Гость
Приветствуем Гость
Главная | Вход | Регистрация | Меню пользователя | УчастникиСписок зарегистрированных участников сайта
Поиск по группам, поиск модераторов, Спектров, Советников.

Mass Effect фансайт

Архив Серого Посредника

Главная » Статьи » Авторские произведения » Рассказы Mass Effect

Делай, что должен... Глава 4.2

Жанр: драма, боевик, приключения.                                                                                      
Персонажи: ОС
Статус: в процессе
Аннотация: представим на минутку, что СССР сохранился, и сохранился именно в том виде, когда его потенциал был наиболее мощным - 30-40е годы - начало 50х годов 20 века. Как бы тогда выглядела вселенная Mass Effect?
Описание:  Глава, в которой наши герои прибывают на Цитадель и держат ответ перед послом Альянса Систем. 
Предупреждение: отклонения от канонов присутствует, но несильное.




* * *
Тали подсоединилась к системе видеонаблюдения Проспекта, без труда взломав её, и попыталась найти камеры в том техническом коридоре, где у неё была назначена встреча.
Однако камер наблюдения там не было. Но и не идти на встречу с Серым Посредником она не могла — наёмники Сарена шли по следу.
Выбора у Тали не было, она должна была идти в этот коридор без предварительной разведки. В неизвестность.

Отправиться в Паломничество — ритуал вступления в совершеннолетие — на Иден Прайм было всё-таки хорошей идеей. Человеческая колония была расположена далеко от Вуали Персея, относительно неплохо охранялась, была полностью автономна, и им для развития были нужны техники, а Тали была прекрасным специалистом. К тому же, благодаря проводимым в колонии активным археологическим изысканиям была возможность раздобыть какую-нибудь полезную для Флота протеанскую технологию. Тогда она смогла бы достойно окончить Паломничество.

Люди приняли её хорошо, их не раздражало, что она постоянно носила скафандр. Люди прекрасно понимали, что постоянное ношение скафандра и скрывающего лицо шлема, сквозь мутное забрало которого были видны лишь её поблескивающие белые глаза — вовсе не признак недоверия и скрытности, что будь её воля, она бы сняла скафандр и сожгла бы его к чёртовой матери, полив керосином; что она носит скафандр лишь потому, что, как и у всех кварианцев, у неё почти отсутствует иммунная система, и что даже небольшое повреждение скафандра может убить её.

Вообще, она плохо понимала этих людей. Как можно разделяться на страны, нации и расы, если они все принадлежат к одному биологическому виду? Её приятель со странным именем Сергей (которое у некоторых колонистов, говоривших на языке, отличном от языка Сергея, вызывало смех), работавший вместе с ней и интересовавшийся возможностями её скафандра, как-то в одной из их бесед после смены объяснял ей, что если люди родились в разных местностях с разными природными условиями, ресурсами и разным соседством, то и мыслить они будут по-разному. Более того, даже выглядеть они могут иначе — иметь разный цвет кожи, волос, глаз, разный средний рост и вес, даже разные физические и умственные способности, и потому им трудно найти общий язык и понять друг друга. Коротко он объяснял это с помощью странной фразы: «Бытие определяет сознание». Потому и произошло разделение людей на народы, из которых потом сформировались страны и государства.

Она же рассказывала ему, отвечая на его вопросы, что её скафандр практически заменяет ей кожу, что он даже подключён к нервным окончаниям, что он абсолютно автономен, в нём можно даже выходить в открытый космос. А он в шутку называл её скафандр «вершиной скафандростроения».
Он стал ей близким другом, что и неудивительно — он видел в ней скорее не кварианку, а обычную земную девушку, молодую и стройную, только с трёхпалыми руками и в обтягивающем скафандре с маленьким — в размер головы — шлемом. Он чувствовал в ней родственную душу, а сходная с человеческой физиология кварианки лишь укрепляла это его чувство.
Она даже подумывала завести роман с ним, однако он был категорически против межрасовых связей, считал это извращением. Говорил, что «толерастия — страшнейшее из зол», хотя она не понимала смысла этой фразы. Ему больше нравились молодые девушки его вида, однако против дружбы с ней он ничего не имел и относился к ней скорее как к младшей сестрёнке, насколько возможно оберегая её от неприятностей.

Однако всё пошло наперекосяк. Проклятые геты даже тут не давали возможности спокойно пожить без них. Когда началось нападение, Тали находилась у грузового терминала вместе с Сергеем. Геты уже начали стрелять по рабочим, когда он приказал ей садиться на первую грузовую платформу и на полной скорости ехать в космопорт, откуда наверняка скоро начнётся эвакуация, в крайнем случае можно будет укрыться в одном из его многочисленных технических помещений. Сам он, подхватив оружие убитого охранника, остался прикрывать её отход.
Один из гетов почти нашёл её, когда она пряталась в одном из складов космопорта, однако Тали смогла взломать операционную систему робота и сильно попортить ему программу. Тогда же она случайно обнаружила в памяти гета кусок записи того, что тот видел и слышал.

