом вроде начало налаживаться — когда меня взводным поставили. А затем Чохе... И никого из своего взвода я больше не видел, нас раскидали по всему пространству Альянса. Дальше перебрасывали туда-сюда, затем кинули на обучение по программе N7. До семерки мне еще готовиться и готовиться, но ты в курсе, N2 (1) мне присвоили перед назначением к тебе стажером — по итогам переподготовки. Ну и здесь, на «Нормандии» с этим стало полегче. Ты, Джокер... Вас я считаю друзьями. А теперь еще и Гаррус, Тали, Лиара, Эшли... Вот уж никогда не думал, что сдружусь с турианцем, — хохотнул я. 
— Война Первого Контакта окончилась двадцать шесть лет назад. Пора заканчивать жить прошлым. Мы представители нового поколения, не пережившие ужаса перед конфликтом с другой, неизвестной расой. И именно мы должны помочь человечеству занять более высокое место в галактической иерархии. Ты не подумай, я не сторонник «Терра Фирмы», но к людям должны прислушиваться. 
— И будут — после того, как мы остановим Сарена и Жнецов. Глядишь, еще и в Совет примут, — последнее я произнес шутливым тоном. Ну-ну. 
— Ну, это уже вряд ли, — хохотнул Шепард. — Чтобы попасть в Совет нам нужно совершить нечто не просто значительное, а грандиозное. В последний момент спасти Цитадель и Совет, например. 
Ой, босс, смотри, не напророчь... 
— Коммандер, выходим из прыжка через пять минут. Держать птичку наготове? 
— Верно, Джокер. Заранее рассчитай траекторию ухода к ретранслятору в обход всех кораблей. Глеб, бери Эшли и Кайдена. Пойдете сопровождением. 

***

На этот раз на станцию мы сошли в полевой форме — и, как обычно, с пистолетами. Наша четверка тут же двинулась к терминалу аэротакси, мы сели на ближайшее из них и отправились в Башню Цитадели. Войдя в Башню, мы сменили пару лифтов, затем Шепард поднялся на прием к советникам, а мы остались бдить. Долго эти бюрократы босса не промурыжили — он вышел, яростно сжав кулаки — единственное проявление его эмоций. Вместе с ним вышел и Удина. 
— Шепард, если бы я знал, что эти... перестраховщики заставят вас отказаться от задания, тем более таким способом, я бы сделал все возможное, чтобы вас предупредить. 
— Вы сделали все возможное, посол. Но достучаться до них смогут только геты, когда начнут атаку. Или когда они используют Канал, чем бы это ни было. 
Босс с Удиной отправились к выходу, мы втроем последовали за ними. 
— Я понимаю вашу обеспокоенность, Шепард... Но эта ваша информация, о Жнецах... Я просто боюсь в это верить. 
— Жнецы это не вымысел, посол. «Властелин» — и есть Жнец. Я не знаю, почему он до сих пор один, почему он не привел других Жнецов, но выяснять это я не собираюсь. 
Чего-то я не догоняю. Удина что, на нашей стороне? 
— Босс, а что, собственно, случилось? 
— Я получил приказ не высовываться, Совет заблокировал «Нормандию». Мы не можем вылететь. Удина и я пытались образумить Совет, но это все равно, что енота танцевать учить, — вот это номер. Властолюбец Удина изо всех сил помогает Шепарду! Вот и верь этим воспоминаниям. 
— Собственно... — задумался посол. — Вылететь вы можете. Совет заблокировал корабль, используя стандартные протоколы Альянса. Их можно отключить из моего офиса, но они очень быстро узнают об этом, так что взлетать вам придется сразу. 
— Вы уверены, посол? Самое меньшее, что ждет вас после этого — увольнение. 
— Быть может я и политик, Шепард, — возмутился Удина, — но я человеческий политик. Возвращайтесь на корабль и ждите моего сигнала — и не беспокойтесь, Андерсона я проинформирую сам. Будет приятно увидеть изумление на лице этого сноба. 
Он еще и шутит? Мир перевернулся. 
— Спасибо, Удина. Ваша помощь очень важна для нас. 
— Да, да, идите уже. И... надерите задницу этому сукину сыну, или как там у вас в пехоте говорят. 

***

Весь экипаж в сборе, группа высадки отдыхает, Шепард, Эшли, Гаррус, Тали и я создаем массовку на мостике. Джокер напряженно смотрит на красный индикатор — старомодный световой, а не голографический. 
Красный сигнал сменяется зеленым. 
— Есть! Мы разблокированы! 
— Взлетай и держи курс к ретранслятору! — скомандовал Шепард. Дальнейшее было совсем неинтересным — флот охраны Цитадели даже чухнуться не успел, как мы уже вышли на вектор отправки, и через две секунды ретранслятор швырнул нас куда-то в Аттический траверс. 
— Для начала выйди в эту систему, — Шепард с инструметрона передал координаты пилоту. — Затем бери курс два пять ноль на сорок (2), и переходи на ССД. Мю-ретранслятор должен быть примерно в восемнадцати часах лета от этой точки. Пока всем, кроме вахтовой смены, отдыхать. 

Восемнадцать часов, двадцать две минуты спустя.

Вся группа высадки, в количестве восьми персон, сидела в «Мако», в ожидании выброски. В десантном отсеке бронетранспортера и телепатом не нужно было быть, чтобы ощутить витающее в воздухе напряжение. А кто во всем виноват — конечно, Джокер. Своим обещанием выбросить транспорт на двадцатиметровую площадку, пилот прикончил несколько сотен метров человеческих нервных клеток и не знаю чего там у инопланетных членов экипажа. 
— Десять секунд до выброски, — в очередной раз выдал временную метку Джокер. Все подобрались. — Пять, четыре, три, две, одна, пошли! 
«Мако», как обычно, тряхануло, затем появилось незабываемое ощущение свободного падения. Конечно, наша масса была уменьшена процентов на шестьдесят-семьдесят — тоже ничего себе воспоминание, но при полной массе нас бы потом от дна раздавленного в лепешку БТРа совками бы соскребали. 
В этот раз высота выброски была рекордно низка — сегодня прямо-таки день рекордов, ага — так что сгруппировались все сразу же. Иначе никак, альтернатива — сломанная шея. Хоть мы и легче, а прецеденты при испытаниях уже были. Хуже всех приходилось Гаррусу — ему нужно было надежно напрягать большую часть собственных мышц, так как его кости были полыми, а значит, более хрупкими, чем наши. На этом факте, кстати говоря, базировались все наставления в рукопашной борьбе против турианцев. Против саларианцев играли огромные, уязвимые глаза и общая физическая хлипкость, у азари самая уязвимая область — чувствительные окончания щупалец, примерно пять-семь сантиметров, а против кроганов в рукопашную выходить крайне не рекомендовалось. 
«Мако» с пугающим скрипом подвески рухнул на поверхность Ила. 
— Вижу Сарена! — воскликнул Кайден за рулем «Мако». 
— Он ушел, — прокомментировал Шепард. — Выходим. Эту дверь нам не пробить, придется искать пульт управления. 
Перед выходом коммандер запрограммировал ВИ бронетранспортера на стрельбу по всем целям, кроме нашей команды. А то мало ли, вдруг какая сволочь нашу машинку угнать захочет? 
— Если бы я строил этот... город, то центр управления я расположил бы вон в том здании, — Кайден указал на невысокое, приземистое и очень широкое здание, в форме усеченной пирамиды, метрах в трёхстах от закрытой двери. 
— Согласен. Идем туда, — отозвался Шепард. — Рассредоточиваемся, не толпимся. 
Дальнейшее слилось в один сплошной винтовочный гул. Геты вылезали буквально со всех сторон, мы их отстреливали, они себя отстреливали (спасибо Тали)... Временами вылезали шаготанки, один раз даже «Колосс» выперся. Мне было по барабану — я вошел в «боевой режим» и для лишних мыслей в голове места не было. Довольно трудоемко одновременно следить за противником, за отрядом, за состоянием оружия, уровнем боезапаса и продвижением по маршруту. Но в конце концов подвижные синтетические мишени окончились, а мы оказались на первом надземном уровне той самой усеченной пирамиды. 
— Там наверху нечто вроде поста охраны, — прокомментировал Шепард, оглядывая помещение. — Посмотрим, что там. 
Там оказалась полная разруха. Пятьдесят тысяч лет без уборки... и как эти здания вообще простояли? Хорошие у протеан были строители, нечего сказать. Относительно целой осталась только маленькая колонна, стоящая рядом с тем, что раньше было пультом управления. Шепард даже ее не активировал — хватило одного его присутствия рядом. Видимо, сработало наличие протеанского Шифра в голове коммандера. Мы так ничего и не разобрали — сплошные помехи и изредка пробивавшиеся звуки непонятного происхождения. Босс же смог вычленить из шума обрывки сообщения. Сообщения о Жнецах. 
В конце концов мы выбрались из протеанских лабиринтов, и направились к оставленному бронетранспортеру. Недалеко от «Мако» живописно расположилась группа запчастей, бывших ранее четырьмя-пятью гетами, решившими поближе изучить наш транспорт. Большая дверь уже была открыта, так что мы ввосьмером загрузились в шестиколесного друга и поехали по основной транспортной артерии бункера. Ну или того, что от него осталось. 
Пока «Мако» с тихим урчанием преодолевал десятки метров пути, мы зашевелились, проверяя снаряжение. Так, что тут у меня и что надо взять: винтовка «Хищник», винтовка «Молот», один пистолет на бедре, один нож (прадедовский) справа на поясе рукоятью вперед, на поясе расположились подсумки с двумя вольфрамовыми брусками (патронов много не бывает), слева — шесть осколочных гранат в матерчатых каркасах. Лично был знаком с ребятами, цеплявшими гранаты непосредственно за чеки. Один так и подорвался. На спину, пока есть время, надеваем рюкзак. Закреплен чуть пониже магнитных держателей для основного оружия и полностью закрывает держатель, обычно использующийся для дробовика — шотган я сегодня не взял. Да и вообще больше люблю штурмовые винтовки, или, если по-русски, автоматы. А в рюкзаке — четыре килограмма взрывчатки в виде сорока «кирпичиков» и десять небольших, но крайне мощных и вредных мин. Кто знает, как оно на Цитадели повернется. Вторая пара протеанского ретранслятора-Канала находится на кольце Цитадели — Президиуме. Оттуда прямая дорога в Башню Совета и на все пять лепестков. И лучше я послушаю свою паранойю, чем потом буду думать, как избавиться от гетов без взрывчатки. 
«Мако» резко остановился. 
— Ловушка! — Кайден из кабины. — Это Сарен? 
— Нет, — прокомментировал босс, глядя в мониторы обзора башни. — Это система безопасности бункера. Смотри, справа открылся проход. Все из машины. 
Оглядев открывшийся маршрут, Шепард оставил меня караулить машину, а все остальные двинулись направо. Я сел на кресло оператора системы вооружения и принялся скучать. Долго босс и сотоварищи у протеанского ВИ не колупались — минут через пятнадцать они вернулись, тут же отключился барьер, я пересел обратно на скамейку десанта и «Мако» рванулся дальше. 
— А что там было-то, босс? 
— Протеанский ВИ. 
— Работоспособный? И что вы узнали? 
— Смотри сам. 
Шепард скинул мне копию записи с его нашлемной (точнее, учитывая расположение — «внутришлемной») камеры — судя по высоте, он держал ее в руках. Так, запись... Ну, это все я уже знаю. И про Канал, и про ученых, и про инусаннон. Но марку держать надо. 
— Мда. Цитадель — гигантский ретранслятор. Гениально. Видимо, протеане тоже не были первыми с идеей размещения на ней центра своей цивилизации. Не, ну как придумали-то гады? Кандидаты на Жатву сами, можно сказать, говорят: «Мы тут! Мы уже развились! Приходите, мы вас ждем». 
— И если бы не эти протеанские ученые, Жнецы уже были бы здесь. А сейчас если мы остановим Сарена и «Властелина», у нас появится время, чтобы подготовиться к вторжению. 
Тем временем мы доехали до системы каналов. Видимо, это был своеобразный аналог прудов-охладителей у древних АЭС, но сейчас воды было до середины колеса нашего бронетранспортера. Еще минут десять езды, стрельбы и дерганий из стороны в сторону, и мы буквально вылетели на большое открытое пространство. Перед нами был активированный ретранслятор — маленький, конечно. Перед ним — несколько Колоссов, за ним — вновь пруд. Вода в нем вздымалась вверх — ретранслятор вызывал гравитационные аномалии. 
— Всем держаться! — почти прорычал Кайден, отчаянно маневрируя под огнем гетских аналогов тяжелых танков. Шепард вел огонь одновременно во все стороны — такое впечатление наверняка вызывалось бы, если бы я видел нас со стороны. Нас в десантном отсеке кидало как котят, несмотря на привязные ремни. Тали выставила руки перед забралом шлема, в надежде уберечь его в случае удара. Затем все вокруг заглушил модный, басовитый гул, «Мако» неожиданно сдернул вверх и... Вспышка. 