Уже после того, как атака была отбита, когда раненых грузили на корабль, она нашла среди тел, сложенных рядами в космопорту прямо на взлётной площадке, изрешечённое пулями тело Сергея. Она очень надеялась, что ему удалось отбиться, что он спрятался где-то на станции и пережидает атаку. И сейчас эта надежда умерла, оставив после себя лишь скорбь и боль утраты. Тали ещё никогда не теряла друзей, и ей было очень больно прощаться с Сергеем. Но часть её даже обрадовалась такому исходу — лучше пусть её друг умер, сражаясь, чем будучи превращённым в хаска. А ещё лучше — если бы он совсем не умирал.

Однако информацию, обнаруженную у синтетика, нужно было передать в СБЦ, и как можно скорее, тогда она и пробралась на корабль с ранеными, отправляющийся на Цитадель. Но, видимо, произошедшее с одним из гетов на складе не осталось без внимания их общего разума, и на Цитадели Тали попытались убить наёмники Сарена, но им удалось лишь ранить её. Ей удалось сбежать от них по техническим шахтам, добраться до маленькой медицинской клиники, где добрая человеческая женщина-доктор оказала ей помощь, и где она смогла обдумать ситуацию, собрать сведения и разработать план действий.

Серый Посредник теперь был её единственным шансом, и она должна была, просто обязана, использовать этот шанс.

Глубоко вздохнув, успокаиваясь, Тали двинулась по техническому коридору. Подойдя к повороту коридора, она обнаружила на полу следы взрыва гранаты и пятна турианской крови. «Здесь уже кого-то убили», — подумала она, и ей стало совсем страшно. Однако поворачивать назад было поздно.
Оставив позади несколько поворотов, она вышла к небольшому залу, этакому расширению коридора. У противоположной стороны зала её уже ждали два саларианца в белой броне и турианец с нарисованной на лице белой краской зубастой маской.

Турианец подошёл к ней.
— Принесла? — спросил её турианец.
Тали почувствовала что-то неладное.
— Где Серый Посредник? Где Фист? — обеспокоено спросила она.
— Сейчас подойдут, — ответил ей турианец и вожделенно провёл рукой по её плечу, — а пока отдай мне данные.
Тали оттолкнула его руку.
— Так не пойдёт. Сделка отменяется, — как можно твёрже сказала она.
И тут она заметила, как стоявшие у стены саларианцы шагнули в её сторону и достали пистолеты. Тали поняла, что попала в ловушку. Она бросилась назад по коридору, успев бросить в сторону нападающих свето-шумовую гранату, но тут же налетела на шагнувшего из тёмной ниши позади неё и отрезавшего ей путь к отступлению турианца. Тот толкнул её назад, она упала на спину. Турианец достал дробовик и направил ей прямо в лицо. От ужаса Тали зажмурилась. «Ну вот и всё», — мелькнуло у неё в голове.

Громыхнул выстрел, на забрало шлема Тали начало литься крупными брызгами что-то горячее. Боли она не чувствовала. «Наверное, решили немного поразвлечься и убить не сразу», — подумала она, и от этой мысли ей стало ещё страшнее.
Громыхнул ещё один выстрел. Потом ещё. Потом очередь из автомата.

Тали открыла глаза и увидела, что прямо ей на маску хлещет кровь пытавшегося убить её турианца. Он всё ещё стоял над ней, как статуя, но теперь у него не было головы, и на Тали лилась его кровь из шейных артерий. Наконец, он упал на спину, словно подрубленное дерево. Мимо неё пробежали два саларианца, стреляя по кому-то, кто пришёл со стороны «Логова Коры», до неё им уже не было никакого дела — они спасали свои жизни. Мимо неё пробежал вооружённый автоматом человек в тёмно-серой броне, но не стал преследовать саларианцев, а встал, не опуская оружия, на колено на линии огня так, чтобы закрыть её от пуль своим кинетическим щитом.
Когда мимо них пробежали ещё один вооружённый человек, турианец и, сотрясая пол, кроган, а около Тали остановилась женщина-человек в белой броне, спасший её солдат повернулся к ней и посмотрел, казалось, прямо в глаза через мутное, перепачканное турианской кровью забрало шлема.