Тихое хрипение из динамиков системы оповещения вместо надрывного воя сирены. Потоки искр из перебитого кабеля на потолке. Неуверенное мигание четырех красных ламп аварийного освещения. Почти все уже в сознании, лишь Глеб и Лиара все еще отдыхают. Шепард выпутывает Кайдена из ремней страховки, пытаясь выдернуть застрявшее крепление. Первым из «спящих» очнулся Глеб. Осмотрелся, обратил внимание на бегущие по визору строчки доклада о повреждениях: «Ушиб левого запястья, легкие повреждения трех зубов, слабое кровотечение в районе носоглотки». Неудачно попытавшись выбраться из также заклинившей страховочной системы, просто обрезает ремни ножом и подползает к Лиаре. Нет, он, конечно, попытался нормально встать на ноги, но организм еще не оправился от встряски аварийного прыжка через протеанский ретранслятор. Но азари помощь уже не требовалась — не успел даже прикоснуться к векам, чтобы проверить зрачки, как та сама открыла глаза. 
— Все кто цел, на выход, — скомандовал Шепард, вырвав-таки лейтенанта Аленко из тисков страховочных ремней. 
Помятая группа выбралась из разбитого в хлам бронетранспортера. «Прощай, наш верный боевой конь, — мелькнула мысль у лейтенанта Дубровского. — Я навсегда запомню наши скачки по вулканическим поверхностям Терума и бешеный прорыв на Илосе». 
Рядом со сбоящим терминалом Авины обнаружились вездесущие следы гетов. В виде драконьих зубов с нанизанными на них людьми. Воистину кошмарное зрелище — несчастные уже были мертвы, но процесс... «обращения» был в самом разгаре. Под мертвой кожей шевелились прокладывающие себе путь кабеля и синтетические мышцы, тела время от времени дергались и скручивались судорогой. Несколько полухасков все-таки попытались атаковать Шепарда и товарищей, как только их зубы сложились, но с этими «полуфабрикатами» справились бы даже школьники. 
Осмотревшись, группа обнаружила, что находится на самой середине кольца Президиума. В нескольких десятках метров находится один из входов в офисный комплекс СБЦ, откуда можно было спокойно доехать на лифте до Башни Совета. Точнее, находился — судя по обломкам, в проходе взорвался гетский шаготанк. А учитывая ситуацию, безопасники включили режим осады. Так что вариант «проскользнуть в окошко» отметался. Хорошо хоть СпеКТРовские полномочия и коды Шепарда позволяли пройти через двери в режиме осады. 
Шепард подошел к сбоящему, но работающему терминалу Авины, минут пять пообщался, посмотрел какую-то запись, после чего провел краткий инструктаж. 
— Итак, Сарен двигается к Башне Совета в обход — этот шагающий танк прошел ретранслятор первым, но его ядро не выдержало нагрузки прыжка. 
— Первый блин комом, босс? 
— Что-то вроде того. Мы отправляемся за ним — нужно пройти чуть меньше километра до ближайшего входа в СБЦ. Иными путями мы будем добираться слишком долго. Поэтому: первыми идем я, Аленко, Уильямс и Дубровский. Гаррус, Тали и Лиара за нами, Рекс — ты замыкаешь. 
Легкой трусцой, стряхивая последние остатки слабости, группа двинулась к цели. По пути они постоянно встречали случайных жертв нападения — турианцы, азари, саларианцы, люди, ханары, элкор... Геты не делали различий между расами. Для тех, кто отрицает право существования разумных органических существ, они лишь сорняки. А вскоре появились и первые, точнее — отставшие, синтетики. Долго они не функционировали при встрече с отрядом. Тройка альянсовских морпехов, ведомая одним из лучших оперативников N7, уничтожала противников быстро и без лишней суеты. А Тали, двигавшаяся в середине группы, максимально усложняла им условия. На Башне Совета лениво шевелился Жнец, наводя беспокойство самим фактом своего присутствия. 
Интермедия. 

Система Арктур, штаб ВКС.

Сказать, что адмирал Хакет был в недоумении, значит не сказать ничего. «Нормандия» прибыла десять минут назад, и старому вояке хватило одного сообщения от старпома Прессли, чтобы привести свой флот в состояние полной боевой готовности. Но, как только он передал донесение с фрегата наверх, поступил приказ отменить тревогу и оставаться на позициях. Другие флоты также не подавали признаков тревоги. Именно поэтому Хакет отправился на станцию Арктур, прямиком к командующему ВКС Альянса адмиралу флота Бауэру, дабы прояснить обстановку. Захватив, к слову, пару офицеров в качестве сопровождающих. 
— Стивен, куда так спешишь? — звонкий женский голос вывел Хакета из тяжелых раздумий. Окликавшей оказалась адмирал Инесс Линдхольм — коллега и одновременно конкурентка Хакета, командующая Первым флотом. 
— Строго к начальству, — скаламбурил адмирал. Правда, в чем тут каламбур, понять смогли бы только эти два человека. Некоторое время назад ходил слух, что эти двое закрутили роман, но эти слухи обрезало на корню. Линдхольм сопровождал еще один адмирал — индус Натеш Сингх, командующий Третьим флотом, и также по два офицера от адмирала. Пожав руку второму коллеге, Хакет продолжил: — Цитадель под ударом, под ударом и наши части, базирующиеся на станции — два крейсера, шесть фрегатов и куча гражданских, если кто-то не помнит. 
— Мы помним, Стив, — отозвался Сингх, — поэтому мы тоже здесь. И с той же целью, что и ты. 
Адмиралы добрались до офиса Бауэра. Секретарь доложил о посетителях и получил приказ их пропустить — в конце концов, сбор сразу троих адмиралов у офиса командующего не в военное время, не ради совещания или чьего-то дня рождения — несколько неординарный случай. Первым в кабинет вошел Хакет. Бауэр сидел за столом в форме буквы Т — старая земная бюрократическая традиция. Сам кабинет был оформлен не в современном хай-тек экономичном стиле с наличием множества странного вида геометрических фигур, а скорее, в чем-то близком к викторианскому стилю — имитирующая старые обои обивка стен, пара небольших диванов светло-коричневого цвета, массивные шторы, источник света на потолке имитировал древнюю свечную люстру. На столе находился личный терминал, несколько планшетов, древняя чернильница и небольшой мягко светящийся шарик, переливающийся, казалось, всем спектром радуги. Покоился шарик на имитации грубого камня. 
«Азарийская игрушка», — раздраженно подумал Хакет. Нет, адмирал не имел ничего против азари — азари всем нравятся — но и пиетета перед ними не испытывал. 
— Сэр, мы хотели бы выяснить, почему был отдан приказ не реагировать на очевидную опасность для Цитадели, — конечно, разговор таким тоном со старшим по званию не особо отвечает правилам субординации, но Хакет чувствовал за спиной молчаливую поддержку двоих коллег. Кстати, в сумме Первый, Третий и Пятый флоты составляли большую половину всей мощи флота Альянса. 
— Это проблема Совета и Цитадели. Нас она не касается. 
— Адмирал, сэр, при всем моем уважении — на Цитадели базируется подразделение моего флота, а также там находится до полутора миллионов граждан Альянса. Вы хотите сказать, что мы оставим их без защиты? 
— Это не наша проблема, Стивен. Экзоты способны защититься сами и смогут защитить наших. Флоты останутся на своих позициях, — Хакет обратил внимание на внешний вид адмирала. Бауэр был бледен — причем бледность явно была вызвана какой-то болезнью. А как только командующий поднял взгляд на подчиненных, то отметил еще и большое количество лопнувших капилляров в белках глаз. 
— Сэр, согласно донесению Шепарда и дополнению Прессли, которое я передал вам, противник проник на Цитадель в обход системы обороны... гхм, союзников. Оказавшись на Цитадели, он сможет сделать все, что угодно. Даже взорвать пронесенный ядерный или Эн-Э (1) заряд. 
— Это — не наша проблема Стивен! — было видно, что Бауэр сильно напряжен, будто ведет борьбу с чем-то невидимым и неосязаемым. «Он не может выполнять обязанности!» — осенило Хакета. — «Он находится под давлением — чего или кого, разберемся позже». 
— Сэр, ваше распоряжение противоречит первому, четвертому и пятнадцатому(2) положениям Устава ВКС Альянса. Поэтому согласно пункту Устава шестьдесят четыре я отстраняю вас от занимаемой должности. Михайленко, — произнес адмирал уже в микрофоны системы связи на руке, — прихватите товарищей и пройдите в кабинет. 
— Вы не имеете права, Хакет! — наконец-то на лице Бауэра проявились хоть какие-то эмоции. — Ваш приказ будет незаконен, пока вас не поддержит хотя бы один адмирал-командующий флотом. 
— У него есть поддержка двух адмиралов, сэр, — от волнения в голосе Сингха прорезался акцент. 
— Как пожелаете, — мрачно проговорил Бауэр. — Каждый погибший в этом мало того маловероятном, так еще и бессмысленном конфликте матрос или морпех будет на вашей совести, Хакет. 
— Моя совесть будет успокоена тем, что я не оставил на верную гибель других матросов и морпехов, как это сделали вы, сэр. Михайленко, уведите адмирала флота в его личную каюту, выставьте караул у двери и передайте приказ об отстранении адмирала по общей флотской сети. Господа, — обратился Хакет к двоим коллегам, — нам нужно решить, кто будет исполнять обязанности командующего ВКС. 
— Стив, ты иногда проявляешь истинно морпеховскую тупость, — усмехнулась Линдхольм, кадровый флотский офицер, к слову, в отличие от бывшего пехотинца Хакета. — Ты эту кашу заварил, тебе и командовать. Уверена, остальные согласятся. 
— В таком случае, — ответил Хакет, — общая боевая тревога. Первому, Третьему и Пятому флотам приготовиться к выступлению. 