«Кила!..» — восхищённо прошептала она, глядя на него. Его голубые глаза словно гипнотизировали её, она не могла оторвать от них взгляда. Покрытое тонкими шрамами обветренное лицо, короткая стрижка — всё в его внешности казалось ей, совсем молодой девочке, ещё подростку, воплощением мужественности. Её сердце, и без того бешено колотившееся, забилось ещё чаще.
— Ты не ранена? — произнёс он приятным спокойным голосом, и до Тали не сразу дошёл смысл его слов.
Он снял боевую перчатку и рукой стёр кровь турианца с забрала её шлема.
Из коридора, ведущего на смотровую площадку, послышались выстрелы дробовика и автоматная очередь. Затем всё стихло.
— Ты слышишь меня? Ты не ранена? — ещё раз спросил он.
Тали наконец-то пришла в себя от шока и начала успокаиваться.
— Ты сможешь идти? — участливо спросила её женщина.
— Я в порядке, — наконец сказала она, поднимаясь на ноги и стараясь не смотреть на обезглавленное тело турианца.
— Ты точно не ранена? — спросил мужчина и попытался её осмотреть.
— Я сама могу о себе позаботиться, — ответила Тали с твёрдостью, которой не испытывала, — но за помощь спасибо. Кто вы?
— Я — капитан Тихарёв, ВКС Альянса. Можешь звать меня Тихий. А это — сержант Уильямс, и мы здесь, чтобы спасти тебя.
— Как благородно, — с наигранным восхищением ответила Тали. Она была уже достаточно научена опытом, чтобы не доверять первому встречному, даже если он красивый мужчина, только что спасший ей жизнь. — И сейчас вы, капитан, скажете, что просто проходили мимо вместе со своим отрядом, когда увидели, что банда мерзавцев пытается убить беззащитную девушку, и решили вступиться за неё, да?
— Нет, — в тон ей ответил Тихий. Он решил быть с ней честным. — Нам нужно то же, что и тем, от кого мы тебя только что спасли — информация о Сарене и гетах. Только нам она нужна не для того, чтобы уничтожить её, а для того, чтобы вывести Сарена на чистую воду.

Кварианка задумалась. Ей ещё не было понятно, лжёт капитан или нет, но было очевидно — ему не нужна её смерть. А получив информацию, он тем более не будет убивать её — это лишено смысла. Более того, с ним можно договориться о защите, хотя бы на какое-то время.
Вернулись человеческий солдат, кроган и турианец.
— Он и их убил, — сказал солдат Тихому, кивнув на крогана.
— А что, я должен был их отпустить? — с вызовом спросил его кроган.

Тихий посмотрел в глаза Рекса и задумался. Что делать с этим слабоуправляемым кроганом? Можно, конечно, расстаться с ним прямо сейчас, заказ он выполнил, больше его тут ничто не держит. Но с другой стороны, у СБЦ будут к ним вопросы насчёт нападения на «Логово Коры» и убийства Фиста. Карт-бланш Удины распространяется только на Тихого и его «тройку», не на Рекса, Гаррус может запросто отмахнуться от СБЦ, используя слабые места в её Уставе. Рекс же отправится прямиком на зону, либо ударится в бега.
Хотя с другой стороны, а его ли, Тихого, это проблемы? У Рекса есть своя голова на плечах, умная и зубастая, так стоит ли Тихому вмешиваться в его судьбу? 
Но интуиция говорила ему, что с кроганом расставаться ещё рано. А интуиции он привык доверять.
— Рекс, если не хочешь на зону за убийство Фиста, тебе на какое-то время придётся остаться в моей команде, — глядя прямо в глаза крогану, сказал Тихий. В голосе его слышались стальные нотки. — А раз уж тебе придётся временно остаться в моей команде, то будь любезен исполнять мои приказы без самодеятельности. Договорились?
Первым порывом Рекса было послать на хрен заносчивого человека, ведь он не был ничем обязан этому выскочке. Но почему-то Рекс не решился на это. Что-то неуловимое заставило его подчиниться.
— Как скажешь, командир, — низким рычащим голосом ответил Рекс.

Сомнения Тали, видевшей эту сцену, развеялись. Она решилась выставить Тихому свои условия, не боясь обмана с его стороны.
— Капитан, я могу предоставить вам данные только в обмен на защиту, — сказала она Тихому, когда он повернулся к ней.
Мгновение подумав, капитан ответил:
— Хорошо. Позже попробуем устроить тебя техником на «Нормандию», а пока мы должны идти в кабинет посла Альянса Удины. Там безопасно.
— Договорились, — ответила Тали, — ведите. 

Цитадель, Президиум, посольство Альянса, переговорная в кабинете посла, 2538 год, июль. 

Несмотря на поздний час, посол Удина был в своём кабинете, и он очень устал. Однако нужно было ждать вестей от Тихого. И вести приходили: то он оказался замешан в убийстве трёх человек в клинике доктора Мишель, то его видели в штаб-квартире СБЦ беседующим с кроганом-уголовником, а только что и вовсе сообщили, что два человека в бронескафандрах N7 с группой наёмников атаковали ночной клуб «Логово Коры» и разгромили его, после чего скрылись через технический коридор, в котором позже обнаружилось четыре трупа с огнестрельными ранениями. И всё это всего лишь за несколько часов.
Видя, какую кучу дерьма ему теперь предстоит разгребать, Удина начал жалеть о том, что дал Тихому такую свободу действий. Впрочем, следует подождать ещё немного, может быть, Тихому всё-таки удастся раздобыть доказательства вины Сарена. Тогда Удине будет намного проще замять ситуацию.