***

Минут пятнадцать группа пробивалась через разрозненные группы гетов, отставшие от основной массы интервентов для тыловой защиты. Правда, в тактике и стратегии синтетики были слабоваты, именно поэтому группы были разрознены. Неодолимое наступление остановили тревожащие события в тылу, когда неутомимая восьмерка уже добралась до следующего входа в Башню. 
— У нас сзади гетские дропшипы! — прорычал Рекс, пристрелив очередного вылезшего за группой синтетика. Оглянувшись, все увидели два десантных корабля, выбрасывавших платформы метрах в семистах метрах дальше по кольцу. Из-за искривления кольца Президиума второй корабль был виден не полностью, но сыпавшихся гетов заметили все. 
— Нужно оставить кого-нибудь в качестве тылового заслона,— произнес Рекс, явно подразумевая себя. 
— Я доброволец, — заявил Кайден. 
— Не так быстро, лейтенант, — попыталась осадить старшего по званию Эшли. — Вы будете нужны Шепарду в прорыве. Здесь останусь я. 
— При всем моем уважении, сержант, это решать не вам. 
— Почему, когда кто-нибудь говорит «при всем моем уважении», он имеет в виду «пошел к черту»? 
Мало кто с самого начала разговора обратил внимание на младшего лейтенанта Дубровского, который после информации о противнике в тылу присел, снял рюкзак со спины и принялся усиленно в нем копаться. 
— Глеб, — произнес Шепард. — Сколько? 
— Минут тридцать. Максимум — сорок. Потом все. Оставьте мне побольше взрывчатки, попытаюсь устроить гадам рождественский фейерверк. Побегаю по Президиуму, оставляя сюрпризы за спиной. И подорвите за собой проход, гетам придется идти в обход, как и нам, ну а уж Совет простит. 
— Оставьте ему всю взрывчатку, — скомандовал Шепард. Эшли и Гаррус сняли с пояса подсумки с брикетами и передали их Глебу. Обсуждать приказ коммандера никто не решился. По крайней мере, пока. 
Долгого прощания никто не устраивал — все понимали, что шансов пережить эту операцию у лейтенанта не особо много, но попрощаться сейчас плохая примета. Семь членов группы развернулись, и прошли было в уже заминированный проход, когда Глеб окликнул командира. 
— Эй, босс! — и когда Шепард обернулся на возглас, тот кинул ему один стограммовый кирпичик пластиковой взрывчатки с уже вдавленным детонатором. — На всякий случай, авось пригодится. И передай птицемордому ублюдку персональный привет от меня. 
Кивнув, Шепард прошел в офисы СБЦ и, спустя минуту, серия взрывов обрушила потолок. 
— Ну, вот и все, — вздохнул Дубровский. — Теперь рок-н-ролл. 

***

Долго по Башне группе пошастать не удалось. Сначала они пробились к лифтам, забрались в единственный исправный и отправились наверх. Но примерно на десятой части строения лифт заблокировался, и дальнейший путь им пришлось проделать пешком. 
— При всем моем уважении, сэр... тьфу ты! — Уильямс сама осознала случайный каламбур. — Короче, шкипер, почему вы оставили сзади именно лейтенанта? 
— Из всех здесь присутствующих у него самые высокие шансы выбраться живым. Оставив кого-нибудь из вас, я бы оставил этого бойца на смерть. Глеб же может пережить эту заваруху. 
— Почему? Он чем-то отличается от нас? 
— Конечно, отличается. Иногда он бывает полностью непредсказуем. Представь, каково будет гетам? 

***

— Да чтоб тебя разорвало, синтетическая скотина! — выругался Глеб в ответ на разорвавшуюся неподалеку ракету. Прикончив назойливого ракетчика, он вытащил из «раздаточного кармашка» рюкзака очередную мину и установил ее чуть в стороне, так, чтобы она перекрыла проход. В этот раз Шепард переоценил подчиненного. Единственная непредсказуемость заключалась в установке мин, изрядно прореживавших ряды гетов, не давая им воспользоваться привычной для них тактикой — задавить лейтенанта числом. Тактикой же лейтенанта была классическая «ударь и беги» — отбежал несколько десятков метров, установил одну-две ловушки, завалил несколько синтетиков, догнавших одного из лучших бегунов «Нормандии», отступил к следующей точке и по новой. Так повторилось раз семь — обнаружить мины и ловушки для гетов было трудновато, их поле зрения было сильно ограничено, а сенсорами они не засекались. Кроме того, сила тяжести на Президиуме была до смешного мала — всего одна треть от земного, даже меньше, чем на Луне, что вносило свой вклад в тактику. 
Предприняв очередное тактическое отступление, а по сути, сбежав от гетов, оставив их с двумя очередными ловушками, Глеб выскочил на небольшую площадь между двумя здоровыми офисными комплексами, соединенными на дальнем конце закрытым переходом на уровне третьего этажа. И здесь ему встретились первые обитатели станции. Приветливой встречу назвать нельзя — помешала короткая очередь, слава Богу, прошедшая мимо. Через секунду с той стороны послышался вибрирующий турианский голос: 
— Макрин, идиот, ты что, не видишь — это не гет! Эй, там, вылазь, больше стрелять не будем! 
Лишь один лейтенант Дубровский знал, каких сил ему стоило удержать все комментарии при себе. Он вылез из-за прикрывшего его аэрокара и отправился к саларианцу и турианцу в форме СБЦ, ожидавших его за другим каром. 
— Капрал Таркус и капрал Макрин, СБЦ. Вы, я вижу, из Альянса? — турианец взял общение на себя. 
— Младший лейтенант Дубровский, ККС «Нормандия». Вы тут закрепились? Держите оборону? 
— Вроде того. Там за офисами, — турианец махнул рукой назад, — наши выводят гражданских. А вы тут какими судьбами? 
— Очень хреновыми, сержант. У меня на хвосте десант с двух дропшипов гетов, я пытаюсь удержать их от следующего входа в Башню. Судя по тому, что мои ловушки еще не сработали, они приостановили наступление, но это ненадолго. Нужно валить отсюда — всем. 
— Не пойдет. Сзади перевалочный пункт, собирают гражданских со всей Цитадели. Еще не меньше получаса, только потом можно будет перенести эвакуацию на другую точку. 
— [Censored]! — выругался Глеб. — Значит, придется держать оборону здесь. Вас тут вообще много? 
— Одно отделение. Командир — сержант Киа Корнт, азари в сине-белом костюме. Остальные наши либо не вооружены, либо прикрывают гражданских. 
— Будьте пока тут, я поговорю с вашим командиром. 
Пока Глеб добирался до азари, его мозг лихорадочно работал в поисках решения. Строение комплекса позволяло организовать огневой мешок, на переходе можно разместить снайперов. Вот только... 
— Сержант, нужно поговорить, — азари соизволила прервать разговор по рации, взглянув на взмыленного человека в потрепанном в бою бронекостюме. 
— Что у вас... лейтенант? Только быстро. 
— Быстро? Ладно. Тут позади сотни две синтетиков, жаждущих помножить на ноль всех разумных органиков на этой [censored] станции. В Башне Совета орудует бывший СпеКТР Сарен Артериус, СпеКТР Шепард пытается его остановить, а я отвлекаю гетов от его группы. И минут через десять, не больше, они ломанутся сюда. Так сойдет? 
— Ваши предложения? — азари сориентировалась мгновенно. 
— Организовать оборону. Раз отступить нельзя, будем держаться, сколько можно. У меня с собой еще достаточно взрывчатки и мин, можно устроить завалы и ловушки. У вас снайпер есть? 
— Отделение, общий сбор, — скомандовала сержант в наручный микрофон. — Есть, не беспокойтесь. 
Все отделение СБЦ в сборе. Еще одна азари — со снайперкой в руках — трое турианцев, трое людей, двое саларианцев. Таркус подошел к снайперше, взял за руки и принялся «ее говорить». Сам разговор Дубровский не слышал, но выражение лиц не оставляло сомнений в его характере. Киа обрисовала им ситуацию, после чего передала командование в мои руки — как старшего по званию и более опытного. Хм, не ожидал — думал, что она примет его как помощника, а не командира. 
— Так. Сержант, нужно послать по три бойца в оба здания и снайперскую пару куда-нибудь повыше. Но не на переход — слишком очевидно. Кто у вас специалист по минно-взрывному делу? — уже знакомый Таркус поднял руку. — Отлично, давай со мной. Сержант, распределяйте людей. Стоп, кто хорошо разбирается в аэрокарах? Давай за мной тоже. — Кивнул Дубровский поднявшему руку саларианцу. 
Задача была проста: Глеб и Таркус минируют входы в здания и опускают щиты на окнах первых этажей. Саларианец достает ядра Эн-Э из аэрокаров и складирует их в середине между зданиями в дальней от перехода части, после чего Глеб подкладывает к ним остатки взрывчатки. Последний сюрприз — если рванет Эн-Э, пусть даже те несколько грамм, что саларианец сможет собрать, костей не соберут ни СБЦ с лейтенантом, ни синтетики. 
Закончить работу до прибытия перегруппировавшихся (хотя зачем им это нужно, Глеб так и не понял) гетов они успели. Киа доложила о ситуации руководству, подкрепления оно не пообещало. Скорее наоборот — ну да никто и не удивился. Сейчас страдающий ожирением северный зверек бродит по всем лепесткам Цитадели. И здесь еще не самая худшая ситуация. Глеб занял позицию на переходе, рассчитывая, что успеет свалить. Тем более, что отсюда удобнее дирижировать симфонией в тротиловом эквиваленте. Основное управление детонаторами было замкнуто на инструметрон, но в отдельном кармашке ждал своего часа цилиндрик с кнопочкой «взорвать всех к демонам». 

***

В конце концов, после недолгого путешествия по внешней стене Башни Цитадели, группа таки добралась до приемного зала Совета — сердца галактической власти. Передвигаться снаружи было трудновато — поля эффекта массы, отвечающие за силу притяжения, были отрегулированы таким образом, что за стенами они не действовали, и единственной связью с «полом» были магнитные захваты на ботинках бронекомплексов. Внутри же было еще интереснее — сила тяжести, как и в Президиуме, составляла треть от привычной земной, так что когда биотики добирались до противников, полеты продолжались гораздо большее время. С Глебом связи не было практически с того момента, когда он покинул группу — геты качественно глушили связь. 
— За этой дверью находится Сарен. Вы все знаете, что делать. И будьте предельно осторожны. Не хочу окончить эту операцию потерями своих солдат. 
Шепард был краток. После монолога он стукнул рукой по двери через голограмму. Трехметровые створки лифта раздвинулись, и группа оказалась в вершине Башни. Месте заседания Совета. В зале гетов было немного — не больше двух десятков синтетиков. Группе потребовалось лишь пять секунд, чтобы зачистить помещение — к этому моменту все были в высшей точке формы, разогретые и разозленные, а низкая сила тяжести не давала устать. 
— Саре-ен!!! — прокричал Шепард, взбегая по лестнице. — Мы здесь за твоей шкурой. 
— А-ах, наш первый СпеКТР-человек. Что ж, признаю, я недооценил тебя, Шепард. Ты смог добраться сюда. Но все тщетно. «Властелин» уже здесь. И другие Жнецы вскоре присоединятся к нам. 
Сарен выглядел жутко. По всему его телу змеились провода, из мест их входа и выхода истекала жидкость непонятного происхождения, на лице были металлические пластины, глаза светились синим. 

— Не выйдет. У тебя все равно бы ничего не вышло — Жнецы просто уничтожили бы всех нас. И людей, и турианцев, и азари — всех. Ты их марионетка, но даже не подозреваешь об этом. Тебя одурманили, Сарен. 
— Нет! Я не одурманен! Я нужен «Властелину», нужен с целостным и неповрежденным разумом. Ты не собьешь меня с пути, Шепард. Жнецы придут. 
— Я, может быть, и не собью, — отозвался коммандер. — Но вот у него получится. — В следующую секунду Сарен понял, что не видит соплеменника-предателя, он начал лихорадочно искать его взглядом, и нашел почти сразу же — слева сверху, на балконе. Целящегося в него из снайперской винтовки. Неизвестно, понял ли Сарен, что этот выстрел убьет его. Неизвестно, что он подумал по этому поводу — или он не успел ничего подумать. Гаррус нажал на спуск. 
Возникшие всего на секунду поля эффекта массы мгновенно разогнали покоящуюся в зарядной камере пулю до скорости, примерно в десять раз превосходящую скорость звука. Часть насыщенной плутонием оболочки она потеряла от трения о почти неподвижный относительно нее воздух. Остальная часть выгорела, создав при этом резонанс в кинетическом щите Сарена, после чего трехграммовая пуля пробила череп СпеКТРа-отступника, выйдя с обратной стороны. Сарен рухнул на пол. 
— Быстро, чисто и незаметно, — удовлетворенно произнес Вакариан. 
— Чертовски хороший выстрел, Гаррус, — прокомментировал попадание Шепард. Затем коммандер подошел к Артериусу, ногой спихнул его труп вниз, в маленький садик, расположенный под трибуной Советников, и двинулся к непривычно-зеленому голоэкрану с непонятными для остальных символами. Через минуту работы появился результат — Башню слегка встряхнуло и лепестки Цитадели принялись медленно и величаво раздвигаться. 
— Коммандер? Вы меня слышите? Коммандер? — голос Джокера прозвучал как будто из другой реальности. 
— Слышу хорошо, Джокер. Что у тебя? 
— У меня адмирал Хакет с тремя флотами, и он желает сейчас же с тобой пообщаться. 
— Шепард, где вы находитесь? — прозвучал голос престарелого адмирала. 
— Я стою рядом с пультом управления Цитаделью и сетью ретрансляторов, сэр. 
— Прекрасно, коммандер. Какова ситуация? 
— Флот Цитадели попытался прорваться к ретрансляторам, но геты оттеснили их — они сейчас в центре между флотом и ретрансляторами, сэр. Геты уничтожают их — слишком большое численное преимущество. 
— Изумительно. Открывайте проход немедленно, — Шепард нажал последовательно несколько символов на голоэкране и значки, обозначающие межзвездные «кидатели» окутались светящимся белым цветом ореолом. 
— Готово, адмирал. 