Тихий с командой без стука вошли в кабинет.
— Тихий, что за дела? — сразу накинулся на него Удина. — Убийство трёх человек в клинике, потом масштабное нападение на «Логово Коры»!.. — Удина принюхался. От Тихого сильно пахло спиртным, пролившемся на него во время боя в баре. — Вы ещё и пьяны?! Капитан, вы в своём уме???
Удина заметил вошедшую в кабинет Тали.
— Кто это? — Удина недоумённо посмотрел на вошедшую гостью. — Кварианка? Что вы задумали, Тихий?
— Хорошие новости, посол, — сказал капитан, пропустив обвинение в пьянстве мимо ушей. — У неё есть неопровержимые доказательства связи Сарена с гетами.
— Это правда? — сменивший гнев на милость Удина обратился к Тали. — Может быть, начнёте сначала, мисс...?
— Тали, — представилась девушка. — Тали-Зора нар Райа.
— Кварианцы здесь бывают нечасто, — спросил у неё посол. — Почему же вы покинули Мигрирующий Флот?
— Я отправилась в Паломничество. Это ритуал вступления в совершеннолетие.
— Паломничество? — вмешался в их разговор Тихий. — Никогда не слышал об этом.
— Это традиция моего народа, — объяснила Тали. — Когда мы достигаем зрелости, мы в одиночку покидаем родной корабль, а возвращаемся только после того, как найдём что-нибудь ценное.
— А что именно?
— Это могут быть какие-нибудь ресурсы, или полезная технология, или информация, которая облегчит жизнь Флота. Так кварианец доказывает, что будет приносить пользу своему народу, а не просто потреблять ресурсы, которых и так немного.
— Расскажи, что ты нашла, — попросил Тихий.
— Я была на Иден Прайм, когда на него напали геты, — начала свой рассказ кварианка. — Я пряталась в космопорту, один из гетов нашёл меня, но мне удалось взломать его и вынуть кое-что из его памяти.
— Минутку, — вмешался Кайден, — насколько я знаю, при успешной попытке взлома гета его память сгорает. У них такой защитный механизм.
— Так и есть, — ответила Тали. — Но, видите ли, гетов создал мой народ, так что если действовать быстро и аккуратно, то часть информации удастся скопировать до её уничтожения. Большую часть данных он действительно успел сжечь, но мне удалось найти кое-какие фрагменты оперативных переговоров.

Тали включила инструментрон и воспроизвела аудиозапись:
... — Активировать маяк не удаётся. Нужен мощный источник энергии, — говорил кто-то голосом Сарена.
— Сейчас, подожди, поищу... Вот, космопорт Иден Прайм, там есть подходящий генератор, — отвечал ему женский голос на азарийском языке.
— Есть что-нибудь поближе? До космопорта слишком далеко.
— Нет, ближе ничего нет. Используй гетов для транспортировки маяка.
— Понял. Я пошлю ещё несколько отрядов, чтобы зачистить космопо...
— Это не всё, — сказала Тали, — тут есть ещё.
— Я прочитал маяк, можно улетать, — говорил в эфир Сарен.
— Сарен, ты узнал, где Канал? — обладательница голоса, казалось, была обеспокоена.
— Нет, но узнал, что Жнецы уже скоро вернутся.
— Надеюсь, что скоро...
— Ещё у меня есть видеозапись, — с этими словами Тали включила режим воспроизведения видео, над её рукой загорелся прямоугольный голографический экран, на котором было изображено лицо Сарена, говорящего прямо в камеру:
— Ставьте заряды. Уничтожить всю колонию. Никто не должен знать, что мы были здесь.
А на заднем плане записи виднелся ландшафт Иден Прайм, площадка для челноков в космопорту, маяк и несколько вооружённых гетов.