Интермедия.

Удар флотов Альянса был страшен. Геты никак не ожидали нападения с тыла, поэтому все три их дредноута находились позади строя, время от времени открывая огонь по кораблям флота обороны Цитадели, причем их кинетические щиты находились на минимальном уровне — зачем зря тратить энергию? Поэтому эти дредноуты и погибли первыми. Весь переход Первого, Третьего и Пятого флотов занял не больше пяти секунд, и через двенадцать секунд после прыжка первых кораблей три альянсовских дредноута-флагмана открыли огонь по разворачивавшемуся противнику. «Эльбрус» и «Фуджи» уничтожили своих противников сразу — залпом среднего и затем главного калибров. «Килиманджаро» потребовалось сначала развернуться бортом к противнику, но затем, дав два залпа за четыре секунды, он испарил последний дредноут. После этого судьба гетов была предрешена. Шестьдесят два крейсера разных классов, выстроившись в три линии, заняли позиции в полусотне тысяч километров перед дредноутами, перекрыв подход к ним гетским кораблям. Сто двадцать фрегатов, разделившись на четыре эскадры, отправились в обход, намереваясь зайти противнику с флангов. Истребители и штурмовики с пяти кораблей-носителей также вскоре двинулись в обход, ну а шесть десантных транспортов легли в дрейф далеко позади дредноутов, ожидая, пока тяжеловооруженные собратья-корабли расчистят путь для высадки десанта. 
Флот защиты Цитадели воспрял духом. Абсолютно неожиданные подкрепления, как в плане собственно помощи, так и в плане того, кто помог, отвлекли на себя большую часть гетов, и корабли турианцев и азари, возглавляемые «Путем Предназначения», усилили нажим на врага, не давая тому опомниться и нанести тяжелые потери человеческим флотам. И, наверное, никогда представители других цивилизаций не были так рады видеть людей. 

***

Шепард наблюдал за разворачивавшейся битвой. Человеческие корабли и флот Цитадели уже практически полностью разбили противника, правда, потери тоже были большие — с радара исчезли метки девяти фрегатов людей, двух легких крейсеров и одного тяжелого. Но оставшиеся синтетики уже не могли нанести серьезный ущерб кораблям противника. Десантные транспорты с шестью бригадами морской пехоты Альянса уже двинулись к Цитадели, когда снизу послышался странный гул, треск и по стенам начали бегать красные отблески. С Сареном что-то происходило. Что-то странное. Что-то явно не хорошее. Труп турианца видоизменялся. Конечности удлинялись, пальцы обзавелись внушительными когтями, грудную клетку начала закрывать металлическая броня. Члены группы Шепарда открыли огонь по трупу, но это помогло мало. И тогда Шепард вспомнил о подарке Глеба. «На всякий случай, авось пригодится». Шепард достал взрывчатку, несколькими нажатиями символов на инструметроне синхронизировал с ним детонатор, и, отправляя брикетик в краткий полет, произнес: 
— Как сказал бы мой друг: «Сайонара, ежик». 
Взрыв разнес почти закончившее изменение тело Сарена на мельчайшие ошметки, вскоре воспламенившиеся и оставившие после себя только пепел. В следующую секунду на визоре Шепарда погасла иконка, обозначающая блокирование связи у Дубровского. 
— Глеб, на связь! Глеб, ты еще жив? 
— Кх-кха, не ори так, босс. Жив пока, но это, скорее всего, ненадолго. 