— Если и это не убедит Совет, — сказал Тихий, — то я не знаю, что их вообще может убедить.
Впервые Удина посмотрел на Тихого с уважением.
— Убедит, Тихий, — сказал посол, — это я беру на себя.
— Он говорил про какой-то «Канал», — заметил Тихий. — Есть идеи, что это?
— Должно быть, нечто, связанное с маяком, — предположил Кайден, — какая-то протеанская технология. Возможно, какое-то оружие.
— А что это за «Жнецы», которых они так ждут? — задала вопрос Эшли.
— Ну... — Тали замялась, — Если верить прочей обрывочной информации из модуля памяти того же гета, Жнецы — раса машин, существовавшая 50 000 лет назад и уничтожившая протеан. Обрывочные сведения о них есть в фольклоре некоторых рас, в том числе и кварианцев — придание о битве богов с небесными демонами.
Тихого осенило.
— Так вот о чём были видения, вызванные у меня маяком! — воскликнул он. — Разрушение, хаос, война с синтетиками... Я видел, как Жнецы уничтожали протеан!
— Геты считают их богами, вершиной синтетической жизни, — пояснила Тали. — Также они считают, что Сарен может вернуть Жнецов в Галактику, потому они и подчиняются ему. Вот почему мне пришлось «зайцем» добираться до Цитадели — нужно было срочно сообщить эту информацию в СБЦ, нельзя было терять время, а мест на корабле уже не было.
— О, Совет придёт в восторг! — недовольно заворчал Удина.
— Посол, вы же не будете отрицать, что если уж враждебные ко всему живому геты пошли за турианцем, так значит ему удалось убедительно доказать им существование Жнецов, — Тихий решил убедить Удину в необходимости предупредить Совет. — Раз у него были такие доказательства, значит, Жнецы действительно существуют, а это, в свою очередь, значит, что опасность грозит едва ли не всем расам Галактики. Как вы думаете, посол, нужно ли рассказать об этом Совету? Хотя бы для очистки собственной совести?
— Это всё домыслы, Тихий, — возразил Удина, — а Совету нужны доказательства.
— Неважно, есть Жнецы или нет, — вмешался в спор Гаррус, — эти записи доказывают предательство Сарена, а значит, их надо предъявить Совету.
С этим доводом Гарруса спорить было невозможно.
— Ну что ж, я немедленно займусь составлением сообщения для Совета, — сказал посол. — Таким чудесным образом, у вас есть некоторое время, чтобы отдохнуть. Я скоро свяжусь с вами, капитан.

* * *

На берегу искусственной реки, которая вытекала сама из себя и сама в себя впадала, стояла довольно разношёрстая компания: три человека, кроган, турианец и кварианка. И они решали, что им теперь делать. Рекса и Гарруса возле Тихого ничто не задерживало, они имели полное право отправиться по своим делам, однако у Тихого были мысли на их счёт. По непонятной ему причине «Нормандия» была недоукомплектована личным составом, на её борту находилась всего одна ударная «тройка», хотя по Уставу их должно быть три. Благодаря карт-бланшу Андерсона, у Тихого пока ещё было право на самостоятельное формирование команды, и он собирался воспользоваться этим правом для создания ещё одной ударной «тройки». К тому же, после заседания их наверняка пошлют на помощь тому, кому поручат остановить Сарена, так что дополнительные силы в любом случае не помешают.

— Итак, ребята, — обратился Тихий к Рексу, Гаррусу и Тали, — я бы хотел попросить вас — именно попросить, а не приказать — вступить в команду «Нормандии» независимо от того, как разрешится ситуация с доказательствами и Сареном. Но если вы захотите разбежаться — я всё пойму и возражать не стану.
— Э... То есть, как это — разбежаться, капитан? — испуганно спросила Тали. — Вы же обещали!..
— Я поговорю с капитаном Андерсоном, — успокоил её Тихий, — на «Нормандии» некомплект кадров, так что техник нам весьма пригодится. К тому же, техник с боевым опытом. Тебя ведь наверняка обучали стрельбе и рукопашному бою на Флоте? — Тали кивнула. — Очень хорошо. Хотя крайнее слово за ним, я обещаю, что сделаю всё возможное, чтобы тебя взяли.
— Я благодарна вам, капитан.
Тихий кивнул ей.

— Теперь ты, Рекс. У тебя, как я успел заметить, довольно богатый боевой опыт, так почему бы тебе не присоединиться к нам?
Внешне Рекс оставался невозмутим.
— Сколько? — просто спросил он.
Тихий сначала не понял вопроса, но затем вспомнил, что Рекс — наёмник, а наёмникам принято платить. Однако официальную зарплату ему начислять никто не будет, разве что премию после успешного выполнения каждого задания, а платить из своего кармана Тихий не собирался — слишком затратно. И тогда Тихий решил зайти с другой стороны:
— Сколько? Хм, дай подумать... — Тихий изобразил на лице задумчивость. — А сколько будет стоить авторитет наёмника, который участвовал в поимке Сарена? И какие это открывает возможности?
Кроган задумался. Конечно, воевать за деньги легко и даже приятно, но так ли эффективно?

Рекс никому не говорил об этом, но у него была Цель. И времени для её достижения было не так уж много. Хоть кроганы и живут долго, и если не убьют в бою, запросто доживают до тысячи лет, однако время всё равно неумолимо движется только в одном направлении. Рексу уже больше четырёхсот, и за свою долгую жизнь он приблизился к своей Цели лишь на пару шагов, а предстоит их сделать ещё тысячу. Однако чутьё подсказывало ему, что этот странный человек в тёмно-серой броне поможет ему преодолеть какое-то расстояние до Цели быстрее, чем если бы Рекс прошёл это расстояние сам. Сейчас Тихий говорит про авторитет среди наёмников, который получит Рекс в случае его вступления в команду Тихого, и этот авторитет, несомненно, поможет Рексу приблизиться к Цели. Ну, или в самом худшем случае, поможет зарабатывать больше денег.

Правда, будет ли «Нормандия» и Тихий участвовать в поимке Сарена, ещё неизвестно, но с другой стороны, что Рекс теряет? Делать ему на Цитадели пока нечего, заказов нет, кредиты, переведённые на его счёт сразу после отсылки задокументированного Рексом факта уничтожения Фиста, кончатся довольно быстро, а на человеческом корабле у него хотя бы будет трёхразовое горячее питание и хорошие драки на спецоперациях, что уже немало. И Рекс принял решение.
— Согласен.

Тихий удовлетворённо кивнул и повернулся к Гаррусу:
— Ну а ты, Гаррус? Не надоело тебе просиживать штаны в СБЦ?
— Надоело, — честно ответил Гаррус. — Я пошёл в СБЦ, чтобы приносить пользу обществу, бороться с несправедливостью, ловить и наказывать преступников... А вместо этого я должен протоколировать каждый свой шаг, и то лишь для того, чтобы ушлый адвокат придрался к не там поставленной запятой и на основании этого развалил дело! — Гаррус начинал распаляться. Было очевидно, что на душе у него накипело. — В результате преступник на свободе, вновь совершает преступление, я его опять ловлю, и всё повторяется снова — запятая, адвокат, разваленное дело, преступление, поимка, запятая, адвокат и так далее по кругу!
— Ну так вступай в нашу шайку, Гаррус! — наигранно страшным голосом произнёс Тихий. — ТРЕТЬИМ будешь!..
Гаррус улыбнулся, поняв смысл шутки (работая с разными расами и народами поневоле узнаёшь особенности их юмора), и ответил:
— От ТАКИХ предложений отказываться не принято. Я вступлю в твою команду.
— Считай, что ты уже в команде, Гаррус, — Тихий пожал турианцу трёхпалую руку.

«Андерсон, конечно, будет не в восторге от не-людей в экипаже, но он сам давал мне карт-бланш, так что пусть не обижается», — довольно подумал Тихий.
— Ну а что мы будем делать сейчас? — спросила Эшли.
— Мы трое — ничего, — Тихий загадочно улыбнулся. — А вот наши новобранцы сейчас проследуют в док 422 и будут располагаться на «Нормандии». Андерсону я сообщу.
На том и решили. Рекс, Гаррус и Тали улетели на аэрокаре к «Нормандии», а Эшли и Кайден остались с Тихим на берегу реки ждать вызова от Удины.

Все трое устали за этот бесконечный и полный событий день, поэтому они просто сидели на скамейке у воды. Говорить ни о чём не хотелось.

В отличие от Проспекта, Президиум не спит никогда. Здесь не бывает дней и ночей, здесь всегда ярко светит с потолка имитация безоблачного неба. Президиум не знает суеты Проспекта, однако всегда здесь кто-то идёт, а иногда и бежит, по своим неотложным делам, посольства работают круглосуточно, технические службы здесь, как и охрана, всегда находятся в состоянии повышенной готовности — работа Президиума не должна останавливаться ни на мгновение.
Однако Президиум всегда останется слишком ярким и роскошным, строго одинаковые фонтаны всё так же будут бить строго вверх, деревья и трава на клумбах всё так же будут иметь идеальную форму листьев и такой же неестественно идеальный зелёный цвет.
Президиум всегда будет гламурным.
— Может, опять на Проспект? — предложил Кайден.
— А что, боя в том техническом коридоре тебе было мало? — спросила его Эшли.
Кайден задумался на несколько секунд, а затем произнёс:
— Да, ты права. Нечего нам там делать.

Через полчаса ожидания всех троих начало клонить в сон. Голова Тихого опустилась на грудь, тело расслабилось, на плечо упала голова сидящей рядом сонной Эшли. Не дремал только Кайден — чувство долга было запрограммировано у него едва ли не на генетическом уровне, а долг говорит, что на задании один из «тройки» всегда должен бодрствовать.
Их дрёму прервал вызов Удины, который приказывал им немедленно прибыть в Зал Заседаний.

Цитадель, Зал Заседаний, Башня Совета, 2538 год, июль. 

У выхода из лифта их уже ждал Андерсон.
— Пойдёмте, Удина сейчас демонстрирует Совету доказательства, — без предисловий сказал Андерсон, и все четверо пошли к помосту докладчиков.
— Ставьте заряды. Уничтожить всю колонию. Никто не должен знать, что мы были здесь, — донёсся до подошедших голос Сарена с видеозаписи.
— Эти доказательства достаточно убедительны, Советник? — спросил Удина Советника-турианца.
— Они неопровержимы, посол, — ответил Советник. — Уверяю вас, Сарен будет лишён звания Спектра. Также Совет предпримет все попытки для его поимки и привлечения его к суду за его преступления.
— Я узнаю второй голос, — заметила Советница-азари. — Он принадлежит матриарху Бенезии. Она очень сильный биотик, у неё много последователей. Для Сарена это весьма могущественный союзник.

Матриархи — это азари на последней стадии жизни. Их почитают за мудрость и опыт, их советы помогают развивать всю расу.
Азари — вообще уникальная раса. Внешне азари похожи на человека, главным отличием является сине-фиолетовая кожа, а также отростки, похожие на щупальца, которые начинаются по периметру лица и сходятся сзади в своеобразный пучок, и выполняющие те же функции, что и человеческие волосы. Также они обладают рядом неповторимых свойств: средняя продолжительность жизни около тысячи лет, как у кроганов, причём без внешних признаков старения и без потери способности к деторождению; мощные врождённые биотические способности, способность размножения с помощью партеногенеза (причём, обмениваются они не генетическим материалом, а генетической информацией при телепатическом соединении сознаний) — всё это даёт огромные преимущества в борьбе с другими расами за жизненное пространство в Галактике. Более того, в их организме предусмотрена и возможность размножения с помощью обмена генетическим материалом с партнёром-представителем любой расы, и дети от такого союза всегда появляются азари. Также загадкой является то, что азари находят привлекательными представители всех рас, от людей и турианцев до ханаров и элкоров. Предположительно, из-за эманаций чувственности, испускаемых мозгом азари.
Многие земные учёные сходятся во мнении, что на каком-то этапе их эволюционного развития произошло вмешательство в него извне, потому что естественный отбор не может дать таких великолепных с биологической точки зрения результатов.

— Меня больше беспокоят Жнецы, — сказал Советник-саларианец. — Что нам известно о них?
— Только то, что удалось восстановить из памяти гета, — ответил Андерсон. — Это древняя раса машин, которая уничтожила протеан, а затем куда-то исчезла.
— Геты уверены, что Жнецы — вершина синтетической жизни, а Сарен — пророк их возвращения, — пояснил Тихий.
— А нам известно, что такое Канал? — спросил Советник-саларианец.
— Мы предполагаем, что с помощью Канала можно вернуть Жнецов, — ответил Андерсон. — Поэтому Сарен и напал на Иден Прайм — ему нужна была информация о Канале.
— Вы понимаете, что вы говорите? — в ужасе произнёс Советник-турианец. — Сарен хочет вернуть расу, которая уничтожила жизнь в Галактике?! Невероятно! Невозможно! — Советник был шокирован. — Но если Жнецы исчезли, как вы говорите, то куда они исчезли? Почему они исчезли? И почему за всё это время не было обнаружено никаких следов их существования?

Тихому не понравилось, куда клонит Советник.
— Я предупреждал вас о Сарене. Вы мне не поверили, — твёрдо сказал Тихий. — Не повторяйте ошибки.
— Это другой случай, — ответила Советница-азари. — Вы доказали, что Сарен предатель, что он использует гетов в поисках Канала, и мы согласились с этим. Но Жнецы...
Она покачала головой.
— Скорее всего, Жнецы — это миф, капитан, — поддержал коллегу Советник-саларианец. — Отвлекающий манёвр, чтобы прикрыть его истинные мотивы.
— Совет, — обратился к советникам Тихий, — боюсь, что Жнецы — реальность. Я видел их, когда вступил в контакт с маяком. Пятьдесят тысяч лет назад они действительно уничтожили цивилизацию протеан. Цивилизацию настолько сильную, что она контролировала всю Галактику, однако вся её сила не помогла ей, Жнецы всё равно уничтожили её. И они уничтожат и нас, если мы не остановим Сарена.
— Сарен уже лишён всех привилегий и возможностей Спектра, капитан, — ответил Советник-турианец.
— Этого мало, — возразил Удина. — Вы знаете, что он прячется где-то в Траверсе. Пошлите туда флот!
— Посол, флот не может атаковать одно единственное существо, — ответил Советник-саларианец.
— Но он может блокировать весь район, что помешает гетам нападать на наши колонии! — терял терпение Удина.
— Это может привести к войне с системами Термина, посол! — Советник-турианец тоже начал терять терпение. — Мы не можем ввязываться в конфронтацию из-за двух десятков человеческих колоний!
— Советник, создаётся впечатление, что политика Совета носит какой-то пристрастный характер! — У Удины не оставалось выбора, кроме как надавить на Совет.
— Посол, — прервала его Советница-азари, — есть один способ остановить Сарена без флота или армии. — Советница переглянулась со своим турианским коллегой.
Он понял, что она предлагает.
— Нет. Человечество ещё не готово нести бремя СпеКТРов, — хриплый голос турианца был твёрд.
Тихий понял, что это его шанс. Шанс, который выпадает раз в жизни.
— Советник, вам не придётся посылать флот в Траверс, а посол получит Спектра-человека, — обратился он к Совету. — Все будут довольны.
Советники обменялись взглядами, затем все вместе коснулись нескольких кнопок на голографических панелях перед собой.
— Капитан Тихарёв, сделайте шаг вперёд, — произнесла Советница-азари.

Тихий подошёл к самому краю помоста и стал по стойке «смирно». В голове у него крутилась только одна мысль: в столь ответственный момент он должен быть одет не в броню N7, а в парадную форму Рабоче-Крестьянской Красной Армии. На его груди должны сиять Звезда Героя и Орден Ленина, переливаться разными цветами наградная планка, кокарда на его фуражке должна играть золотом в светло-лиловых лучах, проникающих через окно за спинами Советников.
Однако выбирать не приходилось. Время на переодевание ему уже никто не даст.

— Капитан Тихарёв, — приятным голосом продолжала Советница, и Тихому она впервые показалась красивой. — Решением Совета вы наделяетесь всеми привилегиями и полномочиями члена Специального Корпуса Тактической Разведки Цитадели.
— Спектров не тренируют, их выбирают, — произнёс Советник-саларианец. — Они закалены в боях и выполнении особых поручений. Своими поступками они ставят себя превыше всех званий и должностей.
— Спектры — это идеал, это символ, — сказала Советница-азари. — Воплощение смелости, целеустремлённости и самоотдачи. Они — правая рука Совета, инструмент нашей воли.
— Спектры несут тяжёлое бремя, — продолжал Советник-турианец. — Они защитники мира в Галактике. Они наша первая и последняя линии обороны. Безопасность Галактики в их руках.
— Вы — первый Спектр-человек, капитан, — торжественно продолжала Советница-азари. — Это великое достижение как для вас, так и для всей вашей расы.
— Мы посылаем вас в Траверс за Сареном. Он скрывается от правосудия, — говорил Советник-саларианец. — Поэтому вы уполномочены использовать все средства для его ареста или устранения.
— Есть, — просто ответил Тихий.
— Заседание Совета закрыто, — объявила Советница-азари, и Советники удалились.

Тихий спустился с помоста.
— Поздравляю, — произнёс Андерсон с кислой физиономией, не протянув руки Тихому.
Также свои поздравления принесли присутствующие тут же Кайден и Эшли, но уже с полагающимися рукопожатиями.
— Всё прошло прекрасно, — Удина явно был доволен, однако на лице его было выражение озабоченности. — Вам понадобится время на подготовку. Сарен — противник серьёзный, недооценивать его нельзя. Оборудование, снаряжение, и самое главное — корабль.
— Отправляйся с «тройкой» на «Нормандию» и подумайте, что вам понадобится в Траверсе, — сказал Андерсон. — Заодно отдохнёте и приведёте себя в порядок, а то шманит от тебя, Тихий, будто ты неделю не мылся. И кстати, о вони, — тихо произнёс Андерсон, когда остальные отошли от них в сторону. — Ты чего, придурок, мне корабль в зоопарк превращаешь? — зло прошипел ему Андерсон. — Соскучился, мать, по любимой домашней кошечке?!. Решил найти ей замену в виде турианца, крогана и кварианки?! Ты что творишь, Тихий?! На кой ты мне на борт притащил аж трёх не-людей?!
— Андерсон, — спокойно ответил, — ты мне дал карт-бланш по своей воле, так что не возмущайся. А что касается «зоопарка», так я их заберу с «Нормандии», как только получу собственный корабль. Договорились?
— Аленко и Уильямс тоже заберёшь?
— Конечно! Они в моей «тройке». Куда я — туда и они, и ты не хуже меня это знаешь.
Андерсон пристально посмотрел в глаза Тихому, но ничего не сказал, а просто двинулся вслед за послом, Кайденом и Эшли в сторону лифта.
В кубрике «Нормандии» Тихий, даже не сняв броню, упал на собранную кровать и отключился ещё до того, как его голова коснулась подушки.


Продолжение следует...

Отредактировано: Архимедовна.



Похожие материалы
Рассказы Mass Effect | 09.10.2013 | 844 | 19 | делай что должен, rkkawarrior | rkkawarrior
Пожаловаться на плагиатПожаловаться на плагиат Система OrphusНашли ошибку?
Выделите ее мышкой
и нажмите Ctrl+Enter


Mass Effect 2
Mass Effect 3

Арт



Каталог Рассказов
Энциклопедия мира ME
Последние моды

Популярные файлы

ВидеоБлоги

Онлайн всего: 40
Гостей: 35
Пользователей: 5

Belisenta, ARM, bug_names_chuck, Darth_LegiON, Батон
Фансайт Mass Effect 3 Донат
Реклама на сайте
Правила сайта и форума,
модерирования,
публикации статей и рассказов.
Гаррус Вакариан Фан-Сайт Dragon Age Фан-Сайт Система Orphus Copyright Policy / Права интеллектуальной собственности
Моды для Mass Effect 2. Фансайт