***

Я полулежал около стенки, опершись на нее спиной. Рядом валялась снайперская винтовка — бесполезная, спасибо снайперу-гету, разбившему на куски прицел удачным выстрелом. Уже давно не было слышно ничего от группы Таркуса, засевшей в левом здании. Уже давно не было связи с группой Кии, засевшей в правом здании, лишь кто-то еще разъярённо отстреливался оттуда. Уже давно были подорваны все проходы в офисы. И сейчас, во время очередной передышки, меня потянуло на философские размышления. 
«Интересно, но мне сейчас совсем не хочется шутить. Почему? Может, ситуация такая, что просто не до шуток? Или я слишком устал, и не осталось никаких лишних мыслей? Или, может все дело в том, что через несколько минут я могу погибнуть, и больше не надо притворяться? Интересно. Интересно то, что только сейчас, при очевидной смертельной угрозе, я понял то, что следовало понять уже давно. То, что все эти шутки, хиханьки да хаханьки, это всего лишь маска. Маска, за которой я прятал истинного себя. Себя, так и не выбравшегося из анфилад проклятых пещер на проклятой Чохе. Да, я ушел оттуда живым, но не полностью. Такие вещи не забываются, такие места не отпускают тебя до самой смерти. За маской, где-то глубоко-глубоко, прятался молоденький сержант, только что потерявший почти всех своих друзей. Пряталась боль, ожидавшая лучшего момента. Точнее, она не пряталась — она всегда была со мной, просто я научился не замечать ее. Да, те психологи спасли меня от сумасшествия. Но они не смогли спасти меня от собственных призраков. От чувства вины. Но ничего, скоро я увижу друзей. Жаль только, я не досмотрю до конца это приключение, не увижу, чем кончится противостояние Шепарда и Жнецов, но это, быть может, к лучшему. Ведь я не увижу и атаки на Землю и всех сопутствующих кошмаров». 
— Эй... СБЦ, меня еще кто-нибудь слышит? — вблизи связь еще работала, но дальше контакта не было — геты, видимо, поставили трансляционный узел где-то у второго входа, и с Шепардом я связаться не мог. Или, возможно, это «Властелин» глушил сигнал. 
— Слышит. Новости? — азари-снайпер. 
— Ты одна или еще кто-нибудь остался? 
— Со мной второй номер и Таркус с напарником. 
— Отлично. Всем, кто меня еще слышит — отходите. Хватайте раненых и отступайте к пункту эвакуации. Мы продержались достаточно — визуально подтверждаю сворачивание эвакуации в этой точке. Я прикрою отход. 
— Сэр... Вы намереваетесь остаться? — я вздохнул и тоскливо посмотрел на пробитое тремя пулями левое бедро. 
— Нет, я уйду прямо за вами. Отходите, это приказ. 
— Нет. Я остаюсь, — вот же ж неугомонная. 
— Да мать вашу, мне еще спорить с вами не хватало! Таркус, хватай свою зазнобу за щупальца и тащи к эвакопункту! Всех выживших захвати. И не вздумай возвращаться — это приказ, капрал. 
— Вас понял, сэр, — то-то же. Вот она, турианская дисциплина во всей своей красе. Это вам не Вакариан-самовольщик, тут менталитет другой. 
Ну вот, они ушли. Сейчас опять геты полезут. 
— Глеб, на связь! Глеб, ты еще жив? — от неожиданности я аж воздухом подавился. 
— Кх-кха, не ори так, босс. Жив пока, но это, скорее всего, ненадолго. 

***

— В чем дело? Нужна помощь? 
— Помощь-то не помешала бы, вот только дойти не успеет, — голос Глеба был слегка хрипловатым из-за помех, но звучал очень четко. 
— Доложи обстановку! 
— Лежу на уровне третьего этажа, жду гетов. Отступить возможности не имею, с простреленной ногой далеко не ускачешь. О, а вот и синтетики пожаловали, — посторонние шумы заглушили звуки очередей из «Хищника». 
— Глеб, продержись немного! Мы скоро будем! Спускаемся быстрее! — скомандовал Шепард. 
— Ни фига! Не успеете! — Глеб уже почти кричал, не столько стараясь перекрыть гул винтовки сколько поддаваясь панике. — Тем более, у меня тут последний подарок для гетов припрятан... А, мать твою за ногу! Винтовку испортили, гады! 
— Попробуй укрыться! Мы отвлечем их внимание, может не заметят тебя! 
— Ни хрена... Уже добрались... — послышался звук пистолетных выстрелов. — Ничего, твари... Щас я вам устрою риверданс с саблями... Полундр-р-ра-а-а-а! 
— Глеб!! — Шепард завороженно смотрел на шарообразное облако обломков, пламени и дыма, возникшее на месте представительства Фонда Сирта на Цитадели. Связь прервалась. 
— Выходим немедленно!!! 

***

Больница. Запах больницы везде одинаков — в двадцать первом и двадцать третьем веках, на Земле, Терра Нове, Новерии, Иллиуме и Цитадели. 
— Значит говоришь, меня гет спас? 
— Ага. Если бы этот прайм не рухнул на твою пострадавшую тушку, тебя бы завалило обломками потолка. С целой кучей острых арматурин. 
— Вот уж не думал, не гадал. Как там остальные? 
— Тали костюм порвала, когда тебя вытаскивали. Теперь ходит с температурой и в плед кутается. 
— В плед поверх скафандра? Оригинально. И как, помогает? 
— Это надо у Чаквас спрашивать. Она говорит, это больше психологическое средство, но сработает ли оно на кварианке?.. 

— А остальные? 
— Царапины. Держали госпиталь в осаде, пока я не разогнал всех на отдых. 
— Да уж, поверю на слово, — зевок подавить мне не удалось. Снотворное, введенное автомедиком, начало действовать. 
— Ладно, отсыпайся, выздоравливай. Мы завтра зайдем всей бандой. 
— Ага, до встречи, босс.


==================================================================================================
(1) В литерах спецназа Альянса существует семь позиций – от единицы до семерки соответственно. Для получения каждого класса необходимо подтвердить свои знания, умения и навыки. Немногие доходят до уровня подготовки N7, но и оставшиеся с пятеркой или с тройкой также могут гордиться своим уровнем. К примеру, в отряд «Дельта» входят бойцы с уровнем подготовки N5 и N6. «Дельта» по праву считается одним из самых лихих и безбашенных, а также одним из наиболее профессиональных отрядов спецназа.
(2) Система координат относительно ретранслятора. Обновляется четыре раза в стандартные галактические сутки, т. к. наша галактика и звезды в ней не остаются неподвижными. Единственные более менее статичные объекты в ней (галактике) – вторичные ретрансляторы, т. к. они постоянно направлены на парные ретрансляторы и, по большей части, находясь в одном положении относительно друг друга, формируют навигационную систему в галактике.
(1) Та же ядерная бомба, но на нулевом элементе. Вспомнили Вермайр в каноне? То же самое, только на Цитадели и, возможно, в меньшем масштабе. Или большим – в зависимости от модели.
(2) Соответственно – «Беречь подчиненных», «Не сидеть сложа руки при угрозе» и «Отвечать на агрессию адекватно» - это если в двух словах.

Изображение №1 - автор angryrabbitgmod с ресурса masseffect-universe.com
Изображение №2 - автор amrrr. amrrr.deviantart.com


Отредактировано. Докторъ Дре



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 24.10.2013 | 1916 | 14 | Рекс, Сарен, м!Шепард, Гаррус, Лиара, Optika20, Кайден, Эшли | Optika20
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 21
Гостей: 19
Пользователей: 2

MacMillan, Alone2050
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт